Аппендицит перфоративный гангренозный: Аппендицит: симптомы, причины, осложнения | Doc.ua

Содержание

Гангренозный аппендицит — медицинский центр «ВАШ ДОКТОР» Шахты

Диагностика болей в животе всегда затруднена сложностью доступа к проблемному месту. К заболеваниям, которые тяжело обнаружить, относится и гангренозный аппендицит. Он отличается быстрым нагноением и отмиранием ткани червеобразного отростка, влекущее разрыв его стенки – перфорацию.

Симптомы

Воспаление развивается стремительно. Боль выражена слабее, чем при обычном аппендиците, что объясняется гибелью клеток. Однако общая интоксикация вызывает тяжелые проявления:

• Боль, распространяющаяся от пупка к нижней правой стороне;

• Неоднократная рвота;

• Язык сухой, покрытый слоем коричневого налета;

• Озноб, холодная испарина;

• Подъем температуры отсутствует;

• Частый пульс;

• Резкая боль от легких прикасаний к животу.

Данные симптомы требуют срочной консультации специалиста. До приезда медицинской бригады не следует употреблять лекарства.

Причины

Аппендицит — наиболее распространенный повод для проведения хирургической операции.

Многочисленные исследования так и не позволили объяснить механизм развития этого заболевания, но причины образования гангренозного перерождения выявить не сложно. В любом отделе организма отмирание клеток развивается по схожей схеме. К гангренозному осложнению ведут:

• Поздняя диагностика;

• Старческий возраст;

• Нарушение кровообращения в брюшине;

• Тромбоз сосудов аппендикса;

• Атеросклероз;

• Последующее инфицирование;

• Аутоиммунная реактивность.

Гангренозный аппендицит часто сопровождает другие болезни, которые не всегда связаны с животом. К ним относятся:

• Грипп, ОРВИ;

• Туберкулез;

• Язва желудка;

• Колит;

• Онкология;

• СПИД

Гангренозный аппендицит может появиться при слабой перистальтике. Замедленное продвижение кишечных масс способствует застою в отростке, что может спровоцировать гниение и интоксикацию.

Медицинская помощь

Больного аппендицитом экстренно госпитализируют. Гангренозный аппендицит – тяжелое заболевание, требующее срочного лечения у хирурга. Для исключения ошибочных диагнозов больному зададут вопросы:

• Как проявляется болезнь;

• Когда появились симптомы;

• Какие патологии были в недавнем времени.

Далее будет осмотр живота, КТ или рентген, исследование анализов.

Удаление отростка проводится несколькими способами:

• Полостная операция. Через разрез на брюшине извлекают загноившийся аппендикс и накладывают шов; 

• Лапароскопия. Через небольшие проколы в полость вводят оптическое устройство и манипуляторы, позволяющие обнаружить и отсечь отросток. 

Вовремя проведенная операция позволит пациенту не почувствовать тяжких осложнений и быстро восстановить трудоспособность.

этиология, патогенез, классификация, а также варианты его рецидивирующего и хронического течения

Хирургическое лечение аппендицита отрабатывалось, внедрялось на рубеже XIX и XX веков. В первой четверти XX века хирургическое лечение вытеснило консервативную терапию.

В этот же период многие ученые, увлеченные идеями Дарвина, с энтузиазмом выискивали рудименты в организме человека. В первоначальный список вошло около 180 рудиментов. Увлеченные практики вслед за теоретиками быстро решали проблему рудиментов оперативным путем. Особенно досталось кишечнику: практиковалось даже удаление толстой кишки, так как считалось, что тем самым организм освобождался от гнилостных бактерий.

С аппендиксом тем более не церемонились, его удаляли попутно, чтобы он не создавал проблемы в будущем [4].

По мере накопления знаний о функциях органов список рудиментов сократился до нуля. Реабилитирован и червеобразный отросток, выполняющий сложные и важные функции.

Функции аппендикса

Аппендикс относится к лимфоидным органам. Стенки отростка имеют значительно большее количество лимфоидных образований, чем другие отделы кишечника. Так, в последние месяцы утробной жизни в стенке слепой кишки и отростке выявляют по 5-7 лимфоидных фолликулов (ЛФ) на 1 см2. В детском и юношеском возрасте количество ЛФ в отростке увеличивается до 50-60 на 1 см2, а в слепой кишке остается на прежнем уровне. Увеличение количества и размеров ЛФ в стенке отростка происходит до 16 лет. Общее количество ЛФ в аппендиксе у подростков в среднем около 655, что в 11/2 раза больше, чем в стенках пищевода, и лишь на 50% меньше общего количества ЛФ в тонкой кишке. В пожилом и старческом возрасте наблюдается уменьшение числа и размеров ЛФ.

В ЛФ выделяют купол, крону, зародышевый центр. Периферическую часть узелка занимает (мантийная) Т-зона, где соотношение Т- и В-лимфоцитов варьирует от 14:1 до 20:1. В-зона: IgA- и IgM-продуцирующие лимфоциты обнаружены в центральных отделах ЛФ, IgG — по периферии. Аппендикс является важным органом для формирования В-зон органов иммунной системы в онтогенезе и участвует в иммунных реакциях. Вновь образованные лимфоциты и антитела не только используются в месте их возникновения (аппендиксе), но и распространяются по сосудистому руслу, достигая грудного протока, лимфатических узлов и селезенки [10, 22].

Через эпителий, покрывающий ЛФ отростка, происходит постоянная миграция лимфоидных клеток. За 1 мин в просвет кишечника поступает от 18 до 36 тыс. лимфоидных клеток [12].

Аппендикс выполняет секреторную функцию, выделяя аппендикулярный сок в количестве от 0,8 до 3,5 мл за час, его pН равна 8,3-8,9 (щелочная среда). Секрет содержит сиаловую кислоту, которая выполняет защитную, бактерицидную функцию [12]. Отросток имеет очень богатую иннервацию. Его нервный аппарат содержит не только зрелые нервные образования, но и незрелые — нейробласты, что указывает на непрерывное обновление нервного аппарата на протяжении всей жизни [8].

Лимфоидный аппарат отростка может выполнять роль резервного иммунного органа вследствие устойчивости к повреждающим факторам, вызывающим дисфункцию в других звеньях иммунной системы [4, 24].

Аппендэктомия в некоторой степени снижает как риск возникновения болезни Крона и язвенного колита, так и тяжесть их течения [29]. После удаления отростка лучше идет приживление пересаженных органов — это все примеры возникающей иммуносупрессии после аппендэктомии [24].

В состав илеоцекальной области входит аппендикс, слепая кишка с баугиниевой заслонкой и конечный участок подвздошной кишки. Выпадение любого звена этой системы не только неизбежно вносит изменения в ее статику, но и вызывает существенные функциональные нарушения. Роль илеоцекального отдела в процессе пищеварения очень важна. Он дифференцирует объем химуса и время поступления его в толстую кишку, оказывает существенное влияние на моторную деятельность всей пищеварительной системы [9].

Тяжело протекающие кишечные инфекции и проводимая антибактериальная терапия могут «очистить» кишечник от полезных бактерий и тогда на помощь приходит червеобразный отросток. «Аппендикс — надежное хранилище для бактерий» — это мнение W. Parker — одного из исследователей функции аппендикса (Университет Дьюка, США, 2009 г.). Отросток является своеобразной «фермой», где размножается полезная микрофлора и прежде всего кишечная палочка. Из отростка идет ее постоянное поступление в толстую кишку, где она препятствует размножению патогенной флоры [26, 35].

Червеобразный отросток выполняет эндокринную функцию, выделяя ряд ферментов, которые влияют на процессы пищеварения и на деятельность других органов брюшной полости [21, 24]. Удаление нормального аппендикса у беременной увеличивает риск выкидыша в 3 раза [17].

Острый аппендицит

Острый аппендицит (ОА) — неспецифическое инфекционное воспаление червеобразного отростка.

Этиология и патогенез острого аппендицита

Развитие ОА связывают с двумя факторами — обструкцией и инфекцией. Обструкцию отростка выявляют у 30-40% больных ОА, ее вызывают инородные тела, фекалиты и пр. Обструкция отростка обусловливает повышение внутриаппендикулярного давления, приводящее к сдавливанию сосудов, развитию ишемии, нарушению трофики слизистой, что в итоге и активизирует аутофлору в аппендиксе. В 60-70% наблюдений дебют ОА связывают с вирусной инфекцией, которая, повреждая слизистую отростка, делает ее более уязвимой к заселению бактериями [6, 36].

Инфекция всегда вызывает значительную гиперплазию ЛФ, что иногда приводит к полной обструкции отростка без участия инородных тел [6, 8].

Роль инфекции, в частности вирусной, а также иммунологические аспекты при ОА отражены в диссертационной работе, выполненной А.Е. Али-Ризой.

Этиологическая верификация: у 79,5% больных выявлена вирусно-бактериальная, у 7,7% — только бактериальная (кишечная палочка, клебсиелла, синегнойная палочка), у 12,8% — только вирусная (вирусы гриппа, парамиксовирусы, энтеровирусы, аденовирусы и наиболее часто выявляли ортовирусы и парамиксовирусы) инфекция.

Иммуноморфологическое исследование отростка при ОА выявило значительное снижение уровня IgА- и IgМ-содержащих клеток, особенно при флегмонозном ОА, а также повышение уровня IgG и семикратное увеличение уровня IgЕ, что может указывать на участие в патогенезе ОА и аллергического компонента, способствующего ограничению зоны действия антигена [2,13].

Классификация острого аппендицита

Есть более полутора десятка классификаций, написанных хирургами, и всего несколько классификаций, написанных патологами.

За какими специалистами должен сохраняться приоритет в создании новых классификаций — клиницистами или патологами?

Уже во времена первого знакомства с аппендицитом McBurney писал, что «поставить диагноз патологоанатомических изменений в отростке на основании клинических данных нельзя». По мнению патолога П.Ф. Калитеевского, «клинически определить форму ОА… с достоверностью нельзя не только до операции, но и на основании внешнего вида отростка. И только патолог с помощью микроскопа, притом иногда с большими затруднениями, может этого достигнуть» [11].

В монографиях, написанных клиницистами, приводится следующая классификация ОА: катаральный (поверхностный, простой), деструктивный (флегмонозный, апостематозный, флегмонозно-язвенный, гангренозный, перфоративный) [12, 15, 18].

Хотя клиницисты и называют свои классификации клинико-морфологическими, материал патологов в их изложении зачастую подается неточно. Например, в классификациях, написанных клиницистами, катаральный и простой (поверхностный) аппендицит отождествляются, хотя патологи их разделяли. Так, о катаральном аппендиците четко и ясно писал И.В. Давыдовский: «Катаральный аппендицит, как правило, не имеет отношения к классическому аппендициту и не является, как это думали раньше, ни начальной фазой, ни формой последнего… Вероятнее всего, что здесь имеет место отражение общего катарального состояния толстого кишечника или его части» [8]. А.И. Абрикосов в своей классификации, которая была и остается наиболее удачной из всех написанных, не выделял катаральный аппендицит [1].

I. Поверхностный аппендицит — первичный аффект.

II. Флегмонозный аппендицит:

1) простой флегмонозный;

2) флегмонозно-язвенный;

3) апостематозный: а) без прободения, б) с прободением.

III. Гангренозный аппендицит:

1) первичный гангренозный: а) без прободения, б) с прободением;

2) вторичный гангренозный: а) без прободения, б) с прободением.

Далее следует коснуться форм и стадий ОА.

В 70-80-х годах прошлого столетия возникла полемика между хирургами. Одни стали отрицать стадийность, выделяя только отдельные формы аппендицита, другие признавали стадийность, но отрицали отдельные формы. Дискутировали в основном клиницисты, к сожалению, не опираясь на работы патологов [14, 16].

И.В. Давыдовский выделял две формы ОА: «Под формами следует подразумевать особые черты процесса, уклонения его от типового развития или с самого начала, или в дальнейшем течении. Сюда относится гангренозный аппендицит (ГА), а также абортивные формы аппендицита, ограничивающиеся формированием ряда поверхностно лежащих первичных аффектов без дальнейшего их развития в язвенные и флегмонозные процессы» [8].

Исследования последних лет подтверждают эту точку зрения. Так, по гипотезе Edward Livingstone (Техасский университет, США, 2009 г.), перфорация воспаленного отростка происходит не всегда, независимо от того, как много времени прошло от начала заболевания. Не перфорирующее воспаление аппендикса связывается с вирусной инфекцией [36].

Воспалительный процесс чаще начинается в дистальной части отростка, где микроскопически выявляется первичный аффект в виде дефекта из фибрина и лейкоцитов. Так возникает простой (поверхностный) ОА [1, 8]. Макроскопически отросток не изменен, поэтому клинически трудно отличить дебют ОА со структурными очаговыми изменениями в виде первичного аффекта от вторичных, реактивных изменений, возникающих при заболевании кишечника или других органов [11].

На данном этапе простой аппендицит является первоначальной стадией, а при спонтанном разрешении — отдельной формой.

Если процесс прогрессирует, то несколько первичных аффектов сливаются и все слои отростка оказываются инфильтрированы лейкоцитами. Эта стадия обозначается как простой флегмонозный (по А.И. Абрикосову) аппендицит. Это этапы двух стадий без деструктивных явлений. Об этом пишет и О.Е. Нифантьев: «Когда речь идет о простом флегмонозном аппендиците, то предполагается морфологическая форма, не сопровождающаяся деструкцией тканей» [15].

При простом флегмонозном аппендиците можно увидеть легкую гиперемию, минимальную отечность; при пальпации напряженность, ригидность. При ультразвуковом исследовании, тем более при лапароскопии данная стадия диагностируется. Чувствительность ультразвукового исследования при верификации аппендицита около 80%, специфичность — 85%. Видеолапароскопия обеспечивает в 98,1% наблюдений визуализацию отростка и постановку правильного диагноза [20, 21, 27].

При дальнейшей прогрессии ОА развиваются деструктивные варианты: флегмонозно-язвенный, апостематозный, эмпиема отростка.

Любой вариант деструктивного аппендицита может сопровождаться массивными кровоизлияниями в стенку и в просвет отростка. Тогда он имеет темно-красный, зеленовато-красный или черно-красный цвет. «Гангренозный» вид отростка обусловлен изменением пигмента крови под воздействием газов кишечника, в основном серосодержащих [11].

Изначально развивающийся ГА протекает без предшествующих стадий. Он возникает вследствие ангионевротического стаза, что ведет к омертвению и гангрене (первичный ГА) и бывает редко, или вследствие воспалительного тромбоза сосудов отростка, что также приводит к его гангрене (вторичный ГА) [1, 8]. При осмотре аппендикс выглядит дряблым, зеленовато-серым или черным, издает гнилостный запах [11].

Процессы восстановления после острого аппендицита

П.Ф. Калитеевский отмечает: «Относительно легкие формы воспаления, как очаговая и даже флегмонозная, являются обратимыми процессами, не оставляющими грубых рубцовых изменений… острые поражения, даже язвенного характера, дефекты слизистой оболочки заживают без рубцов (брюшной тиф, дизентерия, операционные разрезы)» [11].

Описание И.В. Давыдовским значительного восстановления отростка при тяжелой деструкции: «Замедление регенерации может быть связано с интенсивностью флегмонозных и язвенных поражений… Диффузный флегмонозно-язвенный аппендицит ведет к гнойному расплавлению слизистой оболочки. Развивающаяся в дальнейшем грануляционная ткань приводит к формированию диффузных рубцовых полей, перекрывающихся со стороны просвета новым цилиндрическим эпителием» [8]. Восстанавливается и лимфоидная ткань: «Новообразование лимфоидной ткани в виде лимфатических фолликулов … происходит по ходу соединительнотканных прослоек … в стенке червеобразного отростка» [7].

В приведенных выдержках описаны возможности аппендикса к восстановлению при ОА. Но возникает вопрос, сохраняется ли риск развития рецидивирующего или хронического аппендицита.

Что касается рецидивирующего аппендицита (РА), то он никем не отрицается.

Рецидивирующий и гранулематозный аппендицит

Причиной РА может явиться отсроченная аппендэктомия при аппендикулярном инфильтрате (АИ) или аппендикулярном абсцессе (АА) [17]. Гистоморфологическое исследование отростка при РА позволяет выявить признаки затяжного воспалительного процесса, а иногда и гранулемы, которые, как известно, характерны для гранулематозного аппендицита (ГРА) [33]. Таким образом, прослеживается определенная взаимосвязь между РА и ГРА. Коснемся ее подробнее.

Выделяют идиопатический гранулематозный аппендицит (ИГА), к которому относят ГРА без выясненной этиологии, и вторичный гранулематозный аппендицит (ВГА) — это ГРА с известной этиологией. За последнее десятилетие ГРА был хорошо изучен, что позволило чаще диагностировать ВГА и крайне редко — ИГА. Надо отметить, что и ВГА выявляется нечасто. Так, по данным Abdull Gaffar B. (2010), ВГА диагностирован в 13 отростках, удаленных и исследованных у 3381 больного с клинической картиной ОА, что составило 0,38% [28]. Частота ВГА при заболеваниях: 25% составляют больные с иерсиниозным илеитом и аппендицитом, 15% — больные с АИ и АА при отсроченной аппендэктомии, 8% — с болезнью Крона, остальные наблюдения приходятся на саркоидоз, инородные тела, микобактерии, грибы, паразитарную инвазию. В целом, если в США и Западной Европе доминируют при ВРА иерсиниозная инфекция и болезнь Крона, то в тропических и субтропических странах преобладают микобактерии и паразитарные инвазии [28, 29].

До конца не изученным остается ВГА при РА. Например, неясно, какой этиологический фактор инициирует развитие гранулем, которые выявляются у 30% больных РА, а у 70% их нет [31]. Возможно, что два гистоморфологических варианта РА вызываются разной патогенной флорой. Проводятся ли исследования в этом направлении?

При изучении ГРА в эксперименте на кроликах, проводившемся в Японии (H. Fujjwara, Tokyo, 1987 г.), в гранулемах были выявлены Гр (+) бактерии, с которыми предположительно и было связано развитие гранулем [30]. У людей подобная флора при ГРА пока не выделена.

Информация интересна тем, что при доказательстве участия в развитии гранулематозного варианта РА причинно значимого микробного патогена, который бы относился к микрофлоре червеобразного отростка, была бы доказана возможность перехода ОА в РА и далее в хронический аппендицит (ХА). Но это лишь одна из гипотез. Можно выдвинуть и другую. Например, нельзя исключить и возможность выявления гранулем при РА вследствие развития ОА на фоне уже протекающего ГРА.

РА без гранулем протекает благоприятно. Более чем в 90% наблюдений происходит его значительное восстановление уже в первые недели от начала заболевания, что исключает риск хронического течения РА [33].

Таким образом, ВГА — это один из проявлений инфекционных и иммунных заболеваний, протекающих зачастую с поражением не только отростка, но и других отделов кишечника, что указывает на условность выделения данного варианта аппендицита.

Выделяется еще острый рецидивирующий аппендицит, диагноз которого ставится больным с клинической картиной ОА и наличием подобных приступов в анамнезе, прошедших самостоятельно. Предшествующие обострения интерпретируются как «рецидивы» аппендицита [17].

Возможно, это и так, но необходимо внести уточнение: повторные «рецидивы» вызываются вирусной инфекцией у 10-12,8% больных с клинической картиной ОА [2, 36]. Завершаются они или очередным спонтанным выздоровлением на стадии поверхностного аппендицита с полным восстановлением отростка, или переходят во флегмонозную стадию ОА [8, 32]. По сути, мы сталкиваемся еще c одним эпизодом ОА, а не с очередным рецидивом ОА.

Подытоживая главу о РА, следует отметить, что ни РА, ни тем более ОА не переходят в ХА. В литературных источниках, доказывающих существование ХА, приводятся гистоморфологические и культуральные данные, которые не характерны для обострения хронического воспалительного процесса, вызванного инфекцией. Нет в описаниях как нейтрофильной инфильтрации, так и активизированной микрофлоры в червеобразном отростке [8, 11, 19, 23, 25].

А существуют ли другие варианты развития ХА?

Первично-хронический аппендицит

Выделяется первичный рецидивирующий, или первично-хронический аппендицит (ПХА), развивающийся изначально как хронический процесс, без ОА в анамнезе.

Изменения, выявляемые патологами при ПХА, разнообразны: от минимальных первоначальных проявлений у 7,4% больных до более выраженных склеротических изменений в подслизистом слое, которые обычно сопровождаются лимфогистиоцитарной инфильтрацией у 42% больных, до атрофии и склероза с полной обструкцией отростка у 50,6% больных [11, 34]. К данному варианту можно отнести и описанный А.А. Русановым «фибропластический аппендицит» с обильным разрастанием соединительной ткани в стенке отростка и распространением процесса на слепую, подвздошную, восходящую кишку, париетальную брюшину [18].

Патолог Obendorfer «ни разу не видел облитерации вследствие острого воспаления отростка», а выраженные «склеротические изменения в аппендиксе имеют хроническую воспалительную природу» (цит. П.Ф. Калитеевский [11]).

Таким образом, для ПХА характерна фибропластическая направленность процесса, этиология которого неизвестна.

Если нет доказательств участия инфекции в развитии склеротических изменений, то чем же они вызваны?

При ПХА в эндотелии, стенках сосудов, периваскулярно иногда обнаруживаются иммунные комплексы [19]. А.И. Абрикосов в удаленных в «холодный период» отростках наряду со склеротическими изменениями находил изменения мелких артерий типа «узловатого периартериита» и не исключал аллергического генеза рецидивов аппендицита [1]. Подобные изменения сосудов описаны И.В. Давыдовским [8].

Следует отметить, что описанная гистоморфологическая динамика при ПХА более характерна для иммуноопосредованных процессов: хронического гломерулонефрита в нефрологии, аутоиммунного гастрита в гастроэнтерологии и пр. [3].

Насколько эффективна аппендэктомия при ПХА? По данным Р.Е. Бермана, В.К. Вогана, только у некоторых детей состояние улучшилось, но у большинства боли сохранялись [5]. По другим данным, у 13-63,2% больных результат операции оказался неудовлетворительным [19].

Все изложенное выше позволяет выдвинуть гипотезу об аутоиммунном генезе развития ПХА с вовлечением всей илеоцекальной зоны, и к ОА, наиболее вероятно, он никакого отношения не имеет.

Для ее подтверждения необходимо провести электронно-микроскопическое и иммуногистохимическое исследования.

Таким образом, аппендикс выполняет сложные функции: иммунную, секреторную, гормональную, нормализует флору и влияет на моторику кишечника.

Причиной рецидивирующего аппендицита может явиться отсроченная аппендэктомия при аппендикулярном инфильтрате и аппендикулярном абсцессе. У трети больных выявляются гранулемы, что указывает на возможную взаимосвязь между рецидивирующим и гранулематозным аппендицитом.

Существование хронического аппендицита не подтверждается гистоморфологическими и культуральными исследованиями. В период его обострения не выявляются признаки воспаления, вызванные инфекцией. Нет в описаниях как нейтрофильной инфильтрации, так и активизированной микрофлоры в червеобразном отростке.

Первично-хронический аппендицит, наиболее вероятно, отношения к острому аппендициту не имеет, а протекает как самостоятельное аутоиммунное заболевание аппендикса и илеоцекальной области. Для подтверждения данной гипотезы необходимо провести электронно-микроскопическое и иммуногистохимическое исследования.

Острый гангренозный аппендицит: перфоративный, гнойный, флегмонозный

Гангренозный аппендицит возникает в случае, если не было начато лечение острого воспаления на протяжении первых суток. Начиная со второго дня острого аппендицита, теряется чувствительность нервов, и боль может перестать беспокоить. К сожалению, большинство больных думают, что их состояние нормализовалось, и к врачу можно не идти. В подобной ситуации опасность развития перитонита практически стопроцентная.

Первые признаки начала острого воспаления – это повторяющиеся приступы рвоты, после которых не наступает облегчения. Общая интоксикация нарастает, температура тела чаще остается неизменной или даже понижается.

Первая стадия гангренозного аппендицита именуется «токсическими ножницами»: у больного учащается сердцебиение (примерно сотня ударов за минуту), однако повышения температуры по-прежнему нет. При осмотре языка обнаруживается типичный желтый налет.

При старческом первичном гангренозном аппендиците боль в животе справа резко появляется и так же резко пропадает. При прощупывании живот плотный и болезненный. Самочувствие больного тяжелое.

Если пациент не получает необходимой медицинской помощи, то далее гангренозный процесс осложняется перфорацией – прободением стенки аппендикса. В этот момент больной чувствует сильнейшую боль, растекающуюся по всей брюшной полости. Температура повышается, сердцебиение учащается, поверхность языка становится сухой, с коричневатым налетом. Наблюдается изнурительная рвота.

Гангренозный аппендицит у детей

В детском возрасте гангренозный аппендицит, как правило, является завершением стадии острого аппендицита. При такой разновидности заболевания происходит некроз стенок отростка, возникает опасность перехода инфекции в брюшину.

У детей клиническая картина гангренозного аппендицита схожа с таковыми проявлениями у взрослых:

  • разлитые боли в животе;
  • рвота, после которой ребенку не становится легче;
  • обычная или даже пониженная температура;
  • жажда, сухость слизистой ротовой полости.

Стоит заметить, что у детей из-за продолжающегося роста организма часто диагностируется нетипичное расположение кишечного отростка – этот момент обязательно должен быть учтен при диагностических мероприятиях. Относительно распространено завышенное расположение аппендикса – примерно под печенью. В подобной ситуации заболевание можно спутать с холециститом. Если же отросток расположен позади слепой кишки, то напряженность передней брюшной стенки может отсутствовать, а боли будут локализованы в области поясницы.

Клинические исследование Острый аппендицит: Аппендэктомия — Реестр клинических исследований

Краткое содержание

Аппендэктомия — наиболее эффективный вариант лечения острого аппендизита, который является наиболее эффективным. commen неотложная хирургическая патология. Однако с течением времени границы хирургического лечения сужаются. Безоперационное лечение, особенно в случаях неосложненного острого аппендицита. (NOM) с антибиотиками становится основным вариантом лечения. Пандемия COVID-19, которая вызванный новым коронавирусом 2019 года (2019-nCoV), с которым мы столкнулись в текущем процессе, имеет привели к повторному допросу хирургических плановых и неотложных случаев. Серьезные осложнения и повышенный уровень смертности от 2019-nCoV создает новые проблемы отбора пациентов для неотложная хирургия и медицинские работники, столкнувшиеся с потенциальными проблемами со здоровьем. Так же, как другие хирургические вмешательства, в случаях неосложненного острого аппендизита НОМ становятся более обязательный. NOM неосложненного острого аппендизита не увеличивает риск перфорации и общая практика для уменьшения хирургических осложнений в период пандемии COVID-19. Дополнительно осложненный острый аппендицит составляет от 20 до 30% пациентов, перенесших аппендэктомии и приводят к повышенному риску послеоперационных осложнений, отсрочке выздоровления и более длительное пребывание в больнице. Поэтому ранняя диагностика осложненного острого аппендицита важный; однако самый подходящий и недорогой метод диагностики диагноз пока не установлен. Хотя методы визуализации широко распространены, эти методы недоступны во многих сельских больницах из-за высокой стоимости и недоступность специалистов. Таким образом, потребность в недорогой и эффективной диагностике методика, позволяющая поставить дифференциальный диагноз, еще не отработана. Для этого было предложено несколько недорогих и легкодоступных анализов параметров крови; включая количество лейкоцитов, процент незрелых гранулоцитов (IG), уровни C-реактивного белка или отношение нейтрофилов к лимфоцитам.

Увеличение количества IG показывает, что костный мозг активен. Этот параметр был используется как прогностический фактор при многих инфекционных и неинфекционных заболеваниях, включая сепсис, острый панкреатит и острый инфаркт миокарда. Фракция незрелых гранулоцитов (IG) включает промиелоциты, миелоциты и метамиелоциты, но не полосовые нейтрофилы или миелобласты. Подсчет IG и процентное содержание стали простым в использовании методом, особенно с внедрение технологических достижений, так как это легко определить по результатам рутинного общего анализа крови.

Это нацелено на эффективность подсчета и процента IG, которые автоматически рассчитываются в CBC. образцы, чтобы дифференцировать осложненные и неосложненные случаи острого аппендицита с дешевый, легко применимый и рентабельный тест, особенно в сельской местности без достаточного количества диагностические тесты при пандемии COVID-19.

Острый гангренозный аппендицит. Местный серозно-фибринозный перитонит (Реферат)

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДННИ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РФ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра факультетской хирургии

История болезни

Больной:

Клинический диагноз:

Острый гангренозный аппендицит. Местный серозно-фибринозный перитонит

Барнаул-2009

Паспортная часть

ФИО:

Возраст: 30 лет

Пол: мужской

Место жительства: г.Барнаул, Павловский тракт 128, кв. 44.

Профессия: электрик

Дата поступления: 16.06.2009

Дата курации: 23.06.2009

Клинический диагноз: острый гангренозный аппендицит, местный перитонит.

Операция: Видеолапароскопическая аппендэктомия, дренирование брюшной полости (16.06.2009)

Жалобы

Основные жалобы:

На наличие операционных ран в трех типичных точках: над пупком, на 4 см. ниже пупка, между наружной и средней третью линии, соединяющей переднюю верхнюю ость подвздошной кости и пупок. На умеренную боль в области операционной раны при напряжении мышц брюшного пресса.

Дополнительные жалобы:

Система органов дыхания: носовое дыхание не затруднено, свободное; выделяемого из носа не отмечает. Больной отмечает небольшое першение и дискомфорт в горле, во время разговора.

Система органов кровообращения: периферических отёков, чувства похолодания и онемения конечностей не отмечает.

Система органов пищеварения: аппетит не изменен, тошноты нет, вкус не извращен, неприятного запаха изо рта нет. Стул регулярный, оформленный, 1 раз в сутки, без патологических примесей.

Мочевыделительная система: болей внизу живота не отмечает, мочеиспускание регулярное, 3-4 раза в день, безболезненное.

Эндокринная система: масса тела в последний месяц без изменений, сердцебиения, тремора рук не отмечает.

Нервная система: сон спокойный, не нарушен, настроение спокойное; параличей и парезов нет.

Система опорно-двигательных органов: ломоты, болей в костях и ограничения подвижности в суставах не отмечает.

Заключение по жалобам: Исчезновение жалоб, предъявляемых при поступлении свидетельствует о правильно выбранной тактике лечения и отсутствии ранних осложнений операции.

Anamnesis morbi

Считает себя больным с 14 июня, когда появились постоянные тянущие боли, умеренной интенсивности в эпигастрии. На следующий день боль распространилась в правую подвздошную область. Самостоятельно принимал таблетки анальгина, боль стихала, но полностью не купировалась. 16 июня (3-ий день) боль значительно усилилась в той же области, присоединились головная боль, озноб, двухкратный жидкий стул, незначительная тошнота, вызвал скорую помощь, доставлен в ГБ№1, госпитализирован с диагнозом: острый аппендицит.

Объективно: положение на спине, сознание ясное, ЧСС- 110 в минуту, АД-120/80 мм.рт.ст., ЧД-18 в минуту, температура тела- 38,1 С.

Язык суховат, обложен белым налетом. Живот не вздут, симметрично участвует в акте дыхания. Наблюдается напряжение мышц брюшного пресса, особенно в правой подвздошной области. При лёгких ударах пальца кисти по передней брюшной стенке наибольшая болезненность наблюдается в правой подвздошной области (симптом Менделя). При толчкообразном движении в левой подвздошной области – боль в левой подвздошной области (симптом Ровзинга). При плавном нажатии кистью на переднюю брюшную стенку и резком отнятии кисти боль в момент отнятия в правой подвздошной области (симптом Щеткина-Блюмберга). При повороте на левый бок боль усиливалась (симптом Ситковского). При поднятии прямой ноги и надавливании на правую подвздошную область резкая болезненность проекции аппендикса (симптом Образцова) В крови лейкоцитоз- 17*10в 9 степени. По абсолютным показаниям под интубационным наркозом, проведена срочная видеоляпароскопическая аппендэктомия, дренирование брюшной полости. В послеоперационном периоде назначено: Цефатоксим 2,0х2 раза в день, в течении 5 дней. Анальгин 50% 2 ml. 3 раза в день на 5 дней. Димедрол 2% 1 ml. 3 раза в день на 5 дней. По дренажам скудное серозно-гемморагическое отделяемое. На третий день после операции дренажные трубки удалены. В течении 3 дней после операции была субфебрильная гипертермия.

Заключение по анамнезу заболевания: Следует отметить, что заболевание началось остро, и имело прогрессирующий характер. Позднее обращение пациента к врачу привело к гангренозному процессу червеобразного отростка и осложнению в виде местного перитонита.

Anamnesis vitae

Родился 25 апреля 1979 года в г. Чита, первый ребенок в семье, доношенный, есть младший брат. Рос и развивался нормально, в умственном и физическом развитии от сверстников не отставал. В юношестве занимался спортом (легкая атлетика). Социально-бытовые условия были удовлетворительные.

В настоящее время (в течении 2 последних лет проживает в городе Барнауле в благоустроенной квартире на 4 этаже, социально-бытовые условия удовлетворительные, питание удовлетворительное, преобладает животная пища. Женат. Работает в ЗАО «Автоспецкомплект» электриком.

Перенесенные заболевания: в детстве дифтерия, корь, простудные заболевания 1-2 раза в год, 3 года назад выявили глистную инвазию, санирован, после этого не обследовался. Хронические заболевания: хронический тонзиллит, кариес зубов. Травм и ранений не было. Операций не производилось. Гемотрансфузии отрицает. Туберкулез, вирусный гепатит, венерические заболевания отрицает у себя и у родственников. Аллергологический анамнез: реакция на пенициллин, новокаин – крапивница.

Вредные привычки: курит с 18 лет по 20 сигарет в день. Алкоголь употребляет умеренно. У отца и у брата был аппендицит.

Заключение: На основании анамнеза жизни можно выделить следующие предрасполагающие факторы развития аппендицита: наличие очагов хронической инфекции: хронический тонзиллит, кариес зубов; преобладание в пище мяса, возможна глистная инвазия, наследственная предрасположенность, сенсибилизация организма.

Острый гангренозный аппендицит, перфоративный аппендицит – Medaboutme.ru

Гангренозный аппендицит – одна из самых опасных гнойных форм воспаления аппендикса. В этот период происходит омертвение (некроз) участков отростка. Опасность возрастает из-за вероятности разрыва воспаленного органа и инфицирования внутренним содержимым брюшной полости.

Причины возникновения гангренозного аппендицита

В большинстве случаев гангренозный аппендицит вторичен. Он развивается на 2-3-е сутки после появления воспаления червеобразного отростка слепой кишки, как результат несвоевременного обращения к доктору или ошибки при диагностике. Представляет большую опасность острый гангренозный аппендицит у детей. Так как у них заболевание развивается более стремительно и может привести к серьезным осложнениям уже в течение 10 часов. При наименьших подозрениях нужно обратиться к врачу и после подтверждении диагноза перейти к решительным мерам.

Встречаются случаи, когда гангренозные явления в аппендиксе первичны. Так бывает, например, у детей с врожденной недоразвитостью аппендикулярных артерий, при тромбозе кровеносных сосудов аппендикса, появлении холестериновых бляшек на стенках артерий кишечника, при поражении сосудов у людей пожилого возраста.

Симптомы гангренозного аппендицита

Плохое кровоснабжение ведет к отмиранию частей аппендикса. Усугубляют разрушительный процесс различные аутоиммунные явления, инфекции. Некроз поражает нервные окончания, как следствие – уменьшается чувствительность, боли становятся слабее. И даже если температура тела пациента остается нормальной, продолжается сильная интоксикация: тошнота и рвота, не приносящая облегчения, слабость, тахикардия, язык покрыт белым или желтым налетом. Живот болезненный и напряженный.

Если на этом этапе не прооперировать больного, происходит прорыв (прободение) наполненного гноем отростка – перфоративный аппендицит. Человек чувствует резкую боль, которая распространяется по всему животу. Попадание инфекции в брюшную полость усиливает интоксикацию: язык покрывается коричневым налетом, усиливается вздутие живота. Такой ход событий может спровоцировать серьезные осложнения, сепсис и летальный исход.

Диагностика и лечение

После опроса и осмотра пациента доктор назначает исследования мочи и крови, делает КТ, УЗИ, лапароскопию. Больного с диагнозом гангренозный аппендицит готовят к аппендэктомии. Проводится классическая полостная операция, во время которой через 9-12-сантиметровый разрез удаляют воспаленный инфицированный отросток и чистят брюшную полость.

Восстановительный период после хирургического вмешательства по резекции гнойного аппендикса требует полного и неукоснительного соблюдения назначений и рекомендаций лечащего врача, касающихся:

  • антибактериальной терапии;
  • обезболивания;
  • детоксикационной терапии;
  • анализов крови;
  • профилактики осложнений;
  • перевязок;
  • лечебных упражнений, массажа, ходьбы.

Публикации — «ЭлеПС»

Е. Нурмухаметова
E. Nurmuckhametova

Установлено, что основным звеном патогенеза острого аппендицита (ОА) являются обструкция просвета аппендикса и его воспаление. В начале ХХ века в качестве одной из возможных причин ОА стали рассматривать травму живота, однако попыток проанализировать данное явление предпринято не было. У некоторых больных с посттравматическим аппендицитом (ПТА) уже до травмы имело место бессимптомно протекавшее легкое воспаление аппендикса, а травма способствовала аггравации процесса. В других работах исследователи не обнаруживали каких-либо признаков предшествовавшего воспаления.

Рассмотрим три случая ОА, возникших в результате тупой травмы живота у мальчиков 11, 8 и 7 лет, которые были госпитализированы в различные сроки после травмы с жалобами на боли в животе, тошноту или рвоту. При осмотре у всех больных отмечались локальная болезненность, защитное мышечное напряжение и симптомы раздражения брюшины при пальпации правой подвздошной области, лихорадка, лейкоцитоз. При лапароскопии во всех случаях выявлялся гангренозный или флегмонозный аппендицит с периаппендикулярным инфильтратом. Всем пациентам произведена аппендэктомия.

При травмах живота непосредственное повреждение аппендикса встречается чрезвычайно редко из-за его небольшой величины и высокой подвижности. Местный спазм кишечника, возникающий в результате травмы, может являться пусковым моментом в развитии патологического процесса, а гиперемия и отек, следующие за спазмом, приводят к обструкции просвета аппендикса. Другими возможными механизмами развития ПТА являются:

— илеоцекальная гематома;

— разрыв брыжейки и последующий отек, приводящие к увеличению мезентериальных лимфатических узлов;

— смещение каловых масс и газа в аппендикс и его обструкция. Обзор данных мировой литературы, касающихся ПТА, и результаты настоящего исследования позволяют сделать некоторые обобщения:

— симптомы появляются в интервале от нескольких часов до 3 дней после травмы;

— в большинстве случаев отмечается перфоративный аппендицит;примерно у 1/3 больных развивается диффузный перитонит;у некоторых пациентов обнаруживаются фекалиты в просвете аппендикса.

Таким образом, тупая травма живота может рассматриваться как возможная причина возникновения ОА, требующего неотложного оперативного вмешательства.

Литература:

Serour F, Efrati Y, Klin B, et al. Acute Appendicitis Following Abdominal Trauma Arch Surg 1996;131:785-6.

Гангренозный и перфоративный аппендицит: метааналитическое исследование 2532 пациентов указывает на то, что разрез должен быть закрыт в первую очередь

Задний план: Хирургические разрезы после аппендэктомии по поводу осложненного (гангренозного или перфоративного) острого аппендицита часто выполняются с отсроченным закрытием (DC), а не с первичным закрытием (PC). Это исследование обобщает результаты других исследований хирургической литературы и поддерживает рутинное использование ПК.

Методы: Были проанализированы исследования, посвященные осложненному аппендициту, для оценки результатов ПК по сравнению с ДК. Частота послеоперационной (раневой) инфекции в группах пациентов, управляемых ПК и ДК, сравнивалась с использованием статистического метода, который определял вероятность ожидаемых результатов путем включения данных, полученных из всех различных групп исследования.

Результаты: Из 2532 пациентов, которые лечились по поводу осложненного аппендицита и были обследованы, 1724 пациента перенесли ПК и 808 пациентов перенесли ДК. Частота инфицирования разреза составила 4,7% и 4,6% в группах ПК и ДК соответственно. С 95% доверительным интервалом не было заметной разницы между двумя типами оперативного вмешательства (P <.01).

Выводы: ПК кожи и подкожной клетчатки после аппендэктомии по поводу гангренозного или перфоративного аппендицита в сочетании с применением антибактериальной терапии в периоперационном периоде не ассоциируется с повышенным риском инфицирования разреза по сравнению с ДК.

RETROUTERINE ПЕРФОРИРОВАННЫЙ ГАНГРЕНОЗНЫЙ АППЕДИЦИТ

Acta Clin Croat.2019 сен; 58(3): 561–563.

, 1, 2 , 3 и 4

1 Отделение акушерства и гинекологии, университетская больница Святого Духа, Загреб, Хорватия; 2 Хорватский католический университет, Загреб, Хорватия; 3 Хирургическое отделение Университетской больницы Святого Духа, Загреб, Хорватия; 4 Кафедра внутренних болезней, Университетская больница Святого Духа и Хорватский католический университет, Загреб, Хорватия

Автор, ответственный за переписку. Адрес для переписки: Проф. Дубравко Хабек, доктор медицинских наук, , отделение акушерства и гинекологии, университетская больница Свети Дух, Свети Дух 64, HR-10000 Загреб, Хорватия, E-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 28 января 2016 г. ; Принято 23 января 2018 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution Non-Commercial No Derivatives (CC BY-NC-ND) 4.0.

РЕЗЮМЕ

Представлен атипичный случай ретроматочного гангренозного перфоративного аппендицита с абсцессом Дугласа у 33-летней женщины, клиническая картина которого развивалась в течение двух недель.Лапаротомия и аппендэктомия с дренированием брюшной полости и антибиотикозом привели к полному выздоровлению.

Ключевые слова: Аппендицит, брюшная полость, острый, абсцесс, лапаротомия, аппендэктомия, история болезни

Введение

субцекальное положение. Таким образом, положение червеобразного отростка будет находиться в прямой корреляции с нормальной или аномальной клинической картиной аппендицита или острого живота и потенциально может влиять на возникающие осложнения, такие как перитонит и серьезные внутрибрюшные инфекции ( 1 , 2 ).

В литературе ретроматочное расположение червеобразного отростка не описывается как отдельная нозология и повод для аппендэктомии, поэтому в данной работе представлен атипичный случай ретроматочного гангренозного перфоративного аппендицита с абсцессом Дугласа и клинической картиной острого живота.

История болезни

Женщина 33-х лет поступила в отделение неотложной гинекологической помощи с признаками острого живота. В последние две недели у нее были периодические боли в подчревной области без тошноты, рвоты, затруднения дефекации или частого мочеиспускания.Последние трое суток лихорадило с температурой до 39°С, ознобом и ознобом. Пациентка принимала жаропонижающие и находилась на диете, назначенной семейным врачом, без признаков острого живота и нормальных лабораторных показателей. Гинекологический анамнез без осложнений, без половых инфекций, беременности и родов, менструальный цикл регулярный, цитодиагностические мазки по Папаниколау в норме. В ее личном и семейном анамнезе не было значительной патологии. При поступлении она была в сознании, эйпноэ, лихорадка (38.7°С). Гинекологический осмотр показал нормальную клиническую картину матки и придатков, а также наличие гладкой, болезненной опухолевой массы в области Дугласа, которая вызвала выпячивание заднего свода. Живот болезненный на защитной мускулатуре в подчревной области, более выражен над пупком, почти без перистальтики. Хирургическое обследование исключило типичную картину острого аппендицита на основании анамнеза и клинических данных. Трансвагинальное ультразвуковое исследование показало нормальную морфометрию матки и яичников, все Дугласово пространство заполнено гетероэхогенным образованием 10 см в наибольшем диаметре, без определяемого кровотока.При мультиспиральной компьютерной томографии: низко расположенная слепая кишка, неопределяемый аппендикс с отечными извилинами, подвздошная кишка и зона Дугласа, заполненная овальным образованием 5х5х6 см с густой жидкостью и свободным газом, утолщенная стенка с реакцией на брыжеечный жир, сдавление прямой кишки слева и до крестца, и увеличенные региональные узлы (). Лабораторные данные: С-реактивный белок 213 мг/л; лейкоциты 14,23х10 9 ; нормальная уринограмма. В связи с острым животом и дугласовским абсцессом неясной этиологии, возможно перфоративным пиосальпинксом, выполнена лапаротомия по Пфанненштилю и обнаружен гнойный перитонит с спаечной облитерацией дугласова пространства сигмовидной кишкой.Выполнен адгезиолизис, обнаружено 100 мл зеленого гноя с ретроутробным расположением фиксированного перфоративно-гангренозного отростка длиной 14 см. Мобилизован червеобразный отросток и выполнена аппендэктомия с некрэктомией гангренозной ткани червеобразного отростка (фиксирована ко дну дугласова пространства). Внутренние половые органы морфологически нормальные, катарально изменены. Брюшную полость промывали теплым физиологическим раствором. Дренаж был вставлен в область Дугласа. Разрез раны закрыли. Назначена терапия клиндамицином, гентамицином и метронидазолом с инфузией кристаллоидов.В гнойном экссудате выделена Escherichia coli . Послеоперационный период осложнился раневой инфекцией, из которой были выделены Fusobacterium mortiferum и Bacteroides ovatus . Инфекцию купировали антибиотиками (амоксициллин), регулярным туалетом и перевязкой раны. На 13-е сутки после операции больная выписана из стационара в хорошем общем состоянии с нормальными жизненными функциями. Гистопатологические данные указывали на гангренозный аппендицит.

Мультиспиральная компьютерная томография: Абсцесс Дугласа вследствие ретроматочного перфоративного гангренозного аппендицита.

Обсуждение

Как упоминалось выше, топография червеобразного отростка в тазу или ретроцекально обуславливает развитие клинических симптомов аппендицита и возможные атипичные клинические проявления. Сосудистая обструкция, вызванная воспалением аппендикулярной артерии, может вызвать ишемию, гангрену и последующую перфорацию аппендикса, которая может длиться до нескольких дней, особенно если он расположен ретроцекально.Считается, что риск перфорации гангренозного аппендицита значительно выше в ретроцекальном положении и составляет 22-67% ( 2 ). В условиях тазового положения червеобразного отростка, встречающегося значительно реже (20-22%), червеобразный отросток свободно висит на брыжейке и может вторично вызывать катаральное воспаление правого придатка (сальпингоофорит) и очаговый перитонит, особенно при его удлиненный. Другое очень редко описываемое положение червеобразного отростка — подпеченочное, обычно обусловленное врожденным мальротацией кишечника или репрессией червеобразного отростка беременной маткой ( 2 4 ).Ретроматочное положение тазового отростка ни в одном случае в литературе не описано. Leslie ( 5 ) сообщает о возможности ретроматочного положения червеобразного отростка во время беременности, интерпретируя возможное неправильное положение слепой кишки, вызванное беременной маткой, и последующее тяжелое клиническое течение заболевания со сложным хирургическим вмешательством, но без реальных клинических исследований. Типичная клиническая картина острого аппендицита (перитонит, околопупочная боль, тошнота, рвота) у нашей пациентки отсутствовала из-за нетипичного положения тазового ретроматочного отростка с верхушкой длинного отростка в дугласовой зоне. Атипичное отсутствие аппетита в течение нескольких дней без лихорадки и нарушений пассажа, хорошее общее состояние больного не свидетельствовали о дополнительном диагностическом обследовании. Лишь высокая температура до 39 °С указывала на развитие инфекции, однако и тогда без признаков острого живота, что соответствовало бы стадии флегмонозно-гангренозного воспаления червеобразного отростка с окончательной перфорацией и формированием абсцесса Дугласа. Развитие аппендицита атипичного положения и течения, по-видимому, длилось длительное время, что в конечном итоге привело к развитию гангренозного перфоративного аппендицита с абсцессом Дугласа, перитонитом и острой болью в животе, который был диагностирован при поступлении и купирован оперативно с хорошим выздоровлением больного.

Ссылки

1. Домингес Э.П., Суини Дж.Ф., Чой Ю.Ю. Диагностика и лечение дивертикулита и аппендицита. Гастроэнтерол Клин Норт Ам. 2006; 35: 367–91. 10.1016/j.gtc.2006.05.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]2. Мвачака П., Эль-Бусайди Х., Синкит С., Огенго Дж. Вариации положения и длины червеобразного отростка у черной кенийской популяции. ИСРН анат. 2014; 2014:871048. 10.1155/2014/871048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]3. Херску Г., Конг А., Рассел Д.Ретроцекальное расположение аппендикса и перфорация при осмотре. Am Surg. 2006; 72:890–3. [PubMed] [Google Scholar]4. Клегг-Лэмпти Дж. Н., Арма Х., Наадер С. Б., Аду-Арьи Н. А. Положение и восприимчивость к воспалению червеобразного отростка в Аккре, Гана. East Afr Med J. 2006; 83: 670–3. [PubMed] [Google Scholar]5. Лесли Д. Хирургические неотложные состояния при беременности. Aust N Z J Obstet Gynaecol. 1966; 6:200. 10.1111/j.1479-828X.1966.tb00374.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Критически больной ребенок с гангренозным аппендицитом, маскирующимся под полую вязкую перфорацию

Фон .Хорошо описанные тяжелые осложнения острого аппендицита (ОА) в настоящее время встречаются в клинической практике реже. Когда ребенок с сепсисом сталкивается с короткой историей абдоминальных симптомов и непропорциональными признаками перитонита, которые дополнительно осложняются рентгенологическими данными, вызывающими диагностическую загадку, лечение становится чрезвычайно сложным. Представление дела . 10-летний ранее здоровый мальчик поступил в отделение неотложной помощи с генерализованными болями в животе, сопровождающимися лихорадкой и желтухой в течение суток.Анализ крови выявил лейкопению, гипербилирубинемию, гипонатриемию и повышение СРБ. Первоначальная рентгенологическая оценка предположила наличие полой вязкостной перфорации. У него диагностирован полый вязкий перфоративный перитонит на фоне тяжелого сепсиса. При лапаротомии обнаружено генерализованное перитонеальное обсеменение, источник которого можно проследить до гангренозного перфоративного червеобразного отростка. Заключение . Осложненный аппендицит у детей может проявляться сбивающими с толку результатами. Своевременное выявление больного ребенка, адекватное обследование, своевременная реанимация и контроль источника необходимы для успешного исхода.

1. Введение

Аппендицит может сопровождаться такими осложнениями, как гангрена, перфорация и перитонит, при этом частота перфорации у детей составляет около 30% [1]. В то время как риски больше для детей младшего возраста из-за невыразимости и связности речи, среди детей старшего возраста, по-видимому, ответственным является отсроченное проявление [1].

Частота перфорации червеобразного отростка у взрослых с пневмоперитонеумом оценивается в 0-7%, в то время как у детей подобных данных нет [2].

У 70% взрослых с перитонитом пневмоперитонеум является ожидаемой находкой, которая может быть связана с перфорацией пептической язвы у большинства, перфоративным дивертикулитом сигмовидной кишки у некоторых и несостоятельностью анастомоза у послеоперационных пациентов у остальных, таким образом, имеется тенденция игнорировать аппендикулярный этиология [2, 3].

В сочетании с ограничениями в сборе анамнеза и неспецифическими результатами обследования это становится еще более серьезной диагностической проблемой у детей. Мы представляем интересный случай мальчика с генерализованным перитонитом в условиях тяжелого сепсиса с пневмоперитонеумом, первоначально подозреваемого в перфорации пептической язвы, но при дальнейшем обследовании у него был обнаружен гангренозный перфоративный аппендицит.

2. Отчет о болезни

10-летний мальчик из Непала поступил в отделение неотложной помощи (ER) с внезапной болью в околопупочной области, которая стала генерализованной в течение дня в сочетании с лихорадкой, желчной рвотой, вздутием живота и запорами. При общем осмотре выявлены лихорадка (101°F), тахикардия (120 ударов в минуту) и тахипноэ (40 вдохов в минуту). Его артериальное давление составляло 90/60  мм рт.ст., а время наполнения капилляров составляло 3 секунды. Он выглядел обезвоженным, с сухим языком, обложенным налетом, и, казалось, испытывал заметное беспокойство.При осмотре брюшной полости выявлено генерализованное вздутие с болезненностью, насморком и отсутствием кишечных шумов при аускультации.

Его гемограмма показала лейкопению (общее количество лейкоцитов (TLC): 2550 клеток/м3 и дифференциальное количество лейкоцитов: полиморфы: 58%, лимфоциты: 14%, эозинофилы: 1%, моноциты: 26% и базофилы: 1% ) и повышенный С-реактивный белок (СРБ): 90 мг/л.

Биохимические тесты показали умеренную гипонатриемию (Na+: 128 ммоль/л) и нормальную панель печени, за исключением легкой гипербилирубинемии (2.6 мг/дл). Анализ мочи был в норме.

На рентгенограмме брюшной полости обнаружен свободный воздух под диафрагмой, как показано на рис. 1. На УЗИ брюшной полости обнаружен вздутый газированный кишечник.


У него был диагностирован полый вязкий перфоративный перитонит с источником, вероятно, в проксимальном отделе желудочно-кишечного тракта. Назогастральная декомпрессия была начата наряду с агрессивной реанимацией жидкости, внутривенным введением первой дозы антибиотиков широкого спектра действия (пиперациллин-тазобактам, амикацин и метронидазол) и анальгетиков.

Ему была проведена экстренная диагностическая срединная лапаротомия под общей анестезией. Интраоперационно разлитой перитонит с гнилостным гноем и фибринозными хлопьями в поддиафрагмальных отделах, кармане Моррисона, параколических желобах и малом тазу. Аппендикс оказался гангренозным и перфорированным у его основания, как показано на рис. 2. Была выполнена аппендэктомия и тщательное орошение брюшины физиологическим раствором. Хотя основание было перфорировано, прилегающая слепая кишка была здорова вместе с частью культи аппендикулярного отростка, что позволило наложить двойные швы Vicryl 3-0.Дренаж 20Fr ADK был оставлен для дренирования таза.


Фасция была восстановлена ​​прерванным 1 викрилом без натяжения и кожей с помощью степлеров.

После операции он находился под наблюдением в PICU (детское отделение интенсивной терапии) с продолжением поддерживающей терапии. Находясь в отделении интенсивной терапии, его жизненные показатели оставались стабильными с сохранением баланса поступления-выведения и коррекцией метаболического ацидоза.

На 3-й день после операции (POD) его ТСХ улучшилась до 7210 клеток/куб.мм, СРБ оставался >90 мг/л, общий билирубин был 2.2 мг/дл, а уровень натрия в сыворотке нормализовался (Na+:136 м моль/л).

На 5-е сутки после операции ТЛХ составила 6650 клеток/куб.мм, СРБ — 23 мг/л, общий билирубин — 0,9 мг/дл. В перитонеальном гное разрослась Pseudomonas aeruginosa, чувствительная к антибиотикам, которые он получал. Поскольку выход стока был незначительным, его убрали.

Послеоперационный период протекал без осложнений, через 7 дней внутривенное введение антибиотиков было прекращено, после чего он был выписан.

Гистопатология показала слизистую оболочку аппендикулярного отростка с нагноением, изъязвлением и полнослойным воспалением наряду с мионекрозом. В просвете были каловые массы. Результаты наводили на мысль о гангренозном аппендиците с периаппендикулярным воспалением, как показано на рис. 3. Во время того же визита кожные степлеры были удалены, как показано на рис. 4.


3. Обсуждение

Перитонит у детей является хорошо изученным заболеванием, и перфорация аппендикулярного отростка как причина также широко известна [4, 5].Временной профиль в естественном течении аппендицита приводит к различным стадиям воспаления, включая такие осложнения, как гангрена и перфорация, предсказать которые непросто [1].

Как правило, внутрипросветная лимфоидная гиперплазия является патогенным механизмом, вызывающим АА. Но любой процесс, который может закупорить его просвет, вызывая повышение внутрипросветного давления, может вызвать воспаление. Это может привести к бактериальной транслокации, трансмуральному нагноению и возможному некрозу с перфорацией [2].Однако пневмоперитонеум остается редкой находкой при перфорации аппендикса из-за уже закупоренного просвета [2].

У некоторых пациентов свободный воздух из кишечника может преодолевать непроходимость, выходить в брюшную полость и проявляться в виде свободного воздуха в простых абдоминальных эритроцитах. В других случаях за образование газа могут быть ответственны бактерии, участвующие в периаппендикулярном абсцессе [2]. Хотя минимального (3 мл) воздуха достаточно для проявления пневмоперитонеума на прямой рентгенограмме брюшной полости, сосуществование с перфорацией червеобразного отростка довольно редко встречается даже у взрослых пациентов [6].Тот факт, что не сообщается о крупных исследованиях у детей, может означать, что у детей он встречается еще более редко [7].

Какой бы ни была причина пневмоперитонеума или перитонита, первичное обследование и реанимация всегда имеют приоритет над подтверждением диагноза. При наличии таких симптомов у тяжелобольного ребенка первым и главным шагом является достижение гемодинамической стабильности с быстрой и адекватной реанимацией, в то же время продолжая дальнейшую оценку для планирования определенного лечения [8].Обезболивание соответствующими анальгетиками и первой дозой антибиотиков не следует откладывать до постановки окончательного диагноза.

Если простая рентгенограмма в отделении неотложной помощи предполагает наличие пневмоперитонеума на фоне признаков перитонита при сепсисе, следующим окончательным шагом является контроль источника. Как и в случае с нашим пациентом, мы решили продолжить срединную лапаротомию и провести полное исследование, чтобы удалить гной из более глубоких брюшных карманов и избежать абсцессов в послеоперационном периоде, кроме того, чтобы попытаться не пропустить патологию верхних отделов желудочно-кишечного тракта.Формальное исследование в этом случае было неизбежно ввиду (1) неизвестного очага инфекции и свободного воздуха и (2) общего перитонеального загрязнения.

4. Заключение

Аппендикулярный перфоративный перитонит, проявляющийся сепсисом и свободным перитонеальным воздухом на обзорной рентгенограмме, является редким явлением или, скорее, необычным проявлением весьма распространенного болезненного процесса. Находка может представлять дилемму в диагностике и хирургическом подходе. Однако при генерализованном перитонеальном загрязнении полное исследование брюшной полости необходимо, чтобы избежать пропуска результатов и добиться адекватного контроля источника.Независимо от результатов хирургического вмешательства первостепенное значение имеют начальные этапы реанимации и обследования.

Сокращение
AA: AA: AA: AA: Острый аппендицит
PICU: Дедиатрическая интенсивная терапия
TLC: Total Leukocyte Count
CRP: C-реактивный белок.
Доступность данных

Данные, использованные для подтверждения результатов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Согласие

От пациента было получено письменное информированное согласие на публикацию данного клинического случая и прилагаемых изображений.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов в отношении публикации данной статьи.

Вклад авторов

Ашиш Лал Шреста участвовал в хирургическом и периоперационном ведении пациента, а также в концепции и разработке отчета и написал статью. Сантош Махарджан сообщил о результатах рентгенологического исследования.Анил Дев Пант и Панкадж Бахадур Непали провели гистопатологический анализ отчета. Все они принимали участие в диагностике и лечении пациентов. Все авторы прочитали и одобрили окончательную статью.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить персонал отделения интенсивной терапии и педиатрического отделения Международной больницы Гранде за помощь в лечении нашего пациента.

Перфоративный и гангренозный аппендицит: анализ неэффективности антибиотиков | Журнал инфекционных болезней

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа в систему.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. Находясь на сайте общества, используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

01.12 Актиномицеты — потенциальная причина перфоративного и гангренозного аппендицита США

Введение :

Острый аппендицит может проявляться широким спектром симптомов от вялотекущего течения до тяжелого перитонита и обширного сепсиса. Клиническое состояние больных часто указывает на тяжесть заболевания и наличие перфорации и разлитого перитонита.Хотя было предпринято много попыток выявить пациентов, у которых может развиться сепсис и перитонит, мало что было найдено в отношении причины наиболее тяжелых случаев.

Actinomyces, грамположительные факультативные анаэробы, являются частью нормальной флоры полости рта, желудочно-кишечного тракта и женского влагалища, однако в патологическом состоянии вызывают сильное воспаление, гангрену, перфорацию и непроходимость. Actinomyces можно легко идентифицировать при патологоанатомическом исследовании по образованию гранул серы. Мы предположили, что Actinomyces может быть возбудителем у пациентов с перфоративным или гангренозным аппендицитом.

Методы :

Мы провели ретроспективный обзор последних 102 образцов аппендикса, удаленных по поводу острого аппендицита в нашем учреждении. Патологоанатомические образцы были рассмотрены одним патологоанатомом для выявления гранул серы или видов актиномицетов в образце. Демографические данные, лабораторные показатели и радиологические данные были рассмотрены для всех пациентов в обзоре. Дополнительные образцы были классифицированы как гангренозные/перфорированные или острое воспаление.

Результаты :

Всего было 20 случаев перфоративного/гангренозного аппендицита среди наших 102 случаев (19.6%). У больных с гангреной/перфорацией (n=20) выявлено 7 случаев Actinomyces (35%). У 82 пациентов с острым воспалением Actinomyces были идентифицированы в 6 образцах (7%). р=0,0008

Средний уровень лейкоцитов у всех пациентов в нашей выборке составил 14,5. Не было обнаружено клинически значимой разницы в уровнях лейкоцитов между гангренозным/перфоративным и острым воспалением (14,4/14,5). Однако у пациентов с Actinomyces средний показатель лейкоцитов был несколько выше — 15,3.

Заключение :

У пациентов с гангренозным/перфоративным аппендицитом вероятность присутствия актиномицетов в аппендиксе составляет 35%.В то время как у пациентов без перфорации/гангрены вероятность выявления актиномицетов составляет 7%. Было обнаружено, что у пациентов с Actinomyces уровень лейкоцитов несколько выше, чем у пациентов без него, однако это не было статистически значимым.

Эти данные свидетельствуют о том, что актиномицеты могут быть причиной гангренозного/перфоративного аппендицита. Поскольку Actinomyces лучше всего лечится длительным курсом антибиотиков на основе пенициллина, пациентам с гангреной/перфорацией может помочь лечение на основе пенициллина в течение более длительного курса, чем стандартный 2-недельный курс.Наконец, актиномицеты могут объяснить неэффективность консервативного лечения у отдельных пациентов.

Связанные

Острый аппендицит у пожилых: факторы риска перфорации | World Journal of Emergency Surgery

Острый аппендицит продолжает оставаться наиболее частой причиной неотложной хирургической помощи брюшной полости. Часто считалось, что это болезнь молодых, но в результате недавнего увеличения продолжительности жизни заболеваемость острым аппендицитом также увеличилась у пожилых людей [1-11].

Частота перфорации аппендикса при остром аппендиците оценивается в диапазоне 20-30% и увеличивается до 32-72% у пациентов старше 60 лет [3-9, 12-14]. Причины такой высокой частоты постулировались как поздняя и атипичная манифестация, несвоевременная диагностика и хирургическое вмешательство, наличие коморбидных заболеваний и возрастные физиологические изменения [1–8, 13, 15–18]. В нашем исследовании перфоративный аппендицит был обнаружен у 87 (41%) пациентов, что находится в диапазоне, указанном во многих других отчетах [3, 4, 7, 8, 13, 14, 18].В исследовании также было обнаружено отсутствие половой предрасположенности к перфорации; 46 (53%) пациентов были мужчинами и 41 (47%) женщинами. Хотя 92 (43%) всех пациентов имели сопутствующие заболевания при поступлении, риск перфорации, по-видимому, не зависел от их наличия (таблица 1). Эти результаты соответствовали выводам Storm-Dickerson et al. [4].

Многие авторы установили, что задержка в поступлении является причиной более высокой частоты перфораций у пожилых людей [2, 3, 6, 7, 13, 15–17].Наше исследование показало, что частота перфораций хорошо коррелирует с задержкой обращения (догоспитальная задержка), но не коррелирует с внутрибольничной задержкой.

Сообщается, что триада болей и болезненности в правой нижней части живота, лихорадки и лейкоцитоза присутствует не более чем у 26% пациентов старше 60 лет [4, 19, 20]. В этом исследовании все пациенты поступили в больницу с болями в животе. Однако классическая мигрирующая боль аппендицита присутствовала только у 47% из них. Локализованная болезненность в правой нижней части живота, которая считается наиболее постоянным диагностическим физикальным признаком аппендицита, присутствовала в 84% случаев.Обе особенности (мигрирующая боль и локализованная болезненность) чаще наблюдались в группе без перфорации, чем в группе с перфорацией (таблица 3). Это открытие может быть объяснено тем фактом, что у пациентов с перфорированным аппендиксом будет наблюдаться неправильная локализация боли, а также более общая болезненность в нижней части живота и чувство настороженности.

Наше исследование показало, что лихорадка (> 38 ° C) присутствовала у 41% всех пациентов и была намного выше в группе с перфорацией (таблица 3), что согласуется с результатами других исследований [4, 6, 21].

Также в ходе исследования было обнаружено, что лейкоциты повышены у 63% всех пациентов, а у 74% — влево. Как и ожидалось, значения были выше в группе с перфорацией, поскольку у 71% из них был высокий уровень лейкоцитов со сдвигом влево у 94% (таблица 3). Опять же, результат согласуется со многими другими исследованиями [1, 4, 21].

Существует множество систем оценки, которые использовались для диагностики острого аппендицита, такие как шкалы Альварадо, Харбанда и Линтула [22–24]. В целом, эти системы клинической оценки имеют лучшие отношения правдоподобия (LR), чем отдельные симптомы или признаки.Однако они не обладают достаточной дискриминационной или прогностической способностью, чтобы их можно было рутинно использовать отдельно для диагностики аппендицита. Они использовались для определения необходимости дальнейших радиологических исследований или в качестве руководства для определения клинического ведения [25-27]. Политика наших больниц до сих пор не предусматривала использование какой-либо системы подсчета баллов.

Достижения в диагностических навыках и усовершенствования диагностических средств (КТ) сканирования и (УЗИ) пропагандируют улучшение диагностики у пациентов с подозрением на аппендицит [16, 20, 28].УЗИ часто может диагностировать воспаленный аппендикс и обнаружить свободную жидкость в малом тазу, но этот простой метод зависит от опыта оператора, телосложения и сотрудничества пациента. Показано, что более широкое использование КТ у пациентов с подозрением на аппендицит повышает точность диагностики и снижает частоту негативных лапаротомий [3, 4, 17]. Недавние исследования сообщили о высокой чувствительности 91-99% в этой возрастной группе [20]. Storm-Dickerson TL и др. сообщил, что частота перфораций снизилась за последние 20 лет с 72% до 51% у его пациентов благодаря более раннему использованию КТ [4].У наших пациентов КТ использовалась только у тех, у кого были сомнительные результаты и у которых диагноз не был установлен после повторных КА и УЗИ. Мы не могли рассчитать чувствительность и специфичность КА, УЗИ и КТ у наших пациентов, потому что изучали положительные случаи. Однако мы не обнаружили ни одного ложноположительного результата при использовании компьютерной томографии.

Пожилые пациенты имеют более высокий риск смертности и заболеваемости после аппендэктомии. По оценкам, он составляет около 70% по сравнению с 1% в общей популяции [1, 4, 9–11].

В нашем исследовании общая частота послеоперационных осложнений составила 21%, что немного ниже, чем 27-60%, о которых сообщают другие [6, 20, 29]. Как и ожидалось, осложнения встречались в три раза чаще в перфорированной группе по сравнению с неперфорированной. Этот вывод согласуется с несколькими другими исследованиями, которые показали, что перфорация сама по себе была наиболее предиктивным фактором послеоперационной заболеваемости у пожилых пациентов с острым аппендицитом [1, 7, 14, 20].

Смертность пожилых пациентов после перфоративного аппендицита составляла от 2.3%-10%. Смерть часто связана с септическими осложнениями, усугубленными сопутствующими заболеваниями пациента [3, 6, 7, 29, 30].

В этом исследовании было 6 (3%) случаев смерти в обеих группах, четыре в группе с перфорацией и два в группе без перфорации. Трое пациентов умерли от септических осложнений, остальные — от респираторных и сердечно-сосудистых причин.

По сравнению с младшими возрастными группами продолжительность пребывания в стационаре у пожилых пациентов обычно больше. Обычно это связывают с более высокой частотой осложнений, длительной потребностью в антибиотиках, лечением других сопутствующих заболеваний и трудностями в общении [6, 16, 31].Наш результат 7,4 и 4,2 дня для перфорированных и неперфорированных групп согласуется с этими исследованиями.

Сравнивая наши результаты с предыдущим исследованием, проведенным в том же регионе 10 лет назад [32], мы обнаружили, что частота перфорации аппендикса не уменьшилась за последние десять лет, несмотря на улучшение программ здравоохранения и диагностических возможностей. . Мы считаем, что эта неудача была связана с недооценкой серьезности абдоминальной боли в этой возрастной группе как пациентами, так и поставщиками первичной медико-санитарной помощи.

Другие факторы, которые могут повлиять на результаты лечения пациентов, не были специально рассмотрены в этом анализе, но имеют отношение к принятию медицинских решений в случаях аппендицита.

В литературе появились сообщения, описывающие преимущества лапароскопической хирургии по сравнению с открытой техникой с точки зрения уменьшения послеоперационной боли, времени до восстановления, раневых осложнений и послеоперационного пребывания в стационаре, в то время как другие обнаружили, что направление пожилого пациента с осложненным аппендицитом лапароскопическая хирургия увеличит продолжительность операции, частоту конверсий и продолжительность пребывания в стационаре [19, 31, 33].В недавнем исследовании, опубликованном в 2013 г., Wray CJ et al. пришел к выводу, что на вопрос о том, следует ли выполнять аппендэктомию с помощью открытой или лапароскопической техники, по своей природе трудно ответить, поскольку оба подхода предлагают схожие преимущества, а именно: небольшой разрез, низкую частоту осложнений, короткое пребывание в больнице и быстрое возвращение к нормальной деятельности [25]. В наших больницах лапароскопический подход был принят для лечения аппендицита в младших возрастных группах, но пока не для пожилых пациентов.

Несмотря на то, что аппендэктомия считается стандартным методом лечения аппендицита более 100 лет, за последние несколько лет в литературе появилось несколько сообщений, описывающих консервативное лечение острого неосложненного аппендицита. Это консервативное лечение, состоящее из нулевого приема внутрь, внутривенных жидкостей и антибиотиков широкого спектра действия, оказалось эффективным с меньшей болью, но имело высокую частоту рецидивов, риск, который следует сравнить с осложнениями после аппендэктомии [27, 34–38].Однако Wray CJ et al. посчитали, что имеющиеся доказательства относительно этого консервативного лечения являются провокационными, и что данные уровня 1, позволяющие предположить, что это альтернативный вариант лечения, не являются общепризнанными [25]. Хотя основным объектом нашего исследования было не лечение острого аппендицита у пациентов пожилого возраста, но после обзора литературы мы считаем, что неоперативное лечение острого аппендицита в этой возрастной группе должно быть всесторонне изучено.

Результаты этого исследования следует интерпретировать с ограничениями.Во-первых, это ретроспективное исследование, и для выявления факторов риска, ведущих к перфорации аппендикса, в идеале было бы собирать клинические данные до, а не после перфорации. Во-вторых, скорость перфорации различается в зависимости от доступности пациента к медицинским услугам.

Гангренозный аппендицит; общий перитонит; множественные спайки; Гангрена стенки кишечника; Перфорация кишечника; Гнойные и фекальные абсцессы; Операция; Дренаж; Смерть; Вскрытие

Эта статья доступна подписчикам. Подпишитесь сейчас. У вас уже есть аккаунт? Войти

Клиническое отделениеБесплатный просмотрАрхив

Список авторов. svg{цвет:#f30}.bads_gateway-banner—001{padding:50px 20px;display:block;text-decoration:none!important;color:#1a1a1a;height:auto;text-shadow:0 0 #000;border-width:1px 0;border -style:solid;border-color:#e5e5e5;max-width:920px}.bads_gateway-banner—001 .f-h4{font-size:28px;line-height:30px;letter-spacing:.2px;margin : 0 0 20px; семейство шрифтов: ff-quadraat-web-pro, без засечек; вес шрифта: 400}.bads_clearfix: после {видимости: скрыто; отображение: блок; размер шрифта: 0; содержимое: » » ;clear:both;height:0}.bads_clearfix{display:block}.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner{margin-left:-20px;margin-right:-20px}.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner>div{float:left;padding-left:20px;padding-right: 20px}.bads_gateway-banner—001 .bads_already-subscriber{text-transform:uppercase;размер шрифта:12px;высота строки:18px;межбуквенный интервал:.2px;padding-top:45px}.bads_gateway-banner- -001 .bads_already-subscriber a{text-decoration:none;color:#0673c5}.bads_gateway-banner—001 .bads_already-subscriber a:hover{text-decoration:underline}.bads_gateway-banner—001 .bads_or-text {семейство шрифтов: ff-scala-sans-pro, ff-scala-sans-web-pro, без засечек; размер шрифта: 13 пикселей; цвет: # ccc; высота строки: 22 пикселя; верхняя часть отступа :11px;межбуквенный интервал:.3px}.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner .a-btn{margin:0;padding-left:12px!важно;выравнивание текста:left;ширина:185px} .bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner .a-btn.a-btn—simple{background:#fbf7eb}.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner .a-btn .icon- -arrow{right:10px}.bads_gateway-banner—001 .f-ui{margin-top:0}только экран @media и (max-width:480px){.bads_gateway-banner—001 .a-btn,.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner .btn-red{width:100%}.bads_gateway-banner—001 .bads_already-subscriber{padding-top: 20px}.bads_gateway-banner—001 .bads_gateway-banner-inner>div{float:none;padding:7px 20px}.bads_gateway-banner—001 .bads_or-text{display:none}.bads_gateway-banner—001 {padding:25px 20px}.bads_gateway-banner—001 .f-h4{font-size:20px;line-height:24px;margin-bottom:10px}}@media только экран и (min-width:481px) и (максимальная ширина: 1024 пикселей) {.bads_gateway-banner—001 .bads_or-text{display:none}} ]]>

Эта статья доступна подписчикам.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.