Эрадикация что это: Показания к эрадикационной терапии

Содержание

Показания к эрадикационной терапии

ЭРАДИКАЦИОННАЯ ТЕРАПИЯ, показания к эрадикационной терапии

Открытие и изучение роли Н.pylori в этиологии и патогенезе хронического гастрита, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, позволило коренным образом пересмотреть основные принципы терапии этих заболеваний. Уже в 1987 году B. Marshall, наблюдая положительные результаты в лечении язвенной болезни, предлагал использовать висмутсодержащую тройную терапию, направленную на эрадикацию Н.pylori.
Основным принципом терапии заболеваний слизистой оболочки гастродуоденальной зоны, ассоциированных с Н.pylori-инфекцией, является принцип эрадикации Н.pylori. Определение понятия «эрадикация», как полного уничтожения вегетативных и кокковых форм Н.pylori в желудке и двенадцатиперстной кишке человека было дано в “Рекомендациях по диагностике и лечению инфекции Н.pylori у взрослых при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки”, разработанных Российской группой по изучению Н.

pylori, в апреле 1997 года на научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения В.Х. Василенко.
Эрадикационная терапия — серьёзная задача для врача, не всегда приводящая к успеху. Для ведущих научных центров эрадикация в 80-90% случаев является отличным показателем эффективности терапии.
С ростом научного прогресса и технологии производства новых лекарственных форм и диагностических манипуляций возникает необходимость выбора единого подхода к диагностике и лечению данной инфекции. Обобщение опыта по изучению эффективности различных комбинаций лекарственных препаратов и разработка рекомендаций по их использованию в эрадикационной терапии является основной целью конференций, организуемых Европейской группой по изучению Н.pylori, состоящей из ученых-экспертов в этой области, практикующих врачей и представителей Национальных обществ гастроэнтерологов. Впервые такие рекомендации были приняты в 1994 г в городе Маастрихте, а в 1996 году было опубликовано первое Маастрихтское соглашение (“Маастрихский консенсус”).
В 2000 г на очередном совещании Маастрихт 2-2000 было решено два основных вопроса: кого лечить и как лечить при Н.pylori-инфекции. Маастрихтские рекомендации охватывают гораздо более широкий круг показаний для антихеликобактерного лечения, причем указывают степень важности проведения такого лечения и его научную обоснованность.
Для решения вопроса о проведении эрадикационной терапии были предложены три уровня необходимости ее назначения: настоятельно рекомендуется проводить лечение, целесообразно и сомнительно.
Показания к эрадикационной терапии Н.pylori-позитивных больных при следующих заболеваниях и состояниях: язвенная болезнь желудка и ЯБДК в стадии обострения или ремиссии, включая осложненную язвенную болезнь; MALTлимфома, атрофический гастрит, состояние после резекции желудка по поводу рака, ближайшим родственникам больных раком желудка, по желанию пациента (после подробной консультации врачом).
Целесообразность проведения эрадикационной терапии рассматривается по следующим показаниям:
•    функциональная диспепсия, когда эрадикация Н. pylori является приемлемым выбором в тактике лечения, приводящая у некоторых пациентов к длительному улучшению самочувствия;
•    гастроэзафагеальная рефлюксная болень (ГЭРБ), когда показано длительное лечение с подавлением кислотной продукции, при этом были сделаны выводы об отсутствии связи эрадикационной терапии с появлением или усилением уже существующей ГЭРБ;
•    поражения гастродуоденальной слизистой оболочки, индуцированные приемом НПВС, так как при назначении эрадикационной терапии до начала курса НПВС снижается частота формирования язвенных дефектов и сама по себе терапия НВПС не является достаточной для предотвращения повторных язвенных кровотечений и не ускоряет заживления дуоденальных и желудочных язв у больных, получающих антисекреторную терапию на фоне приема НПВС. Н.pylori и НПВС (аспирин) являются независимыми факторами риска ульцерации.
 
Тактика эрадикационной терапии рассматривалась по двум линиям с учетом не только самой эрадикации, но и в случае персистирования бактерии после проведения первого курса.
Терапия первой линии должна содержать ингибитор протонной помпы (или ранитидин висмут цитрат) в стандартной дозе 2 раза в день, кларитромицин 500 мг 2 раза в день и амоксициллин 1000 мг 2 раза в день, или метронидазол 500 мг 2 раза в день, при минимальном курсе приема в течение 7 дней. Сочетание кларитромицина с амоксициллином предпочтительнее, чем кларитромицина с метронидазолом, так как может способствовать достижению лучшего результата при проведении терапии второй линии (квадротерапии).
Терапия второй линии назначается в случае отсутствия успеха лечения и содержит: ингибитор протонной помпы в стандартной дозе 2 раза в день, висмута субсалицилат/субцитрат 120 мг 4 раза в день, метронидазол 500 мг 3 раза в день и тетрациклин 500 мг 4 раза в день как минимум на 7 дней. Если препараты висмута не могут быть использованы, нужно использовать тройные схемы лечения на основе ингибиторов протонной помпы.
В случае отсутствия успеха лечения дальнейшая тактика определяется в каждом конкретном случае.
Рекомендации по основным стратегическим вопросам диагностики и лечения Н.pylori-инфекции:
•    диагноз инфекции должен быть осуществлен уреазным дыхательным тестом или с помощью обнаружения антигена Н.pylori в кале;
•    у лиц моложе 45 лет с упорной диспепсией при исключении ГЭРБ, гастропатий, индуцированных приемом НПВС, рака желудка и отсутствии семейного анамнеза, отягощенного раком желудка, может быть использован подход «test and treat»;
•    всегда необходимо удостовериться в успешности эрадикационной терапии, используя уреазный дыхательный тест или инвазивные методы диагностики. Обнаружение антигена в кале является альтернативным уреазному дыхательному тесту, если он недоступен.
 
В нашей стране принятые в 1997 году «Рекомендации по диагностике и лечению инфекции Н.pylori у взрослых при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки» являются основой при решении вопросов диагностики и лечения язвенной болезни, ассоциированной с Н. pylori-нфекцией. Но постоянное изучение международного и отечественного опыта использования антихеликобактерной терапии у больных с различной патологией гастродуоденальной зоны позволяет расширить показания к эрадикационной терапии в Российских Рекомендациях.
Кстати люди которые постоянно бегают и суетятся обычно не имеют вдохновения, а вот те, что имеют время на праздность и спокойствие(к примеру беззаботно прогуляться по березовой роще) они как раз и вдохновляются… Сознание пропускает поток информации)))
Для назначения антихеликабактерной терапии достаточно подтвердить наличие Н.pylori одним из доступных методов, перечисленных в Российских Рекомендациях, бактериологическим, морфологическим (гистологическим и цитологическим), дыхательным или уреазным.
Контроль успешности антибактериального лечения проводится по следующим правилам:
1.    Диагностика осуществляется не ранее 4-6 недель после окончания антихеликобактерной терапии, либо лечения любыми антибиотиками и антисекреторными препаратами сопутствующих заболеваний.

2.    Диагностика эрадикации осуществляется как минимум двумя из указанных выше методов, причем при использовании методов непосредствен-ного обнаружения бактерий в биоптате СОЖ (бактериологический, морфоло-гический и уреазный) необходимо исследование 2 биоптатов из тела желудка и 1 биоптата из антрального отдела.
3.    Цитологический метод для установления эрадикации не применим.
 
Требования, предъявляемые к антихеликобактерной терапии:
•    способность уничтожить бактерию Н.pylori как минимум в 80% случаев;
•    не вызывать вынужденной отмены терапии врачом, вследствие побочных эффектов (допустимо менее чем в 5% случаев) или прекращения пациентом приёма лекарств по схеме, рекомендованной врачом;
•    эффективность при продолжительности курса не более 7-14 дней.

Гастрит, ассоциированный с Helicobacter pylori (гистологический профиль)

Метод определения
  1. гистологическое исследование с окрашиванием гематоксилином-эозином;
  2. гистохимическое исследование с окрашиванием по Гимзе.

Исследуемый материал Смотрите в описании

Helicobacter pylori (H. pylori) – бактерия, обитающая в слизи, покрывающей слизистую оболочку желудка. Инфицирование человека H. pylori широко распространено. По оценкам эпидемиологов, присутствие этой бактерии в желудке можно обнаружить примерно у половины населения планеты, а в некоторых регионах у 80–100% популяции. Заражение обычно происходит в детстве и сохраняется пожизненно. В большинстве случаев наличие H. pylori не вызывает проблем, но у некоторых людей в ответ на инфекцию развивается локальное воспаление, которое проявляется как гастрит или дуоденит.

Примерно у 15% людей, инфицированных H. pylori, развивается язвенная болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки. Реже хроническое воспаление, связанное с инфекцией H. pylori, приводит к атрофии слизистой оболочки (атрофическому гастриту) – состоянию, связанному с риском развития рака желудка.

Вероятность развития таких угрожающих состояний зависит от штамма H. pylori и факторов его вирулентности, индивидуальных особенностей организма и характера реакций на присутствие H. pylori, влияния условий жизни, в частности, диеты. Данную инфекцию успешно элиминируют (эрадикация H. pylori), но это не исключает вероятность повторного инфицирования в будущем. Вопрос о необходимости эрадикации H. pylori решается индивидуально. Тактика врача во многом зависит от клинических проявлений инфекции и, что особенно важно, наличия патологических изменений в слизистой оболочке желудка и двенадцатиперстной кишки.

Существуют различные способы диагностики инфекции H. pylori и разные способы оценки состояния слизистой оболочки желудка.

Методы выявления инфекции H. pylori можно разделить на прямые и непрямые, инвазивные (требующие проведения биопсии) и неинвазивные.

Прямые – непосредственное микробиологическое выявление возбудителя в культуре (в рутинной практике не используется), выявление H. pylori и оценка степени обсемененности H. рylori в желудочной слизи при гистохимическом исследовании биопсийного материала (№516), выявление ДНК возбудителя в исследуемом материале методом ПЦР, выявление антигенов возбудителя в кале (№484). Непрямые – диагностика инфекции H. pylori по наличию специфических иммунных антител к этому возбудителю в крови (№№133, 176, 177, 258, 259), по продуктам метаболизма H. pylori в уреазном дыхательном тесте. Инвазивные – гистологическое (№511) и гистохимическое (№516) исследование. Неинвазивные – дыхательный тест на продукты метаболизма H. pylori*, анализ кала на антиген H. pylori (№484), анализ крови на антитела к H. pylori (№№133, 176, 177, 258, 259).

Способы оценки состояния слизистой оболочки желудка также делятся на инвазивные (требующие биопсии) и неинвазивные, прямые и непрямые.

Инвазивные – гистологическое исследование (№511). Неинвазивные – например, анализ крови (профиль «Гастропанель», пепсиногены I/II с расчетом соотношения №2111). Прямые – гистологическое исследование морфологии слизистой оболочки желудка в биопсийных препаратах (№511). Непрямые – оценка состояния слизистой оболочки желудка по косвенным показателям, связанным с ее функциями (профиль «Гастропанель», пепсиногены с расчетом соотношения в тесте №2111).

Все эти методы имеют свои преимущества и недостатки и используются врачом в комплексе обследований согласно имеющимся рекомендациям и индивидуальным показаниям. В предлагаемом комплексном исследовании гистологическая оценка состояния слизистой оболочки желудка по биопсийным препаратам относится к прямым методам оценки состояния слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки и является «золотым стандартом» диагностики атрофического гастрита и рака желудка. Гистохимическое выявление H. pylori, которое можно провести в том же гистологическом материале, является прямым методом выявления данной инфекции.

В гистологической дифференциальной диагностике заболеваний слизистой оболочки желудка принято использовать новую международную морфологическую классификацию – OLGA (Operative Link for Gastritis Assessment) – оперативную систему оценки гастритов. Международной группой исследователей и экспертов предложена система стадийной оценки для описания желудочной патологии. Эта классификация позволяет оценивать хронические гастриты в зависимости от риска развития предопухолевых изменений и рака желудка. Согласно классификации OLGA гастриты подразделяются на 4 стадии (от 0 до IV) – по степени риска развития рака желудка, а также на 4 степени (от 0 до IV) – по степени выраженности воспалительных изменений и/или наличию инфильтратов. Данная классификация учитывает стадию гастрита в сочетании с Н.pylori-статусом, диагноз должен быть подтвержден общеклинической информацией (жалобы, анамнез, дополнительные исследования: КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ).  

Материал для исследования:

Биоптат/биоптаты слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки, помещённые в специализированный гистологический контейнер/контейнеры с фиксирующим раствором (10% забуференным раствором формалина). Количество биоптатов определяет врач-эндоскопист. Если биоптаты взяты из нескольких анатомических локализаций, фиксация должна проводиться в разных контейнерах, которые должны быть соответствующим образом маркированы, с указанием локализации биоптата.

5. Профилактика и диспансерное наблюдение, медицинские показания и противопоказания к применению методов профилактики / КонсультантПлюс

5. Профилактика и диспансерное наблюдение, медицинские показания и противопоказания к применению методов профилактики

— Всем лицам с наличием инфекции H.pylori при отсутствии противопоказаний рекомендуется проведение эрадикационной терапии с целью профилактики рака желудка [134, 135, 136, 137, 138, 6, 7, 8, 46, 47, 66].

Уровень убедительности рекомендаций A (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: Эрадикация инфекции H.pylori признана основным методом профилактики рака желудка, эффективность которого доказана в ряде популяционных исследований и в метаанализах [134 — 138]. В метаанализе 7 РКИ, включавшем 8323 человека, эрадикация H.pylori снизила заболеваемость раком желудка по сравнению с лицами, которые не получали эрадикационную терапию, с показателем относительного риска 0,54 (95% ДИ 0,40 — 0,72; NNT = 72), а также смертность от рака желудка с показателем относительного риска 0,61 (95% CI 0,40 — 0,92; NNT = 135) [135].

— Всем пациентам, которые перенесли эндоскопическую резекцию аденомы/раннего рака желудка, рекомендуется эрадикационная терапия H.pylori для профилактики метахронного рака желудка [135, 139 — 141, 6, 7, 8, 46, 47, 66, 142].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: Снижение частоты метахронного рака желудка у пациентов после эрадикации H.pylori по сравнению с группой с персистенцией инфекции доказано в РКИ и метаанализах [135, 139 — 141]. Так, в метаанализе 3 исследований, включавшем 1841 пациента с эндоскопической резекцией эпителиальной дисплазии/неоплазии, эрадикационная терапия снизила заболеваемость раком желудка с показателем относительного риска 0,49 (95% ДИ 0,34 — 0,70, NNT = 21) [135].

— Пациентам с выявленной дисплазией слизистой оболочки желудка в отсутствие видимого при эндоскопии отграниченного новообразования рекомендуется незамедлительно выполнить повторное эндоскопическое исследование высокого разрешения с хромоэндоскопией (виртуальной или с использованием красителей). В случае, если при проведении повторного исследования вновь не удается выявить отграниченное новообразование, рекомендуется выполнить биопсию для определения стадии гастрита (если это не сделано ранее) и контрольное эндоскопическое исследование не позднее, чем через 6 месяцев (при дисплазии высокой степени), и не позднее, чем через 12 месяцев (при дисплазии низкой степени) [143 — 150, 46, 47].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

— Пациентам со слабой и умеренной степенью атрофии слизистой оболочки, ограниченной только антральным отделом желудка, после успешной эрадикационной терапии H.pylori эндоскопическое наблюдение не рекомендуется [143 — 150, 46, 47].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

— Пациентам с кишечной метаплазией, ограниченной одной анатомической областью, в большинстве случаев не рекомендуется наблюдение, особенно если высококачественное эндоскопическое исследование с биопсией позволило исключить выраженные стадии атрофического гастрита. Однако при наличии у таких пациентов отягощенного по раку желудка семейного анамнеза, неполной кишечной метаплазии, персистенции инфекции H.pylori им рекомендуется эндоскопическое наблюдение с хромоэндоскопией и прицельной биопсией 1 раз в 3 года [143 — 152, 46, 47].

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Пациентам с выраженным атрофическим гастритом (выраженная атрофия и/или кишечная метаплазия и в теле, и в антральном отделе желудка — OLGA/OLGIM III/IV) рекомендуется высококачественное эндоскопическое наблюдение каждые 3 года. Пациентам с выраженным атрофическим гастритом с отягощенным наследственным анамнезом по раку желудка рекомендуется эндоскопическое наблюдение 1 раз в 1 — 2 года [143 — 152, 46, 47]. Согласно приказу Министерства здравоохранения РФ от 29 марта 2019 г. N 173н «Об утверждении порядка проведения диспансерного наблюдения за взрослыми» диспансерное наблюдение при хроническом атрофическом фундальном и мультифокальном гастрите предусматривает прием (осмотр, консультация) врача-гастроэнтеролога 1 раз в год, прием (осмотр, консультация) врача-онколога по медицинским показаниям с контролируемым показателем стабилизации морфологических изменении по данным ЭГДС с биопсией.

Уровень убедительности рекомендаций B (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: Для определения интервалов эндоскопического наблюдения предложена стратификация пациентов на основании выраженности предраковых изменений желудка и наличия дополнительных факторов риска рака желудка. Очевидно, что лица с выраженной атрофией и кишечной метаплазией слизистой оболочки желудка продолжают нуждаться в эндоскопическом наблюдении даже несмотря на ликвидацию инфекции H.pylori в результате успешной ее терапии [6, 7, 8, 46, 47, 142]. Популяционное исследование (405172 человека, за период 1979 — 2011) показало, что у лиц, которые проходили эндоскопическое исследование с биопсией в связи с неонкологическими показаниями, в течение 20 лет рак желудка развивается в одном случае из 256 с нормальной слизистой оболочкой желудка, в 1 из 85 с гастритом, в 1 из 50 с атрофическим гастритом, в 1 из 39 с кишечной метаплазией и в 1 случае из 19 с дисплазией [143]. В когортном исследовании при наблюдении 1755 пациентов с диспепсией в среднем в течение 55 месяцев неоплазия была выявлена исключительно у лиц с исходными стадиями OLGA III — IV. Риск неоплазии отсутствовал у пациентов со стадией OLGA 0, I и II (95% ДИ 0 — 0,4), составил 36,5 на 1000 человеко-лет при стадии III (95% ДИ 13,7 — 97,4) и 63,1 на 1000 человеко-лет при стадии IV (95% ДИ 20,3 — 195,6) [144]. Стадии OLGA III/IV и OLGIM I — IV оказались независимыми факторами риска рака желудка, причем даже незначительно выраженная кишечная метаплазия существенно повышала риск рака желудка [145, 146]. Данные исследования показывают, что наличие кишечной метаплазии (как маркера выраженного гастрита) может иметь даже большее значение, чем степень атрофии без кишечной метаплазии, поскольку риск рака желудка был выше с OLGIM I/II, чем с OLGA III/IV. Неполная кишечная метаплазия — прогностически неблагоприятный фактор развития рака желудка по сравнению с полной кишечной метаплазией, ее следует рассматривать как дополнительное условие определения сроков наблюдения пациентов с гастритом [148 — 150]. Дополнительным фактором риска рака желудка служит наличие близких родственников, страдающих раком желудка [151, 152].

— Пациентам с аутоиммунным гастритом рекомендуется эндоскопическое наблюдение 1 раз в 1 — 2 года [46, 47].

Уровень убедительности рекомендаций C (уровень достоверности доказательств — 5)

Комментарии: Аутоиммунный гастрит является предраковым заболеванием, что оправдывает эндоскопическое наблюдение. Так, относительный риск рака желудка при пернициозной анемии составил 6,8 (95% ДИ 2,6 — 18,1). Недостатком этого метаанализа служит включение любых пациентов с низким уровнем витамина B12, причиной которого служит не только аутоиммунный гастрит [153]. Через 3 года после первичного скринингового обследования у 56 пациентов были выполнены контрольные ЭГДС, в ходе которых было выявлено 2 пациента с аденокарциномой желудка, ни одного пациента с дисплазией высокой степени и 49 пациентов с кишечной метаплазией [154]. В другом исследовании в течение 6 — 7 лет не было выявлено случаев рака желудка [155]. Согласно приказу Министерства здравоохранения РФ от 29 марта 2019 г. N 173н «Об утверждении порядка проведения диспансерного наблюдения за взрослыми» диспансерное наблюдение при хроническом атрофическом фундальном и мультифокальном гастрите предусматривает прием (осмотр, консультация) врача-гастроэнтеролога 1 раз в год, прием (осмотр, консультация) врача-онколога по медицинским показаниям с контролируемым показателем стабилизации морфологических изменении по данным ЭГДС с биопсией. Рекомендуемый интервала наблюдения не разработан в рандомизированных контролируемых исследованиях. Учитывая кроме риска аденокарциномы желудка риск развития нейроэндокринной опухоли желудка, сочетание с другими заболеваниями, ассоциированными с повышенным риском новообразований желудочно-кишечного тракта, а также сроки диспансеризации в соответствии с приказом N 173н, мы рекомендуем эндоскопический контроль 1 раз в 1 — 2 года.

Антигеликобактерная терапия. Влияние ТЭС — Центр транскраниальной электростимуляции

Антигеликобактерная терапия направлена на эрадикацию хорошо изученной бактерии Helicobacter pylori, с целью обеспечить благоприятные условия для заживления язв и других повреждений слизистой. Антигеликобактерная терапия имеет несколько схем состоящих из комбинации разных лекарственных препаратов, принимаемых пациентами с различной периодичностью и сроками курса приема. Основное требование к схемам антигеликобактерной терапии является приемлемая низкая токсичность препаратов.

 

Основными эффектами ТЭС терапии являются стимуляция иммунитета, обезболивание и нормализация психофизиологического статуса. ТЭС-терапии снижает количество принимаемых препаратов и ускоряет заживление язвенных образований, что доказывает необходимость включения ТЭС-терапии в комплекс с антигеликобактерной терапией.

Ниже представлена статья показывающая эффективность ТЭС-терапии в комплексном лечении язвенной болезни.

ЛЕЧЕБНЫЙ ЭФФЕКТ ТРАНСКРАНИАЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОСТИМУЛЯЦИИ ПРИ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ И ОПТИМИЗАЦИЯ ЭРАДИКАЦИИ ГЕЛИКОБАКТЕРНОЙ ИНФЕКЦИИ

РОГОВА Н.В.1, ПЕТРОВ В. И.1, ЛЕБЕДЕВ В. П.2, РЫЧКОВА С. В.3

1 Медицинская академия, Волгоград; 2 Институт физиологии им. И.П.Павлова, 3Медицинская академия последипломного образования, Санкт-Петербург

 

РЕЗЮМЕ

Включение транскраниальной электростимуляции в комплекс эрадикационной терапии язвенной болезни и двенадцатиперстной кишки, ассоциированной с Н. pylori, позволяет уменьшить объем медикаментозного воздействия, сократить сроки рубцевания язвенного дефекта и значительно снизить стоимость проводимого лечения.

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы стандартом лечения язвенной болезни является эрадикационная терапия, поскольку считается, что в 98% случаев язвенной болезни она ассоциирована с инфекцией Helicobacter pylori. По Маастрихскому соглашению обнаружение язвенного дефекта является прямым показанием к проведению эрадикации [1, 7].

Кроме того лечение язвенной болезни должно быть комплексным [4] и решать следующие задачи:

1. Купировать симптомы обострения язвенной болезни за 3—4 дня;

2. Достигать быстрого рубцевания язвенного дефекта за 14—28 дней;

3. Предупреждать рецидивы заболевания.

Однако одна антихеликобактерная терапия не способна купировать боль и диспептические расстройства, быстро заживлять язвенный дефект и оказывать лечебное действие на сопутствующее воспаление слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки.

К тому же, несмотря на интенсивную терапию с применением сильнодействующих антихеликобактерных лекарственных средств, эрадикация достигается в среднем лишь у 60—65% больных [1]. В связи с этим необходимо сочетать базисные противоязвенные препараты с наиболее эффективными схемами эрадикационной терапии, что приводит к ежедневному приему от 3 до 5 препаратов, а это в среднем составляет от 6 до 17 таблеток в день. При этом стоимость ежедневного лечения может составлять от $9,8 и более в день.

Целью исследования было сравнение эффективности традиционной эрадикационной терапии инвазии Н. pylori, ассоциированной с язвенной болезнью, и схемы с включением в комплекс терапии транскраниальной электростимуляции (ТЭС).

МЕТОДИКА

Под наблюдением состояло 27 пациентов с язвенной болезнью, ассоциированной с Н. pylori, в возрасте от 20 до 47 лет. Обследование больных включало общий клинический протокол, стандартное гастрологическое исследование. Диагноз язвенной болезни был верифицирован эндоскопически, выполнялся уреазный экспресс-тест на HP, гистологическое исследование биоптата и посев.

Повторные исследования (эндоскопия, посев, уреазный тест) проводились на 10, 14 и 30 сутки терапии. В зависимости от варианта лечения все больные были разделены на три группы (Табл. 1).

Первая группа (7 человек) получала терапию: Омез (40 мг, 1 раз), Амоксициллин (500 мг, 3 раза), Метронидазол (500 мг, 3 раза), кроме того, с противовоспалительной и антацидной целью — Ренни (по 1 ложке через час после еды и на ночь). Данная схема была выбрана нами как стандартная, так как считается, что эффективность эрадикации достигает 80% при частоте рецидивов заболевания за первый год 23,5%. Длительность курса 14 дней при стоимости 9,8$ в день.

Вторая группа (11 пациентов) получали Омез (40 мг, 1 раз), Метронида¬зол (500 мг, 3 раза) и ТЭС, которая проводилась аппаратом «ЭТРАНС-3» по стандартной методике 2 раза в день.

Третья группа (9 пациентов) получали Метронидазол (500 мг, 3 раза), Амоксициллин (500 мг, 3 раза) и ТЭС. Стоимость при этом составляла $3,1 в день.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Проведенное исследование показало, что в первой группе пациентов рубцевание язвенных дефектов наступало в среднем на 18— 19 сутки терапии, тесты на HP становились отрицательными к 14 суткам.

Во второй группе рубцевание язвенных дефектов и отрицательные тесты HP отмечались в среднем на 10 сутки терапии (р<0,05).

В третьей группе рубцевание язвенных дефектов и отрицательные тесты на HP диагностировали несколько позднее, в среднем на 15 день терапии от начала лечения.

Таким образом, полученные результаты (Табл. 1) позволяют нам рекомендовать применение ТЭС с целью оптимизации лечения язвенной болезни, ассоциированной с Н. pylori.

Оптимальной схемой терапии мы считаем комбинацию Омез + Метронидазол + ТЭС, так как она позволяет значительно сократить сроки рубцевания язвенных дефектов и объем антигеликобактерной терапии. Одновременно уменьшалось фоновое воспаление и повышалась резистентность слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки [6].

Побочное и токсическое действия лекарств на организм пациентов значительно снижалось за счет гепатопротекторного действия ТЭС [3], что, в конечном итоге, не только улучшало самочувствие больного, но и значительно снижало стоимость курса лечения.

считаем комбинацию Омез + Метронидазол + ТЭС, так как она позволяет значительно сократить сроки рубцевания язвенных де­фектов и объем антигеликобактерной терапии.

Одновременно уменьшалось фоновое воспаление и повышалась ре­зистентность слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки [6]. Побочное и токсическое действия лекарств на организм пациентов значительно снижалось за счет гепатопротекторного дейст­вия ТЭС [3], что, в конечном итоге, не только улучшало самочувствие больного, но и значительно снижало стоимость курса лечения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ивашкин В. Т., Мегро Ф., Лапина Т. Л. Helicobacter pylori — революция в гастроэнтерологии. М., 2000.

2. Ильинский О. Б., Кондрикова Е. С, Спевак С Е. Влияние раздражения антиноцицептивных структур мозга на процессы репарации. Тез. докл. научно-практич. конф. «Новый метод транскраниального электрообезболивания. Теоретические основы и практическая оценка». Л., «Наука», 1987: 51-52

З.Лебедев В. П., Рычкова СВ., Мелихова М.В. Экспериментальное обоснование применения транскраниальной электростимуляции эндорфинных систем мозга в гастроэнтерологии. Тез. докл. Всерос. науч. конф. «Санкт-Петербург — Гастро-99». СПб, 1999: 86.

4. Новые лекарства и новости фармакотерапии. Научно-информационный журнал Волгоградского отделения Российской медицинской ассоциации. 1999, №2.

5. Смагин В. Г., Виноградова В. А., Булгаков С. А. Лиганды опиатных рецепторов: Гастроэнтерологические аспекты. М., «Наука», 1983, 271 с.

6. Рычкова СВ., Александрова В.А. «Транскраниальная элекрости-муляция эндорфинных структур мозга как новый немедикаментозный способ лечения. В сб.: Транскраниальная электростимуляция. Экспериментально-клинические исследования. Ред. Дворецкий Д. П. СПб, «Искусство России», 1998: 39—50.

7. Стандарты диагностики и лечения болезней органов пищеварения. М., 1998.

Итоги 40-го научно-практического семинара «Актуальные вопросы диагностики, профилактики и терапии инфекций, вызванных Helicobacter pylori»

28 сентября 2017 года в ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора при поддержке Центра молекулярной диагностики (CMD) прошел научно-практический семинар «Актуальные вопросы диагностики, профилактики и терапии инфекций, вызванных Helicobacter pylori». В мероприятии приняли участие ведущие эксперты Центрального НИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, РУДН, МКНЦ, Первого МГМУ имени И. М. Сеченова МЗ РФ, МНИОИ имени П. А. Герцена и других научно-исследовательских учреждений, а также практикующие врачи из лечебных учреждений Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга и других регионов Российской Федерации.

И. о. директора ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора, академик РАН, д.м.н., профессор Василий Геннадьевич Акимкин подчеркнул высокую научную и социальную значимость мероприятия: «Очень приятно, что в стенах нашего института проходит семинар, актуальный не только для России, но и для всего мира. Патология, связанная с возбудителем Helicobacter pylori, наносит огромный ущерб населению всех стран и имеет большие социально-экономические последствия».

По мнению экспертов, бактериями Hp инфицировано почти две трети населения нашей планеты (около 60%). Основной фактор распространенности – социально-экономический. В развитых странах инфицированность людей Helicobacter pylori составляет около 25–40%, в развивающихся странах этот показатель может превышать 90%. По данным ряда российских исследователей, в России хеликобактерной инфекцией может быть заражено около 70–90% населения, однако эпидемиология Hp в нашей стране изучена недостаточно. «В России опыт таких исследований существует лишь в отдельных регионах, почти все они основаны на серологическом скрининге, который в настоящее время считается недостаточно точным. Необходимо провести масштабные эпидемиологические исследования Helicobacter pylori с использованием единых высокоточных методов диагностики для определения реальных показателей инфицированности населения России», – считает научный сотрудник Московского клинического научного центра имени А. С. Логинова Ирина Николаевна Войнован.

Сегодня в мире опубликовано около 40 000 научных исследований по Helicobacter pylori, его изучение позволило совершить революционный прорыв в диагностике и лечении многих заболеваний ЖКТ, не считавшихся ранее инфекционными. «После революционного открытия хеликобактерной инфекции, удостоенного Нобелевской премии 2005 года, стало понятно, что тупик в терапии язвенной болезни и рака желудка преодолен. По данным Департамента здравоохранения города Москвы, заболеваемость язвенной болезнью с 1994 по 2016 год снизилась на 77%. Это стало возможным только благодаря адекватному лечению хеликобактерной инфекции», – говорит руководитель отдела патологии поджелудочной железы, желчных путей и верхних отделов пищеварительного тракта Московского клинического научного центра имени А. С. Логинова, главный внештатный гастроэнтеролог Департамента здравоохранения города Москвы, член-корреспондент Европейской группы по изучению Helicobacter pylori и микробиоты, д.м.н., профессор Дмитрий Станиславович Бордин.

В 1994 году Международное агентство по изучению рака (IARC) классифицировало Hp в качестве канцерогена первого порядка. «Исследования ранних стадий рака желудка показывают, что контаминация Helicobacter pylori в слизистой оболочке вокруг опухолей превышает 94%, то есть эти злокачественные новообразования развились на фоне хеликобактерной инфекции», – говорит ведущий научный сотрудник эндоскопического отделения Московского научно-исследовательского онкологического института имени П. А. Герцена, к.м.н. Сергей Сергеевич Пирогов.

Россия входит в первую десятку стран с самой высокой заболеваемостью раком желудка, впереди лишь традиционно эндемичные по опухолям ЖКХ государства: Япония, Корея, Китай, Монголия, малые страны ЮВА. Эффективный мониторинг и своевременное лечение Helicobacter pylori позволило ряду стран совершить прорыв в борьбе с раком желудка. Так, в Японии это заболевание выявляется на первой стадии в 60% случаев, а пятилетняя выживаемость пациентов составляет 50%, в России же эти показатели составляют 9% и 18% соответственно. «За последние 10 лет заболеваемость и смертность от рака желудка в России снизились, во многом это произошло благодаря проведению диагностических исследований все большему числу пациентов, – говорит Сергей Сергеевич Пирогов. – Безусловно, все наши действия должны быть направлены на вторичную профилактику рака желудка – формирование групп риска развития опухолей, выявление и лечение предраковых заболеваний и в первую очередь – эрадикацию Helicobacter pylori».

На сегодняшний день существует несколько методов диагностики Helicobacter pylori, у каждого из которых есть свои плюсы и минусы. Рутинной диагностической процедурой в России считается гастроскопия, которая стоит недорого, но необходимость взятия биоптата увеличивает ее цену в несколько раз. Кроме того, у гастроскопии есть целый ряд противопоказания, при котором ее проведение может быть опасно для здоровья и даже жизни пациента. «Если пациент после процедуры жалуется на дискомфорт, повышение температуры, головокружение, дыхательную дисфункцию, озноб, необходимо немедленное обследование, поскольку это могут быть симптомы скрыто протекающего осложнения после гастроскопии», – предупреждает доцент кафедры телемедицины и информатизации здравоохранения ФПК МР РУД, к.м.н. Роман Генрихович Плавник.

По мнению эксперта, если гастроскопия все-таки назначена, в качестве скрининга Helicobacter pylori имеет смысл провести быстрый уреазный тест. Гистологический метод также применяется для первичной диагностики, но при недостаточной квалификации врача его результаты могут быть неправильно интерпретированы. Бактериологический метод очень трудоемок и требует тонких и точных исследований. Он рекомендуется после двух неудачных курсов эрадикационной терапии, когда нужно точно установить, к каким антибиотикам чувствителен данный штамм Hp.

Золотым стандартом неинвазивной диагностики Helicobacter pylori в настоящее время считается 13C-уреазный дыхательный тест. «IV и V Маастрихтские консенсусы подтвердили высокую точность и необходимость проведения 13C-уреазного дыхательного теста. Это высокоточный тест, результаты которого интерпретирует не человек, а откалиброванный прибор, поэтому ложноположительных результатов у него не бывает. 13C-уреазный дыхательный тест абсолютно безопасен и комфортен как для пациентов, так и для медперсонала, который его выполняет. Единственным его недостатком на сегодняшний день считается относительно высокая цена. Тест, к сожалению, пока не входит в тарификацию ОМС, но мы прикладываем все усилия, чтобы изменить эту ситуацию», – говорит Роман Генрихович Плавник.

Инфицированным Helicobacter pylori должна быть предложена эрадикационная терапия, если для этого нет противопоказаний. Лечение регламентируется национальными и международными рекомендациями, основанными на данных популяционных исследований о распространенности Helicobacter pylori и его резистентности к различным антибиотикам. «Лечение Helicobacter pylori – очень важная проблема. Многие схемы утратили свою эффективность, поэтому необходимо оптимизировать терапию, – уверена доцент кафедры семейной медицины Первого МГМУ имени И. М. Сеченова, к.м.н Людмила Ивановна Буторова. – Общие рекомендации таковы: при выборе схемы эрадикации необходимо учитывать локальные данные по эффективности конкретных методов терапии; подбор вариантов лечения должен определяется чувствительностью местных штаммов Hp к кларитромицину, метронидазолу и левофлоксацину; оптимальный подбор терапии необходимо проводить персонализированно, с учетом индивидуальной чувствительности конкретного штамма. Только соблюдая эти принципы, мы сможем добиться того, чтобы эффективность терапии превышала 90%».

Среди важнейших причин неэффективности эрадикационной терапии – некорректное проведение лечения (низкие дозы препаратов, короткие курсы) и плохой контроль эрадикации (неправильные сроки, неправильные методы). «Единственный эффективный контроль эрадикации – это 13C-уреазный дыхательный тест, причем его необходимо провести не ранее 4–6 недель после окончания приема антибиотиков и 2 недель после окончания приема ингибиторов протонной помпы», – говорит Роман Генрихович Плавник.

В числе других проблем – недостаточная приверженность к лечению как у пациентов, так и у самих врачей. «По данным Европейского регистра Helicobacter pylori, лишь 20% российских врачей, не достигших успеха в первой линии терапии, готовы идти на вторую линию лечения. Это колоссальная психологическая проблема, и я надеюсь, что благодаря научно-практическому семинару мы сделаем шаг к ее преодолению», – говорит Дмитрий Станиславович Бородин.

Участники мероприятия высоко оценили насыщенность и информативность программы научно-практического семинара и высказали пожелание сделать конференцию, посвященную проблемам Helicobacter pylori, ежегодной.

Докладчики и темы докладов:

  • «История открытия бактерии Helicobacter pylori, инфицированность в мире и в России».
    Войнован Ирина Николаевна, научный сотрудник Московского клинического научного центра имени А. С. Логинова ДЗМ.
  • «Участие Helicobacter pylori в канцерогенезе. Современное состояние проблемы и возможности эндоскопической диагностики».
    Пирогов Сергей Сергеевич, к.м.н., ведущий научный сотрудник эндоскопического отделения Московского научно-исследовательского онкологического института имени П. А. Герцена, филиала ФГБУ «НМИРЦ» МЗ РФ.
  • «Современные методы диагностики инфекции, вызванной Helicobacter pylori. Плюсы и минусы».
    Плавник Роман Генрихович, к.м.н., доцент кафедры телемедицины и информатизации здравоохранения ФПК МР РУДН.
  • «Неинвазивный подход к диагностике заболеваний верхних отделов желудочно-кишечного тракта».
    Антонова Марина Владимировна, медицинский советник ООО «Мелон»
  • «Основные принципы эрадикационной терапии инфекции, вызванной Helicobacter pylori».
    Буторова Людмила Ивановна, к.м.н., доцент кафедры семейной медицины Первого МГМУ имени И. М. Сеченова.

N analysis of 2360 patients receiving first-line therapy in Russia

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ АРХИВ 2, 2018 37

Àíàëèç òåðàïèè ïåðâîé ëèíèè

(EHMSG; http://www.helicobacter.org) проспективное мно-

гоцентровое наблюдательное исследование – Европейский

регистр ведения инфекции Helicobacter pylori (European

Registry on the management of Helicobacter pylori). В этом

исследовании принимают участие 27 стран, в каждой из ко-

торых задействовано не менее 10 центров (медицинских уч-

реждений). В России действует более 20 центров: в Моск-

ве, Санкт-Петербурге, Казани, Кемерово, Коврове, Крас-

ноярске, Новосибирске, Омске, Перми, Рязани, Саратове,

Смоленске, Твери, Хабаровске, Чебоксарах, Челябинске.

В научный комитет, отвечающий за международную

координацию и одобрение исследователей, анализа и ста-

тей, входят Javier P. Gisbert (главный исследователь), Fran-

cis Megraud, Colm A. O’Morain и Adrian G. McNicholl (на-

учный координатор).

Первичная цель Нр-EuReg – создание базы данных,

которая систематизирует информацию о клинической

практике европейских гастроэнтерологов, занимающихся

ведением инфицированных H. pylori больных. Вторичные

цели Hp-EuReg – оценка реализации клинических реко-

мендаций по диагностике и лечению больных с инфекцией

H. pylori в разных странах, проведение исследований, на-

правленных на изучение эпидемиологии H. pylori, эффек-

тивности и безопасности наиболее часто используемых

схем эрадикации H. pylori; оценка доступности медицин-

ских технологий и лекарственных средств, применяемых

при лечении H. pylori.

В 2013 г., на момент начала работы регистра, действо-

вали рекомендации «Маастрихт IV» [5], согласно которым

эрадикация H. pylori была строго рекомендована больным

язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки,

MALT-омой желудка, атрофическим гастритом, перенес-

шим резекцию желудка по поводу рака желудка и при пер-

вой степени родства с больным раком желудка, кроме того,

Сведения об авторах:

Эмбутниекс Юлия Викторовна – д.м.н., зав. отд-нием патологии верх-

них отделов пищеварительного тракта ГБУЗ МКНЦ им. А.С. Логино-

ва

Вологжанина Людмила Георгиевна – к.м.н., врач-гастроэнтеролог в

ООО «Гастроцентр»

Ильчишина Татьяна Алексеевна – к.м.н., врач-гастроэнтеролог в

«СМ-клиника»

Войнован Ирина Николаевна – врач-гастроэнтеролог отд-ния патоло-

гии верхних отделов пищеварительного тракта МКНЦ им. А.С. Логи-

нова

Сарсенбаева Айман Силкановна – д.м.н., проф. каф. терапии ИДПО,

декан института дополнительного профессионального образования

Южно-Уральского ГМУ

Алексеенко Сергей Алексеевич – д.м.н., проф., зав. кафедрой госпи-

тальной терапии ДВГМУ

Зайцев Олег Вячеславович – зав. гастроэнтерологическим кабинетом,

врач-гастроэнтеролог высшей категории Первого клинического меди-

цинского центра

Абдулхаков Рустем Аббасович – д.м.н., проф. каф. госпитальной те-

рапии Казанского ГМУ

Осипенко Марина Федоровна – д.м.н., проф., зав. каф. пропедевтики

внутренних болезней Новосибирского ГМУ

Ливзан Мария Анатольевна – д.м.н., проф., зав. каф. факультетской

терапии Омского ГМУ

Цуканов Владислав Владимирович – д.м.н., проф., зав. клиническим

отд-нием патологии пищеварительной системы ФИЦ КНЦ СО РАН,

НИИ МПС

Бурков Сергей Геннадьевич – д.м.н., консультант отд-ния гастроэнте-

рологии, ультразвуковых и эндоскопических исследований Поликли-

ники № 3 УД Президента РФ

Бакулина Наталья Валерьевна – д.м.н., проф. каф. терапии и клини-

ческой фармакологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова

Дехнич Наталья Николаевна – к.м.н., ассистент каф. факультетской

терапии Смоленского ГМУ

Тарасова Лариса Владимировна – д.м.н., зам. глав. врача по терапии

Республиканской клинической больницы Минздрава Чувашской Рес-

публики, главный терапевт, гастроэнтеролог Минздрава Чувашской

Республики, зав. каф. факультетской и госпитальной терапии Чуваш-

ского государственного университета им. И.Н. Ульянова

Плотникова Екатерина Юрьевна – д.м.н., проф. каф. ПВПЗЗ, руко-

водитель курса клинической гастроэнтерологии Кемеровского ГМУ

Маев Игорь Вениаминович – д.м.н., проф., академик РАН, зав. каф.

пропедевтики внутренних болезней и гастроэнтерологии МГМСУ им.

А.И. Евдокимова

Кучерявый Юрий Александрович – к.м.н., доц. каф. пропедевтики

внутренних болезней и гастроэнтерологии МГМСУ им. А.И. Евдоки-

мова, главный гастроэнтеролог ОАО «РЖД»

Барышникова Наталья Владимировна – к.м.н., доц. каф. внутренних

болезней стоматологического факультета Первого СПбГМУ им.

И.П. Павлова

Бутов Михаил Александрович – д.м.н., проф., зав. каф. пропедевтики

внутренних болезней Рязанского ГМУ им. И.П. Павлова

Колбасников Сергей Васильевич – д.м.н., проф., зав. каф. общеврачеб-

ной практики (семейной медицины) ФДПО Тверского ГМУ

Пахомова Анна Леонидовна – к.м.н., доц. каф. терапии педиатриче-

ского и стоматологического факультетов Саратовского ГМУ им.

В.И. Разумовского

Жесткова Татьяна Васильевна – к.м.н., ассистент каф. пропедевтики

внутренних болезней Рязанского ГМУ им. И.П. Павлова

Барановский Андрей Юрьевич – д.м.н., проф., руководитель центра га-

строэнтерологии и гепатологии Санкт-Петербургского государствен-

ного университета

Абдулхаков Сайяр Рустамович – к.м.н., ст. науч. сотр. OpenLab «Ген-

ные и клеточные технологии» ИФМиБ, Казанский (Приволжский)

федеральный университет; доц. Казанского ГМУ

Агеева Елена Афанасьевна – врач-гастроэнтеролог высшей квалифи-

кационной категории Городской клинической поликлиники №3

Минздрава Хабаровского края

Васютин Александр Викторович – к.м.н., с.н.с. клинического отд-ния

патологии пищеварительной системы ФИЦ КНЦ СО РАН, НИИ

МПС, Красноярск

Лялюкова Елена Александровна – к.м.н., доц. каф. терапии и общей

врачебной практики ПДО Омского ГМУ

Голубев Николай Николаевич – к.м.н., врач-гастроэнтеролог Поли-

клиники №3 УД Президента РФ

Савилова Инна Викторовна – аспирант каф. терапии и клинической

фармакологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова

Морковкина Людмила Валерьевна – врач-гастроэнтеролог Республи-

канской клинической больницы Минздрава Чувашской Республики

Кононова Алла Геннадьевна – к.м.н., доц. каф. общеврачебной прак-

тики (семейной медицины) ФДПО Тверского ГМУ

Megraud Francis – Professor of Bacteriology, University Victor Segalen

Bordeaux II. Head of the Pediatric Bacteriology Unit, Hôpital Pellegrin,

Bordeaux

O’Morain Colm – UEG President 2011–2013, Emeritus Professor of Medi-

cine, Department of Gastroenterology, Tallaght Hospital/Trinity College

Dublin, Dublin, Ireland

Ramas Mercedes – Department of Gastroenterology, Instituto de Investi-

gación Sanitaria Princesa (IIS-IP), Hospital Universitario de la Princesa,

Madrid, Spain; Centro de Investigación Biomédicaen Red de Enfer-

medades Hepáticas y Digestivas (CIBEREHD), Madrid, Spain

McNicholl Adrian G. – Department of Gastroenterology, Instituto de In-

vestigación Sanitaria Princesa (IIS-IP), Hospital Universitario de la Prince-

sa, Madrid, Spain; Centro de Investigación Biomédicaen Red de Enfer-

medades Hepáticas y Digestivas (CIBEREHD), Madrid, Spain

Perez-Gisbert Javier – Department of Gastroenterology, Instituto de Inves-

tigación Sanitaria Princesa (IIS-IP), Hospital Universitario de la Princesa,

Madrid, Spain; Centro de Investigación Biomédicaen Red de Enfer-

medades Hepáticas y Digestivas (CIBEREHD), Madrid, Spain

Хелик-тест — Первая клиника практической медицины

В «Первой клинике практической медицины» осуществляется один из самых современных методов диагностики гастрита и язвенной болезни желудка — ХЕЛИК-тест для выявления бактерии Helicobacter pylori.
Основное достоинство данного исследования — высокая информативность, низкая стоимость, он не требует сложной подготовки. А главное, вам не нужно сдавать кровь, терпеть болезненные процедуры. Единственное, что от вас потребуется — это подышать в трубочку.
Бактерия Helicobacter pylori способна существовать в желудке человека, несмотря на высокую кислотность желудочного сока. В ходе своей жизнедеятельности этот микроорганизм вырабатывает особый фермент – уреазу, которая разлагает мочевину с образованием аммиака и углекислого газа. Также эта бактерия повреждает слизистую желудка с образованием эрозий и язв.
Сущность метода основана на определении изотопного состава CO2 в выдыхаемом воздухе.

Показания для проведения ХЕЛИК-теста

По сути, показание только одно – определение хеликобактериоза (инфицирование желудка указанной бактерией). Методика используется в составе комплексного обследования желудочно-кишечного тракта при гастрите, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.


Хелик-тест назначается в следующих случаях:
— исследования H. pylori-статуса;
— изжога;
— отрыжка кислым;
— боли в эпигастрии;
— тошнота;
— контроль эффективности лечения гастрита, язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки;
— определение показаний для эрадикации (уничтожения) Helicobacter pylori.

 

Противопоказания

Абсолютных противопоказаний нет ввиду абсолютной неинвазивности метода.

Подготовка

Исследование проводится натощак – после последнего приема пищи должно пройти не менее 6 часов. Непосредственно перед процедурой не рекомендуется курить. Если вы регулярно принимаете какие-то лекарства, об этом следует сообщить врач, так как некоторые препараты могут искажать результаты анализа.

Проведение процедуры

Провести обследование на инфекцию Helicobacter pylori при помощи тест-системы ХЕЛИК с индикаторной трубкой очень просто.
Сначала пациент помещает в ротовую полость индикаторную трубку и дышит в течение 6 минут. Затем пациент принимает нагрузку — 0.5 г карбамида, растворенного в 30-50 мл воды. Это карбамид нормального изотопного состава и фармацевтической степени чистоты, безвредный для пациента.
Сразу после принятия нагрузки пациент помещает в ротовую полость ту же самую индикаторную трубку другой стороной и дышит в течение еще 6 минут. По окончании обследования врач сравнивает, как изменился цвет индикаторной композиции в трубке и делает вывод об инфицированности пациента.

Более подробную информацию можно узнать по тел. 8(3952)23-17-03 в часы работы регистратуры (пн-сб с 8:00 до 20:00)

Что нужно, чтобы победить болезнь?

Искоренение болезней — это святой Грааль для чиновников здравоохранения, поскольку искоренение болезней и улучшение здоровья в конечном итоге приносит пользу экосистемам на глобальном уровне. Такие инициативы, как One Health, поддерживаемые Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC), направлены на интеграцию здоровья человека, здоровья животных и факторов окружающей среды при решении вопросов профилактики, лечения и искоренения болезней. One Health рассматривает влияние изменения климата, увеличения присутствия людей в ранее незаселенных местах, увеличения взаимодействия человека и животных и глобальной миграции людей и животных на распространение болезней.

На сегодняшний день Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила об официальной ликвидации только двух болезней: оспы, вызываемой вирусом натуральной оспы (VARV), и чумы крупного рогатого скота, вызываемой вирусом чумы крупного рогатого скота (RPV). Оспа была древней болезнью, которая вызывала эпидемии на протяжении всей истории человечества, что привело к 300-500 миллионам смертей (примерно 10% всех смертей) в 20 веке. Чума крупного рогатого скота была смертельной болезнью крупного рогатого скота, вызывавшей гибель стад крупного рогатого скота по всей Европе и Африке с 18 по 20 века, пока специальная глобальная кампания не привела к ее искоренению.

Волдыри оспы на руке (NCP 10520), Национальный музей здоровья и медицины. Источник: https://www.flickr.com/photos/[email protected]/3508802522
Коровы, убитые чумой крупного рогатого скота в Южной Африке, 1896 г. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/36/Rinderpest_1896-CN.jpg

Искоренение: определения определяют успех

Искоренение может быть трудно осмыслить. Антрополог-инфекционист Томас Эйден Кокберн определил искоренение болезни как «исчезновение патогена, вызывающего заболевание.По этому определению оспа и чума крупного рогатого скота не искоренены. Образцы обоих вирусов все еще существуют в мире: в США и России надежно хранятся запасы VARV, а образцы RPV остаются во многих учреждениях по всему миру. Вымирание потребует уничтожения этих запасов, сложной темы, затрагивающей геополитические и культурные нормы, а также микробиологию.

Другим определением ликвидации, широко принятым многими организациями, включая ВОЗ, является «постоянное снижение до нуля случаев инфицирования во всем мире, вызванных конкретным агентом, в результате преднамеренных усилий».” Последний зарегистрированный случай оспы произошел в Сомали в 1977 г., а последний зарегистрированный случай чумы крупного рогатого скота – в Кении в 2001 г. С тех пор медицинские работники свернули эти кампании по ликвидации, и новых инфекций не было выявлено, что привело к объявлениям о ликвидации оспа в 1980 г. и чума крупного рогатого скота в 2011 г. Однако попытки искоренить другие болезни имели ограниченный успех. Такие организации, как ВОЗ и Биохаб Чана Цукерберга, перешли к использованию термина «ликвидация болезни» с определением, которое является менее строгим и более достижимым, чем искоренение, в попытке повысить доверие к глобальным инициативам в области здравоохранения.Ликвидация болезней требует не постоянного сокращения заболеваемости во всем мире до нуля, а, скорее, снижения заболеваемости до нуля в определенной географической области. Одним из примеров этого различия может быть ликвидация холеры в таких странах, как Перу, несмотря на то, что Vibrio cholera не ликвидирован во всем мире.

Контрольный список микробиолога для искоренения болезней

Чтобы определить, можно ли искоренить болезнь, примите во внимание науку, политический климат и экономику.Сосредоточившись на научных критериях, ученые и работники здравоохранения могут изучить кампании по ликвидации оспы и чумы крупного рогатого скота. Оба этих заболевания имели особенности, которые способствовали их искоренению.

№1: Легко ли диагностировать или распознать болезнь?

Больной полиомиелитом проходит реабилитацию. Источник: https://flic.kr/p/KxE3q6

Симптомы болезни — это один из способов быстрой диагностики наличия болезни на индивидуальном или общественном уровне.Кампания по ликвидации оспы выиграла от характерных язв и сыпи, вызванных инфекцией VARV. Эти отчетливые симптомы позволили работникам здравоохранения во всем мире легко и эффективно диагностировать пациентов и отслеживать эпидемиологию заболевания в их сообществах. В качестве другого примера, полиомиелит, вызванный полиовирусом (ПВ), вызывает характерный быстроразвивающийся паралич у подгруппы пациентов, который используется в качестве маркера активной передачи инфекции в сообществе.

Чем сложнее методы диагностики болезней, тем меньше шансов, что болезнь будет искоренена.Малярия, болезнь, которая должна была быть ликвидирована, исторически требовала квалифицированных медицинских работников, способных интерпретировать мазки крови пациентов для выявления инфицированных людей. Отсутствие подготовленных паразитологов в эндемичных районах оказалось одной из причин провала кампании 1950-х годов по искоренению малярии.

№ 2: Существует ли нечеловеческий резервуар или переносчик (или и то, и другое)?

Болезнетворные патогены иногда могут инфицировать несколько видов, пересекая филогенетические границы.В этих случаях возбудитель существует в виде, который служит «резервуаром» для будущих инфекций других видов. Рассмотрим SARS, вызванный коронавирусом SARS (SARS-CoV). Хотя вирус мог заражать людей и вызывать тяжелые заболевания, люди не были первоначальным хозяином этого вируса. Предполагается, что нечеловеческим резервуаром SARS-CoV являются летучие мыши, поскольку вирусы, которые имеют поразительное сходство с SARS-CoV, были обнаружены у летучих мышей. Хотя успешные стратегии сдерживания устранили передачу атипичной пневмонии среди людей, продолжающееся присутствие животных-резервуаров означает, что атипичная пневмония еще не ликвидирована.

Другие патогены не только обладают способностью инфицировать несколько видов, но и приспособились использовать один вид-хозяин в качестве «переносчика» для передачи другому виду-хозяину. Многие членистоногие являются переносчиками болезней человека и практически не проявляют симптомов патогенов, вызывающих патологию у людей. Например, лихорадка денге, вызываемая флавивирусом денге (DENV), передается людям через переносчиков комаров. Даже если болезни исчезнут в человеческом населении, их присутствие в нечеловеческих резервуарах или переносчиках делает возможным повторное заражение и дальнейшее распространение.

Поскольку вирус оспы натуральной оспы поражает только людей, он был хорошей мишенью для ликвидации. Передачу вируса от человека к человеку можно остановить с помощью целевых кампаний вакцинации. Точно так же полиовирус, который также поражает только людей, был ликвидирован в 193 странах. Поскольку передача полиомиелита дикого типа ограничивается Афганистаном, Нигерией и Пакистаном, официальное объявление о ликвидации не за горами. Напротив, вновь появляется желтая лихорадка, вызываемая вирусом желтой лихорадки (YFV).В Нигерии усилия по вакцинации против YFV остановили передачу инфекции и привели к падению заболеваемости до нуля в 1996 г. К сожалению, снижение уровня вакцинации, наряду с существованием членистоногих переносчиков и резервуаров приматов, вызвало вспышку желтой лихорадки в сентябре 2017 г. Нигерия пережила сезонные вспышки желтой лихорадки с тех пор.

№3: Заболевание ограничено географически?

Нет никаких сомнений в том, что оспа затронула мировое сообщество. Многие из болезней, которые были ликвидированы (оспа и чума крупного рогатого скота) или подлежат ликвидации ВОЗ, такие как полиомиелит, малярия, корь и краснуха, присутствуют во многих странах.Однако по мере того, как болезнь приближается к искоренению, заболеваемость становится более географически ограниченной. Это явление имеет множественные последствия.

По мере того, как болезнь становится более географически ограниченной, в регионах с нулевой заболеваемостью наблюдается стабилизация выгод от кампаний по ликвидации без каких-либо изменений в социальных, политических и экономических издержках. Это может привести к тому, что страны, которые больше не затронуты этой болезнью, сократят свою поддержку. Эта проблема мешала искоренению оспы, и полиомиелит сталкивается с аналогичным препятствием.

Одним из положительных преимуществ более ограниченной географии является возможность сузить фокус кампании на этих регионах. Некоторые болезни, такие как дракункулез (дракункулез) или фрамбезия, никогда не были широко распространены географически. Таким образом, ВОЗ и другие организации создали целевые кампании, которые поставили эти болезни на грань искоренения.

№4: есть ли вакцина? Существуют ли другие альтернативы, нарушающие передачу?

Вакцины спасли бесчисленное количество жизней и предотвратили невыразимое количество страданий.Стратегии ликвидации оспы и чумы крупного рогатого скота опирались на вакцины, и большинство текущих кампаний по ликвидации болезней включают стратегии вакцинации. Эти кампании, кажется, подчеркивают необходимость вакцины и могут даже предположить, что вакцины имеют решающее значение для искоренения. Но действительно ли вакцина необходима, чтобы свести передачу болезни к нулю?

Дракункулез, скорее всего, будет ликвидирован в ближайшем будущем. Это вызвано проглатыванием личинок Dracunculus medinensis из загрязненных источников воды.Через год после заражения у пациентов появляются мучительно болезненные волдыри на стопах и голенях. Пациенты ищут облегчения, замачивая волдыри в источниках воды, таких как реки и пруды, что вызывает появление взрослых червей, которые выделяют в воду инфекционных личинок. От дракункулеза нет доступных терапевтических средств или вакцин.

Жизненный цикл Dracunculus medinensis. Источник: https://www.cdc.gov/parasites/images/guineaworm/Dracunculiasis_LifeCycle_3.jpg

Каким образом дракункулез близок к искоренению без вакцины? Именно здесь вступают в игру творческие стратегии сдерживания инфекционных заболеваний. Центр Картера в сотрудничестве с ЮНИСЕФ распространил системы фильтрации воды и активизировал усилия по обеспечению питьевой водой пострадавших сообществ. Медицинские работники также не позволяют пациентам заходить в источники воды, вместо этого наматывая взрослую нематоду на палку и медленно и методично вытаскивая ее. Просвещение населения и выявление инфицированных лиц привели к снижению заболеваемости с 3.от 5 миллионов в 1986 году до 53 случаев в 2019 году. Если дракункулез будет искоренен, кампания станет первой, в которой это будет сделано без вакцины, что предполагает наличие нескольких способов искоренения болезни, которые не зависят от наличия вакцины.

Искоренение болезней: путь вперед

Мы не можем забывать, что искоренение болезни зависит не только от научного контекста. Ликвидация оспы и чумы крупного рогатого скота потребовала политических, экономических и социальных просветительских усилий, которые привели к их успеху.Глобальная координация и отслеживание вспышек заболеваний требует сотрудничества на международном уровне. Без политической поддержки глобальные кампании в области здравоохранения не могут рассчитывать на успех. Без экономической поддержки важнейшие ресурсы не могут быть эффективно мобилизованы.

Одним из наиболее тревожных событий последнего времени является возросшее недоверие к науке, о чем свидетельствует рост настроений против вакцинации. Завоевание и поддержание общественного доверия к науке и глобальным инициативам в области здравоохранения станет стержнем кампаний по искоренению.Ликвидация оспы стала прототипом будущих кампаний по ликвидации оспы и позволила извлечь ценные уроки, такие как необходимость политических и бюрократических структур для поддержки усилий по вакцинации и необходимость иметь четкие, измеримые, универсальные цели для отслеживания прогресса в любом конкретном регионе. Станет ли искоренение болезней нормой или оспа и чума крупного рогатого скота останутся исключением? Время покажет.

 

Искоренить Определение и значение | Британский словарь

искоренить /ɪˈrædəˌkeɪt/ глагол

искореняет; искоренено; искоренение

искореняет; искоренено; искоренение

Британский словарь определения ERADICATE

[+ объект] формальный

: удалить (что-то) полностью : устранить или уничтожить (что-то вредное)

— искоренение

/ɪˌrædəˈkeɪʃən/ имя существительное [не в счет]

Искоренение болезней | History of Vaccines

Когда болезнь перестает циркулировать в регионе, она считается ликвидированной в этом регионе.Полиомиелит, например, был ликвидирован в Соединенных Штатах к 1979 году после широкомасштабных усилий по вакцинации.

Если какое-то заболевание ликвидировано во всем мире, оно считается искорененным . На сегодняшний день удалось ликвидировать только одно инфекционное заболевание, поражающее человека.* В 1980 году, после десятилетий усилий Всемирной организации здравоохранения, Всемирная ассамблея здравоохранения одобрила заявление, в котором объявлялось, что оспа ликвидирована. Скоординированные усилия избавят мир от болезни, которая когда-то унесла жизни до 35% ее жертв, а других оставила шрамы или слепоту.

Ликвидация оспы была достигнута благодаря сочетанию целенаправленного эпиднадзора — быстрого выявления новых случаев оспы — и кольцевой вакцинации. «Кольцевая вакцинация» означала, что любой, кто мог контактировать с больным оспой, выслеживался и вакцинировался как можно быстрее, эффективно сдерживая болезнь и предотвращая ее дальнейшее распространение. Последний случай дикой оспы произошел в Сомали в 1977 году.

Оспа была хорошим кандидатом на ликвидацию по нескольким причинам.Во-первых, болезнь хорошо видна: у больных оспой появляется сыпь, которую легко распознать. Кроме того, время от воздействия до появления первых симптомов довольно короткое, поэтому болезнь обычно не может распространиться очень далеко, прежде чем ее заметят. Работники Всемирной организации здравоохранения находили больных оспой в отдаленных районах, показывая фотографии людей с сыпью от оспы и спрашивая, есть ли у кого-нибудь поблизости похожая сыпь.

Во-вторых, только люди могут передавать и заражаться оспой.У некоторых болезней есть животные резервуары, а это означает, что они могут заразить другие виды, кроме человека. Желтая лихорадка, например, поражает людей, но может заразить и обезьян. Если комар, способный распространять желтую лихорадку, укусит зараженную обезьяну, комар может передать заболевание человеку. Так что даже если бы все население планеты каким-то образом могло быть вакцинировано против желтой лихорадки, ее искоренение не могло быть гарантировано. Болезнь может по-прежнему циркулировать среди обезьян и может появиться снова, если человеческий иммунитет когда-либо ослабнет.(Обнаружение животного резервуара желтой лихорадки фактически сорвало усилия по искоренению желтой лихорадки в начале 1900-х годов.) Однако оспа может заразить только людей. По сути, кроме человеческого населения, ему негде спрятаться.

Не менее важна способность защищать людей от инфекции. Люди, перенесшие оспу, естественным образом выработали пожизненный иммунитет против инфекции в будущем. Для всех остальных вакцинация оказалась высокоэффективной. ВОЗ быстро подготовила вакцинаторов, и они смогли за короткое время иммунизировать большие группы людей.

Искоренение оспы породило надежды на то, что то же самое можно будет сделать и с другими заболеваниями, многие из которых названы возможными: полиомиелит, свинка, дракункулез (дракункулез) и другие. Малярия также рассматривалась, и ее заболеваемость резко сократилась во многих странах. Однако это бросает вызов традиционной идее искоренения малярии, поскольку малярия не приводит к пожизненному иммунитету против нее (как это происходит с оспой и многими другими заболеваниями).Заболеть малярией можно много раз, хотя у отдельных лиц может развиться частичный иммунитет после многократных приступов. Кроме того, хотя были предприняты многообещающие шаги, эффективной вакцины против малярии пока не существует.

Другие заболевания представляют дополнительные проблемы. Полиомиелит, несмотря на то, что в большинстве стран он был сокращен или ликвидирован благодаря широкомасштабной вакцинации, все еще циркулирует в некоторых районах, поскольку (среди прочих причин) многие случаи не имеют легко распознаваемых симптомов. В результате инфицированный человек может оставаться незамеченным, но при этом распространять вирус среди других.Аналогичным образом проблематична и корь: хотя заболевание вызывает хорошо заметную сыпь, между воздействием вируса и появлением сыпи проходит значительный период времени. Пациенты становятся заразными еще до появления сыпи и могут распространять вирус до того, как кто-либо поймет, что у них есть заболевание.

Болезнь дракункулеза, вероятно, находится на грани искоренения. В 2017 году было зарегистрировано всего 30 случаев всего из 2 стран (Чад [15 случаев], Эфиопия [15 случаев]). [1]  Несмотря на то, что число случаев увеличилось с 2016 года, эксперты все еще надеются на возможность искоренения.Международная целевая группа по искоренению болезней Центра Картера объявила шесть дополнительных болезней потенциально излечимыми: лимфатический филяриатоз (слоновость), полиомиелит, корь, эпидемический паротит, краснуху и свиной цепень. [2]

*Чума крупного рогатого скота, болезнь, поражающая домашний скот, также была ликвидирована, в основном благодаря вакцинации.

Источники

Последнее обновление 25 января 2018 г.

Искоренение болезней | NEJM

  • 1. Даудл В.Р., Хопкинс Д.Р., ред. Искоренение инфекционных заболеваний. Нью-Йорк: John Wiley, 1998.

  • 2. Даудл В.Р. Принципы элиминации и ликвидации болезней. Bull World Health Organ 1998;76:Suppl 2:22-25

  • 3. Cochi SL, Dowdle WR, eds. Искоренение болезней в 21 веке: последствия для глобального здравоохранения. Отчет форума Strungmann. Том. 7. Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2011.

  • 4. Рекомендации Международной целевой группы по ликвидации болезней. MMWR Recomm Rep 1993;42:1-38

  • 5. Всемирная ассамблея здравоохранения. Резолюция WHA39.21: ликвидация дракункулеза. Женева: Всемирная организация здравоохранения, 1986 г.

  • 6. То же. Резолюция WHA41.28: глобальная ликвидация полиомиелита к 2000 г. Женева: Всемирная организация здравоохранения, 1988 г.

  • 7. Компактное издание Оксфордского словаря английского языка.Оксфорд, Соединенное Королевство: Oxford University Press, 1971.

  • 8. Хопкинс Д.Р. Очарование искоренения. Global Health 2009;3:14-17

  • 9. Hopkins DR, Foege WH. Болезнь гвинейского червя. Science 1981;212:495-495

  • 10. Hopkins DR, Ruiz-Tiben E. Стратегии ликвидации дракункулеза. Bull World Health Organ 1991;69:533-540

  • 11. Ruiz-Tiben E, Hopkins DR.Глистные заболевания: дракункулез. В: Heggenhougen K, Quah S, ред. Международная энциклопедия общественного здравоохранения. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press, 2008: 294–311.

  • 12. Вт SJ. Дракункулез в Африке: его географические масштабы, заболеваемость и группы риска. AM J TROP MED HYG 1987; 37: 119-125

  • 13. Прогресс в направлении глобальной искоренения Дракункулия, январь 2010 года — июнь 2011г. MMWR MORB Mortal WKLY REP 2011; 60: 1450-1453

  • 14. Возобновление передачи дракункулеза — Чад, 2010 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2011;60:744-748

  • 15. Прогресс в направлении прекращения передачи дикого полиовируса2 во всем мире: январь 2010 г. – март 2011 г. 86:199-204

  • 16. Пигман Х.А. Победить полиомиелит. Эванстон, Иллинойс: Ротари Интернэшнл, 2005.

  • 17. Отслеживание прогресса в глобальной ликвидации полиомиелита – во всем мире, 2009-2010 гг.MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2011;60:441-445

  • 18. Heymann DL. Искоренение болезни и борьба с ней. В: Геррант Р.Л., Уокер Д.Х., Веллер П.Ф., ред. Тропические инфекционные болезни. Эдинбург: Saunders Elsevier, 2011: 40-4.

  • 19. Прогресс в глобальном прекращении передачи дикого полиовируса, январь 2011 г. – март 2012 г. Wkly Epidemiol Rec 2012;87:195-200 2010-сентябрь 2011.MMWR MORB Mortal WKLY REP 2011; 60: 1482-1486

  • 21. Прогресс в отношении ликвидации полиомиелита — Нигерия, январь 2010 года — июнь 2011 года. MMWR MORB Mortal WKLY REP 2011; 60: 1053-1057

  • 22. Прогресс в ликвидации полиомиелита — Афганистан и Пакистан, январь 2010 г. — сентябрь 2011 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2011;60:1523-1527

  • 23. Глобальная инициатива по ликвидации полиомиелита. Потребности в финансовых ресурсах на 2012–2013 годы (http://www.polioeradication.org/financing.aspx).

  • 24. Всемирная ассамблея здравоохранения. WHA50.29: Ликвидация лимфатического филяриатоза как проблемы общественного здравоохранения. Geneva: World Health Organization, 1997.

  • 25. Nutman TB, Kazura JW. Лимфатический филяриатоз. В: Геррант Р.Л., Уокер Д.Х., Веллер П.Ф., ред. Тропические инфекционные болезни. Эдинбург: Saunders Elsevier, 2011: 729-34.

  • 26. Глобальная программа по ликвидации лимфатического филяриатоза: отчет о ходе работы по массовому применению лекарственных средств, 2010 г.WKLY EPIDEMIOL REC 2011; 86: 377-387

  • 27. Совещание Международной целевой группы по эрадикации заболеваний, апрель 2011 года. Окри Эпидемиол REC 2011; 86: 341-351

  • 28. Ричардс Ф.О., Эйгеге А., Мири Э.С. и др. Эпидемиологические и энтомологические оценки после шести и более лет массового применения препаратов для элиминации лимфатического филяриатоза в Нигерии. PLoS Negl Trop Dis 2011;5:e1346-e1346

  • 29. Molyneux DH.Ликвидация передачи лимфатического филяриатоза в Египте. Lancet 2006;367:966-968

  • 30. Прогресс в ликвидации лимфатического филяриатоза — Того, 2000-2009 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep 2011;60:989-991

  • 31. Goldman AS, Guisinger VH, Aikins M, et al. Национальные расходы на массовое введение лекарств для ликвидации лимфатического филяриатоза. PLoS Negl Trop Dis 2007;1:e67-e67

  • 32. Оттесен Э.А., Хупер П.Дж., Брэдли М., Бисвас Г.Глобальная программа по ликвидации лимфатического филяриатоза: воздействие на здоровье через 8 лет. PLoS Negl Trop Dis 2008;2:e317-e317

  • 33. Работа по преодолению глобального воздействия забытых тропических болезней. Женева: Всемирная организация здравоохранения, 2010 г.

  • 34. Межамериканская конференция по онхоцеркозу, 2010 г.: прогресс в ликвидации речной слепоты в Американском регионе ВОЗ. Wkly Epidemiol Rec 2011;86:417-423

  • 35. Прогресс в деле ликвидации онхоцеркоза в Американском регионе ВОЗ в 2011 г.: прекращение передачи в Гватемале и Мексике. Wkly Epidemiol Rec 2012;87:309-314

  • 36. Отчет Межамериканской конференции по онхоцеркозу 2009 г.: прогресс в ликвидации речной слепоты в Американском регионе. Wkly Epidemiol Rec 2010;85:321-326

  • 37. Хопкинс Д.Р., Ричардс Ф.О., Катабарва М. Куда идет борьба с онхоцеркозом в Африке? Am J Trop Med Hyg 2005; 72:1-2

  • 38. Mackenzie CD, Homeida MM, Hopkins AD, et al. Элиминация онхоцеркоза в Африке: возможно? Trends Parasitol 2012; 28:16-22

  • 39. Совещание Международной целевой группы по ликвидации болезней — 12 мая 2006 г. Wkly Epidemiol Rec 2007;82:25-30

  • 0 Робертс Л. Ликвидация встречается с реальностью в Эспаньоле. Наука 2010;328:850-851

  • 41. Степан Н.Л. Искоренение: избавить мир от болезней навсегда? Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 2011.

  • 42. Огден Х.Г. CDC и крестовый поход против оспы. Вашингтон, округ Колумбия: Правительственная типография, 1987. (Публикация HHS № (CDC) 87-8400.)

  • Контроль и профилактика заболеваний | Международная целевая группа Центра Картера по искоренению болезней

    Что такое ITFDE?

    Вдохновленная успешной ликвидацией оспы в 1977 г., в 1988 г. в Центре Картера была создана Международная целевая группа по ликвидации оспы для оценки контроля и профилактики заболеваний, а также потенциала искоренения других инфекционных заболеваний.

    Ученые и известные международные организации здравоохранения, входящие в состав целевой группы, определили восемь заболеваний, которые потенциально можно искоренить, тем самым резко и навсегда улучшив качество жизни многих миллионов самых бедных людей в мире.

    Эти болезни: ришта (дракункулез), полиомиелит, эпидемический паротит, краснуха, лимфатический филяриатоз, цистицеркоз, корь и фрамбезия.

    Целевая группа, в настоящее время поддерживаемая Фондом Билла и Мелинды Гейтс, анализирует прогресс в области искоренения болезней и состояние болезней, выбранных для контроля или ликвидации, и рекомендует меры.

    Какова роль Центра Картера?

    Помимо спонсирования и проведения совещаний ITFDE, программы здравоохранения Центра Картера направлены на борьбу с двумя заболеваниями, которые в настоящее время ITFDE требует искоренения (дракункулез и лимфатический филяриатоз), и тремя заболеваниями, которые необходимо ликвидировать или улучшить контроль (онхоцеркоз, также известный как речная слепота, трахома и шистосомоз).

    В 2006 году ITFDE определила, что малярию и лимфатический филяриатоз можно ликвидировать в Доминиканской Республике и на Гаити, которые делят остров Эспаньола.С тех пор Инициатива Эспаньола Центра Картера добилась больших успехов в продвижении двустороннего сотрудничества для ликвидации этих двух болезней на острове.

    Ключевые факторы искоренения болезни

    Научная осуществимость и политическая поддержка являются двумя главными факторами, определяющими возможность искоренения болезни.

    Условия, при которых с научной точки зрения возможно искоренение болезни, включают:

    • Эпидемиологическая уязвимость. Болезнь можно считать уязвимой, если она: не распространяется легко; наблюдается естественное циклическое снижение заболеваемости; имеется естественный иммунитет; легко диагностируется; и продолжительность любого потенциала рецидива коротка.
    • Наличие эффективного и практичного вмешательства. Такие вмешательства могут включать вакцину или другие первичные профилактические меры, лечебное лечение или средства уничтожения переносчиков. В идеале вмешательство должно быть эффективным, безопасным, недорогим, длительным и легко развертываемым.
    • Продемонстрирована возможность устранения. Болезнь, которая была задокументирована как ликвидированная на острове или в другой географической единице, может быть кандидатом на ликвидацию.

    Даже если искоренение болезни возможно с научной точки зрения, необходимо учитывать ненаучные условия, такие как:

    • Восприятие бремени болезни
    • Ожидаемая стоимость ликвидации
    • Синергизм усилий по искоренению с другими вмешательствами
    • Необходимость искоренения, а не контроля.

    Мы не должны игнорировать возможность искоренения COVID-19: сравнение с оспой и полиомиелитом С появлением безопасных и высокоэффективных вакцин возникает вопрос: осуществима ли глобальная ликвидация COVID-19?

  • Наша оценка возможности искоренения предполагает, что ликвидация COVID-19 может быть немного более осуществимой, чем полиомиелит (хотя на сегодняшний день ликвидировано только два из трех серотипов), но гораздо меньше, чем оспы.

  • Основные проблемы, вероятно, связаны с достижением высокого охвата вакцинацией и потенциальной необходимостью обновления дизайна вакцин. Тем не менее, преимущество искоренения COVID-19 по сравнению с оспой и полиомиелитом заключается в том, что PHSM могут дополнять вакцинацию. Существует также очень высокий глобальный интерес к борьбе с COVID-19 из-за огромных масштабов медицинского, социального и экономического бремени.

  • Необходима более формальная экспертная оценка осуществимости и желательности попыток ВОЗ или коалиций национальных агентств здравоохранения попытаться искоренить COVID-19.

  • Введение

    Ликвидация и искоренение болезней являются одной из конечных целей общественного здравоохранения2 (определения см. во вставке 1). Вакцинация привела к глобальной ликвидации оспы, чумы крупного рогатого скота (болезни крупного рогатого скота, вызвавшей голод2) и двух из трех серотипов полиовируса3. Три другие болезни, которые можно предотвратить с помощью вакцин, можно ликвидировать во всем мире с помощью современных технологий4, при этом корь является основным претендентом, а вакцинация MMR потенциально ликвидирует паротит и краснуха одновременно.Некоторые другие болезни близки к искоренению, но без использования вакцин, таких как Программа ликвидации дракункулеза5. Точно так же Китай недавно ликвидировал малярию с помощью целого ряда средств, не связанных с вакцинацией, и стал 40-й страной, получившей сертификат страны, свободной от малярии. .6

    Вставка 1

    Определения ключевых терминов по борьбе с болезнями из семинара в Далеме19

    • Контроль: Снижение заболеваемости, распространенности, заболеваемости или смертности до местного приемлемого уровня в результате преднамеренных усилий; для поддержания снижения необходимы постоянные меры вмешательства.Пример: диарейные заболевания.

    • Ликвидация болезни: Сокращение до нуля заболеваемости определенной болезнью в определенной географической области в результате преднамеренных усилий; необходимы дальнейшие интервенционные меры. Пример: столбняк новорожденных.

    • Ликвидация инфекций: Сведение к нулю случаев заражения, вызванного конкретным агентом, в определенной географической области в результате преднамеренных усилий; необходимы дальнейшие меры по предотвращению повторного установления передачи.Пример: корь, полиомиелит.

    • Ликвидация: Постоянное сокращение до нуля мировой заболеваемости инфекциями, вызываемыми специфическим агентом, в результате преднамеренных усилий; интервенционные меры больше не нужны. Пример: оспа.

    • Исчезновение: Конкретный инфекционный агент больше не существует в природе или в лаборатории. Пример: нет.

    Является ли COVID-19 потенциально искоренимым? Или это неизбежно эндемично, поскольку оно распространилось по всему миру? Комментаторы сосредоточили внимание на проблемах достижения популяционного (стадного) иммунитета7, однако популяционный иммунитет не является обязательным и не был достигнут в отношении оспы, которая была ликвидирована с помощью кольцевой вакцинации.

    В качестве доказательства концепции искоренения COVID-19 несколько стран и юрисдикций добились ликвидации без вакцинации, используя новые и установленные меры общественного здравоохранения и социальной защиты (PHSM) (например, пограничный контроль, физическое дистанцирование, ношение масок, тестирование и отслеживание контактов) при поддержке секвенирования генома)8. Успешные юрисдикции включают страны с обширными сухопутными границами, такие как Китай, с высокой плотностью населения, такие как Гонконг9, а также островные государства, такие как Исландия и Новая Зеландия, хотя и со случайными вспышками из-за сбоев в пограничном контроле, которые взято под контроль.10

    Сравнение с оспой и полиомиелитом по искоренимости

    Чтобы провести сравнение между оспой, полиомиелитом и COVID-19, мы рассматриваем установленные технические факторы, способствующие искоренению вакциноуправляемых заболеваний, опубликованные в 1999 г.4 (таблица 1). К этому списку мы добавили дополнительные технические, социально-политические и экономические факторы, которые могут способствовать искоренению. При оценке искореняемости с использованием трехбалльной относительной шкалы по 17 переменным средние (общие) баллы соответствовали оспе при 2 баллах.7 (43/48), затем COVID-19 с 1,6 (28/51) и, наконец, полиомиелит с 1,5 (26/51) (таблица 1). Хотя наш анализ является предварительным усилием с различными субъективными компонентами, похоже, что искоренение COVID-19 действительно возможно, особенно с точки зрения технической осуществимости.

    Таблица 1

    Факторы, благоприятствующие искоренению болезней, предупреждаемых с помощью вакцин, при сравнении оспы, полиомиелита и COVID-19 (градуированные по относительной силе благоприятности поддержки искоренения*)

    Технические проблемы искоренимости COVID-19 (по сравнению с и полиомиелит) включают в себя плохое признание вакцины и появление большего количества вариантов, которые могут быть более трансмиссивными или иметь большую способность ускользать от иммунного ответа, что может привести к ускользанию вакцины, чтобы они могли обогнать глобальные программы вакцинации.11 Тем не менее, конечно, вирусная эволюция имеет пределы, поэтому мы можем ожидать, что вирус в конечном итоге достигнет пика приспособленности 12 и могут быть разработаны новые вакцины.

    Другими проблемами могут быть высокие первоначальные затраты (на вакцинацию и модернизацию систем здравоохранения) и достижение необходимого международного сотрудничества перед лицом «вакцинного национализма» и при посредничестве правительства «антинаучной агрессии».13

    Еще одной проблемой является риск персистентности пандемического вируса в животных резервуарах, отличных от человека.Однако на сегодняшний день случаи заражения диких животных SARS-CoV-2, по-видимому, довольно редки,14 и когда заражаются домашние животные, они, по-видимому, не заражают людей повторно.15 Инфекции среди сельскохозяйственных животных потенциально можно контролировать с помощью карантина и выбраковки. Кроме того, разрабатываются вакцины против COVID-19 для домашних животных (как и для искоренения чумы крупного рогатого скота2), а пероральная вакцина в приманке привела к успешной региональной ликвидации бешенства среди диких лисиц.16 Кроме того, проблема заражения дракункулезом домашних собак не остановил глобальные усилия по искоренению этой болезни,5 поскольку различные меры борьбы без вакцинации могут быть успешно использованы у собак.

    С другой стороны, огромные масштабы медицинского, социального и экономического бремени от COVID-19 в большинстве стран мира означают беспрецедентный глобальный интерес к борьбе с болезнями и огромные инвестиции в вакцинацию против пандемии. Преимущество ликвидации COVID-19 по сравнению с другими заболеваниями заключается в том, что PHSM могут быть очень эффективными и могут дополнять вакцинацию. Модернизация систем здравоохранения для облегчения искоренения COVID-19 также может иметь большие сопутствующие преимущества для борьбы с другими заболеваниями (и, конечно же, для искоренения кори).В совокупности эти факторы могут означать, что анализ «ожидаемой ценности» может в конечном итоге оценить, что выгоды перевешивают затраты, даже если искоренение займет много лет и сопряжено со значительным риском неудачи.

    Возможные следующие шаги

    Проведенная нами предварительная оценка указывает на ценность дальнейшей работы по потенциалу искоренения COVID-19. В идеале эта работа должна выполняться ВОЗ, но в противном случае ее могут выполнять коалиции агентств национального уровня, работающих совместно.Любая экспертная оценка должна учитывать два основных вопроса: (1) может ли устойчивая ликвидация COVID-19 быть технически осуществимой с использованием доступных в настоящее время технологий? (2) Следует ли предпринимать попытки искоренения, исходя из желательности с точки зрения выгод по сравнению с затратами (что обеспечивает контекст альтернативных издержек) и риска неудачи? Он также должен использовать более сложный подход, чем мы, путем присвоения весов различным категориям, а также путем проведения сравнений с корью, элиминация которой иногда достигается в крупных регионах (например, в Северной и Южной Америке17) и которая потенциально поддается ликвидации.5 Работа по моделированию, которая объединяет как медицинские, так и экономические аспекты борьбы с COVID-19 (согласно недавней работе в Австралии18), также должна учитываться при принятии решений.

    Выводы

    В этом самом предварительном анализе ликвидация COVID-19 кажется немного более осуществимой, чем в случае полиомиелита, но гораздо меньшей, чем в случае оспы. Существует необходимость в более официальной экспертной оценке возможности и желательности попыток искоренения COVID-19 со стороны ВОЗ или других агентств.

    Заявление о наличии данных

    В статью включены все данные, относящиеся к исследованию.

    Заявление об этике

    Согласие пациента на публикацию

    Не требуется.

    Стоит ли заморачиваться?

    Посмотрите несколько кратких отрывков из панели:

     

     

     
    Что хорошего в искоренении?

    Как отметили несколько участников дискуссии, видение искоренения привлекает доноров, поскольку оно представляет собой значительное глобальное воздействие, рисует картину международного сотрудничества и, как правило, имеет четкие сроки и конечную цель.

    Ликвидация болезни также может рассматриваться как рентабельная инициатива. «Если мы добьемся успеха в наших усилиях, нам больше не нужно будет тратить деньги на профилактику или лечение этого заболевания, и будущие ресурсы можно будет направить в другое место», — заявил Огбуоджи.

    Ogbuoji также охарактеризовал искоренение как «общественное благо», отметив, что каждый во всем мире может пользоваться преимуществами искоренения.

    И несколько участников дискуссии упомянули об искоренении как инициативе социальной справедливости.«Обоснование искоренения, как красноречиво заявила Мелинда Гейтс, на самом деле является социальной справедливостью», — сказал Плоу. «Простой аргумент, который она привела, заключается в том, что у нас не было передачи малярии в Соединенных Штатах с середины 1930-х годов. Наши дети не умирают от малярии. У нас есть инструменты, чтобы устранить его здесь. Как можно оправдать, что мы этого не делаем?»

    Хучко повторила аргумент социальной справедливости в контексте искоренения рака шейки матки — заболевания, которое, по ее словам, является «плакатом неравенства в отношении здоровья», несмотря на значительный прогресс в разработке недорогих протоколов скрининга и эффективных вакцин против вируса папилломы человека, основная причина рака шейки матки.

    Но почему так сложно?

    Несмотря на все положительные причины для искоренения основных заболеваний, существует как минимум столько же проблем. Ямей начал дискуссию со списка: «Очень сложно поддерживать интерес, финансирование, мотивацию и политическую волю. Это дорого. Это рискованно. Война может сорвать усилия. Политические потрясения могут разрушить его», — сказал он.

    А еще есть загадка «будущие жизни против нынешних жизней». «Когда мы думаем об искоренении, мы думаем о спасении людей сегодня и людей, которые еще не родились от определенной болезни», — сказал Огбуоджи, поднимая вопрос о выделении ресурсов для будущих жизней, а не о направлении этих ресурсов на живых людей, которые страдают. от серьезных заболеваний, не включенных в программу ликвидации.

    Осуществление усилий по искоренению в отдаленных, труднодоступных местах, иногда называемых «последней милей», является особенно сложной задачей. Цитируя Д.А. В книге Хендерсона «Оспа : смерть болезни » Васудеван отметил, что общественные работники здравоохранения сыграли решающую роль в охвате людей в этих районах и завоевании их доверия и принятии вакцины, что в конечном итоге сыграло ключевую роль в успехе кампании по ликвидации оспы. .

    Изменение поведения людей, общеизвестно трудная задача в любых условиях, может стать серьезным препятствием на пути внедрения вакцин, являющихся центральным компонентом многих кампаний по ликвидации.Васудеван поделился концепцией «3 C» Всемирной организации здравоохранения для нерешительности в отношении вакцин — самоуспокоенность, удобство и уверенность — и отметил, что для борьбы с этими проблемами часто необходимы стратегии целенаправленного изменения поведения. Например, в сельских районах Танзании, где она работала, некоторые дети не вакцинированы, потому что их родители могут не знать о наличии программ вакцинации. В этих случаях, по ее словам, предоставление информации с помощью SMS-сообщений или напоминание родителям о том, что им нужно привести своих детей на прививки, может быть эффективным решением проблемы самоуспокоенности.

    И еще один усложняющий фактор заключается в том, что, хотя искоренение требует действительно международных усилий, неизбежны различные уровни ресурсов и обязательств в разных странах и регионах. Кроме того, страны и регионы, которым удалось ликвидировать болезнь, должны продолжать отслеживать новые случаи, в то время как другие регионы мира все еще работают над ликвидацией болезни в своих сообществах.

    Так стоит ли уничтожение?

    Искоренение болезней улучшает благосостояние людей и спасает жизни, но то же самое можно сказать и о многих других инициативах в области здравоохранения.И не все болезни являются кандидатами на ликвидацию или искоренение; они должны соответствовать широкому кругу критериев, некоторые из которых обсуждались участниками дискуссии. Увы, наши эксперты не стали заявлять, стоит ли искоренение затраченных средств, компромиссов и рисков. Но что стало совершенно ясно после обсуждения, так это невероятная сложность этого вопроса, «матери всех глобальных усилий в области здравоохранения».

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.