Болезни желудка психологические причины: Психосоматика заболеваний: психологические причины болезней

Содержание

Психосоматика заболеваний: психологические причины болезней

автор: Царук Евгений Григорьевич

[[blockquote text=»Исследования показывают, что физические расстройства, связанные с психическим стрессом, возникают из-за гиперактивности нервных импульсов, посылаемых от мозга к другим частям тела, что может вызвать секрецию адреналина в кровь, что приводит к состоянию тревоги. Это состояние может быть вызвано различными жизненными факторами.»]]

[[blockquote text=»Отсутствие социальной поддержки — в виде близкого человека, с которым можно поделиться всеми трудностями или проблемами — также способствует увеличению вероятности дальнейших сердечных приступов.»]]

[[blockquote text=»Doc.ua призывает не отказываться от лечения и обращаться за медицинской помощью при появлении любых симптомов заболевания, физических или психологических.»]]

[[doctor text=»Записаться на прием к доктору»]]

Существует убеждение, что вся эмоциональная и психологическая боль отображается различными заболеваниями организма, и называют такое явление

психосоматикой.


Что такое психосоматика?

Когда-то считалось, что  психосоматические расстройства (далее — психосоматика) — это отдельная группа расстройств, при которых стресс и психологический стресс приводят к болезни по психосоматике. Примерами были язвенная болезнь, артрит и дерматит. В настоящее время признано, что причины психосоматики могут иметь социальные, психологические и поведенческие аспекты, а также физические органические особенности. 

Всемирная организация здравоохранения определяет психосоматическую медицину как «исследование биологических, психологических и социальных переменных в состоянии здоровья и болезни».

Что вызывает психосоматику?

Исследования показывают, что физические расстройства, связанные с психическим стрессом, возникают из-за гиперактивности нервных импульсов, посылаемых от мозга к другим частям тела, что может вызвать секрецию адреналина в кровь, что приводит к состоянию тревоги. Это состояние может быть вызвано различными жизненными факторами.
  Следующие причины психосоматических болезней могут повышать вероятность возникновения соматических симптомов у людей:
  • генетика: в нескольких исследованиях утверждается, что определенные генетические отклонения у человека могут напрямую вызывать это состояние.
  • нерегулярные биологические состояния: изменение метаболизма глюкозы, уровней аминокислот в сыворотке и т. д. Может вызвать психосоматическое расстройство.
  • влияние стресса: люди, которые переживают стрессовые события, такие как травмы, жестокое обращение, частые болезни, страх, депрессия, гнев, чувство вины, незащищенность и другие сложные ситуации, также подвержены этому расстройству.
  • семейные обстоятельства: отсутствие родителей, поведение родителей по отношению к ребенку и трудности в отношениях также являются основными причинами психосоматических расстройств.

Психология и болезни связаны напрямую, поэтому психосоматические болезни, возникающие в результате стресса, могут включать гипертонию, респираторные заболевания, желудочно-кишечные расстройства, мигрень и головные боли напряжения, сердечные боли и другие.

Лучше всего это проиллюстрировано на примере болезни сердца, которая вызывается многими факторами. К ним относятся:

врожденные биологические факторы: возраст, пол и генетические особенности, которые увеличивают вероятность сердечного приступа; 

физиологические факторы: повышенное артериальное давление, курение, употребление алкоголя и повышенный уровень холестерина в крови; 

психологические и социальные факторы: включая депрессию, тревогу и определенные формы стресса, которые связаны с  риском сердечного приступа или повышенным шансом смерти после этого. 

Стресс может вызвать тревогу или депрессивные расстройства, которые могут привести к учащенному сердцебиению и увеличению вероятности нерегулярных сердечных сокращений, что может быть фатальным вскоре после сердечного приступа. 

Отсутствие социальной поддержки — в виде близкого человека, с которым можно поделиться всеми трудностями или проблемами — также способствует увеличению вероятности дальнейших сердечных приступов.

Таким образом, современный взгляд на психосоматические механизмы включает роль стресса, депрессии и отсутствия социальной поддержки наряду с биологическими факторами в причинах или исходе болезни. Относительная важность экологического стресса варьируется в разных условиях.

Основные категории психосоматических расстройств

Есть три основные категории психосоматики болезней. 

В первом случае человек страдает психическим и физическим заболеванием, симптомы и лечение которого усложняют друг друга. 

Ко второй категории относятся люди, страдающие психическими расстройствами в связи с заболеванием и лечением. Например, пациенты чувствуют себя подавленными из-за того, что они больны раком и проходят лечение от него. 

Третий вид называется соматоформным расстройством. Это состояние, при котором человек с психическим заболеванием испытывает один или несколько физических симптомов, даже если у него нет какого-либо связанного с ним заболевания.

Ипохондрия:

это состояние, при котором человек считает незначительный физический симптом серьезным заболеванием. Например, превращение временной проблемы с метеоризмом в воспаление кишечника психосоматически и рак толстой кишки.

Конверсионное расстройство: когда у человека, не страдающего каким-либо заболеванием, возникают неврологические симптомы, такие как проблемы с речью психосоматика, судороги и другие, которые влияют на движения и чувства.

Соматизированное расстройство: здесь человек чувствует частые головные боли и диарею, которая не связана с серьезным заболеванием.

Дисморфическое расстройство тела: человек испытывает стресс из-за внешнего вида своего тела, например отёки психосоматика, морщины и ожирение. Здесь человек сильно страдает анорексией.

Болевое расстройство: здесь человек ощущает сильную боль в любой части тела, которая может длиться от шести месяцев до одного года без какой-либо физической причины — например, мигрень, головные боли напряжения, боли в спине и т.

д.

Факторы риска психосоматических расстройств

Doc.ua призывает не отказываться от лечения и обращаться за медицинской помощью при появлении любых симптомов заболевания, физических или психологических.

Психологические факторы могут в определенной степени изменить состояние здоровья. Например:

Диабет: пациенты с диабетом 2 типа более восприимчивы к гипертонии, связанной со стрессом. Те же стрессовые факторы гипертонии усугубляют диабетическое состояние.

Психологические причины заболеваний

Некоторые заболевания возникают из-за психического напряжения, например:

Рак: исследования показали, что психологический стресс может повлиять на способность опухоли расти и распространяться, тем самым ухудшая состояние рака.

Онкологические заболевания по психосоматике свидетельствуют о старых обидах, которые вы затаили глубоко в себе. К психологическим причинам заболеваний относятся чувства неприязни, ненависти, угрызения совести, какая-то тайна или горе, которые вы спрятали глубоко в себе.

  • Новообразования, кисты, опухоли психосоматика — удержание в себе старых обид и потрясений, накапливание их в одной месте своего тела провоцирует появление злокачественной или даже доброкачественной опухоли по психосоматике.
  • Рак психосоматика — это старая затаенная обида на кого-то или что-то, чувство мести за которую, буквально “пожирает” тело. Глубокая незажившая душевная рана, которая провоцирует внутренний конфликт с собой и окружающим миром. Сильные переживания на этой почве могут вызвать как рак сердца, так и другие его виды, например рак почки.

Гипертония:

негативное эмоциональное состояние, частые стрессы и социальные факторы, такие как экономический статус и жизненные события, имеют косвенную связь с уровнем артериального давления.

Болезни сердца: исследования показали, что развитие ишемической болезни сердца жет быть связано с  депрессией, беспокойством и стрессом.

Болезни по женски по психосоматике (эрозия, молочница, воспаление матки, инфекционные заболевания) возникают тогда, когда женщина что-то не принимает в себе, например свою внешность, характер или поведение. Болезни женских половых органов могут быть связаны с неудовлетворительными отношениями с мужчиной или с избеганием и отрицанием мужчин в принципе.

Проблемы с дыханием: эмоциональный стресс является основным фактором развития бронхиальной астмы.

Проблемы с кишечником

: образование язвенной болезни связано со стрессовыми жизненными событиями человека. Например:

  • понос психосоматика — сильное беспокойство и страх, ощущение ненадежности, боязнь принять будущие события из-за страха, именно поэтому психосоматика этого заболевания кишечника часто проявляется перед важными событиями;
  • метеоризм (вздутие живота) психосоматика — происходит из-за невозможности человеком “переварить” какие-то случившиеся события. Психосоматика желудка имеет схожие причины: неспособность “переваривать” или “усваивать” новые идеи и события. Страх и беспокойство по этому поводу сразу сказываются на здоровье желудка.

Аллергия. Согласно психосоматике, аллергия возникает у тех, кто отказывается принимать что-то в своей жизни. Аллергия по психосоматике — это отрицание своей силы. Психосоматика аллергии — это негативные эмоции, накапливаясь внутри, приводят организм к отрицанию какого-то внешнего явления.

Кожные болезни (псориаз психосоматика, ожог психосоматика, прыщи, угри). Кожа является наружным покровом тела человека, который предназначен для защиты внутренних органов от прямых внешних воздействий. Поэтому наше подсознание ассоциирует этот орган как защиту индивидуальности. Появление болезней кожи и дерматологических проблем свидетельствует о наличии психосоматических проблем.

Психосоматика болезни почек (боль в почках по психосоматике, воспаление почек, колики в почках) возникает у тех, кто в своей жизни часто терпели критику, разочарование, возможно были опозорены чем-либо. Помня обо всех своих неудачах такие люди, часто замыкаются в себе и живут собственными неудачами, что и приводит к заболеваниям почек.  

Как лечится психосоматическая боль и другие соматические симптомы?

Людям с соматическими болевыми симптомами могут помочь несколько методов лечения, в том числе:

  • когнитивно-поведенческая терапия;
  • лекарства, например, антидепрессанты;
  • майнд — фулнесс терапия;
  • помощь психиатра или психотерапевта;
  • регулярный контакт с  лечащим врачом.

4.9

Царук Евгений Григорьевич

Врач высшей категории

11 лет опыта

Взрослые

Занимается эффективным лечением нарушения работоспособности, депрессивных состояний, синдрома хронической усталости, страхов, тревоги, апатии и вялости, нарушением сна, шизофрении, психических расстройств у лиц пожилого и старческого возраста. Лечебно-профилактическая работа среди пациентов психиатрического, наркологического профилей. первичный осмотр пациента, установка предварительного диагноза, назначение лечения, с дальнейшим подбором поддерживающего лечения. Также, ведет прием на английском языке

Многопрофильный комплекс психиатрии и наркологии «Ренессанс-Киев»

Выездная консультация — 3000 грн. Онлайн консультация (Viber, Whatsapp, Telegram) Консультация 30 мин. — 900 грн. 45 мин. -1200 грн. 60 мин. — 1500 грн Пакет «Премиум» (Психодиагностика, Тестирование, Индивидуальная психотерапия, Назначение лечения, Сопровождение во время лечения) — 3400 грн.

ул. Озерная, 3на карте

Дарницкийм. Славутич

1200 грн

Предварительная запись

Выберите желаемое время и ожидайте подтверждения

Вт 22 Февраль Ср 23 Февраль Чт 24 Февраль keyboard_arrow_right

  • 05:00
  • 05:30
  • 06:00
  • 06:30
  • 07:00
  • 07:30
  • 08:00
  • 08:30
  • 09:00
  • 09:30
  • 10:00
  • 10:30
  • 11:00
  • 11:30
  • 12:00
  • 12:30
  • 13:00
  • 13:30
  • 14:00
  • 14:30
  • 15:00
  • 15:30
  • 16:00
  • 16:30
  • 17:00
  • 17:30
  • 18:00
  • 18:30
  • 19:00
  • 19:30
  • 20:00
  • 20:30
  • 21:00
  • 21:30

Профилактика психосоматических заболеваний

Стратегии снижения стресса и управления им могут помочь предотвратить или уменьшить соматические симптомы. Примеры включают:

  1. Будьте реалистичны в том, что вы можете контролировать, а что нет.
  2. Регулярно занимайтесь спортом.
  3. Высыпайтесь.
  4. Ведите дневник, чтобы лучше понимать свои мысли и чувства.
  5. Ограничьте употребление алкоголя, и избегайте курения.
  6. Поддерживайте здоровую диету и вес.
  7. Медитируйте или практикуйте прогрессивное расслабление мышц.
  8. Ищите поддержки у близких.
  9. Установите ограничения, чтобы снизить давление на себя.

Справка DOC.UA: Записаться на прием к психотерапевту можно на сайте.

Психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки (2020)

19.11.2018  ·   Pro Психосоматику  ·   Комментарии: 1  ·  

Обычно язвы носят хронический характер и протекают годами. Вы можете периодически залечивать симптомы, но через некоторое время они снова могут обостриться. Потому что на эти обострения есть причины. Чаще всего, они лежат в психике. Об этом мы и поговорим, как возникает психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. Проясним на нашем психологическом опыте, почему так происходит и дадим конкретные рекомендации, что делать, чтобы снизить влияние своих негативных эмоций на эти органы.

Некоторых клиентов симптомы беспокоят постоянно, у других — то появляются, то пропадают. Но одними из самых частых симптомов являются:

  • тошнота и рвота,
  • метеоризм и вздутие живота,
  • отрыжка и изжога,
  • болезненные ощущения.

У болезней есть внутренние психологические причины (психосоматические) причины и физиологические, такие, как наследственность, повышенная кислотность, наличие бактерий в организме, способных вызывать язву, неправильное питание, вредные привычки (курение и алкоголь), постоянный прием лекарств.

 

Какие причины имеет психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

 

Очень часто многие заболевания ЖКТ связаны именно с социальной реализацией человека. Так как в процессе продвижения по карьере и при открытии своего бизнеса люди испытывают стресс, все это отражается на организме.

Двенадцатиперстная кишка и желудок, например, проявляют себя таким образом, что при стрессах нарушается питание их стенок, что и приводит к соответствующим симптомам.

Почему это происходит?

Некоторые теории объясняют это тем, что во время стресса происходит выброс гормонов кортикостероидов. И, так как этот выброс продолжительный, то их избыток со временем нарушает выработку слизи.

Именно слизистая оболочка и защищала кишку и желудок от влияния кислот. И при недостатке этой слизи органы становятся беззащитными.

Но в основе лежит именно стресс. А ситуации, которые его провоцируют, чаще всего носят именно характер социальной реализации.

Такой человек часто испытывает чувство неопределенности, постоянно находится в состоянии выбора, состоянии конкуренции.

Все это начинает вызывать эмоции тревожности, страха будущего, с которыми он не может справиться. И тело реагирует на эти эмоции выбросом соответствующих гормонов, которые оказывают влияние в том числе, на желудок и двенадцатиперстную кишку.

И не только на них. Стоит заметить, что чаще всего, вместе с этими заболеваниями «приходит» целый букет болезней других органов, поскольку все они тесно связаны друг с другом. Так, со временем у некоторых наблюдаются проблемы с поджелудочной железой и печенью (о психосоматике болезней печени читайте здесь).

Таким образом, базовой эмоцией при психосоматике в большинстве случаев является страх.

При стрессах это может быть страх отвержения (что близкие не примут и не будут любить таким, каков есть). Кстати, такой страх часто лежит в основе невротического успеха (когда результаты ставятся во главу угла, а сама деятельность при этом не важна). Такие клиенты обычно пытаются доказать своим родителям, что они достойны любви. Но доказывают это уже не оценками, а достижениями.

Такие страхи очень часто связаны с детско-родительскими отношениями, с ощущением недолюбленности, с чувством униженности (и ответным стремлением стать сверх-сильным). Здесь возможны разные психотравмы.

 

Психологические причины возникновения язвы желудка

 

Что касается продвижения по карьере, если этого не происходит, то человек перестает чувствовать себя в безопасности. Иногда у него возникает самокритика о том, что он не соответствует образу, к которому стремится.

Происходит это от того, что хочется большего и быстрее, но в жизни результаты так быстро не появляются.

Начинается самокритика. Здесь в дело и «идет» наш орган. Некоторые авторы считают, что психосоматика язвы желудка — это прямое следствие самоедства («человек поедает сам себя»).

Поэтому стремление завоевывать новые высоты связаны со стрессами, страхами и тревогами. (О том, как справиться со стрессом, читайте здесь).

Возникает ощущение своей ущербности, постоянное недовольство своими результатами и их обесценивание.

Да даже элементарная зависть, если она продолжается долгое время, способна привесит к самоедству.

Стремление показать свое превосходство и другие моменты самореализации — все это сказывается на язве желудка и двенадцатиперстной кишки.

Психологические причины всегда сигнализируют о том, чтобы вы научились справляться с эмоциями.

То есть, необязательно отказываться от своей мечты, но если продолжать движение к ней таким энергозатратным путем, можно истратить свои ресурсы очень быстро.

 

Как справиться с психосоматикой язвы

 

Рецепт у нас один. Всегда стоит начинать работу в двух направлениях единовременно.

Во-первых, обратиться к врачу, исследоваться по полной программе, выявить все причины и факторы, на которые вы можете повлиять.

Например, алкоголь и курение — это явный фактор, который провоцирует болезнь, а язва двенадцатиперстной кишки — отличный повод отказаться от этих пристрастий.

Кроме этого, врач поможет мгновенно уменьшить симптомы и проявления болезни в теле. То есть, вы получите облегчение в ближайшее время.

Облегчение вы получите, но избавление от хронической болезни произойдет тогда, когда уровень гормонов стресса понизится и не будет провоцировать все новые и новые обострения.

Это произойдет с помощью работы над своими эмоциями. Работать с ними можно самостоятельно, а можно — при помощи психолога, что поможет сэкономить время.

При социальной реализации человек стремится достичь новых высот, ему важно что-то доказать, не упасть в «грязь лицом», важно стать маяком для своих близких и друзей.

И все бы ничего, но при этом важно держать позитивный настрой, полностью принять возможность поражений. Которые неизбежны. И многие неспособны заранее смириться с возможной неудачей, поэтому и испытывают тревогу.

Необходимо  принять эти моменты и проработать свои страхи, которые в каждом конкретном случае свои. Тогда психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки постепенно будет сходить на «нет» до полного выздоровления.

Некоторые специалисты видят решение именно в принятии ситуации и любого результата.

Например, Синельников характеризует больного ЖКТ как тревожного, раздражительно и беспокойного человека. А знаменитая Луиза Хей пишет o язвe, что это сгусток навязчивых и тревожащих мыслей o своей собственной ущербности.

Так и получается, что амбициозность и постоянное стремление без внутренней психологической проработки являются источником стрессов и болезней в теле! Общие техники тоже работают. Но этот путь дольше.

Одним из эффективных методов по работе с психосоматикой является элементарная техника прощения (о ней мы писали в статье как проработать обиды на родителей). В результате этой техники вы со временем сможете справиться с гневом на близких и вторую половину.

 

Наш эффективный способ при работе со страхом при язвах

 

В работе мы как специалисты заходим с разных сторон. Можно корректировать эмоцию, которую вы уже испытываете, но можно пойти еще глубже.

Когда вы не испытываете страх?

Тогда, когда вы делаете то, что вам нравится, что вы должны, но не уверены в конечном результате.

Многие наши клиенты занимаются деятельностью просто потому, что она приносит доход. Но никакой радости от нее нет. Только деньги. И ради денег многие идут на сделки со своей совестью (особенно, имея кредиты и другие платежи). Лишь бы денег было больше. Это и есть невротическое состояние.

Если же человек нашел себя и делает то, что любит, он не боится. Поэтому самореализация так важна. Самореализация — это не только про деньги, но и про ощущение правильности своего пути, ощущения, что занимаешься любимым делом. А превратить это дело в источник дохода всегда можно. Сейчас для этого есть все возможности: и личный бренд, и удаленная работа.

Ощущение правильности пути очень хорошо помогает справиться с прошлыми страхами. И часто психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки проходит и больше не обостряется, если человек следует этой рекомендации.

 

Как справиться с психосоматикой быстрее

 

Посмотрите видео от нашего психолога с опытом более 20 лет Ольги Копыловой. В нем она рассказывает, как формируется психосоматика:

 

Важны два момента: попасть в точную причину и правильно подобрать психологические техники.   Если разбить всю работу по этапам, то целесообразнее идти таким путем:

  1.  определить исходную ситуацию,
  2.  конкретизировать корневую эмоцию (гнев, вина, стыд, горе — у каждого свое),
  3.  подобрать подходящие психологические техники,
  4.  проконтролировать правильность их выполнения,
  5.  скорректировать эмоцию (выработать новые реакции на провокации).

Причем первый шаг по поиску причины вы можете сделать уже сегодня. Для этого пройдите наш тест:

 

Пример: можно долго читать про запор — что это ментальные блоки, нелюбовь к себе. Но в 95% случаев он появляется в состоянии выбора, в подвешенном состоянии. Если у вас при этом есть базовое недоверие и тревожность, запор перерастает в хронический и обостряется в период выбора.

Следовательно, ситуации с выбором никогда не закончатся, но отношение к ним можно изменить психотерапевтическими способами.

Что делает большинство?

Изучают теорию, но улучшения не добиваются.

Дело в том, что самостоятельная работа со своим бессознательным требует большой подготовки.

Нужен ли специалист?

С ним просто будет быстрее. Самостоятельно справиться можно, но получается у единиц и за длительное время.

В нашей практике сроки варьировались от 1 консультации до года. Довольно распространенные случаи — это:

Узнать о работе вместе с нами можно здесь. Тем более, что психосоматика язвы желудка и двенадцатиперстной кишки вполне поддается коррекции, что приведет к уменьшению неприятных ощущений. Здоровья вам и психологического комфорта.

болеет тело, а причины – в душе

Психосоматические болезни: болеет тело, а причины – в душе

Само слово «психосоматика» означает взаимодействие между психикой и телом. Большинство психосоматических заболеваний человека возникают в результате каких-то психологических причин, в основном, под воздействием стресса.

Стрессу все мы подвергаемся постоянно на протяжении всей нашей жизни. Любое воздействие на человека, любая жизненная ситуация или событие, даже радостная — это стресс.

Реакция на стресс у всех совершенно разная. Но всегда возникает готовность к какому-то действию: либо убежать от этой ситуации, либо уничтожить источник опасности (так заложено генетически).

При стрессовой ситуации, мозг объявляет боевую ситуацию готовности №1. Все мышцы напрягаются. В кровь выделяются гормоны, которые помогут организму справится с ситуацией:

  • сердце начинает сильнее и чаще биться
  • дыхание становится поверхностным и учащённым
  • мышцы напрягаются
  • выделяется пот

В результате человек готов совершить действие. Но он его не совершает, а сидит и переживает, что его кто-то обидел (как пример). Получается работа вхолостую: наш организм готов к действиям, а мы его не совершаем. Мозг даёт отбой — действия нет. Через некоторое время опять срабатывает чувство страха и тревоги, мозг снова даёт команду готовности №1… И так по нескольку раз в день.

Как результат — мы получаем сбой саморегуляции в организме.

Какие бывают психосоматические заболевания

При длительном влиянии стресса на организм, начинаются функциональные расстройства организма:

  • у человека начинает прыгать артериальное давление
  • начинаются боли в верхней части спины и шеи, так как при тревоге бессознательно мы подымаем плечи и пытаемся спрятать голову
  • от постоянного напряжения мышц верхней части тела, начинаются головные боли
  • может возникнуть гипервентиляция из-за ощущения нехватки воздуха, мы постоянно пытаемся как можно глубже вдохнуть кислород
  • может возникнуть синдром раздражённого кишечника: урчание в животе, боли, диарея
  • язвенная болезнь желудка очень часто запускается именно стрессовым состоянием — повышенный выброс соляной кислоты для переваривания пищи, которой нет в желудке и как результат — эрозия. На эти места поселяются микробы и процесс пошёл…
  • возникают проблемы с работой сердечно-сосудистой системы, так называемая вегето-сосудистая дистония, как результат тревожного расстройства
  • в стрессе возникают колебания инсулина и глюкозы в крови — частые срывы могут дать толчок к развитию сахарного диабета

Клиницисты прошлого века выделили ряд психосоматических болезней под названием «святая семерка психосоматозов»:

  1. бронхиальная астма
  2. ревматоидный артрит
  3. сахарный диабет
  4. артериальная гипертензия
  5. язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки
  6. неспецифический язвенный коллит
  7. нейродермит

На данный момент к психоматике также относят следующие заболевания:

  • бесплодие
  • панкреатит
  • головные боли
  • воспаление десен
  • кариес
  • алкоголизм
  • наркомания
  • осложнённая беременность
  • нарушение менструального цикла
  • сексуальные дисфункции

Симптомы психосоматических заболеваний

Главные симптомы психосоматических заболеваний:

  1. традиционное лечение не помогает
  2. анализы и обследования больного не показывают наличие болезни, хотя болезнь есть в самом деле (это не симуляция!)
  3. человек становится уверенным в уникальности, особенности своей болезни

При обращении к врачу, мы получаем традиционное лечение, которое временно снимает симптомы, но после окончания курса лечения всё возвращается обратно. Болезнь становится неизлечимой традиционной методикой лечения.

Как лечить психосоматические заболевания

Около половины заболеваний носят психосоматический характер (15—50 %) и они требуют специфического подхода в лечении.

В случае с психосоматическими заболеваниями, необходимо лечить не тело, а причину, которая вызвала заболевание тела. А причина находится в голове — и пока человек не избавится, например, от повышенной тревоги, не научится справляться с её проявлением, до тех пор будут продолжаться эти проблемы.

Поэтому, наряду с традиционным лечением у профильного врача, необходимо обратиться к психотерапевту, неврологу, психиатру, который поможет справиться с психологической причиной заболевания.

Ни одно психосоматическое заболевание нельзя вылечить без коррекции психологического состояния пациента.

Если человек длительное время находится в стрессовой ситуации, поначалу у него развивается тревожное состояние: беспокойство, тревога. Со временем, это состояние может перейти в депрессивное, потому что истощаются защитные механизмы и в этот момент снижается иммунитет. Все защитные системы организма сворачиваются. Человек становится подвержен, в том числе, и простудным заболеваниям. Простудные заболевания нельзя назвать психосоматическим, но за счёт снижения иммунитета под влиянием стресса, больной становится более подвержен вирусным инфекциям.

 

Здоровья вам и гармонии между душой и телом, вашими эмоциями и мыслями!

 

Подготовила психолог Барсукевич Т.Н.

Проявления психосоматики: когда организм просит о помощи

Существует много причин, почему мы болеем, но что делать, когда таблетки не помогают, а врачи не могут поставить диагноз? Обследование показывает, что в организме все в порядке, а тело дает сигнал дискомфорта и боли. Возможно, причиной таких болей является связь с подавленными негативными переживаниями — психосоматика. Организм через боль пытается обратить внимание на проблему. Как разгадать сигналы, которые поступают от нашего тела, что с ними делать, рассказывает специалист по социальной работе семейного центра «Печатники» Светлана Рябова.

Разобраться в причинах

В семейный центр «Печатники» обратилась Наталья с дочерью-подростком. У них не ладились отношения, мама постоянно была на нервах, в беседе с психологом женщина жаловалась на частые головные боли после ссор с дочерью, разбитое состояние.

Специалисты помогли Наталье разобраться, о чем говорят сигналы ее тела, дали ряд рекомендаций по развитию навыков саморегуляции и релаксации. Женщина почувствовала себя значительно легче. Как ни странно, и семейные конфликты прекратились, поскольку Наталья перестала пилить свою дочь, а ее физическое состояние улучшилось.

О чем хотят сказать болезни разных частей тела

Бывает, что у человека возникают болезненные ощущения в определенных ситуациях: например, начинает болеть голова или сердце после ссоры с близкими. Обследование у врачей не показывает наличия отклонений. В этом случае речь идет о психологических причинах болевых ощущений. Если человек обращает внимание на эти сигналы, анализирует и меняет ситуацию, они проходят. Если же нет, то со временем они перерастают в реальные заболевания.

Зрение — видение мира. Любые заболевания, связанные со зрением, реализуют желание закрыть глаза на окружающий мир. 90% случаев возникают вследствие регулярных конфликтов в семье или на работе.

Ушами мы слышим мир. Проблемы со слухом выражают нежелание что-либо слышать от окружающих. Часто болеют «идеальные» дочери, которые каждый день выслушивают наставления от мамы и не смеют ей перечить. Или жены, которых мужья постоянно унижают.

Горло отвечает за речь. Если у нас проблемы с горлом и носом, значит, мы что-то не можем высказать в своей жизни или не выразили протест.

Дыхательные органы отвечают за способность жить полной жизнью, дышать полной грудью. Если вы часто себя ограничиваете в желаемом, ждите бронхита или его товарищей.

Сердце. Проблемы с сердцем чаще всего возникают у эмоциональных людей, которые склонны принимать все слишком близко к сердцу. Также проблемы в области сердца указывают на дефицит радости и любви, уверенность в необходимости постоянного напряжения и стресса.

Пищеварительный тракт (желудок и кишечник) реагирует на «переваривание мыслей», выражает неумение что-то переварить, с чем-то справиться и смириться. А еще пищеварительный тракт отвечает за страх.

Позвоночник — опора организма. Если вы не чувствуете поддержки близких, то проблемы с позвоночником не заставят себя долго ждать. Не тащите все на себе, обращайтесь за помощью к близким, и жить станет проще.

Ноги несут нас по жизни. Соответственно, проблемы с ногами означают неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие целей в жизни, нестабильное финансовое положение и нежелание куда-то двигаться. Сюда относятся проблемы расширения вен, боли в суставах, коленях.

Кожа — то, что мы показываем миру. Она защищает вашу индивидуальность. Соответственно, гнойными угрями часто усыпаны лица неуверенных в себе девушек. Таким образом срабатывает механизм защиты. Но в ситуации с кожей также возможен вариант внутренней подавленной агрессии и недовольства жизнью.

Заболевания женских половых органов (матки, яичников, груди) всегда связаны с отношением к отцу, принятием своей женственности и с отношениями с мужем.

Практика «Я и моя боль»

Это простая практика, которая позволит работать с болевым синдромом вне зависимости от того, какая часть тела просит о помощи. Она не заменит визит к врачу, однако позволит понять, в чем причина. Это в свою очередь будет способствовать восстановлению и выздоровлению. Практика работы с болью или болезненным состоянием проводится по следующему плану:

  1. На первом этапе нужно четко осознать, обозначить симптомы. В чем проявляется ваша боль, в каких ситуациях она возникает?
  2. Вам нужно отождествить себя и симптом. Симптом — это я. В этом заключается идея целостности. То есть: «Кашель — это я. Боль в ноге — это я».
  3. Теперь начинаем анализировать симптом как послание: какие потребности и переживания застыли в вашем симптоме, в вашей болезни? К кому обращено послание? Например: «Я кашляю, потому что хочу высказать негатив по отношению к маме, мужу».
  4. Подумайте, существуют ли более эффективные способы удовлетворения вашей потребности, чем болезнь? Что вы можете сделать в сложившейся ситуации?

Эту технику можно использовать с применением метода пустого стула, когда мы мысленно усаживаем заболевшую часть тела на пустой стул, задаем ему вопросы, затем садимся на этот пустой стул и из роли больного органа отвечаем на свой вопрос. Таким образом, можно установить связь с этой частью тела и разобраться в причинах боли. Затем подумать, что можно сделать, чтобы избавиться от психосоматического симптома или от боли, каким образом можно улучшить ситуацию. Иногда осознание и внутренняя проработка негативных чувств, которые были подавлены, приводит к значительному улучшению состояния.

Здесь помогут

Помощь психолога не заменит визит к врачу, если вы заболели, однако, анализ психологических причин болезней помогает облегчать симптомы. Таким образом вместе с медикаментозным лечением можно достичь более быстрых и эффективных результатов, что позволит избежать перехода болезни в затяжную и хроническую форму.

В случае если родители не знают о том, как можно справиться с психосоматическими симптомами, всегда можно проконсультироваться, обратившись на портал «Мой семейный центр» . Специалисты запишут на дистанционную консультацию к психологам в столичных семейных центрах. Каждый посетитель сайта может воспользоваться картой организаций поддержки семьи и детства. При выборе на карте необходимого района отображаются ближайшие организации с подробной контактной информацией.

Источник

Что такое психосоматика и как это лечить?

Все болезни от нервов? Можно ли заболеть из-за «плохих» эмоций? Что такое психосоматическое расстройство? На эти и многие другие вопросы журнала «Челленджер» отвечает кандидат медицинских наук, врач-кардиолог высшей категории, доцент кафедры факультетской терапии лечебного факультета ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И. М. Сеченова Антон Родионов.

— В 80—90-е годы прошлого века у нас в институте (Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова. — Прим. ред.) работал очень известный психолог профессор Ю. М.Орлов. Ему принадлежала теория «саногенного мышления». Её смысл сводился к тому, что если мыслить правильно, культивировать хорошие эмоции и бороться с плохими, то можно предотвратить множество заболеваний. Надо признать, что для неокрепших умов юных медиков его теория выглядела весьма убедительно…

Могут ли эмоции влиять на здоровье? Определённо да. Быть причиной — нет. Негативные эмоции активизируют симпатическую нервную систему, что, в свою очередь, приводит к повышению артериального давления, увеличению частоты пульса и спазму сосудов. Всем известны истории, когда на фоне, например, испуга или гнева у людей случались инфаркты и инсульты. Повторю: эмоция в этом случае не причина заболевания, а лишь провоцирующий фактор, триггер.

В отдельных случаях негативная эмоция, конечно, может стать и причиной заболевания. Например, если со злости ударить кулаком по стене, можно сломать руку. Вот вам вполне отчётливая причинно-следственная связь. Кстати, не надо забывать и о существовании обратной взаимосвязи. Нередко причиной негативных эмоций становятся хронические телесные страдания. Вспомните Бабу-ягу с костяной ногой — возможно, она была бы очень милой старушкой, если бы не хроническая боль в тазобедренном суставе…

«Все болезни от нервов» — это миф?

Это даже не миф, это просто старая студенческая шутка. Полная цитата звучит так: «Все болезни — от нервов, и только пять — от любви» (имеется в виду пять классических венерических болезней). Впрочем, хронический стресс — действительно доказанный фактор риска развития как минимум сердечно-сосудистых заболеваний. Несколько лет назад при помощи позитронно-эмиссионной томографии (высокоточного исследования, позволяющего изучать обменные процессы в различных тканях) учёные выявили механизмы, трансформирующие стресс в хроническое воспаление, которое, в свою очередь, служит ключевым механизмом развития атеросклероза.

— Однако повторяю снова и снова: стресс не причина болезней, а один из факторов риска, который работает лишь сообща с другими факторами, прежде всего генетическими.

Психосоматическое расстройства: каковы причины и механизмы их возникновения?

Психосоматические заболевания — это группа болезней, которые проявляются телесными страданиями (то есть симптомами заболеваний внутренних органов), но их основная причина всё же кроется в неполадках со стороны нервной системы. К ним относят целый спектр желудочно-кишечных расстройств (функциональная желудочная диспепсия и синдром раздражённого кишечника), фибромиалгию (специфический болевой синдром в проекции суставов), гипервентиляционный синдром (ощущение нехватки кислорода и потребность в частом дыхании) и много чего ещё.

То, как связаны между собой психические страдания и соматические симптомы, поясню на примере самой распространённой жалобы, с которой пациенты приходят к кардиологу — ощущения учащённого сердцебиения. Тахикардия (частый пульс) в норме возникает, когда надо отреагировать на внешний раздражитель, например убежать от опасности. В этой ситуации мышцам нужно больше крови, следовательно, сердце должно увеличить частоту сокращений. Но когда опасность проходит, пульс нормализуется. Пациент с невротическим расстройством внешне спокоен, за ним никто не гонится, ему никого не нужно догонять, но головной мозг даёт сигнал: «Ты в опасности, убегай!» В результате активируется симпатическая нервная система, повышается давление и учащается пульс. Пациент чувствует себя плохо… В этом случае лечить тахикардию как отдельный симптом по меньшей мере нелепо — надо лечить само невротическое заболевание, причём лечить таких пациентов должен не кардиолог, а психиатр или психотерапевт.

Что касается детской психосоматики, расскажу ещё одну историю. Недавно на приём пришла молодая женщина. Она выглядела очень встревоженной и всё время пыталась меня расспросить о здоровье своего мужа, хотя, по моим представлениям, её муж вполне мог сам прийти на приём. В разговоре выяснилось, что муж (много работающий и хорошо зарабатывающий человек) дома постоянно кричит на жену и ребёнка, при этом ещё успешно манипулирует своим повышенным давлением, но лечиться не хочет. В конце нашей встречи женщина спросила, нет ли у меня на примете хорошего невролога, специалиста по детским тикам… Стоит продолжать рассказ? По-моему, не надо быть доктором Хаусом, чтобы понять простую вещь: большинство преходящих неврологических и невротических симптомов у детей — это проблема с родителями.

Что такое «чикагская семёрка» и насколько актуальна такая классификация в наши дни?

Классификации психосоматических расстройств мне не очень нужны в повседневной работе, да и про «чикагскую семёрку» я впервые узнал благодаря этому вопросу. Прочитал и ужаснулся. Неужели в XXI веке кто-то всерьёз может рассматривать их как «болезни неотреагированных эмоций»! Перечислю эти семь заболеваний с указанием их истинных причин:

  1. Артериальная гипертензия — заболевание, в основе которого лежит генетическая предрасположенность, реализуемая десятком дополнительных факторов (курение, избыточный вес, злоупотребление солью, гиподинамия, повышение уровня сахара и холестерина и так далее). Стресс — лишь один из факторов риска, но далеко не основной.
  2. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки — заболевание, причина которого прекрасно изучена ещё в конце XX века. Это микроорганизм по имени Helicobacter Pylori. Да, описаны острые «стрессовые» язвы, но это совсем другая история.
  3. Воспалительные заболевания кишечника (неспецифический язвенный колит и болезнь Крона) — группа воспалительных аутоиммунных заболеваний с генетической предрасположенностью.
  4. Нейродермит (атопический дерматит) — заболевание, имеющее генетическую предрасположенность. Стрессовый фактор лишь в некоторых случаях может быть причиной обострения.
  5. Бронхиальная астма — хроническое воспалительное заболевание с чёткой генетической предрасположенностью. Иногда стресс может способствовать обострению, а иногда и наоборот — стимуляция симпатической нервной системы приводит к расширению бронхов.
  6. Тиротоксикоз (гиперфункция щитовидной железы) — классическое аутоиммунное заболевание, в основе которого лежит выработка антител к тканям щитовидной железы. Здесь горе-психологи вообще путают причину и следствие. Тиротоксикоз очень сильно меняет характер человека — он становится плаксивым, вспыльчивым, нервным. После излечения тиротоксикоза психические проявления полностью уходят.
  7. Ревматоидный артрит — болезнь с неизвестной природой (обсуждается связь генетических и инфекционный факторов). Однако стресс тут точно ни при чём.

Болезнь Паркинсона возникает из-за стремления к контролю? Аденоиды у детей появляются, когда они чувствуют, что родители их не любят?


Приведённые примеры — плод неуёмного воображения диванных психологов. У обеих болезней есть гораздо более понятные причинные факторы, хотя и не до конца изученные. А вот психосоматические заболевания желудочно-кишечного тракта (функциональная диспепсия, синдром раздражённого кишечника) действительно характерны для людей мнительных, тревожных и неуверенных в себе. В древности даже существовала поговорка: любой невропат — колопат (colon — лат. «толстая кишка»).

Ипохондрия — это тоже психосоматика?

Строго говоря, «ипохондрическое расстройство» — это не психосоматика, это чистая «психика», то есть настоящее тревожное невротическое расстройство, в рамках которого пациент бесконечно ищет у себя соматические заболевания и цепляется к самым безобидным симптомам. Моя почта переполнена письмами от ипохондриков, которые, обнаружив у себя несколько десятков экстрасистол (внеочередных сокращений сердца), тут же интересуются, какова теперь у них вероятность внезапной смерти.

Как происходит диагностика психосоматических расстройств?

Пациенты с психосоматическими расстройствами могут посещать врачей любой специальности. У кого-то болезни проявляются немотивированной одышкой и сердцебиением, у кого-то тошнотой, рвотой и поносом, а у некоторых — болевыми синдромами.

— Главный диагностический критерий — обследование, зачастую неоднократное — не позволяет обнаружить никаких признаков органического заболевания.  Именно этот факт должен навести на мысль о необходимости консультации с психиатром или психотерапевтом.

Основа диагностики — беседа с пациентом. Уже только на основании того, как пациент излагает жалобы, можно задуматься о наличии психосоматических расстройств. Если врач располагает достаточным временем для выяснения обстоятельств, связанных с началом или обострением заболевания, если найдёт аккуратные слова для выяснения психотравмирующих ситуаций, то картина болезни начнёт вырисовываться. Как я уже сказал, диссоциация между жалобами и отсутствием органической патологии — важный аргумент в пользу «психосоматики». Конечно, разумный объём дообследования всегда необходим, но он не должен быть избыточным.


Приведу в пример одно из классических психосоматических заболеваний — синдром раздражённого кишечника (СРК). В России считают, что для установки диагноза нужно обязательно сделать колоноскопию — непростое и недешёвое эндоскопическое обследование толстого кишечника. Во всём мире считают иначе. Если длительные симптомы кишечного дискомфорта (поносы или запоры, вздутие живота и так далее) не сопровождаются наличием так называемых «красных флагов» (снижение веса, кровь в кале, воспалительные изменения в анализах крови, поздний возраст начала болезни и наличие онкологических заболеваний у близких родственников), то мучить пациента такой непростой процедурой, как колоноскопия, смысла нет — диагноз СРК весьма вероятен.
Сколько лет проходит от обращения пациента с психосоматическим расстройством до постановки ему корректного диагноза? Бывает по-разному. Мне кажется, что если правильно построить общение с пациентом, то это совсем не сложно. Но мы этому хорошо обучены. Дело в том, что наш ныне покойный учитель, бывший директор клиники факультетской терапии Первого меда (ныне Сеченовский университет) профессор В. И. Маколкин большое внимание уделял изучению психосоматической патологии, в результате чего на базе клиники был фактически создан небольшой психосоматический центр. Сотрудники клиники довольно хорошо ориентируются в патологии такого рода, кроме того, нас поддерживает команда из нескольких психиатров.
Иногда случается, что от начала заболевания до получения профессиональной помощи проходят годы. Сложно сказать, с чем это связано. Скорее всего, с тем, что коллеги «не видят» психосоматику или же стесняются отправить пациентов к психиатру, опасаясь, что пациенты их неправильно поймут.

Как лечить психосоматику?

Всё зависит от ситуации; понятие «психосоматические расстройства» слишком широкое. В лёгких случаях специфическое лечение вообще не требуется, достаточно детальной беседы врача с пациентом и разъяснения сути происходящего. Дело в том, что порой пациента тревожат не столько сами симптомы, сколько неизвестность и подозрение на серьёзные органические заболевания. Если объяснить, что за «ощущением неполного вдоха» или «покалываниями в сердце» не стоят органические болезни сердца и лёгких, многих пациентов это вполне удовлетворит.

В отдельных случаях врач-интернист (терапевт, кардиолог, гастроэнтеролог и другие) самостоятельно может назначить психотропную терапию, если он умеет, конечно, это делать. Скажем, квалифицированный гастроэнтеролог вполне может и должен сам назначать антидепрессанты пациентам с функциональными заболеваниями желудочно-кишечного тракта, не прибегая к помощи психиатров. Зачем антидепрессанты гастроэнтерологическим пациентам? Они нужны для того, чтобы разорвать патологическую связь между сигналами в головном мозге и симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта. Кстати, антидепрессанты давно уже перестали быть специфическими препаратами для лечения депрессии. Их с успехом применяют и в терапии некоторых болевых синдромов.

Если интернист чувствует, что пациенту нужна серьёзная комбинированная терапия, то лучше подключить к лечению психиатра, так как психофармакология довольно сложна и арсенал препаратов многообразен. Желательно консультироваться не просто с психиатром из районного диспансера, а со специалистом, который имеет опыт работы именно с психосоматическими пациентами.


Психотерапия (то есть лечение в разговорном жанре) может быть весьма полезна многим пациентам с психосоматическими расстройствами. Есть только два минуса: это дорого и долго. Противопоказание к психотерапии — симптомы «большого» психического заболевания (бредовые расстройства, галлюцинации), впрочем, это уже выходит за рамки темы «психосоматика».

А вот что пациенту точно не нужно — это видимость лечения с использованием пустышек: витаминов, «общеукрепляющих», «метаболических», «сосудистых» препаратов и так далее.

Могут ли психосоматические заболевания со временем трансформироваться в соматические патологии?

Маловероятно. Вернёмся в начало. Факторами риска они могут быть, причиной — нет. То есть гипервентиляционный синдром не превратится в астму, СРК не станет язвенным колитом, фибромиалгия не трансформируется в ревматоидный артрит. Важно только понимать, что с возрастом увеличивается риск настоящих соматических заболеваний. Нужно только не пропустить их начало.


Что такое психогигиена и чем она может помочь?

Пожалуй, психогигиена может быть способом профилактики подобных расстройств, хотя это не так-то просто. Здесь снова уместно вспомнить теорию «саногенного мышления» Ю. М. Орлова.
От себя добавлю четыре позиции, которым стараюсь следовать сам (подробнее об этом — в моей книге «Здоровье сердца и сосудов»):
  • ограничивайте негативный информационный поток. Не позволяйте телевизору работать в фоновом режиме. Лучше включайте музыку или любимые фильмы в записи;
  • отделяйте рабочее от домашнего. Заведите два телефонных номера — для домашних и для служебных разговоров, отключайте рабочий мобильник дома, в выходные и в отпуске;
  • вспомните о самом тяжёлом событии в вашей жизни. Может, всё остальное не стоит того, чтобы сходить с ума?
  • лучший способ избавиться от накопившейся усталости и раздражения — физическая активность.

И последнее. Если чувствуете, что что-то в жизни идёт совсем не так и самостоятельно выкарабкаться не получается, не стесняйтесь обращаться к специалистам в области психиатрии и психотерапии. Современная психиатрия ушла далеко вперёд по сравнению с классическим представлением о ней в фильме «Полёт над гнездом кукушки».

Если вы хотите грамотно использовать все возможности современной медицины, а также не стать жертвой сомнительного лечения и избыточной диагностики, книги из курса «Академии доктора Родионова» — вам в помощь. Все авторы серии не только практикующие врачи и специалисты, но и наши постоянные эксперты (за что им огромное спасибо).

Фото: shutterstock.com


Ссылка на публикацию: the-challenger.ru

В «клинике»открылось новое направление в лечении целого спектра различных заболеваний

Лечение основывается на современных взглядах на психосоматические причины многих заболеваний. За подробностями мы обратились к ведущему прием клиническому психологу Негрееву Михаилу Михайловичу.

Первый вопрос: что такое психосоматические заболевания и в чем актуальность этого подхода?
Психосоматические заболевания — это заболевания, в возникновении и протекании которых, решающую роль играют психологические причины: стрессы, негативные эмоции, внутренние конфликты, а также другие психологические факторы.
По данным ВОЗ, из всех пациентов, обращающихся к врачам, процент психосоматических больных составляет от 38% до 42%.
И, на мой взгляд, это лишь верхушка айсберга. Признанными как психосоматические в настоящее время являются лишь ряд заболеваний, в отношении других пока нет достаточных данных, но многие специалисты приходят к мнению, что психологический фактор имеет решающее значение в широком кругу патологических состояний. И вполне может оказаться, что список психосоматических заболеваний в будущем будет значительно шире. Для таких исследований необходим глубокий и системный подход, который применяется в исследованиях фармацевтических компаний, это дорого, хотя очень перспективно. Вероятно поэтому в современном мире лечение в подавляющей части происходит лекарственными препаратами.

В каких же заболеваниях психологический фактор наиболее силён и играет решающую роль?
Перечислю те, психосоматика которых как причина у большинства специалистов сомнений не вызывает и это:

  • эссенциальная артериальная гипертензия;
  • язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки;
  • ишемическая болезнь сердца;
  • неспецифический язвенный колит;
  • бронхиальная астма;
  • нейродермит;
  • инсулиннезависимый диабет второго типа;
  • ревматоидный артрит;
  • психосоматический тиреотоксикоз.

Потенциально высокая вероятность присутствия психологического фактора в структуре болезни свойственна чаще заболеваниям с хроническим течением. Сам психологический фактор может выступать как первопричиной заболевания, так и в качестве вторичной, поддерживающей заболевание, основы.

Страдающие данными заболеваниями должны обращаться к психологам, а не к врачам?
Любой заболевший человек в первую очередь должен обращаться за медицинской помощью к врачу. На основе исследования необходимо установить диагноз. Назначаемое медикаментозное лечение позволяет организму справиться с проявлениями заболевания. Роль психолога в такой острый период скорее вспомогательная, основной она становится в период рецессии — когда острые проявления заболевания исчезают.
В такие периоды рецессии есть возможность сосредоточиться на выявлении скрытых от повседневного внимания внутренних переживаниях и страхах, внутриличностных конфликтах, которые потенциально могли привести к развитию заболевания, либо играть роль поддерживающего фактора.

Каким образом внутренние переживания могут оказывать такое сильное воздействие на организм и приводить к заболеваниям?
Лучше всего рассмотреть такой механизм на примере, пусть и упрощенном, но все же достаточно наглядном.
Представим довольно распространенный случай, когда ребенок воспитывается родителями, которые «знают что для ребенка лучше». В развитии ребенка они больше руководствуются своими знаниями, упуская реальные желания и потребности самого ребенка. Ребенок загружается различными занятиями, из лучших побуждений в нем стараются развить определенные навыки и свойства личности — родители очень хотят чтобы их ребенок был успешным и счастливым.

Сам ребенок очень любит своих родителей и старается соответствовать их ожиданиям — ребенку очень важно чтобы его любили и он идет на встречу всем пожеланиям родителей добровольно, а иногда и смиренно. У ребенка могут возникать свои потребности и желания, но их приходится подавлять, потому что сопротивляться родителям невозможно. В такие моменты в ребенке растет протест, возникает гнев, потребность плакать. Чаще всего ребенок подавляет в себе эти чувства, потому что часто они порицаемы или даже наказуемы, а также ребенку страшно потерять любовь родителей и он идет на жертвы.

Таким образом в сознании ребенка формируется образ/установка, что любят его когда он «хороший», «послушный» и что опасно следовать своим желаниям, потребностям.

Взрослея, такой ребенок постепенно забывает события детства, установки уходят в область неосознанного. В процессе жизни, уже по привычке принимая как естественное, этот повзрослевший ребенок во всем следует «правильному» поведению, навязываемым нормам, старается быть «стандартным» и не выделяться из толпы. Своих желаний и стремлений начинает стесняться, как и прежде подавляет их. Внутренняя неудовлетворенность жизнью растет, жизнь кажется серой и непривлекательной.
Внутри такого человека растет протест, растет агрессия, растет негативное восприятие мира. Все больше сил уходит на подавление этих порицаемых обществом проявлений психики. Такие процессы происходят уже полностью бессознательно, где-то в глубине «души». По сути такой человек живет с запретом быть собой, свободно и естественно проявлять и удовлетворять свои потребности в развитии и самореализации. В том числе это одна из причин развития пагубных вредных привычек.

Внутреннее напряжение гнева через вегетативную нервную систему воздействует на эндокринную систему, вызывая хронический вброс в кровеносную систему гормонов и активных веществ, которые приводят к повышению кровяного давления, тахикардии, аритмии, спазму мускулатуры тела. Такой процесс длится годами и становится стойким. Вначале ресурсы организма позволяют сгладить такой эффект, но со временем ресурсы организма истощаются. Человек обращается к врачу и начинает симптоматическое лечение сначала в периоды обострения, а далее на постоянной основе, при этом сама причина остается глубоко скрытой. Патологический процесс продолжает прогрессировать, качество жизни значительно страдает.
Вот примерный вариант развития патологического процесса в организме на основе психологических проблем. И в таких проблемах могут быть «виновны» не только события детства, но и сильные стрессовые ситуации во взрослой жизни.

Конечно весь спектр возможных механизмов взаимодействия психики и тела сложно описать в рамках небольших статей, это очень глубокие темы, тем более что многие до сих пор и не до конца изучены. Важно понимать, что такие взаимосвязи существуют и необходимо воздействовать на болезнь не только медикаментозно, но и устранять психологические причины, которые во многих заболеваниях являются, повторюсь, определяющими или поддерживающими. Иначе заболевание рискует стать прогрессирующим или хроническим.

Указанные примеры носят общий, упращенный, описательный характер, на практике работа ведется со сложным комплексом внутренних противоречий, появление которых относится в том числе к самым ранним годам пациента.

Какие проявления свидетельствуют о наличии психологического фактора, способного привести к заболеванию?
Таких проявлений много и нужно отметить, что невротические способы взаимодействия с внешним миром уже стали почти нормой. Это следствие накопления внутренних противоречий, неосознанной борьбы желаний и запретов, а также стрессовых ситуаций в важных для человека сферах жизни. Этому также способствуют бытующие взгляды на воспитание и на нормы поведения.

Если человек чувствует внутреннюю скованность, сталкивается с трудностями в коммуникации и социальных связях, если в его жизни часто повторяются однотипные ситуации, высокая травматичность и конечно склонность к вредным привычкам — все это свидетельствует о значительной степени внутренних противоречий, устаревших внутренних установок и других помех для нормального функционирования личности. Это все свидетельствует о том, что внутриличностный конфликт, либо запечатленная травматичная для психики ситуация, уже значительно влияет на поведение человека и может проявиться соматически в виде болезни. К этому необходимо добавить хроническую усталость, раздражительность, плаксивость, чувство пустоты и депрессивные состояния — будет лучше обратиться за консультацией к психологу. А при соматических проявлениях, к примеру, тахикардии, одышке и т. п., не откладывать визит к врачу, чтобы не упустить время для поддержки здоровья, и успеть более эффективно поработать на уровне психосоматического подхода.

Как Вы планируете донести информацию до нуждающихся в таком лечении?
Мы планируем выпустить ряд статей по заболеваниям различных органов и систем с целью осветить эти проблемы с точки зрения психосоматического подхода. Будем очень рады если нуждающиеся в нашей помощи смогут ознакомиться с этими статьями здесь на сайте и принять решение об актуальности для них такого подхода.

Если актуальность для кого-то уже очевидна и просто было сложно сделать выбор, приглашаем к нам на консультацию в рамках акции, которая позволяет получить первую консультацию бесплатно. Это позволит Вам лично оценить психосоматический подход и будет проще принять решение о его применении.

Запись на бесплатную консультацию по тел. 56-01-46

Психосоматика лишнего веса у женщин

Принято считать, что основная причина ожирения – это неправильное питание и недостаточная физическая активность. Но исследования показывают, что у избыточного веса есть психосоматические причины. Если это так, то похудеть, просто соблюдая диету, не получится, необходимо устранять психологические проблемы.

Причины ожирения

Ожирение считается одной из болезней цивилизации. Людям стала доступна высококалорийна пища, но при этом снизилась физическая активность. Работа, сидя в офисе, дорога домой сидя в транспорте и зачастую вечерний отдых сидя на диване уменьшают потребность в калориях. Но потребление при этом никто не снижает, калорийность пищи увеличивается за счет большого количества простых углеводов – сладкого, мучного, а также животных жиров.

Исследования показывают, что причин ожирения много:

  • неправильное питание – это не только большое количество калорий, но и несоблюдение режима приема пищи, голодание в первой половине дня и большое количество еды вечером перед сном;
  • недосыпание – отход ко сну после 12 часов ночи нарушает выработку гормона мелатонина, грелина и лептина, которые регулируют аппетит. Человек, который мало спит или не спит ночью, больше подвержен ожирению;
  • лекарственные препараты – прием гормонов, антидепрессантов, может спровоцировать повышенный аппетит или нарушение липидного и углеводного обмена;
  • генетическая предрасположенность – доказано, что у родителей с ожирением дети склонны к появлению избыточной жировой ткани;
  • эндокринные заболевания – гипотиреоз, сахарный диабет 2 типа, болезнь Кушинга часто сопровождаются ожирением, у мужчин патологическая прибавка веса наблюдается при дефиците тестостерона, а у женщин при нехватке эстрогенов, поликистозе яичников;
  • патология центральной нервной системы – травмы головного мозга, некоторые типы опухолей могут провоцировать нарушения пищевого поведения. Некоторые психические расстройства также сопровождаются перееданием и избыточным весом.

Женщины склонны к набору веса в определенные периоды жизни. Иногда предменструальный синдром сопровождается развитием отеков и прибавкой массы тела. Это связано с недостатком гормона прогестерона. Многие ощущают, что накануне начала месячных и в первые дни начинают больше есть, что вызывает серьезные колебания массы тела.

Риск набрать лишний вес возрастает во время беременности. Гормональная перестройка приводит к активному запасанию жира. В среднем масса тела за беременность увеличивается на 10-15 кг, но некоторые женщины набирают 20-25 кг. Особенно к этому склонны беременные худощавого телосложения.

В период климакса снова возрастает риск ожирения. Нехватка эстрогенов сказывается на метаболизме в жировой ткани и приводит к постепенному набору массы тела, от которой избавиться очень тяжело.

Психологические причины лишнего веса

В медицине психосоматика выделена в отдельную область, которая активно развивается. Психосоматические причины установлены у многих болезней, ожирение – в их числе. Считается, что в основе развития патологии лежит реакция организма на эмоциональное переживание. сначала она вызывает функциональные изменения, которые легко корректируются при устранении проблемы, а затем – патологические нарушения в работе.

Психологи объясняют, что неразрешенный внутренний конфликт, ситуация, которая эмоциональна неприятна человеку, может уходить в подсознание и оставаться нерешенной. Но она остается на бессознательном уровне и приводит к нарушениям пищевого поведения или проблемам с другими органами.

Психосоматика лишнего веса у женщин может быть связана со следующими факторами:

  • заедание стресса – условно, если в детстве плачущему ребенку сразу предлагали что-то сладкое, это действие закреплялось в подсознании. Взрослая женщина также при негативных эмоциях старается съесть что-то вкусное, чтобы поднять настроение. Чаще всего это сладости, фастфуд, алкоголь, который тоже ведет к набору веса и-за высокой калорийности;
  • заниженная самооценка – психологи считают, что у неуверенных в себе женщин активируется избыточное потребление пищи, которое приводит к лишнему весу. Так они становятся более заметными для окружающих, но продолжат жить с низкой самооценкой;
  • желание стать некрасивой – женщины, которые подверглись изнасилованию в раннем возрасте, психологически усиливают аппетит. Так подсознательно они стараются обезобразить свое тело, чтобы избежать повторения неприятных событий;
  • защита от окружающего мира – потребление большого количества пищи и наращивание слоя жира позволяет скрыться, выстроить ощутимый барьер. Это наблюдается как у стеснительных людей, так и у жертв физического или психического насилия;
  • дефицит внимания в детстве или в замужестве – психологические причины связаны желанием стать более заметной для родителей, которые не уделяют достаточно времени девочке. Замужние женщины иногда начинают набирать вес, когда у супруга исчезает к ним интерес;
  • нежелание нравится противоположному полу – корень проблемы также находится в детстве, когда девочке навязывали ложные стереотипы поведения, ограничивали общение с юношами или внушали, что красота и сексуальность – это плохо. Подсознательно девушка начинает менять свое тело, скрывать его под слоем жира.

Психосоматика может усиливать метаболические нарушения в организме и приводить к развитию ожирения, которое устойчиво к диетам и требует специального комплексного лечения.

О чем говорит распределение жира по телу

Психологи считают, что об эмоциональных проблемах можно судит по характеру распределения жира в теле женщины. Второй подбородок появляется при недосказанности, страхе выразить свои мысли вслух. Жировые отложения в области плеч и спины связывают с грузом прошлого, который женщина продолжает нести на себе или глубоким чувством вины. Жировые складки на спине в области поясницы – это показатель чувства вины и стыда за свои проступки или ошибки. В целом, распределение жира в верхней части тела является отражением повышенной ответственности за окружающих, стремление помочь всем часто в ущерб своим интересам.

Психосоматика объясняет распределение жировых отложений в нижней части тела следующим образом:

  • ягодицы – нереализованность в сексуальной жизни, излишнее упрямство, эгоцентризм;
  • живот – излишняя обеспокоенность, большое количество нереализованных идей, который женщина носит в себе, некоторые психологи связывают его с проблемами между матерью и ребенком;
  • бедра – детские страхи и обиды, инфантилизм или чувство стыда;
  • галифе – область бессмысленных накоплений, когда женщина сохраняет ненужные ей отношения, ходит на нелюбимую работу, бережет неприятные эмоции.

Похудение у женщин с психологическими причинами ожирения возможно только после тщательной работы с психологом и психотерапевтом, которые помогут найти корень проблем и разобраться в себе.

Как решить психологическую проблему лишнего веса

Лечить ожирение, которое является психосоматикой, необходимо совместно с психологом. Но сначала необходимо убедиться, что проблема имеет психологическую причину и не связана с эндокринными расстройствами или другими заболеваниями. Для этого проводят обследование у терапевта и эндокринолога.

Иногда толчком для успешного похудения становится заключение врача-диагноста, которое говорит о серьезном износе внутренних органов. Часто ожирение 2-3 степени сопровождается жировым гепатозом (ожирение и нарушение функции печени), повышенным риском атеросклероза, нарушением толерантности к глюкозе и склонностью к скачкам артериального давления в молодом возрасте.

Для лечения психосоматики важно найти опытного психолога, который поможет найти причины переедания и научит контролировать свои желания. Этот процесс занимает много времени и строится из нескольких этапов, на которых психолог предложит выполнять определенные упражнения:

    Выделение у себя субличностей, одна из которых стремится переедать, а вторая – контролировать. В психологии обычно рекомендует дать им имена и настроиться на диалог, во время которого можно определить причины, почему женщина переедает, как одна ее сторона контролирует этот процесс, а вторая мешает.
    Поиск мотивации, или выгоды лишнего веса. Женщина может обвинять ожирение в неудачах, которые с ней происходят. Но подсознательно она часто оправдывает себя, ищет выгоду в этом положении. Благодаря такому упражнению она может определить свои потребности, которые удовлетворяет при помощи лишнего веса, и найти другой способ их удовлетворения.
    На третьем этапе психолог предлагает ответить на вопросы о лишнем весе, распределить ответы в колонки с плюсами и минусами. Убедившись, что минусы ожирения больше, женщина может настроиться на решительное похудение.

Иногда проблемы в эмоциональной сфере или переживания настолько значительные, что требуют медикаментозной коррекции. Врач может назначить успокоительные препараты растительного происхождения, которые не нанесут вреда и помогут сохранять психическое равновесие. Это могут быть таблетки валерианы, настойка пустырника, Новопассит или Персен. Эти лекарства не нарушают углеводный обмен, в отличие от антидепрессантов.

Кроме поиска причины употребления высококалорийной пищи, при помощи психологии можно попробовать отказаться от нее, если выстроить правильную мотивацию. Хорошо срабатывают психологические приемы, когда одну и ту же порцию еды дробят на мелкие кусочки. Они визуально выглядят более объемными, чем один большой кусок мяса или другого блюда. Помогает замена стандартных тарелок для приема пищи на мелкие, которые зрительно увеличивают количество еды.

При психосоматических причинах лишнего веса необходимы положительные эмоции, которые будут вытеснять неприятные переживания и помогут пережить стресс. Для подкрепления можно использовать:

  • творчество – рисование, пение, игру на музыкальных инструментах, танцы – любые направления, которые помогут избавиться от негатива ил переключиться на хорошие эмоции;
  • спорт – если ожирение не достигло тяжелой стадии, когда физическая активность ухудшает самочувствие, можно вспомнить про прежние увлечения или найти новые. Это могут быть игровые командные виды спорта, единоборства или любые другие виды активности;
  • хобби – помогает не употреблять калорийную пищу, а отвлечься от неприятностей, переключить внимание на действия, которые доставляют удовольствие.

Результаты похудения при психосоматических причинах нужно фиксировать, чтобы женщина видела перемены в лучшую сторону. Но взвешивание не должно быть ежедневным, т.к. масса тела может колебаться. Луше становиться на весы раз в неделю, чтобы подтверждать положительные сдвиги.

Дополнительные меры для похудения

Только при помощи психологии похудеть нельзя, необходимо снижать калорийность пищи и увеличивать физическую нагрузку. Для этого диетолог или эндокринолог составляет специальную диету, в которой будет дефицит калорий 10-20% от суточной потребности. Из рациона исключают следующие продукты:

  • выпечка из белых сортов муки, черный хлеб, который усиливает брожение в кишечнике;
  • сладкое в любом виде, его можно заменить на сухофрукты или свежие фрукты;
  • жирные сорта мяса;
  • любые продукты, стимулирующие аппетит – острое, копченое, газированные и алкогольные напитки.

Обязательно нормализуют питьевой режим, женскому организму требуется не менее 1,5 л воды, а в жаркую погоду, при активных физических нагрузках это количество может возрастать до 2-2,5 л.

Чтобы похудеть, необходимо уменьшить всасывание поступающих жиров. Поэтому женщинам с критическими формами ожирения врач может назначить специальные препараты для снижения веса. Эффект доказан у следующих препаратов:

  • клетчатка в различных видах – увеличивает объем содержимого кишечника, адсорбирует на себе часть липидов и не позволяет им всасываться, создает условия для размножения нормальной микрофлоры кишечника, которая синтезирует витамины группы В и К;
  • Орлистат – подавляет активность липаз – ферментов, которые участвуют в расщеплении жиров, поступающих с пищей. Поэтому липиды выходят наружу естественным путем и нее всасываются, что ускоряет снижение веса.

Используют различные биологически активные добавки, которые помогают восполнить дефицит витаминов, улучшить пищеварительную функцию.

Физическая нагрузка при сильном ожирении не всегда возможна из-за большого живота, объемных бедер, которые мешают движению. Часто женщины из-за лишнего веса страдают одышкой. Поэтому начинают увеличивать физическую активность с занятий ЛФК, а после появления положительной динамики и увеличения толерантности к нагрузкам, переходят на более активный спорт.

Когда стоит обратиться к врачу

Часто набор веса у женщин сопровождается не только функциональными расстройствами, ожирение подкрепляют другие заболевания. В этом случае похудеть без помощи врача не получится, а иногда необходимо лечить основную патологию.

Лишний вес и склонность к перееданию может быть одним из симптомов тяжелой депрессии. Почему развивается эта форма заболевания, точно неизвестно, но один и факторов ее развития – нарушение синтеза или метаболизма серотонина в головном мозге. Поэтому решить проблему без специальных препаратов нельзя. При депрессивных расстройствах не помогут растительные успокоительные, необходимо принимать антидепрессанты. Эти лекарственные средства продаются только по рецепту врача и подбираются индивидуально. А для пациенток с лишней массой тела у таблеток не должно быть стимулирующего влияния на аппетит.

Большой живот, плечи с излишком жира, тонкие руки и ноги – частый признак болезни или синдрома Кушинга. Эта патология связана с нарушением выработки гормонов надпочечников, что определяет специфическое отложение жира. Патология сопровождается не только ожирением. Для болезни Кушинга характерно нарушение углеводного обмена и склонность к развитию сахарного диабета, резко выраженный иммунодефицит, половые расстройства. Похудеть можно только устранив гормональные нарушения. Часто для этого требуется хирургическое удаление опухоли, продуцирующей избыток кортизола.

У женщин репродуктивного возраста ожирение, которое сопровождается гирсутизмом, высыпаниями на лице и нарушениями менструального цикла, является показателем поликистоза яичников. Это гинекологическая эндокринная патология. Для нее характерно отсутствие овуляции, бесплодие, нарушение выработки инсулина, что со временем может привести к сахарному диабету. Лечение поликистоза – в легких случаях гормональная терапия, в тяжелых – хирургическое вмешательство.

Если имеется лишний вес, который появился из-за психогенного переедания, необходимо обращать внимание на любые изменения со стороны здоровья. Постоянное чувства жажды в нежаркую погоду, большой объем теряемой мочи, головокружение могут быть первыми симптомами сахарного диабета 2 типа. Для его лечения не применяют инсулин, в большинстве случаев достаточно диеты и использования специальных таблеток от диабета.

Если лишний вес у женщины связан с психосоматическими причинами, необходимо действовать комплексно. Но одной работы с психологом и коррекции эмоций недостаточно. Если не увеличивать расход калорий и не снизить их поступление, масса тела останется на месте.


Очагова Алена Евгеньевна, врач-терапевт медицинских кабинетов 36,6.

 

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ, ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ НЕОБХОДИМО ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ

Психологические расстройства при желудочно-кишечных заболеваниях: эпифеномен, причина или следствие?

Резюме

История вопроса

Психологические расстройства десятилетиями ассоциировались с синдромом раздраженного кишечника (СРК) при отсутствии другой объективной этиологии. Однако такие ассоциации очевидны и при других хронических заболеваниях с более четко определенным патогенезом, таких как язвенный колит. В этом исследовании мы изучили распространенность и тяжесть психологических расстройств среди пациентов с СРК и язвенным колитом (ЯК) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

Методы

Был проведен обзор англоязычной литературы для выявления исследований методом случай-контроль, в которых сообщается о распространенности депрессии или тревоги в популяциях СРК и ЯК по сравнению со здоровым контролем. Нашей первичной конечной точкой была объединенная распространенность или средний балл депрессии или тревоги в популяции с СРК или ЯК по сравнению со здоровым контролем.

Результаты

Были включены семь исследований типа «случай-контроль» по оценке СРК и три исследования по оценке ЯК. Во всех исследованиях СРК и ЯК сообщалось о избыточной распространенности и тяжести депрессии, а также тревоги по сравнению со здоровым контролем.Распространенность депрессии по сравнению со здоровым контролем составила 39% в исследованиях случай-контроль ЯК и 33% в исследованиях СРК, а также повышенная тревожность присутствовала в исследованиях случай-контроль ЯК (42%) и СРК (19%). Показатели тревоги и депрессии были выше (представляя более тяжелые симптомы) как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

Выводы

Тревожные и депрессивные расстройства связаны как с СРК, так и с ЯК. Неспецифическая связь между этими психологическими и желудочно-кишечными расстройствами может свидетельствовать о том, что хронические желудочно-кишечные заболевания могут влиять на психосоциальное поведение.

Ключевые слова: Аффективные расстройства, синдром раздраженного кишечника, колит, язвенный

Введение

Расстройства неизвестной этиологии исторически были связаны с психосоматическими причинами. В гастроэнтерологии одним из примеров является язвенный колит (ЯК) до появления гибкой эндоскопии. Исторически ЯК был связан с анальной регрессией по Фрейду, вызванной трудной дилеммой, стоящей перед пациентом [1]. Психосоматическая гипотеза ЯК оставалась важной в течение многих десятилетий.Оценки психосоматической теории [2] проводились почти одновременно с классическими оценками иммуномодулирующих средств [3]. Еще двадцать лет назад хорошо проведенный систематический обзор не смог найти связь между психологическими факторами и НЯК [4]. По мере того, как НЯК постепенно узаконивался как процесс органического заболевания, роль стресса и психологических факторов отошла на второй план по сравнению с теориями иммунной дисфункции и потенциальных факторов окружающей среды [5].

Хорошо известно, что синдром раздраженного кишечника (СРК) и психические заболевания часто являются сопутствующими состояниями [6,7].Предыдущий систематический обзор также показал, что СРК часто встречается у пациентов с синдромом хронической усталости, тазовой болью, расстройством височно-нижнечелюстного сустава, которые, как предполагается, имеют некоторый психологический компонент в своих проявлениях [8]. Несмотря на эти результаты, истинное проспективное исследование еще не доказало, что СРК на самом деле вызывается психологическими стрессорами, а не просто связано с ними. Появляющиеся данные начинают характеризовать потенциальные патофизиологические механизмы СРК, такие как постинфекционный СРК или измененная микробиота кишечника, которые выступают против преимущественно психологической первопричины [9,10].Более того, становится ясной роль микровоспаления в стенке кишечника при СРК, что может объяснить перекрывающиеся СРК-подобные симптомы у пациентов с ВЗК [11].

Влияние болезни и инвалидности на психологическое благополучие человека хорошо описано в литературе [12-15]. Психологические заболевания могут ухудшить течение заболевания из-за факторов, не связанных с патофизиологией заболевания, таких как несоблюдение режима терапии и последующее наблюдение [16,17], а также выбор образа жизни, который, как известно, ухудшает основное состояние [18,19].Независимо от причины результирующая комбинация сопутствующих медицинских и психологических состояний приводит к неблагоприятным исходам [20,21]. Сопутствующее психологическое заболевание может потенцировать или предсказывать наличие соматического расстройства, но не обязательно должно вызывать заболевание [22].

Мы предположили, что связь между СРК и психологическими факторами может быть связана с общим психологическим стрессом, вызванным хроническим и часто изнурительным заболеванием, или нарушением оси кишечник-микробиом-мозг, сопровождающимся дисбактериозом нейрокогнитивной функции.Исходя из этого, было бы разумно рассмотреть подобную связь с психологическими расстройствами и в литературе по другим заболеваниям. Поэтому мы стремились определить тяжесть симптомов депрессии и тревоги, измеренных с помощью оценки симптомов с использованием утвержденных опросников пациентов с СРК по сравнению со здоровым контролем, и сравнить эти данные с аналогичными данными в литературе по ЯК на основе того, что оба заболевания традиционно классифицируются. как заболевания толстой кишки.

Методы

Дизайн исследования

Мы провели поиск литературы в PubMed (7 мая 2013 г.) для выявления соответствующих исследований случай-контроль, оценивающих сопутствующие психологические факторы в двух популяциях пациентов с двумя желудочно-кишечными (ЖКТ) заболеваниями, обычно классифицируемыми как заболевания толстой кишки. : пациенты с СРК или ЯК по сравнению со здоровой популяцией.Условия поиска показаны в приложении . Из-за нашей объединенной конечной точки исследования СРК были ограничены теми, которые оценивали Римские критерии, чтобы повысить однородность популяций пациентов с СРК. Затем были применены критерии включения () для определения соответствующих исследований для этого анализа. Данные были извлечены ES и проверены ES и MP.

Таблица 1

Извлеченные данные включали методологию набора и включения пациентов, критерии приемлемости для групп случаев или контрольных групп, распределение включенных пациентов по полу и критерии определения наличия или тяжести депрессии и тревоги.

Конечные точки и статистический анализ

Нашей первичной конечной точкой был процент пациентов, у которых была выявлена ​​коморбидная депрессия или тревога с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта, по отношению к здоровой контрольной популяции на основе порогового балла с использованием утвержденного опросника пациентов. В качестве вторичной конечной точки мы оценили тяжесть симптомов депрессии и тревоги у пациентов с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта по сравнению со здоровым контролем на основе зарегистрированных утвержденных систем оценки.Методы оценки, такие как госпитальный индекс тревоги и депрессии (HADS), сообщают о сумме симптомов, о которых сообщают пациенты, а также о тяжести симптомов с подтвержденным порогом отсечения для представления большого депрессивного расстройства или тревожного расстройства. Результаты исследования суммировались арифметически, если были выявлены совпадающие критерии, которые оценивали наличие или тяжесть депрессии и тревоги.

Результаты

Мы определили семь подходящих исследований СРК и три подходящих исследования ЯК ().Тяжесть симптомов тревоги и депрессии измерялась с использованием хорошо описанных дискретных числовых шкал [23-27]. Процент женщин в обоих случаях или в контрольной когорте колебался от 42% до 81%. Полные характеристики подходящих исследований были переменными ().

Блок-схема поиска литературы

СРК, синдром раздраженного кишечника

Таблица 2 Опросники тревоги и депрессии Бека (BAI/BDI)[29].В Hartono

et al избыточная распространенность депрессии и тревоги составила 38,7% и 6,5%, соответственно, у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми пациентами (из которых 6,5% и 14,5% сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге), на основании диагностических данных. критерии рейтинга HADS выше восьми [28]. В Uz et al избыточная распространенность депрессии или тревоги по сравнению со здоровым контролем составила 34% и 2%, при этом 4% и 8% здоровых людей сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге [29].Объединенные данные представлены в и .

Часть психологического состояния, связанного с желудочно-кишечным заболеванием (больше, чем в контрольной группе). (A) Распространенность сопутствующего психологического заболевания (превышение здорового контроля) для синдрома раздраженного кишечника (СРК) и язвенного колита (ЯК). (B) Показатели депрессии и тревожности сообщаются как для СРК, так и для ЯК (превышают показатели для здорового контроля). Не было исследований, сообщающих о средних баллах STAI для СРК, и исследований, сообщающих о средних баллах BDI для ЯК

HADS, госпитальной шкалы тревоги и депрессии; STAI — индекс состояния-черты тревожности; BDI, перечень депрессий Бека

Таблица 3

Объединенные результаты исследований случай-контроль, оценивающих психологические расстройства при синдроме раздраженного кишечника или язвенном колите

В одном исследовании ЯК оценивалась распространенность депрессии и тревоги по сравнению со здоровым контролем [30].Избыточная распространенность тревожности у пациентов с ЯК по сравнению со здоровой контрольной группой составила 41,7% (с исходной распространенностью 22,2% у здоровых пациентов) на основании шкалы тревожности состояний (STAI) выше 40. Избыточная депрессия 38,9%, с исходная распространенность 11,1% среди здорового населения оценивалась по шкале депрессии Цунга (ZDS) более 49 баллов.

Тяжесть симптомов тревоги и депрессии при СРК и ЯК

средний рейтинг HADS [31-33].Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, полученный в результате этих исследований, составил 8,1 среди пациентов с СРК и 3,8 среди здоровых людей из контрольной группы. Для сравнения, средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, в одном исследовании ЯК составил 8,5 у пациентов с ЯК и 3,2 у здоровых людей [34]. Кроме того, рейтинги тревожности, основанные на STAI, были выше у пациентов с ЯК (51,9), чем у здоровых людей (41,8) [35].

Средние оценки депрессивных симптомов были представлены в трех исследованиях СРК [31-33]. Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для депрессии, составил 5.4 среди пациентов с СРК и 2,4 среди здоровых людей в двух исследованиях [31,32]. В другом исследовании сообщается, что средний рейтинг короткой формы BDI составляет 5,9 у пациентов с СРК и 1,7 у здоровых людей [33]. В двух дополнительных исследованиях сообщалось о значительно более высоких показателях тревоги и депрессии у пациентов с СРК, чем в контрольной группе, хотя средние баллы не сообщались [36,37]. В одном исследовании с ЯК сообщалось о среднем рейтинге HADS 4,1 среди пациентов с ЯК и 1,7 среди здоровых людей [34].

Для всех используемых шкал оценки депрессии и тревоги более высокие оценки отражали более выраженные и распространенные симптомы, указывающие на депрессию или тревогу.Данные представлены в и .

Обсуждение

В этой статье опубликованные исследования показывают, что распространенность тревоги и депрессии выше как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Кроме того, у пациентов с ЯК и СРК наблюдается увеличение тяжести симптомов, связанных с тревогой и депрессией, по сравнению со здоровыми людьми.

Традиционная гипотеза оси мозг-кишка предполагает, что нарушение вегетативной и нервной регуляции кишечника, а также нарушение регуляции висцеральной обратной связи приводят к СРК [38,39].Висцеральная гипералгезия является распространенным явлением у пациентов с СРК [40], а визуализация головного мозга [41] позволяет предположить измененные реакции у пациентов с СРК по сравнению с контрольной группой. Однако эти исследования не объясняют точную причину висцеральной гиперчувствительности и не показывают причинно-следственную связь СРК со стрессом, тревогой или психологической травмой. Поэтому до сих пор неясно, нарушена ли функция центральной обработки или периферической передачи сигналов в мозг. В качестве альтернативы, обусловленность (или повышенная бдительность) симптомами, связанными с болезнью, может изменить пути прохождения боли как средство преодоления [42].

Самая большая ловушка в изучении взаимосвязи между СРК и психологическими расстройствами связана с выбором контрольных субъектов. Здоровые элементы управления «здоровы». По определению, у них должен быть почти нулевой показатель соматического или психологического заболевания. При таком сравнении любое заболевание (от застойной сердечной недостаточности до экземы) будет иметь некоторую степень личного беспокойства из-за физических ограничений или внешнего вида. Таким образом, по замыслу СРК ассоциируется с тревогой и депрессией.Одним из аргументов может быть то, что психологические расстройства связаны со всеми болезнями и поэтому всегда важны. Однако следует задаться вопросом, направлено ли внимание на лечение основного заболевания, которое, таким образом, облегчает тревогу и депрессию, или на лечение депрессии и тревоги, пока сохраняется соматическое заболевание [14]. Другой аргумент заключается в том, что наличие психологического расстройства может неблагоприятно повлиять на субъективные исходы, о которых сообщают пациенты, о чем противоречиво сообщается в другой литературе по заболеваниям [43].На основе этой гипотезы был разработан ряд успешных методов лечения. Предыдущие метаанализы поддерживают антидепрессанты и когнитивно-поведенческую терапию при лечении СРК на основе субъективных конечных точек [44]. Когнитивно-поведенческая терапия основана на изучении эффективных стратегий преодоления дисфункциональных мыслей, возникающих из-за физических симптомов [45]. Результатом является улучшение тех же исходов, о которых сообщают пациенты, измеренные в фармакологических исследованиях, без необходимости физического улучшения объективного заболевания.Точно так же при ЯК недавнее исследование INSPIRE показало, что управление стрессом может улучшить качество жизни, хотя и не изменяет объективно определяемое течение болезни [46].

В этом исследовании мы обнаружили ассоциации с психологическими расстройствами как в литературе по СРК, так и в литературе по случаям контроля ЯК. Поскольку это открытие не ограничивалось только литературой по СРК, было бы разумно рассмотреть наши результаты в контексте тяжелой инвалидности и ухудшения качества жизни, связанных с обоими заболеваниями [47,48], как это наблюдается при других хронических заболеваниях, таких как как ВИЧ, рак и ишемическая болезнь сердца [49].Это противоречит предыдущим выводам о том, что эти ассоциативные данные могут поддерживать психологический механизм развития СРК [8], поскольку ясно, что исследования случай-контроль не могут доказать причинно-следственную связь сами по себе. Несмотря на это, роль психологического здоровья при заболеваниях ЖКТ не совсем ясна. В одном проспективном исследовании 17 пациентов с активным ЯК гипнотическая терапия ассоциировалась со снижением системной воспалительной реакции и воспалительной реакции слизистых оболочек через два часа после окончания терапевтического сеанса [50].

Помимо ассоциативных исследований, психосоматическая теория СРК подтверждается ретроспективными когортными исследованиями, которые выявили предшествовавшее психологическое заболевание в ходе клинических интервью с пациентами с СРК [51].Тем не менее, сопоставленное исследование случай-контроль не выявило последовательной связи между стрессом, связанным с войной (например, стрельбой из оружия или убийством человека), и развитием функциональных желудочно-кишечных расстройств у военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, за исключением связи между «любой войной стрессор» и СРК [52]. В этом исследовании только диарея и рвота в период развертывания были в значительной степени связаны с развитием функциональных расстройств ЖКТ, что может свидетельствовать о значительной роли постинфекционного СРК.

Несмотря на отсутствие проспективных исследований для оценки прямой причинно-следственной связи между жизненной травмой или психологическим заболеванием и последующим СРК, появляются новые данные, подтверждающие взаимодействие между СРК и измененной микробиотой, а также между поведением и микробиомом.Таким образом, изменения в микробиоте кишечника могут быть искажающим фактором при прямой оценке психологических сопутствующих заболеваний и функциональных заболеваний ЖКТ, что подтверждается исследованием, в котором были обнаружены различия в частоте психических заболеваний среди постинфекционных СРК по сравнению с не постинфекционными. Пациенты с СРК [53]. Взаимосвязь между психологическими расстройствами (особенно через гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось) и измененной микробиотой кишечника оценивалась в исследованиях на животных, в которых хирургически индуцированное состояние, имитирующее депрессию, было связано с повышением уровня кортикотропин-рилизинг-гормона, что впоследствии приводило к повышению уровня серотонина. уровней и гиперактивной моторики толстой кишки [54].Кроме того, стресс (и последующее повышение уровня гормональных медиаторов) может опосредовать негерметичность кишечного эпителия и снижение защиты слизистой оболочки, что может быть механизмом, с помощью которого у пациентов с острым гастроэнтеритом развивается последующий постинфекционный СРК [55].

Также было описано противоположное влияние измененного микробиома на поведение, у стерильных мышей были более высокие уровни кортикостерона и более высокая реакция на стресс, которая улучшилась при колонизации Bifidobacterium infantis [56].В более недавнем исследовании мышей, свободных от конкретных патогенов, колонизировали микробиотой, и было обнаружено, что после введения пероральных антибиотиков у них увеличилось исследовательское поведение [57]. Хотя наше понимание этой сети факторов только зарождается, сложность взаимосвязи между СРК и психическим заболеванием, безусловно, очевидна.

Ограничения этого исследования включают небольшое количество подходящих исследований, а также разнообразие методов оценки распространенности и тяжести тревоги и депрессии, которые в совокупности исключают возможность значимого статистического анализа.Таким образом, это исследование предназначено просто для того, чтобы предположить связь между этими желудочно-кишечными заболеваниями и депрессией и тревогой. Более контролируемые исследования кажутся оправданными. Хотя включенные психологические показатели были проверены при оценке симптомов, связанных с тревогой и депрессией, они могут не играть первостепенной роли в диагностике расстройств настроения [58]. Подобно продолжающимся расхождениям в диагностике СРК по различным клиническим критериям [59, 60], также остается неясным, сопоставимы ли результаты нескольких шкал психологической оценки.

Независимо от причины этих состояний, влияние этих заболеваний на качество жизни следует рассматривать в междисциплинарном подходе к терапии. В одной проспективной когорте ВЗК было обнаружено, что психологическое здоровье значительно влияет на качество жизни, связанное со здоровьем, и независимо от тяжести заболевания [61]. Использование существующих инструментов, таких как опросник IBD [46] и шкала качества жизни IBS [62], следует изучить при выявлении пациентов, которым могут быть полезны механизмы поддержки для улучшения психического здоровья и качества жизни пациентов, страдающих этими хроническими заболеваниями. .

В этом исследовании мы обнаружили, что как СРК, так и ЯК связаны с повышенной распространенностью и серьезностью психологических расстройств. Патофизиология ЯК, по-видимому, связана с иммунной дисфункцией, в то время как этиология СРК остается неизвестной. Следовательно, было бы разумно продолжить изучение существующих органо-механистических теорий болезней, применяя междисциплинарный подход к терапии обоих состояний.

Резюме Box

Что уже известно:

  • Психосоматическая теория была постулирована в отношении синдрома раздраженного кишечника в отсутствие другой объективной этиологии и биомаркеров Многие психологические расстройства связаны с хроническими расстройствами

  • 3

  • Язвенный колит был связан с психосоматическими теориями до открытия иммунной дисрегуляции

Новые данные:

  • Связь между синдромом раздраженного кишечника и психологическими факторами может быть связана с психологическим страданием от хронических и изнурительных заболеваний

  • Психологические расстройства при желудочно-кишечных заболеваниях: эпифеномен, причина или следствие?

    Резюме

    История вопроса

    Психологические расстройства десятилетиями ассоциировались с синдромом раздраженного кишечника (СРК) при отсутствии другой объективной этиологии.Однако такие ассоциации очевидны и при других хронических заболеваниях с более четко определенным патогенезом, таких как язвенный колит. В этом исследовании мы изучили распространенность и тяжесть психологических расстройств среди пациентов с СРК и язвенным колитом (ЯК) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Методы

    Был проведен обзор англоязычной литературы для выявления исследований методом случай-контроль, в которых сообщается о распространенности депрессии или тревоги в популяциях СРК и ЯК по сравнению со здоровым контролем.Нашей первичной конечной точкой была объединенная распространенность или средний балл депрессии или тревоги в популяции с СРК или ЯК по сравнению со здоровым контролем.

    Результаты

    Были включены семь исследований типа «случай-контроль» по оценке СРК и три исследования по оценке ЯК. Во всех исследованиях СРК и ЯК сообщалось о избыточной распространенности и тяжести депрессии, а также тревоги по сравнению со здоровым контролем. Распространенность депрессии по сравнению со здоровым контролем составила 39% в исследованиях случай-контроль ЯК и 33% в исследованиях СРК, а также повышенная тревожность присутствовала в исследованиях случай-контроль ЯК (42%) и СРК (19%).Показатели тревоги и депрессии были выше (представляя более тяжелые симптомы) как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Выводы

    Тревожные и депрессивные расстройства связаны как с СРК, так и с ЯК. Неспецифическая связь между этими психологическими и желудочно-кишечными расстройствами может свидетельствовать о том, что хронические желудочно-кишечные заболевания могут влиять на психосоциальное поведение.

    Ключевые слова: Аффективные расстройства, синдром раздраженного кишечника, колит, язвенный

    Введение

    Расстройства неизвестной этиологии исторически были связаны с психосоматическими причинами.В гастроэнтерологии одним из примеров является язвенный колит (ЯК) до появления гибкой эндоскопии. Исторически ЯК был связан с анальной регрессией по Фрейду, вызванной трудной дилеммой, стоящей перед пациентом [1]. Психосоматическая гипотеза ЯК оставалась важной в течение многих десятилетий. Оценки психосоматической теории [2] проводились почти одновременно с классическими оценками иммуномодулирующих средств [3]. Еще двадцать лет назад хорошо проведенный систематический обзор не смог найти связь между психологическими факторами и НЯК [4].По мере того, как НЯК постепенно узаконивался как процесс органического заболевания, роль стресса и психологических факторов отошла на второй план по сравнению с теориями иммунной дисфункции и потенциальных факторов окружающей среды [5].

    Хорошо известно, что синдром раздраженного кишечника (СРК) и психические заболевания часто являются сопутствующими состояниями [6,7]. Предыдущий систематический обзор также показал, что СРК часто встречается у пациентов с синдромом хронической усталости, тазовой болью, расстройством височно-нижнечелюстного сустава, которые, как предполагается, имеют некоторый психологический компонент в своих проявлениях [8].Несмотря на эти результаты, истинное проспективное исследование еще не доказало, что СРК на самом деле вызывается психологическими стрессорами, а не просто связано с ними. Появляющиеся данные начинают характеризовать потенциальные патофизиологические механизмы СРК, такие как постинфекционный СРК или измененная микробиота кишечника, которые выступают против преимущественно психологической первопричины [9,10]. Более того, становится ясной роль микровоспаления в стенке кишечника при СРК, что может объяснить перекрывающиеся СРК-подобные симптомы у пациентов с ВЗК [11].

    Влияние болезни и инвалидности на психологическое благополучие человека хорошо описано в литературе [12-15]. Психологические заболевания могут ухудшить течение заболевания из-за факторов, не связанных с патофизиологией заболевания, таких как несоблюдение режима терапии и последующее наблюдение [16,17], а также выбор образа жизни, который, как известно, ухудшает основное состояние [18,19]. Независимо от причины результирующая комбинация сопутствующих медицинских и психологических состояний приводит к неблагоприятным исходам [20,21].Сопутствующее психологическое заболевание может потенцировать или предсказывать наличие соматического расстройства, но не обязательно должно вызывать заболевание [22].

    Мы предположили, что связь между СРК и психологическими факторами может быть связана с общим психологическим стрессом, вызванным хроническим и часто изнурительным заболеванием, или нарушением оси кишечник-микробиом-мозг, сопровождающимся дисбактериозом нейрокогнитивной функции. Исходя из этого, было бы разумно рассмотреть подобную связь с психологическими расстройствами и в литературе по другим заболеваниям.Поэтому мы стремились определить тяжесть симптомов депрессии и тревоги, измеренных с помощью оценки симптомов с использованием утвержденных опросников пациентов с СРК по сравнению со здоровым контролем, и сравнить эти данные с аналогичными данными в литературе по ЯК на основе того, что оба заболевания традиционно классифицируются. как заболевания толстой кишки.

    Методы

    Дизайн исследования

    Мы провели поиск литературы в PubMed (7 мая 2013 г.) для выявления соответствующих исследований случай-контроль, оценивающих сопутствующие психологические факторы в двух популяциях пациентов с двумя желудочно-кишечными (ЖКТ) заболеваниями, обычно классифицируемыми как заболевания толстой кишки. : пациенты с СРК или ЯК по сравнению со здоровой популяцией.Условия поиска показаны в приложении . Из-за нашей объединенной конечной точки исследования СРК были ограничены теми, которые оценивали Римские критерии, чтобы повысить однородность популяций пациентов с СРК. Затем были применены критерии включения () для определения соответствующих исследований для этого анализа. Данные были извлечены ES и проверены ES и MP.

    Таблица 1

    Извлеченные данные включали методологию набора и включения пациентов, критерии приемлемости для групп случаев или контрольных групп, распределение включенных пациентов по полу и критерии определения наличия или тяжести депрессии и тревоги.

    Конечные точки и статистический анализ

    Нашей первичной конечной точкой был процент пациентов, у которых была выявлена ​​коморбидная депрессия или тревога с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта, по отношению к здоровой контрольной популяции на основе порогового балла с использованием утвержденного опросника пациентов. В качестве вторичной конечной точки мы оценили тяжесть симптомов депрессии и тревоги у пациентов с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта по сравнению со здоровым контролем на основе зарегистрированных утвержденных систем оценки.Методы оценки, такие как госпитальный индекс тревоги и депрессии (HADS), сообщают о сумме симптомов, о которых сообщают пациенты, а также о тяжести симптомов с подтвержденным порогом отсечения для представления большого депрессивного расстройства или тревожного расстройства. Результаты исследования суммировались арифметически, если были выявлены совпадающие критерии, которые оценивали наличие или тяжесть депрессии и тревоги.

    Результаты

    Мы определили семь подходящих исследований СРК и три подходящих исследования ЯК ().Тяжесть симптомов тревоги и депрессии измерялась с использованием хорошо описанных дискретных числовых шкал [23-27]. Процент женщин в обоих случаях или в контрольной когорте колебался от 42% до 81%. Полные характеристики подходящих исследований были переменными ().

    Блок-схема поиска литературы

    СРК, синдром раздраженного кишечника

    Таблица 2 Опросники тревоги и депрессии Бека (BAI/BDI)[29].В Hartono

    et al избыточная распространенность депрессии и тревоги составила 38,7% и 6,5%, соответственно, у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми пациентами (из которых 6,5% и 14,5% сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге), на основании диагностических данных. критерии рейтинга HADS выше восьми [28]. В Uz et al избыточная распространенность депрессии или тревоги по сравнению со здоровым контролем составила 34% и 2%, при этом 4% и 8% здоровых людей сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге [29].Объединенные данные представлены в и .

    Часть психологического состояния, связанного с желудочно-кишечным заболеванием (больше, чем в контрольной группе). (A) Распространенность сопутствующего психологического заболевания (превышение здорового контроля) для синдрома раздраженного кишечника (СРК) и язвенного колита (ЯК). (B) Показатели депрессии и тревожности сообщаются как для СРК, так и для ЯК (превышают показатели для здорового контроля). Не было исследований, сообщающих о средних баллах STAI для СРК, и исследований, сообщающих о средних баллах BDI для ЯК

    HADS, госпитальной шкалы тревоги и депрессии; STAI — индекс состояния-черты тревожности; BDI, перечень депрессий Бека

    Таблица 3

    Объединенные результаты исследований случай-контроль, оценивающих психологические расстройства при синдроме раздраженного кишечника или язвенном колите

    В одном исследовании ЯК оценивалась распространенность депрессии и тревоги по сравнению со здоровым контролем [30].Избыточная распространенность тревожности у пациентов с ЯК по сравнению со здоровой контрольной группой составила 41,7% (с исходной распространенностью 22,2% у здоровых пациентов) на основании шкалы тревожности состояний (STAI) выше 40. Избыточная депрессия 38,9%, с исходная распространенность 11,1% среди здорового населения оценивалась по шкале депрессии Цунга (ZDS) более 49 баллов.

    Тяжесть симптомов тревоги и депрессии при СРК и ЯК

    средний рейтинг HADS [31-33].Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, полученный в результате этих исследований, составил 8,1 среди пациентов с СРК и 3,8 среди здоровых людей из контрольной группы. Для сравнения, средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, в одном исследовании ЯК составил 8,5 у пациентов с ЯК и 3,2 у здоровых людей [34]. Кроме того, рейтинги тревожности, основанные на STAI, были выше у пациентов с ЯК (51,9), чем у здоровых людей (41,8) [35].

    Средние оценки депрессивных симптомов были представлены в трех исследованиях СРК [31-33]. Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для депрессии, составил 5.4 среди пациентов с СРК и 2,4 среди здоровых людей в двух исследованиях [31,32]. В другом исследовании сообщается, что средний рейтинг короткой формы BDI составляет 5,9 у пациентов с СРК и 1,7 у здоровых людей [33]. В двух дополнительных исследованиях сообщалось о значительно более высоких показателях тревоги и депрессии у пациентов с СРК, чем в контрольной группе, хотя средние баллы не сообщались [36,37]. В одном исследовании с ЯК сообщалось о среднем рейтинге HADS 4,1 среди пациентов с ЯК и 1,7 среди здоровых людей [34].

    Для всех используемых шкал оценки депрессии и тревоги более высокие оценки отражали более выраженные и распространенные симптомы, указывающие на депрессию или тревогу.Данные представлены в и .

    Обсуждение

    В этой статье опубликованные исследования показывают, что распространенность тревоги и депрессии выше как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Кроме того, у пациентов с ЯК и СРК наблюдается увеличение тяжести симптомов, связанных с тревогой и депрессией, по сравнению со здоровыми людьми.

    Традиционная гипотеза оси мозг-кишка предполагает, что нарушение вегетативной и нервной регуляции кишечника, а также нарушение регуляции висцеральной обратной связи приводят к СРК [38,39].Висцеральная гипералгезия является распространенным явлением у пациентов с СРК [40], а визуализация головного мозга [41] позволяет предположить измененные реакции у пациентов с СРК по сравнению с контрольной группой. Однако эти исследования не объясняют точную причину висцеральной гиперчувствительности и не показывают причинно-следственную связь СРК со стрессом, тревогой или психологической травмой. Поэтому до сих пор неясно, нарушена ли функция центральной обработки или периферической передачи сигналов в мозг. В качестве альтернативы, обусловленность (или повышенная бдительность) симптомами, связанными с болезнью, может изменить пути прохождения боли как средство преодоления [42].

    Самая большая ловушка в изучении взаимосвязи между СРК и психологическими расстройствами связана с выбором контрольных субъектов. Здоровые элементы управления «здоровы». По определению, у них должен быть почти нулевой показатель соматического или психологического заболевания. При таком сравнении любое заболевание (от застойной сердечной недостаточности до экземы) будет иметь некоторую степень личного беспокойства из-за физических ограничений или внешнего вида. Таким образом, по замыслу СРК ассоциируется с тревогой и депрессией.Одним из аргументов может быть то, что психологические расстройства связаны со всеми болезнями и поэтому всегда важны. Однако следует задаться вопросом, направлено ли внимание на лечение основного заболевания, которое, таким образом, облегчает тревогу и депрессию, или на лечение депрессии и тревоги, пока сохраняется соматическое заболевание [14]. Другой аргумент заключается в том, что наличие психологического расстройства может неблагоприятно повлиять на субъективные исходы, о которых сообщают пациенты, о чем противоречиво сообщается в другой литературе по заболеваниям [43].На основе этой гипотезы был разработан ряд успешных методов лечения. Предыдущие метаанализы поддерживают антидепрессанты и когнитивно-поведенческую терапию при лечении СРК на основе субъективных конечных точек [44]. Когнитивно-поведенческая терапия основана на изучении эффективных стратегий преодоления дисфункциональных мыслей, возникающих из-за физических симптомов [45]. Результатом является улучшение тех же исходов, о которых сообщают пациенты, измеренные в фармакологических исследованиях, без необходимости физического улучшения объективного заболевания.Точно так же при ЯК недавнее исследование INSPIRE показало, что управление стрессом может улучшить качество жизни, хотя и не изменяет объективно определяемое течение болезни [46].

    В этом исследовании мы обнаружили ассоциации с психологическими расстройствами как в литературе по СРК, так и в литературе по случаям контроля ЯК. Поскольку это открытие не ограничивалось только литературой по СРК, было бы разумно рассмотреть наши результаты в контексте тяжелой инвалидности и ухудшения качества жизни, связанных с обоими заболеваниями [47,48], как это наблюдается при других хронических заболеваниях, таких как как ВИЧ, рак и ишемическая болезнь сердца [49].Это противоречит предыдущим выводам о том, что эти ассоциативные данные могут поддерживать психологический механизм развития СРК [8], поскольку ясно, что исследования случай-контроль не могут доказать причинно-следственную связь сами по себе. Несмотря на это, роль психологического здоровья при заболеваниях ЖКТ не совсем ясна. В одном проспективном исследовании 17 пациентов с активным ЯК гипнотическая терапия ассоциировалась со снижением системной воспалительной реакции и воспалительной реакции слизистых оболочек через два часа после окончания терапевтического сеанса [50].

    Помимо ассоциативных исследований, психосоматическая теория СРК подтверждается ретроспективными когортными исследованиями, которые выявили предшествовавшее психологическое заболевание в ходе клинических интервью с пациентами с СРК [51].Тем не менее, сопоставленное исследование случай-контроль не выявило последовательной связи между стрессом, связанным с войной (например, стрельбой из оружия или убийством человека), и развитием функциональных желудочно-кишечных расстройств у военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, за исключением связи между «любой войной стрессор» и СРК [52]. В этом исследовании только диарея и рвота в период развертывания были в значительной степени связаны с развитием функциональных расстройств ЖКТ, что может свидетельствовать о значительной роли постинфекционного СРК.

    Несмотря на отсутствие проспективных исследований для оценки прямой причинно-следственной связи между жизненной травмой или психологическим заболеванием и последующим СРК, появляются новые данные, подтверждающие взаимодействие между СРК и измененной микробиотой, а также между поведением и микробиомом.Таким образом, изменения в микробиоте кишечника могут быть искажающим фактором при прямой оценке психологических сопутствующих заболеваний и функциональных заболеваний ЖКТ, что подтверждается исследованием, в котором были обнаружены различия в частоте психических заболеваний среди постинфекционных СРК по сравнению с не постинфекционными. Пациенты с СРК [53]. Взаимосвязь между психологическими расстройствами (особенно через гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось) и измененной микробиотой кишечника оценивалась в исследованиях на животных, в которых хирургически индуцированное состояние, имитирующее депрессию, было связано с повышением уровня кортикотропин-рилизинг-гормона, что впоследствии приводило к повышению уровня серотонина. уровней и гиперактивной моторики толстой кишки [54].Кроме того, стресс (и последующее повышение уровня гормональных медиаторов) может опосредовать негерметичность кишечного эпителия и снижение защиты слизистой оболочки, что может быть механизмом, с помощью которого у пациентов с острым гастроэнтеритом развивается последующий постинфекционный СРК [55].

    Также было описано противоположное влияние измененного микробиома на поведение, у стерильных мышей были более высокие уровни кортикостерона и более высокая реакция на стресс, которая улучшилась при колонизации Bifidobacterium infantis [56].В более недавнем исследовании мышей, свободных от конкретных патогенов, колонизировали микробиотой, и было обнаружено, что после введения пероральных антибиотиков у них увеличилось исследовательское поведение [57]. Хотя наше понимание этой сети факторов только зарождается, сложность взаимосвязи между СРК и психическим заболеванием, безусловно, очевидна.

    Ограничения этого исследования включают небольшое количество подходящих исследований, а также разнообразие методов оценки распространенности и тяжести тревоги и депрессии, которые в совокупности исключают возможность значимого статистического анализа.Таким образом, это исследование предназначено просто для того, чтобы предположить связь между этими желудочно-кишечными заболеваниями и депрессией и тревогой. Более контролируемые исследования кажутся оправданными. Хотя включенные психологические показатели были проверены при оценке симптомов, связанных с тревогой и депрессией, они могут не играть первостепенной роли в диагностике расстройств настроения [58]. Подобно продолжающимся расхождениям в диагностике СРК по различным клиническим критериям [59, 60], также остается неясным, сопоставимы ли результаты нескольких шкал психологической оценки.

    Независимо от причины этих состояний, влияние этих заболеваний на качество жизни следует рассматривать в междисциплинарном подходе к терапии. В одной проспективной когорте ВЗК было обнаружено, что психологическое здоровье значительно влияет на качество жизни, связанное со здоровьем, и независимо от тяжести заболевания [61]. Использование существующих инструментов, таких как опросник IBD [46] и шкала качества жизни IBS [62], следует изучить при выявлении пациентов, которым могут быть полезны механизмы поддержки для улучшения психического здоровья и качества жизни пациентов, страдающих этими хроническими заболеваниями. .

    В этом исследовании мы обнаружили, что как СРК, так и ЯК связаны с повышенной распространенностью и серьезностью психологических расстройств. Патофизиология ЯК, по-видимому, связана с иммунной дисфункцией, в то время как этиология СРК остается неизвестной. Следовательно, было бы разумно продолжить изучение существующих органо-механистических теорий болезней, применяя междисциплинарный подход к терапии обоих состояний.

    Резюме Box

    Что уже известно:

    • Психосоматическая теория была постулирована в отношении синдрома раздраженного кишечника в отсутствие другой объективной этиологии и биомаркеров Многие психологические расстройства связаны с хроническими расстройствами

    • 3

    • Язвенный колит был связан с психосоматическими теориями до открытия иммунной дисрегуляции

    Новые данные:

  • Связь между синдромом раздраженного кишечника и психологическими факторами может быть связана с психологическим страданием от хронических и изнурительных заболеваний

  • Психологические расстройства при желудочно-кишечных заболеваниях: эпифеномен, причина или следствие?

    Резюме

    История вопроса

    Психологические расстройства десятилетиями ассоциировались с синдромом раздраженного кишечника (СРК) при отсутствии другой объективной этиологии.Однако такие ассоциации очевидны и при других хронических заболеваниях с более четко определенным патогенезом, таких как язвенный колит. В этом исследовании мы изучили распространенность и тяжесть психологических расстройств среди пациентов с СРК и язвенным колитом (ЯК) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Методы

    Был проведен обзор англоязычной литературы для выявления исследований методом случай-контроль, в которых сообщается о распространенности депрессии или тревоги в популяциях СРК и ЯК по сравнению со здоровым контролем.Нашей первичной конечной точкой была объединенная распространенность или средний балл депрессии или тревоги в популяции с СРК или ЯК по сравнению со здоровым контролем.

    Результаты

    Были включены семь исследований типа «случай-контроль» по оценке СРК и три исследования по оценке ЯК. Во всех исследованиях СРК и ЯК сообщалось о избыточной распространенности и тяжести депрессии, а также тревоги по сравнению со здоровым контролем. Распространенность депрессии по сравнению со здоровым контролем составила 39% в исследованиях случай-контроль ЯК и 33% в исследованиях СРК, а также повышенная тревожность присутствовала в исследованиях случай-контроль ЯК (42%) и СРК (19%).Показатели тревоги и депрессии были выше (представляя более тяжелые симптомы) как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Выводы

    Тревожные и депрессивные расстройства связаны как с СРК, так и с ЯК. Неспецифическая связь между этими психологическими и желудочно-кишечными расстройствами может свидетельствовать о том, что хронические желудочно-кишечные заболевания могут влиять на психосоциальное поведение.

    Ключевые слова: Аффективные расстройства, синдром раздраженного кишечника, колит, язвенный

    Введение

    Расстройства неизвестной этиологии исторически были связаны с психосоматическими причинами.В гастроэнтерологии одним из примеров является язвенный колит (ЯК) до появления гибкой эндоскопии. Исторически ЯК был связан с анальной регрессией по Фрейду, вызванной трудной дилеммой, стоящей перед пациентом [1]. Психосоматическая гипотеза ЯК оставалась важной в течение многих десятилетий. Оценки психосоматической теории [2] проводились почти одновременно с классическими оценками иммуномодулирующих средств [3]. Еще двадцать лет назад хорошо проведенный систематический обзор не смог найти связь между психологическими факторами и НЯК [4].По мере того, как НЯК постепенно узаконивался как процесс органического заболевания, роль стресса и психологических факторов отошла на второй план по сравнению с теориями иммунной дисфункции и потенциальных факторов окружающей среды [5].

    Хорошо известно, что синдром раздраженного кишечника (СРК) и психические заболевания часто являются сопутствующими состояниями [6,7]. Предыдущий систематический обзор также показал, что СРК часто встречается у пациентов с синдромом хронической усталости, тазовой болью, расстройством височно-нижнечелюстного сустава, которые, как предполагается, имеют некоторый психологический компонент в своих проявлениях [8].Несмотря на эти результаты, истинное проспективное исследование еще не доказало, что СРК на самом деле вызывается психологическими стрессорами, а не просто связано с ними. Появляющиеся данные начинают характеризовать потенциальные патофизиологические механизмы СРК, такие как постинфекционный СРК или измененная микробиота кишечника, которые выступают против преимущественно психологической первопричины [9,10]. Более того, становится ясной роль микровоспаления в стенке кишечника при СРК, что может объяснить перекрывающиеся СРК-подобные симптомы у пациентов с ВЗК [11].

    Влияние болезни и инвалидности на психологическое благополучие человека хорошо описано в литературе [12-15]. Психологические заболевания могут ухудшить течение заболевания из-за факторов, не связанных с патофизиологией заболевания, таких как несоблюдение режима терапии и последующее наблюдение [16,17], а также выбор образа жизни, который, как известно, ухудшает основное состояние [18,19]. Независимо от причины результирующая комбинация сопутствующих медицинских и психологических состояний приводит к неблагоприятным исходам [20,21].Сопутствующее психологическое заболевание может потенцировать или предсказывать наличие соматического расстройства, но не обязательно должно вызывать заболевание [22].

    Мы предположили, что связь между СРК и психологическими факторами может быть связана с общим психологическим стрессом, вызванным хроническим и часто изнурительным заболеванием, или нарушением оси кишечник-микробиом-мозг, сопровождающимся дисбактериозом нейрокогнитивной функции. Исходя из этого, было бы разумно рассмотреть подобную связь с психологическими расстройствами и в литературе по другим заболеваниям.Поэтому мы стремились определить тяжесть симптомов депрессии и тревоги, измеренных с помощью оценки симптомов с использованием утвержденных опросников пациентов с СРК по сравнению со здоровым контролем, и сравнить эти данные с аналогичными данными в литературе по ЯК на основе того, что оба заболевания традиционно классифицируются. как заболевания толстой кишки.

    Методы

    Дизайн исследования

    Мы провели поиск литературы в PubMed (7 мая 2013 г.) для выявления соответствующих исследований случай-контроль, оценивающих сопутствующие психологические факторы в двух популяциях пациентов с двумя желудочно-кишечными (ЖКТ) заболеваниями, обычно классифицируемыми как заболевания толстой кишки. : пациенты с СРК или ЯК по сравнению со здоровой популяцией.Условия поиска показаны в приложении . Из-за нашей объединенной конечной точки исследования СРК были ограничены теми, которые оценивали Римские критерии, чтобы повысить однородность популяций пациентов с СРК. Затем были применены критерии включения () для определения соответствующих исследований для этого анализа. Данные были извлечены ES и проверены ES и MP.

    Таблица 1

    Извлеченные данные включали методологию набора и включения пациентов, критерии приемлемости для групп случаев или контрольных групп, распределение включенных пациентов по полу и критерии определения наличия или тяжести депрессии и тревоги.

    Конечные точки и статистический анализ

    Нашей первичной конечной точкой был процент пациентов, у которых была выявлена ​​коморбидная депрессия или тревога с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта, по отношению к здоровой контрольной популяции на основе порогового балла с использованием утвержденного опросника пациентов. В качестве вторичной конечной точки мы оценили тяжесть симптомов депрессии и тревоги у пациентов с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта по сравнению со здоровым контролем на основе зарегистрированных утвержденных систем оценки.Методы оценки, такие как госпитальный индекс тревоги и депрессии (HADS), сообщают о сумме симптомов, о которых сообщают пациенты, а также о тяжести симптомов с подтвержденным порогом отсечения для представления большого депрессивного расстройства или тревожного расстройства. Результаты исследования суммировались арифметически, если были выявлены совпадающие критерии, которые оценивали наличие или тяжесть депрессии и тревоги.

    Результаты

    Мы определили семь подходящих исследований СРК и три подходящих исследования ЯК ().Тяжесть симптомов тревоги и депрессии измерялась с использованием хорошо описанных дискретных числовых шкал [23-27]. Процент женщин в обоих случаях или в контрольной когорте колебался от 42% до 81%. Полные характеристики подходящих исследований были переменными ().

    Блок-схема поиска литературы

    СРК, синдром раздраженного кишечника

    Таблица 2 Опросники тревоги и депрессии Бека (BAI/BDI)[29].В Hartono

    et al избыточная распространенность депрессии и тревоги составила 38,7% и 6,5%, соответственно, у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми пациентами (из которых 6,5% и 14,5% сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге), на основании диагностических данных. критерии рейтинга HADS выше восьми [28]. В Uz et al избыточная распространенность депрессии или тревоги по сравнению со здоровым контролем составила 34% и 2%, при этом 4% и 8% здоровых людей сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге [29].Объединенные данные представлены в и .

    Часть психологического состояния, связанного с желудочно-кишечным заболеванием (больше, чем в контрольной группе). (A) Распространенность сопутствующего психологического заболевания (превышение здорового контроля) для синдрома раздраженного кишечника (СРК) и язвенного колита (ЯК). (B) Показатели депрессии и тревожности сообщаются как для СРК, так и для ЯК (превышают показатели для здорового контроля). Не было исследований, сообщающих о средних баллах STAI для СРК, и исследований, сообщающих о средних баллах BDI для ЯК

    HADS, госпитальной шкалы тревоги и депрессии; STAI — индекс состояния-черты тревожности; BDI, перечень депрессий Бека

    Таблица 3

    Объединенные результаты исследований случай-контроль, оценивающих психологические расстройства при синдроме раздраженного кишечника или язвенном колите

    В одном исследовании ЯК оценивалась распространенность депрессии и тревоги по сравнению со здоровым контролем [30].Избыточная распространенность тревожности у пациентов с ЯК по сравнению со здоровой контрольной группой составила 41,7% (с исходной распространенностью 22,2% у здоровых пациентов) на основании шкалы тревожности состояний (STAI) выше 40. Избыточная депрессия 38,9%, с исходная распространенность 11,1% среди здорового населения оценивалась по шкале депрессии Цунга (ZDS) более 49 баллов.

    Тяжесть симптомов тревоги и депрессии при СРК и ЯК

    средний рейтинг HADS [31-33].Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, полученный в результате этих исследований, составил 8,1 среди пациентов с СРК и 3,8 среди здоровых людей из контрольной группы. Для сравнения, средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, в одном исследовании ЯК составил 8,5 у пациентов с ЯК и 3,2 у здоровых людей [34]. Кроме того, рейтинги тревожности, основанные на STAI, были выше у пациентов с ЯК (51,9), чем у здоровых людей (41,8) [35].

    Средние оценки депрессивных симптомов были представлены в трех исследованиях СРК [31-33]. Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для депрессии, составил 5.4 среди пациентов с СРК и 2,4 среди здоровых людей в двух исследованиях [31,32]. В другом исследовании сообщается, что средний рейтинг короткой формы BDI составляет 5,9 у пациентов с СРК и 1,7 у здоровых людей [33]. В двух дополнительных исследованиях сообщалось о значительно более высоких показателях тревоги и депрессии у пациентов с СРК, чем в контрольной группе, хотя средние баллы не сообщались [36,37]. В одном исследовании с ЯК сообщалось о среднем рейтинге HADS 4,1 среди пациентов с ЯК и 1,7 среди здоровых людей [34].

    Для всех используемых шкал оценки депрессии и тревоги более высокие оценки отражали более выраженные и распространенные симптомы, указывающие на депрессию или тревогу.Данные представлены в и .

    Обсуждение

    В этой статье опубликованные исследования показывают, что распространенность тревоги и депрессии выше как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Кроме того, у пациентов с ЯК и СРК наблюдается увеличение тяжести симптомов, связанных с тревогой и депрессией, по сравнению со здоровыми людьми.

    Традиционная гипотеза оси мозг-кишка предполагает, что нарушение вегетативной и нервной регуляции кишечника, а также нарушение регуляции висцеральной обратной связи приводят к СРК [38,39].Висцеральная гипералгезия является распространенным явлением у пациентов с СРК [40], а визуализация головного мозга [41] позволяет предположить измененные реакции у пациентов с СРК по сравнению с контрольной группой. Однако эти исследования не объясняют точную причину висцеральной гиперчувствительности и не показывают причинно-следственную связь СРК со стрессом, тревогой или психологической травмой. Поэтому до сих пор неясно, нарушена ли функция центральной обработки или периферической передачи сигналов в мозг. В качестве альтернативы, обусловленность (или повышенная бдительность) симптомами, связанными с болезнью, может изменить пути прохождения боли как средство преодоления [42].

    Самая большая ловушка в изучении взаимосвязи между СРК и психологическими расстройствами связана с выбором контрольных субъектов. Здоровые элементы управления «здоровы». По определению, у них должен быть почти нулевой показатель соматического или психологического заболевания. При таком сравнении любое заболевание (от застойной сердечной недостаточности до экземы) будет иметь некоторую степень личного беспокойства из-за физических ограничений или внешнего вида. Таким образом, по замыслу СРК ассоциируется с тревогой и депрессией.Одним из аргументов может быть то, что психологические расстройства связаны со всеми болезнями и поэтому всегда важны. Однако следует задаться вопросом, направлено ли внимание на лечение основного заболевания, которое, таким образом, облегчает тревогу и депрессию, или на лечение депрессии и тревоги, пока сохраняется соматическое заболевание [14]. Другой аргумент заключается в том, что наличие психологического расстройства может неблагоприятно повлиять на субъективные исходы, о которых сообщают пациенты, о чем противоречиво сообщается в другой литературе по заболеваниям [43].На основе этой гипотезы был разработан ряд успешных методов лечения. Предыдущие метаанализы поддерживают антидепрессанты и когнитивно-поведенческую терапию при лечении СРК на основе субъективных конечных точек [44]. Когнитивно-поведенческая терапия основана на изучении эффективных стратегий преодоления дисфункциональных мыслей, возникающих из-за физических симптомов [45]. Результатом является улучшение тех же исходов, о которых сообщают пациенты, измеренные в фармакологических исследованиях, без необходимости физического улучшения объективного заболевания.Точно так же при ЯК недавнее исследование INSPIRE показало, что управление стрессом может улучшить качество жизни, хотя и не изменяет объективно определяемое течение болезни [46].

    В этом исследовании мы обнаружили ассоциации с психологическими расстройствами как в литературе по СРК, так и в литературе по случаям контроля ЯК. Поскольку это открытие не ограничивалось только литературой по СРК, было бы разумно рассмотреть наши результаты в контексте тяжелой инвалидности и ухудшения качества жизни, связанных с обоими заболеваниями [47,48], как это наблюдается при других хронических заболеваниях, таких как как ВИЧ, рак и ишемическая болезнь сердца [49].Это противоречит предыдущим выводам о том, что эти ассоциативные данные могут поддерживать психологический механизм развития СРК [8], поскольку ясно, что исследования случай-контроль не могут доказать причинно-следственную связь сами по себе. Несмотря на это, роль психологического здоровья при заболеваниях ЖКТ не совсем ясна. В одном проспективном исследовании 17 пациентов с активным ЯК гипнотическая терапия ассоциировалась со снижением системной воспалительной реакции и воспалительной реакции слизистых оболочек через два часа после окончания терапевтического сеанса [50].

    Помимо ассоциативных исследований, психосоматическая теория СРК подтверждается ретроспективными когортными исследованиями, которые выявили предшествовавшее психологическое заболевание в ходе клинических интервью с пациентами с СРК [51].Тем не менее, сопоставленное исследование случай-контроль не выявило последовательной связи между стрессом, связанным с войной (например, стрельбой из оружия или убийством человека), и развитием функциональных желудочно-кишечных расстройств у военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, за исключением связи между «любой войной стрессор» и СРК [52]. В этом исследовании только диарея и рвота в период развертывания были в значительной степени связаны с развитием функциональных расстройств ЖКТ, что может свидетельствовать о значительной роли постинфекционного СРК.

    Несмотря на отсутствие проспективных исследований для оценки прямой причинно-следственной связи между жизненной травмой или психологическим заболеванием и последующим СРК, появляются новые данные, подтверждающие взаимодействие между СРК и измененной микробиотой, а также между поведением и микробиомом.Таким образом, изменения в микробиоте кишечника могут быть искажающим фактором при прямой оценке психологических сопутствующих заболеваний и функциональных заболеваний ЖКТ, что подтверждается исследованием, в котором были обнаружены различия в частоте психических заболеваний среди постинфекционных СРК по сравнению с не постинфекционными. Пациенты с СРК [53]. Взаимосвязь между психологическими расстройствами (особенно через гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось) и измененной микробиотой кишечника оценивалась в исследованиях на животных, в которых хирургически индуцированное состояние, имитирующее депрессию, было связано с повышением уровня кортикотропин-рилизинг-гормона, что впоследствии приводило к повышению уровня серотонина. уровней и гиперактивной моторики толстой кишки [54].Кроме того, стресс (и последующее повышение уровня гормональных медиаторов) может опосредовать негерметичность кишечного эпителия и снижение защиты слизистой оболочки, что может быть механизмом, с помощью которого у пациентов с острым гастроэнтеритом развивается последующий постинфекционный СРК [55].

    Также было описано противоположное влияние измененного микробиома на поведение, у стерильных мышей были более высокие уровни кортикостерона и более высокая реакция на стресс, которая улучшилась при колонизации Bifidobacterium infantis [56].В более недавнем исследовании мышей, свободных от конкретных патогенов, колонизировали микробиотой, и было обнаружено, что после введения пероральных антибиотиков у них увеличилось исследовательское поведение [57]. Хотя наше понимание этой сети факторов только зарождается, сложность взаимосвязи между СРК и психическим заболеванием, безусловно, очевидна.

    Ограничения этого исследования включают небольшое количество подходящих исследований, а также разнообразие методов оценки распространенности и тяжести тревоги и депрессии, которые в совокупности исключают возможность значимого статистического анализа.Таким образом, это исследование предназначено просто для того, чтобы предположить связь между этими желудочно-кишечными заболеваниями и депрессией и тревогой. Более контролируемые исследования кажутся оправданными. Хотя включенные психологические показатели были проверены при оценке симптомов, связанных с тревогой и депрессией, они могут не играть первостепенной роли в диагностике расстройств настроения [58]. Подобно продолжающимся расхождениям в диагностике СРК по различным клиническим критериям [59, 60], также остается неясным, сопоставимы ли результаты нескольких шкал психологической оценки.

    Независимо от причины этих состояний, влияние этих заболеваний на качество жизни следует рассматривать в междисциплинарном подходе к терапии. В одной проспективной когорте ВЗК было обнаружено, что психологическое здоровье значительно влияет на качество жизни, связанное со здоровьем, и независимо от тяжести заболевания [61]. Использование существующих инструментов, таких как опросник IBD [46] и шкала качества жизни IBS [62], следует изучить при выявлении пациентов, которым могут быть полезны механизмы поддержки для улучшения психического здоровья и качества жизни пациентов, страдающих этими хроническими заболеваниями. .

    В этом исследовании мы обнаружили, что как СРК, так и ЯК связаны с повышенной распространенностью и серьезностью психологических расстройств. Патофизиология ЯК, по-видимому, связана с иммунной дисфункцией, в то время как этиология СРК остается неизвестной. Следовательно, было бы разумно продолжить изучение существующих органо-механистических теорий болезней, применяя междисциплинарный подход к терапии обоих состояний.

    Резюме Box

    Что уже известно:

    • Психосоматическая теория была постулирована в отношении синдрома раздраженного кишечника в отсутствие другой объективной этиологии и биомаркеров Многие психологические расстройства связаны с хроническими расстройствами

    • 3

    • Язвенный колит был связан с психосоматическими теориями до открытия иммунной дисрегуляции

    Новые данные:

  • Связь между синдромом раздраженного кишечника и психологическими факторами может быть связана с психологическим страданием от хронических и изнурительных заболеваний

  • Психологические расстройства при желудочно-кишечных заболеваниях: эпифеномен, причина или следствие?

    Резюме

    История вопроса

    Психологические расстройства десятилетиями ассоциировались с синдромом раздраженного кишечника (СРК) при отсутствии другой объективной этиологии.Однако такие ассоциации очевидны и при других хронических заболеваниях с более четко определенным патогенезом, таких как язвенный колит. В этом исследовании мы изучили распространенность и тяжесть психологических расстройств среди пациентов с СРК и язвенным колитом (ЯК) по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Методы

    Был проведен обзор англоязычной литературы для выявления исследований методом случай-контроль, в которых сообщается о распространенности депрессии или тревоги в популяциях СРК и ЯК по сравнению со здоровым контролем.Нашей первичной конечной точкой была объединенная распространенность или средний балл депрессии или тревоги в популяции с СРК или ЯК по сравнению со здоровым контролем.

    Результаты

    Были включены семь исследований типа «случай-контроль» по оценке СРК и три исследования по оценке ЯК. Во всех исследованиях СРК и ЯК сообщалось о избыточной распространенности и тяжести депрессии, а также тревоги по сравнению со здоровым контролем. Распространенность депрессии по сравнению со здоровым контролем составила 39% в исследованиях случай-контроль ЯК и 33% в исследованиях СРК, а также повышенная тревожность присутствовала в исследованиях случай-контроль ЯК (42%) и СРК (19%).Показатели тревоги и депрессии были выше (представляя более тяжелые симптомы) как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы.

    Выводы

    Тревожные и депрессивные расстройства связаны как с СРК, так и с ЯК. Неспецифическая связь между этими психологическими и желудочно-кишечными расстройствами может свидетельствовать о том, что хронические желудочно-кишечные заболевания могут влиять на психосоциальное поведение.

    Ключевые слова: Аффективные расстройства, синдром раздраженного кишечника, колит, язвенный

    Введение

    Расстройства неизвестной этиологии исторически были связаны с психосоматическими причинами.В гастроэнтерологии одним из примеров является язвенный колит (ЯК) до появления гибкой эндоскопии. Исторически ЯК был связан с анальной регрессией по Фрейду, вызванной трудной дилеммой, стоящей перед пациентом [1]. Психосоматическая гипотеза ЯК оставалась важной в течение многих десятилетий. Оценки психосоматической теории [2] проводились почти одновременно с классическими оценками иммуномодулирующих средств [3]. Еще двадцать лет назад хорошо проведенный систематический обзор не смог найти связь между психологическими факторами и НЯК [4].По мере того, как НЯК постепенно узаконивался как процесс органического заболевания, роль стресса и психологических факторов отошла на второй план по сравнению с теориями иммунной дисфункции и потенциальных факторов окружающей среды [5].

    Хорошо известно, что синдром раздраженного кишечника (СРК) и психические заболевания часто являются сопутствующими состояниями [6,7]. Предыдущий систематический обзор также показал, что СРК часто встречается у пациентов с синдромом хронической усталости, тазовой болью, расстройством височно-нижнечелюстного сустава, которые, как предполагается, имеют некоторый психологический компонент в своих проявлениях [8].Несмотря на эти результаты, истинное проспективное исследование еще не доказало, что СРК на самом деле вызывается психологическими стрессорами, а не просто связано с ними. Появляющиеся данные начинают характеризовать потенциальные патофизиологические механизмы СРК, такие как постинфекционный СРК или измененная микробиота кишечника, которые выступают против преимущественно психологической первопричины [9,10]. Более того, становится ясной роль микровоспаления в стенке кишечника при СРК, что может объяснить перекрывающиеся СРК-подобные симптомы у пациентов с ВЗК [11].

    Влияние болезни и инвалидности на психологическое благополучие человека хорошо описано в литературе [12-15]. Психологические заболевания могут ухудшить течение заболевания из-за факторов, не связанных с патофизиологией заболевания, таких как несоблюдение режима терапии и последующее наблюдение [16,17], а также выбор образа жизни, который, как известно, ухудшает основное состояние [18,19]. Независимо от причины результирующая комбинация сопутствующих медицинских и психологических состояний приводит к неблагоприятным исходам [20,21].Сопутствующее психологическое заболевание может потенцировать или предсказывать наличие соматического расстройства, но не обязательно должно вызывать заболевание [22].

    Мы предположили, что связь между СРК и психологическими факторами может быть связана с общим психологическим стрессом, вызванным хроническим и часто изнурительным заболеванием, или нарушением оси кишечник-микробиом-мозг, сопровождающимся дисбактериозом нейрокогнитивной функции. Исходя из этого, было бы разумно рассмотреть подобную связь с психологическими расстройствами и в литературе по другим заболеваниям.Поэтому мы стремились определить тяжесть симптомов депрессии и тревоги, измеренных с помощью оценки симптомов с использованием утвержденных опросников пациентов с СРК по сравнению со здоровым контролем, и сравнить эти данные с аналогичными данными в литературе по ЯК на основе того, что оба заболевания традиционно классифицируются. как заболевания толстой кишки.

    Методы

    Дизайн исследования

    Мы провели поиск литературы в PubMed (7 мая 2013 г.) для выявления соответствующих исследований случай-контроль, оценивающих сопутствующие психологические факторы в двух популяциях пациентов с двумя желудочно-кишечными (ЖКТ) заболеваниями, обычно классифицируемыми как заболевания толстой кишки. : пациенты с СРК или ЯК по сравнению со здоровой популяцией.Условия поиска показаны в приложении . Из-за нашей объединенной конечной точки исследования СРК были ограничены теми, которые оценивали Римские критерии, чтобы повысить однородность популяций пациентов с СРК. Затем были применены критерии включения () для определения соответствующих исследований для этого анализа. Данные были извлечены ES и проверены ES и MP.

    Таблица 1

    Извлеченные данные включали методологию набора и включения пациентов, критерии приемлемости для групп случаев или контрольных групп, распределение включенных пациентов по полу и критерии определения наличия или тяжести депрессии и тревоги.

    Конечные точки и статистический анализ

    Нашей первичной конечной точкой был процент пациентов, у которых была выявлена ​​коморбидная депрессия или тревога с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта, по отношению к здоровой контрольной популяции на основе порогового балла с использованием утвержденного опросника пациентов. В качестве вторичной конечной точки мы оценили тяжесть симптомов депрессии и тревоги у пациентов с соответствующим заболеванием желудочно-кишечного тракта по сравнению со здоровым контролем на основе зарегистрированных утвержденных систем оценки.Методы оценки, такие как госпитальный индекс тревоги и депрессии (HADS), сообщают о сумме симптомов, о которых сообщают пациенты, а также о тяжести симптомов с подтвержденным порогом отсечения для представления большого депрессивного расстройства или тревожного расстройства. Результаты исследования суммировались арифметически, если были выявлены совпадающие критерии, которые оценивали наличие или тяжесть депрессии и тревоги.

    Результаты

    Мы определили семь подходящих исследований СРК и три подходящих исследования ЯК ().Тяжесть симптомов тревоги и депрессии измерялась с использованием хорошо описанных дискретных числовых шкал [23-27]. Процент женщин в обоих случаях или в контрольной когорте колебался от 42% до 81%. Полные характеристики подходящих исследований были переменными ().

    Блок-схема поиска литературы

    СРК, синдром раздраженного кишечника

    Таблица 2 Опросники тревоги и депрессии Бека (BAI/BDI)[29].В Hartono

    et al избыточная распространенность депрессии и тревоги составила 38,7% и 6,5%, соответственно, у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми пациентами (из которых 6,5% и 14,5% сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге), на основании диагностических данных. критерии рейтинга HADS выше восьми [28]. В Uz et al избыточная распространенность депрессии или тревоги по сравнению со здоровым контролем составила 34% и 2%, при этом 4% и 8% здоровых людей сообщили о показателях, соответствующих депрессии и тревоге [29].Объединенные данные представлены в и .

    Часть психологического состояния, связанного с желудочно-кишечным заболеванием (больше, чем в контрольной группе). (A) Распространенность сопутствующего психологического заболевания (превышение здорового контроля) для синдрома раздраженного кишечника (СРК) и язвенного колита (ЯК). (B) Показатели депрессии и тревожности сообщаются как для СРК, так и для ЯК (превышают показатели для здорового контроля). Не было исследований, сообщающих о средних баллах STAI для СРК, и исследований, сообщающих о средних баллах BDI для ЯК

    HADS, госпитальной шкалы тревоги и депрессии; STAI — индекс состояния-черты тревожности; BDI, перечень депрессий Бека

    Таблица 3

    Объединенные результаты исследований случай-контроль, оценивающих психологические расстройства при синдроме раздраженного кишечника или язвенном колите

    В одном исследовании ЯК оценивалась распространенность депрессии и тревоги по сравнению со здоровым контролем [30].Избыточная распространенность тревожности у пациентов с ЯК по сравнению со здоровой контрольной группой составила 41,7% (с исходной распространенностью 22,2% у здоровых пациентов) на основании шкалы тревожности состояний (STAI) выше 40. Избыточная депрессия 38,9%, с исходная распространенность 11,1% среди здорового населения оценивалась по шкале депрессии Цунга (ZDS) более 49 баллов.

    Тяжесть симптомов тревоги и депрессии при СРК и ЯК

    средний рейтинг HADS [31-33].Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, полученный в результате этих исследований, составил 8,1 среди пациентов с СРК и 3,8 среди здоровых людей из контрольной группы. Для сравнения, средний рейтинг HADS, специфичный для тревоги, в одном исследовании ЯК составил 8,5 у пациентов с ЯК и 3,2 у здоровых людей [34]. Кроме того, рейтинги тревожности, основанные на STAI, были выше у пациентов с ЯК (51,9), чем у здоровых людей (41,8) [35].

    Средние оценки депрессивных симптомов были представлены в трех исследованиях СРК [31-33]. Совокупный средний рейтинг HADS, специфичный для депрессии, составил 5.4 среди пациентов с СРК и 2,4 среди здоровых людей в двух исследованиях [31,32]. В другом исследовании сообщается, что средний рейтинг короткой формы BDI составляет 5,9 у пациентов с СРК и 1,7 у здоровых людей [33]. В двух дополнительных исследованиях сообщалось о значительно более высоких показателях тревоги и депрессии у пациентов с СРК, чем в контрольной группе, хотя средние баллы не сообщались [36,37]. В одном исследовании с ЯК сообщалось о среднем рейтинге HADS 4,1 среди пациентов с ЯК и 1,7 среди здоровых людей [34].

    Для всех используемых шкал оценки депрессии и тревоги более высокие оценки отражали более выраженные и распространенные симптомы, указывающие на депрессию или тревогу.Данные представлены в и .

    Обсуждение

    В этой статье опубликованные исследования показывают, что распространенность тревоги и депрессии выше как у пациентов с ЯК, так и у пациентов с СРК по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Кроме того, у пациентов с ЯК и СРК наблюдается увеличение тяжести симптомов, связанных с тревогой и депрессией, по сравнению со здоровыми людьми.

    Традиционная гипотеза оси мозг-кишка предполагает, что нарушение вегетативной и нервной регуляции кишечника, а также нарушение регуляции висцеральной обратной связи приводят к СРК [38,39].Висцеральная гипералгезия является распространенным явлением у пациентов с СРК [40], а визуализация головного мозга [41] позволяет предположить измененные реакции у пациентов с СРК по сравнению с контрольной группой. Однако эти исследования не объясняют точную причину висцеральной гиперчувствительности и не показывают причинно-следственную связь СРК со стрессом, тревогой или психологической травмой. Поэтому до сих пор неясно, нарушена ли функция центральной обработки или периферической передачи сигналов в мозг. В качестве альтернативы, обусловленность (или повышенная бдительность) симптомами, связанными с болезнью, может изменить пути прохождения боли как средство преодоления [42].

    Самая большая ловушка в изучении взаимосвязи между СРК и психологическими расстройствами связана с выбором контрольных субъектов. Здоровые элементы управления «здоровы». По определению, у них должен быть почти нулевой показатель соматического или психологического заболевания. При таком сравнении любое заболевание (от застойной сердечной недостаточности до экземы) будет иметь некоторую степень личного беспокойства из-за физических ограничений или внешнего вида. Таким образом, по замыслу СРК ассоциируется с тревогой и депрессией.Одним из аргументов может быть то, что психологические расстройства связаны со всеми болезнями и поэтому всегда важны. Однако следует задаться вопросом, направлено ли внимание на лечение основного заболевания, которое, таким образом, облегчает тревогу и депрессию, или на лечение депрессии и тревоги, пока сохраняется соматическое заболевание [14]. Другой аргумент заключается в том, что наличие психологического расстройства может неблагоприятно повлиять на субъективные исходы, о которых сообщают пациенты, о чем противоречиво сообщается в другой литературе по заболеваниям [43].На основе этой гипотезы был разработан ряд успешных методов лечения. Предыдущие метаанализы поддерживают антидепрессанты и когнитивно-поведенческую терапию при лечении СРК на основе субъективных конечных точек [44]. Когнитивно-поведенческая терапия основана на изучении эффективных стратегий преодоления дисфункциональных мыслей, возникающих из-за физических симптомов [45]. Результатом является улучшение тех же исходов, о которых сообщают пациенты, измеренные в фармакологических исследованиях, без необходимости физического улучшения объективного заболевания.Точно так же при ЯК недавнее исследование INSPIRE показало, что управление стрессом может улучшить качество жизни, хотя и не изменяет объективно определяемое течение болезни [46].

    В этом исследовании мы обнаружили ассоциации с психологическими расстройствами как в литературе по СРК, так и в литературе по случаям контроля ЯК. Поскольку это открытие не ограничивалось только литературой по СРК, было бы разумно рассмотреть наши результаты в контексте тяжелой инвалидности и ухудшения качества жизни, связанных с обоими заболеваниями [47,48], как это наблюдается при других хронических заболеваниях, таких как как ВИЧ, рак и ишемическая болезнь сердца [49].Это противоречит предыдущим выводам о том, что эти ассоциативные данные могут поддерживать психологический механизм развития СРК [8], поскольку ясно, что исследования случай-контроль не могут доказать причинно-следственную связь сами по себе. Несмотря на это, роль психологического здоровья при заболеваниях ЖКТ не совсем ясна. В одном проспективном исследовании 17 пациентов с активным ЯК гипнотическая терапия ассоциировалась со снижением системной воспалительной реакции и воспалительной реакции слизистых оболочек через два часа после окончания терапевтического сеанса [50].

    Помимо ассоциативных исследований, психосоматическая теория СРК подтверждается ретроспективными когортными исследованиями, которые выявили предшествовавшее психологическое заболевание в ходе клинических интервью с пациентами с СРК [51].Тем не менее, сопоставленное исследование случай-контроль не выявило последовательной связи между стрессом, связанным с войной (например, стрельбой из оружия или убийством человека), и развитием функциональных желудочно-кишечных расстройств у военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, за исключением связи между «любой войной стрессор» и СРК [52]. В этом исследовании только диарея и рвота в период развертывания были в значительной степени связаны с развитием функциональных расстройств ЖКТ, что может свидетельствовать о значительной роли постинфекционного СРК.

    Несмотря на отсутствие проспективных исследований для оценки прямой причинно-следственной связи между жизненной травмой или психологическим заболеванием и последующим СРК, появляются новые данные, подтверждающие взаимодействие между СРК и измененной микробиотой, а также между поведением и микробиомом.Таким образом, изменения в микробиоте кишечника могут быть искажающим фактором при прямой оценке психологических сопутствующих заболеваний и функциональных заболеваний ЖКТ, что подтверждается исследованием, в котором были обнаружены различия в частоте психических заболеваний среди постинфекционных СРК по сравнению с не постинфекционными. Пациенты с СРК [53]. Взаимосвязь между психологическими расстройствами (особенно через гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось) и измененной микробиотой кишечника оценивалась в исследованиях на животных, в которых хирургически индуцированное состояние, имитирующее депрессию, было связано с повышением уровня кортикотропин-рилизинг-гормона, что впоследствии приводило к повышению уровня серотонина. уровней и гиперактивной моторики толстой кишки [54].Кроме того, стресс (и последующее повышение уровня гормональных медиаторов) может опосредовать негерметичность кишечного эпителия и снижение защиты слизистой оболочки, что может быть механизмом, с помощью которого у пациентов с острым гастроэнтеритом развивается последующий постинфекционный СРК [55].

    Также было описано противоположное влияние измененного микробиома на поведение, у стерильных мышей были более высокие уровни кортикостерона и более высокая реакция на стресс, которая улучшилась при колонизации Bifidobacterium infantis [56].В более недавнем исследовании мышей, свободных от конкретных патогенов, колонизировали микробиотой, и было обнаружено, что после введения пероральных антибиотиков у них увеличилось исследовательское поведение [57]. Хотя наше понимание этой сети факторов только зарождается, сложность взаимосвязи между СРК и психическим заболеванием, безусловно, очевидна.

    Ограничения этого исследования включают небольшое количество подходящих исследований, а также разнообразие методов оценки распространенности и тяжести тревоги и депрессии, которые в совокупности исключают возможность значимого статистического анализа.Таким образом, это исследование предназначено просто для того, чтобы предположить связь между этими желудочно-кишечными заболеваниями и депрессией и тревогой. Более контролируемые исследования кажутся оправданными. Хотя включенные психологические показатели были проверены при оценке симптомов, связанных с тревогой и депрессией, они могут не играть первостепенной роли в диагностике расстройств настроения [58]. Подобно продолжающимся расхождениям в диагностике СРК по различным клиническим критериям [59, 60], также остается неясным, сопоставимы ли результаты нескольких шкал психологической оценки.

    Независимо от причины этих состояний, влияние этих заболеваний на качество жизни следует рассматривать в междисциплинарном подходе к терапии. В одной проспективной когорте ВЗК было обнаружено, что психологическое здоровье значительно влияет на качество жизни, связанное со здоровьем, и независимо от тяжести заболевания [61]. Использование существующих инструментов, таких как опросник IBD [46] и шкала качества жизни IBS [62], следует изучить при выявлении пациентов, которым могут быть полезны механизмы поддержки для улучшения психического здоровья и качества жизни пациентов, страдающих этими хроническими заболеваниями. .

    В этом исследовании мы обнаружили, что как СРК, так и ЯК связаны с повышенной распространенностью и серьезностью психологических расстройств. Патофизиология ЯК, по-видимому, связана с иммунной дисфункцией, в то время как этиология СРК остается неизвестной. Следовательно, было бы разумно продолжить изучение существующих органо-механистических теорий болезней, применяя междисциплинарный подход к терапии обоих состояний.

    Резюме Box

    Что уже известно:

    • Психосоматическая теория была постулирована в отношении синдрома раздраженного кишечника в отсутствие другой объективной этиологии и биомаркеров Многие психологические расстройства связаны с хроническими расстройствами

    • 3

    • Язвенный колит был связан с психосоматическими теориями до открытия иммунной дисрегуляции

    Новые данные:

  • Связь между синдромом раздраженного кишечника и психологическими факторами может быть связана с психологическим страданием от хронических и изнурительных заболеваний

  • [Психические расстройства при заболеваниях пищеварительной системы — взгляд терапевта и психиатра]

    Психические расстройства, сопровождающие заболевания органов пищеварения, представляют собой междисциплинарную, но малопризнанную как диагностическую, так и терапевтическую проблему.Одним из наиболее известных примеров является глютеновая болезнь, при которой пациенты страдают от широкого спектра психопатологических симптомов, начиная с дефицита внимания и вплоть до умственной отсталости в крайних случаях. До конца не выяснено, как патомеханизм заболеваний органов пищеварения влияет на психическое здоровье пациента, однако одна из гипотез предполагает, что это связано с нарушением серотонинергической или опиоидной нейротрансмиссии, вызванным влиянием глютена и его метаболитов на центральную нервную систему.Поведенческие изменения также могут быть вызваны заболеваниями печени или поджелудочной железы, которые вызывают опасные для жизни аномалии в головном мозге. Бывает, что эти отклонения рефлекторно обостряют симптомы первичного соматического заболевания и отягощают его течение, что ухудшает прогноз. Доминирующим психическим заболеванием, упомянутым в этой статье, является депрессия, которая из-за своего влияния на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось и вегетативную нервную систему не только усугубляет симптомы воспалительных заболеваний кишечника, но может ускорять их появление у генетически предрасположенных пациентов.Известно, что депрессия негативно влияет на способность пациентов функционировать в обществе и качество их жизни. Более того, у детей возникновение заболеваний органов пищеварения, сопровождающихся психическими расстройствами, может отрицательно сказаться на их дальнейшем физическом и психологическом развитии, что приводит лишь к снижению успеваемости в школе. Все эти аспекты психических расстройств указывают на желательность оказания психологической помощи больным с выявленным заболеванием органов пищеварения.Психологическая помощь должна быть оказана сразу после выявления основного заболевания и продолжена на протяжении всего курса лечения.

    Ключевые слова: заболевания пищеварительной системы; психические расстройства; качество жизни.

    Роль психосоциальных факторов в желудочно-кишечных расстройствах

    Психосоциальные факторы играют роль в том, как проявляются и интерпретируются симптомы, они изменяют поведение при болезни и могут влиять на лечение.Однако они не имеют диагностической ценности при функциональных расстройствах желудочно-кишечного тракта; если у вас есть беспокойство, у вас все еще может быть органическое заболевание.

    Психологические расстройства изменяют переживание болезни и болезненное поведение, такое как обращение за медицинской помощью

    Было показано, что у пациентов с синдромом раздраженного кишечника (СРК) психологические расстройства не более выражены, чем у населения в целом. Еще в 1980-х Sandler et al обнаружили, что сосредоточение внимания на симптомах было одним из основных факторов, побуждающих пациентов с дисфункцией кишечника обращаться за медицинской помощью.1 Дальнейшие исследования подтвердили вывод о том, что психологические факторы связаны с состоянием пациента в большей степени, чем само расстройство кишечника. 2 Эти результаты не были подтверждены в австралийском популяционном исследовании 3, которое, однако, представляло собой опрос по почте с использованием анкет, заполняемых самостоятельно. В британском исследовании боль в животе и диарея отличали консультантов от не консультантов с симптомами СРК.4

    Психосоциальный стресс усугубляет желудочно-кишечные симптомы

    Психологический стресс или эмоциональные реакции на стресс могут влиять на функцию желудочно-кишечного тракта, а влияние различных эмоций на желудочно-кишечный тракт хорошо известно5 (таблица 1).

    Таблица 1

    Влияние различных эмоций на желудочно-кишечный тракт

    Что касается функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта — вносят ли существенный вклад психологические факторы? СРК является наиболее распространенным из этих желудочно-кишечных заболеваний. Существует множество исследований 1980-х и 1990-х годов, указывающих на то, что у пациентов с функциональной диспепсией (ФД) или СРК чаще наблюдаются тревога, депрессия и «психосоматическая триада» (истерия, ипохондрия и депрессия), чем у здоровых людей. Наши собственные данные подтверждают эти выводы у пациентов с БФ; например, мы обнаружили высокую оценку невротизма и соматизации.6-8 Однако ни одно исследование не выявило уникального психологического профиля или механизма развития симптомов.

    Жизненные события и стресс

    Исследования жизненных событий показали, что пациенты с СРК сообщают о большем количестве негативных жизненных событий, чем нормальная контрольная группа, но только те жизненные события, которые провоцируют состояние тревоги или психиатрический эпизод, связаны с появлением симптомов.9 Аналогичным образом, пациенты с СРК чаще сообщают о сексуальном насилии. чем контроль, но проблема избыточной отчетности не решена.Drossman et al обнаружили, что пациенты, подвергшиеся жестокому обращению, имеют более высокие баллы по шкале боли, проводят больше времени в постели, испытывают больше психологических стрессов, хуже выполняют ежедневные функции и посещают врача на 30% чаще, чем контрольная группа.10

    Причин, по которым прежние данные не стали общепринятыми, много. Изученные диагностические единицы были гетерогенны с различными критериями включения, и были включены пациенты с психиатрическим диагнозом (тревожные расстройства, депрессия и т. д.). Кроме того, выводы о том, что психологические факторы сами по себе избирательно подталкивали пациента к обращению за медицинской помощью, затрудняют интерпретацию данных.

    Использование полуструктурированного интервью (график жизненных событий и трудностей (LEDS)) и проспективный дизайн недавно применялись в интересном исследовании, проведенном в Австралии.11 Было диагностировано 188 пациентов с различными типами функциональных желудочно-кишечных расстройств12. по Римским критериям, оценивали связь социальных стрессоров с гастроинтестинальной, внекишечной и эмоциональной симптоматикой. Пациенты с функциональными расстройствами желудочно-кишечного тракта подвергались воздействию одного или нескольких стрессоров гораздо чаще, чем обычные контроли (98 90 039 против 90 040 36%), и в выборке были повышены тревожное состояние и/или депрессия.Высокие уровни некишечных нарушений были характерны только для БФ и СРК. Хронические стрессоры провоцировали психологические и внекишечные расстройства, особенно у больных ФД или СРК. Во второй части исследования12 полуструктурированное интервью проводилось трижды — при поступлении, а также через шесть и 16 месяцев. Кроме того, были заполнены самооценки психологических и симптоматических анкет. Жизненный стресс (LEDS) и интенсивность симптомов оценивались отдельно двумя независимыми интервьюерами.Жизненный стресс оценивали за две недели до проявления симптомов. Хронические стрессоры (развод, трудности в отношениях, серьезная болезнь, судебные иски, трудности в бизнесе, проблемы с жильем) должны были присутствовать в течение как минимум шести месяцев. Использовались дисперсионный анализ с повторными измерениями, линейный регрессионный анализ и логистический регрессионный анализ. Отмечалась высокая степень ковариации показателей жизненного стресса и интенсивности симптомов. Одна только хроническая угроза составляет 97% дисперсии индекса симптомов. Жизненный стресс в течение первых шести месяцев периода наблюдения в значительной степени предсказывал интенсивность симптомов через 16 месяцев.Ни у одного пациента, подвергшегося одному или нескольким стрессовым факторам в течение последних 10 месяцев периода наблюдения (35% выборки), не наблюдалось улучшения на 50% или более по интенсивности симптомов. На эти результаты не влияли личность или настроение. Ограничением этих результатов является то, что пациенты были направлены на эндоскопическое обследование. Снижение хронических стрессоров было предпосылкой для улучшения и указывает на то, что управление снижением стресса должно быть полезным у пациентов с СРК.

    Психотерапия

    Пять наиболее известных исследований психотерапии при СРК показывают хорошие результаты.13-17 Из-за высокой реакции на плацебо требуется контрольная группа. Более традиционная психодинамическая терапия, а также гипнотерапия и когнитивно-поведенческая терапия оказались более эффективными, чем традиционное медицинское лечение. Установлено, что прогноз зависит от комбинированного психологического и медикаментозного лечения,14 более молодого возраста, типа боли,15 и более высокого исходного беспокойства.17 В исследовании Guthrie 103 пациента получали психотерапию, релаксацию или стандартное медикаментозное лечение. Через три месяца группа лечения показала большее улучшение, чем контрольная группа, по оценкам гастроэнтеролога и пациентов в отношении диареи и болей в животе.Явные психические симптомы были хорошим прогностическим признаком. В исследовании Грина и Бланшара только 20 пациентов получали лечение, но 80% из тех, кто получал когнитивную терапию, изначально достигли критерия клинически значимого улучшения по сравнению с 10% в контрольной группе с мониторингом симптомов. В критическом обзоре Talley et al. пришли к выводу, что «эффективность психологических методов лечения синдрома раздраженного кишечника не была установлена ​​из-за методологической неадекватности»18. оптимистичный взгляд на то, что психотерапия может помочь пациентам с СРК или БФ.

    Следующие многообещающие результаты из Нидерландов не оценивались Talley et al . В первом исследовании19 гастроэнтеролог в амбулаторной клинике применял стандартный подход к успокоению и информированию о симптомах. У 110 пациентов с СРК врачи смогли повлиять на когнитивные функции, связанные с жалобами, и эти изменения были связаны с улучшением симптомов раздраженного кишечника при последующем наблюдении. Тревога пациента, страх перед раком и другие катастрофические познания, по-видимому, уменьшились.У 47 пациентов, не ответивших на этот стандартный подход, был диагностирован рефрактерный СРК, и они были включены в исследование когнитивно-поведенческой групповой терапии, представленной им как «курс по преодолению абдоминальных жалоб». 20 Двадцать пять пациентов получили восемь, двухчасовых сеансов и сравнивали с контрольным листом ожидания. В последующем исследовании все 45 пациентов получали лечение и наблюдались в среднем в течение 2,25 лет. В группе лечения наблюдалось значительное улучшение абдоминальных симптомов, было обнаружено увеличение количества успешных копинг-стратегий и снижение поведения избегания.Положительная динамика сохранялась во время наблюдения (имелись данные по 32 пациентам).

    Единственное исследование психотерапии при БФ проводилось в нашем центре в Бергене. Через год наблюдения в терапевтической группе было 43 пациента, получивших 10 часов индивидуальной когнитивно-поведенческой психотерапии, и 45 пациентов в контрольной группе. была больше для диспептических симптомов и целевых жалоб.

    Биологическая обратная связь по-прежнему является экспериментальным методом лечения преимущественно нижних функциональных желудочно-кишечных расстройств.22

    Исследования будущего

    Я считаю очень мудрым совет Дениса Маккарти исключить пациентов, которые соответствуют критериям DSM для любого психиатрического диагноза, из будущих исследований функциональных желудочно-кишечных расстройств. /или психотерапия. Сегодня эффективность когнитивно-поведенческой терапии подтверждается большинством диагнозов тревоги.24 25 Пациенты с соматизированными расстройствами, безусловно, имеют желудочно-кишечные симптомы, которые могут соответствовать Римским критериям, но существует так много других проблем, что интерпретация данных становится затруднительной. Точно так же пациенты с явными тревожными расстройствами или клинической депрессией, скорее всего, исказят данные. Это означает, что необходимо провести тщательную психиатрическую оценку. Психологи и психиатры также могут внести свой вклад в дальнейшее изучение интервенционных исследований по управлению стрессом, которые еще предстоит провести, особенно у пациентов с БФ или СРК.

    Психосоциальные факторы, психические заболевания и функциональные желудочно-кишечные расстройства: историческая перспектива — Полный текст — Digestion 2010, Vol. 82, No. 4

    Недавно стала доступной новая классификация функциональных желудочно-кишечных расстройств (ФЖР), основанная на консенсусе экспертных комитетов («Римский процесс III»). Широко признано, что эти частые расстройства, хотя их патофизиология остается не до конца изученной, являются результатом сложного взаимного взаимодействия между биологическими, психологическими и социальными факторами, которые могут быть предрасполагающими, ускоряющими и/или закрепляющими.Коморбидность с психическими расстройствами, особенно расстройствами настроения и тревожными расстройствами, высока. Современные эпидемиологические, психофизиологические и функциональные нейровизуализационные исследования частично прояснили механизмы, лежащие в основе взаимосвязи между когнитивно-аффективными процессами, с одной стороны, и функцией ЖКТ и сообщением о симптомах, с другой. Цель этой статьи — предоставить неполный исторический обзор литературы по ФГИР до середины 20-го века, с особым акцентом на роль психосоциальных факторов и сопутствующих психиатрических заболеваний.Из этого обзора мы можем сделать вывод, что многие знания, которые стали доступны в последнее время благодаря современной исследовательской методологии, также можно найти в исторической литературе по психосоматике и нейробиологии, хотя, очевидно, они менее эмпирически обоснованы. Это обеспечивает дополнительную поддержку интегративного междисциплинарного биопсихосоциального подхода к ФГИР.

    © 2010 S. Karger AG, Базель

    Введение

    Уже давно известно, что эмоции могут сильно влиять на сенсомоторную функцию желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).Большинство людей испытывают изменения в функции ЖКТ во время стресса или эмоционального возбуждения, что может привести к симптомам и консультациям с врачом. Это знание «народной психологии» отражено как в медицинской литературе, так и в повседневном языке («бабочки в животе», «узел в кишечнике» и т.п.).

    Медицина двадцать первого века и ее специализации по-прежнему часто сталкиваются с симптомами или синдромами, для которых невозможно найти патофизиологическое объяснение даже после обширных технических исследований.В этих случаях широко используется термин «функциональные соматические синдромы» [1,2,3]. Современная область психосоматической медицины изучает сложные взаимные отношения между психологическими процессами, физиологическими функциями и симптомообразованием. «Взаимность» подразумевает двусторонние взаимодействия и, следовательно, не может быть сведена к «психосоматике» (от психики к соме), но также должна учитывать «соматопсихические» (от сомы к психике) отношения.

    Функциональные желудочно-кишечные расстройства (ФЖР), наиболее известные из которых функциональная диспепсия (ФД) и синдром раздраженного кишечника (СРК), занимают видное место среди этих «функциональных соматических синдромов» вместе с синдромом хронической усталости и фибромиалгией, с которыми они часто пересекаются [1]. 1,2,4].ФГИР являются частыми расстройствами, патофизиология которых до конца не изучена [5]. Комитеты экспертов недавно опубликовали согласованный отчет по FGID, включая обновленную систему классификации, известную как «Римские критерии III» [5]. Считается, что психосоциальные факторы влияют на сенсомоторную функцию желудочно-кишечного тракта и/или генерацию симптомов при ФЖИР в качестве предрасполагающих, провоцирующих или закрепляющих факторов; часто встречается коморбидность с психическими расстройствами, в основном расстройствами настроения или тревожными расстройствами (рис. 1) [6,7,8].Современные эпидемиологические, психофизиологические и исследования функциональной визуализации мозга частично прояснили механизмы, посредством которых эти психосоциальные факторы могут воздействовать на функцию или симптоматику ЖКТ [6,7,9,10], хотя точная природа их взаимосвязи остается предметом споров. «Ось мозг-кишка» может быть представлена ​​как система двунаправленной связи между желудочно-кишечным трактом (с его энтеральной нервной системой) и мозгом (центральной нервной системой) посредством (автономных) нервных, нейроиммунных и нейроэндокринных путей.Таким образом, когда функция кишечника нарушена, причина этого нарушения может быть обнаружена в самом желудочно-кишечном тракте или в модуляторном входе от центральной нервной системы через ось мозг-кишка [7,9,10,11,12,13]. .

    Рис. 1

    Биопсихосоциальная концепция ФГИР. Адаптировано из Дроссмана [5] с разрешения.

    Целью данной статьи является обзор длительной истории психосоматических исследований в гастроэнтерологии с первой половины 19-го до середины 20-го века, включая данные ранней висцеральной сенсорной и аффективной нейронауки.Обзор более поздних исследований по этой теме выходит за рамки данной статьи; недавние отличные обзоры доступны в другом месте [6,11,12,14,15]. Тем не менее, исторические свидетельства, рассмотренные здесь, будут по возможности связаны с современными находками на протяжении всей статьи. Соответствующая историческая литература была собрана с помощью поиска в PubMed, PsycInfo и JSTOR (включая перекрестные ссылки). Другим важным источником информации о литературе 19 и начала 20 веков был учебник по психосоматике под названием «Эмоции и телесные изменения», изд.2 Фландерса Данбара [16]. Более поздние книги О. Кэмерона [17] и Г. Адама [18] были ценными источниками данных восточноевропейских психофизиологических исследований, большинство оригинальных источников которых недоступны на английском языке.

    Важно отметить, что этот исторический обзор не претендует на полноту охвата. Например, мы решили не включать подробное обсуждение интересной истории параллельных исследований роли серотонина в энтеральной и центральной нервной системах (что само по себе потребовало бы почти полной статьи), хотя это явно может иметь отношение к коморбидность ФГИР и психических расстройств.Несколько открытий, сделанных в 1950-х годах (влияние галлюциногенного препарата ЛСД как на функцию мозга, так и на периферические рецепторы серотонина, депрессогенные свойства антигипертензивного средства, истощающего серотонин, резерпина, случайное открытие антидепрессивных свойств первых ингибиторов моноаминоксидазы… ) повышенный интерес к роли серотонина в регуляции как настроения, так и сенсомоторной функции кишечника [19,20,21]. С тех пор это стало предметом огромных исследовательских усилий, которые многое узнали о нейрофизиологии регуляции настроения и функции кишечника по отдельности, но, к сожалению, довольно мало о взаимодействии между ними.Например, до сегодняшнего дня остается неясным, облегчают ли (серотонинергические) антидепрессанты симптомы ФЖИР посредством их центрального или периферического действия.

    «Отец физиологии желудка»: Уильям Бомонт

    Алексис Сен-Мартен был солдатом, получившим огнестрельное ранение эпигастральной области, через которое можно было наблюдать слизистую оболочку желудка. Его лечил хирург американской армии Уильям Бомонт, и он полностью выздоровел, но желудочный свищ остался незакрытым. Пациент оставался под наблюдением Бомонта в течение многих лет, что дало ему первую возможность изучить пищеварение человека in vivo , , что принесло ему звание «отца физиологии желудка» [22].Бомонт в первую очередь интересовался физиологией как таковой, но время от времени имел возможность наблюдать влияние эмоций на функцию желудка, в основном секрецию. Он писал, например: «Этот эксперимент показывает действие сильной страсти на пищеварительный аппарат. Считалось, что наличие желчи является следствием гнева. При здоровом состоянии желудка и уравновешенном настроении это вещество редко обнаруживается в желудке. Когда это обнаруживается, за исключением особых обстоятельств диеты, это обычно может рассматриваться как указание либо на психическое, либо на телесное заболевание, и может рассматриваться как чужеродное и оскорбительное вещество в этом органе» [[22], с.149]. Эта цитата является первой ссылкой в ​​литературе на идею о том, что нарушение функции желудка может быть результатом либо периферических (ЖК), либо центральных (эмоции) механизмов. Это соответствует существующей концепции оси мозг-кишка, как указано выше. Нам неизвестны современные исследования влияния эмоций на желудочную секрецию, но недавно было показано, что тревога влияет на сенсомоторную функцию желудка в норме [23] и БФ [24].

    Теории эмоций Джеймса-Ланге и Кэннона-Барда и их значение для психосоматики в гастроэнтерологии

    В 1880-х годах «отец американской психологии» Уильям Джеймс (рис.2), а датский врач-психолог Карл Ланге сформулировал аналогичную теорию эмоций, независимых друг от друга [25,26]. Эта теория остается очень влиятельной до сегодняшнего дня, с (нейробиологической) поддержкой, предоставленной Дамасио и другими [27,28,29,30,31,32]. Основная идея теории заключается в том, что эмоциональные стимулы автоматически вызывают телесные изменения, и что именно обратная связь этих телесных изменений с мозгом определяет чувство эмоции [25,26,28,33]. Это, вероятно, лучше всего иллюстрирует следующая классическая цитата из Джеймса: «Наш естественный способ думать об этих стандартных эмоциях состоит в том, что ментальное восприятие некоторого факта возбуждает умственную привязанность, называемую эмоцией, и что это последнее состояние ума порождает телесное выражение.Мой тезис, напротив, состоит в том, что телесные изменения следуют непосредственно за восприятием возбуждающего факта, и что наше ощущение тех же самых изменений, когда они происходят, ЯВЛЯЕТСЯ эмоцией». [[25], стр. 189–190].

    Рис. 2

    Уильям Джеймс, 1890-е годы (портрет Монтгомери Сирса) [из: Письма Уильяму Джеймсу от различных корреспондентов и альбом фотографий (MS Am 1092). Библиотека Хоутона, Гарвардский университет. Воспроизведено с разрешения.

    Великий гарвардский физиолог Уолтер Кэннон в конце 1920-х годов сформулировал влиятельное критическое исследование теории Джеймса-Ланге.Важность телесной обратной связи в генерации и регуляции эмоций была поставлена ​​под сомнение на основании нескольких линий экспериментальных данных, полученных Кэнноном, в основном в сотрудничестве с Филипом Бардом [[34,35,36], цитируется в [28,33]]: децеребрированные животные все еще выражали сильные эмоции, измерения вегетативной нервной системы не могли различать основные эмоции, телесная обратная связь считалась слишком медленной, чтобы быть конститутивной для эмоций, а внешняя (химическая) индукция телесных реакций была недостаточной для того, чтобы вызвать эмоции.Однако недавние исследования опровергли некоторые аргументы Кэннона против теории эмоций Джеймса-Ланге [37,38,39]. Кэннон и Бард представили влиятельную альтернативную теорию, утверждающую, что эмоции генерируются в подкорковых областях мозга, особенно в гипоталамусе. Телесные изменения, вызванные изменениями в этих областях, рассматриваются как побочный продукт, а не как составляющая эмоций. Считалось, что кора подавляет гипоталамус, основываясь на наблюдениях за децеребрированными кошками, демонстрирующими неконтролируемую ярость [34,35,36].

    Актуальность этих теорий для психосоматических исследований ФГИР двояка. Во-первых, противоречивые теории эмоций были параллельны столь же контрастирующим представлениям о направлении взаимосвязи между желудочно-кишечным трактом и нервными/психологическими нарушениями (см. параграф ниже) [16]. Во-вторых, теория Джемса-Ланге дала первое теоретическое объяснение влияния телесных, особенно висцеральных, сигналов на психологические состояния, такие как эмоции; по критике Кэннона.Теория Кэннона-Барда, с другой стороны, представляла собой первую попытку идентифицировать мозговые механизмы психосоматических взаимодействий.

    Связь между психическими и желудочно-кишечными расстройствами в 19-м и начале 20-го века: курица или яйцо?

    Представление о тесной связи между психопатологией и желудочно-кишечными расстройствами было широко распространено в медицинском сообществе XIX века. Однако было много споров и путаницы по поводу направления отношений.Хотя современные исследования убедительно свидетельствуют о двунаправленной связи, этот вопрос до сих пор полностью не решен [5,12].

    Первая линия мысли, представленная, в частности, Флемингом (1845), ван дер Колком (1863), Альтом (1892) и Робертсоном (1902), считала расстройство ЖКТ причиной психопатологии («соматопсихического» механизм ). Робертсон, например, предложил теорию меланхолии как желудочно-кишечной аутоинтоксикации («кишечная меланхолия») [все цитируется в [16]].

    Альтернативой было рассматривать желудочно-кишечные расстройства как следствие психологических нарушений ( «психосоматический» механизм). Leube (1879) был первым, кто ввел термин «нервная диспепсия», тогда как Stiller (1884) отдавал предпочтение термину «психогенная диспепсия» [оба цитируются в [16]]. Эту идею, в том числе основанную на «народной психологии», лучше всего иллюстрирует следующая цитата из Стиллера: «То, что у людей возникают желудочные расстройства после финансовых потерь и они страдают от них до тех пор, пока их финансовое положение не улучшится, является повседневным опытом». [цитируется по [16]].Он подсчитал, что 60-70% пациентов, обратившихся за консультацией по поводу желудочных симптомов, страдали «нервной/психогенной диспепсией» [16], что близко к нынешним оценкам (40-60%) [8,12]. Лейден был первым, кто продемонстрировал нормальную моторику и секрецию желудка при «нервной диспепсии» [цитируется в [16]]; это понятие «симптомы, возникающие, как считается, в гастродуоденальной области, при отсутствии каких-либо органических … признаков» до сих пор остается ядром определения БФ [40]. Ряд авторов конца 19 – начала 20 века подчеркивали и изучали роль психосоциальных факторов в «нервной диспепсии», как описано в книге Дрейфуса [[41], цит. по [16]].Он завершает свою книгу главой о предполагаемой гетерогенности «нервной диспепсии» [[41], цитируется в [16]]. Эта идея неоднородности все еще широко распространена сегодня, даже если был достигнут некоторый прогресс в попытках идентифицировать подгруппы внутри FGID [6, 12, 24, 40]. Rosenbach (1879) описал случаи диспепсии после эмоционального шока («эмоциональная диспепсия») [цитируется в [16]], что удивительно согласуется с недавней литературой о высокой распространенности травм и сопутствующих заболеваний с посттравматическим стрессовым расстройством при ФЖИР [6,7, 42,43,44].Strümpell (1902) считал, что большинство случаев «нервной диспепсии» были вторичными по отношению к психологическим изменениям; поэтому он предпочитал термин «психогенная диспепсия» . Он пытался найти доказательства этой гипотезы в тщательном анамнезе и психиатрическом обследовании, в основном подчеркивая роль тревоги как первичного фактора, а не вторичного результата желудочно-кишечного расстройства: «Не желудочная болезнь делает пациента ипохондриком, а ипохондрия вызывает расстройство желудка» [цит. по [16]].Это во многом согласуется с недавними исследованиями роли тревоги в ФГИР [23,24,43,45,46]. Strümpell также упомянул эффект психотерапии при желудочных заболеваниях в качестве аргумента в пользу роли психологических факторов, что замечательно согласуется с современными исследованиями влияния психотерапии на ФЖИР [6,8,46,47,48,49,50].

    С тех пор велись значительные споры о концепции «нервной диспепсии» как клинической единицы даже среди сторонников «психосоматической» гипотезы.Ewald (1884), а также Charcot и Bouveret рассматривали диспепсические явления как часть более широкого синдрома неврастении или истерии, хотя оно может быть в ряде случаев единственным симптомом таких неврозов. Лучше всего это иллюстрирует следующая цитата Бувре: «Склонность локализовать начало неврастении (т. е. и нервной диспепсии) в больном желудке напоминает старую ошибку патологоанатомов, долгое время приписывавших истерию нарушениям. в матке или яичниках» [цит. по [16]].Следует отметить, что вопрос о коморбидности ФСС, в том числе ФГИР, и вопрос о том, являются ли они проявлениями общих психологических процессов, остаются нерешенным и широко дискутируемым до настоящего времени [1,4,6,8,12,51].

    Взлет (и падение?) психоанализа в психосоматической медицине

    Когда в конце XIX века возник психоанализ, он быстро завоевал влияние в психиатрии и психосоматике; это влияние длилось долго в 20 веке и, хотя и менее выражено, даже до сих пор.Одним из важных достижений психоаналитической мысли в психосоматической медицине является ее акцент на (бессознательных) психологических процессах и их влиянии на телесные симптомы, акцент на интрапсихических конфликтах или неврозах, которые, как предполагается, вызывают длительные состояния эмоционального возбуждения, которые, в свою очередь, вызывают телесные симптомы или симптомы. привести к повышенной восприимчивости к заболеваниям. Согласно психоаналитической теории телесные симптомы имеют защитно-экспрессивное значение и могут быть интерпретированы как метафоры, посредством которых пациент выражает эмоциональное неблагополучие или психический конфликт [52].Эта идея отражена в термине «символика органов» [[53], цитируется в [16]].

    Ясно, что психоанализ побудил медицину взглянуть на человека в целом, а не на симптомы, которые, как считается, происходят из одной изолированной системы органов. Психоаналитик Франц Александер пытался найти компромисс между физиологией и теорией Фрейда и пытался построить конкретные психологические модели для конкретных болезней. Он проводил различие между классической конверсионной истерией, с одной стороны, и тем, что он называл «органными неврозами», например пептической язвой, с другой.Он определил «органные неврозы» как нарушения органической функции, физиологически контролируемые вегетативной нервной системой, и призвал принять во внимание автоматические физиологические механизмы, которые в значительной степени контролируют выражение эмоций, когда организм реагирует на стрессовые стимулы [54,55]. Эта ссылка на стрессовые системы и вегетативную нервную систему как на медиаторов психосоматических влияний остается весьма актуальной и сегодня, поскольку в современных нейробиологических исследованиях появляется все больше доказательств в пользу этой гипотезы [12,56].

    Однако, верный психоаналитической традиции, Александер также определил специфические бессознательные желания и детские желания (например, бессознательное желание быть накормленным) среди «психических стимулов», которые, по его словам, ускоряют специфические цепочки физиологических реакций и, в конечном счете, специфические соматические заболевания (рис. 3) [55]. Это исследование страдало от двух основных проблем. Во-первых, методологические проблемы препятствовали операционализации и оценке бессознательных механизмов или интрапсихических конфликтов.Во-вторых, фрагментарность знаний о биологии этих болезней в то время привела к чрезмерному акценту на психологических факторах в болезнях, которые впоследствии оказались преимущественно инфекционными или воспалительными по своей природе, как, например, язвенная болезнь и астма.

    Рис. 3

    Схематическое изображение психологической специфики этиологии язвенной болезни по Александру. Перепечатано из книги «Психосоматическая медицина: ее принципы и приложения» Франца Александра. Copyright© 1987, 1950, В.W. Norton & Company, Inc. Используется с разрешения издателя W.W. Norton & Company, Inc.

    Тем не менее, психодинамическое понимание функциональных симптомов может оставаться клинически полезным в сочетании с другими моделями. Изучение экспрессивных и защитных аспектов функциональных симптомов помогает нам разговаривать с нашими пациентами и понимать их, а также то, как они бессознательно отрицают или избегают развития личной автономии и ответственности, сексуального развития или активности (защитные аспекты; усиление первичной болезни) или выражают бессознательные желания лелеять и лелеять или оставаться зависимым.

    Уолтер Б. Кэннон и Иван Павлов: пионеры психофизиологических исследований

    Влияние Уолтера Б. Кэннона (рис. 4, с Павловым) на психосоматику трудно переоценить. Кэннон был примерно в то же время, что и Павлов в России, одним из пионеров методологически обоснованных психофизиологических исследований. Его значение для настоящей темы двоякое. Во-первых, он был первым, кто сформулировал идею взаимного взаимодействия между функцией/симптомами желудочно-кишечного тракта, с одной стороны, и психологическими факторами, с другой, тем самым избегая контрпродуктивных дискуссий о курице или яйце, описанных выше: «Эмоциональное расстройство, влияющее на пищеварительный канал, способен запустить порочный круг; застоявшаяся пища, незащищенная обильным соком, естественным образом подвергается бактериальному брожению с образованием газов и раздражающих продуктов разложения.Они, в свою очередь, могут вызывать легкое воспаление или всасываться в виде веществ, нарушающих обмен веществ, и таким образом влиять на психическое состояние…» [[57], цит. в [16]]. Эта идея о реципрокном биопсихосоциальном взаимодействии как конституирующем ФГИР остается в силе до сегодняшнего дня и прямо изложена в консенсусных отчетах экспертов Рима III [5,6]. Вторая причина ключевой роли Кэннона в психосоматике желудочно-кишечного тракта, а именно его акцент на физиологическом изучении влияния психологических процессов (которые могут быть в значительной степени бессознательными) и роли вегетативных, непроизвольных реакций, лучше всего отражена в его следующей цитате: Важно избегать, насколько это возможно, первоначальных состояний беспокойства и беспокойства и не допускать чрезмерного преобладания горя, гнева и других бурных эмоций, так как неуловимые изменения, вызванные этими эмоциональными нарушениями, не осознаются, и ясно известны исключительно благодаря физиологическим исследованиям…’ [[57], цит. по [16]]. Еще в 1909 году Кэннон был убежден во влиянии психологических факторов на двигательную функцию ЖКТ через вегетативную нервную систему, что подтверждается недавними исследованиями [23, 58, 59]: «…перистальтика желудка и кишечника прекращается в человека, как у низших животных они останавливаются беспокойством, тревогой и основными аффективными состояниями. Действительно, чувство тяжести в эпигастрии, на которое обычно жалуются нервные люди, может быть связано с застоем пищи…’ [[57], цит. по [16]].

    Рис. 4

    Уолтер Б. Кэннон и Иван Павлов на Международном физиологическом конгрессе, 1929 г. Воспроизведено с любезного разрешения Гарвардской медицинской библиотеки в Медицинской библиотеке Фрэнсиса А. Каунтуэя.

    В начале 20-го века Иван Павлов и его сотрудники в его лаборатории (прежде всего К.М. Быков) изучали систему ЖКТ в своих основополагающих экспериментах по тому, что позже стало известно как классическое обусловливание. Уже давно известно, что желудочно-кишечный стимул может служить как условным, так и безусловным стимулом в классических парадигмах обусловливания, или что условный ответ может быть висцеральным [[60], цит. в [17]; [61], цит. по [17]; [62], цит. в [17], [18]] и [[53], цит. в [16]].Аверсивное обучение с помощью висцерального безусловного стимула (например, тошноты) общеизвестно быстрое и надежное, как известно в «народной психологии» [17,18]. Интересно, что Павлов выдвинул гипотезу о существовании в мозгу корковых «анализаторов», обрабатывающих висцеральную сенсорную информацию. Более того, он считал, что эти области мозга играют ключевую роль в интероцептивном обусловливании [17]. Хотя более поздние собственные исследования Павлова, а также современные нейрофизиологические исследования показали, что подкорковые структуры, получающие висцеральные афферентные импульсы, включая ядра моста (ядра солитарного тракта, парабрахиальные ядра), гипоталамус и миндалевидное тело, также участвуют в интероцептивном обусловливании [17,18]. ,28], недавние исследования подтвердили важность областей коры (среди прочего, передней поясной коры) в формировании ощущений в ЖКТ [63].Однако роль подкорковых структур указывает на то, что большинство интероцептивных процессов кондиционирования могут протекать бессознательно.

    «Пациент в целом»

    В течение 1920-х и 1930-х годов упор делался на изучение пациента в целом, а не на изолированную систему органов, из которой, как считалось, возникают симптомы, идея, которую снова можно найти в настоящее время. Рим III сообщает [5,6]. Следующая цитата Р.С. Боулз, который также был одним из первых, кто использовал термин «функциональные расстройства», иллюстрирует это положение: «К сожалению, научный прогресс был настолько драматичен, что изучение болезни затмевает изучение пациента…… современный клиницист концентрирует свои усилия на поиске чего-то органически неправильного; и если их лучшие усилия не вознаграждаются, интерес к пациенту ослабевает; его просто называют невротиком…» [[64], цит. по [16]]. Несмотря на то, что это довольно сильно, это звучит, несомненно, знакомо современным клиницистам как в психиатрии, так и в гастроэнтерологии, поскольку отсутствие медицинского объяснения все еще слишком часто приравнивается к «психогенному» происхождению симптомов, что приводит к ненадлежащему направлению к специалистам в области психического здоровья.

    Г. С. Стивенсон, однако, признает, что включение этой идеи работы с пациентом как целым в повседневную практику сталкивается с некоторыми серьезными трудностями: «Есть два набора фактов о пациенте, которые кажутся поддающимися изоляции и изучению: пациент, вовлеченный в поиск помощи, и эмоциональные проблемы пациента, вовлеченные в его жалобы и болезни» [[65], цитируется в [16]]. Дискуссия о взаимосвязи между психическими сопутствующими заболеваниями и поведением, направленным на обращение за помощью, продолжается до сих пор [10,66].

    Психосоматические исследования в гастроэнтерологии в начале ХХ века

    Р. Шиндлер, помимо обсуждения ряда механизмов, с помощью которых психологические процессы могут влиять на желудочно-кишечные симптомы, дает определение, которое до сих пор удивительно актуально: «Психоневрозы желудочно-кишечного тракта». являются нарушения его органной функции в результате участия психических факторов при отсутствии анатомических изменений» [[53], цит. в [16]].

    Исследования в начале 20-го века были сосредоточены на психологических состояниях, вызванных гипнотическим внушением у здоровых добровольцев, а также на изучении секреции и двигательной функции ЖКТ (в основном с помощью рентгеноскопии после приема пищи с барием) у пациентов, страдающих психическими расстройствами, включая шизофрению и маниакальные состояния. депрессивный психоз» (наиболее точно соответствующий биполярному расстройству I в DSM-IV) [16,67].Например, при внушении аверсивной пищи наблюдалось полное прекращение гастродуоденальной перистальтики, а при внушении отвращения вызывались обратные сокращения желудка [[68], цит. в [16]]. Сообщения об успешном лечении болей в животе и запоров с помощью гипнотического внушения были опубликованы еще в 1925 г. [[69], цит. в [16]], а недавние исследования возродили интерес к гипнотерапии как средству лечения СРК [70].

    Рассвет висцеральной сенсорной и аффективной нейронауки: P.MacLean and G. Ádám

    Покойный Пол Маклин был первым, кто после плодотворных усилий Кэннона, изложенных выше, сформулировал всестороннюю теорию мозговых механизмов, связывающих эмоции и внутренние функции. В знаменательной статье [71] Маклин развил более ранние работы Джеймса, Кэннона и Барда (см. выше), а также влиятельную теорию эмоций, сформулированную Джеймсом Папесом [72]. Суть ее теории заключается в том, что как переживание, так и выражение эмоций являются результатом ассоциации и корреляции внутренних и внешних стимулов в филогенетически старом мозге (названном «висцеральным мозгом» и позднее «лимбической системой» ). по Маклину).Это обеспечивает первую всестороннюю нейробиологическую основу, объясняющую тесную связь между эмоциями и висцеральными функциями в мозге. «Висцеральный мозг» был определен Маклином на основе его анатомического расположения на границе между интероцептивной и экстероцептивной системами [71]. Он состоял, среди прочего, из миндалевидного тела, гиппокампа, поясной извилины, ствола мозга и гипоталамуса (рис. 5) [71], областей, которые, как недавно было показано, участвуют в висцеральных ощущениях, а также в эмоциях с помощью исследований функциональной визуализации мозга [11]. ,27,28,33].Таким образом, теория Маклина оказалась поистине дальновидной, учитывая очень ограниченные технические возможности для изучения функций мозга в то время, когда она была сформулирована.

    Рис. 5

    Схематический обзор «висцерального мозга» Пола Маклина. Из Dalgleish [33], оригинал в MacLean [71].

    Еще одним новаторским, хотя и несколько забытым исследователем в области висцерального восприятия является венгерский врач-физиолог-психолог Дьёрдь Адам. Его знание славянских языков, а также английского дало ему уникальную возможность включить в свои исследования свидетельства как русской, так и американской психофизиологической традиции.Адам начал свои исследования в конце 1950-х, в период расцвета бихевиоризма. Следовательно, висцеральное восприятие и влияние висцеральных сенсорных сигналов на эмоции и познание считались слишком расплывчатыми и субъективными для научного изучения, но Адам не согласился с этим. Одним из ее центральных моментов является то, что висцеральные афферентные сигналы, помимо того, что они прочно укоренены в органном гомеостазе, также глубоко влияют на высшие биологические и психологические функции человека, однако не достигая сознательного осознания [18].Адам писал еще в 1967 году: «Опираясь на наши экспериментальные данные, мы предполагаем, что интероцептивные импульсы составляют важный афферентный канал к кортикальным, лимбическим и мезэнцефальным структурам, управляющим эмоциональными реакциями. Эти висцеральные сигналы, по-видимому, значительно влияют на поведение как человека, так и животных, хотя они лишь изредка осознаются человеком» [[73], перепечатано в [18]]. В своем очень интересном обзоре, опубликованном в 1998 году, он добавляет: «… мы уже знали о разнообразных средствах, с помощью которых висцеросенсорная информация может инициировать или модифицировать эмоциональные реакции, и даже о возможности того, что продолжающееся эмоциональное поведение может изменить эффективность висцероцептивных сигналов». [18].Мы можем только добавить, что за 10 лет, прошедших с тех пор, функциональная томография мозга показала, что идеи Адама, сформулированные в 1960-х годах, были поистине дальновидными.

    Заключение

    Удивительно, как много исторических данных как психосоматических, так и нейробиологических исследований о взаимосвязи между психическими и желудочно-кишечными расстройствами остается актуальным в нынешнюю эпоху висцеральной сенсорной и аффективной нейронауки. Хотя современные методы исследования, включая функциональную визуализацию мозга, в некоторой степени прояснили механизмы, лежащие в основе этой взаимосвязи, ее точная природа остается не до конца понятной.Однако мы считаем, что этот исторический обзор предоставляет важные доказательства в пользу интегративного биопсихосоциального подхода к ФГИР. Великий греческий философ Платон и его учитель Сократ уже почти 2500 лет назад были убеждены в необходимости целостного подхода ко всем болезням: «Как не следует пытаться лечить глаза без головы или голову без тела, так не следует лечить тело без души» [Сократ, цит. по [16]]. Медицине двадцать первого века, несмотря на все технические достижения, все еще нужно учиться у них.

    Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
    Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
    Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам.Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.