Лечение панических атак без таблеток: Сайт временно не работает.

Содержание

Лечение панических атак в Нижнем Новгороде

Лечение панических атак в клинике Премиум Нижний Новгород

Тревожные расстройства – патология в наше время очень распространенная! От острых приступов тревоги страдают многие. Часто тревожные расстройства проявляются внезапно на фоне полного благополучия в виде приступов страха, доходящего до паники: человек фактически не понимает, что случилось; ему хочется куда-нибудь сбежать или что-то сделать — всё равно что, лишь бы избавится от этого крайне гнетущего ощущения. Страх может быть совершенно безотчётным; может сопровождаться чувством «я вот-вот умру», или просто переживаться, как страх смерти, а, возможно — чего-то очень плохого, что случилось или случиться в ближайшие секунды. Могут быть различные варианты подобных приступов, но все они носят единое название – «панические атаки».

Строго говоря, не любой подобный приступ является настоящей панической атакой. Однако, в тонкостях и нюансах может разобраться только специалист – врач психиатр или психотерапевт.

Поэтому для простоты восприятия мы будем называть «паническими атаками» любой внезапно развивающийся приступ выраженной тревоги, страха или паники.

Что такое панические атаки?

Как правило панические атаки сопровождаются так называемыми соматическими симптомами: потливостью, сердцебиением, слабостью, головокружением, чувством нехватки воздуха и т.д.

Приступы могут быть совсем короткими (15-20 секунд), а могут длиться довольно продолжительное время. Приступ может начаться резко, как по щелчку пальцами (не зря этот феномен назвали атакой), или же тревога, переходящая в панику, может нарастать постепенно в течение нескольких десятков минут или даже часов. При этом человек может находиться где угодно: в магазине, в транспорте, на работе, в кино и т.д. Бывает, что панические приступы начинаются в каких-то типовых ситуациях или в одной и той же обстановке. Тогда с течением времени человек начинает избегать этих ситуаций или мест. У тех, кто, страдая паническими атаками, не обращается за помощью и продолжает жить с этим недугом, появляется своеобразная фобия – «страх страха», при которой сама возможность развития панического приступа вызывает сильное чувство страха или тревоги.

Нередко панические атаки развиваются у, казалось бы, полностью здоровых людей. В этих случаях они являются самостоятельным расстройством и представляют собой одну из разновидностей невротических нарушений. Но панические атаки также могут появляться у тех, кто страдает различными видами депрессий. Причём, чем меньше выражены симптомы самой депрессии, тем больше вероятность появления панически приступов.

В зависимости от того, является ли паническое расстройство:

  • самостоятельным невротическим нарушением;
  • развивается в рамках депрессии;
  • возникает из-за патологии центральной нервной системы,

используются различные подходы к лечению этого недуга.

Как происходит лечение панических атак?

Первое, что необходимо понимать — за лечением панических атак не имеет смысла обращаться к психологам, у них для этого недостаточно квалификации. Такие расстройства эффективно могут вылечить только врачи – психиатры или психотерапевты.

Первоочередная задача, которая решается в процессе терапии панических атак — это предотвращение регулярного развития приступов (или хотя бы значительное снижение их выраженности). Как правило, человек, страдающий приступами паники, готов пойти на что угодно, лишь бы больше не испытывать этого страха, ведь вести нормальную жизнь с этим недугом совершенно невозможно! Поэтому на начальном этапе терапии почти в 100% случаев требуется применение лекарственных препаратов, которые подавляют панические атаки или существенно ослабляют их. Чаще всего врач назначает анксиолитики

(противотревожные препараты) или антидепрессанты с противотревожным эффектом, или же — их сочетание.

Следующая и, пожалуй, главная цель лечения – добиться полного прекращения панических атак. Причем, эффект от терапии должен быть настолько стойким, чтобы человеку не требовался постоянный прием лекарств. Поэтому в лечении панических атак как невротического расстройства основным методом является психотерапия. Именно она позволяет выявить и устранить глубинные психологические механизмы, которые в итоге привели к появлению приступов.

Если же приступы страха или паники существуют в рамках депрессивного расстройства, основной упор делается на лечение депрессии. Когда проходит депрессия, панические атаки исчезают сами собой.

В случае, когда причина приступов – некая патология центральной нервной системы, могут быть назначены дополнительные обследования типа электроэнцефалографии (ЭЭГ) или магнитно-резонансной томографии головного мозга (МРТ), а для лечения используются индивидуально подобранные схемы различных лекарственных средств.

Лечение панических атак – процесс не быстрый. Для того, чтобы полностью избавиться от этого расстройства, необходимо в среднем от 6-8 до 15-20 недель, в течение которых приходится принимать лекарства и посещать психотерапевтические сеансы. Однако, те, кто хоть раз столкнулся с таким расстройством, понимают, что конечная цель стоит того, чтобы потратить на ее достижение свое время.

Бесплатные психологические тесты

Пройдите специальные диагностические тесты по тревожности, которые широко используется в мировой клинической практике и имеют высокую степень достоверности.

с чем сталкиваются переболевшие Covid-19 татарстанцы

Пандемия новой коронавирусной инфекции значительно увеличила фронт работы терапевтам, пульмонологам и анестезиологам

«Пациентов стало в разы больше»

Не секрет, что пандемия новой коронавирусной инфекции значительно увеличила фронт работы терапевтам, пульмонологам и анестезиологам, однако немногие знают, что количество пациентов выросло и у психотерапевтов, и у психиатров Татарстана.

Заведующая отделением для лиц с пограничными психосоматическими и психоэндокринологическими заболеваниями Республиканской клинической психиатрической больницы имени академика Бехтерева врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук Ольга Чистякова в интервью ИА «Татар-информ» рассказала о том, что в республике произошел рост психических расстройств у населения, пациентов стало в разы больше.

«Не секрет, что психическими расстройствами страдают как перенесшие коронавирус, так и те, кто пережил психотравму, например потерю работы, смерть близкого человека, длительную вынужденную изоляцию», – отметил врач.

По словам психиатра, из-за длительно сохраняющегося риска заболеть у людей постепенно снижается стрессоустойчивость.

Пациентов с осложнениями после перенесенного Covid-19 в психиатрической больнице имени Бехтерева начали встречать осенью 2020 года, летом было лишь несколько случаев.

Ольга Чистякова рассказала о том, что в республике произошел рост психических расстройств у населения

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Врач объяснила, что по всему миру летом и в Новый год наблюдается отток пациентов с невротическими пограничными заболеваниями, это связано с физиологическим ритмом, лунным календарем и повышенной выработкой мелатонина из-за солнца, а период празднования Нового года проводят с семьей и отдыхают. Но этим летом и в январские праздники врачи больницы имени Бехтерева не увидели уменьшения пациентов, наоборот, их стало только больше.

Какие расстройства психики вызывает Covid-19?

После перенесенной новой коронавирусной инфекции чаще всего у людей, во-первых, появляется тревожность. Психиатр объяснила, что от обычной «неопасной» тревоги это состояние отличается интенсивностью и необоснованностью.

«Во-вторых, мы изучили статистику с начала 2020 года, рост заболеваемости по посттравматическим стрессовым расстройствам составил где-то 54%», – рассказала Ольга Чистякова.

В-третьих, переболевшие коронавирусом страдают разной степенью депрессии – 39%.

«От легкого снижения настроения, эмоциональной лабильности, перепадов настроения до степени выраженной депрессии с апатией, утратой интересов, пессимистическим видением будущего, снижением самооценки до суицидальных мыслей», – отметила врач.

После перенесенной новой коронавирусной инфекции чаще всего у людей  появляется тревожность

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

В 32% случаев врачи столкнулись с пациентами, страдающими паническим расстройством.

 «Они проявляются очень по-разному. Есть основные симптомы, по которым можно установить диагноз. Непредсказуемые приступы выраженной тревоги (паники), страх смерти с утратой самоконтроля,  вегетативные болевые симптомы в виде сердцебиения, одышки и повышенной потливости. Чаще всего эти симптомы возникают ночью, потом они трансформируются  и возникают в дневное время», – добавила Ольга Чистякова.

По мере развития заболевания изменяется количество приступов в сутки. Когда люди понимают, что больны, у них происходит уже несколько панических атак в день.

Молодой успешный мужчина после Covid-19 начал выбегать ночью из дома от страха

35-летний мужчина, который работает на престижном месте в банке, переболел коронавирусом в легкой форме, лечился дома.

«Когда главные симптомы Covid-19 отошли на второй план, у него появились ночные состояния тревоги, которые вели его прочь из дома», – рассказала специалист.

«Когда главные симптомы Covid-19 отошли на второй план, у мужчины появились ночные состояния тревоги, которые вели его прочь из дома»

Фото: © Рамиль Гали / ИА «Татар-информ»

Из-за этой тревоги мужчина не мог оставаться дома, выбегал на улицу в чем был. До этого момента расстройств психики у него не наблюдалось. Причиной его поведения, по словам врача, стало выраженное чувство тревоги.

Бегал он по улице, по словам врача, час-полтора, пока не заканчивались силы, после возвращался домой. Спать он не мог, только лежал совершенно изможденный и отдыхал. В следующую ночь история повторялась.

Таким поведением парень очень напугал своих соседей.

После того как мужчина обошел всех специалистов и понял, что причиной всему стали проблемы с психикой, он обратился к психиатру. Времени, по словам врача, было упущено немало, добавился еще и депрессивный фон настроения.

«Лечение было успешным, с первой недели тревожность прошла. Постепенно настроение выровнялось, сон восстановился. Все хорошо у этого молодого человека закончилось», – констатировала врач.

Врач объяснила, что тяжесть течения коронавирусной инфекции и степень поражения легких не влияют на возникновение нарушений со стороны психики. К психотерапевтам обращаются и те, кто перенес коронавирус почти бессимптомно.

Ольга Чистякова объяснила, что те, кто болеет тяжело, нередко выходят из больницы со страхом смерти, и он их долго преследует.

«Но вегетативная лабильность остается у всех, вне зависимости от тяжести состояния», – заключила она.

Пациенты разные – кто-то обращается к психотерапевтам сразу после заболевания, некоторые хорошо себя чувствуют в течение двух-трех месяцев, а после у них начинаются проблемы с психикой.

Пациентов с осложнениями после перенесенного Covid-19 в психиатрической больнице имени Бехтерева начали встречать осенью 2020 года

Фото: ©  Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

Девушка была уверена, что умирает в свои 25 лет

Так случилось с 25-летней девушкой из Казани. Она переболела коронавирусом в декабре 2020 года, спустя два месяца вновь почувствовала недомогание.

«Не имея сопутствующей патологии, она начала просыпаться ночами сначала от потливости», – рассказала психиатр.

После появления неприятного симптома девушка обратилась к эндокринологу и гинекологу. Но специалисты, обследовав ее, никаких проблем по их части не выявили.

«Ночная потливость трансформировалась в приступообразные состояния, которые сопровождались выраженным страхом смерти, одышкой, сердцебиением. У нее была полная иллюзия, что в свои двадцать с небольшим лет она умирает», – рассказал врач.

После очередного ночного приступа и вызова бригады медиков, фельдшер посоветовал обратиться к психотерапевту

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Ольга Чистякова объяснила, что выброс адреналина в этот момент настолько мощный, что создается полная иллюзия приближающегося финала жизни. Девушка ни раз вызывала скорую помощь, медики снимали ЭКГ, но все было в норме.

После очередного ночного приступа и вызова бригады медиков фельдшер посоветовал ей обратиться к психотерапевту.

Девушка обратилась в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу имени Бехтерева. Специалисты установили панические атаки. Девушка лечилась в дневном стационаре: принимала таблетки, занималась с медицинским психологом. После первой недели лечения панические атаки пропали, для закрепления результата лечение продолжили.

Тревожные «звоночки»

Стоит обратиться к специалисту, если вы испытываете постоянное чувство тревоги и не находите ее причины.

«Интенсивность переживаний, невозможность справиться с ними самостоятельно – это уже признак того, что пора обратиться к врачу», – рассказала Ольга Чистякова.

 Психиатр посоветовала тем, кто сейчас проходит лечение в стационаре или лечится на дому от коронавируса, пересмотреть свою жизнь, отделить для себя главное от второстепенного. После окончания болезни пройти курс реабилитации, восстановить режим дня, по возможности сразу не выходить на работу.

«Интенсивность переживаний, невозможность справиться с ними самостоятельно – это уже признак того, что пора обратиться к врачу»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Нужно слушать себя и никогда не игнорировать первые звоночки в погоне за работой», – подчеркнула Ольга Чистякова.  

В случае если изменения в психологическом состоянии появились, нужно обращаться к специалистам – медицинским психологам, психотерапевтам и психиатрам. У клиники Бехтерева есть поликлинические отделения по адресам: Волкова, 80, Гагарина, 77 А, там проводят лечение амбулаторно, принимают психотерапевты и психиатры. Есть и стационар.

Бояться врачей не стоит, к сожалению, заболевания психики быстро прогрессируют.

А единственное спасения от тяжелых последствий новой коронавирусной инфекции, напоминают медики, – прививка от нее. 

Панические атаки: признаки, симптомы, причины

24 Июня 2021 04:06

Количество просмотров: 2496

Панические атаки – неконтролируемые и беспричинные приступы паники, один из очень распространенных недугов современного человека. Однако многие люди, страдающие от подобных расстройств, не подозревают, что панические атаки прекрасно поддаются контролю и лечению. Классическое определение говорит, что паническая атака — это спонтанный приступ, сопровождающийся тревогой. Чаще всего панические атаки появляются после частых стрессовых состояний. Надо понимать, что состояние паники свойственно людям, если есть свои причины, но паническая атака характеризуется внезапностью. Человек испытывает страх, непонятную тревогу, панику, ужас без всяких на то причин. Биологически в кровь поступает большое количество адреналина, а приступ длится от одной минуты и до сорока. Причины возникновения панических атак Парадоксально, но далеко не все люди, подверженные паническим атакам, знают, что именно с ними происходит. Очень часто паническую атаку путают с сердечными заболеваниями. Их симптомы на самом деле в чем-то схожи. Паническая атака или, как ее еще называют, вегетативный криз, может начинаться с болей в области груди, ощущения нехватки воздуха и учащенного сердцебиения. Больные часто пытаются снять эти симптомы при помощи корвалола или других подобных средств, однако в случае панической атаки это, как правило, не дает никакого эффекта. Причинами панических атак могут послужить физиогенные, биологические и психогенные факторамы. Зачастую это может быть не один фактор, а сразу несколько. В этом случае один фактор вызывает превоначальный приступ, а другие — его рецидивы. Физиогенные триггеры проявляются в результате физических перегрузок, акклиматизации, метеорологических колебаний, приема наркотиков. Некоторые медикаменты также способны в той или иной степени повлиять на возникновение панических атак. Иногда панические атаки начинаются после заметных перемен в жизни (причем это могут быть и хорошие перемены) или после пережитой стрессовой ситуации. Частично причины панических атак могут крыться и в физических заболеваниях — например при некоторых сердечных патологиях, гипертиреозе, гипогликемии и других. Приступ панической атаки может быть спровоцирован приемом некоторых лекарств или стимулирующих средств — от кофеина до сильных стимуляторов ЦНС. И, наконец, паническое расстройство может являться одним из проявлений депрессии. Симптомы панической атаки • ощущение беспричинного страха и паники; • боль в груди; • затруднённое дыхание; • учащённое сердцебиение; • повышенный пульс; • изменение давления; • головокружение; • бессонница; • онемение конечностей; • затуманенность сознания. Паническая атака может продолжаться от нескольких минут до нескольких часов, но в среднем длится около получаса. В зависимости от тяжести заболевания приступы могут повторяться как 1-2 раза в месяц, так и несколько раз в день. Лечение Лечением панических атак занимается психотерапевт. В ходе консультаций специалист обучает больного преодолевать беспричинный страх. Подбор медикаментозного лечения зависит от степени тяжести заболевания. Но все рекомендации может дать только врач. В серьёзных случаях, когда панические атаки связаны с депрессией, больному подберут антидепрессанты. Продолжительность лечения зависит от развития болезни. В целом оно занимает от 1-2 месяцев до года.

Что такое агорафобия и как с ней живут люди

У Алены Агаджиковой агорафобия: она боится покинуть свою квартиру и оказаться в незнакомом месте. Алена решила провести эксперимент, поместив себя в некомфортные условия. То же самое согласилась сделать пиар-менеджер Даша Тихомирова. Обе девушки вели дневники в формате «здесь и сейчас». «Афиша» публикует их вместе с комментарием психотерапевта.

Что такое агорафобия и откуда она берется?

Дмитрий Комаров

Врач-психотерапевт московской клиники Mental Health Center

Предполагается, что агорафобия — это страх открытых пространств. По факту, это как страх невозможности немедленно покинуть место или ситуацию, так и страх находиться вдали от дома. Разночтения связаны с тем, что на момент внедрения в психиатрию этого термина еще не существовало типичных для современного мира триггеров агорафобии: общественного транспорта, пассажирских самолетов и торговых центров. Может быть, во времена Карла Вестфаля (немецкий психиатр и невропатолог, живший в XIX веке, автор многих психиатрических терминов. — Прим. ред.), впервые описавшего агорафобию, открытые пространства базарных площадей были так же малоприятны, как теперь наше метро в час пик. Сейчас агорафобией принято называть страх и избегание самостоятельного перемещения за пределами дома (или другого безопасного места).

Расстройство возникает из-за предрасположенности к тревожности и психологических факторов. К последним, по данным британского минздрава, относятся: сексуальное насилие (особенно в детском возрасте), утрата близкого, развод, потеря работы, анорексия или булимия, злоупотребление алкоголем, пребывание в несчастливых отношениях или в отношениях со сверхконтролирующим партнером. В национальных исследованиях разных западных стран фигурируют цифры от 1,3 до 3,5% распространенности агорафобии в популяции. Тревожные расстройства относятся к болезням, в развитии которых относительно большую роль играет фактор генетической предрасположенности, поэтому заболеваемость ими примерно одинакова в разных странах мира. Исходя из этого, можно предположить, что и в России агорафобии подвержен также примерно один из 50 человек.

У большей части людей, заболевших агорафобией, все начинается с панических атак в общественных местах.

Паническая атака для многих оказывается одним из самых ужасных эмоциональных переживаний за всю жизнь.

Сильнейший страх мгновенно ассоциируется в мозге с тем местом, где произошло это событие. При повторном его посещении глубинные отделы мозга, отвечающее за реакцию страха (в частности, миндалевидное тело) снова активируются и еще больше закрепляют эту условно-рефлекторную связь. В дальнейшем страх может распространяться на другие места, похожие на первое по каким-либо характеристикам: например, становится страшно находиться не только в том супермаркете на минус первом этаже, где случилась первая паническая атака, но и во всех общественных местах, где нужно спускаться на эскалаторе. Если человек знает, какого рода ощущения ждут его в подобных местах, он начинает их избегать. Получается, что он фактически избегает не общественные места, а собственные эмоциональные реакции и сложнопереносимые телесные ощущения, возникающих там. Иногда у человека может быть одновременно клаустрофобия (страх перед закрытыми помещениями. — Прим. ред.) и агорафобия. Тут нет никаких противоречий: общее место в этих состояниях — опасения о том, что мгновенно выйти из ситуации и оказаться в «безопасном» месте невозможно. И препятствовать этому могут как толпа на улице, так и закрытые двери лифта».

Что будет, если человек с агорафобией столкнется со своим страхом?

Даша Тихомирова, 30 лет

Пиар-менеджер. Страдает агорафобией с 9 лет. Последние три года находится в состоянии обострения. В рамках проекта решается спуститься в метро.

Ситуация

План: проехать на метро две остановки. Больше я точно не осилю. Одну — неинтересно, потому что я хочу прожить момент, когда поезд остановится, двери откроются, а я не выбегу и поеду дальше. Последний раз я была в метро около полутора лет назад, когда пыталась выйти из зоны комфорта и тренировать себя. До этого я не была в метро еще около двух лет. Агорафобия началась у меня во время обострения тревожно-депрессивного расстройства, которым я страдаю уже несколько лет. Вообще, панические атаки со мной всю жизнь: они появлялись и уходили, мне становилось плохо в метро или на улице, но я справлялась без лекарств, потому что не было выбора — я скрывала эти состояния от родных и друзей, мне было стыдно. Сейчас я уже три года как наблюдаюсь у психиатра, посещаю когнитивно-поведенческого психотерапевта раз в неделю, пью «коктейль» из антидепрессантов и транквилизаторов.

© Из дневника Даши Тихомировой

Начало

Обычно я начинаю испытывать тревожность по поводу выхода на улицу сразу, как только узнаю о необходимости этого действия. Это может быть решение пойти в кафе с подругой, необходимость поехать ко врачу без сопровождения мужа и что угодно еще. Усиливается тревога накануне события. Это проявляется в гипервентиляции (частое поверхностное дыхание. — Прим. ред.), спазмах желудка, головокружении, боли вообще во всех мышцах тела, тахикардии. Так случилось и в этот раз.

Когда Алена предложила мне поучаствовать в эксперименте, меня накрыл ужас. Я сразу начала задыхаться, свело мышцы предплечий.

Далее в голове, как правило, зацикливается одна и та же мысль, от которой практически невозможно избавиться. Сейчас это картина, как я не могу выбраться из вагона метро во время панической атаки. Такие ситуации со мной случались не раз, и они разом сливаются в одну жуткую сцену. Паническая атака подступает, я сдерживаю ее всеми известными мне методами: трогаю предметы, слушаю запахи, считаю цвета, разминаю стопы. Страх сводит меня с ума и вводит в депрессивное состояние. Именно в такие моменты желание совершить суицид обостряется до максимума.

© Из дневника Даши Тихомировой

Подготовка

Для того чтобы обмануть свой мозг, я выработала систему ритуалов, которая помогает снизить тревогу до уровня, позволяющего вообще перешагнуть порог дома. Вот они: вымыть голову, красиво уложить волосы, тщательно выбрать одежду. Потом я начинаю накладывать макияж. Это мои способы нанести дополнительную броню на тело, чтобы защититься от внешнего мира. Кроме того, это довольно медитативный процесс, требующий концентрации внимания. Тревоге остается меньше места в сознании. Параллельно я обдумываю все варианты развития событий и уговариваю себя, что ни один не приведет к моей смерти.

Итак, я тщательно накрасилась, нарядилась, полюбовалась новым пальто и розовыми ботинками, проверила, на месте ли клоназепам (противоэпилептическое лекарственное средство, применяется по назначению врача. — Прим. ред.) и достаточно ли его (обычно я ношу минимум три таблетки, хотя для снятия панической атаки достаточно четверти или половины). Проговорила все опции: у меня начинается атака, я трясусь, не могу дышать, хватаюсь за все окружающие предметы, все на меня пялятся, в глазах темнеет, подгибаются ноги, я мечтаю потерять сознание, ничего не помогает, поезд застревает в тоннеле, мне становится еще хуже, клоназепам не помогает. Подбегаю к дверям вагона, чтобы выбежать, как только они начнут открываться, ноги подкашиваются, я лежу и рыдаю. Противопоставляю: «Ты же знаешь, что от панической атаки не умирают!» Люди вокруг не злые: они либо посочувствуют, либо не обратят внимание. Кто-то может предложить помощь. Становится чуть лучше.

© Из дневника Даши Тихомировой

Подробности по теме

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Кульминация

Решиться совершить этот маленький подвиг одна я не смогла, попросила поучаствовать в эксперименте мужа. Муж одевается, я бешусь, потому что мне кажется, что он делает это слишком медленно. Когда неизбежное рядом, хочется, чтобы оно произошло как можно скорее. Мы выходим на улицу, муж пытается отвлекать меня беседами на сторонние темы. Когда видит, что это не работает, начинает задавать вопросы, чтобы я проговорила свои чувства. Проговаривает все пути спасения: мы в любой момент можем пойти домой, мы будем совсем недалеко от дома, так что это не займет много времени. Если станет плохо, уткнешься в меня. Мы продолжаем шагать: я удивляюсь, как изменилась дорога до метро (новые дорожки, заборчики), площадка перед метро (разбили мини-сквер с лавочками!), входная группа (типа модная).

© Из дневника Даши Тихомировой

Спускаясь. Чувствую, как сводит мышцы ног, идти становится больно. Отключаю сознание, наступает что-то вроде деперсонализации. Я словно со стороны наблюдаю, как девочка Даша прикладывает билет, стоит на платформе. Приближается поезд. Как только я в него войду, сбежать будет невозможно. Я начинаю плакать (это еще один механизм снятия напряжения, случайно обнаруженный недавно). Перед дверями вагона я говорю: «НЕТ!» Беру мужа под руку, чувствую, что сейчас рухну.

Все мышцы свело настолько, что идти почти невозможно. Дышать невозможно. Руки и ноги ледяные, ладони, липкие от пота, трясутся.

Люди косятся, мы быстро выходим. Я чувствую, что пропотела насквозь, прямо до своего красивого голубого пальто. Шарф стянут, ощущать что-то на горле невыносимо. Мне очень жарко, мы идем по улице обратно. На улице мороз, но застегнуться я не могу.

© Из дневника Даши Тихомировой

Финал

Идти все еще очень больно, приходится шагать медленно. Постепенно паника проходит, и остается ощущение опустошения. Я начинаю мерзнуть, закутываюсь в шарф, остальной путь преодолеваю молча, грусть становится какой-то плоской, я ненавижу и презираю себя. Пытаюсь себя жалеть, но не получается. Чувствую стыд перед мужем.

Войдя домой, сразу снимаю с себя всю одежду, смываю косметику, забираюсь под одеяло. Расслабиться непросто, кладу под язык клоназепам. Меня подташнивает, мышцы постепенно расслабляются, но продолжают ныть. Голова болит. Даже задернутые шторы пропускают слишком много света. Я очень туго оборачиваюсь одеялом, надеваю на глаза маску и проваливаюсь в тягучий тревожный сон. Проснувшись, продолжаю чувствовать тошноту, головную боль, головокружение, тревожность возвращается, но пить клоназепам опять — значит снова уснуть. Пытаюсь расходиться, что-то съесть, продышаться. Включаю сериал «Коломбо»: все серии я знаю наизусть, но смотреть в этом состоянии что-то новое не выходит. «Коломбо», «Пуаро» и «Гарри Поттер» хранятся на компьютере в папке «Вечное» — включаю их рандомно в любой непонятной ситуации.

© Из дневника Даши Тихомировой

Следующие два дня продолжаю испытывать головную боль и боль в мышцах, мне сложно концентрироваться, ощущается моральное опустошение, исступленность. Отменяю все немногочисленные дела, ем, забочусь о себе, лежу под одеялом, переписываюсь с психиатром, отмечаю, что в этот раз я зашла гораздо дальше, чем раньше (например, часто я просто отменяю встречу, не справившись с тревогой), хвалю себя за то, что научилась вовремя останавливаться и вообще решилась попробовать. Верю, что все будет хорошо.

Послесловие

Вообще-то, моя жизнь не так ужасна. Я научилась выстраивать ее, обходя триггерные ситуации. Я почти не бываю в общественных местах, но могу выбраться на концерт или в ресторан, если муж со мной или совсем недалеко. С друзьями я общаюсь, приглашая их в гости или приходя к ним. Ко врачам я езжу на такси. Раньше и это давалось мне с трудом, но сейчас уже почти не испытываю непереносимой тревоги. Я вижу прогресс в лечении и благодарю себя за каждый маленький шаг в преодолении себя и болезни.

© Из дневника Даши Тихомировой

Подробности по теме

«Скажу — сразу уволят»: каково это — скрывать психическое расстройство от коллег

«Скажу — сразу уволят»: каково это — скрывать психическое расстройство от коллег

Алена Агаджикова, 25 лет

Страдает агорафобией с 13 лет. В 20 лет было обострение с мыслями о суициде. В течение пяти лет принимает антидепрессанты и проходит психотерапию. Последний год находится в состоянии неполной ремиссии. В рамках проекта летит из Москвы в Прагу.

13:00. Перелет из Москвы в Прагу

За окном так серо, что не хочется жить. Я еду в такси в Шереметьево. Я в ужасе: опаздываю на рейс, да еще и тревога зашкаливает. Я думала, что после двух в своей жизни перелетов, в которых я находилась в натуральном восторге от воздушных ям и ощущала себя максимально безопасно, страха больше не будет. Но он есть.

«А что, если самолет улетит, а я останусь в аэропорту? У меня случится паническая атака, я лягу на землю, все потемнеет в глазах, как это было однажды в метро. Придется вызывать скорую. Плевать, что подумают люди! Не плевать на то, что мое тело в такие моменты изнутри становится ледяным, а говорить я почти не могу». Отличные мысли! Самое оно перед вылетом.

Вижу терминалы где-то вдалеке. Значит, возможно, я не опоздаю. Когда у меня такая тревога, мне слабит кишечник. Пожалуй, это самая социально беспокоящая меня вещь. Лежать посреди толпы еще куда ни шло, но обделаться… Подъезжаем. Я не опаздываю. Слава Гагарину.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Я сижу в зале ожидания аэропорта. Не опоздала, хотя могла. Кажется, нужно больше слушать маму, пусть она и действует мне на нервы своей катастрофизацией. За стеклом — самолеты. Состояние, несмотря на вчерашний джин, вполне себе сносное. Наверное, стоит сказать спасибо феназепаму (лекарственное средство, принимается только по назначению врача. — Прим. ред.) и себе самой. Еще два года назад одна мысль о том, что я буду лететь в самолете, погружала меня в состояние острой паники. Представить, что я сижу, попиваю тут воду без газа, да еще и одна…  Покажи мне такую фотографию меня раньше, я бы точно сказала, что это фотошоп. Причем злой: «Мне и так херово, что я не могу никуда летать, а вы прикалываетесь!»

Начало

Все началось в 10 лет. Тогда у меня начались панические атаки. Никто не знал, что со мной происходит: меня водили в церковь, к бабке-гадалке, один раз сводили к районному психиатру — тот отказался принимать «без учета», запросил взятку и выписал «Ново-Пассит» (седативное средство растительного происхождения. — Прим. ред.). Ребенком, я не знала, что со мной происходит: просто одной ночью меня вдруг затрясло, а еще показалось, что немеет голова. Дальше — как в тумане: невыносимый ужас и страх. Страх смерти? Нет, я не боялась умереть, я знала, что не умираю. Страх потерять контроль? Больше похоже на правду.

Страх страха, страх этой неподконтрольной трясучки, немеющих рук, нарастающего ужаса? Да.

Недавно я проходила пять занятий когнитивно-поведенческой терапии. Психиатр сказал, что паническое расстройство перерастает в агорафобию чаще всего именно у тех паникеров, которые не имеют конкретной фобии. Иными словами, страх смерти, страх социального осуждения, страх инсульта — вещи, которые с меньшей долей вероятности приведут к тому, что ты будешь бояться находиться далеко от дома. А вот ощущение невозможности переживать это тяжелое состояние, концентрация на нем — это именно то.

© Из дневника Алены Агаджиковой

За паническим расстройством последовало ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство, при котором у человека появляются навязчивые мысли, воспоминания, движения и действия, а также разнообразные страхи. — Прим. ред.). За ОКР — тревожно-депрессивное расстройство (заболевание, при котором человек испытывает как тревогу, так и депрессию без отчетливого доминирования одного из состояний. — Прим. ред.). Это сейчас я, обследованная у психиатров и проходящая психотерапию, знаю, что со мной. А тогда, десять лет назад, информация поступала кусочками и через интернет.

Моя жизнь претерпела серьезные изменения, когда я вдруг начала чудовищно бояться находиться вдали от дома. Помню, в 14 лет я осталась у своего бойфренда на другом конце Москвы. Была ночь, денег ни у него, ни у меня не было. Он уснул, я — нет. И вдруг меня начал охватывать знакомый ужас, начал неметь затылок. За окном было холодно, противным желтым светом горели фонари. Мне стало невероятно тоскливо и страшно. Я подумала: «А что мне делать, если я захочу домой прямо сейчас? Как я могу попасть домой ПРЯМО СЕЙЧАС, ведь метро не работает, автобусов нет, родители меня не поймут, если я позвоню и в панике попрошу меня забрать. ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?» Панические мысли начали приходить одна за другой. Меня трясло. Я боялась будить парня, потому что он, как и я, не знал, что со мной происходит, поэтому покрутил бы пальцем у виска.

Я лежала и не могла пошевелиться, продумывая самые разные безумные способы выбраться из дома.

Вот я имитирую боль в животе и вызываю скорую, но нет, скорая ведь повезет меня не домой, а в больницу… Вот я одалживаю денег у знакомых, но у кого? Все спят. Да и как объяснить, что за срочность? Наступило утро. Я так и не поспала. Весь день ходила как в тумане, периодически погружаясь в панические атаки и стискивая зубы.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Ухудшение

Со временем такие приступы учащались. Мне стало тяжело ездить за город. Уже в автобусе я начинала думать: «А что, если я прямо сейчас захочу выйти из автобуса? Я же не могу этого сделать. А если сделаю, куда мне идти?» Образ меня в незнакомой местности, не имеющей возможности пошевелиться, прочно засел в голове. Я стала избегать поездок куда-либо. Следующим кошмаром стало метро. Поезд, останавливающийся в тоннеле, — худшая и оставшаяся со мной до сих пор картина.

Квинтэссенция ситуации, на которую невозможно повлиять. Мне свезло получить и клаустрофобию (страх замкнутого пространства), и агорафобию. Каждый раз, когда поезд застревает в тоннеле, я сижу минуты три-четыре, а потом начинаю метаться. Представляю, как выламываю стекла, как выхожу. Становится тяжело дышать, появляется ощущение, что мой собственный ужас в итоге сведет меня с ума. Моя мечта, когда поезд останавливается в тоннеле, — упасть в обморок и очнуться, когда он уже будет на станции. Но, к сожалению, я падала в обморок всего несколько раз и в других обстоятельствах.

© Из дневника Алены Агаджиковой

С 20 лет я начала лечение — антидепрессанты, терапия. Если бы начала его раньше, хотя бы года на четыре, многого можно было бы избежать. Ту же агорафобию преодолевать было бы легче. Мой социальный капитал был бы еще больше, количество накопленных впечатлений тоже. Но прямо сейчас грех жаловаться.

Начинается посадка.

Я стараюсь поглубже вдохнуть и осознать, какая работа была проделана за все эти годы.

15:25. Я в самолете

Мы взлетели. Улыбаюсь и засыпаю. Это мой третий полет в жизни и первый вечерний. Так здорово, что в салоне не горит свет и можно разглядеть свечение синего горизонта облаков — как у Куинджи на картине. Такое чувство, что все проблемы остались внизу, под облаками, а меня баюкает в теплой колыбели. То, что, как мне казалось долгие годы, может свести меня с ума, дает ощущение счастья и покоя. Чувствую легкость и расслабленность. Не могу продолжать писать, напала сильная дремота. Посплю.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Не поспала. Пролетаем над Вильнюсом. Хотела бы я побывать в Вильнюсе. И вообще везде, раз теперь я могу летать.

Как случилось, что я начала летать? Мой любимый человек переехал в Прагу. Там же уже восьмой год живет мой лучший друг. И вот я выиграла грант, покрывающий перелеты, проживание и учебу в течение месяца в Праге. У меня, по сути, не оставалось внутреннего выбора: либо сейчас, либо никогда.

Подробности по теме

«Прикасаться к пуговицам — настоящая пытка для меня»: как живут люди с фобиями

«Прикасаться к пуговицам — настоящая пытка для меня»: как живут люди с фобиями

Первый полет

Накануне первого полета меня колошматило с самого утра. Провожали родители. Больше всего я боялась ожидания. Самого полета — не очень, я не боюсь высоты и смерти. Умру и умру. Сейчас мне вообще кажется, что смерть от падения — далеко не худший вариант. Красиво, да и в груди все екнет напоследок. Но тогда я тряслась, потому что боялась паники в момент ожидания, страх страха. Мне помогли транквилизатор и осознание происходящего. Вот я прохожу регистрацию. Вот паспортный контроль. Вот выкладываю вещи на таможне. А вот — вау — я в зеленом коридоре. Меня рассмешило, что технически это зона «нигде». Я готовила себя к худшему: «Посадите самолет, позовите санитаров». Но — как это почти всегда бывает — моя катастрофизация перестаралась. Да, меня потрясло, да, я ощущала тревогу. Но все это на уровне терпимого. Думаю, во многом потому, что в другой стране меня встречали любимые люди.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Мой самый страшный повторяющийся сон выглядит так. Я оказываюсь в чужой стране, где все говорят на непонятном языке. Я не знаю, куда мне идти, а при попытке спросить у прохожих изо рта раздается только хрип. Окружающие сторонятся меня, я сажусь на землю и плачу, пока волны ужаса накатывают на меня снова и снова.

Во сне я хочу домой. Дом — это моя квартира. Моя кровать.

Я помню реальный случай из детства, напоминающий этот сон. Однажды мама взяла меня на рынок и быстро пошла вперед. Я засмотрелась на яркие прилавки и потеряла ее из виду. Начала озираться, у меня закружилась голова, я хотела позвать маму, но почему-то мне стало страшно и стыдно открывать рот. Незабываемое в худшем смысле слова чувство: пятилетний ребенок, потерявшийся в рыночной круговерти. Когда мама увидела меня в толпе, то оттаскала за рукав куртки и громко, жестко отчитала. Так она выражала испуг.

© Из дневника Алены Агаджиковой

18:15. Прага

Мы сели. Мне нравится, когда люди хлопают пилоту, пусть многие и считают, что это нелепо, мол, спасибо, что живы. А я радуюсь этому факту. Еще в кабине пилота очень красиво и управление самолетом кажется мне каким-то невозможным действием. Пилоты круче богов — так почему бы им не похлопать?

Конец путешествия. Обратный перелет

Прошло три недели с тех пор, как я последний раз открывала этот текст. За это время много чего произошло. За окном — минус 54 градуса. Я лечу в Москву. Во время взлета мне показалось, что произойдет что-то нехорошее. Это мой четвертый по счету перелет. В прошлые я очень гордилась тем, что мне нравятся воздушные ямы и качка. В этот раз меня чуть было не высадило в панику от того, что мы провалились на вторую минуту взлета. Закружилась голова, на лбу появилась испарина, потом самолет как-то закрутило-завертело, а великолепные облака за окном не успокаивали ни на каплю. В одну секунду я представила, что теряю контроль над собой: что начинаю плакать, бьюсь в истерике или как рыба молчу. Мне не страшно, что это увидят окружающие. Страшно само это состояние: холод, я заперта в собственном теле и почти не могу говорить. А люди своими встревоженными лицами пугают еще больше.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Знаете, как я провела последние десять дней? «И» — ирония. Лежа у друга дома, потому что я сломала ногу. Случилось то, чего я больше всего боялась, не путешествуя до 25 лет, — я серьезно поранилась в чужой стране. Если бы в Праге не было моего любимого человека и лучшего друга, не знаю, в каком состоянии была бы моя психика, хоть я и пью антидепрессант. День на седьмой со мной случилась паническая атака. Начали сниться кошмары: вот я не могу улететь из страны, вот я лежу и молчу, перед глазами — страшные картины, какие-то фигуры с выколотыми глазами. Я погружаюсь в собственную панику, меня ничего не отвлекает, я кажусь себе безумной и теряющий контроль. И снова это чувство запертости в теле. Наверное, именно в этом и похожи агорафобия с клаустрофобией: глубоко сидящее чувство невозможности что-либо предпринять. Причем невозможности не реальной, а внутренней, фобической.

Адриан (любимый человек Алены, к которому она летала в Прагу. — Прим. ред.) сидит рядом в самолете и рисует. За окном — яркое солнце и кучерявые облака. С утра мама отправила фотографии заледеневших деревьев Южного Бутово и подписала: «Красота!»

Все, о чем я мечтаю, — войти в свой чистый дом посреди ледяной страны, кинуть костыли, забраться под одеяло и смотреть «Homeland» до тех пор, пока снова не обрету чувство уюта и дома.

Прогресс ли это? Однозначно. Сможете ли вы путешествовать, если у вас агорафобия? Конечно. Будь вам 20, 30, 40 или 50 лет. Это не будет просто, но сам факт того, что «будет», поможет отойти от чувства неподконтрольной неизбежности.

© Из дневника Алены Агаджиковой

Можно ли побороть агорафобию?

Дмитрий Комаров

Врач-психотерапевт московской клиники Mental Health Center

Агорафобия может принимать прогрессирующий характер, со временем отбирая у человека все больше свободы, сжимая его зону комфорта до пределов квартиры. Это может происходить, когда человек беспрекословно подчиняется приказам, диктуемым страхом. К сожалению, инвалидизирующее влияние нередко оказывают назначения врачей в лечебных госучреждениях. Среднестатистический психоневролог в поликлинике или ПНД, вероятнее всего, пропишет при тревожном расстройстве феназепам, прием которого ситуативно купирует панические атаки, но в долгосрочной перспективе вызывает зависимость и становится еще одной формой избегания.

Поскольку агорафобия почти всегда является следствием панических атак и служит средством их избегания, то лечение должно быть направлено на то, чтобы справиться с паническим расстройством. Первой линией терапии, согласно международным рекомендациям (American Psychiatric Association и британской National Health Service), должен являться один из следующих методов: когнитивно-поведенческая терапия или курс приема антидепрессанта группы СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина. — Прим. ред.). С учетом того, что когнитивно-поведенческая терапия дает более стабильный эффект и требует лишь краткосрочной работы (8–12 сессий), то мы в клинике рекомендуем этот вариант большинству клиентов.

Расскажу немного о содержании психотерапии. Когнитивная теория рассматривает паническую атаку в первую очередь как последствие неправильной оценки телесных симптомов: «Если у меня пульс больше 130, значит, с сердцем что-то не в порядке»; «У меня кружится голова, значит, я могу потерять сознание», «Окружающий мир выглядит странно — наверное, я схожу с ума» и т. п. На первом этапе работы мы выявляем эти ошибочные интерпретации и заменяем их на более рациональные, обучая клиента основам нормальной физиологии. Это позволяет нейтрализовать значительную часть переживаний.

Через некоторое время мы призываем клиента целенаправленно вызвать страх и пережить его в безопасных условиях терапевтической сессии. Это ключевой момент лечения. Человек, решившийся на экспозицию (умышленное погружение в страх), навсегда меняет свое отношение к паническим атакам. Он усваивает новое знание: что неприятные телесные симптомы не представляют угрозы, что с панической атакой никак не следует бороться, от нее не нужно спасаться, потому что она проходит сама собой. И после этого мы работаем собственно с агорафобией. Пройдя через первые экспозиции, клиент уже понимает, что паническая атака на самом деле не так ужасна, как казалось раньше; на этом этапе он уже готов к проведению сессий за пределами кабинета, в пугающих его общественных местах — сначала в сопровождении терапевта, затем самостоятельно.

Мне агорафобия метафорически представляется как некая злая сущность, пытающаяся с помощью угроз и хитрости как можно дольше задержаться в организме хозяина подобно паразиту.

Поскольку ложь и манипуляции являются ее основным оружием, переиграть ее с помощью каких-либо уловок вряд ли получится: она считывает твои намерения на три шага вперед. Эффективно только одно средство: упорное систематическое неповиновение ее требованиям. Можно облегчить себе эту задачу: найти, например, через какой-нибудь форум по тревожным расстройствам человека в своем городе со схожей проблемой и тренироваться в самостоятельной экспозиции вместе. Можно устраивать друг другу челленджи с посещением различных общественных мест. Взаимная очная поддержка от кого-то, кто знает о твоих сложностях не понаслышке — это сильное лекарство.

Близкому человека с агорафобией необходимо нащупать определенный баланс: с одной стороны давать ему достаточное количество эмоциональной заботы, с другой — стараться меньше потакать его избеганиям. Постепенный совместно спланированный отказ от повсеместного сопровождения и переход к самостоятельным перемещениям вне дома является важнейшим компонентом психотерапии.

Подробности по теме

Не сходи с ума: как партнеры по лечению помогают людям с биполярным расстройством

Не сходи с ума: как партнеры по лечению помогают людям с биполярным расстройством

«Просто как овощ». Почему люди продолжают болеть и через год после ковида

МОСКВА, 29 сен — РИА Новости, Альфия Еникеева.  По разным данным, от 20 до 75 процентов переболевших COVID-19 и полгода спустя страдают от его последствий. Среди основных симптомов — хроническая усталость, одышка, выпадение волос, панические атаки, проблемы со сном. Медики называют это постковидным синдромом. В России его диагностируют каждому пятому пациенту. Как эти люди живут и борются с осложнениями — в материале РИА Новости.

«Ничего делать не могла»

Я заболела ковидом почти год назад, 29 октября. Пришла медсестра из поликлиники, взяла анализ на коронавирус. Он оказался отрицательным, но через десять дней у меня поднялась температура, появилась сухость в носоглотке, заболели сосуды в носу. Ломило все тело — мышцы, кости, суставы. В остальном все развивалось по не самому плохому сценарию: температура не выше 37,8 всего два дня, и сатурация не падала. КТ показала четыре процента поражения легких. Но была очень сильная тахикардия вперемешку с паническими атаками. В покое пульс достигал 120. И так до сих пор.

Плюс появились проблемы с сосудами на ногах и в глазах. Я даже думала, что у меня разрыв сетчатки на фоне кислородного голодания и повреждения сосудов. Но офтальмолог ничего не нашел, слава богу. Назначил капли, не помогли — глазные яблоки будто болели изнутри. Я консультировалась с разными врачами, никто ничего не мог толком сказать. Прописывали лекарства. От одних становилось только хуже, другие совсем не действовали.

Один препарат — антикоагулянт — я самостоятельно решила принимать, минимальную дозу. Врачи говорили, что он не нужен: коагулограмма в норме, фибриноген и д-димер тоже. Но на свой страх и риск начала пить его, потому что состояние было такое: просто лежала как овощ и ничего делать не могла.
После первой же таблетки стало лучше — словно из воды вынырнула. Уменьшились отеки, прошел туман в голове, и — что очень важно — тахикардия исчезла, просто как рукой сняло. Этот препарат я принимаю девятый месяц. Уже несколько раз пыталась слезть с него, но тщетно. Если не выпью таблетку, тахикардия возвращается. Еще осталась тотальная хроническая усталость. Очень быстро утомляюсь. Фактически могу только ходить пешком. Никакие упражнения делать не в силах. Уборка в доме — это уже тяжелая физическая нагрузка. Пол практически перестала мыть, пользуюсь роботом-пылесосом.

Так как я индивидуальный предприниматель, смогла себе организовать очень лайтовый режим труда. Первые три месяца, до января, не работала вообще. Бизнес просто встал. Никаких доходов — проедала подушку безопасности.

«Пришлось уволиться с работы»

Александр Корчевный, 39 лет, Экибастуз, Казахстан. Сейчас лечится в Новосибирском центре профилактики тромбозов

Я заболел в начале июня 2020 года, заразился, предположительно, на работе. Сдал ПЦР-тест — положительный. Меня отправили на добровольную изоляцию в инфекционную больницу на 18 дней. Как оказалось, зря: родные один за другим заболели ковидом.

В стационаре особо ничем не лечили, только наблюдали, поскольку болезнь протекала не тяжело. Было легкое недомогание около трех дней, потом два дня плохо сбиваемая температура до 38. Пропали запахи, снизился аппетит, появились проблемы со сном. Первый «звонок» был дней через десять после постановки диагноза. Началась неожиданная тахикардия, паническая атака и подскочило давление. Сделали укол эуфиллина. Вроде немного полегчало.

Из больницы выписался не больной и не здоровый. Очень хотелось домой после изоляции. Но дальше было только хуже. Постепенно добавлялись новые симптомы, связанные с нервами и сосудами. Начались бесконечные походы по врачам. Никто из них до конца не понимал, в чем дело и как меня лечить. Все анализы более-менее спокойные. В течение года проходил курсы у пяти невропатологов в разных городах. Все ставили два диагноза: вегето-сосудистая дистония и синдром хронической усталости. Все намекали на психолога. У него я тоже побывал, он нарушений не выявил.

Весь этот год болезнь развивается волнообразно: временами чувствуешь себя хорошо, временами лежишь и встать не можешь. После курсов лечения были незначительные улучшения, но в целом состояние здоровья далеко от нормального. За последние 12 месяцев я выпил столько лекарств, сколько за всю жизнь не принимал. С работы пришлось уволиться из-за бесконечных больничных листов. Я спрашивал участкового терапевта, как быть в такой ситуации, ведь я нетрудоспособен, но она лишь развела руками.

«Волосы лезли клочьями»

Наиля Вагизова, 38 лет, Казань

Первого июня я почувствовала себя плохо. Вызвала врача. Он сказал, что это ОРЗ, прописал антибиотик, противовирусное, витамины, но легче не становилось. И уже девятого числа я оказалась в больнице. Были проблемы с дыханием. Пять дней провела в реанимации. Поражение легких — более 75 процентов. Врачи сказали близким, что все, надо готовиться к худшему. Но я взяла себя в кулак, стала выкарабкиваться. Муж привез препараты, которых в больнице не было, и благодаря этому я выжила.
Выписалась 19-го июня и началось восстановление: упражнения, правильное питание, таблетки. По идее, их должны выдавать всем бесплатно, но на мне они закончились, и все купила семья. Спустя три с половиной месяца я все еще не чувствую себя здоровой. Примерно через два месяца после выписки начали выпадать волосы, просто клочьями лезли. Постоянная боль в ногах, ноют суставы на руках.

Когда я выписывалась из больницы, меня никто не предупреждал, что это может затянуться так надолго и восстановление будет столь тяжелым. От государственной медицины сейчас никакой помощи. Врачи в поликлинике ничего не говорят. Я сама сдаю все анализы платно, пью витамины, собираю информацию в интернете, от людей, которые тоже переболели. Я по профессии врач-лаборант, поэтому начала самостоятельно в теме разбираться и контролировать свое состояние.

«Мне легче думать, что это не ковид»

Евгения Юрфельд, Москва
Я не совсем стандартный постковидник. Мне дали третью группу инвалидности еще до ковида, по основному заболеванию. Мерцательная аритмия спровоцировала три инсульта и брадикардию — пришлось ставить кардиостимулятор. Так что бороться с головокружениями, аритмией и нарушением в работе вестибулярного аппарата я начала задолго до ковида.

Заболела коронавирусом я в конце прошлой осени, но в декабре был уже хороший анализ. Про постковид меня врач сразу предупредила. Она сама перенесла COVID-19 и знает, что это такое. Сейчас время от времени у меня проявляются какие-то типичные симптомы, но я осознанно списываю их на основное заболевание. Мне так легче.

Я постоянно под медицинским наблюдением. Меня регулярно навещает врач. Мне бесплатно выдают антиагреганты, получаю в аптеке довольно дорогой антикоагулянт. На дом приезжают осматривать узкие специалисты и берут анализы. Но я редко беспокою поликлинику просьбами. Научилась с приступами справляться сама. В целом просто надеюсь, что рано или поздно тело приспособится к чужому вирусу. Если до сих пор выжила с таким списком болезней и даже перенесла ковид, значит, надо благодарить гены и ангела-хранителя.

«Главное — довериться врачам»

Валентина Нелюбова, 59 лет, Москва

У меня диагностировали ковид в январе. Болела я очень сильно. Чуть не отправилась в мир иной. Две недели лечили частные врачи на дому. После уже лечилась абсолютно бесплатно по полису. И тоже очень хорошо. Плюс домашний врач меня постоянно наблюдала. Она тоже в шоке: как я выжила с такими плохими анализами и состоянием ниже плинтуса.
Когда болела, я поняла: главное, чтобы врачи были хорошие рядом, — и неважно, платно или нет. Важно, как лечат, а пациенты должны доверять докторам.

Сейчас, слава богу, все позади. Восстанавливалась после ковида несколько месяцев, долго рассказывать. Но все закончилось хорошо. Я очень благодарна врачам филиала дневной больницы Алексеева при поликлинике 121-й, что в Южном Бутово. Они реально помогают справиться с постковидным синдромом, с депрессивным состоянием. Многие боятся психбольниц. Это какое-то неправильное толкование, непонимание. А ведь только квалифицированные психологи могут добраться до проблем постковида и помочь. По крайней мере, мне помогли.

«Это уже самостоятельное заболевание»

По данным исследователей Сеченовского университета, в России от постковидного синдрома страдают больше 20 процентов пациентов, перенесших коронавирусную инфекцию. Среди самых частых жалоб — слабость (точнее, быстрая утомляемость), одышка, тревога, депрессия, проблемы со сном и выпадение волос.

«Постковидный синдром (ПКС) — это симптомокомплекс, который возникает вследствие перенесенной коронавирусной инфекции. Это очень широкое понятие, которое может включать поражение нервной, сердечно-сосудистой систем, органов желудочно-кишечного тракта, мышечную атрофию. Могут быть даже какие-то психические проявления. Его продолжительность — дело сугубо индивидуальное. У кого-то основные симптомы в легкой форме разрешаются в течение двух-трех месяцев. У других сохраняются до года и даже больше. О максимальных сроках говорить рано. Мы пока только наблюдаем это заболевание, изучаем его. По моему опыту — дольше всего у пациентов держатся различные нарушения неврологического характера, поражения периферической нервной системы», — рассказал РИА Новости заведующий кафедрой спортивной медицины и медицинской реабилитации Сеченовского университета, эксперт Лиги здоровья нации профессор Евгений Ачкасов.

По его словам, симптомы ПКС, их выраженность и продолжительность часто зависят от тяжести течения COVID-19, но не всегда. Так, среди пациентов немало людей, которые относительно легко перенесли сам ковид, а от его осложнений мучаются уже более года.

«Основа реабилитационных программ при постковидном синдроме — дыхательная гимнастика, циклические физические упражнения, кардиопротекция. Мы стремимся защитить сердечную мышцу как медикаментозно, так и различными физиотерапевтическими вариантами. Используем массажи, барокамеры. Достаточно широкий спектр. Но надо понимать, что зачастую дома реабилитировать таких пациентов очень сложно. Лучше госпитализировать. Постковидный синдром — это уже самостоятельное заболевание, и к нему надо относиться очень серьезно», — подчеркнул профессор.

Однако если симптомы ПКС ярко выражены, а возможности обратиться к врачу нет, то специалисты советуют заниматься скандинавской ходьбой. Этот вид физической активности хорошо влияет на сердечно-сосудистую и дыхательные системы. А вот надувать шарики для восстановления объема легких ни в коем случае нельзя, чтобы не получить дополнительную легочную травму.


Ссылка на публикацию: ria.ru

Паническая атака: что это такое и почему она возникает

Только представьте, едете вы в метро, и в какой-то миг вам становится очень страшно. Ваше сердце начинает учащенно биться, вас трясет, не хватает воздуха, усиливается потоотделение. Вам настолько плохо, что кажется, вы сейчас умрете. Именно так и выглядит приступ панической атаки.

Паническая атака может возникнуть в любом возрасте, однако у детей диагностируется намного реже. Больше всего паническим атакам подвержены молодые люди в возрасте до 25 лет, преимущественно женщины.

Что же представляют из себя панические атаки?

Паническая атака – неконтролируемый и беспричинный приступ страха, достигающий пика в течение нескольких минут после начала.

Признаки панической атаки:

• учащенное сердцебиение;
• повышение потоотделения;
• дрожание;
• онемение конечностей;
• чувство нехватки воздуха;
• боль или дискомфорт в груди;
• тошнота, дискомфорт в животе;
• головокружение, нарушение координации;
• дезориентация, потеря контроля над собой.

Если вы когда либо испытывали минимум 4 из вышеописанных симптомов одновременно – это и был приступ панической атаки. У некоторых людей панические атаки протекают с ограниченным перечнем симптомов (менее четырех).

В группе риска развития панических атак находятся люди, имеющие проблемы с трудоустройством либо недовольные своей работой; имеющие проблемы в отношениях с близкими людьми; страдающие недостатком нормальной социализации.

Что делать при панической атаке?

Приступ панической атаки может настигнуть человека на работе, в общественном транспорте, а также в любом другом месте.

Для преодоления приступа специалисты рекомендуют выполнять упражнение, которое называется «Дыхание на 5»:

• вдохните на счет 5;
• задержите дыхание на 5 секунд;
• выдохните на счет 5;
• повторите 5-8 раз.

Еще одно упражнение, помогающее успокоиться — дыхание в бумажный пакет. Если вы имеете регулярные приступа панических атак, то рекомендуется просто носить с собой бумажные пакетики. Такое вы могли видеть в американских фильмах. Принцип действия данного способа в том, что при панической атаке происходит перенасыщение организма кислородом, а дыхание в пакет позволяет снизить концентрацию кислорода и уменьшить проявления атаки.

Еще одна действенная техника называется «Здесь и сейчас». Ее выполнение помогает человеку вернуться в реальность.

Пример:

• прикоснуться к трем разным предметам, почувствовать их форму, текстуру, температуру;
• взглянуть на 5 любых предметов и подумать о каждом в отдельности;
• попробовать что-то на вкус (например, конфету).

Что делать, если вы стали свидетелем панической атаки?

Если у вас возникают сомнения насчет того, это паническая атака или что-то другое – вызывайте скорую. Если же вы уверены, что это именно паническая атака, то примите следующие меры:

• находитесь рядом с человеком, не оставляйте его одного;
• говорите с ним простыми короткими предложениями;
• спросите о потребностях человека, самостоятельно ничего не предпринимайте;
• дышите вместе с человеком.

Причины панических атак

Точные причины и механизм развития панических атак до сих пор не установлены. Отрицательное влияние оказывают стрессы, генетическая предрасположенность, индивидуальная восприимчивость нервной системы, расстройства функций вегетативной нервной системы.

Специалисты разделяют панические атаки, которые имеют триггер (спусковой крючок), а также возникающие без видимого раздражителя. Так, паническая атака может возникнуть внезапно в состоянии покоя, а может возникнуть прогнозируемо, когда человек имеет осознанный триггер – к примеру, пауки при арахнофобии, ограниченное пространство при клаустрофобии и т.д. Врачи все же считают, что беспричинные атаки также имеют определенный триггер, просто он не столь очевиден.

Можно ли умереть от панической атаки?

Ответ – нет. Хоть паническая атака и неприятное состояние, оно довольно безопасное, и не приводящее к смерти. Специалисты считают, что минимум 35% людей имели хоть один эпизод панической атаки в жизни. «Паническая атака – вполне нормальный механизм, позволяющий тысячелетиями выживать человечеству, чтобы спастись от опасности» — говорит психиатр и психотерапевт Александр Авдеев.

Однако иногда паническая атака переходит в паническое расстройство. Это происходит тогда, когда человек уже имел несколько приступов панической атаки и живет в ожидании следующей. Паническое расстройство – состояние, при котором панические атаки возникают от нескольких раз в неделю до нескольких раз в день. 1,5-4% населения страдают от данного состояния. Причем женщины в два раза чаще.

Если после перенесенных панических атак человек начинает избегать выступлений, походов в кинотеатр, боится оставаться один дома или выходить на улицу, то мы можем говорить о паническом расстройстве.

Лечение панических атак

Если у вас был приступ панической атаки – обратитесь к своему семейному доктору. При необходимости он назначит антидепрессанты и психотерапию.

Панические атаки сами по себе довольно легко поддаются лечению. Справиться с ними вполне реально за пару месяцев. Не рекомендуется принимать препараты с сомнительной эффективностью, а также успокоительные лекарства. Седативная терапия имеет место быть, однако не является основным методом лечения.

Семейный доктор должен обладать навыками диагностики психических расстройств для того, чтобы дифференцировать паническое расстройство от биологических болезней, поскольку определенные биологические состояния способны имитировать паническую атаку. К примеру, гипогликемия при сахарном диабете, при которой происходит выработка организмом большого количества адреналина, который повышает уровень глюкозы в крови и тем самым не дает больному диабетом потерять сознание.

Психотерапия при панических атаках

Самым эффективным типом психотерапии при лечении панических атак считают когнитивно-поведенческую терапия. Данный тип психотерапии позволяет справиться с паническими атаками даже без медикаментов. Основополагающим моментом является убеждение пациента в том, что паническая атака не угрожает его жизни, не является проявлением тяжелого заболевания и может контролироваться. Также важно в ходе терапии научить пациента пересматривать свое отношение ко многим жизненным ситуациям и людям. Человеку важно дать понять, что при панической атаке он не умрет, потому что организм пытается изо всех сил выжить.

Если частые панические атаки мешают пациенту работать и жить обычной жизнью, то в таком случае семейный врач должен перенаправить его к психиатру. Зачастую паническое расстройство – не единственная проблема пациента. Она нередко сочетается с прочими тревожными, депрессивными расстройствами, а также со злоупотреблением психоактивными веществами.

Течение и тяжесть панической атаки во многом определяется личностными особенностями пациента и реакцией окружающих. В прогностическом плане важным моментом является как можно более раннее начало лечения. Ведь каждая последующая паническая атака усугубляет состояние пациента и воспринимается им как доказательство наличия тяжелого заболевания.

Узнаем как избавиться от панических атак без лекарств? Поможет психотерапевт-новатор Алексей Красиков

Стрессы на работе и дома, напряженная обстановка, возрастные изменения у мужчин и женщин способствуют тому, что все больше и больше людей подвержены приступам панических атак. В статье мы расскажем о симптоматике этого заболевания и о лечении, предложенном А. Красиковым.

Что такое паническая атака

Это внезапное, ничем не оправданное ухудшение самочувствия, которое усугубляется беспричинным страхом, удушьем, паникой. Медики могут называть это состояние дистонией, неврозом или кардионеврозом, но суть неприятного явления не меняется.

Панические атаки внезапны. Человек, один раз переживший это патологическое состояние, будет постоянно находиться в страхе повторного приступа, что явно не способствует качеству жизни. Вот основные признаки панической атаки:

  • неожиданное учащение пульса и сердцебиения;
  • чувство нехватки воздуха, затрудненный вдох;
  • повышенное потоотделение;
  • внезапный жар или озноб;
  • ощущение дрожи в конечностях или же во всем теле, покалывание или судорога;
  • депрессивные тяжелые мысли, боязнь внезапной гибели или потери рассудка;
  • всепоглощающая паника, состояние «немого крика».

Многие врачи считают, что данное патологическое состояние не самостоятельная болезнь, а симптом. В таком случае лечение подразумевает найти/исключить возможные проблемы организма (нарушение гормонального фона, патологии сосудов, диабет) и купировать их. Сам же синдром подвергается медикаментозному лечению.

Доктор Алексей Красиков лечение панических атак видит совершенно по-иному. Он считает, что разрушительное воздействие на организм человека этих приступов можно не только минимализировать, но и полностью убрать при помощи психотерапии.

Кто такой Алексей Красиков и в чем особенность его лечения?

Этот доктор длительное время работал в клинике неврозов. Он — практикующий врач-психотерапевт. Им издано множество трудов, в которых психотерапевт обосновывает свои теории. Доверять ему и следовать ли предложенному им варианту лечения – личное дело его пациентов. Но пока мы решаемся и сомневаемся, многие начинают жизнь без страха панических атак.

Алексей Красиков в своих видеолекциях пропагандирует теорию, что вегетативные симптомы не связаны с окружающей средой, погодными условиями, питанием, обстоятельствами, они – последствия внутренних эмоций, которые человек переживает на уровне подсознания. Находясь под гнетом негативных переживаний, мы неосознанно подвергаем себя риску заболеть различными расстройствами, среди которых и панические атаки. Он предлагает бороться с паническими атаками с помощью не таблеток, а самоосознания. Найдя, что его беспокоит, гложет, человек обретет оружие против своего недуга.

Отзывы о методиках Красикова

Многие сомневаются в том, что Алексей Красиков психотерапевт. Отзывы противоречивы, трудно сразу воспринять его методику, в которой он возможность вылечиться отдает всецело в руки пациента. Мы привыкли, что все за нас сделает врач, но с данным заболеванием так не получится. Только работа над собой, поиск внутренних, психологических проблем и латентных стрессов приведет к положительному результату. А побочные эффекты, к сожалению, есть при любом лечении. Главное — осознать, что лечение нужно, и в наших силах избавиться от боязни и жить полнокровной жизнью, в которой не место паническим приступам и страхам.

Можно ли лечить панические расстройства без лекарств?

Панические расстройства могут мешать вам наслаждаться днем, ходить на работу и в некоторых случаях мешать вам выходить из дома. Если ваши панические атаки стали достаточно серьезными, чтобы нарушить повседневную жизнь, жизненно важно обратиться за диагностикой и лечением. Как узнать, какое лечение подходит именно вам? Хотя лекарства могут использоваться в более тяжелых случаях панического расстройства, у вас могут быть варианты, чтобы двигаться вперед без химической помощи.

Вот некоторые ключевые моменты, которые вы должны знать о паническом расстройстве

  • Не каждая паническая атака приводит к диагнозу панического расстройства: если вы начинаете испытывать панические атаки впервые в жизни, вы должны поговорить с врачом, чтобы выяснить причину. Панические атаки могут быть вызваны другими основными причинами со здоровьем, включая астму, проблемы с сердцем или гипертиреоз.
  • Вы не должны выбирать между лекарствами и терапией: если у вас диагностировано паническое расстройство, у вас есть различные варианты лечения, включающие лекарства, терапию или их комбинацию.Медикамент наиболее эффективен, когда используется в комплексе с лечением. При лечении панического расстройства терапия предоставит долгосрочные инструменты и навыки преодоления, которые помогут справиться с паническими атаками и уменьшить их количество. Существуют различные методы лечения панического расстройства, в том числе экспозиционная терапия, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и осознанность.
  • Поиск подходящего терапевта: найти подходящего терапевта непросто — вы должны найти того, кто имеет опыт лечения тревоги.Терапевты приходят из разных областей и специализируются на разных расстройствах, поэтому вы должны найти того, кто конкретно работает с паническим расстройством и тревогой. Если вас интересуют варианты лечения, проверьте, может ли терапевт удовлетворить эти потребности.
  • Лечение должно быть основано не только на паническом расстройстве: как вы обнаружите при лечении зависимости, у вас должен быть индивидуальный план лечения вашего состояния. Каждая ситуация отличается и уникальна, и вы должны учитывать свои насущные потребности.Полезно иметь терапевта, которому вы можете доверять и который будет действовать в ваших интересах. Мы надеемся, что вы найдете несколько эффективных вариантов, чтобы определить, какой план соответствует вашим потребностям и целям.
  • Если вам нужны лекарства, знайте, кто может их вам выписать: хотя панические расстройства можно лечить без лекарств, каждый случай уникален и будет рассматриваться как таковой. В то время как один человек может преуспеть в терапии без рецепта, другому может потребоваться лекарство для лечения симптомов.При этом есть только определенные терапевты, которые могут назначать лекарства. Для вас жизненно важно знать, кто они, на случай, если ваше паническое расстройство станет слишком тяжелым, чтобы справиться без лекарств.
  • Установите краткосрочные и долгосрочные цели для лечения: если вы можете двигаться вперед без лекарств, крайне важно, чтобы вы ставили цели. Напротив, тот, кто действительно нуждается в рецепте, должен иметь такой же взгляд и ставить краткосрочные и долгосрочные цели.

Как мы уже писали в этом тексте, лечение возможно без лекарств, но это может сделать только сертифицированный медицинский работник.Если вы боретесь с паническим расстройством, немедленно обратитесь за помощью.

Преодоление паники без лекарств | Психология сегодня

Преодоление паники

Источник: Изображение открытого доступа Pixapay

Преодолеть приступы паники можно, столкнувшись с монстром в шкафу, заглянув под кровать или выйдя на улицу. В предыдущем посте под названием «Анатомия тревоги: мастерство избегания» стало ясно, что избегание наших худших страхов лежит в основе любой тревоги.Избегая , наши решения становятся проблемой .

Панические атаки, определено:

Прежде всего панические атаки чаще всего диагностируются с так называемой родственной агорафобией. Термин « агорафобия » относится к тенденции избегать или переносить со страхом те ситуации, из которых может быть трудно выбраться, если может возникнуть паника. контроль например.Таким образом, наличие больших трудностей при путешествии или необходимость в сопровождении вне дома, а также постоянная потребность в быстром побеге являются общими характеристиками агорафобии. Это было в случае с Энн в предыдущем посте об анатомии тревоги.

Обращаясь сначала к приступам паники со связанной с ними агорафобией , Craske and Barlow (2014) заявляют, что экспериментальные, клинические и лонгитюдные исследования подтверждают: «Концептуализация панического расстройства как приобретенного страха перед определенными телесными ощущениями и агорафобии как поведенческой реакции». к предвкушению таких телесных ощущений или их перерастанию в полномасштабную паническую атаку.»

Симптомы: Панические атаки включают такие физические и когнитивные симптомы, как:

  • сердцебиение и боль в груди
  • потливость и дрожь
  • одышка и онемение или покалывание конечностей
  • страх умереть, потерять контроль или сойти с ума.

Такие атаки часто кажутся неожиданными с точки зрения клиента, поскольку клиенты часто не могут определить явный триггер для них. Они имеют тенденцию активировать вегетативную систему «бей или беги».Barlow (2002) предполагает, что «центральной проблемой ОАП [панического расстройства и агорафобии] является тревога, сосредоточенная на симптомах паники; отсюда хорошо известная и общепринятая характеристика агорафобии как «страха страха». Физиологические ощущения возбуждения становятся спусковым крючком для реакций страха, которые превращаются в эскалацию порочного круга классической панической атаки.

Почему бы не использовать лекарства?

В наши дни на американском телевидении кажется, что каждая третья реклама посвящена очередному чудодейственному лекарству для решения той или иной проблемы.Фармацевтика — это большая индустрия, и они, конечно же, хотели бы, чтобы мы все думали о лечении беспокойства с помощью лекарств. Так почему бы не сделать так?

Есть много причин не прибегать к лекарствам в качестве первого средства от паники. Основная причина в том, что существуют психотерапевтические вмешательства, которые работают так же или даже лучше, с меньшими побочными эффектами и более длительны. Тем не менее, какие основные лекарства используются для лечения тревоги и паники, и каковы их преимущества и потенциальные недостатки?

Бензодиазепины: Первый набор лекарств от беспокойства, используемых на протяжении многих лет и обычно назначаемых семейными врачами, относится к классу бензодиазепинов .Названия торговых марок, которые могут показаться читателям знакомыми, следующие:

.
  • Ксанакс
  • Валиум
  • Ативан
  • Либриум
  • Клонопин и
  • Халцион

Преимущество этих препаратов заключается в том, что они действуют относительно быстро и на короткое время расслабляют людей. Основная проблема заключается в том, что они вызывают привыкание и, вероятно, заставят людей стать зависимыми от них физически и эмоционально чувствовать, что они должны быть у них, иначе они снова впадут в панику.Люди также, вероятно, испытают симптомы отмены, если прекратят их. Именно по этим и другим причинам многие сайты о психическом здоровье в настоящее время прекращают свое использование.

СИОЗС: Более позитивные альтернативы, которые в последнее время используются для облегчения беспокойства, на самом деле подпадают под общую категорию антидепрессантов . Техническая категория называется селективных ингибиторов обратного захвата серотонина или СИОЗС. Некоторые из наиболее известных торговых марок для них:

  • Прозак
  • Золофт
  • Паксил
  • Лексапро
  • Селекса

Преимущество этих препаратов по сравнению с препаратами Бензо состоит в том, что они не вызывают привыкания , и они могут оказывать длительное воздействие на снижение беспокойства у некоторых людей.Тем не менее, для достижения эффекта может потребоваться от двух до шести недель, они также могут иметь ряд побочных эффектов, и их, вероятно, будет рекомендовано использовать в течение длительного периода времени. Они также могут дать пользователю ощущение, что он должен принимать эти препараты, чтобы контролировать свою тревогу, и часто симптомы тревоги повторяются, когда эти лекарства прекращаются.

Короче говоря, ни один из классов лекарств не дает человеку, страдающему тревогой, чувства собственного мастерства и долгосрочного влияния на свою жизнь.

Итак, какая альтернатива?

Вспомните, что генерируемые решением проблемные паттерны при панике запускаются тревогой по поводу телесного возбуждения в провоцирующих тревогу ситуациях. Процесс шаблонных ответов сводится к эскалации попыток контролировать тревогу наряду со стратегиями «овладения путем избегания». Все это «имеет смысл» для тех, кто изо всех сил пытается контролировать свою панику. Все терапевтические методы лечения, по сути, включают обращение к вызывающим тревогу ощущениям и ситуациям, а не от них.« Мастерство через разоблачение », а не избегание, является ключевой инверсией модели. Таким образом, вмешательство включает осмысление действий, противоположных нашим решениям , и изучение новых навыков для достижения мастерства .

Шесть шагов к преодолению панических атак.

Наиболее исследованным подходом к преодолению тревоги, но не единственным эффективным, является когнитивно-поведенческая терапия или КПТ. По сути, когнитивно-поведенческая терапия паники при акрофобии состоит из шести шагов .

  1. Образование — переосмысление проблемы. Лечение начинается с изучения природы панического расстройства, причин паники и беспокойства, а также того, как паника и тревога увековечиваются петлями обратной связи между физическими, когнитивными и поведенческими системами реагирования. Это включает в себя рассказ клиентам об адаптивном характере реакции «борьба-бегство», развеивание мифов о потере контроля или сумасшествии, а также идею о том, что тревога готовится к будущей угрозе, а паника является реакцией на реальную или предполагаемую угрозу.Лечение поможет разобраться, когда необходимо реагировать на реальную угрозу, а когда физические ощущения дистресса могут быть просто «ложными тревогами».

  2. Самоконтроль. Этот второй шаг показался бы парадоксальным большинству людей, страдающих паникой, если бы они не поняли образовательного обоснования первого шага. Это сводится к тому, чтобы клиенты проходили через свои панические атаки и наблюдали за ними, чтобы получить информацию и контроль. (Обратите внимание, что это полная противоположность их нынешним стратегиям избегания.) Терапевты просят клиентов заполнять запись панической атаки сразу после каждой панической атаки, чтобы описать сигналы, уровень дистресса, симптомы, мысли и поведение, связанные с атакой. Кроме того, ежедневная запись настроения заполняется в конце каждого дня с указанием среднего уровня тревожности.

  3. Тренировка дыхания и прикладная релаксация. Существует долгая история обучения клиентов концентрации внимания на глубоком диафрагмальном дыхании для противодействия гипервентиляции. Тренировки по прогрессивной мышечной релаксации также имеют долгую историю противодействия мышечному напряжению.Тем не менее, основные эффекты этих вмешательств, скорее всего, отвлекут вас от обычных моделей порочного круга и дадут повышенное чувство контроля.

  4. Когнитивная реструктуризация. Основным вмешательством с когнитивной точки зрения является когнитивная реструктуризация, которая непосредственно нацелена на предположения, рамки и автоматические мысли клиентов об их ситуациях и ощущениях тела. Вкратце, этот подход следует за введением в роль мыслей в порождении эмоций и идеей, что эти мысли являются гипотезами или догадками о том, как обстоят дела, а не фактами.Это переосмысливает природу паники как результат потенциально непроверенной «гипотезы», а не «самой реальности». Целью этого метода является противодействие переоценке клиентом риска негативных событий или катастрофизации смысла событий.

  5. Экспозиция . Экспозиция — это высший парадокс для клиентов. Если доминирующие решения молодой женщины в тревоге представляют собой варианты «господства путем избегания», то обретение мастерства путем подвергания себя ощущениям и ситуациям, которые всегда сигнализируют об опасности, явно противоречит здравому смыслу! Тем не менее, лечение экспозицией, по-видимому, является ключевым механизмом активных изменений при паническом расстройстве.Воздействие — это окончательное обращение вспять порочного круга вокруг паники и избегающей тревоги. Соблюдение клиентом такого воздействия как на сеансе, так и во время выполнения домашних заданий является залогом эффективности.

  6. Принятие во время экспозиции. Новые подходы к изучению принятия и когнитивной диффузии, известные в терапии принятия и приверженности (ACT; Hayes, Strosahl, & Wilson, 1999), имеют своей целью обращение вспять так называемого «эмпирического избегания». По сути, терапевтические фреймы, обоснования и метафоры используются для объяснения того, как избегание вызывающих тревогу ощущений и ситуаций мешает клиентам делать ценные вещи в своей жизни.Упражнения на осознанность, когда клиентов просят представить ситуации, вызывающие страх и тревогу, не оценивая их и не реагируя на них, являются основой этого подхода.

Как только начинаются первые успехи, они строятся на поощрении, поддержке и истинном самообладании.

Таким образом, каждый и все эти интервенционные компоненты лечения паники и агорафобии соответствуют основной идее процесса разрыва порочных кругов посредством сдвигов и реверсий. В совокупности они оказались одними из самых эффективных методов лечения паники без лекарств.

Лечение беспокойства без использования рецептурных препаратов

Беспокойство: обзор

Генерализованная тревожность — это хроническое состояние, характеризующееся психологическими или физическими симптомами, такими как чувство напряжения, чрезмерное беспокойство и повышенное возбуждение, которые значительно мешают работе, посещению школы, отношениям или функционированию в обществе в целом. Симптомы генерализованной тревожности часто меняются со временем, длятся месяцы или дольше и не связаны с другой проблемой психического здоровья, медицинской проблемой или злоупотреблением психоактивными веществами.Было предложено много объяснений хронической генерализованной тревожности, и это состояние, вероятно, связано с тем, как мозг реагирует на хронический стресс на уровне нейронных цепей или нейротрансмиттеров.

Панические атаки — это преходящие эпизоды сильного беспокойства, которые могут быть вызваны неожиданной или пугающей ситуацией или объектом или возникать спонтанно. Приступы паники обычно связаны с головокружением, потливостью, гипервентиляцией или одышкой, учащенным сердцебиением или учащенным сердцебиением, чувством сильного страха, страхом смерти.Существуют значительные различия в продолжительности и тяжести симптомов, возникающих во время панических атак. Многие люди, которые испытывают приступы паники, страдают от значительных социальных и профессиональных нарушений. Биологические, социальные и психодинамические теории были выдвинуты в попытках объяснить генерализованную тревогу и приступы паники.

У большинства людей, страдающих паническими атаками, в конечном итоге развивается фобическое избегание больших открытых пространств (агорафобия) или избегание определенных ситуаций или объектов, которые они связывают с предыдущими паническими атаками.Многие хронически тревожные люди испытывают подавленное настроение, бессонницу, приступы паники и другие проблемы с психическим здоровьем. Аномальные сердечные ритмы, заболевания щитовидной железы, диабет и некоторые другие медицинские проблемы иногда могут вызывать симптомы, имитирующие генерализованную тревогу, но обычно исчезающие, когда основная медицинская проблема поддается лечению. Половина людей, которые испытывают частые приступы паники, впадают в депрессию, а 10% в конечном итоге пытаются покончить с собой.

Ограничения традиционных фармакологических методов лечения
Общепринятые методы лечения тревоги включают когнитивно-поведенческую терапию, поддерживающую психотерапию и рецептурные лекарства.Двойные слепые исследования подтвердили эффективность седативных и снотворных средств (например, бензодиазепинов) и СИОЗС при кратковременном лечении повторяющихся приступов паники и генерализованной тревоги. Большинство доступных в настоящее время традиционных методов лечения тревоги полезны, но имеют ограниченную эффективность. Кроме того, люди, которые постоянно используют сильнодействующие седативные и снотворные средства для контроля интенсивных ощущений генерализованной тревоги или симптомов паники, подвергаются значительному риску зависимости от наркотиков и синдрома отмены. Это осложняется тем фактом, что у большинства людей, испытывающих генерализованную тревожность, сначала наблюдается положительная реакция на лекарства, но симптомы сохраняются в течение длительного времени.Наконец, многие люди, которые борются с хронической тревогой, имеют проблемы с депрессивным настроением, бессонницей и злоупотреблением алкоголем или наркотиками.

Немедикаментозное лечение тревоги
Ограниченная эффективность доступных основных методов лечения биполярного расстройства требует серьезного рассмотрения немедикаментозных подходов. Натуральные добавки, используемые для лечения генерализованного беспокойства, включают каву, аминокислоту l-теанин и некоторые аюрведические травы. Многочисленные исследования показывают, что 5-гидрокситриптофан (5-HTP) обладает благотворным успокаивающим действием, а в некоторых случаях может помочь предотвратить приступы паники.В дополнение к натуральным добавкам с биологической обратной связью, йогой и другими подходами к работе с разумом и телом, акупунктура, массаж, музыка, релаксация и микротоковая электрическая стимуляция часто уменьшают симптомы общего беспокойства. Упражнения от 20 до 30 минут в день могут значительно снизить уровень тревожности у людей с генерализованной тревожностью.

Если вы в настоящее время боретесь с беспокойством и принимаете лекарства, которые не помогают, испытываете побочные эффекты или просто не можете позволить себе продолжать принимать лекарства, которые работают Беспокойство: комплексное решение для психического здоровья предоставляет ценную информацию о неэффективных альтернативные лекарства, которые помогут вам чувствовать себя и функционировать лучше, такие как травы, витамины и другие натуральные добавки, подходы для всего тела, медитация и практики разума и тела, а также энергетическая терапия.

Нажмите здесь, чтобы просмотреть или купить мою книгу Беспокойство: комплексное решение проблемы психического здоровья .

Лечение панического расстройства – Американский семейный врач

1. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 4-е изд., редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация, 2000….

2. Roy-Byrne PP, Штейн МБ, Руссо Дж, Мерсье Э, Томас Р, Маккуэйд Дж., и другие.Паническое расстройство в условиях первичной медико-санитарной помощи: коморбидность, инвалидность, использование услуг и лечение. Дж. Клин Психиатрия . 1999;60:492–9.

3. Кумар С., Окли Браун М. Паническое расстройство. Клин Эвид . 2003; 9: 1084–90.

4. Инлин К.В., Вульсин Л.Р., Арнольд ЛМ, Руан ГВ. Расчетная распространенность панического расстройства и депрессии среди последовательных пациентов, обратившихся в отделение неотложной помощи с острой болью в груди. J Gen Intern Med . 1993; 8: 231–5.

5. Флот РП, Дюпюи Г, Маршан А, Бурель Д, Арсено А, Бейтман БД. Паническое расстройство у пациентов с болью в груди отделения неотложной помощи: распространенность, коморбидность, суицидальные мысли и признание врача. Am J Med . 1996; 101: 371–80.

6. Спитцер Р.Л., Уильямс Дж.Б., Кроенке К, Линцер М, деГрюи ФВ 3д, Хан С.Р., и другие.Полезность новой методики диагностики психических расстройств в первичной медико-санитарной помощи. Исследование PRIME-MD 1000. ДЖАМА . 1994; 272:1749–56.

7. Вайсман М.М., Клерман Г.Л., Марковиц Дж. С., Уэллетт Р. Суицидальные мысли и суицидальные попытки при паническом расстройстве и приступах. N Английский J Med . 1989; 321:1209–14.

8. Маршалл Дж.Р. Злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами при паническом расстройстве. Дж. Клин Психиатрия . 1997; 58 (дополнение 2): 46–9.

9. Отто М.В., Туби К.С., Гулд Р.А., Маклин Р.Ю., Поллак МХ. Анализ величины эффекта относительной эффективности и переносимости селективных ингибиторов обратного захвата серотонина при паническом расстройстве. Am J Психиатрия . 2001; 158:1989–92.

10. Баккер А., ван Балком А.Дж., Спинховен П. СИОЗС против ТЦА в лечении панического расстройства: метаанализ. Acta Psychiatr Scand . 2002; 106: 163–7.

11.Бойер В. Ингибиторы обратного захвата серотонина превосходят имипрамин и алпразолам в облегчении приступов паники: метаанализ. Int Clin Psychopharmacol . 1995; 10:45–9.

12. Рибейро Л., Буснелло СП, Кауэр-Сант-Анна М., Мадруга М, Кеведо Дж, Буснелло Э.А., и другие. Миртазапин против флуоксетина в лечении панического расстройства. Braz J Med Biol Res . 2001; 34:1303–7.

13.Западная часть, Моррисон К. Многомерный метаанализ методов лечения депрессии, паники и генерализованного тревожного расстройства: эмпирическое исследование статуса эмпирически поддерживаемых методов лечения. J Consult Clin Psychol . 2001; 69: 875–99.

14. Гулд Р.А., Отто М.В., Поллак МХ. Метаанализ результатов лечения панического расстройства. Clin Psychol Rev . 1995; 15: 819–44.

15. Клам Г.А., Клум Г.А., Серлс Р.Метаанализ методов лечения панического расстройства. J Consult Clin Psychol . 1993; 61: 317–26.

16. Ножницы МК, Хоук П, Грино С, Мастерс С. Эмоционально-ориентированная психотерапия для пациентов с паническим расстройством. Am J Психиатрия . 2001; 158:1993–1998.

17. Милрод Б., Буш Ф. Отдаленные результаты лечения панического расстройства. Обзор литературы. J Нерв Мент Дис . 1996; 184: 723–30.

18. Гулд Р.А., Клум Г.А. Самопомощь плюс минимальный контакт с терапевтом при лечении панического расстройства: повторение и расширение. Поведение Тер . 1995; 26: 533–46.

19. Острый ДМ, Мощность кг, Свонсон В. Сокращение контакта с терапевтом в когнитивно-поведенческой терапии панического расстройства и агорафобии в первичной медико-санитарной помощи: глобальные показатели результатов в рандомизированном контролируемом исследовании. BrJ Gen Pract . 2000;50:963–8.

20. Феббраро Г.А., Клум Г.А., Рудман АА. Пределы библиотерапии: исследование дифференциальной эффективности самоуправляемых вмешательств у людей с паническими атаками. Поведение Тер . 1999; 30: 209–22.

21. Клам Г.А. Как справиться с паникой: безмедикаментозный подход к борьбе с паническими атаками. Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс/Коул, 1990.

22. Bowen RC, Д’Арси С, Киган Д, Сентилсельван А. Контролируемое исследование когнитивно-поведенческого лечения паники у алкогольных стационарных пациентов с коморбидным паническим расстройством. Поведение наркомана . 2000; 25: 593–7.

23. Клейн Д.Ф. Ошибочные мета-анализы, сравнивающие психотерапию с фармакотерапией. Am J Психиатрия . 2000; 157:1204–11.

24. Баккер А., ван Балком А.Дж., Спинховен П, Блаув Б.М., Ван Дейк Р. Последующее наблюдение за лечением панического расстройства с агорафобией или без нее: количественный обзор. J Нерв Мент Дис . 1998; 186:414–9.

25. ван Балком А.Дж., Баккер А, Спинховен П, Блаув Б.М., Смеэнк С, Русинк Б.Метаанализ лечения панического расстройства с агорафобией или без нее: сравнение психофармакологического, когнитивно-поведенческого и комбинированного лечения. J Нерв Мент Дис . 1997; 185:510–6.

26. Барлоу Д. Х., Горман Дж. М., Сдвиг МК, Вудс ЮЗ. Когнитивно-поведенческая терапия, имипрамин или их комбинация при паническом расстройстве: рандомизированное контролируемое исследование [Опубликованные исправления появляются в JAMA 2000; 284: 2450 и JAMA 2001; 284: 2597]. ДЖАМА . 2000; 283:2529–36.

27. Мависакалян М.Р., Перел Дж.М. Продолжительность терапии имипрамином и рецидив панического расстройства с агорафобией. J Clin Psychopharmacol . 2002; 22: 294–9.

28. Мависакалян М.Р., Перел Дж.М. Длительное поддержание и прекращение терапии имипрамином при паническом расстройстве с агорафобией. Арх генерал психиатрии . 1999;56:821–7.

29. Шмидт Н.Б., Уоллауэй-Бикель К., Траковски Ю.Х., Сантьяго ХТ, Васей М.Прекращение приема антидепрессантов в контексте когнитивно-поведенческой терапии панического расстройства. Behav Res Ther . 2002;40:67–73.

30. Уилкинсон Г., Балестриери М, Руджери М, Беллантуоно С. Метаанализ двойных слепых плацебо-контролируемых исследований антидепрессантов и бензодиазепинов у пациентов с паническими расстройствами. Психол Мед . 1991; 21: 991–8.

31. ван Балком А.Дж., Наута МЦ, Баккер А.Метаанализ лечения панического расстройства с агорафобией: обзор и повторное исследование. Клин Психол Психотер . 1995; 2:1–14.

32. Годдард А.В., Бруэтт Т, Алмай А, Джетти П, Вудс ЮЗ, Чарни Д. Раннее совместное назначение клоназепама с сертралином при паническом расстройстве. Арх генерал психиатрии . 2001; 58: 681–6.

33. Брюс Т.Дж., Шпигель Д.А., Гегель МТ. Когнитивно-поведенческая терапия помогает предотвратить рецидив и рецидив панического расстройства после прекращения приема алпразолама: долгосрочное наблюдение исследований Пеории и Дартмута. J Consult Clin Psychol . 1999; 67: 151–6.

Вот как победить тревогу без лекарств, согласно новому научному исследованию | Независимый

У вас есть тревога? Вы пробовали почти все, чтобы избавиться от этого, но оно продолжает возвращаться? Возможно, вы думали, что преодолели это, но симптомы вернулись с удвоенной силой? Какими бы ни были ваши обстоятельства, наука может помочь вам избавиться от беспокойства навсегда.

Тревога может проявляться в виде страха, беспокойства, неспособности сосредоточиться на работе или в школе, трудно засыпать или спать ночью или легко раздражаться.В социальных ситуациях это может затруднить общение с другими; вы можете чувствовать, что вас постоянно осуждают, или у вас могут быть такие симптомы, как заикание, потливость, покраснение или расстройство желудка.

Это может появиться ни с того ни с сего как паническая атака, когда внезапные всплески тревоги заставляют вас чувствовать, что вы вот-вот получите сердечный приступ, сойдете с ума или потеряете контроль. Или же оно может присутствовать все время, как при генерализованном тревожном расстройстве, когда вас поглощает всепроникающая тревога, и вы с ужасом смотрите в будущее.

Большинство людей в какой-то момент испытывают его, но если тревога начинает мешать вашей жизни, сну, способности формировать отношения или продуктивности на работе или в школе, у вас может быть тревожное расстройство. Исследования показывают, что если тревогу не лечить, она может привести к депрессии, ранней смерти и самоубийству. И хотя это действительно может привести к таким серьезным последствиям для здоровья, лекарства, которые назначают для лечения беспокойства, часто не работают в долгосрочной перспективе. Симптомы часто возвращаются, и вы возвращаетесь к тому, с чего начали.

Как наука может помочь

То, как вы справляетесь с жизненными ситуациями или справляетесь с ними, напрямую влияет на степень беспокойства, которое вы испытываете. Поэтому измените способ, которым вы справляетесь, и вы сможете снизить уровень своей тревоги. Вот некоторые из лучших навыков совладания, которые появились в результате нашего исследования в Кембриджском университете, которое будет представлено на 30-м Европейском конгрессе нейропсихофармакологии в Париже, и других научных исследований.

Вам кажется, что ваша жизнь вышла из-под контроля? Вам трудно принимать решения или начинать что-то делать? Ну, один из способов преодолеть нерешительность или начать новый проект — это «сделать это плохо».

Это может показаться странным, но писатель и поэт Г. К. Честертон сказал: «Все, что стоит делать, стоит делать плохо». И он был прав. Причина, по которой это так хорошо работает, заключается в том, что это ускоряет процесс принятия решений и побуждает вас прямо к действию. В противном случае вы могли бы часами решать, как вам что-то делать или что вам следует делать, что может отнимать много времени и вызывать стресс.

Люди часто хотят сделать что-то «идеально» или дождаться «идеального времени», прежде чем начать.Но это может привести к проволочкам, длительным задержкам или даже вообще помешать нам это сделать. А это вызывает стресс и тревогу.

Вместо этого, почему бы просто не начать «сделать это плохо» и не беспокоиться о том, чем это обернется. Это не только облегчит начало работы, но и вы обнаружите, что выполняете задачи намного быстрее, чем раньше. Чаще всего вы также обнаружите, что в конце концов делаете это не так уж плохо — даже если это так, вы всегда можете настроить его позже.

Использование девиза «Делайте это плохо» придает вам смелости пробовать что-то новое, добавляет немного веселья ко всему и перестает слишком беспокоиться о результате. Речь идет о том, чтобы делать это плохо сегодня и совершенствоваться по ходу дела. В конце концов, речь идет об освобождении.

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Показать все 18

1/18 Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

7 Иллюстрации Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье

Иллюстрации Sow Ay о психическом здоровье о психическом здоровье

Sow Ay иллюстрации о психическом здоровье

Sow Ay иллюстрации о психическом здоровье

Sow Ay иллюстрации о психическом здоровье

Sow Ay иллюстрации о психическом здоровье

Sow Ay иллюстрации о психическом здоровье

Прости себя и подожди, чтобы волноваться’

Вы часть особенно критичны к себе и своим ошибкам? Ну представьте, если бы у вас был друг, который постоянно указывал бы на все, что не так с вами и вашей жизнью.Вы, вероятно, захотите избавиться от них прямо сейчас.

Но люди с тревогой часто делают это с собой так часто, что даже не осознают этого. Они просто не добры к себе.

Так что, возможно, пришло время измениться и начать прощать себя за ошибки, которые мы совершаем. Если вы чувствуете, что опозорили себя в какой-то ситуации, не критикуйте себя — просто осознайте, что у вас есть этот импульс винить себя, затем отбросьте негативные мысли и верните свое внимание обратно к текущей задаче или к тому, что вы делали. .

Еще одна эффективная стратегия — «выжидать, чтобы волноваться». Если что-то пошло не так, и вы чувствуете необходимость волноваться (потому что думаете, что облажались), не делайте этого сразу. Вместо этого отложите свое беспокойство — выделяйте 10 минут каждый день, в течение которых вы можете беспокоиться о чем угодно.

Если вы сделаете это, вы обнаружите, что не будете воспринимать ситуацию, вызвавшую первоначальное беспокойство, как надоедливую или тревожную, когда вы вернетесь к ней позже. И наши мысли на самом деле очень быстро распадаются, если мы не подпитываем их энергией.

Найдите цель в жизни, помогая другим

Стоит также подумать, сколько времени вы проводите, думая о ком-то другом? Если его очень мало или совсем нет, то вы подвергаетесь высокому риску плохого психического здоровья. Независимо от того, сколько мы работаем или сколько денег зарабатываем, мы не можем быть по-настоящему счастливыми, пока не узнаем, что кто-то еще нуждается в нас и зависит от нашей продуктивности или любви.

Это не означает, что мы нуждаемся в похвале людей, но, делая что-то, думая о ком-то другом, внимание отвлекается от нас (а также от наших тревог и беспокойств) и направляется на других — и на то, как мы можем изменить ситуацию к лучшему для них.

Регулярно доказывается, что связь с людьми является одним из самых мощных буферов против плохого психического здоровья. Невролог Виктор Франкл писал: «Для людей, которые думают, что не для чего жить, нечего больше ожидать от жизни… вопрос в том, чтобы заставить этих людей осознать, что жизнь все еще чего-то от них ожидает».

Осознание того, что ты нужен кому-то другому, помогает пережить самые трудные времена. Вы будете знать «зачем» своего существования и сможете вынести почти любое «как».

Так как же сделать себя важным в чьей-то жизни? Это может быть так же просто, как забота о ребенке или пожилом родителе, волонтерство или выполнение работы, которая может принести пользу будущим поколениям. Даже если эти люди никогда не осознают, что вы для них сделали, это не имеет значения, потому что вы узнаете. И это заставит вас осознать уникальность и важность вашей жизни.

Оливия Ремес — аспирант Кембриджского университета. Эта статья впервые появилась на The Conversation

Какое лекарство от тревожности мне подходит?

Тревожные расстройства являются наиболее распространенным психическим заболеванием в Соединенных Штатах, которым ежегодно страдает 19 процентов населения.Хотя тревожное расстройство хорошо поддается лечению, 63,1 процента людей, страдающих тревожным расстройством, не получают лечения.

Джой Алонзо, PharmD, MEng, специалист по фармакотерапии психических расстройств и клинический доцент фармацевтической практики Техасского фармацевтического колледжа, объясняет разницу между распространенными лекарствами от беспокойства. «Если вы разбираетесь в различных типах лекарств, вы можете стать лучшим сторонником лечения тревоги. Тревога — одно из самых недооцененных психических заболеваний, и нам нужно больше говорить о нем.

Что такое тревожные расстройства?

Тревожными расстройствами страдают 31,9% людей в возрасте от 13 до 18 лет, и вероятность развития тревожного расстройства у женщин в два раза выше, чем у мужчин. Общие примеры тревожных расстройств включают генерализованное тревожное расстройство, паническое расстройство, социальное тревожное расстройство, тревожное расстройство, вызванное психоактивными веществами, и специфические фобии.

«Тревожное расстройство не только вызывает у вас тревогу. Они могут повлиять на всю вашу жизнь. Кроме того, невылеченная тревожность может привести к другим психическим расстройствам и физическим состояниям», — сказал Алонзо.«У нас нет возможности предсказать, что может вызвать у кого-то тревожное расстройство. Тем не менее, вы можете предпринять шаги, чтобы уменьшить влияние симптомов, например, своевременно обратиться за помощью к медицинскому работнику и избегать употребления безрецептурных лекарств и алкоголя».

Есть ли у меня тревожное расстройство?

Общие признаки и симптомы беспокойства включают нервозность, беспокойство или напряжение, чувство неминуемой опасности или обреченности, учащенное сердцебиение, учащенное дыхание, потливость, дрожь, чувство слабости или усталости, проблемы с концентрацией внимания или сном, боли в животе и головные боли и позывы избегать вещей, вызывающих тревогу.

Тревожные расстройства часто развиваются из-за сложного набора факторов риска. Факторы риска могут включать травму, определенные медицинские проблемы, такие как заболевания щитовидной железы или болезни сердца, стресс из-за тяжелой болезни и другие психические расстройства, такие как депрессия. Употребление или злоупотребление наркотиками и алкоголем может усугубить симптомы тревоги.

«Тревожные расстройства лучше всего лечить с помощью комбинации терапии и лекарств», — сказал Алонзо. «Требуется время, чтобы найти идеальную комбинацию для ваших симптомов.Ваш лечащий врач — лучшее место для начала этого пути».

Бензодиазепины от беспокойства

«В течение многих лет медицинские работники прописывали бензодиазепины для лечения симптомов острой тревоги, — сказал Алонзо. Бензодиазепины также лечат тяжелые мышечные спазмы, тремор и острые судороги.

Бензодиазепины, такие как ксанакс и клонопин, обеспечивают быстрое облегчение панической атаки. Поставщики также могут назначать их для предотвращения случаев острого беспокойства, например, вызванного поездкой на самолете, для тех, кто боится летать, или в моменты, предшествующие операции.

В отличие от других успокаивающих препаратов, бензодиазепины являются контролируемыми веществами. Со временем у вас может развиться толерантность к бензодиазепинам и зависимость от них. Кроме того, попытка внезапного прекращения приема бензодиазепинов может вызвать опасную для жизни абстиненцию, которая может включать судороги. По этим причинам поставщики медицинских услуг обычно назначают бензодиазепины в низких дозах в течение ограниченного периода времени.

Буспирон от беспокойства

«Другим распространенным лекарством, используемым для лечения беспокойства, является буспирон, который также известен под торговой маркой Buspar», — сказал Алонзо.«Он взаимодействует с определенными нейрорецепторами в мозге, которые контролируют настроение, что может уменьшить симптомы тревоги».

Буспирон может помочь пациентам мыслить более ясно и расслабляться с меньшим беспокойством. Это также может помочь при таких симптомах беспокойства, как раздражительность, потливость и проблемы со сном.

Алонзо предостерегает от употребления алкоголя и грейпфрута или грейпфрутового сока при приеме буспирона. «Сообщите своему лечащему врачу или фармацевту о других лекарствах, витаминах и растительных добавках, которые вы принимаете, а также о том, употребляете ли вы алкоголь, курите, вейпите или употребляете запрещенные вещества», — сказал Алонзо.Общие побочные эффекты буспирона могут включать головокружение, нервозность, сонливость и дурноту. «Избегать всего, что может усугубить эти побочные эффекты, — хорошая стратегия».

Гидроксизин от беспокойства

Hydroxyzine, также известный под торговыми марками Atarax и Vistaril, является антигистаминным средством, которое влияет на регулирование химических веществ в вашем мозгу, что помогает контролировать тревогу на краткосрочной основе. Эти лекарства оказывают успокаивающее действие на мозг, и врачи могут назначать их перед операцией, чтобы успокоить нервы и помочь заснуть.

«Гидроксизин может вызывать сонливость и снижение бдительности», — сказал Алонзо. «Важно, чтобы пациенты принимали меры предосторожности, чтобы не садиться за руль, и были осторожны в доме, чтобы не упасть».

Эффекты гидроксизина могут проявляться быстро, в отличие от буспирона, для проявления которого может потребоваться время. Гидроксизин и буспирон не являются контролируемыми веществами. Они также не вызывают толерантности, зависимости или синдрома отмены.

Меклизин от беспокойства

Меклизин, также антигистаминный препарат, чаще всего используется для лечения укачивания и головокружения.Препарат, продаваемый под торговой маркой Antivert , , также может лечить тошноту и головокружение во время панических атак. Однако нет никаких доказательств того, что меклизин уменьшает тревогу в долгосрочной перспективе.

«Меклизину может потребоваться до часа, чтобы начать действовать. Это может помочь при тошноте и головокружении, связанных с паническими атаками», — сказал Алонзо. «Люди с определенным триггером беспокойства, таким как авиаперелет, могут принять его перед полетом, так как эффект будет длиться от восьми до 24 часов».

Что такое СИОЗС и СИОЗСН?

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), такие как Золофт и Прозак, и ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН), такие как Эффексор и Пристик, являются антидепрессантами, но они также могут помочь при симптомах тревоги.По этой причине многие поставщики медицинских услуг назначат СИОЗС или СИОЗСН, если у вас есть сочетание депрессии и тревоги.

«СИОЗС и СИОЗСН не являются мгновенным средством для устранения симптомов, связанных с тревожным расстройством, и даже не обеспечивают немедленного облегчения», — сказал Алонзо. «Они работают, взаимодействуя с нейротрансмиттерами и рецепторами в вашем мозгу, которые могут помочь регулировать настроение, сон и уровень энергии. Пациентам важно понимать, что для полного эффекта этих лекарств может потребоваться от четырех до шести недель.

Некоторые пациенты могут лучше реагировать на одно из этих лекарств, чем на другие. Если после приема лекарства в течение двух недель симптомы не улучшились, поговорите со своим врачом, чтобы скорректировать режим приема лекарств. Нередки испытания лечения более чем одним лекарством.

Комбинация успокаивающих препаратов, опиоидов и алкоголя

Более 30 процентов случаев передозировки опиоидами также связаны с приемом успокаивающих препаратов. — сказал Алонзо. «Бензодиазепины и опиоиды вызывают седативный эффект и подавляют дыхание.Алкоголь играет роль в снижении сознания и когнитивных способностей. Эти вещества вместе могут быть невероятно опасными, даже смертельными».

Alonzo, неотъемлемая часть Целевой группы по опиоидам Техасского медицинского научного центра A&M, работает над информированием сообщества о рисках злоупотребления опиоидами. «Опиоидный кризис — невероятно сложная проблема со многими движущими факторами», — сказала она. «Нам нужны стратегии, чтобы лучше информировать как врачей, так и пациентов об опасностях некоторых рецептурных лекарств, особенно в сочетании с алкоголем.

Пациенты, злоупотребляющие отпускаемыми по рецепту лекарствами, могут полагать, что эти вещества безопаснее запрещенных, но это не так. Любой пациент, проходящий лечение по рецепту от психического расстройства, должен обсудить употребление алкоголя, безрецептурных лекарств и других веществ со своим фармацевтом или поставщиком медицинских услуг.

Безопасны ли успокаивающие препараты при беременности или кормлении грудью?

«Прежде чем принимать какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту, вы всегда должны поговорить со своим лечащим врачом или фармацевтом, если вы беременны или планируете забеременеть», — сказал Алонзо.«Некоторые лекарства, такие как СИОЗС и СИОЗСН, не были должным образом изучены при беременности. Каждый должен вести открытый разговор об этих рисках».

Как правило, поставщики медицинских услуг не рекомендуют бензодиазепины во время беременности или в период грудного вскармливания, поскольку они могут попасть в грудное молоко. Младенец на грудном вскармливании может испытывать такие симптомы, как седативный эффект, трудности с кормлением и потеря веса.

Вы и ваша медицинская бригада должны оценить преимущества грудного вскармливания с учетом риска потенциального воздействия лекарств на младенцев и невылеченного или неадекватно леченного психического расстройства у матери.

  Какое успокоительное лучше?

Тревожные расстройства лечатся по-разному в зависимости от человека. «Лечение психических расстройств не является универсальным подходом. Вам нужно привлечь своего лечащего врача, терапевта и фармацевта, чтобы определить, какое лечение лучше всего подходит для вас», — сказал Алонзо. «Может потребоваться время, чтобы найти правильное лечение. Однако надежда на ваше выздоровление есть, и вы того стоите».

Если вам трудно справиться со своим беспокойством, поговорите с врачом о возможных вариантах.

— Мэри Ли Мейер

13 эффективных способов лечения беспокойства без лекарств

Зачем лечить тревогу без лекарств?

Хотя тревожные расстройства распространены и поддаются лечению, некоторые лекарства от беспокойства могут вызывать нежелательные побочные эффекты, и некоторые могут беспокоиться о том, как могут ощущаться эти побочные эффекты от лекарств. Очень важно проконсультироваться с врачом о лекарствах и обо всех возможных побочных эффектах.Исследуйте и задавайте как можно больше вопросов, чтобы избежать осложнений и выяснить, что лучше всего подходит для вас.

Лекарства от беспокойства, такие как бензодиазепины, могут иметь побочные эффекты, такие как слабость, невнятная речь и антероградная амнезия. Терапевты также должны заранее предупреждать пациентов о возможном риске развития толерантности, который может привести к возникновению тревоги или синдрому отмены при резком прекращении приема препарата. 1,2

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) могут иметь побочные эффекты, такие как повышенная тревожность или возбуждение, бессонница, проблемы с желудочно-кишечным трактом, головные боли, потливость и сексуальная дисфункция. 3 Хотя эти побочные эффекты не всегда распространены, они являются причиной, по которой многие люди принимают решение лечиться от беспокойства без лекарств.

Как справиться с тревогой без лекарств: 13 альтернатив

Вам интересно, как лечить тревогу без лекарств? Некоторые люди предпочитают использовать более естественные средства, такие как медитация и физические упражнения, чтобы свести к минимуму симптомы тревоги и справиться с ними.

Вот 13 способов справиться с беспокойством без лекарств:

1.Медитация

Многие люди чувствуют себя слишком занятыми или напряженными, чтобы присутствовать и сосредотачиваться на своем дыхании; однако медитация может помочь уменьшить тревогу, предоставляя больше времени для осознанности. Это усиливает ваше чувство мастерства благодаря самонаблюдению и познавательному отношению. 3

Медитацией можно заниматься во время ходьбы или выполнения других простых упражнений. Он направлен на разрушение привычных автоматических ментальных категорий, тем самым восстанавливая первичную природу восприятий и событий, фокусируя внимание на процессе, игнорируя его цель или результат. 5

2. Йога

Как и медитация, йога может помочь людям обрести больше спокойствия в течение дня и стать более внимательными. Это способствует здоровому балансу между работой и личной жизнью и снижает тревожные мысли и поведение. Йога также продвигает методы глубокого дыхания, чтобы расслабить разум и тело и увеличить насыщение кислородом. 4 Это можно легко сделать из дома или с помощью приложения по вашему выбору.

3. Практика внимательности

Осознанность — это самоуправление вниманием.Чтобы попрактиковаться, начните распознавать, что происходит с разумом и телом, когда они срабатывают. Несколько раз возвращайте внимание к одному нейтральному раздражителю, например к дыханию. 5 Как только вы лучше осознаете телесные ощущения в удобном месте, вам может стать легче сохранять осознанность в повседневных взаимодействиях.

4. Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — распространенная форма лечения тревоги. Терапевт включает в себя руководства или другие психообразовательные материалы и может рекомендовать ежедневную домашнюю работу, чтобы помочь вам научиться адаптивным способам управления и уменьшения дисфункциональных убеждений, разработать адаптивные механизмы преодоления и понять динамические и взаимные отношения между чувствами, мыслями и поведением. 6

5. Сон

Сон необходим для здорового когнитивного функционирования. 7 Правильное количество необходимо для того, чтобы чувствовать себя более похожим на себя, а включение ежедневного и ночного режима может помочь начать более здоровый образ жизни. Некоторые люди создают успокаивающие ритуалы перед сном, например, выключают всю электронику за 30 минут до сна, принимают горячую ванну или ведут дневник.

6. Избегайте кофеина

В определенных дозах кофеин может способствовать и усугублять последствия острой и хронической тревоги.Для людей, которые хронически беспокоятся или страдают от панического расстройства, потребление должно быть уменьшено или исключено. Вы можете заменить его чем-то вроде кофе или чая без кофеина. 8

7. Упражнение

Занятия любым видом упражнений могут помочь людям с перепадами настроения уменьшить тревогу. 9 Поскольку физические упражнения обладают антидепрессивным и анксиолитическим эффектом, преимущества включают снижение чувствительности к текущему стрессу и повышение устойчивости перед лицом будущего стресса. 10

8. Терапия

Психотерапия помогает людям осознать свои негативные предубеждения, объективно рассматривать возникающие ситуации, объективно кодировать новую информацию и использовать эту информацию для восстановления своего мировоззрения. 11 Люди часто с нетерпением ждут дополнительной поддержки от встреч с терапевтом еженедельно или раз в две недели, что также может привести к снижению беспокойства.

9. Управление стрессом

Управление своим временем и поведением может помочь вам чувствовать себя более организованным и контролировать свои стратегии выживания.Управление стрессом с помощью системного подхода может изменить динамику семьи и личных отношений, которые вызывают или усугубляют существующий стресс. 12

Когнитивно-поведенческие подходы к управлению стрессом включают когнитивные навыки преодоления стресса, ориентированные на эмоции или проблемы, самоконтроль интенсивности стресса, ведение записей мыслей и управление временем (FN21). более здоровые границы.

10. Хорошо питайтесь

Знание того, какие виды продуктов обеспечивают наилучшие преимущества, связанные с беспокойством, может помочь вам сделать разумный выбор в отношении того, что включить в свой рацион.Например, продукты или связанные с едой привычки, связанные с меньшим беспокойством, включают овощи и фрукты, жирные кислоты омега-3, жирные кислоты мега-9, орехи и семена, потребление завтрака, зеленый чай, травяной чай, сою, шафран, кулинарные травы, противовоспалительные продукты, веганство, цинк, магний и витамины С и Е. 13

11. Уход за собой

Забота о себе определяется как участие в поведении, которое поддерживает и способствует физическому и эмоциональному благополучию. Эти виды поведения включают сон, физические упражнения, использование социальной поддержки, стратегии эмоциональной регуляции и практики осознанности. 14 Уход за собой может принести больше гармонии в вашу жизнь.

12. Практикуйте положительные аффирмации

Позитивные аффирмации могут стимулировать самомотивацию, способствовать позитивным изменениям в жизни или повышать самооценку. Если вы обнаружите, что используете негативный внутренний диалог, позитивные аффирмации могут побороть эти часто подсознательные паттерны и заменить их более адаптивными нарративами, такими как «Мне достаточно», «Совершать ошибки — это нормально», «Я люблю себя» и « Я заслуживаю счастья». 16

13.Пишите в журнале

Ведение дневника можно использовать для записи мыслей, поведения и ежедневного самовыражения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.