Фгдс хеликобактер: Как делается тест на хеликобактер

Содержание

Сделать ФГДС в СПб платно

Стоимость фиброгастродуоденоскопии (ФГДС)

Фиброгастродуоденоскопия (ФГДС) 3000руб

Гастроскопия иначе называется фиброгастродуоденоскопией или сокращенно ФГДС. Это процедура осмотра пищевода, двенадцатиперстной кишки или желудка гастроскопом. Гастроскоп – специальный прибор, представляющий собой гибкую трубку, которая вводится для проведения диагностического исследования через рот и пищевод в желудок пациента. В ходе процедуры врач-эндоскопист может произвести забор материала для анализа на бактерии Хеликобактер пилори (Helicobacter pylori) или провести Тест рН-метрия (кислотность) желудочного сока, также в одном из центров возможна полная видеозапись исследования. ФГДС явлется наиболее объективным методом диагностики заболеваний ЖКТ. Никакие другие исследования, ни УЗИ ни МРТ, не позволяют настолько полно оценить состояние поверхности слизистых оболочек ЖКТ и не дают такой точной диагностической информации.

ФГДС применяется для выявления опухолей, кровотечений и изменений органов пищеварительной системы, желудка, двенадцатиперстной кишки. Это позволяет грамотно поставить диагноз и назначить верное своевременное лечение.

 Как сделать ФГДС в Санкт-Петербурге, подготовка

К подготовке ФГДС относят ряд рекомендаций, от точности их выполнения зависит результат и необходимость повтора процедуры.

  • ФГДС проводят исключительно натощак, запрещается принимать пищу за 8 часов до процедуры. Ужин должен стать последним приемом пищи перед исследованием, состоять из легких продуктов, способных быстро перевариться, например, рыба, куриная грудка, овощи.
  • За несколько дней необходимо отказаться от алкоголя и острых блюд.
  • К запрещенным даже более, чем за 10 часов относят следующие продукты: шоколад, подсолнечные и тыквенные семечки, орехи.
  • Перед исследованием нельзя жевать жевательную резинку, желательно воздержаться от курения.
  • Перед процедурой ФГДС обязательно предупредите врача-эндоскописта о наличии у Вас аллергических реакций на какие-либо лекарственные препараты и о наличии съемных зубных протезов.
  • Если у Вас на руках есть результаты ранее сделанных ФГДС, желательно взять их с собой на прием.

Гастроскопия имеет ряд показаний и назначается врачом при болях в области живота, расстройствах аппетита, гастритах, язвах желудка.

Как проходит ФГДС

Чтобы пациент насколько это возможно, смог расслабиться и не получить болезненных ощущений, врач применяет местную анестезию, корень языка обрабатывается обезболивающим средством. Если у пациента низкий болевой порог или его состояние паники, врач может назначить ФГДС под общим наркозом. Пациента переворачивают на бок и вставляют в рот кольцо, его надо зажать зубами. В это кольцо вводят эндоскоп. Когда он достигнет желудка, впускается немного воздуха для улучшения видимости внутреннего состояния органа. Самая неприятная процедура длится всего несколько минут, если пациент ведет себя спокойно и не нервничает, то это обычное время обследования.

В нашей клинике в Санкт-Петербурге ФГДС проводят врачи с большим опытом и высокой квалификацией. Постарайтесь не волноваться и довериться врачу. Ваш настрой имеет серьезное значение, если думать о хорошем, все пройдет просто и быстро. Филиалы в разных частях города позволят выбрать, где сделать гастроскопию будет удобно Вам.

Перед процедурой необходимо уведомить врача о наличии каких-либо заболеваний – повышенное давление, сахарный диабет или психические расстройства, аллергии на медицинские препараты.

Результаты ФГДС

В результате исследования, пациент получает заключение специалиста о текущем состоянии внутренних органов пищеварительной системы, слизистой, о проходимости верхней части желудочно-кишечного тракта. В случае забора тканей на гистологическое исследование, эти результаты будут готовы в течение 10 дней в Санкт-Петербурге. При необходимости платно проводится видеозапись ФГДС, которая передаются пациенту на электронный USB носитель, что удобно при консультациях с врачами. После получения результатов исследования, врачом гастроэнтерологом будет назначено необходимое лечение. В ряде заболеваний требуется проходить эту процедуру ежегодно.

На сегодняшний день гастроэнтерологическое оборудование отличается высоким качеством, отвечающим мировым стандартам, поэтому сделать гастроскопию можно безопасно, быстро и безболезненно. Однако, и по сей день очень важным остается соблюдение всех рекомендаций врачей и самоконтроль, который поможет настроиться на быстроту и легкость исследования.

В клинике МедЛаб С-Пб Вы можете сделать ФГДС платно по предварительной записи.

Обращаем Ваше внимание, что данное исследование выполняется только после полной оплаты процедуры! В случае отказа пациента от процедуры в момент ее проведения возврат денежных средств не осуществляется, что указано в договоре об оказании платных медицинских услуг пп.2.2, 3.2, 5.2.

Статья проверена врачом-экспертом эндоскопистом:

 

ФГДС — диагностика заболеваний желудка

Адреса клиник г. Казань

Адрес: ул. Гаврилова, 1, ост. «Гаврилова» (пр. Ямашева)

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00

Автобус: 10, 10а, 18, 33, 35, 35а, 36, 44, 45, 46, 49, 55, 60, 62, 76

Троллейбус: 2, 13

Трамвай: 5, 6

Адрес: ул. Т.Миннуллина, 8а, (Луковского) ост. «Театр кукол»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00

Автобус: 1, 2, 31, 37, 47, 74

Троллейбус: 6, 8, 12

Метро: Суконная слобода

 

 

Адрес:
ул. Сыртлановой, 16, ст. метро Проспект Победы, ост. ул. Сыртлановой (проспект Победы)

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Автобус: 5, 34, 37, 62 77

Трамвай: 5

Метро: Проспект Победы

Адрес: ул. Назарбаева, 10, ст. метро «Суконная Слобода», ост. «Метро Суконная Слобода»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: выходной

Автобус: 1, 4, 25, 43, 71

Метро: Суконная слобода

 

 

Адрес: ул. Декабристов, 180, ст. метро «Северный вокзал», ост. «Гагарина»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: выходной

Автобус: 6, 18, 29, 33, 37, 40, 43, 53, 62, 76, 78, 89

Троллейбус: 13

Трамвай: 1, 6

Метро: Северный вокзал

Адрес: пр. А.Камалеева, 28/9, (жилой комплекс «XXI век»), ост. «Новый ипподром»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Троллейбус: 3

 

 

Адрес: Дербышки, ул. Мира, 20, ост. «Магазин Комсомольский», «Гвоздика»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Автобус: 1, 19, 25, 34, 44, 60, 84

Адрес:
ул. Серова, 22/24, ост. «ул. Серова»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Автобус: 10, 10а

 

 

Адрес: ул. Беломорская, 6, ст. метро «Авиастроительная», ост. «ул. Ленинградская»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Автобус: 6, 18, 33, 37, 40, 42, 43, 53, 60, 78, 89, 93

Троллейбус: 13

Трамвай: 1

Метро: Авиастроительная

Адрес: ул. Закиева, 41а, ост. «Кабельное телевидение»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00 

Автобус: 5, 18, 30, 31, 34, 45, 46, 62, 63, 77, 89

Троллейбус: 3, 5, 9, 12

 

 

Адрес: ул. Кул Гали, 27, ост. «ул. Кул Гали» (ул. Габишева)

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: выходной

Автобус: 46, 90

Адрес: ул. Рихарда Зорге, 95, м. «Дубравная», ост. «ул. Юлиуса Фучика»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8.00-14.00

Автобусы: 5, 18, 30, 31, 33, 34, 45, 68, 74, 77

Троллейбусы: 5, 9, 12

Трамвай: 4

Метро:

Дубравная

Адрес: ул. Фрунзе, 3а, ост. «Идель»

Пн-Пт: 7.00-20.00, Сб: 7.30-16.00, Вс: 8:00-14:00 

Автобусы: 10а, 36, 49, 53, 63, 72, 106

Троллейбус:1

 

ХЕЛИКОБАКТЕР ПИЛОРИ: методы диагностики | Медицинский центр «Вита»

«Беспокоят боли в области живота, тошнота, отрыжка, тяжесть на желудке… Хочу узнать причину расстройств, но боюсь делать ФГДС.  Какие варианты обследования еще могут быть?» Часто пациенты обращаются к нам с таким вопросом.  

Хеликобактер Пилори – спиралевидная бактерия,  способная  инфицировать слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки. Важность выявления Helicobacter pylori возросла после того, как была обнаружена тесная связь между присутствием бактерии в организме и подтвержденными желудочно-кишечными заболеваниями желудка и двенадцатиперстной кишки, такими  как: гастрит, язвенная болезнь, рак желудка.

Многие не решаются делать тест  на Хеликобактер Пилори,  думая,  что это возможно только во время процедуры ФГДС.   В клинике ВИТА  для диагностики инфицирования H. pylori пациентов с симптомами желудочно-кишечных заболеваний можно выбрать разные  методы  исследования:

1.      Уреазный тест  –  это быстрый диагностический метод для обнаружения бактерий Helicobacter pylori в образце биоптата, полученном во время проведения процедуры ФГДС.  Готовность результата в течение трех минут.

2.      Анализ крови методом ИФА  позволяет выявить суммарные антитела  (IgA, IgM, IgG) к антигену CagA Helicobacter pylori в крови человека. Рекомендуется для эпидемиологического скрининга крови, диагностики заболеваний желудка и двенадцатиперстной кишки как составная часть комплексного обследования пациентов.

3.       Анализ кала – экспресс-тест  для выявления антигенов H. pylori .  Это лабораторный  иммунохроматографический тест, позволяющий диагностировать  инфицирование  H. Pylori  в течение 20 мин. Точность экспресс-теста > 92%  в сравнении с другими методами.

4.       Анализ кала методом ПЦР – один  из самых чувствительных методов выявления H. pylori.  Это метод молекулярной диагностики, позволяющий выявлять в биологическом материале (кале) фрагменты генетического материала (ДНК) возбудителя инфекции,  причем  присутствие любых форм H. pylori.  Чувствительность метода ПЦР – 85-98 %. 

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Исследование рекомендуется проводить до начала приема антибиотиков и других антибактериальных химиотерапевтических препаратов.
  • Исключить прием слабительных препаратов, введение ректальных свечей, масел, ограничить (по согласованию с врачом) прием медикаментов, влияющих на работу кишечника, и препаратов, влияющих на окраску кала, в течение 72 часов до сбора кала.
  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

 

Пройти лабораторное обследование можно в любом из наших центров.

в Вологде:
ул. М.И. Ульяновой, 3,
ул. Карла Маркса, 80, 
ул. Ленинградская, 136,
ул. Беляева, 1а,
ул. Ярославская, 23,
(8172) 26-44-26

в Череповце:
пр-т Победы, 111,
Шекснинский пр-т, 11,
ул. Комарова, 7,
пр-т Победы, 113/19,

(8202) 28-11-22

в Шексне:
ул. Шекснинская, 5, тел.: (81751) 2-11-57

в Вельске:
ул. Дзержинского, 123, тел.: (81836) 604-30

в Котласе:
пр-т Мира, 21, тел.: (81837) 21-301

 

 

 

Фиброгастродуоденоскопия (ФГДС, гастроскопия) — «Гастроскопия без лидокаина + уреазный тест. Провериться на Helicobacter pylori с результатом за 5 минут? Оказывается, это реально! Детали: до процедуры, во время и после. Приколы врача»

Здравствуйте!

Сегодня я ходила в клинику делать гастроскопию и пишу для вас отзыв, пока воспоминания еще максимально свежи. Делала я эту процедуру в первый раз в жизни и очень боялась. Точнее, страх зародился где-то на задворках моего сознания в тот момент, когда гастроэнтеролог, назначившая анализы, сказала, что мне нужно будет сделать гастроскопию, но это не так страшно, как об этом рассказывают. И уточнила: если делать все правильно. Кроме того, она посоветовала сделать уреазный тест, т.е. забор биоматериала из желудка, проще говоря, его маленького кусочка, для исследования на предмет наличия коварной бактерии Helicobacter pylori (хеликобактер пилори). Давайте обо всем по порядку.

Предыстория. Около года назад я пошла на прием к дерматологу, которая, увидев красные пятна у меня на скулах, рекомендовала сдать кровь на Helicobacter. Для тех, кто не знает, что это такое, привожу цитату из википедии:

Helicobacter pylori (лат. спиралевидная бактерия, обитающая в привратнике желудка) — спиралевидная грамотрицательная бактерия, которая инфицирует различные области желудка и двенадцатиперстной кишки. Многие случаи язв желудка и двенадцатиперстной кишки, гастритов, дуоденитов, рака желудка и, возможно, некоторые случаи лимфом желудка этиологически связаны с инфекцией Helicobacter pylori. Однако у большинства (до 90 %) инфицированных носителей Helicobacter pylori не обнаруживается никаких симптомов заболеваний.

Коварство этой бактерии заключается в том, что она может долгое время никак себя не проявлять. Между тем, как мне сказала врач, на сегодняшний день доказано, что именно Helicobacter pilory в 90 % случаев является причиной развития гастритов, язв, раковых заболеваний желудка и кишечника. Чтобы слишком не усложнять и не удлинять историю, скажу, что на тот момент анализ крови из вены, показывающий наличие/отсутствие антител к бактерии, оказался положительным. И дерматолог из бесплатной поликлиники убедила меня не ходить к гастроэнтерологу , т.к. «это очень дорого, и найти хорошего специалиста сейчас сложно». И назначила антибиотики, а также дорогущие бады, призванные смягчить разрушительное действие антибиотиков и защитить слизистую. При этом очень настойчиво просила покупать лекарства «вот в этой аптеке» рядом с диспансером, что не могло не настораживать. Очевидно, от аптеки ей на карман шел процент от продаж. Помимо нужных лекарств она назначала мне всякий широптреб, и денег я туда вбухала немало. Не говоря уже о том, что зачем-то назначила повторение терапии против хеликобактера, опять же, с обязательной покупкой лекарств в той же аптеке (чего я решила не делать). В дальнейшем от врача я узнала, что повторный курс не нужен был, а нужен был контрольный анализ. Вот вам и бесплатный врач. Лучше бы я сразу пошла к гастроэнтерологу…

История из настоящего. Пару месяцев назад я пошла к платному гастроэнтерологу, поскольку после курсов пропитых антибиотиков и общения с,очевидно, не самыми грамотными врачами у меня возникли и надолго укрепились неприятные ощущения в кишечнике: боли, а иногда и вздутие. Окончательно меня напугал увиденный в зеркало язык со странным налетом и в целом нездоровый его синеватый цвет. Врач выслушала меня, покачала головой, услышав о взявшейся лечить желудок дерматологе, отметила, что степень ее компетенции в этом вопросе вызывает некоторые сомнения, а потому провериться на хеликобактер теперь не мешало бы. Кроме того, я выразила свои подозрения о возможном дисбиозе кишечника, поскольку после лечения тонной антибиотиков у нехорошего гинеколога попала к хорошему врачу того же профиля с кандидозом, который, по подозрениям, имел свои корни именно в нарушении микрофлоры кишечника. Тогда по наставлению «хорошего» гинеколога я пропила курс этих вот бадов, после которых мое самочувствие долго было прекрасным, но вскоре я задумалась о том, что к гастроэнтерологу все-таки нужно пойти по ряду причин. Как минимум потому, что гинеколог ведь тоже не тот врач, который занимается вопросами непосредственно кишечника и желудка. А если там все-таки есть какая-то болезнь со смазанными, не особо заметными симптомами, она может прогрессировать…

После пальпации живота врач отметила, что явных признаков дисбиоза не видит (по бумажке уже позже я увидела, что есть подозрение на гастрит, инфекцию хеликобактер и что-то там еще, что я не расшифровала). И назначила ряд анализов, а именно: общий анализ мочи, кала, а также различные анализы крови (общий, на предмет аутоимунных заболеваний, сахарного диабета и т.д.). Помимо этого, было УЗИ органов брюшной полости и, конечно же, предмет отзыва — гастроскопия (а именно ФЭГДС + уреазный тест).

Согласно википедии, гастроскопия — это:

Гастроскопия, другое название эзофагогастродуоденоскопия, ЭГДС — одна из разновидностей эндоскопического обследования — визуальный осмотр стенок пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки при помощи специального инструмента — гастроскопа, вводимого в желудок через рот и пищевод.

Гастроскоп представляет собой гибкую трубку, внутри которой находится волоконно-оптическая система.

Фиброэзофагогастродуоденоскопия (ФЭГДС) — осмотр слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки с помощью фиброволоконного гастроскопа.

Вот мы и подошли к самой процедуре. Как я уже говорила, врачом мне было сказано, что на самом деле все не так страшно, как говорят. Но нужно делать все правильно.

Поэтому за несколько дней до процедуры я начала морально готовить себя к чему-то очень неприятному, но терпимому. Почитала интернет, вспомнила рекомендации врача…

Подготовка. Главное и абсолютно нерушимое правило: за 9 часов до ФЭГДС (или ФГДС, в Интернете разночтения) нельзя есть и за 1 час до процедуры нельзя пить. Подвергнуть сомнению сей тезис просто невозможно: попробуйте засунуть себе, скажем, палец глубоко в глотку — думаю, каждый знает, что рвотный рефлекс не заставит себя ждать. А тут вам засовывают целый шланг в пищевод, в желудок… О том, какие при этом реакции выдает организм, мы еще поговорим ниже.

Я читала в Интернете, что перед ФЭГДС необходимо соблюдать какую-то особую диету. Но мне врач ничего такого не говорила, поэтому я ела как обычно, и мне кажется, что сей факт вообще ни на что не повлиял.

Отказала я себе и в желании почистить с утра зубы, поскольку прочитала в Интернете, что это может повлиять на корректность результата. Что ж, с вечера почистила — и то хорошо.

Курить тоже нельзя!

Зная эти важные моменты, советую вам записываться на гастроскопию на утренние часы. Тогда большая часть голодания придется на ночное время и, в общем-то, никакого ущемления ваш организм не почувствует.

Процедура гастроскопии, как меня морально готовил врач, что я испытывала во время процедуры.

Вообще, когда накануне гастроскопии мне позвонили из клиники и сказали, что процедуру будет делать мужчина, я была неприятно удивлена. Почему-то я думала, что ее будет проводить та же приятная женщина-гастроэнтеролог, к которой я попала на прием. Не то чтобы я боюсь или как-то сильно стесняюсь мужчин, но… Хотелось видеть человека, которому я уже доверяю, а то мало ли, вдруг там врач-садист? Ну это нормальная такая самонакрутка для ипохондрика вроде меня. И все же я себя быстро убедила, что мне все равно, ведь процедура сама по себе не из приятных, и в принципе мне все равно, кто мне сделает неприятно Да и длится это все, по заверениям врачей, каких-то пару минут.

Открыв дверь кабинета, я увидела интеллигентного на вид мужчину, немолодого, приятного, и как-то сразу выдохнула. В Интернете я прочитала, что на процедуру лучше прийти за 5 минут, чтобы посидеть и успокоиться, но тут я выстояла небольшую очередь в регистратуре, немного попрепиралась с ни с того ни с сего прицепившейся ко мне цыганкой у двери кабинета, которая, видимо, хотела пройти без записи, без очереди и вообще черт знает как. Одним словом, ни посидела, ни успокоилась…

Но врач сразу начал с улыбки. С житейской истории. С разрядки обстановки. Потом я сидела, а он долго заполнял документы в компьютере. Пару раз шутканул. Спросил, что меня привело. Рассказал, что требуется от меня, чтобы все прошло гладко.

От пациента требуется следующее: когда трубку помещают в глотку, нужно спокойно дышать. Продолжать дышать так же, как вы делали это до процедуры. Если вы задержите дыхание, это повлечет одни причины, если вы начнете дышать слишком быстро — другие… В остальном вы уже сделали все, что могли: не ели, не пили. Теперь можно положиться на опыт врача.

Немного помолчав, врач спросил, нужно ли обрабатывать мне глотку лидокаином. И сразу хочу сказать: я была очень рада этому вопросу. Я редко в своей жизни подвергалась врачебным вмешательствам, поэтому не имею понятия, есть ли у меня аллергия на обезболивающие и анестезию. А боли и неприятных ощущений я боюсь меньше, чем аллергии и отека, поэтому решила: а ну его! И сразу подумала: откажусь я от лидокаина!

Врач сказал мне, что от лидокаина глотка никогда не отекает, однако многие люди пугаются именно этого ощущения — когда не чувствуешь глотку. У многих начинается паника, кажется, что проход в горле сильно сузился и невозможно дышать. Кроме того, он общался с коллегами из разных поликлиник и те говорили, что в последнее время участились случаи негативных реакций на лидокаин. Таким образом после лидокаина возможны никому не нужные осложнения, но «если хотите, мы его, конечно, используем».

«Вы знаете, — сказал мне доктор, — изнасилование — это тоже неприятная вещь. А гастроскопия, безусловно, это изнасилование организма. Так есть ли разница, с лидокаином или без, если неприятно будет в любом случае? К тому же длиться это будет очень долго — минуту, ну может, две. Ну, максимум, три…»

Его философский подход убедил меня окончательно, и от лидокаина я не без радости отказалась. И не пожалела об этом.

Какое-то время нам пришлось посидеть в тишине, выжидая появления медсестры, потому что, по заверению врача, она «нарасхват».

Пришла медсестра, буднично так пообщалась с доктором, что меня еще немного успокоило. Хотя должна сказать, что ожидание медсестры меня напрягло. Сам факт наличия ее в моей фантазии сразу вывел эту процедуру из рядовых, поставив на ступень более сложных.

Итак, подошли к главному. На кушетку врач постелил пеленку. Меня пригласили прилечь на кушетку — боком, лицом к врачу, щекой на валик-подушку. Под щеку подложили несколько салфеток и дополнительную пеленку. Медсестра встала позади меня, а врач оказался впереди с этим толстым шлангом. Боже, как это пошло звучит

Медсестра попросила раскрыть рот и дала мне в зубы штуку, которая не знаю, как правильно называется, условно назову это воронкой. Чтобы рот во время процедуры не закрылся ненароком. Эта штука была вроде пластмассовая, я вцепилась в нее зубами. Неудобств она мне не доставила, слишком широко рот раскрывать не пришлось. Врачи посоветовали мне отцепиться от кушетки и лучше приобнять саму себя, а то «как будто удерживаешься, чтобы не убежать».

Далее медсестра начала уже на входе, ткскзть, хвалить меня и говорить подбадривающие слова, что мне очень помогло.

Когда вводят гастроскоп, необходимо сделать несколько глотательных движений, чтобы дать ему пройти в пищевод, после чего все должно «пойти как по маслу» (цитата врача).

Рассказываю свой опыт. Гастроскоп входит в глотку. Медсестра говорит, что я умница. (Я думаю: правда что ли? Уже умница?) Пока все хорошо. Чувствую, что дышать стало сложнее. Делаю глотательное движение. По ощущениям ничего никуда не продвинулось. Делаю еще. Потом еще. Не помню, сколько раз. При этом я пока помнила о том, что нужно ровно дышать. Но… Иногда дышать мне почему-то становилось сложнее. Видимо, в какие-то мгновения я все же поддавалась панике, и в эти моменты мне казалось, что не могу дышать вообще. А трубка уже глубоко. Но медсестра тут мне очень помогала. Она мне кричала прям на ухо: «Дыши, делай ВДОХ-ВЫДОХ, ВДОХ-ВЫДОХ», и у меня действительно это получалось. Во время этой экзекуции текут слезы ручьями, текут слюни. Несколько раз я начинала кашлять, организм вроде как рефлекторно пытается выдавить из себя этот инородный предмет, но не тут-то было. Врач проталкивает его дальше и дальше. Медсестра напоминает дышать и говорит: «Умница, умница». Наверное, соглашусь, что страшнее всего и неприятнее всего в начале. Мне было именно страшно, что я не смогу дышать. Я абсолютно забыла про то, что у меня есть нос. Хотя медсестра об этом напоминала и говорила: «Дыши через что угодно, через нос, через рот…» и, кажется, у нее был третий вариант *здесь должен быть задумчивый смайлик*.

Короче, с дыханием у меня как-то не очень задалось. Возможно, так случилось из-за того, что я поставила себе это как главный страх еще задолго до того, как пришла к врачу. Не нужно бояться. Нужно просто дышать. Когда вы дышите, все не так страшно. Серьезно.

И вот, дышала я через глотку. Вначале в нормальном темпе, потом как попало. Я чувствовала, как гастроскоп продвигается по пищеводу… Мне не было больно, но ощущение ну очень необычное, конечно! Сложнее всего в этот момент именно психике. Когда врач посмотрел все, что было нужно, то ввел в трубку гастроскопа другую, более тонкую, с острым наконечником (насколько я смогла рассмотреть). Да, в тот момент я даже спокойно наблюдала, что происходит. Я поняла, что это для уреазного теста, т.е. забора биоматериала из желудка. Я подумала: интересно, почувствую ли я что-то, будет ли мне больно? Нет, больно по-прежнему не было. Было неприятно и страшно, потому что непривычно и не совсем понятно, как при этом всем тут дышать. Но понимаешь, что вот еще минута, и все это закончится. И действительно, вскоре врач предупредил, что извлекает гастроскоп. При этом он сказал следующую фразу: «Постараемся не срыгивать воздух». Эх, если бы я знала, что нужно делать, чтобы «постараться»! Но в тот момент, мне кажется, я думала уже только о том, что щас вот оно все закончится, он уже достает эту трубку. Видимо, на этом моменте расслабляться было нельзя. Началось именно это — срыгивание воздуха. Знаете, как смачная такая отрыжка, только воздухом, плюс еще у вас текут слюни и слезы рекой, а иногда у меня почему-то рефлекторно проявлялись глотательные движения и кашель. Видимо, из-за слюны. Я чувствовала опять, как трубка выползает из моего пищевода, чувствовала движение. Это не больно абсолютно, но очень необычно, непривычно. В конце концов он достал ее, и я подумала одновременно две вещи:

  1. Я герой!
  2. Это действительно было быстро и не так уж ужасно. Хотя назвать процедуру приятной ни у кого, думаю, язык не повернется.

Что я об этом всем думаю. Думаю, что важно найти хорошего специалиста. Мой специалист был хороший. Он грамотно подготовил меня психологически, с профессиональной выдержкой, спокойно делал свою работу по ходу гастроскопии и даже пару раз общался со мной, называя по имени, что тоже влияло благотворно. Общаться полноценно, конечно, в такой ситуации невозможно, но это был разговор, не требующий ответов. Также очень помогала медсестра. Где-то в середине процедуры она спросила, все ли хорошо, и я покивала головой, подумав параллельно, что раз я это делаю, значит, все точно норм у меня. Психологическая составляющая — самая важная. И отсутствие лидокаина никак не сказалось на моем самочувствии.

Далее мне дали салфетки и разрешили умыться в раковине, медсестра еще пару раз ласково меня похвалила. Салфетками я быстро утерла свои слюни, и пошла — красотка, как ни в чем не бывало, к врачу, который уже сидел и заполнял документы. Кстати, ремарка для красоток: девчонки, макияж на этой процедуре вам абсолютно не нужен. Быть красивой во время процедуры вряд ли получится, а после процедуры косметика наверняка окажется размазанной по лицу.

Когда я подсела к врачу, увидела интересную вещь: в маленькой, сантиметра 3, колбочке, в желтой жидкости, плавал маленький кусочек биоматериала — того самого, из желудка. Я подумала: о, прикольно, это на анализ. Но, кажется, не прошло и двух минут, когда врач сделал неожиданное заключение: Helicobacter в желудке отсутствует! Видимо, мое лицо выглядело удивленным, потому что он пояснил: жидкость должна была принять определенный цвет (не хочу вас вводить в заблуждение, по-моему, красный). Но она оставалась желтой! Это и означало, что бактерии нет у меня в желудке. Я испытала смешанное чувство радости за то, что мое большущее опасение не подтвердилось, и удивления — до чего дошел прогресс! Прикольно, конечно.

После процедуры. Одним из плюсов отказа от лидокаина было то, что можно было кушать сразу же после процедуры. Чем я и воспользовалась, придя домой. Никаких болей в желудке или пищеводе у меня пока не было. Чувствую себя в целом так же, как и всегда, может, только самую малость кружится голова. Единственное ощутимое напоминание о том, что сегодня было, — это небольшая боль в горле. Она проявляется при глотании и очень глубоком вдохе. Но кушать не мешает и, уверена, скоро пройдет.

Итог. Рекомендовать процедуру, которую назначает врач, или напротив, не рекомендовать, конечно же, глупо (хотя сайт обязывает сделать выбор в пользу того или другого). Я написала этот отзыв, чтобы, возможно, умерить чей-то страх и в то же время предупредить, что к этому всему нужно быть готовым. В целом абсолютно ничего страшного, действительно, какие-то там две минуты вашей жизни. Неприятные минуты, но все же. Вот я попила чай, сижу пишу отзыв, шучу тут, радуюсь жизни. Чувствую себя немного героем, наконец. Как видите, ничего страшного не случилось. Зато я действительно очень быстро узнала, что никаких патологий, язв, полипов у меня нет, как нет и хеликобактера. Есть гастрит, но это вроде не так уж страшно, да и вообще, это уже другая история…

Оценку я поставлю не гастроскопии как таковой, а больше клинике, врачу и медсестре, которые проводили экзекуцию. Хотя и не могу не восхищаться тем, как быстро делается анализ на хеликобактер…

Гастроскопию я делала в Ростове-на-Дону, в клинике «Мобильная медицина». Имя доктора не удосужилась узнать — это мое упущение, конечно. Переволновалась.
Спасибо за внимание, не забрасывайте себя, будьте небезразличны к своему здоровью!

Фиброгастродуоденоскопия (ФГДС), видеогастроскопия, цифровая гастроскопия Гастроэнтерологический центр Эксперт

Кому и зачем назначается?

ФГДС обычно назначает врач-гастроэнтеролог при жалобах пациента

  • на постоянные дискомфорт или боли в верхней части живота;
  • вздутие живота;
  • изжогу, отрыжку воздухом или пищей, неприятный запах изо рта;
  • тошноту, ощущение тяжести, чувство переполнения в желудке после еды.

Кроме того, такое исследование рекомендуют проводить людям, имеющим хронические заболевания желудочно-кишечного тракта и печени, перед проведением плановых операций, в качестве профилактики людям в возрасте после 50 лет и имеющим наследственную предрасположенность к заболеваниям желудочно-кишечного тракта (есть данные заболевания у близких родственников).

ФГДС с биопсией двенадцатиперстной кишки назначается пациентам с нарушениями всасывания, с жалобами на поносы, вздутие живота, потерю веса, общее недомогание. Это исследование используется для подтверждения диагноза целиакия при наличии повышеных уровней антител к глиадину, эндомизию, тканевой трансглутаминазе или наличия гена HLA-DQ2 или HLA-DQ8. Двенадцатиперстная кишка является начальным отделом тонкой кишки, поэтому повреждение слизистой глютеном можно также обнаружить в ее дистальном (конечном) отделе переходящем в тощую кишку.

Диагностические признаки целиакии, которые могут присутствовать в заключении, включают в себя уплощение, укорочение или полное исчезновение кишечных ворсинок, углубление кишечных крипт, инфильтрацию эпителия лимфоцитами, моноцитами и плазматическими клетками. Через 3-6 месяцев  соблюдения диеты в большинстве случаев слизистая и кишечные ворсинки восстанавливаются. Для диагностики целиакии совместно с биопсией используются анализы крови для определения антител к глиадину, эндомизию, тканевой трансглутаминазе и генетическая диагностика.

ФГДС входит в состав комплексной диагностики хронического панкреатита.

Во время ФГДС возможно провести ряд исследований, помогающих в диагностике заболеваний поджелудочной железы и им сопутствующих:

  • провести визуальный осмотр с помощью эндоскопа и обнаружить патологию большого сосочка двенадцатиперстной кишки (фатерова сосочка), в котором расположен сфинктер Одди, регулирующий поступление желчи и панкреатических ферментов в двенадцатиперстную кишку;
  • выявить сопутствующие заболевания пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки в виде язв и эрозий, которые могут развиваться при хроническом панкреатите.

Какие заболевания можно распознать с помощью ФГДС?

ФГДС, пожалуй, единственно точный метод диагностики таких заболеваний ЖКТ как рак пищевода, желудка и 12-перстной кишки. Поэтому проведенная вовремя ФГДС позволит врачам на ранних стадиях болезни назначить лечение, предотвратив необратимые последствия.

Кроме того она позволяет распознать заболевания желудка и двенадцатиперстной кишки, наиболее часто протекающие с похожими симптомами, выявить сопутствующие изменения слизистой оболочки пищевода, расстройства моторики желудка и двенадцатиперстной кишки (дуоденогастральный рефлюкс). Важное преимущество ФГДС − это возможность выполнения биопсии для проведения гистологического исследования с последующим морфологическим подтверждением диагноза хронического гастрита и дуоденита, целиакии.

Исследование ФГДС — описание метода диагностики, показания к назначению и общие рекомендации

ФГДС — фиброгастродуоденоскопия – эндоскопический метод обследования пищевода, желудка и двеннадцатиперстной кишки. Этот диагностический метод позволяет выявить воспалительные заболевания желудочно-кишечного тракта (гастрит, гастродуоденит, эзофагит), эрозивно-язвенные поражения слизистой оболочки пищевода, желудка и двеннадцатиперстной кишки, доброкачественные и злокачественные новообразования этих органов и др.

В каких случаях врач назначает гастроскопию ФГДС?

Если Вы жалуетесь на:

  • Дискомфорт при приеме пищи
  • Изжогу, тошноту, рвоту
  • Боли в животе
  • Изменение цвета кала (черный стул может свидетельствовать о желудочно-кишечном кровотечении)

А также:

  • С целью контроля эффективности медикаментозного лечения или хирургического вмешательства
  • Пациентам с анемией неясной этиологии
  • Больным пред плановой операцией
  • С целью выполнения диагностических и лечебных манипуляций через фиброскоп (взятие биопсии на гистологическое исследование, удаление полипов, местное лечение язв и т.д.)

Обследование проводится в специально оборудованном кабинете, используемое диагностическое оборудование – эндоскоп фирмы «OLYMPUS» Японского производства, исследования на котором не только безопасны, но и высокоинформативны. Для уменьшения чувствительности ротоглотки перед манипуляцией полость рта обильно орошают раствором анестетика.

Правила подготовки к исследованию

Исследование лучше проводить в первую половину дня, строго натощак. Если необходимо провести гастроскопию во второй половине дня, рекомендуется не принимать пищу в течение 7 часов до обследования. Запрещается курить перед процедурой.

Противопоказаний к проведению ФГДС желудка практически нет.

Лечебно — диагностическая эндоскопия:

  • Биопсия. Представляет собой забор небольшого участка патологически измененной ткани, который затем отправляется на гистологическое исследование.  По результату гистологии можно судить о характере изменений в слизистой оболочке, выявить воспаление, определить глубину язвенного поражения, исключить онкологический процесс и др.
  • Выявление в желудке бактерии Helicobacter pylori, которая способствует развитию эрозивно-язвенных процессов в желудке и двеннадцатиперстной кишке.
  • Полипэктомии. Манипуляция заключается в удалении доброкачественных новообразований слизистой желудка – полипов. Для этого используется специальный медицинский инструмент,  который проводится в желудок через инструментальный канал эндоскопа. Данная процедура назначается после получения результатов гистологического исследования
  • Эндоскопическое лечение язвенного процесса в желудке значительно повышает эффективность терапии язвенной болезни. Оно заключается либо в нанесении лекарственных препаратов на пораженную поверхность, либо обкалывание ее противоязвенными средствами

Цены на эндоскопические исследования в клинике «ЮгМед»

Наименование услуги Цена
Колоноскопия

4300₽ 

Фиброгастродуоденоскопия

2000₽

Забор материла на биопсию

400₽

ФГДС + биопсия

2400₽

Ректосигмоскопия

1300₽

Тест на хеликобактер (ФГС)

250₽

Эндоскопия в клинике «ЮгМед» это:


Быстро и безболезненно!
Качественное обезболивание!
Опытные врачи!

Записаться на прием и уточнить детали проведения процедуры можно по телефону +7 (8442) 298-280.

Как нас найти?

г. Волгоград, ул. Кубанская, 15а

Хеликобактер пилори. О главном враге вашего желудка

Зайцева Ирина Вячеславовна

гастроэнтеролог, врач высшей категории

О главном виновнике гастрита — бактерии Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори).

Раньше считали, что причина язвы и гастрита — острая еда. Теперь доказано, что 90% всех хронических гастритов являются бактериальными и связаны с бактерией Helicobacter pylori

Никто не верил, что в кислой среде нашего желудка может выжить какой-то живой организм. Но реальность такова — бактерия хеликобактер пилори отлично себя чувствует в нашем желудке. 

Эти бактерии выделяют вещества, которые повышают кислотность желудочного сока. Кроме того, они разрушают защитный слой органа, результат — воспаление.Так они становятся причиной различных заболеваний желудочно-кишечного тракта: гастрит, язва желудка, язва двенадцатиперстной кишки, атрофичекий гастрит. Изменения в слизистой, вызванные Helicobacter, могут способствовать развитию рака желудка.


Как заразиться?

Инфицирование данным микроорганизмом становится настоящей проблемой для современной медицины, ведь практически каждый второй взрослый человек является носителем бактерии

Заразиться Helicobacter pylori может как взрослый, так и ребенок. Основным путем передачи является фекально-оральный, орально-оральный. Так, заразиться можно при поцелуях, используя общую посуду, чашки, бутылки, зубные щетки или губные помады других людей, через грязные руки и др.

Именно поэтому эту бактерию часто называют семейной бедой — если она появилась у одного человека, с большой вероятностью ждите ее появления у его близких.

Симптомы появления хеликобактер

Заподозрить у себя Хеликобактер пилори можно по следующим признакам:

• изжога

• отрыжка кислым;

• боль в эпигастральной области (в верхней части живота), возникающая через 2 часа после приема пищи или натощак;

• вздутие живота, склонность к метеоризму и запорам;

• тяжесть в животе;

• тошнота;;

• уменьшение аппетита в связи со страхом приема пищи из-за болевого синдрома.

У людей старше 40 лет инфицирование Helicobacter pylori может сопровождаться появлением розацеа на лице (или розовых угрей). Прыщи появляются преимущественно на носу, щеках, подбородке и лбу. 

В некоторых случаях, особенно у детей, Хеликобактер пилори могут вызвать развитие атопического дерматита.


Как диагностировать бактерию?

Выявить наличие Хеликобактер пилори – несложная задача. Есть несколько способов — и все они достаточно точные:

• Можно сдать анализ крови на антитела к Хеликобактер пилори (норма – полное отсутствие антител к бактерии)

анализ кала на ДНК Helicobacter pylori (при помощи полимеразно-цепной реакции специалисты лаборатории могут найти следы антигенов бактерий в кале)

дыхательный уреазный тест (пациент принимает препарат и делает несколько выдохов, результат готов через несколько минут)

Дыхательный тест с мочевиной, меченной атомами углерода – современный, быстрый, точный метод исследования. Основан на однократном приеме суспензии с мечеными атомами углерода, которые расщепляются специфическими ферментами Helicobacter pylori. Через некоторое время меченый углерод определяется в выдыхаемом воздухе посредством специального прибора

• исследование материала на бактерию при ФГДС (в этом случае совмещаются сразу несколько очень важных для гастроэнтеролога исследований). 

На ФГДС исследуют пищевод, желудок и двенадцатиперстную кишку. Здесь можно увидеть признаки хронического гастродуоденита, наличие эрозий, язв. При проведении ФГДС врач проводит быстрый уреазный тест. Для исследования берется кусочек слизистой оболочки желудка, который помещается в среду, содержащую феноловый красный индикатор и мочевину. Уреаза, выделяемая бактериями Helicobacter pylori, преобразует мочевину в аммиак, который повышает рН этой среды. В результате такой реакции меняется кислотно-щелочной баланс содержимого. При этом образец может изменить цвет с желтого на красный, тем самым указывая на наличие бактерии. Быстрота изменения цвета зависит от количества бактерий и их уреазной активности. Чувствительность такого метода более 90%

И да, придется Вас огорчить: если при лабораторных методах обследования у Вас выявлена бактерия, без ФГДС не обойтись.

Лечение хеликобактер пилори

Лечение назначается индивидуально — врачом. Основой лечения является антибиотикотерапия, которая ведет к полному удалению бактерии из организма.

Да, и самое главное: Helicobacter pylori надо лечить не только когда есть боли в «желудке», но и при «бессимптомном» носительстве бактерии.

Помните: «хороший» хеликобактер- это мертвый хеликобактер!

Хотите полностью проверить здоровье желудка?

Если вы по каким то признакам заподозрили у себе наличие хеликобактерной инфекции, можно сразу пройти комплекс диагностики «Здоровый желудок» — здесь целый комплекс анализов, УЗИ, ФГДС и конечно, прием гастроэнтеролога.


Возврат к списку

Мелатонин лечит H.pylori и язвы желудка

Ссылка

Осадчук М.А., Сибряев А.А., Киреева Н.В., Кветно ИМ. Влияние мелатонина, включенного в комплексное лечение антихеликобатериальной терапии, на иммуногистохимические характеристики эпителиоцитов желудка больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки. Клин Мед (Москва). 2012; 90 (12): 48-52.

Проект

Открытое клиническое испытание, в ходе которого мелатонин был добавлен к стандартному протоколу лечения инфекции Helicobacter pylori : клинические результаты сравнивали с подобранным контролем.

Участники

В исследование были включены 100 пациентов с язвой двенадцатиперстной кишки (DU), 30 с хроническим неатрофическим гастритом (CNAG), 30 с хроническим атрофическим гастритом (CAG) и 12 здоровых субъектов. У всех пациентов с DU и CNAG была морфологически подтверждена инфекция H pylori . Пациенты с ЯД были разделены на 2 группы, в каждую из которых входили лица соответствующего возраста с эндоскопически, морфологически и иммуногистохимически идентичными характеристиками.

Исследуемое лекарство и дозировка

Пациенты группы 1 прошли стандартный 7-дневный курс лечения H pylori , который включал омепразол (20 мг 2 раза в день), кларитромицин (500 мг 2 раза в день) и амоксициллин (1000 мг 2 раза в день).Группа 2 получала такое же лечение с добавлением мелатонина (3 мг перед сном). Пациенты группы 1 продолжали принимать омепразол, а пациенты группы 2 — омепразол плюс мелатонин в течение 2 месяцев. Здоровые субъекты и пациенты с CAG служили контролем.

Показатели результата

Всем пациентам была выполнена фиброгастродуоденоскопия (ФГДС) на 2 и 4 неделях. Иммуногистохимические исследования были проведены на эндотелин-1 и мелатонин-положительные клетки. Апоптотическую активность эпителиоцитов слизистой оболочки антрального отдела желудка измеряли до и через 6 недель после начала терапии.

Ключевые выводы

Добавление мелатонина к стандартному протоколу лечения H pylori увеличивает эффективность удаления H. pylori и ускоряет заживление DU. Двухмесячная терапия омепразолом и мелатонином более эффективна для нормализации маркеров заживления, чем лечение одним омепразолом.

Практическое применение

Мелатонин теперь следует рассматривать при лечении H. pylori , язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, а также желудочно-кишечного рефлюкса.

Многие пациенты знают, что мелатонин может улучшить бессонницу, но немногие знают о его благотворном влиянии на желудочно-кишечный тракт. Мы думаем о мелатонине только как о гормоне, вырабатываемом в головном мозге шишковидной железой, но гораздо больше мелатонина на самом деле вырабатывается энтероэндокринными клетками, выстилающими пищеварительный тракт.

Привычки кишечника следуют четким циркадным ритмам, и именно мелатонин регулирует это время. Диетический L-триптофан увеличивает уровень мелатонина в крови даже у животных, которым удалили шишковидную железу.L-триптофан превращается в серотонин, который, в свою очередь, превращается в мелатонин. Ночной всплеск мелатонина исходит от шишковидной железы, но желудочно-кишечный тракт поддерживает исходные уровни. Уровень мелатонина в кишечнике от 10 до 100 раз выше, чем в крови. 1

Это не первое исследование, в котором сообщается, что мелатонин полезен при лечении H. pylori . В двух исследованиях, опубликованных в 2011 году, Селински и др. Сообщили, что мелатонин или L-триптофан помогает излечить язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, возникшие в результате инфекций H. pylori у людей.Они давали всем пациентам 20 мг омепразола два раза в день, а затем добавляли мелатонин (5 мг 2 раза в день) или триптофан (250 мг 2 раза в день). И мелатонин, и триптофан ускоряли заживление по сравнению с одним омепразолом. 2,3

В ряде сообщений предполагается, что мелатонин может быть полезен при лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ). Впервые на это обратил наше внимание де Соуза Перейра, который в письме в мае 2006 года редактору журнала Journal of Pineal Research описал 64-летнюю женщину, у которой ГЭРБ хорошо подействовала на формулу, содержащую мелатонин (6 мг).Позднее в том же году де Соуза Перейра сообщил о результатах клинического исследования, в котором 176 пациентов получали этот мелатонин-содержащий продукт, а 175 — омепразол (20 мг). Все пациенты, получавшие добавки мелатонина, «сообщили о полном регрессе симптомов после 40 дней лечения». Только 65,7% из тех, кто получал омепразол, сообщили о подобном улучшении. 4

Мадалински в 2011 году предположил, что мелатонин может защищать от развития «эрозивного эзофагита».. Стриктура пищевода, пищевод Барретта и внепищеводные повреждения (включая легкие, горло, пазухи, среднее ухо и зубы) », — все это« основные факторы риска карциномы пищевода ». 5

Преимущества мелатонина не ограничиваются пищеводом и желудком, но распространяются на поджелудочную железу и печень.

Мелатонин предотвращает различные формы гастрита и панкреатита за счет активации определенных МТ2-рецепторов и улавливания активных форм кислорода (АФК).Мелатонин противодействует усилению перекисного окисления липидов, вызванного АФК, и сохраняет, по крайней мере частично, активность ключевых антиоксидантных ферментов, таких как супероксиддисмутаза. 6

В исследовании, проведенном в 2011 году с участием 75 пациентов с острым панкреатитом, высокие уровни эндогенного мелатонина играли защитную роль и были связаны с более легким течением болезни. 7

Мелатонин также может защищать от образования камней в желчном пузыре. Он снижает уровень холестерина в желчных путях, ингибируя абсорбцию холестерина через эпителий кишечника и увеличивая превращение холестерина в желчные кислоты. 8 В исследовании 45 пациентов со стеатогепатитом мелатонин вызывал «статистически значимое снижение уровня GGTP, триглицеридов и провоспалительных цитокинов». 9

Суть проста: мелатонин — мощное средство, помогающее защитить и вылечить желудочно-кишечный тракт. Это исследование просто добавляет дополнительные доказательства в поддержку его использования.

Инфекция Helicobacter pylori при рецидивирующей боли в животе

Дыхательный тест на 13C-мочевину — это точный неинвазивный метод диагностики у взрослых.Обычно используется доза от 75 до 100 мг мочевины, особенно у взрослых, но оптимальная доза для детей все еще неизвестна. Наша цель состояла в том, чтобы определить, является ли дыхательный тест на мочевину, выполненный с однократной дозой 13C-мочевины в дозе 50 мг, достаточным и точным для диагностики инфекции у детей. В исследование были включены дети в возрасте от 4 до 14 лет, которым проводилась эндоскопия верхнего отдела кишечника для оценки симптомов повторяющейся боли в животе. Критерии исключения включали использование антибиотиков или ингибиторов протонной помпы в течение последнего месяца, операцию на желудке и предыдущую эрадикационную терапию.Справочные критерии для диагностики инфекции основывались на гистологии, культуре и серологии. Дыхательный тест на мочевину (TAU-KIT; Isomed, S.L., Мадрид, Испания) выполняли следующим образом: сначала вводили лимонную кислоту (Citral pylori), растворенную в 100 мл воды. Десять минут спустя был взят исходный образец выдыхаемого воздуха, после чего было введено 50 мг 13C-мочевины, растворенной в 50 мл воды. Второй образец дыхания был получен через 30 минут. Образцы дыхания анализировали масс-спектрометрией изотопного отношения.Эндоскопист, патолог, микробиолог и лицо, ответственное за считывание серологических данных и дыхательного теста на мочевину, не знали о статусе других диагностических методов. Было включено 100 детей (40% мальчиков; средний возраст 9,2 ± 2 года; средний вес 33,9 ± 12 кг). Исходя из контрольных критериев, 45% были инфицированы, 37% не инфицированы и 18% не были определены. Чувствительность, специфичность, положительная прогностическая ценность и отрицательная прогностическая ценность составляли, соответственно, 91% (95% доверительный интервал [ДИ], 79% -96%), 97% (95% ДИ, 86% -99%), 98%. (95% ДИ, 87% -91%) и 90% (95% ДИ, 76% -96%).Положительные и отрицательные отношения правдоподобия составили 33 и 0,09. Любая точка отсечки между 2 и 14 дельта-единицами имела такую ​​же высокую диагностическую точность. Площадь под кривой рабочей характеристики приемника составила 0,94. О побочных эффектах не сообщалось. Дыхательный тест на мочевину с использованием 50 мг мочевины достаточно и точен для диагностики инфекции у детей. Использование небольшой тестовой дозы значительно снижает стоимость теста.

(PDF) Роль Helicobacter pylori и гастрита у детей с повторяющимися болями в животе

Гастроэнтерология

128 A.Kimia et al. IMAJ • Том 2 • Февраль 2000 г.

составит 6,64% [21], 12,5% [22] и 33% [23]. Этим результатам могла способствовать ошибка выборки

.

Интересным открытием было наличие гастрита

отдельно, без инфекции H. pylori, у 7 детей с RAP

и у 15 детей из другой группы. В других исследованиях сообщалось о

аналогичных результатах — H. pylori был обнаружен только в 7 из 18 случаев гастрита,

[24], 18 из 48 [17] и 13 из 24 случаев [20].

возможно, что инфекция H. pylori была пропущена у некоторых из

этих детей в нашем исследовании, поскольку дополнительные диагностические исследования

, например, дыхательный тест C13-мочевина, не были выполнены

. Другие причины гастрита, такие как бактериальные

или вирусные инфекции или раздражители, могли сыграть свою роль.

Различная частота ответа на лечение у детей с гастритом, инфицированных или свободных от H.py-

лори, предполагает, что пропустили H.pylori не была причиной гастрита

в тех случаях, когда не было обнаружено

H. pylori.

Корреляция между макроскопическими и гистологическими

находками в нашей серии впечатляет. Макроскопические доказательства гастрита

варьируют между 20 и 60% детей с гастритом, ассоциированным с H.

pylori [5]. Селективность группы пациентов

, вероятно, объясняет эту вариацию.

Более высокий уровень семейного анамнеза язвенной болезни у

наших пациентов, вероятно, также является отражением выбранной

природы нашей группы детей, поскольку проспективные исследования населения

не обнаружили такой корреляции [5,18] .

85% ответ на лечение предполагает, что инфекция H.

pylori с гастритом может быть связана с томатологическим синдромом

. Дети с гастритом, не инфицированные H.

pylori, реагируют с той же скоростью, что и дети без гастрита

(50–53%), что предполагает эффект плацебо.

В заключение, инфекция H. pylori и гастрит могут быть связаны с синдромом РАП в отобранной группе детей под

.Мы советуем пройти полное обследование, включая

методов диагностики H. pylori. Лечение пациентов с гастритом

, вероятно, целесообразно, хотя не было достигнуто определенных выводов относительно лечения инфекции H. pylori у

пациентов с РАП [25].

Ссылки

1. Holtmann G, Talley NJ, Mitchell H, Hazell S. Ответ антител на

специфических антигенов H. pylori при функциональной диспепсии, язве двенадцатиперстной кишки,

и здоровье.Am J Gastroenterol 1998; 93: 1222–7.

2. Mitchell HM, Bohane TD, Tobias V, Bullpitt P, Daskalopoulos G, Car-

rick J, Mitchell JD, Lee A. Инфекция Helicobacter pylori у детей: потенциальные

ключей к патогенезу. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1993; 161: 120–5.

3. Буяновер Я., Коникофф Ф., Барац М. Узловой гастрит и Helicobacter

pylori. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1990; 11: 41–4.

4. Хассалл Э., Диммик Дж. Особенности заболевания Helicobacter pylori у

детей.Dig Dis Sci 1991; 36: 417–23.

5. Блеккер Ю. Болезнь Helicobacter pylori в детском возрасте. Clin Pediatr

1996; 350: 175–83.

6. Одерда Г., Вайра Д., Холтон Дж. Возрастное увеличение распространенности Helicobacter pylori

у бессимптомных детей и у детей с диспепсией. Ланцет

1992; 340: 671–2.

7. Томас Дж. Э., Ватмор А. М., Барер М. Р., Истхэм Э. Дж., Кехо Массачусетс. Серо-

диагностика инфекции Helicobacter pylori в детском возрасте. J Clin Microbiol

1990; 28: 2641-6.

8. Салливан П.Б., Томас Дж. Э., Уайт Д. Г., Нил Дж., Истхэм Е. Дж., Корра Т.,

Ллойд-Эванс Н., Гринвуд Б. М.. Helicobacter pylori у детей Гамбии

с хронической диареей и недоеданием. Arch Dis Child 1990; 65: 189–91.

9. Dodge JA. Рецидивирующие боли в животе у детей. Br Med J 1976; 1: 385–7.

10. Одерда Г., Вайра Д., Холтон Дж., Доусетт Дж. Ф., Ансальди Н. Сывороточный пепсиноген

1 и антитела IgG к Campylobacter pylori при неспецифической боли в животе

в детстве.Gut 1989; 30: 912–16.

11. Hardikar W, Feekery C, Smith A, Oberklaid F, Grimwood K. Helicobacter

pylori и повторяющиеся боли в животе у детей. J Pediatr Gastroenterol Nutr

1996; 22: 148–52.

12. Heldenberg D, Wagner Y, Heldenberg E, Keren S, Auslander L, Kauf-

shtein M, Tenebaum G. Роль Helicobacter pylori у детей с ре-

текущей абдоминальной болью. Am J Gastroenterol 1995; 90: 906–9.

13. Крэбтри Дж. Э., Махони М. Дж., Тейлор Дж. Д., Хэтли Р. В., Литтлвуд Дж. М.,

Томпкинс Д. С..Иммунный ответ на Helicobacter pylori у детей с ре-

текущей абдоминальной болью. Дж. Клин Патол 1991; 44: 768–71.

14. Глассман М.С., Шварц С.М., Медоу М.С., Бенек Д., Халата М., Березин

С., Ньюман Л.Дж. Заболевания желудочно-кишечного тракта, связанные с Campylobacter pylori, у детей

dren. Заболеваемость и клинические данные. Dig Dis Sci 1989; 34: 1501–4.

15. Махони MJ, Wyatt JL, Littlewood JM. Управление и ответ на лечение

гастрита Helicobacter pylori.Arch Dis Child 1992; 67: 940–3.

16. Fiedorek SC, Casteel HB, Pumphrey CL, Evans DJ Jr, Evans DG, Klein

PD, Graham DY. Роль Helicobacter pylori в рецидивирующей функциональной

боли в животе у детей. Am J Gastroenterol 1992; 87: 347–9.

17. Van der Meer SB, Forget PP, Loffeld RJLF, Stobberingh E, Kuijten RH,

Arends JW. Распространенность сывороточных антител Helicobacter pylori у детей с повторяющимися болями в животе.Eur J Pediatr 1992; 151: 799–801.

18. О’Донохо Дж. М., Салливан П. Б., Скотт Р., Роджерс Т., Брютон М. Дж., Барлтроп

D. Рецидивирующие боли в животе и Helicobacter pylori в выборке

детей из Лондона. Acta Paediatr 1996; 85: 961–4.

19. Буяновер Ю. Рейф С., Яхав Дж. Helicobacter pylori и язвенная болезнь у педиатрического пациента

. Pediatr Clin North Am, 1996; 43: 213–34.

20. Радхакришна С., Аль Накиб Б., Калауи М., Патрик Дж.Helicobacter pylori associ-

гастрит в Кувейте: эндоскопическое исследование у детей с симптомами и as-

бессимптомных. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1993; 16: 126–9.

21. Прието Г., Поланко И., Ларраури Дж., Рота Л., Лама Р., Карраско С. Helicobacter

Инфекция pylori у детей: клинические, эндоскопические и гистологические корреляции. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1992; 14: 420–5.

22. Cadranel S, Goosens H, De Boeck M, Malengreau A, Rodesch P, Butzler

JP.Campylobacter pyloridis у детей [Письмо]. Lancet 1986; i: 735–6.

23. Хилл Р., Пирман Дж., Уорти П., Карузо В., Гудвин С., Блинкоу Э. Кэмпи-

lobacter pyloridis и гастрит у детей [Письмо]. Ланцет 1986; я: 387.

24. Драмм Б., Шерман П., Катц Э., Кармали М. Ассоциация Campylobacter

pyloridis на слизистой оболочке желудка с антральным гастритом у детей. N Engl J

Med 1987; 316: 1557–61.

25. Ли Дж., О’Морайн С. Кого следует лечить от инфекции Helicobacter pylori-

? Обзор консенсусных конференций и руководящих принципов.Гастроэнтерология

1997; 113 (6 приложение): S99–106.

Для переписки: д-р Г. Динари, директор Института педиатрии

Гастроэнтерология и питание Детского медицинского центра Шнайдера —

тер, Израиль, Петах-Тиква, 49202, Израиль. Тел .: (972-3) 937 6059; Факс:

(972-3) 937 6074; электронная почта: [email protected] У

есть одна просьба: могу ли я никогда не использовать свой разум

против истины.

Эли Визель, квитанция

из хасидской молитвы

Динамика отбора бактериального фенотипа у колонизированного хозяина

Математическая модель.

Мы строим математическую модель для описания динамических процессов в эволюции вариаций фенотипа при экспериментальной колонизации H. pylori мышей и песчанок. Фенотипы различаются по экспрессии антигена Le ( Le x и Le y ), которая постоянно варьируется в популяции хозяина (20,). Модель разработана таким образом, чтобы соответствовать следующим особенностям эволюционного процесса: ( i ) экспрессия фенотипа колеблется в континууме от 0 до максимального значения; ( ii ) распределение фенотипа постепенно развивается в перекрывающихся поколениях, начиная с начального распределения фенотипа через 1 или 2 недели после заражения; ( iii ) изменение распределения фенотипов является результатом мутации и сил отбора; и ( iv ) общая популяция всех фенотипов ограничена пропускной способностью среды обитания хозяина.

Развивающееся распределение фенотипов количественно оценивается математически с помощью функций плотности, которые непрерывно зависят от переменной антигена Le и непрерывно от времени. Обозначим эти плотности как u ( x , t ) и u ( y , t ) [с единицами измерения (ODU) -1 ], где x представляет Le . x экспрессия антигена в ODU, y представляет Le y экспрессию антигена в ODU, а t представляет время в неделях.Интегрирование плотности дает общее количество бактерий в заданном диапазоне ODU в данный момент времени. Например, ∫ u ( x , t ) dx — это количество бактерий с Le x , измеренное между 500 и 1000 ODU в момент времени t недель после заражения. Таким образом, плотности обеспечивают количественное описание изменения фенотипов Le во время колонизации и удовлетворяют уравнениям, которые составляют детерминированную математическую модель для эволюционирующих популяций.Уравнения включают математические реализации процессов мутации и отбора во время колонизации. Плотность u ( x , t ) экспрессии антигена Le x в фенотипах удовлетворяет уравнению в частных производных 1 для 0 ≤ x x max и т т 0 . Уравнение 1 уравновешивает скорость изменения во времени со скоростью изменения распределения фенотипа Le x .

В формуле. 1 процесс мутации представлен диффузионным членом α (∂ 2 / ∂ x 2 ) u ( x , t ). Форма этого термина указывает на то, что мутации происходят случайным образом во всех фенотипах, а событие мутации приводит к постепенному изменению экспрессии фенотипа у следующего поколения потомства. Влияние мутационных событий на эволюцию распределения фенотипов зависит от количества мутаций в поколении, количества поколений в единицу времени и среднего инкрементного изменения на событие мутации, что контролируется параметром диффузии α.Предположение, что мутация соответствует процессу диффузии, означает, что существует постепенное отклонение от концентраций Le x со скоростью, контролируемой параметром диффузии α.

В формуле. 1 процесс отбора представлен термином β ( x ) u ( x , t ), который соответствует изменению выражения Le x в единицу времени из-за соответствия фенотипу люди в хозяине.Распределенный параметр β ( x ) [в единицах (неделя) -1 ] соответствует дифференциальной пригодности для фенотипов Le x и является самым высоким, когда фенотипы Le x имеют селективный преимущество. В формуле. 1 ограничение общего роста популяции внутри хоста представлено термином — τ∫ u (x̂, t ) d u ( x , t ), что соответствует независимой смертности. из Le x , но это зависит от общей бактериальной популяции.Таким образом, модель предполагает, что существует конечная емкость хозяина для бактериальной популяции, как было показано (28, 29). Параметр τ контролирует скорость приближения к несущей способности по мере установления колонизации. Форма этого члена нелинейна и отражает конкуренцию между всеми фенотипами (26,).

Плотность также удовлетворяет граничным условиям 2, что означает, что мутация нейтральна в отношении выбора фенотипа. При отсутствии дифференциального отбора [т.е., β ( x ) = константа], распределение фенотипов будет развиваться до равного присутствия фенотипов во всем диапазоне [0, x max ]. Таким образом, мутация обеспечивает субстрат изменчивости фенотипа, на который действует отбор. Любая граница, x = 0 или x = x max , может быть благоприятной или нет для фенотипов, с различием, налагаемым функцией приспособленности β ( x ) при x = 0. или x = x max .

Наконец, плотность удовлетворяет начальному условию 3, где начальное распределение u 0 ( x ) фенотипов получается из данных в момент времени t 0 недель. Начальное время t 0 выбрано через 1 или 2 недели после заражения, когда основная популяция успешно устанавливается из посевного материала. Аналогичные уравнения справедливы для и ( и , t ).

Модель эволюции фенотипа 1–3 подобна континууму аллелей модели Кимуры (30, 31) и процессам Флеминга – Виота (32, 33).В континууме моделей аллелей типовая плотность удовлетворяет нелинейному уравнению интегро-частных производных, уравновешивающему мутацию и отбор, которые действуют независимо через перекрывающиеся поколения. Общие теоретические результаты для континуума моделей аллелей подтверждены в [1]. 34–40. Процессы Флеминга – Виота описывают частоты типов популяций с помощью мерозначных марковских процессов и используют вероятностные методы для моделирования эволюции типов, подверженных мутации, отбору и случайному генетическому дрейфу (32, 33, 41–43).Модель 1-3 похожа на них, но отличается дополнительным включением демографической несущей способности, что делает ее применимой к данным о фенотипах Le-антигена H. pylori в колонизированных хозяевах и в параллельных системах эволюции микробного фенотипа. .

Модель 1–3 является детерминированной в том смысле, что как только начальное значение задано, решение существует однозначно и, таким образом, предсказывает эволюцию фенотипа на все времена.В этом исследовании мы присваиваем начальные значения и значения параметров в 1-3 , а затем сравниваем предсказания модели с экспериментальными данными. Экспрессия антигена Le x и Le y клеток H. pylori , выделенных из экспериментально инфицированных мышей и песчанок, показана в таблицах 1 и 2, соответственно. В двух независимых экспериментах (27) в течение 53 недель средняя экспрессия Le y постепенно снижалась, тогда как H.pylori Le x экспрессия имела тенденцию к увеличению. Экспериментальные данные предоставили идеальную возможность проанализировать мощность модели.

Таблица 1

Le x и Le y Экспрессия антигена в клетках H. pylori , выделенных из экспериментально зараженных мышей C3H / HeJ

Таблица 2

Le x и Le y экспрессия антигена в H.pylori , выделенные из экспериментально зараженных монгольских песчанок

Ур. 1–3 были решены численно (программы, написанные на MATHEMATICA, доступны по запросу на http://www.math.vanderbilt.edu/faculty/Webb), а общие популяции, средние и SD плотности были рассчитаны для т т 0 . Предполагалось, что начальные значения u 0 [в единицах (ODU) −1 ] имеют масштабированную усеченную гауссовскую форму с коэффициентом масштабирования N 0 , среднее значение μ 0 и SD σ 0 определяется из общей популяции, среднего значения и стандартного отклонения, соответственно, данных при t 0 недель.Также предполагалось, что фитнес-функции β имеют масштабированную усеченную гауссовскую форму с коэффициентом масштабирования N , средним μ и SD σ, определенными из общей популяции, среднего значения и стандартного отклонения, соответственно, из данных на 53 неделе. Параметры N , μ, σ для функции приспособленности β ( x ), коэффициента диффузии α и несущей способности τ не оценивались с помощью процесса оптимизации, а были выбраны вместо этого для обеспечения согласия с экспериментальными данными. Характер данных таков, что процесс моделирования предназначен для развития качественного понимания роли мутации и отбора в эволюции фенотипа, которая характеризуется пятью параметрами, указанными выше.

Экспериментальные данные из таблиц 1 и 2 сравниваются с результатами моделирования модели 1-3 с начальными значениями и значениями параметров (таблица 3), используемыми для каждого из четырех случаев (рис. 1). Для моделирования начальное время было принято как t 0 = 1 неделя после заражения для Le x у мышей, Le y у мышей и Le x у песчанок и t 0 = 2 недели после заражения для Le y у песчанок.

Таблица 3

Начальные значения и значения параметров

фигура 1

Сравнение экспериментальных данных из таблиц 1 и 2 (точки) и моделирования (кривые) математической модели 1-3 эволюции фенотипа антигена Льюиса у H. pylori. ( A ) Le x в мышах. ( B ) Le y у мышей. ( C ) Le x у песчанок.( D ) Le y у песчанок. Общая популяция клеток H. pylori выражается как log 10 . Среднее значение и стандартное отклонение распределения экспрессии Le выражены в ODU.

Численные решения 1–3 для начальных значений и значений параметров для каждого из четырех случаев в таблице 3 представлены в виде поверхностей (рис. 2). Исходные распределения фенотипов u 0 видны на задней поверхности в момент времени t = t 0 , а плотности фенотипов Le u ( x , t ) и u ( y , t ) разворачиваются во времени по мере развития колонизации.

Рисунок 2

Моделирование математической модели эволюции фенотипа антигена Le у H. pylori. ( A ) Le x в мышах. ( B ) Le y у мышей. ( C ) Le x у песчанок. ( D ) Le y у песчанок. Вертикальная ось соответствует u ( x , t ) в A и C и u ( y , t ) в B и D. Колонизация стабилизировалась примерно через 50 недель в A , 20 недель в B и 30 недель в C и D ; в каждой симуляции показано время стабилизации.

Роль мутации в

H. pylori Эволюция фенотипа.

В нашей модели эволюции фенотипа процессы мутации и отбора могут быть разделены, что позволяет независимо интерпретировать их роли. В модели мутация рассматривается как процесс диффузии, действующий на переменную фенотипа со скоростью, определяемой параметром α.Если исключить выбор из модели 1–3 , установив β ≡ 0 и τ = 0, то эволюция фенотипа подчиняется только процессу мутации (рис. 3).

Рисунок 3

Моделирование модели при отсутствии выделения. ( A ) Le x в мышах. ( B ) Le y у мышей. ( C ) Le x у песчанок. ( D ) Le y у песчанок.Используемые значения α показаны в таблице 3. В каждом случае β ≡ 0 и τ = 0.

Изменение SD σ t с течением времени в отсутствие отбора является индикатором влияния мутации на распределение фенотипов. При отсутствии селекции (β ≡ 0 и τ = 0) SD раствора u ( x , t ) связана с параметром диффузии α формулой (45) σ t ≈. Для значений α для четырех случаев (таблица 3) эта формула показывает, что в отсутствие отбора изменение SD и, следовательно, эффект мутации является относительно медленным разбросом исходной концентрации фенотипа (рис.3).

Диффузионный член α (∂ 2 / ∂ x 2 ) u ( x , t ) в 1 включает информацию о частоте мутации f на поколение, число поколений г в единицу времени, а среднее приращение ± изменение д в ODU на событие мутации. Величины f , g и d связаны с параметром диффузии α формулой α ≈ ( fgd 2 /2).Значение f ≈ 10 −3 согласуется с переменной Le экспрессии в H. pylori , в которой регуляция на уровне проскальзывания репликации, транскрипции и трансляции (23) генов фукозилтрансфераз позволяет высокая частота фенотипической изменчивости (19, 23, 25). Если продолжительность цикла деления in vivo для H. pylori оценивается в 1 час ( г ≈ 10 2 ), то формула α ≈ ( fgd 2 /2) позволяет определить значение среднего инкрементного изменения d ODU на событие мутации для четырех случаев нашего исследования.Для Le x экспрессия антигена у мышей (α = 100), дней ≈ 50 или ≈ 8% от диапазона ODU [0, 600]. Для Le y экспрессия антигена у мышей (α = 400), d ≈ 100 или ≈ 5% от диапазона ODU [0, 2000]. Для Le x экспрессия антигена у песчанок (α = 400), d ≈ 100 или ≈ 10% от диапазона ODU [0, 1000]. Для Le y экспрессия антигена у песчанок (α = 900), d ≈ 150 или ≈ 5% от диапазона ODU [0, 3000].В каждом из четырех случаев дочерние клетки, подвергшиеся мутации, наследуют экспрессию антигена Льюиса, отличающуюся от их материнских клеток в среднем на 5–10% от диапазона ODU для всех фенотипов.

В центре внимания эпидемиология и программы исследований — гастроэнтерология и гепатология

Adam Deising, DO, Ramiro L. Gutierrez, MD, MPH, Чад К. Портер, PhD, и Марк С. Риддл, MD, DrPH

Доктор Дайзинг — научный сотрудник отделения гастроэнтерологии Национального военно-медицинского центра Уолтера Рида в Бетесде, штат Мэриленд.Доктор Гутьеррес (инфекционные заболевания), доктор Портер (эпидемиология) и доктор Риддл (общественное здравоохранение) являются штатными научными сотрудниками отдела кишечных заболеваний Медицинского исследовательского центра ВМС в Силвер-Спринг, штат Мэриленд.

Адресная корреспонденция: Доктору Марку С. Риддлу, 503 Роберт Грант Авеню, Силвер-Спринг, Мэриленд 20910; Тел: 301-319-7686; Факс: 301-319-7679; Эл. Почта: [email protected]

Abstract: Эпидемиологические исследования являются фундаментальными и дополняют наше понимание болезней и развития первичных, вторичных и третичных вмешательств.Чтобы поместить текущие данные в контекст и выявить пробелы и приоритеты исследований в областях определения заболевания, бремени болезни, клинической характеристики и лечения постинфекционных функциональных желудочно-кишечных расстройств (PI-FGD), мы использовали мультидисциплинарный подход из областей инфекционного болезни, гастроэнтерология, эпидемиология и общественное здравоохранение. Наш обзор данных по этим дисциплинам показал, что, несмотря на полное понимание патоэтиологии, исследования продолжают накапливаться и указывают на доказательства причинной связи ФГД.Для некоторых ОФГ критерии причинно-следственной связи Брэдфорда Хилла дают большую достоверность, чем другие критерии. Кроме того, растущее признание влияния острых болезней пищевого происхождения на экономику и общество ведет к изучению потенциальных долгосрочных последствий для здоровья и бремени болезней, связанных с PI-FGD, хотя существует мало данных с точки зрения риска, связанного с патогенами. , продолжительность инвалидности и соответствующие веса инвалидности. Наконец, понимание PI-FGD меняет подход к исследованиям и предполагает необходимость более широкого изучения биологических механизмов и того, как классифицируются FGD.В этом документе перечислены приоритетные области исследований, которые, мы надеемся, послужат источником вдохновения для будущих исследований и внесут вклад в область гастроэнтерологии.

Появляется все больше научной литературы, соизмеримой с признанной распространенностью в глобальном масштабе функциональных желудочно-кишечных расстройств (ФГД) и их значительной сопутствующей заболеваемостью и экономическими издержками. 1,2 Кроме того, все чаще признается, что острые желудочно-кишечные инфекции могут играть роль в запуске ФГД. 3 Было исследовано множество параллельных направлений исследований, включая эпидемиологические, психосоциальные, иммунологические, генетические, микробиомические, трансляционные и клинические исследования. Только в рамках области эпидемиологических исследований поиск в PubMed, включающий термины «функциональные желудочно-кишечные расстройства» и «распространенность», дает более

результатов.

100 000 просмотров. Неудивительно, что за последние 5 лет было выпущено более 15 систематических и качественных обзоров только по теме постинфекционного синдрома раздраженного кишечника (PI-IBS). 4-19

Параллельно с научными открытиями о постинфекционной ФГД (PI-FGD) возникло множество вопросов по дисциплинам. Эти вопросы касаются необходимости методологической стандартизации и новых направлений исследований. Исследования в разных дисциплинах должны быть взаимодополняющими и синергетическими, обеспечивая взаимные результаты, ведущие к дальнейшему совершенствованию, что приведет к лечению и лечению.

В данной статье дается обзор появляющихся эпидемиологических исследований PI-FGD.Особое внимание уделяется эпидемиологическим аспектам атрибуции заболевания, бремени болезни и клинической характеристике.

Атрибуция

Ряд структур, разработанных для разъяснения эпидемиологического определения причинно-следственной связи, был усовершенствован на протяжении многих лет. 20 Исходные постулаты Коха были эффективны при установлении взаимоотношений болезнь-патоген, но не справлялись с установкой более сложных ассоциаций. 21,22 В последние годы критерии Брэдфорда Хилла стали чаще использоваться для описания сложных взаимосвязей и их эпидемиологии. 23 Критерии Хилла включают силу ассоциации, постоянство эффекта, специфичность эффекта, временность, биологический градиент или дозовую реакцию и биологическую достоверность и были успешно использованы для установления патогенной роли Helicobacter pylori, ВИЧ и токсинов. 24 Связь причинно-следственной связи между кишечными инфекциями и развитием ФГД рассматривалась в рамках этой концепции.

Сила ассоциации и последовательность эффекта

Многочисленные эпидемиологические исследования неизменно демонстрируют взаимосвязь между кишечной инфекцией и функциональными последствиями. 19,25 Использование референсных групп и групп сравнения позволяет установить степень связи между воздействующими (когорта) и факторами риска (случай-контроль), которые представлены в виде отношения вероятности или шансов. Величина и направление этих ассоциаций должны быть одинаковыми во многих популяциях, чтобы соответствовать этому критерию величины ассоциации.

Два недавних метаанализа оценивали доступные исследования и оценивали объединенные риски ФГД после острого инфекционного гастроэнтерита (ИГЭ). 19,25 Объединенные данные показали 6-7-кратное увеличение риска ФГД, при этом большинство исследований показали положительную связь между ИГЭ и развитием ФГД в нескольких географических регионах. После публикации этих метаанализов были опубликованы дополнительные когортные исследования, подтверждающие эти результаты после бактериального и вирусного гастроэнтерита. 26,27

При оценке исследований такого типа необходимо учитывать источники неоднородности и систематической ошибки. Проблемы гетерогенности и систематической ошибки, часто встречающиеся в литературе по ФГД, включают использование различных определений для установления случая (т. Е. Клиническое, микробиологически подтвержденное или и то, и другое) и классификации исходов (т. Е. Римские критерии; Международная классификация болезней, 9-е издание [МКБ-9 ] коды или опросник по заболеванию кишечника Талли). 28-31

Темпоральность

Под временностью понимается задокументированное свидетельство того, что предполагаемое причинное событие предшествует интересующему результату. В случае PI-FGD инфекционное поражение должно быть отмечено до его исхода. Наилучшие данные в поддержку темпоральности получены из проспективных когортных исследований. Ретроспективные когортные исследования также могут предоставить убедительные доказательства временного характера, но дизайн исследования может быть не в состоянии разделить ранее существовавшую ФГД между подвергнутыми и неэкспонированными контрольными группами.

Большинство исследований, рассмотренных в описанных выше метаанализах, были проспективными, хотя не все из них тщательно исключали ранее существовавшие ФГД и оставляли открытым вопрос о том, могли ли ФГД предшествовать инсульту у некоторых субъектов. 25 И наоборот, слишком короткое время наблюдения потенциально занижает количество случаев, поскольку несколько исследований показали, что риск остается повышенным в течение нескольких месяцев или года с момента провоцирующего события. 16,19,29,32 Такой «инкубационный период» затрудняет прямую увязку воздействия с результатом, когда могут произойти промежуточные причинные события.Кроме того, некоторые исследования показали, что пациенты с ФГДС (в частности, СРК) имеют повышенный риск ИГЭ 33 и что может быть общая генетическая предрасположенность к восприимчивости к инфекции и развитию СРК, а также патофизиология воспалительного заболевания кишечника (ВЗК). 3,34-37

Связь между постинфекционной функциональной диспепсией и гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ) также проблематична, поскольку пациенты с диспепсическими симптомами могут самостоятельно лечиться кислотоснижающими препаратами без клинического диагноза, что делает их более восприимчивыми к кишечным инфекциям.Они могут быть классифицированы как случайные из-за обострения болезненного состояния, по поводу которого пациент обращается за медицинской помощью. Дополнительные проспективные исследования, которые включают подробный исходный анамнез и тщательное наблюдение в четко определенных группах населения, необходимы для усиления доказательств временности.

Специфичность эффекта

Специфичность описывает точность, с которой фактор предсказывает возникновение отдельного болезненного процесса. Среди критериев Хилла специфичность была наименее полезной, потому что она основана на концепции, согласно которой данное воздействие приводит только к одному заболеванию, концепция, типичная для постулатов Коха, но теряет актуальность по мере усложнения взаимосвязи воздействия и болезни.Однако эпидемиологическая литература получила значительную поддержку в предположении, что ИГЭ может приводить к множеству функциональных исходов, помимо СРК, и что различные патогены могут приводить к одному функциональному расстройству. Например, после вспышки сальмонеллеза в дополнение к случаям СРК были обычны случаи диспепсии, и часто происходило совпадение. 32 Точно так же после вспышки норовируса наблюдалось усиление симптомов рефлюкса среди случайных случаев СРК по сравнению с контрольной группой, не подвергавшейся воздействию. 27 Таким образом, основной проблемой при изучении PI-FGD является отсутствие всеобъемлющего определения случая, такого как критерии Рима III, которые часто используются для определения фенотипов FGD и включают критерии для PI-IBS, хотя фенотипы не ограничиваются подтипами СРК.

Все фенотипы подтипа СРК, включая диспепсию и ГЭРБ, были зарегистрированы после инфекционных поражений. 32,38-40 Вздутие живота, симптом, часто связанный с избыточным бактериальным ростом в тонком кишечнике (СИБР) и СРК, не включен в Римские III критерии постинфекционных осложнений. 41 Точно так же риск запора увеличивался после заражения Clostridium difficile и после ИГЭ в исследовании «случай-контроль» с участием военнослужащих. 29,42 Более широкие определения этих различных проявлений более полно охватывают описанные широко распространенные фенотипы.

Исследование и проверка новых диагностических критериев постинфекционных осложнений были бы долгожданным дополнением и улучшили бы качество будущих эпидемиологических и экспериментальных исследований.Недавнее исследование данных вспышки в Уокертоне, Онтарио, проанализировало функциональные исходы и определило, что большинство случаев были связаны с болью в животе с запором или диареей и могли быть надлежащим образом зафиксированы с использованием римских критериев. 43 Однако примечательно, что фенотип со временем менялся и был нестабильным. Необходимо проделать дополнительную работу для описания естественной истории постинфекционных функциональных последствий и спектра фенотипов, встречающихся помимо СРК.

Доза реакция

Документирование реакции на дозу может представлять собой важное свидетельство в поддержку обоснованности предложенного причинно-следственного пути.В ретроспективном исследовании среди амбулаторных пациентов длительное использование антибиотиков во время острого ИГЭ — возможный маркер тяжести заболевания, но также и потенциальный вмешивающийся фактор — было связано с побочными эффектами. 26 Сообщенные потенциальные факторы риска развития PI-IBS включают продолжительность инфекции (при этом частота PI-IBS увеличивается как минимум в 2 раза, если диарея сохраняется более 1 недели), необходимость в антибактериальной терапии или наличие лихорадки и повышенная тяжесть заболевания. 26,38,39,44 Исследования, разработанные специально для изучения маркеров тяжести, продолжительности заболевания или риска после множественных инфекций, необходимы для улучшения нашего понимания реакции на дозу.Такая информация «доза-ответ» отсутствует для ДДГ без СРК.

Биологическая достоверность

Помимо реакции на дозу, подтверждение новых причинных путей подкрепляется установлением объяснительных механизмов, уходящих корнями в биологию. Установление этих биологических основ во все большей степени становится важной частью выяснения причинных путей в сложных расстройствах. 45 Исследования на животных моделях и пациентах с ФГД выявили ряд патологических находок на микробном и молекулярном уровне, которые подтверждают объединяющую теорию, которая включает нарушение регуляции иммунной системы мозга и кишечника, потерю целостности эпителиального барьера и дефекты врожденного иммунитета. 46-51 Разработка этих механизмов как для постинфекционных, так и для идиопатических заболеваний выходит за рамки настоящего обзора и является предметом ряда недавних обзоров. 3,5 Однако некоторые подтверждающие данные, касающиеся механизмов заболевания, вызванного кишечной инфекцией, кратко описаны в следующем разделе.

Диетическая непереносимость Протозойные и другие инфекции тонкой кишки могут вызывать синдром мальабсорбции. 52 Гиполактазия, временный дефицит лактазы, который может проявляться в виде новой непереносимости лактозы и хронической диареи, хорошо характерен для детей после ИГЭ и может возникать у взрослых. 53 Совсем недавно появились доказательства того, что целиакия может быть вызвана острой кишечной инфекцией. В ряде сообщений о случаях инфекционная диарея описывается как триггер целиакии с ограничениями в возможности определить, была ли кишечная инфекция триггером или каким-то образом разоблачила появление симптома и диагноз. 52,54,55

Совсем недавно Риддл и Мюррей обнаружили, что вероятность контакта с патогенами невирусной этиологии у пациентов с глютеновой болезнью увеличивается в 3 раза по сравнению с контрольной группой. 56 Хотя вероятность воздействия была выше, если смотреть на временную близость к диагнозу целиакии, неправильная классификация воздействия из-за использования неспецифических кодов МКБ-9 могла смещать ассоциацию. Помимо этих предварительных эпидемиологических ассоциаций, механизмы чувствительности к глютену были продемонстрированы на животных моделях. 57,58 Необходимы дальнейшие исследования для изучения механизмов, с помощью которых желудочно-кишечная инфекция может запускать или способствовать возникновению клинической целиакии, либо путем нарушения кишечного барьера 34,59 и, следовательно, поглощения антигена генетически восприимчивыми хозяина или путем усиления иммунного ответа на глиадин.

Дисбиоз Кишечник является местом обитания разнообразной экосистемы, которую только сейчас начинают охарактеризовать. Возникающая методология, не основанная на культуре, дает представление об огромном количестве видов бактериальных и, в последнее время, вирусных организмов, населяющих кишечник человека и животных. Этот микробиом является необходимым элементом и играет роль в переработке питательных веществ и подготовке иммунной системы. Таким образом, он еще не изученными способами способствует здоровью кишечника и в целом. 60,61 Данные на животных и людях демонстрируют, как изменения в этих микробных сообществах проявляются при ряде патологических состояний, включая ФГД. 62,63

Общая характеристика дисбактериоза как дисбаланса провоспалительных и противовоспалительных видов может быть слишком упрощенной. Отдельных патогенных организмов или таксонов не возникло, и другие данные свидетельствуют о том, что различные микробные сообщества существуют на границе слизистой оболочки, просвете и различных частях кишечника. 64 Проспективная оценка изменений микробиома во время исследований вакцины и естественных условий вспышки поможет выяснить нормальные и аномальные модели гомеостаза микробиома и являются ли они причинными сами по себе или просто последствиями других дисфункциональных процессов.

Помимо документирования изменений в микробиоме, необходимо более глубокое понимание механизмов, с помощью которых микробиота вызывает изменения: будь то прямые изменения слизистой оболочки, взаимодействие с иммунной системой кишечника или производство ферментации и других продуктов. .

Воспаление / нарушение моторики / гиперчувствительность исследования на животных и естественные болезни человека обеспечивают биологическую основу для инфекции и хронического воспаления желудочно-кишечного тракта. Воспаление кишечника, подобное тому, которое наблюдается в случаях СРК, развилось у мышей, инфицированных Trichinella spiralis, , и, по крайней мере, одно исследование задокументировало инцидент с СРК после вспышки трихинеллеза. 65 Аналогичным образом, модели на животных с инфекцией Giardia и эпидемиологические данные, полученные в условиях вспышки, связывают хронические желудочно-кишечные симптомы с эпизодами лямблиоза. 13,66 Наконец, хорошо задокументировано, что хроническая атипичная микобактериальная инфекция, болезнь Джона, вызывает хронический гранулематозный колит у крупного рогатого скота, который похож на болезнь Крона человека, хотя четкой связи между заболеванием человека и микобактериями не установлено. 67

Исследования пациентов с подозрением на PI-FGD, в частности, PI-IBS, предоставили важную информацию о биохимических и гистологических изменениях, которые, по сути, могут помочь в выборе терапии в будущем.Данные свидетельствуют о том, что PI-IBS на самом деле может быть воспалительной реакцией и что изменение гуморальной активности слизистой оболочки отвечает за симптомы FGD.

Было показано, что подгруппы PI-IBS имеют значительное увеличение энтерохромаффинных клеток, тучных клеток и Т-лимфоцитов собственной пластинки по сравнению с пациентами без PI-IBS. Эти изменения, по-видимому, вызывают увеличение высвобождения биологически активных веществ, таких как гистамин, серотонин и цитокинов, в частности фактора некроза опухоли альфа, интерлейкина (ИЛ) -6 и ИЛ-8.Такие изменения могут изменять моторику желудочно-кишечного тракта, а также влиять на нейрогормональный ответ на висцеральную гиперчувствительность. 5,68-70

Кишечная проницаемость / дисфункция кишечного барьера Воспаление кишечника и гиперплазия энтерохромаффинных клеток при ИП-СРК также сопровождаются повышенной проницаемостью кишечника, что может привести к увеличению антигенной нагрузки и дальнейшей активации иммунной системы. 71,72 Модели на животных подтверждают эту гипотезу, как показывает временная кишечная инфекция нематодой T.spiralis у мышей, что привело к изменению сократимости мышц, нарушению моторики кишечника и висцеральной гипералгезии, которая сохранялась до 42 дней после исчезновения инфекции. 73,74 Не наблюдается явных повреждений слизистой оболочки в постинфекционном состоянии, но сохраняется слабое воспаление, мастоцитоз слизистой оболочки и нарушение функции кишечного барьера с измененной проницаемостью. 75 Интересно, что гены, которые кодируют белки, участвующие в барьерной функции эпителиальных клеток и врожденном иммунном ответе на кишечные бактерии, также связаны с развитием СРК после острого гастроэнтерита, что может свидетельствовать о предрасположенности как к инфекционному триггеру, так и к развитию инфекции. хроническая желудочно-кишечная дисфункция. 34

Генетика Семейная агрегация FGD очевидна, но относительный вклад общей среды по сравнению с наследственными факторами было сложно выяснить. Исследования близнецов предложили противоречивые данные, а исследования разлученных близнецов не проводились. 76 Данные на животных и некоторых людях предполагают, что FGD могут передаваться через сложные генетические детерминанты, и несколько локусов недавно были связаны с PI-FGD. 34 Интересно, что гены, участвующие в врожденном иммунитете, функции кишечного барьера и цитокиновых или серотонинергических путях, были включены в эти локусы. 5,34,36,76,77 Одно небольшое исследование показало, что некоторые митохондриальные полиморфизмы обладают защитным действием. 78 Для подтверждения этих результатов необходимы более масштабные исследования.

Необходимы дальнейшие исследования генетического вклада в PI-FGD и FGD в целом. Оценку геномики можно сочетать с изучением изменений микробиома после естественных и контрольных инфекций. Было предложено использовать эндофенотипы в изучении генетического вклада в ФГД, как это использовалось для изучения генетики психического здоровья. 76

Модели на животных Разработано несколько моделей на животных, которые воспроизводят некоторые особенности PI-FGD после бактериального, паразитарного или химического воздействия. Обзор доступных моделей пришел к выводу, что они ослаблены тем фактом, что ни одна из моделей не воспроизводила все особенности и продолжительность заболевания, наблюдаемые при ФГД человека, и модели часто имели разные конечные результаты или не имели ключевых клинических характеристик (таких как висцеральная гиперчувствительность). , последовательные гистологические изменения и измененные привычки кишечника), общие для подобных моделей и людей. 13

В одной убедительной модели исследователи описали, как у одной трети крыс, инфицированных Campylobacter, развился глубокий дисбиоз и признаки иммунной активации слизистой, имитирующие активацию иммунной системы, наблюдаемую у людей. 79 Более того, уменьшение количества интерстициальных клеток Кахаля (ICC) после инфицирования предсказывало развитие SIBO. Два ограничения животной модели инфекции Campylobacter включают отсутствие острого заболевания и понимание патогенеза человека по сравнению с животным.

Краткая информация об авторстве

Имеющиеся данные свидетельствуют о высокой вероятности того, что ИГЭ увеличивает риск инцидентных ДДГ, хотя доказательства причинно-следственной связи различаются. Хотя для оценки рекомендаций по профилактике и лечению заболеваний существует схема, основанная на фактических данных, объективные критерии необходимы для критической оценки эпидемиологических данных о причинно-следственной связи. 80,81 Одна такая система — структура оценки, разработки и оценки рекомендаций (GRADE) — недавно была предложена в качестве системы, которую можно было бы адаптировать. 82

GRADE и аналогичные структуры предоставляют подробное описание качества данных, поддерживающих решения о лечении или профилактике, обычно рассматривая рандомизированные контролируемые испытания как доказательства самого высокого качества. Хотя таких данных для эпидемиологии не существует, система GRADE, которая одинаково взвешивает качество соответствующих экспериментальных и наблюдательных данных, была предложена с применением критериев Хилла и может быть подходящей для использования. 83 Таблица 1 суммирует доказательства причинной связи (основанные на интерпретации авторов) для связи между острыми кишечными инфекциями (в целом) и развитием PI-FGD.Как и в случае с любой из этих классификационных структур, литература открыта для интерпретации, и данная область выиграет от независимой, тщательной оценки с использованием соответствующей структуры.

В этом обзоре остается ряд пробелов, включая определение специфического для патогена риска, спектр ассоциированных FGD и биологическую основу для объяснения задействованных механизмов, которые, в свою очередь, могут определять профилактические и терапевтические усилия. Одна из возникающих тем, которая должна направлять будущие исследования, — это то, как на риск
PI-FGD, как и в других сложных отношениях, влияют факторы хозяина, окружающей среды и агентов.Более того, наши знания о ФГД среди групп населения в развивающихся странах значительно недостаточны, учитывая известный высокий риск кишечной инфекции в этих группах населения. Необходимы дальнейшие эпидемиологические исследования, которые дополнят исследования на животных и другие клинические исследования.

В будущих эпидемиологических исследованиях включение микробиологических, иммунологических и генетических ковариат может помочь прояснить задействованные механизмы. Центральной проблемой будет выбор средств контроля, которые достоверно представляют генеральную совокупность, из которой происходят исследуемые случаи.Кроме того, необходимо пересмотреть определение случая и категоризацию, учитывая отсутствие специфичности текущих диагностических критериев ФГД. Важные ковариаты демографических / поведенческих факторов (сопутствующие психологические заболевания, семейный анамнез ФГД и стрессовая среда) следует оценивать как независимые факторы, а также как модификаторы воздействия.

Бремя болезней

Бремя болезней определяется как воздействие определенного заболевания на здоровье населения.Двумя наиболее распространенными подходами к измерению бремени болезней являются год жизни с поправкой на инвалидность (DALY) и год жизни с поправкой на качество (QALY). Несмотря на то, что они связаны (теоретически, они противоположны друг другу), их отношения более тонкие. Тем не менее, оба измеряют воздействие болезни, учитывая уровень заболеваемости и смертности, тяжесть заболевания и годы, прожитые с заболеванием.

QALY — это показатель ожидаемой продолжительности жизни и качества жизни в определенном состоянии здоровья, где 1 представляет идеальное здоровье, а 0 — смерть. 84 Часто этот показатель помещается в контекст затрат, так что воздействие вмешательства может быть количественно определено как затраты на QALY.

Напротив, DALY представляет собой сумму лет жизни, потерянных из-за ранней смертности, и лет, потерянных из-за инвалидности (YLD). 84 Другие показатели бремени болезней включают сумму денег, потраченных на лечение и уход за пострадавшими, а также потерю производительности труда пострадавших. Данные QALY и DALY часто помогают при определении приоритетов исследовательских программ.

Ограниченные, но убедительные данные свидетельствуют о том, что постинфекционные желудочно-кишечные расстройства способствуют негативным последствиям для здоровья. В голландском исследовании 2008 года использовалась группа из 105 человек из общей популяции для расчета оценок времени-компромисса (TTO), преобразованных в оценку от 0 (смерть) до 1 (отличное здоровье) по методу годового профиля (APM). 85 Авторы сообщили о среднем значении TTO APM , равном 0,958 (стандартное отклонение [SD], 0,05) для IBS, и среднем значении TTO APM , равном 0.928 (SD, 0,10) для ежегодного рецидивирующего СРК. Чтобы сопоставить эти баллы с другими состояниями, аналогичные баллы TTO APM были сообщены для хронической, стойкой экземы и боли в спине / шее (0,950 и 0,928, соответственно). Используя эти оценки, Хаагсма и его коллеги подсчитали, что случаи PI-IBS, диагностированные в 2006 году в Нидерландах и связанные с инфекцией 3 распространенными бактериальными энтеропатогенами ( Campylobacter, Salmonella, и Shigella ), составляли более 2000 лет в год. 86 Используя идентичные меры риска PI-IBS (9%), продолжительности (5 лет) и веса инвалидности (0,042), те же самые 3 патогена, по оценкам, вызывают чуть менее 50000 YLD, связанных с IBS, в Соединенных Штатах ежегодно в США. связь с недавними оценками заболеваемости инфекционной диареей. 87

Финансовые последствия СРК описывались в нескольких отчетах, и относительное увеличение прямых годовых затрат на медицинское обслуживание среди пациентов с СРК по сравнению с референтной популяцией, не страдающей СРК, варьировалось от нескольких сотен 88 до более 1000 долларов США. 89 Вариабельность этих оценок, вероятно, возникает из-за использования уникальных исследуемых популяций и дизайнов. Кроме того, важно отметить, что существует вероятность вариабельности инвалидности с PI-IBS и поведения при обращении за медицинской помощью по многочисленным демографическим характеристикам (таким как пол), а также сопутствующим заболеваниям. 90 Важно отметить, что Леви и его коллеги отметили, что значительная часть медицинских расходов среди пациентов с СРК была связана с негастроинтестинальными жалобами. 89

Хотя эти исследования дают представление о затратах, связанных с СРК всех причин, неясно, аналогичны ли эти оценки для PI-СРК. В будущих исследованиях следует попытаться разделить затраты на эпизоды СРК после ИГЭ. Эти прямые медицинские расходы добавляются к экономическим и социальным издержкам, связанным с острыми болезнями пищевого происхождения, которые оцениваются в 133 миллиарда долларов. 91

По оценкам последних исследований, примерно 33% всех случаев СРК в США связаны с предшествующим ИГЭ. 92 Учитывая, что исторические оценки общей годовой стоимости СРК в США исчисляются миллиардами долларов, 93 первичная профилактика ИГЭ путем изменения политики в отношении пищевых продуктов или вакцин в группах высокого риска или третичной профилактики с помощью более эффективных методов лечения. может обеспечить значительную экономию средств в будущем.

Хотя эти исследования дают первоначальную оценку бремени болезней СРК, они также выявляют важные пробелы в нашем понимании. Во-первых, использование оценок параметров, специфичных для PI-IBS, осложняется их скудной доступностью.Большинство исследований, описывающих бремя PI-IBS, основывались на оценках идиопатического IBS. Одним из параметров, о котором непоследовательно сообщалось в исследованиях PI-IBS, является продолжительность симптомов после первоначального появления. Ошибочные оценки продолжительности симптомов представляют собой вариации в методологии исследования и продолжительности наблюдения. Например, Маршалл и его коллеги начали долгосрочное наблюдение за пациентами после крупной вспышки энтерогеморрагической инфекции Escherichia coli и Campylobacter jejuni, передаваемой через воду. 94 Благодаря первоначальным усилиям по определению затронутой когорты и неэкспонированной эталонной популяции, исследователи смогли детализировать начальный риск PI-IBS и проследить персистентность IBS и изменение фенотипов болезни до 8 лет с момента первоначальной вспышки, используя стандартизированная методология.

Напротив, Джи и его коллеги определили гораздо меньшее количество субъектов, заболевших пищевой вспышкой Shigella sonnei , и сообщили о симптомах СРК у этих субъектов в течение 1 года после контакта. 28 Из-за временного характера 3-, 6- и 12-месячных обследований авторы использовали отдельные определения симптомов СРК (Рим I: 3- и 6-месячные обследования) и СРК (Рим II: 12- только месячный опрос). Таблица 2 включает список когортных исследований, в которых могут быть извлечены данные о персистенции заболевания после первоначального инфицирования, и подчеркивает некоторую неоднородность исследований. Важно отметить, что исследования, проведенные на сегодняшний день, показывают, что примерно у 50% пациентов с PI-IBS наблюдаются стойкие симптомы до 5 лет после спровоцировавшего инфекционного эпизода; однако необходимы дополнительные исследования для улучшения оценок продолжительности PI-IBS и других PI-FGD.

Еще одним важным компонентом при расчете бремени болезней, в частности DALY, является вес инвалидности, используемый для характеристики тяжести заболевания по шкале от 0 (безупречное здоровье) до 1 (смерть). В настоящее время для СРК опубликован только единичный вес нетрудоспособности 0,042. 85 Хотя полезность веса инвалидности заключается в том, что он позволяет фиксировать степень тяжести заболевания среди групп населения, такая фиксированная мера подвергается критике как чрезмерно упрощенная и может переоценивать или недооценивать истинное бремя для данной группы населения. 95,96 Кроме того, единственная опубликованная оценка не является специфичной для PI-IBS, и сравнение идиопатического IBS и тяжести PI-IBS ограничено.

Сравнивая пациентов с PI-IBS и идиопатическим IBS, DuPont и коллеги сообщили о различиях в клинической картине и влиянии на повседневную деятельность, указывая на то, что IBS не является однородным расстройством и что при попытках количественно оценить бремя PI-IBS следует использовать PI-IBS– оценки конкретных параметров. 97 Это дополнительно усугубляется развитием других ФГД, включая диспепсию и запор, после ИГЭ. 29,30,98,99 Часто эти исходы представляют собой комплекс заболеваний с множеством симптомов и диагнозов, которые могут дополнительно изменить оценки веса инвалидности. Наконец, необходимы всесторонние исследования стоимости болезни, которые включают в себя как экономические, так и социальные издержки для широкого спектра ФГД и других последствий (например, реактивного артрита, синдрома Гийена-Барре и ВЗК) и специфичных для конкретных патогенов и / или источники пищи. Такие исследования необходимы для определения приоритета политики и исследовательских усилий, связанных с болезнями пищевого происхождения, по сравнению с другими серьезными проблемами общественного здравоохранения.

Клиническая характеристика и лечение заболеваний

Предыдущие попытки объединить гипотезу для объяснения причины ФГД признали отсутствие известного механизма, объясняющего перекрытие симптомов при СРК, функциональной диспепсии, хронической боли в животе или хронической усталости. 100 ФГД в настоящее время определяются критериями Рима III как группа симптомов без очевидного структурного или биохимического объяснения. 99 Однако, как описано ранее, исследования за последнее десятилетие привели к значительному прогрессу в понимании биологической правдоподобности PI-FGD.Хотя эти данные обнадеживают, они не дают полного объяснения того, кто может подвергаться риску развития хронического желудочно-кишечного расстройства, и мало известно о том, как лучше всего лечить таких пациентов. Прогнозирование того, какие пациенты подвергаются наибольшему риску после разрешения индексной инфекции, может позволить более быстрое и экономичное лечение. Это также поможет упростить уход за людьми с похожими симптомами и инфекциями, что позволит создать более полные модели заболеваний и создать основу для терапевтических вмешательств.

Оценка рисков

Выявление независимых факторов риска может выявить субпопуляции с повышенным риском ФГД после инфекции. Отчеты указывают на повышенную распространенность среди женщин по сравнению с мужчинами с относительным риском от 1,47 до 2,86. 16 Стрессовые жизненные события и психические расстройства — в частности, тревожные расстройства, депрессия, невротизм, стресс и негативное восприятие болезни — были определены как потенциальные триггеры для развития СРК после желудочно-кишечной инфекции. 101 Эти факторы риска хозяина, хотя и присутствуют не во всех исследованных когортах, в целом частично совпадают с ФГД. Четкое понимание того, как эти факторы взаимодействуют и способствуют изменениям в организме хозяина, которые затем приводят к появлению симптомов, в настоящее время является умозрительным.

В отличие от других желудочно-кишечных заболеваний, таких как панкреатит, острое желудочно-кишечное кровотечение и цирроз, не существует сертифицированной шкалы риска, которая могла бы идентифицировать или предсказать тяжесть и вероятность долгосрочных осложнений для тех людей, у которых развивается подозрение на PI-IBS. 102-104 Табан и его коллеги разработали систему оценки, которая продемонстрировала хорошую точность прогнозирования между моделями деривации и валидации с помощью логистического регрессионного анализа, в котором пол, продолжительность диарейного заболевания, длящегося более 7 дней, максимальное количество стула в день, Наличие спазмов в животе, лихорадки и потери веса более чем на 10 фунтов использовались в качестве независимых переменных для создания системы оценки вероятности низкого, среднего и высокого риска развития долгосрочного ИП-СРК. 39 Несмотря на то, что это довольно обширная система баллов, она не включает возраст, психологические или физические сопутствующие заболевания, все из которых являются независимыми рисками, которые были связаны с PI-IBS в других исследованиях. 7,17,105 Он также не учитывает другие сопутствующие PI-FGD при отсутствии измененных привычек кишечника, таких как диспепсия, вздутие живота или хроническая боль в животе. Это подчеркивает то, что остается несоответствие в отношении того, кто действительно подвержен риску развития PI-FGD, и что необходимы более контролируемые исследования для дальнейшей характеристики заболевания.

Проблема с определением

PI-IBS в настоящее время определяется как острое начало новых симптомов IBS у человека, который ранее не соответствовал критериям IBS сразу после острого заболевания, характеризуемого двумя или более из следующих признаков: лихорадка, рвота, диарея или положительный бактериальный посев стула. 106 Однако, учитывая совпадение симптомов среди PI-FGD и текущих доступных исследований уникальных генетических рисков, изменений в микробиоме, нейроэндокринных аномалий и гистологического воспаления, разумно предположить, что наши текущие определения PI-IBS и PI-FGD устарели.Например, в настоящее время существуют отдельные Римские критерии для диагностики различных форм СРК и функциональной диспепсии; однако определения не учитывают частичное совпадение симптомов, не говоря уже о возможности того, что инфекционные агенты действуют как триггеры заболевания. 107,108

Ханевик и его коллеги отметили значительное совпадение у пациентов с СРК и диспепсией после заражения Giardia , причем наиболее частыми симптомами были вздутие живота, тошнота и диарея. 66 Ван и его коллеги подтвердили выводы о существовании значительного дублирования, в частности отметив, что вздутие живота и сытость после приема пищи были независимыми факторами риска развития как СРК, так и диспепсии, а не одного отдельно взятого, но, к сожалению, исследование не включала постинфекционную когорту. 109

Требуется более идеальное определение постинфекционной дисфункции кишечника. Такое определение должно идентифицировать конкретные инфекционные причины и множество желудочно-кишечных симптомов, которые могут включать боль или дискомфорт в эпигастрии (которые могут быть отчетливыми), вздутие живота и тошноту, которые могут проявляться отдельно или в сочетании с изменениями стула и спазмами внизу живота.Иммунологические и гистологические изменения предпочтительно должны быть включены вместе с ответом на определенные стратегии лечения; однако потребуются крупные проспективные исследования среди различных групп населения с подробной информацией о воздействии и установлением ранее существовавшей дисфункции кишечника с долгосрочным наблюдением.

Чтобы лучше определить состояние, сначала может быть полезно дифференцировать пациентов с первичными диспепсическими симптомами от пациентов с измененной дефекацией и независимо анализировать факторы риска, гистопатологические изменения и реакцию на лечение.Эти данные могут быть использованы для формулирования более полного определения PI-FGD и помочь отличить его от других функциональных состояний. Наконец, с дополнительным пониманием механизмов заболевания и уточнением классификаций симптомов, особенно среди состояний, вызванных кишечной инфекцией, возможно, пришло время выйти за рамки «функциональной» классификации болезней, которая часто представляет собой дисфункциональную парадигму как для пациента, так и для врача.

Управление болезнями

Отсутствуют успешные методы лечения, специфичные для PI-FGD, и большинство опубликованных данных относятся исключительно к IBS.Генерализованное лечение PI-IBS основано на идиопатической терапии IBS и направлено на облегчение симптомов. Текущее обоснование поддерживает изменение образа жизни путем изменения диеты, улучшения гигиены сна, увеличения регулярной физической активности и прекращения использования потенциальных факторов окружающей среды, таких как алкоголь, кофеин и табачные изделия. 110 Последние данные показывают, что диета с низким содержанием ферментируемых сложных сахаров и отказ от глютена, даже у тех, кто не соответствует определению целиакии, приводит к уменьшению вздутия живота, газов и изменению симптомов привычки кишечника. 111 Было показано, что спазмолитики, такие как дицикломин, уменьшают боль в животе и улучшают качество жизни у некоторых пациентов с СРК с диареей (СРК-Д) или с чередованием СРК, тогда как использование дополнительных пищевых волокон для лечения боли мало перспективно. , вздутие живота или общие симптомы. 112 Кроме того, лоперамид с титрованием дозы до оптимального эффекта используется для уменьшения частоты испражнений у людей с преобладающими симптомами диареи. 113

Напротив, слабительные и размягчители стула могут быть полезными для подгруппы пациентов, страдающих СРК с запорами.Несколько исследований также оценили использование трициклических антидепрессантов (ТЦА) и обнаружили значительное улучшение обезболивания и снижение частоты стула по сравнению с плацебо 114 ; однако никаких конкретных испытаний с использованием ТЦА в популяции PI-IBS не проводилось. Одно плацебо-контролируемое испытание, оценивающее использование преднизолона при ИП-СРК, продемонстрировало снижение количества Т-лимфоцитов в слизистой оболочке прямой кишки; тем не менее, это не уменьшило симптомы боли в животе, диареи или позывов к калу. 115 Имеются данные, позволяющие предположить, что метаболизм серотонина изменяется как при PI-IBS, так и при не PI-IBS, и что стимуляция рецепторов 5-HT 3 увеличивает висцеральную гиперчувствительность и изменяет перистальтику кишечника. 68 Алосетрон (Lotronex, Prometheus), антагонист рецепторов 5HT 3 , оказался эффективным у пациентов женского пола с СРК-Д. 116 Однако это не изучалось у пациентов с PI-IBS или мужчин; таким образом, польза терапии для этих групп населения неизвестна.Само собой разумеется, что многие из тех же лекарств и диетических изменений можно использовать и в популяции PI-IBS; однако необходимо провести больше испытаний в этой конкретной группе населения.

Область растущего интереса к лечению PI-IBS — это манипуляции с кишечной флорой. Поскольку определенные бактерии обычно связаны с развитием симптомов PI-IBS, разумно предположить, что индексная инфекция не только вызывает воспаление слизистой оболочки, но и изменяет флору кишечника.Как описано ранее, на одной модели животных оценивали плотность ICC у крыс, подвергшихся воздействию C. jejuni , по сравнению с контрольными крысами. У крыс, подвергшихся воздействию C. jejuni , наблюдалось снижение кишечного ICC и повышенный риск развития SIBO через 3 месяца после выздоровления от инфекции. 79 Интересно, что у крыс, получавших рифаксимин (Xifaxan, Salix), была более высокая скорость выделения стула и уменьшилась продолжительность колонизации C. jejuni , а также более нормальный стул через 3 месяца после инфицирования. 117 Гистологические изменения слизистой оболочки после профилактического лечения не оценивались. Эти данные предполагают, что дисбактериоз может играть важную роль в патологии и является потенциальной целевой областью для терапевтического вмешательства. Использование пробиотиков показало многообещающие результаты в уменьшении боли / дискомфорта в животе, вздутия живота и частоты дефекации; однако никаких исследований в подгруппе PI-IBS не проводилось. 118

Самым интересным лекарственным средством, появившимся в последние годы, является рифаксимин для лечения СРК.Рифаксимин — это неабсорбируемый антибиотик широкого спектра действия для перорального применения, который воздействует на кишечник и имеет низкий профиль резистентности. Недавнее исследование, проведенное Пиментелом и его коллегами, показало, что пероральный рифаксимин в дозе 550 мг 3 раза в день в течение 2 недель был значительно лучше, чем плацебо, в обеспечении общего облегчения симптомов СРК. 119 К сожалению, в этом исследовании не было описано различий между субпопуляциями PI-IBS и субпопуляциями без PI-IBS.

Несмотря на многообещающие исследования на животных, в которых рифаксимин, по-видимому, снижает скорость развития хронических изменений кишечника после инфекции, как отмечалось ранее, не было опубликовано данных исследований на людях, демонстрирующих предотвращение PI-IBS с помощью этого специфического антибиотика.Теоретически химиопрофилактика рифаксимином кишечной инфекции в группах высокого риска, таких как путешественники, может снизить как риск и стоимость острого заболевания, так и хронических долгосрочных последствий. 120 Было бы полезно продолжить исследования в этой области.

Хотя необходимы новые терапевтические стратегии, эпидемиологические исследования могут оказаться полезными. В частности, могут быть полезны крупные регистрационные исследования, включающие пациентов с PI-FGD и контрольную группу, наряду с конкретной информацией об используемых методах лечения, модификациях диеты и изменениях функциональных симптомов кишечника.Кроме того, в будущих исследованиях вакцин, а также химиопрофилактических вмешательств против острых кишечных инфекций может быть рассмотрен сбор данных о профилактике ФГД, а также о конечных точках первичных острых заболеваний.

Заключение

Прошло почти столетие с тех пор, как после острого дизентерийного эпизода диареи наблюдались хронические изменения кишечника, причем один из самых ранних случаев был среди британских солдат во время Первой мировой войны. 121 Это наблюдение побудило серию основных эпидемиологических исследований для дальнейшего определения наличие истинной связи между желудочно-кишечными инфекциями и ФГД.Хотя мы считаем, что убедительность доказательств поддерживает такую ​​связь с предполагаемыми доказательствами причинно-следственной связи, необходимы дальнейшие исследования, особенно в области ДФГ без СРК и патоген-специфической атрибуции. Ценность такого исследования выходит за рамки критического вопроса о происхождении болезни, и полученные результаты будут способствовать исследованиям в других научных областях. Например, убедительность доказательств связи между Campylobacter и PI-IBS на основе вспышки болезни в Уокертоне, Онтарио, побудила исследователей начать клинические исследования, а также исследования на животных моделях, которые улучшили наше понимание патогенеза заболевания.Пробелы в эпидемиологических исследованиях указаны в таблице 3.

Важнейшая роль эпидемиологических исследований заключается в описании бремени определенных болезней и состояний здоровья по сравнению с другими. Это важно на уровне общества с целью оптимизации ресурсов для сохранения здоровья большей части населения при умеренных затратах. Чтобы лучше прояснить относительную важность категорий болезней, необходим ряд факторов, помимо строгого перечисления относительного бремени болезней.Хорошо спланированные исследования стоимости болезни и бремени болезни могут повысить внимание к ФГД, которые в значительной степени способствуют увеличению инвалидности и снижению качества жизни.

Наконец, эпидемиологические исследования играют важную роль в помощи в более точной классификации определенных подгрупп, затронутых PI-FGD. Разработка согласованных стандартных определений случаев и критериев контрольного раздела, которые используются проспективно, значительно улучшит качество данных и поможет сделать результаты сопоставимыми для нескольких типов населения.

Хотя вполне вероятно, что патогенные механизмы PI-FGD различны, проспективное исследование, оценивающее естественный анамнез заболевания и эффективность различных методов лечения, диет и терапий, могло бы быть разработано с помощью многоцентрового реестра / когортного исследования. Учитывая распространенность острого гастроэнтерита и абсолютный риск PI-FGD, основанный на текущих данных, такое исследование могло бы охватить адекватное количество субъектов по разным пациентам и подтипам FGD. Добавление отобранных биологических образцов значительно обогатит эти данные и предоставит платформу для нового исследования характеристик болезней и патогенеза.

Мнения и утверждения в данном документе не должны рассматриваться как официальные или отражающие точку зрения Министерства военно-морского флота, Министерства обороны или правительства США. Это работа правительства США. Нет никаких ограничений на его использование. Ни у одного из авторов не было финансовых конфликтов интересов. Эта работа не была поддержана ни одним номером единицы работы.

Доктор Портер, доктор Гутьеррес и доктор Риддл являются сотрудниками правительства США или военнослужащими.Эта работа была подготовлена ​​в рамках служебных обязанностей. Раздел 17
U. S. C. §105 гласит, что «Защита авторских прав в соответствии с этим разделом недоступна для какой-либо работы правительства Соединенных Штатов». Раздел 17 U. S. C. §101 определяет работу правительства США как работу, подготовленную военнослужащим или служащим правительства США в рамках официальных обязанностей этого лица.

Список литературы

1. Hungin AP, Whorwell PJ, Tack J, Mearin F. Распространенность, модели и влияние синдрома раздраженного кишечника: международный опрос 40 000 субъектов. Aliment Pharmacol Ther. 2003; 17: 643-650.

2. Локк Г.Р., 3-й, Зевн Б.П., Воллан П.К., Мелтон Л.Дж. Частота клинического диагноза синдрома раздраженного кишечника у населения США. Aliment Pharmacol Ther. 2004; 19: 1025-1031.

3. Verdu EF, Riddle MS. Хронические желудочно-кишечные последствия острой инфекционной диареи: эволюция концепций в эпидемиологии и патогенезе. Am J Gastroenterol. 2012; 107: 981-989.

4. Сергини М., Каруи С., Бубакер Дж., Филали А. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника [на французском языке]. Tunis Med. 2012; 90: 205-213.

5. Башашати М., Резаи Н., Эндрюс С.Н. и др. Цитокины и синдром раздраженного кишечника: где мы находимся? Цитокин. 2012; 57: 201-209.

6. Дальквист Г., Писсево Х. Синдром раздраженного кишечника: роль кишечной микробиоты, патогенез и терапевтические цели. Acta Gastroenterol Belg. 2011; 74: 375-380.

7. Дай Ч., Цзян М. Заболеваемость и факторы риска постинфекционного синдрома раздраженного кишечника: метаанализ. Гепатогастроэнтерология. 2012; 59: 67-72.

8. Schwille-Kiuntke J, Frick JS, Zanger P, Enck P. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника — обзор литературы. Z Гастроэнтерол. 2011; 49: 997-1003.

9. Нахас Р. Синдром раздраженного кишечника: общие перспективы интегративной медицины. Chin J Integr Med. 2011; 17: 410-413.

10. Паллотти Ф., Фогаччи Э., Фризони С. и др. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника [на итальянском языке]. Clin Ter. 2011; 162: 157-161.

11. Ghoshal UC, Ranjan P. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника: прошлое, настоящее и будущее. J Gastroenterol Hepatol. 2011; 26 (приложение 3): 94-101.

12. Лю Дж., Хоу Х. Обзор эпидемиологических, патогенетических и патофизиологических исследований синдрома раздраженного кишечника в Китае. J Gastroenterol Hepatol. 2011; 26 (приложение 3): 88-93.

13. Цинь Х.Й., Ву Дж.С., Тонг XD, Сун Дж.Дж., Сюй Х.X, Бянь ZX. Систематический обзор животных моделей постинфекционного / поствоспалительного синдрома раздраженного кишечника. Дж Гастроэнтерол. 2011; 46: 164-174.

14. Gwee KA. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника, воспалительно-иммунологическая модель, имеющая отношение к другим СРК и функциональной диспепсии. J Neurogastroenterol Motil. 2010; 16: 30-34.

15. Ghoshal UC, Park H, Gwee KA.Ошибки и синдром раздраженного кишечника: хорошее, плохое и уродливое. J Gastroenterol Hepatol. 2010; 25: 244-251.

16. Thabane M, Marshall JK. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника. World J Gastroenterol. 2009; 15: 3591-3596.

17. Гровер М., Херфарт Х., Дроссман Д.А. Функционально-органическая дихотомия: постинфекционный синдром раздраженного кишечника и воспалительное заболевание кишечника – синдром раздраженного кишечника. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2009; 7: 48-53.

18. Dupont AW. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника. Curr Gastroenterol Rep. 2007; 9: 378-384.

19. Табане М., Коттаччи Д.Т., Маршалл Дж. Систематический обзор и метаанализ: частота и прогноз постинфекционного синдрома раздраженного кишечника. Aliment Pharmacol Ther. 2007; 26: 535-544.

20. Параскандола М. Причины, риски и вероятности: вероятностные концепции причинности в эпидемиологии хронических заболеваний. Пред. Мед. 2011; 53: 232-234.

21. Evans AS. Причинно-следственная связь и заболевание: новый взгляд на постулаты Генле – Коха. Йельский университет, биол. Мед. 1976; 49: 175-195.

22. Маршалл Б.Дж., Армстронг Д.А., Макгечи Д.Б., Глэнси Р.Дж. Попытка выполнить постулаты Коха для пилорического Campylobacter. Med J Aust. 1985; 142: 436-439.

23. Берд А. Эпистемологическая функция критериев Хилла. Пред. Мед. 2011; 53: 242-245.

24. Szklo M, Nieto FJ, eds. Эпидемиология: помимо основ. 2-е изд. Садбери, Массачусетс: издательство «Джонс и Бартлетт»; 2007.

25. Halvorson HA, Schlett CD, Riddle MS. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника — метаанализ. Am J Gastroenterol. 2006; 101: 1894-1899.

26. Руигомес А., Гарсия Родригес Л.А., Панес Дж. Риск синдрома раздраженного кишечника после эпизода бактериального гастроэнтерита в общей практике: влияние сопутствующих заболеваний. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2007; 5: 465-469.

27. Занини Б., Риччи С., Бандера Ф. и др.Заболеваемость постинфекционным синдромом раздраженного кишечника и функциональными кишечными расстройствами после вспышки водного вирусного гастроэнтерита. Am J Gastroenterol. 2012; 107: 891-899.

28. Джи С., Пак Х, Ли Д., Сон Ю. К., Чхве Дж. П., Ли С. И.. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника у пациентов с инфекцией Shigella . J Gastroenterol Hepatol. 2005; 20: 381-386.

29. Портер С.К., Гормли Р., Триббл Д.Р., Кэш Б.Д., Риддл М.С. Заболеваемость и риск желудочно-кишечных инфекций функциональных желудочно-кишечных расстройств у здорового взрослого населения США. Am J Gastroenterol. 2010; 106: 130-138.

30. Tuteja AK, Talley NJ, Gelman SS, et al. Развитие функциональной диареи, запора, синдрома раздраженного кишечника и диспепсии во время и после поездки за пределы США. Dig Dis Sci. 2008; 53: 271-276.

31. Маршалл Дж. К., Табейн М., Боргаонкар М. Р., Джеймс С. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника после пищевой вспышки острого гастроэнтерита, приписываемой вирусному патогену. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2007; 5: 457-460.

32. Мерин Ф., Перес-Оливерас М, Перелло А. и др. Диспепсия и синдром раздраженного кишечника после вспышки гастроэнтерита Salmonella : когортное исследование с последующим наблюдением в течение одного года. Гастроэнтерология. 2005; 129: 98-104.

33. Парри С.Д., Стэнсфилд Р., Джелли Д. и др. Синдром раздраженного кишечника чаще встречается у пациентов с бактериальным гастроэнтеритом? Исследование методом случай-контроль на уровне сообщества. Am J Gastroenterol. 2003; 98: 327-331.

34. Виллани А.С., Лемир М., Табане М. и др. Генетические факторы риска постинфекционного синдрома раздраженного кишечника после вспышки гастроэнтерита, передаваемого через воду. Гастроэнтерология. 2010; 138: 1502-1513.

35. Портер К.К., Триббл Д.Р., Алиага ПА, Халворсон Х.А., Риддл М.С. Инфекционный гастроэнтерит и риск развития воспалительного заболевания кишечника. Гастроэнтерология. 2008; 135: 781-786.

36. Свон С., Дюрудье Н. П., Кэмпбелл Е. и др. Выявление и тестирование потенциальных генетических полиморфизмов при синдроме раздраженного кишечника (СРК): связь с TNFSF15 и TNFalpha. Gut. 2012 8 июня. Epub опережает печать.

37. Портер С.К., Кэш Б.Д., Пиментел М, Акинсай А, Риддл М.С. Риск воспалительного заболевания кишечника после диагноза синдрома раздраженного кишечника. БМЦ Гастроэнтерол. 2012; 12: 55.

38. Маршалл Дж. К., Табейн М., Гарг А. Х., Кларк В. Ф., Сальвадори М., Коллинз С. М.. Заболеваемость и эпидемиология синдрома раздраженного кишечника после крупной вспышки бактериальной дизентерии, передаваемой через воду. Гастроэнтерология. , 2006; 131: 445-450; Виктория 660.

39. Табане М., Симунович М., Ахтар-Данеш Н., Маршалл Дж. Разработка и проверка шкалы риска постинфекционного синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol. 2009; 104: 2267-2274.

40. Меарин Ф. Постинфекционные функциональные желудочно-кишечные расстройства. Дж Клин Гастроэнтерол. 2011; 45 (доп.): S102-S105.

41. Dupont HL. Желудочно-кишечные инфекции и развитие синдрома раздраженного кишечника. Curr Opin Infect Dis. 2011; 24: 503-508.

42. Sethi S, Garey KW, Arora V, et al. Повышенная частота синдрома раздраженного кишечника и функциональных желудочно-кишечных расстройств после инфицирования Clostridium difficile . J Hosp Infect. 2011; 77: 172-173.

43. Табане М., Симунович М., Ахтар-Данеш Н., Гарг А. Х., Кларк В. Ф., Маршалл Дж. К.. Кластеризация и стабильность функциональных симптомов нижних отделов ЖКТ после кишечной инфекции. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2012; 24: 546-552, e252.

44.Нил К.Р., Хебден Дж., Спиллер Р. Распространенность желудочно-кишечных симптомов через шесть месяцев после бактериального гастроэнтерита и факторы риска развития синдрома раздраженного кишечника: почтовый опрос пациентов. BMJ. 1997; 314: 779-782.

45. Морабия А. Пока лаборатория не заберет это у эпидемиологии. Пред. Мед. 2011; 53: 217-220.

46. Коллинз С.М., Дену Е., Верду Е.Ф., Берчик П. Предполагаемая роль кишечной микробиоты в синдроме раздраженного кишечника. Dig Liver Dis. 2009; 41: 850-853.

47. Рутелла С., Локателли Ф. Дендритные клетки кишечника в патогенезе воспалительного заболевания кишечника. World J Gastroenterol. 2011; 17: 3761-3775.

48. Wells JM, Rossi O, Meijerink M, van Baarlen P. Эпителиальные перекрестные помехи на границе микробиоты и слизистой оболочки. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2011; 108 (приложение 1): 4607-4614.

49. Фукудо С., Канадзава М. Взаимодействие генов, окружающей среды и кишечника при синдроме раздраженного кишечника. J Gastroenterol Hepatol. 2011; 26 (приложение 3): 110-115.

50. Мерин Ф., Перелло А., Бальбоа А. и др. Патогенетические механизмы постинфекционных функциональных расстройств ЖКТ: результаты через 3 года после гастроэнтерита. Сканд Дж Гастроэнтерол. 2009; 44: 1173-1185.

51. Юнг И.С., Ким Х.С., Пак Х., Ли С.Л. Клиническое течение постинфекционного синдрома раздраженного кишечника: пятилетнее наблюдение. Дж Клин Гастроэнтерол. 2009; 43: 534-540.

52.Ландзберг Б.Р., Коннор Б.А. Постоянная диарея у возвращающегося путешественника: не ограничивайтесь хронической инфекцией. Сканд Дж Гастроэнтерол. 2005; 40: 112-124.

53. Мисра С., Сабуи Т.К., Басу С., Пал Н. Проспективное исследование ротавирусной диареи у детей в возрасте до 1 года. Clin Pediatr (Phila). 2007; 46: 683-688.

54. Грин П., Джабри Б. Целиакия. Ланцет. 2003; 362: 383-391.

55. Мендельсон RM, Райт С.Г., Томкинс AM. Глютеновая болезнь проявляется нарушением всасывания из тропиков. Gut. 1978; 19: 992.

56. Риддл М.С., Мюррей Дж. Заболеваемость и риск глютеновой болезни у здорового взрослого населения США. Am J Gastroenterol. 2012; 107: 1248-1255.

57. Зеленый PH, Селье С. Целиакия. N Engl J Med. 2007; 357: 1731-1743.

58. Тронкон Р., Бхатнагар С., Бутцнер Д., Камерон Д., Хилл I, Хоффенберг Э. Европейское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания. Целиакия и другие иммунологически опосредованные расстройства желудочно-кишечного тракта: отчет Рабочей группы о втором Всемирном конгрессе педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и питания. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр. 2004; 39: S601-S610.

59. van Sommeren S, Visschedijk MC, Festen EA, et al. HNF4α и CDh2 связаны с язвенным колитом в когорте голландцев. Воспаление кишечника. 2011; 17: 1714-1718.

60. Salonen A, de Vos WM, Palva A. Желудочно-кишечная микробиота при синдроме раздраженного кишечника: современное состояние и перспективы. Микробиология. 2010; 156: 3205-3215.

61. Тош П.К., McDonald LC. Инфекционный контроль в эпоху множественной лекарственной устойчивости: забота о микробиоме человека. Clin Infect Dis. 2012; 54: 707-713.

62. Rajilic-Stojanovic M, Biagi E, Heilig HG, et al. Глобальный и глубокий молекулярный анализ микробиоты в образцах кала пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Гастроэнтерология. 2011; 141: 1792-1801.

63. Талли, штат Нью-Джерси, Фодор А.А. Жуки, стул и синдром раздраженного кишечника: слишком много — так плохо, как мало? Гастроэнтерология. 2011; 141: 1555-1559.

64. Кэрролл И.М., Рингель-Кулька Т., Кеку Т.О. и др.Молекулярный анализ микробиоты кишечника, связанной с просветом и слизистыми оболочками, при синдроме раздраженного кишечника с преобладанием диареи. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2011; 301: G799-G807.

65. Сойтюрк М., Акпинар Х., Гурлер О. и др. Синдром раздраженного кишечника у лиц, заболевших трихинеллезом. Am J Gastroenterol. 2007; 102: 1064-1069.

66. Ханевик К., Диздар В., Лангеланд Н., Хаускен Т. Развитие функциональных желудочно-кишечных расстройств после инфицирования Giardia lamblia . БМЦ Гастроэнтерол. 2009; 9: 27.

67. Uzoigwe JC, Khaitsa ML, Gibbs PS. Эпидемиологические доказательства того, что Mycobacterium avium подвид паратуберкулеза является причиной болезни Крона. Эпидемиол. Инфекция. 2007; 135: 1057-1068.

68. Китинг С., Бейак М., Фоли С. и др. Афферентная гиперчувствительность в мышиной модели поствоспалительной дисфункции кишечника: роль измененного метаболизма серотонина. J. Physiol. 2008; 586: 4517-4530.

69.Ли KJ, Ким YB, Ким JH, Квон ХК, Ким Д.К., Чо SW. Изменение количества энтерохромаффинных клеток, тучных клеток и Т-лимфоцитов собственной пластинки при синдроме раздраженного кишечника и его взаимосвязь с психологическими факторами. J Gastroenterol Hepatol. 2008; 23: 1689-1694.

70. Барбара Дж., Кремон С., Карини Дж. И др. Иммунная система при синдроме раздраженного кишечника. J Neurogastroenterol Motil. 2011; 17: 349-359.

71. Валентини Л., Эггерс Дж., Окенга Дж. И др. Связь между проницаемостью плотных соединений кишечника и электрическим сопротивлением всего тела у здоровых людей: гипотеза. Питание. 2009; 25: 706-714.

72. Камиллери М., Мадсен К., Спиллер Р., Гринвуд-Ван Меервельд Б., Верн Г.Н. Функция кишечного барьера при здоровье и желудочно-кишечных заболеваниях. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2012; 24: 503-512.

73. Барбара Г., Валланс Б.А., Коллинз С.М. Стойкая нервно-мышечная дисфункция кишечника после острой нематодной инфекции у мышей. Гастроэнтерология. 1997; 113: 1224-1232.

74. Bercik P, Wang L, Verdu EF, et al.Висцеральная гипералгезия и нарушение моторики кишечника на мышиной модели постинфекционной дисфункции кишечника. Гастроэнтерология. 2004; 127: 179-187.

75. Фернандес-Бланко Дж. А., Барбоса С., Санчес де Медина Ф, Мартинес В., Вергара П. Устойчивые изменения эпителиального барьера в модели постинфекционной дисфункции кишечника на крысах. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2011; 23: e523-e533.

76. Сайто Я. Роль генетики при СРК. Gastroenterol Clin North Am. 2011; 40: 45-67.

77. Камиллери М, Кацка Д.А. Генетическая эпидемиология и фармакогенетика при синдроме раздраженного кишечника. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2012; 302: G1075-G1084.

78. Камиллери М., Карлсон П., Зинсмайстер А.Р. и др. Митохондриальная ДНК, моторные и сенсорные функции желудочно-кишечного тракта при здоровых и функциональных желудочно-кишечных расстройствах. Am J Physiol Gastrointest Liver Physiol. 2009; 296: G510-G516.

79. Jee SR, Morales W., Low K, et al.Плотность ICC предсказывает избыточный бактериальный рост на крысиной модели постинфекционного СРК. World J Gastroenterol. 2010; 16: 3680-3686.

80. Целевая группа превентивных служб США. Руководство по клиническим профилактическим службам: отчет Рабочей группы США по профилактическим службам. Вашингтон, округ Колумбия: ДИАНА Паблишинг; 1989.

81. Ховик Дж., Чалмерс И., Гласзиу П. и др. Объяснение уровней доказательности Оксфордского центра доказательной медицины (OCEBM) 2011 г. (справочный документ).Оксфордский центр доказательной медицины. http://www.cebm.net/index.aspx?o=5653. По состоянию на 4 февраля 2013 г.

82. Durrheim DN, Reingold A. Изменение структуры GRADE может принести пользу общественному здравоохранению. J Epidemiol Community Health. 2010; 64: 387.

83. Schunemann H, Hill S, Guyatt G, Akl EA, Ahmed F. Подход GRADE и критерии причинности Брэдфорда Хилла. J Epidemiol Community Health. 2011; 65: 392-395.

84. Robberstad B. QALY по сравнению с DALY по сравнению с полученным LY: в чем разница и какое значение они имеют для определения приоритетов здравоохранения? Norsk Epidemiologi. 2005; 15: 183-191.

85. Янссен М.Ф., Бирни Э., Бонсель Г. Выполнимость и надежность метода годового профиля для расчета QALY для краткосрочных состояний здоровья. Принятие решений в медицине. 2008; 28: 500-510.

86. Haagsma JA, Siersema PD, De Wit NJ, Havelaar AH. Бремя болезней постинфекционного синдрома раздраженного кишечника в Нидерландах. Эпидемиол. Инфекция. 2010; 138: 1650-1656.

87. Scallan E, Hoekstra RM, Angulo FJ, et al. Болезни пищевого происхождения, приобретенные в США — основные патогены. Emerg Infect Dis. 2011; 17: 7-15.

88. Патель Р.П., Петитта А., Фогель Р., Петерсон Е., Заровиц Б.Дж. Экономические последствия синдрома раздраженного кишечника в условиях управляемой медицинской помощи. Дж Клин Гастроэнтерол. 2002; 35: 14-20.

89. Леви Р.Л., Фон Корфф М., Уайтхед В.Е. и др. Стоимость ухода за пациентами с синдромом раздраженного кишечника в организации здравоохранения. Am J Gastroenterol. 2001; 96: 3122-3129.

90. Тан Ю. Р., Ян В. В., Ван Ю. Л., Линь Л.Половые различия в симптомах и психологических факторах, влияющих на качество жизни пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Eur J Gastroenterol Hepatol. 2012; 24: 702-707.

91. Scharff RL. Связанные со здоровьем расходы в связи с болезнями пищевого происхождения в Соединенных Штатах: Проект безопасности пищевых продуктов. http://www.pewhealth.org/uploadedFiles/PHG/Content_Level_Pages/Reports/PSP-Scharff%20v9.pdf. По состоянию на 4 февраля 2013 г.

92. Shah ED, Riddle MS, Chang C, Pimentel M. Оценка вклада острого гастроэнтерита в общую распространенность синдрома раздраженного кишечника. J Neurogastroenterol Motil. 2012; 18: 200-204.

93. Everhart JE, Ruhl CE. Бремя болезней органов пищеварения в Соединенных Штатах, часть I: общие заболевания и заболевания верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Гастроэнтерология. 2009; 136: 376-386.

94. Маршалл Дж. К., Табейн М., Гарг А. Х., Кларк В. Ф., Моайеди П., Коллинз С. М.. Восьмилетний прогноз постинфекционного синдрома раздраженного кишечника после бактериальной дизентерии, передающейся через воду. Gut. 2010; 59: 605-611.

95. Рейдпат Д.Д., Аллотей, Пенсильвания, Куаме, А, Камминс, РА.Измерение здоровья в вакууме: изучение веса инвалидности DALY. План политики здравоохранения. 2003; 18: 351-356.

96. Ананд С., Хэнсон К. Годы жизни с поправкой на инвалидность: критический обзор. J Health Econ. 1997; 16: 685-702.

97. DuPont HL, Galler G, Garcia-Torres F, Dupont AW, Greisinger A, Jiang ZD. Путешествие и диарея путешественников у пациентов с синдромом раздраженного кишечника. Am J Trop Med Hyg. 2010; 82: 301-305.

98. Talley NJ.Перекрывающиеся абдоминальные симптомы: почему ГЭРБ и СРК часто сосуществуют? Наркотики сегодня (Barc). 2006; 42 (приложение B): 3-8.

99. Talley NJ. Объединяющая гипотеза функциональных желудочно-кишечных расстройств: действительно несколько заболеваний или один раздраженный кишечник? Rev Gastroenterol Disord. 2006; 6: 72-78.

100. Накадзима С., Такахаши К., Сато Дж. И др. Спектры функциональных желудочно-кишечных расстройств, диагностированных с помощью интегративного опроса Rome III в японской амбулатории, и влияние наложения. J Gastroenterol Hepatol. 2010; 25 (дополнение 1): S138-S143.

101. Спенс М.Дж., Мосс-Моррис Р. Когнитивно-поведенческая модель синдрома раздраженного кишечника: проспективное исследование пациентов с гастроэнтеритом. Gut. 2007; 56: 1066-1071.

102. Алмела П., Бенагес А., Пейро С. и др. Система оценки риска для выявления пациентов с кровотечением из верхних отделов ЖКТ, подходящая для амбулаторного лечения. Gastrointest Endosc. 2004; 59: 772-781.

103.Дюран Ф., Валла Д. Оценка прогноза цирроза: Чайлд-Пью против MELD. J Hepatol. 2005; 42 (доп.): S100-S107.

104. Папахристоу Г.И., Муддана В., Ядав Д. и др. Сравнение показателей BISAP, Ranson’s, APACHE-II и CTSI для прогнозирования органной недостаточности, осложнений и смертности при остром панкреатите. Am J Gastroenterol. 2010; 105: 435-441; викторина 442.

105. Маккеун Э.С., Парри С.Д., Стэнсфилд Р., Бартон Дж. Р., Благосостояние MR. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника может возникнуть после не желудочно-кишечной и кишечной инфекции. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2006; 18: 839-843.

106. Данлоп С.П., Дженкинс Д., Спиллер Р.С. Отличительные клинико-психологические и гистологические особенности постинфекционного синдрома раздраженного кишечника. Am J Gastroenterol. 2003; 98: 1578-1583.

107. Дорн С.Д., Моррис С.Б., Ху Y и др. Подтипы синдрома раздраженного кишечника, определенные критериями Рима II и Рима, схожи. Дж Клин Гастроэнтерол. 2009; 43: 214-220.

108. Halder SL, Talley NJ.Функциональная диспепсия: новая парадигма Рима III. Curr Treat Options Гастроэнтерол. 2007; 10: 259-272.

109. Ван А., Ляо X, Сюн Л. и др. Клиническое совпадение между функциональной диспепсией и синдромом раздраженного кишечника на основе критериев Рима III. БМЦ Гастроэнтерол. 2008; 8: 43.

110. Кан С.Х., Чой С.В., Ли С.Дж. и др. Влияние изменения образа жизни на симптомы и качество жизни у пациентов с синдромом раздраженного кишечника: проспективное обсервационное исследование. Кишечная печень. 2011; 5: 472-477.

111. Barrett JS, Gibson PR. Ферментируемые олигосахариды, дисахариды, моносахариды и полиолы (FODMAP) и неаллергическая пищевая непереносимость:
FODMAP или пищевые химикаты? Ther Adv Gastroenterol. 2012; 5: 261-268.

112. Ruepert L, Quartero AO, de Wit NJ, van der Heijden GJ, Rubin G, Muris JW. Наполнители, спазмолитики и антидепрессанты для лечения синдрома раздраженного кишечника. Кокрановская база данных Syst Rev. 2011: CD003460.

113. Jailwala J, Imperiale TF, Kroenke K. Фармакологическое лечение синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. Ann Intern Med. 2000; 133: 136-137.

114. Рахими Р., Никфар С., Резайе А., Абдоллахи М. Эффективность трициклических антидепрессантов при синдроме раздраженного кишечника: метаанализ. World J Gastroenterol. 2009; 15: 1548-1553.

115. Данлоп С.П., Дженкинс Д., Нил К.Р. и др. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование преднизолона при постинфекционном синдроме раздраженного кишечника. Aliment Pharmacol Ther. 2003; 18: 77-84.

116. Cremonini F, Delgado-Aros S, Camilleri M. Эффективность алозетрона при синдроме раздраженного кишечника: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2003; 15: 79-86.

117. Пиментел М., Моралес В., Джи С.Р. и др. Профилактика антибиотиками предотвращает развитие постинфекционного фенотипа в новой модели постинфекционного СРК на крысах. Dig Dis Sci. 2011; 56: 1962-1966.

118.Бреннер Д.М., Мёллер М.Дж., Чей В.Д., Шенфельд П.С. Полезность пробиотиков в лечении синдрома раздраженного кишечника: систематический обзор. Am J Gastroenterol. 2009; 104: 1033-1049; викторина 1050.

119. Пиментел М., Лембо А., Чей В.Д. и др. Терапия рифаксимином у пациентов с синдромом раздраженного кишечника без запоров. N Engl J Med. 2011; 364: 22-32.

120. Алайбегович С., Сандерс Дж. У., Атерли, Делавэр, Риддл М.С. Эффективность рифаксимина и фторхинолонов в предотвращении диареи путешественников (TD): систематический обзор и метаанализ. Syst Rev. 2012; 1:39.

121. Херст А.Ф. Медицинские болезни войны. Лондон, Соединенное Королевство: Э. Арнольд; 1917.

122. Gwee KA, Graham JC, McKendrick MW, et al. Психометрические показатели и стойкость раздраженного кишечника после инфекционной диареи. Ланцет. 1996; 347: 150-153.

123. Нил К.Р., Баркер Л., Спиллер Р. Прогноз при постинфекционном синдроме раздраженного кишечника: последующее шестилетнее исследование. Gut. 2002; 51: 410-413.

, страница 128 — Читать онлайн

  Кийозуми и др.J Лечение метастазов рака 2018; 4:31 I http://dx.doi.org/10.20517/2394-4722.2017.77 Страница 15 из 15

                   Антитело к CLDN18.2 IMAB362 в качестве терапии первой линии при распространенном раке желудка и желудочно-пищеводного перехода (GEJ). Энн Онкол 2016; 27
                   приложение 9: mdw582.001.
               35. Шах М.А., Стародуб А., Вайнберг З.А., Ву М., Смит В., Мальцман Дж. Д., Бенделл Дж. К.. Результаты исследования фазы I GS-5745 в комбинации
                   с mFOLFOX у пациентов с прогрессирующими неоперабельными опухолями соединения желудка / ГЭ.J Clin Oncol 2016; 34 приложение 15: 4033.
               36. Ходи Ф. С., О'Дей С. Дж., Макдермотт Д. Ф., Вебер Р. У., Сосман Дж. А., Хаанен Дж. Б., Гонсалес Р., Роберт С., Шадендорф Д., Хассель Дж. К., Акерли
                   W, ван ден Эртвег AJ, Lutzky J, Lorigan P, Vaubel JM, Linette GP, Hogg D, Ottensmeier CH, Lebbe C, Peschel C, Quirt I, Clark JI,
                   Wolchok JD, Weber JS, Tian J, Yellin MJ, Nichol GM, Hoos A, Urba WJ. Повышение выживаемости при применении ипилимумаба у пациентов с метастазами.
                   меланома.N Engl J Med 2010; 363: 711-23.
               37. Хигасихара Ю., Като Дж., Нагахара А., Изуми К., Кониси М., Кодани Т., Серизава Н., Осада Т., Ватанабе С. Фаза I клинических испытаний пептида.
                   вакцинация пептидами эпитопов URLC10 и VEGFR1 у пациентов с распространенным раком желудка. Инт Дж. Онкол 2014; 44: 662-8.
               38. Сукумар С., Уилсон Д.К., Ю Й, Вонг Дж., Наравула С., Ермаков Г., Ринер Р., Бхагват Б., Нечева А.С., Грейн Дж., Чуракова Т., Мангаду
                   Р., Георгиев П., Манфра Д., Пинейро Э.М., Шрирам В., Бейли В.Дж., Херзик Д., МакКланахан Т.К., Уиллингем А., Бибе А.М., Садекова С.Характеристика MK-4166, клинического агонистического антитела, которое нацелено на GITR человека и ингибирует генерацию и подавляющие эффекты
                   регуляторных Т-клеток. Cancer Res 2017; 77: 4378-88.
               39. Нагасе Х., Такеока Т., Уракава С., Моримото-Окадзава А., Кавасима А., Ивахори К., Такигути С., Нисикава Х., Сато Е., Сакагути С.,
                   Mori M, Doki Y, Wada H. ICOS + Foxp3 + TIL при раке желудка являются прогностическими маркерами и эффекторными регуляторными Т-клетками, связанными с
                   Helicobacter pylori.Int J Cancer 2017; 140: 686-95.
               40. Уэда Й, Фудзимура Т., Кинами С., Хироно Ю., Ямагути А., Наито Х., Тани Т., Кадзи М., Ямагиши Х., Мива К.; Хокурику-Кинки
                   Группа исследования иммунохимотерапии рака желудка (HKIT-GC). Рандомизированное исследование фазы III послеоперационной адъювантной терапии с
                   S-1 отдельно по сравнению с S-1 плюс PSK при раке желудка стадии II / IIIA: Исследовательская группа по иммунохимотерапии Хокурику-Кинки - рак желудка
                   (HKIT-GC). Jpn J Clin Oncol 2006; 36: 519-22.41. Janjigian YY, Bendell JC, Calvo E, Kim JW, Ascierto PA, Sharma P, Ott PA, Bono P, Jaeger D, Evans TRJ, Braud FGD, Chau I,
                   Чайка М, Харбисон СТ, Лин С.С., Ле ДТ. CheckMate-032: Фаза I / II, открытое исследование безопасности и активности только ниволумаба (nivo)
                   или с ипилимумабом (ipi) при запущенном и метастатическом (A / M) раке желудка (GC). J Clin Oncol 2016; 34 приложение 15: 4010.
               42. Муро К., Чунг Х.С., Шанкаран В., Гева Р., Катеначчи Д., Гупта С., Эдер Дж. П., Голан Т., Ле Д. Т., Бертнесс Б., Макри А. Дж., Лин С. К., Патираджа
                   К., Лансфорд Дж., Освободитель К., Джуко Дж., Кошиджи М., Банг Й.Пембролизумаб для пациентов с PD-L1-положительным раком желудка на поздней стадии
                   (KEYNOTE-012): многоцентровое открытое исследование фазы 1b. Ланцет Онкол 2016; 17: 717-26.
               43. Bang YJ, Cho JY, Kim YH, Kim JW, Di Bartolomeo M, Ajani JA, Yamaguchi K, Balogh A, Sanchez T., Moehler M. Эффективность
                   последовательная монотерапия ипилимумабом по сравнению с лучшей поддерживающей терапией для неоперабельных местнораспространенных / метастатических желудочных или гастроэзофагеальных поражений
                   рак стыка.Clin Cancer Res 2017; 23: 5671-8.
               44. Janjigian YY, Ott PA, Calvo E, Kim JW, Ascierto PA, Sharma P, Peltola KJ, Jaeger D, Evans TRJ, Braud FGD, Chau I, Tschaika M,
                   Харбисон CT, Cai W, Bendell JC, Le DT. Ниволумаб ± ипилимумаб у пациентов с продвинутой (adv) / метастатической резистентностью к химиотерапии
                   (CTx-R) рак желудка (G), пищевода (E) или желудочно-пищеводного перехода (GEJ): исследование CheckMate 032. J Clin Oncol 2017; 35 доп.
                   15: 4014.
               45.Юэ Э.В., Спаркс Р, Полам П, Моди Д, Даути Б, Вэйланд Б, Гласс Б, Таквориан А, Гленн Дж., Чжу В., Бауэр М, Лю Х, Леффет Л., Ван
                   Q, Bowman KJ, Hansbury MJ, Wei M, Li Y, Wynn R, Burn TC, Koblish HK, Fridman JS, Emm T, Scherle PA, Metcalf B, Combs AP.
                   INCB24360 (Epacadostat), высокоэффективный и селективный ингибитор индоламин-2,3-диоксигеназы 1 (IDO1) для иммуноонкологии. ACS
                   Med Chem Lett 2017; 8: 486-91.
               46. ​​Кодера Ю. Неоадъювантная химиотерапия аденокарциномы желудка в Японии.Surg Today 2017; 47: 899-907.
               47. Аджани Дж. А., Ли Дж., Сано Т., Джанджигиан Ю. Ю., Фан Д., Сон С. Аденокарцинома желудка. Nat Rev Dis Primers 2017; 3: 17036.
               48. Galluzzi L, Buque A, Kepp O, Zitvogel L, Kroemer G. Иммунологические эффекты традиционной химиотерапии и таргетных противоопухолевых препаратов.
                   агенты. Cancer Cell 2015; 28: 690-714.
               49. Wong SS, Kim KM, Ting JC, Yu K, Fu J, Liu S., Cristescu R, Nebozhyn M, Gong L, Yue YG, Wang J, Ronghua C., Loboda A., Hardwick
                   J, Лю X, Dai H, Jin JG, Ye XS, Kang SY, Do IG, Park JO, Sohn TS, Reinhard C, Lee J, Kim S, Aggarwal A.Геномный ландшафт и
                   генетическая гетерогенность аденокарциномы желудка, выявленная с помощью полногеномного секвенирования. Нац Коммуна 2014; 5: 5477.
               50. Sugano K, Tack J, Kuipers EJ, Graham DY, El-Omar EM, Miura S, Haruma K, Asaka M, Uemura N, Malfertheiner P; преподаватели
                   Киотской конференции по глобальному консенсусу. Киотский глобальный консенсусный отчет по гастриту Helicobacter pylori. Кишечник 2015; 64: 1353-67.
               51. Исследовательская сеть Атласа генома рака. Комплексная молекулярная характеристика аденокарциномы желудка.Природа 2014; 513: 202-9.
               52. Ле Д. Т., Урам Дж. Н., Ван Х., Бартлетт Б. Р., Кемберлинг Х., Айринг А. Д., Скора А. Д., Любер Б. С., Азад Н. С., Лахеру Д., Биеджицки Б.,
                   Донехауэр Р.К., Захир А., Фишер Г.А., Кроченци Т.С., Ли Дж.Дж., Даффи С.М., Голдберг Р.М., де ла Шапель А., Кошиджи М., Бхайджи Ф., Хюбнер Т.,
                   Hruban RH, Wood LD, Cuka N, Pardoll DM, Papadopoulos N, Kinzler KW, Zhou S, Cornish TC, Taube JM, Anders RA, Eshleman JR,
                   Фогельштейн Б., Диаз Л.А. Младший. Блокада PD-1 в опухолях с недостаточностью репарации несовпадений.N Engl J Med 2015; 372: 2509-20.
               53. Ле Д. Т., Дарем Дж. Н., Смит К. Н., Ван Х., Бартлетт Б. Р., Аулах Л.К., Лу С., Кемберлинг Х., Уилт К., Любер Б.С., Вонг Ф., Азад Н.С., Раки А.А.,
                   Лахеру Д., Донехауэр Р., Захир А., Фишер Г. А., Кроценци Т. С., Ли Дж. Дж., Гретен Т.Ф., Даффи А.Г., Сиомбор К.К., Айринг А.Д., Лам Б.Х., Джо А.,
                   Канг С.П., Холдхофф М., Данилова Л., Коуп Л., Мейер С., Чжоу С., Голдберг Р.М., Армстронг Д.К., Бевер К.М., Фейдер А.Н., Таубе Дж., Хуссо
                   Ф., Спецлер Д., Сяо Н., Пардолл Д.М., Пападопулос Н., Кинзлер К.В., Эшлеман-младший, Фогельштейн Б., Андерс Р.А., Диас Л.А.Исправление несоответствия
                   дефицит предсказывает ответ солидных опухолей на блокаду PD-1. Наука 2017; 357: 409-13.
               54. Хао Н.Б., Хэ Ю.Ф., Ли XQ, Ван К., Ван Р.Л. Роль miRNA и lncRNA при раке желудка. Oncotarget 2017; 8: 81572-82.  

АПРОБАЦИЯ ОПТИМИЗИРОВАННЫХ РЕЖИМОВ ЭРАДИКАЦИОННОЙ ТЕРАПИИ ПЕПТИЧЕСКОГО ЯЗВА ЖЕЛУДКА И ДУОДЕНА, СВЯЗАННОГО С HELICOBACTER PYLORI

КЛИНИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА

Цель.Повышение эффективности антихеликобактерной терапии за счет преодоления растущей резистентности H. pylori к антибактериальным препаратам. Методы. В исследование были включены 120 пациентов мужского и женского пола в возрасте от 18 до 65 лет с язвенной болезнью желудка и 12 пациентов. язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, связанная с инфекцией H. pylori, которые не получали эрадикационную терапию до и в то время приема гастробиоптата и не принимали ингибиторы протонной помпы (ИПП) за пятнадцать дней до исследования. Сравнивать по эффективности применяемых антихеликобактериальных схем пациенты с практически идентичными жалобами были разделены на две группы по 60 пациентов в каждой путем случайного отбора.Для каждой группы были подобраны соответствующие комбинации препаратов. Использованы: схема №1 — рабепразол 20 мг 2 раза в сутки + кларитромицин 500 мг 2 раза в сутки + амоксициллин 1000 мг. 2 раза в сутки и схема №2 — рабепразол 20 мг 2 раза в сутки + джозамицин 500 мг 2 раза в сутки + амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки. Пробиотик (lactobacillus rhamnosus GG-6milyard, saccharomyces boulardii-2,5 milyard, Bifidobacterium lactis Bb-12, инулин-50 мг) был добавлен к обеим группам, чтобы нивелировать побочные эффекты используемых антибиотиков. и для улучшения результатов применяемого ЭТ.После окончания 10-дневного курса антибактериальной терапии пациенты обе группы продолжали получать рабепразол в течение следующих четырех недель. Морфологическая картина в динамике изучена у 40 пациентов из каждой группы до и после лечения. Для этого ФГД совмещали с прицельной биопсией 5 точек слизистой оболочки. Результаты. У пациентов обеих групп по 40 человек, включенных в морфологическое исследование, воспалительный процесс не выявлен. регистрируется как в фундальной, так и в антральной частях желудка, а также в дуоденальной зоне воспалительный процесс наблюдается в первой группе у 17 (42.5%), а во втором — 14 (35,0%) человек. У 30 (75,0%) пациентов 1-й группы в У 26 (65,0%) пациентов 2-й группы активность гастрита в основном была более выражена в антральном отделе по сравнению с фундальным. Так, в фундальном отделе желудка у 10 (25,0%) 1-го, у 14 (35,0%) обследованных больных 2-го группы отмечена активность процесса. В обеих группах сравнения активность воспаления в основном была сильный и умеренный. Атрофический процесс регистрировался преимущественно в антральном отделе желудка — в первой группе у 32 (26.7%) человек, во втором — у 30 (25,0%) больных. Атрофия глазного дна наблюдалась у 8 (6,7%) пациентов. первой группы и 5 (4,2%) человек второй группы. Преодолевая устойчивость H. pylori к антибиотикам (к кларитромицин) путем оптимизации классической трехкомпонентной схемы с заменой кларитромицина на джозамицин и добавление пробиотика к утвержденным схемам приводит к повышению эффективности антихеликобактерного лечения. Этот факт в данном исследовании наглядно демонстрируется при сравнении динамики эндоскопических гистоморфологические картины слизистой оболочки желудка и 12-перстной кишки у пациентов обеих исследуемых групп.Вывод. Замена кларитромицина джозамицином в классическом трехкомпонентном антихеликобактерном препарате схема приводит к значительному улучшению эндоскопических и морфологических показателей у пациентов, страдающих язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, ассоциированная с инфекцией H.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *