Изменения поджелудочной железы: Лечение диффузных изменений поджелудочной железы в Москве

Содержание

Функциональные изменения поджелудочной железы в отдаленном периоде после лечения тяжелого острого панкреатита

УДК: 616.37-002-08-035

Омельянович Д.А., Благовестнов Д.А., Андреев В.Г., Алмакаев Ф.Р.


ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования», г. Москва, Российская Федерация

Резюме.
Введение. Целью работы является оценка экзокринной и эндокринной функций поджелудочной железы в отдаленном периоде у пациентов после различных лечебно-тактических подходов лечения тяжелого острого панкреатита. Материалы и методы. Функция поджелудочной желез изучена у 210 пациентов, перенесших тяжелый острый панкреатит в период с 2003 по 2013 г. Из них 80 пациентов обследованы в условиях стационара. Результаты. Сахарный диабет (CД) выявлен у 62 пациентов (29,5 %), из них инсулинзависимый — у 30 пациентов (14,3 %). Экзокринная дисфункция поджелудочной железы отмечалась у 116 пациентов (55,2 %). У 35 % обследованных пациентов содержание эластазы-1 было ниже 200 мг\г кала, т.  е у них выявлена внешнесекреторная недостаточность поджелудочной железы. Выводы. Экзокринная дисфункция и внешнесекреторная недостаточность поджелудочной железы, сахарный диабет развиваются чаще у пациентов, перенесших субтотальный и крупноочаговый панкренекроз.

Ключевые слова:
функция поджелудочной железы, острый панкреатит

ЛИТЕРАТУРА
1. Ермолов, А.С. Диагностика и лечение острого панкреатита / А.С. Ермолов, П.А. Иванов, Д.А. Благовестнов, А.В. Гришин, В.Г. Андреев. – М.: Видар, 2013 — 382 с.
2. Beger, H.G. Severe acute pancreatitis: Clinical course and management / H.G. Beger, B.M. Rau //World J. Gastroenterol. – 2007 – 13 – P. 5043-5051
3. Нестеренко, Ю.А. Диагностика и лечение деструктивного панкреатита / Ю.А. Нестеренко,В.В. Лаптев, С.В. Михайлусов. — М.: ООО “Бином-пресс”, 2004 – 304 с.
4. Дибиров, М.Д. Панкреонекроз. Протокол диагностики и лечения. Учебно-методическое пособие /М.Д. Дибиров, А.А. Юанов. – Москва, 2012 — 366 с.
5. Шаповальянц, С. Г., Оперативные вмешательства при остром деструктивном панкреатите / С.Г. Шаповальянц, А.Г. Мыльников, А.Г. Паньков // Анналы хирургической гепатологии. — 2010 – № 2 — C.58
6. IAP/APA evidence-based guidelines for the management of acute pancreatitis. Working Group IAP/APA (International Association of Pancreatology /American Pancreatic Association) Acute Pancreatitis Guidelines // Pancreatology. — 2013- №13- Р. 1- 15.
7. Багненко, С.Ф. Острый панкреатит (Протоколы диагностики и лечение) / С.Ф. Багненко, А.Д. Толстой., В.Б. Красногоров и др. // Анналы хирургической гепатологии. – 2006. — Т.11 — №1 — С.60 – 66.
8. Савельев, B.C. Панкреонекрозы / В.С. Савельев, М.И. Филимонов, С.З. Бурневич. — М.: МИА, 2008 – 264 c.
9.Бурневич, С.З. Прогнозы и исходы хирургического лечения больных панкреонекрозом в свете современных представлений о танатогенезе заболевания (сообщение 1 и 2) / С.З. Бурневич, Ю.Н. Игнатенко, К.В. Кирсанов // Анналы хирургии. — 2004. — №3,4. — С. 30-32 и 37-41.
10. Atilla, S. Outcome and quality of life of patients with acute pancreatitis requiring intensive care / S. Atilla,C. Lakshmipath., K.W.Lee Kenneth, A. Samuel, Tisherman // J. Surg. Res. — 2000. — 91 — P. 89-94.

Авторская справка
Омельянович Дмитрий Александрович
аспирант кафедры неотложной и общей хирургии ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования» МЗ РФ.
[email protected]
Благовестнов Дмитрий Алексеевич
д. м. н., декан хирургического факультета, профессор кафедры неотложной и общей хирургии
Андреев Вадим Георгиевич
к. м. н. доцент кафедры неотложной и общей хирургии
Алмакаев Феликс Рафаилович
старший лаборант кафедры неотложной и общей хирургии

ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздрава РФ
125993, г. Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1 [email protected]

Особенности структурных изменений поджелудочной железы при метаболическом синдроме

Потабашний, В. А. and Швец, С.В. and Маркова, Е.Я. (2015) Особенности структурных изменений поджелудочной железы при метаболическом синдроме. Materiały XI Międzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Perspektywiczne opracowania są nauką i technikami — 2015» Volume 9. Medycyna. Nauk biologicznych. Fizyczna kultura i sport, Vol. 9. pp. 8-15.

Abstract

Метаболический синдром (МС) является одной из актуальных проблем современной медицины. Считают, что МС встречается у 25-35% населения, а в возрасте старше 60 лет составляет более 40% [1,2,10]. Многочисленные исследования выявили связь между увеличением массы висцерального жира и снижением чувствительности тканей к инсулину. Вследствие чего нарушаются углеводный, липидный, пуриновый и белковый обмены. В этой связи все большее внимание уделяют роли метаболических нарушений в патогенезе, в первую очередь, ряда кардиоваскулярных заболеваний (атеросклероза, гипертонической болезни, ишемической болезни сердца).

Изучение при МС поражения других систем организма проводится недостаточно. Однако нельзя забывать, что органы пищеварения, в частности печень и поджелудочная железа (ПЖ), находятся в центре метаболических событий, и именно от их функциональных возможностей зависит формирование и прогрессирование МС. Поэтому изучение состояния органов пищеварения при МС приобретает важное значение. Поражение ПЖ при МС выявляется с частотой от 5 до 80% и более [1,3,4]. Разброс литературных данных, возможно, обусловлен использованием разных методических подходов. Важно также уточнить особенности состояния ПЖ при МС, поскольку структурные изменения ткани приводят к функциональной недостаточности органа. Таким образом, остается много нерешенных вопросов. Цель работы: изучить изменения структуры ПЖ на фоне МС. Материалы и методы исследования Под наблюдением находились 78 пациентов с ХП, 40 мужчин и 38 женщин, средний возраст 42,2±6,2 года. Из них у 48 больных (28 мужчин и 20 женщин) ХП протекал на фоне МС.
Для верификации диагнозов ХП и МС все пациенты прошли общеклиническое обследование и лабораторно-инструментальные методы исследования.

Actions (login required)

View Item

Структурно-функциональные изменения поджелудочной железы, обусловленные влиянием пищевой сенсибилизации

Kharkiv National Medical University Repository

Learn More

Please use this identifier to cite or link to this item:

http://repo.knmu.edu.ua/handle/123456789/4325

Title: Структурно-функциональные изменения поджелудочной железы, обусловленные влиянием пищевой сенсибилизации
Other Titles: Структурно-функціональні зміни підшлункової залози у дітей, обумовлені впливом харчової сенсибілізації
Structural and functional disorders of pancreas in children, caused by food sensitization
Authors: Бєлоусова, Ольга Юріївна
Карпушенко, Юлія Валентинівна
Keywords: дети
поджелудочная железа
пищевая сенсибилизация
аллергия
дисфункция сфинктера Одди
Issue Date: 2013
Citation: Белоусова О. Ю. Структурно-функциональные изменения поджелудочной железы, обусловленные влиянием пищевой сенсибилизации / О. Ю. Белоусова, Ю. В. Карпушенко // Здоров’я України. – 2013. – № 3 (26). – С. 13–15.
Abstract: Представлены результаты исследования поджелудочной железы у детей с пищевой сенсибилизацией. Доказана роль аллергического фактора в развитии патологии поджелудочной железы у детей с пищевой сенсибилизацией. Выявлена активация панкреатических ферментов крови и развитие умеренной недостаточности экзокринной функции поджелудочной железы. Имеет место нарушение микробиоценоза кишечника. Доказано, что есть возможность формирования как острого воспалительного процесса, так и постепенного развития хронического панкреатита. Существует необходимость уточнения вопросов, касающихся классификации патологии поджелудочной железы у детей
URI: http://repo.knmu.edu.ua/handle/123456789/4325
Appears in Collections:Наукові праці.
Кафедра пропедевтики педіатрії № 2

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Ультразвуковое исследование поджелудочной железы

Ультразвуковое исследование помогает получить информацию о размерах, форме, расположении поджелудочной железы. Во время диагностики могут быть выявлены изменения в тканях, воспаления, новообразования, посторонние включения.

Патологии и заболевания поджелудочной железы важно своевременно диагностировать, поскольку она выполняет жизненно важные функции в организме: производит пищеварительные ферменты и инсулин, регулирует обмен веществ.

Состояние поджелудочной железы нельзя изучить с помощью пальпации, так как она расположена в забрюшинном пространстве и плохо поддается обследованию. Только УЗИ показывает орган во всех трех проекциях.

Преимущества данного вида исследования

Основные преимущества УЗИ поджелудочной железы:

  • Одно из самых достоверных и доступных обследований.
  • Не нужно долго ждать результатов обследования.
  • Процедура безболезненная, не вызывает дискомфорта.
  • Нет абсолютных противопоказаний.
  • Диагностика подходит кормящим и беременным женщинам, новорожденным.

Как проходит исследование

Пациента приглашают прилечь на кушетку, специалист может попросить пациента сменить позу, приподняться. Это требуется для визуализации поджелудочной железы с разных ракурсов.

В большинстве случаев УЗИ поджелудочной железы длится не дольше 15 минут.

Расшифровка

Врач ультразвуковой диагностики выдает пациенту протокол исследования с заключением, в котором указываются размеры, форма и состояние органа. 

В норме поджелудочная железа расположена рядом с селезенкой и печенью, имеет S-образную форму, не имеет выраженных дефектов. Здоровый орган имеет четкие контуры, легко визуализируются головка, тело и хвост поджелудочной железы.

Окончательный диагноз ставит лечащий врач с учетом результатов УЗИ, общей клинической картины, лабораторных анализов, других исследований.

Записаться на прием профильного специалиста вы можете в одной из наших клиник. Перейдите в раздел «Запись к врачу» — здесь вы можете выбрать врача нужной специальности, почитать отзывы пациентов и выбрать удобное время приема.


Показания к обследованию

УЗИ поджелудочной железы назначается в следующих случаях:

  • Боль и дискомфорт в животе или правом подреберье.
  • Изменение восприятия вкуса пищи.
  • Частые приступы тошноты.
  • Диарея попеременно с запором.
  • Отклонения от нормы в анализах кала.
  • Быстрое снижение веса без видимых причин.
  • Желтуха.
  • Подозрение на онкологию или сахарный диабет.
  • Признаки заболеваний 12-перстной кишки и желудка на рентгенограмме или при гастроскопии.
  • Травмы брюшной полости.
  • Плановый осмотр перед операцией.
  • Необходимость оценить результаты проводимого лечения.

Подготовка к обследованию

Рекомендованная подготовка к УЗИ поджелудочной железы:

  • Чтобы ничего не мешало хорошей визуализации внутренних органов, рекомендуется за 3 дня до УЗИ исключить из своего рациона продукты, провоцирующие повышенное газообразование: капуста, свежие фрукты и овощи, черный хлеб, молоко.
  • Рекомендуется в течение 2 дней перед проведением процедуры начать прием активированного угля или другого адсорбента.
  • Накануне вечером рекомендуется принять слабительное или сделать клизму.
  • Перед процедурой необходимо воздержаться от курения, жевательной резинки, приема лекарств.
  • Обследование проводится натощак. В случае проведения процедуры во второй половине дня, утром допустимо перекусить булочкой с кефиром или чаем, далее рекомендовано ограничить прием пищи в течение 7 часов до исследования, но потом не есть и не пить 7 часов.

КТ поджелудочной железы — сделать с контрастированием, подготовка, цена (Авиамоторная, ЮВАО, Лефортово)

Компьютерная томография — важный этап комплексной диагностики, который позволяет оценить состояние и выявить патологические изменения внутренних органов. Исследование тем более актуально, если речь идет об оценке состояния и работы поджелудочной железы. Для выявления патологических изменений поджелудочной железы КТ исследование с внутривенным болюсным контрастированием является «золотым стандартом» — как наиболее информативный метод лучевой диагностики.

Трудно не согласиться с тем, что этот способ получения данных невероятно информативен. Компьютерная томография (КТ) поджелудочной железы проводится для определения изменения структуры ее тканей, поиска и верификации новообразований.

Показания для КТ поджелудочной железы

Все исследования назначаются врачом строго по показаниям. КТ поджелудочной железы необходима для выявления:

  • доброкачественных опухолей, кист;
  • злокачественных образований;
  • диагностики панкреатита (туморозного, деструктивного и других форм) и последствий перенесенного панкреатита – выявление кальцинатов, псевдокист;
  • определения отека стромы и изменения тканевой структуры поджелудочной железы.

Также можно выявить всевозможные аномалии развития органа и атипичные варианты его формы. При помощи компьютерной томографии определяется состояние кровеносных и лимфатических сосудов поджелудочной железы, так как часто в их патологии и кроется причина нарушения секреторной функции.

Нередко КТ поджелудочной проводят перед оперативным вмешательством. Это позволяет хирургам оценить все возможные риски и осложнения, ведь повреждение или неправильная резекция этого органа чреваты развитием многих опасных патологических состояний.

Читать далее

Основные преимущества КТ перед другими неинвазивными методами диагностики:

  • стандартизированный метод, при котором вероятность врачебной ошибки минимален;
  • позволяет послойно рассмотреть ткани с точностью до миллиметра определить локализацию патологии;
  • неинвазивный метод сводит к нулю вероятность травматизации тканей;
  • дает возможность получить трехмерные изображения исследуемого органа.

Подготовка к проведению компьютерной томографии

КТ исследование поджелудочной железы информативно при соблюдении методики обследования: проводится с внутривенным введением контрастного вещества с последующим мультифазным сканированием в артериальную, венозную и паренхиматозную фазы прохождения контраста. Желудок и петли двенадцатиперстной кишки контрастируются перорально – пациент перед исследование выпивает 1 – 2 стакана водорастворимого (йодсодержащего) контраста. Это позволяет точно дифференцировать различные по структуре ткани и оценить состояние кровотока в исследуемом органе. Часто этот метод помогает определить функциональные нарушения.

В качестве контраста используется безопасный препарат на основе йода – который по артериальным и венозным сосудам проникает в органы. Контрастное вещество позволяет четко визуализировать исследуемые структуры (здоровые и патологически измененные ткани – например опухоли – по-разному накапливают контрастный препарат).

Возможны индивидуальные реакции организма на контрастное вещество. В их числе:

  • тошнота;
  • рвота;
  • диспепсические расстройства;
  • головная боль или головокружение.

Этого не следует бояться, подобные реакции происходят крайне редко, однако если подобная реакция у вас уже была, поставьте в известность лечащего врача. Тем более, нужно сообщить об уже имеющейся непереносимости йода, морепродуктов или просто частых аллергических реакциях. Часть таких состояний являются противопоказанием для введения контраста.

Для проведения КТ поджелудочной железы пациент должен прибывать натощак. А во время проведения самой процедуры важно не двигаться.

При проведении КТ с контрастом врачу будет необходимо предоставить результаты биохимического анализа крови на креатинин и мочевину (контрастный препарат выводится почками и перед исследованием врач, чтобы не навредить пациенту, должен убедится, что у обследуемого нет почечной недостаточности).

Описание процедуры

Проведение компьютерной томографии поджелудочной железы не занимает много времени. Во время процедуры пациент находится внутри томографа, а вокруг его тела располагается гентри, внутри которого вращается рентгеновская трубка – осуществляющая послойное сканирование тела исследуемого. Благодаря такой технологии врач имеет возможность послойно рассмотреть интересующий его орган. В компьютерном томографе намного больше свободного пространства, чем в аппарате МРТ. Поэтому у пациентов не возникает страха или приступа клаустрофобии. При выполнении процедуры с контрастированием внутривенно, через катетер, автоматическим шприцом, с определенной скоростью и объемном (зависит от веса пациента) вводят контрастный препарат.

Противопоказания к проведению компьютерной томографии

К сожалению, любая медицинская манипуляция имеет ряд противопоказаний. И компьютерная томография не исключение.

Так как этот инструментальный метод исследования является одним из видов лучевой диагностики, то его ни в коем случае нельзя проводить беременным женщинам. Не желательно исследовать поджелудочную железу с помощью КТ детям и пациентам, страдающим от миеломной болезни. В последнем случае это может усугубить течение патологического состояния.

Также при проведении компьютерной томографии с введением контраста необходимо уточнить у пациента про возможные аллергические реакции. Внутривенное контрастирование не проводится при непереносимости йодсодержащих препаратов, при почечной недостаточности у пациентов, при тяжелом общесоматическом состоянии пациента.

Где провести компьютерную томографию?

Основное достоинство КТ поджелудочной железы в ее информативности. Эта процедура дает более точные результаты, чем ультразвуковое исследование.

КТ поджелудочной железы в Москве можно провести в нашем медицинском центре. Опытные специалисты не только качественно выполнят диагностическую процедуру, но и дадут подробную оценку состояния органа и сосудов.

Цена на проведение КТ поджелудочной железы с введением контраста и без него отличаются. Но и качество визуализации возрастает во много раз!

УЗИ поджелудочной железы

Поджелудочная железа получила свое название из-за особого расположения относительно желудка. Она прилегает к нижней части желудка и отстает во внутреннюю область брюшной полости, как будто охватывает желудок сзади. Прилегание петель тонкого и ободочной части толстого кишечника к частям железы затрудняет доступ к ручному обследованию органа методом пальпации.

Ткань поджелудочной железы имеют плотное однородное строение, позволяющее проводить и отражать ультразвуковую волну, используемую УЗИ для диагностики паренхиматозных органов.

Железистая ткань поджелудочной железы имеет особые включения, состоящие из клеток, вырабатывающих инсулин (островки Ларгенганса).

Железа богато снабжена кровеносными сосудами, которые питают железу и уносят в ток крови выделенный гормон инсулин.

Основная функция поджелудочной железы двояка – секреция внешняя в пищеварительный тракт (ферменты) и внутренняя секреция в русло крови (гормоны).

Разработка аппаратов УЗИ и КТ широкое внедрение их в повседневную практику терапевта, гастроэнтеролога, эндокринолога выдвинуло диагностику патологий поджелудочной железы на качественно новый уровень, позволяя проводить подробное описание всех составляющих органа, выявлять опухоли, скопление выпота, деструктивные изменения.

Показания к проведению УЗИ поджелудочной железы

Возникновение жалоб:

  • Опоясывающие боли, боль в левом подреберье, возникающие после приема обильной пищи, высококалорийных продуктов, сырых фруктов и овощей
  • Нарушение стула: склонность к неоформленному густому стулу, с характерным жирным блеском
  • Резкое изменение массы тела – похудание или набор веса
  • Изменения аппетита, снижение его или плохая переносимость голода
  • Имеющиеся заболевания пищеварительного тракта: гастрит, холецистит, дуоденит
  • Обнаружение искажения контуров и выявление других признаков опухолей, при рентгеноскопии желудка, кишечника, которые могут характеризовать патологии поджелудочной железы
  • Диагностическое обследование практически здоровых людей (профилактические осмотры, подготовка к беременности).

Противопоказания к УЗИ поджелудочной железы

Противопоказания к УЗИ поджелудочной железы практически отсутствуют. Это связано с особенностями метода ультразвукового обследования и плотной, однородной структурой органа.

Единственным временным противопоказанием можно считать воспалительные заболевания кожи в области эпигастрия.

Подготовка к УЗИ поджелудочной железы
  • В течение двух суток перед плановым обследованием показано уменьшить объем употребляемой пищи, исключить продукты, богатые растительной клетчаткой, которые усиливают газообразование. Многие пациенты исключают пресное молоко.
  • Прием слабительных препаратов рекомендуется начать за сутки до проведения УЗИ. Слабительно принимается утром, и вечером. Вечерний прием пищи должен состоять из легко усваиваемых продуктов – творога, отварного, или приготовленного на пару мяса.
  • Пациенты, страдающие ожирением должны после приема слабительных вечером очистить кишечник при помощи кружки Эсмарха.
  • Утром перед УЗИ не следует принимать пищу и жидкость.
  • У людей, имеющих грубые рубцы от полостных операций, могут возникать трудности при проведении эхолокации поджелудочной железы. Таким пациентам могут потребоваться дополнительные меры по очищению кишечника.

УЗИ поджелудочной железы по доступной цене в Москве, узнать стоимость, сколько стоит сделать УЗИ поджелудочной железы в клинике «Доктор Борменталь» в Южном Бутово

Анатомически орган состоит из головки, тела и хвоста, а по функциональному строению выделяют две зоны: эндокринную и экзокринную. Первая представлена панкреатическими, или островками Лангерганса, которые синтезируют в кровь гормоны глюкагон, инсулин, грелин, соматостатин и др. Экзокринная зона представлена ацинусами, которые соединены между собой сетью протоков, объединяющихся в общий панкреатический. Он в свою очередь открывается в просвет двенадцатиперстной кишки. Ацинусы вырабатывают ряд ферментов для нормального процесса пищеварения (трипсин, липазу, амилазу), а также секретируют ионы, нейтрализующие кислую среду желудочного сока. Таким образом, при нарушениях функций поджелудочной железы симптомы могут затрагивать как пищеварительную, так и эндокринную систему, что приводит к появлению различной симптоматики.

Показания к УЗИ поджелудочной железы

Болезни этого органа редко остаются незамеченными, так как сопровождаются выраженной клинической картиной. В большинстве случаев достаточно выполнить УЗИ, чтобы выявить характерные изменения. В зависимости от конкретной патологии у пациентов могут наблюдаться следующие симптомы:

  • острые боли в эпигастральной области. Например, для острого панкреатита характерна сильная режущая боль, которая может отдавать в позвоночник или грудину;
  • нарушения пищеварения. Могут проявляться в виде тошноты, рвоты, расстройства стула. Данные симптомы часто развиваются после употребления жареных, жирных, чрезмерно острых продуктов, алкоголя. Именно поэтому перед проведением УЗИ поджелудочной железы их необходимо исключить из рациона, чтобы врач смог увидеть объективную картину;
  • изменение массы тела. Нарушение пищеварения и обмена веществ в результате дисфункции органа приводит к уменьшению массы тела. У пациентов отмечаются дополнительные симптомы, которые связаны с нарушением обменных процессов: сухость кожи, ломкость ногтей, нарушение зрения, анемия и др.;
  • при нарушении синтеза гормонов также развивается характерная симптоматика. Пациенты могут жаловаться на постоянную жажду, частые походы в туалет, повышенный аппетит, снижение веса, усталость.

Описанные симптомы могут свидетельствовать о наличии таких заболеваний, как панкреатит, рак, сахарный диабет, кисты, камни и др. Однако для постановки точного диагноза врач назначает комплексное обследование, в которое обязательно включается УЗИ поджелудочной железы.

Некоторые заболевания не имеют четкой симптоматики, но могут приводить к изменениям внутренней среды организма. Врач может направить пациента на УЗИ поджелудочной железы при выявлении отклонений от нормы в биохимических показателях крови.

Исследование может выполнить любой человек, даже если у него отсутствуют какие-либо признаки болезни. Регулярный контроль за своим здоровьем поможет выявлять заболевания на ранних стадиях и быстро устранять их без серьезного вреда для организма.

Что показывает УЗИ поджелудочной железы?

  1. Размер головки, тела и хвоста органа. У здоровых людей данные показатели составляют 25–30, 15–17 и около 20 мм, соответственно. При воспалительных изменениях, опухолях, абсцессах и некоторых других заболеваниях эти размеры будут увеличиваться.
  2. Контуры поджелудочной железы, которые должны быть ровными и четкими. Часто при воспалительных процессах они выглядят размытыми и неровными. Кроме того, очертания контуров на УЗИ могут изменяться при опухолях или кистах.
  3. Структуру и плотность. Обычно поджелудочная железа имеет среднюю плотность и зернистую структуру. Эти показатели УЗИ на профессиональном языке называются эхогенностью. Чем больше плотность ткани, тем выше эхогенность. Например, при сахарном диабете, фиброзе, некрозе или отеке железы она повышается, а при остром панкреатите или гиперплазии – понижается.

Во время УЗИ можно выявить доброкачественные и злокачественные новообразования поджелудочной железы, изучить их строение, определить размеры и особенности кровоснабжения. Эти данные могут оказать неоценимую помощь врачу в постановке диагноза и назначении верного лечения. Так как УЗИ поджелудочной железы отличается приемлемой стоимостью, высокой информативностью и отсутствием вреда для здоровья, его можно назначать регулярно и оценивать эффективность терапии.

Как подготовиться к УЗИ поджелудочной железы?

Для того чтобы врач смог получить объективную информацию, к УЗИ поджелудочной железы необходимо правильно подготовиться, выполнив несколько простых правил.

  • Проводить исследование необходимо на голодный желудок, поэтому записываться на него лучше утром и приходить не позавтракав. Если процедура выполняется в более позднее время, то допускается небольшой завтрак.
  • За несколько дней до УЗИ из рациона следует исключить продукты питания, которые заставляют поджелудочную железу активно работать. К ним относятся жирная, жареная, острая еда, алкогольные напитки.
  • Необходимо отказаться от продуктов, способствующих газообразованию. К ним относятся газированные напитки, бобовые, черный хлеб и др.

Точный план подготовки к ультразвуковому исследованию составляется индивидуально для каждого пациента и может включать в себя дополнительные пункты. Например, врач может назначить препараты, улучшающие пищеварение, или адсорбенты для уменьшения вздутия кишечника. Все назначения должны выполняться, изменения допускаются только после консультации со специалистом.

Результаты УЗИ поджелудочной железы

После проведения исследования врач составляет заключение, в котором отражаются все основные характеристики: размеры, контуры, структура и др. Если в процессе диагностики были выявлены патологические изменения, врач подробно описывает их и указывает все особенности. При необходимости прикрепляются снимки. Кроме того, в документе врач указывает предварительный или окончательный диагноз.

УЗИ поджелудочной железы в медицинском центре «Доктор Борменталь» выполняют опытные врачи, в распоряжении которых современное оборудование экспертного класса. Специалист детально изучает каждую мелочь и подробно заполняет заключение. УЗИ поджелудочной железы также включает в себя исследование печени, желчного пузыря и селезенки.

Боль при раке поджелудочной железы – Сеть действий по борьбе с раком поджелудочной железы

На этой странице:

Понимание боли при раке поджелудочной железы

Что вызывает боль при раке поджелудочной железы?

Как рак поджелудочной железы, так и лечение этого заболевания могут вызывать боль. Пациенты могут ощущать различные виды боли одновременно.

Боль как симптом

Пациенты могут испытывать боль в верхней части живота или в средней части спины. Обычно это происходит, если опухоль блокирует пищеварительный тракт или давит на нервы или органы.

Боль как побочный эффект

Лечение, такое как химиотерапия, лучевая терапия и хирургия, также может вызывать боль.

Разговор с врачом о боли

Если вы испытываете боль, как можно скорее обратитесь к врачу. Лечение боли на ранней стадии, до того, как она ухудшится, облегчает ее контроль. Кроме того, вы должны поговорить со своим врачом, прежде чем принимать какие-либо лекарства или травяные добавки или перед началом программы упражнений, массажа или физиотерапии.

Следите за своей болью

Документируйте свою боль, когда она возникает, используя журнал. Это поможет вашему врачу понять, что вызывает боль.

Запишите в свой журнал:

  • Где ты чувствуешь боль
  • Как это ощущается (например, пульсация, острая или тупая)
  • Насколько он силен по шкале от 1 до 10 (1 — легкий, 10 — сильный)
  • Как часто бывает боль
  • Как часто длится боль
  • В какое время суток это происходит
  • Если еда вызывает боль
  • Что делает вашу боль лучше или хуже

Врачи могут использовать эту информацию для разработки успешного плана обезболивания, который может включать некоторые из следующих подходов.

Поддерживающая терапия

Поддерживающая терапия помогает пациентам контролировать симптомы или побочные эффекты и улучшать качество жизни. Пациенты с хорошим физическим и эмоциональным здоровьем также могут легче переносить лечение.

Специалист по обезболиванию или поддерживающей терапии может быть особенно полезным. Свяжитесь со службой поддержки пациентов PanCAN для получения дополнительной информации о поддерживающей терапии.

Обращение к специалистам здравоохранения, которые занимаются лечением симптомов и поддерживающей терапией, улучшает результаты и имеет решающее значение для качества вашей жизни.Сеть действий по борьбе с раком поджелудочной железы настоятельно рекомендует проводить лечение симптомов и поддерживающую терапию на ранней стадии постановки диагноза, а также во время и после лечения.

Обезболивающие

Существует несколько лекарств, отпускаемых по рецепту, которые снимают боль. Обычно назначаемые лекарства включают:

Неопиоиды , от слабой до средней боли:

  • Тайленол® (ацетаминофен)
  • Advil®, Motrin® (ибупрофен)
  • Аспирин

Опиоиды , от средней до сильной боли:

  • Duragesic® (фентанил)
  • MS Contin®, Oramorph® (морфин)
  • ОксиКонтин®, Роксикодон® (оксикодон)

Некоторые пациенты опасаются, что прием обезболивающих на основе опиоидов может привести к зависимости или вызвать нежелательные изменения в их психическом состоянии.Но прием болеутоляющих лекарств от раковой боли редко приводит к зависимости или неправильному использованию.

Пациенты могут чувствовать себя «затуманенными» или усталыми после приема этих лекарств. Эти чувства часто улучшаются в течение нескольких дней. Поговорите со своим врачом, если симптомы не уменьшатся. Ваш врач может изменить количество или назначить другое лекарство.

Антидепрессанты и противосудорожные препараты , при покалывании и жгучей боли:

  • Элавил® (амитриптилин)
  • Авентил®, Памелор® (нортриптилин)
  • Нейронтин® (габапентин)
  • Дилантин® (фенитоин)

Препараты на основе стероидов , при боли, вызванной отеком или давлением:

  • Deltasone®, Orasone® (преднизолон)
  • Декадрон® (дексаметазон)

Пациенты могут принимать эти лекарства с неопиоидами или опиоидами.

Медицинская марихуана разрешена законом в некоторых штатах для облегчения боли, связанной с раком. Его можно есть, вдыхать или наносить на кожу.

Это не полный список лекарств, доступных для снятия боли при раке. Поговорите со своим врачом о том, какие обезболивающие могут помочь вам, в том числе те, которые продаются без рецепта.

Медицинские процедуры

Блокада чревного сплетения

Опухоли поджелудочной железы могут вызывать боль, если они сдавливают и повреждают чревное сплетение, пучок нервов в верхней части живота.Процедура, называемая блокадой чревного сплетения, может помочь контролировать это.

Лучевая терапия, хирургия или химиотерапия

Лучевая терапия, хирургия или химиотерапия могут лечить опухоль, которая часто является источником боли.

Другие подходы

Ферменты поджелудочной железы

Если вы чувствуете боль после еды, иногда добавление в рацион рецептурных ферментов поджелудочной железы или изменение их количества может уменьшить боль. Поговорите со своим врачом об использовании ферментов.

Немедикаментозные подходы

Некоторые пациенты находят облегчение боли с помощью таких подходов, как:

  • Акупунктура
  • Расслабление
  • Массаж
  • Горячие или холодные компрессы
  • Медитация
  • Гипноз
  • Физиотерапия и трудотерапия

Спросите своего врача, может ли какой-либо из этих подходов помочь вам лучше справиться с болью.

Мы здесь, чтобы помочь

Для получения дополнительной информации об обезболивании, поддерживающей терапии и любых других темах, связанных с раком поджелудочной железы, свяжитесь со службой поддержки пациентов PanCAN.

Связанные темы

Информация проверена Научно-медицинским консультативным советом PanCAN, в состав которого входят специалисты в данной области из таких учреждений, как Пенсильванский университет, Мемориальный онкологический центр Слоуна-Кеттеринга, Медицинский центр Вирджинии Мейсон и других.

Информация, предоставленная организацией Pancreatic Cancer Action Network, Inc. («PanCAN»), не заменяет медицинскую консультацию, диагностику, лечение или другие медицинские услуги. PanCAN может предоставить вам информацию о врачах, продуктах, услугах, клинических испытаниях или методах лечения рака поджелудочной железы, но PanCAN не рекомендует и не поддерживает какие-либо конкретные медицинские ресурсы.Кроме того, обратите внимание, что любая личная информация, которую вы предоставляете персоналу PanCAN во время общения по телефону и/или электронной почте, может храниться и использоваться, чтобы помочь компании PanCAN выполнить свою миссию по оказанию помощи пациентам с раком поджелудочной железы, а также поиску лекарств и методов лечения. Сохраненная информация о компонентах может использоваться для информирования программ и действий PanCAN. Информация также может быть предоставлена ​​третьим сторонам в совокупном или ограниченном формате для руководства будущими исследованиями и образовательными усилиями в области рака поджелудочной железы.PanCAN не будет предоставлять личную информацию, непосредственно идентифицирующую личность (например, ваше имя или контактную информацию), таким третьим лицам без вашего предварительного письменного согласия, если это не требуется или не разрешено законом. Для получения дополнительной информации о том, как мы можем использовать вашу информацию, вы можете найти нашу политику конфиденциальности на нашем веб-сайте по адресу https://www.pancan.org/privacy/.

ul.list li {тип-стиля-списка: диск !важно; отображение: элемент списка; поле слева: 2em; выравнивание текста: по левому краю; }
ul.list li a {text-decoration: underline; }
ул.список {поле внизу: 25px; }

Симптомы нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы

Ver esta página en español

Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы (НЭО поджелудочной железы или ПНЭО), также называемые эндокринными опухолями поджелудочной железы или опухолями островковых клеток, представляют собой опухоли, которые образуются в результате аномального роста гормон-продуцирующих клеток в поджелудочной железе, называемых островковыми клетками. Поджелудочная железа вырабатывает гормоны, которые регулируют уровень сахара в крови, выработку желудочной кислоты, скорость всасывания пищи и количество воды в кишечнике.Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы бывают функциональными (вырабатывают гормоны) или нефункциональными (не вырабатывают гормоны).

Функциональные нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы могут вызывать перепроизводство поджелудочной железой определенных гормонов, что приводит к ряду симптомов. В следующей таблице описаны симптомы, характерные для функциональных нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы.

Тип Перепроизводство гормонов Симптомы
Гастринома
(синдром Золлингера-Эллисона)
гастрин Кислотный рефлюкс, жгучая боль в животе, диарея, избыток жира в стуле и потеря веса.
Глюкаганома глюкагон Высокий уровень сахара в крови, сильный отек или раздражение кожи, язвы во рту, анемия и потеря веса.
Инсулинома инсулин Низкий уровень сахара в крови, который может вызвать учащенное сердцебиение, дрожь, потливость, спутанность сознания и судороги.
Соматостатинома соматостатин Поскольку этот гормон подавляет выработку множества других гормонов, симптомы неспецифичны.К ним относятся диабет, камни в желчном пузыре, потеря веса, диарея, избыток жира в стуле, тошнота и рвота.
Опухоль, высвобождающая вазоактивные кишечные пептиды
(VIPoma)
(синдром Вернера-Моррисона)
вазоактивный интестинальный пептид (ВИП) Тяжелая водянистая диарея, которая может привести к снижению уровня калия в крови, вызывая мышечную слабость, усталость и тошноту.

Нефункциональные нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы не вызывают перепроизводство гормонов поджелудочной железой.Как правило, они обнаруживаются из-за боли или желтухи, вызванной большим размером опухоли.

Для получения дополнительной информации о нейроэндокринных опухолях поджелудочной железы свяжитесь с менеджером по работе с пациентами PanCAN по бесплатному телефону 877-272-6226 или напишите по адресу [email protected] Менеджеры по работе с клиентами доступны с понедельника по пятницу с 7:00 до 17:00 по тихоокеанскому времени.

 

 

Информация, предоставленная организацией Pancreatic Cancer Action Network, Inc. («PanCAN»), не заменяет медицинскую консультацию, диагностику, лечение или другие медицинские услуги.PanCAN может предоставить вам информацию о врачах, продуктах, услугах, клинических испытаниях или методах лечения рака поджелудочной железы, но PanCAN не рекомендует и не поддерживает какие-либо конкретные медицинские ресурсы. Кроме того, обратите внимание, что любая личная информация, которую вы предоставляете персоналу PanCAN во время общения по телефону и/или электронной почте, может храниться и использоваться, чтобы помочь компании PanCAN выполнить свою миссию по оказанию помощи пациентам с раком поджелудочной железы, а также поиску лекарств и методов лечения. Сохраненная информация о компонентах может использоваться для информирования программ и действий PanCAN.Информация также может быть предоставлена ​​третьим сторонам в совокупном или ограниченном формате для руководства будущими исследованиями и образовательными усилиями в области рака поджелудочной железы. PanCAN не будет предоставлять личную информацию, непосредственно идентифицирующую личность (например, ваше имя или контактную информацию), таким третьим лицам без вашего предварительного письменного согласия, если это не требуется или не разрешено законом. Для получения дополнительной информации о том, как мы можем использовать вашу информацию, вы можете найти нашу политику конфиденциальности на нашем веб-сайте по адресу https://www.pancan.org/privacy/.

Морфологические изменения поджелудочной железы после панкреатодуоденальной резекции

Хотя технологические усовершенствования значительно снизили смертность, связанную с панкреатодуоденальной резекцией (ПД), частота послеоперационных осложнений остается высокой, при этом ПОПП является наиболее значимой причиной заболеваемости, показатели которых варьируют в зависимости от используемого определения 2,3,4 .Недавнее проспективное многоцентровое рандомизированное исследование показало, что POPF составляет около 42%, независимо от типа анастомоза поджелудочной железы, в подгруппе пациентов с мягкой поджелудочной железой и диаметром МПП < 3 мм 18 . В нашем исследовании мы обнаружили коэффициент POPF 31,4%, как и в предыдущих исследованиях. При сравнении группы POPF и группы без POPF не было обнаружено различий между исходными характеристиками групп, за исключением среднего возраста, который был выше в первой группе. Пожилой возраст (старше 70 лет) широко описывается как фактор риска, влияющий на POPF, а также пол, продолжительность операции, текстуру остатка поджелудочной железы и размер протока поджелудочной железы, среди прочего 19 .Однако когда в многофакторном анализе учитывался возраст, в итоговой модели не было обнаружено значимого влияния этого фактора.

Некоторые авторы также предположили, что толщина поджелудочной железы, предполагаемый объем остатка поджелудочной железы и висцеральный жир на предоперационных КТ-изображениях могут предсказать клинически значимый POPF. Хотя эти факторы на самом деле могут быть объективно оценены, они не являются такими хорошими предикторами, как хорошо известные факторы риска, упомянутые выше 20,21,22,23 .

POPF свидетельствует о неудачном заживлении/герметизации панкреато-кишечного анастомоза или может быть следствием паренхиматозной утечки, не связанной напрямую с анастомозом, например, из-за необработанной поверхности поджелудочной железы в результате какой-либо травмы2 или даже вследствие манипуляции с поджелудочной железой.Сок поджелудочной железы богат активированными ферментами поджелудочной железы, способными переваривать соседние ткани, вызывая хроническое воспаление, которое связано с обструкцией или стенозом места анастомоза и, следовательно, может вызывать атрофию поджелудочной железы9,16, что может дополнительно нарушить экзокринную функцию 13, 19 . Однако в этом исследовании после оценки морфологических изменений поджелудочной железы у пациентов с ПОПП и без него с помощью общей линейной модели не было обнаружено связи между степенью паренхиматозной атрофии и наличием ПОПП у пациентов, перенесших ПД.

Мы также обнаружили схожие показатели сокращения паренхимы в обеих группах со средним уменьшением толщины на 0,4 мм/месяц, длины на 1,2 мм/месяц и объема на 1,17 см 3 в месяц после 20 месяцев наблюдения ( См. рис. 2 и 3). Эти результаты согласуются с результатами предыдущих исследований 9,16,19,24 , в которых была обнаружена значительная инволюция паренхимы поджелудочной железы после ПД, хотя анализы проводились в разные периоды ПД.

Что касается типа анастомоза, многие авторы сравнивали ПЯ и ПГ в отношении частоты ПОНФ, хотя широкого консенсуса достигнуто не было 16,25,26,27 .В этой связи в некоторых исследованиях 9,24,28 также анализировались изменения толщины паренхимы после ПД, и не было сообщено о существенных различиях между ПД и ПГ. Только Томимару и др. . 16 сообщили о значительно большем уменьшении толщины ПГ, чем при ПС, что контрастирует с нашим анализом, в котором ПС, по-видимому, связан с большей потерей толщины, чем ПС. Если мы сосредоточимся на длине, переменной, которая не изучалась ни в одном из ранее цитированных исследований, она окажется ниже в группе ПД, чем в группе ПГ или ВА.Интересно, что эти различия не наблюдались, когда мы сравнивали объем в методах PJ и PG, возможно, потому, что объем компенсирует различия между длиной и толщиной. Однако результаты показывают, что объем паренхимы у пациентов, перенесших ПД без анастомоза (ВА), по-видимому, связан с выраженной атрофией.

Что касается MPD, в нескольких исследованиях измерялся диаметр после PD, и они не обнаружили существенных различий в скорости изменения диаметра MPD между PJ и PG 15,29 .Однако Томимару и др. . 16 обнаружили не только значительно более тяжелую атрофию паренхимы поджелудочной железы при ПГ, чем при ПС, но и изменения при МПЗ. Они заметили, что ГПП нормального размера имеет тенденцию к расширению перед хирургическим вмешательством в группе ПЯ. Текущее исследование также обнаружило временное изменение диаметра ГПЗ, связанное с дилатацией ГПЗ перед операцией, хотя при общем анализе не наблюдалось никаких различий по сравнению с PO. Наши результаты согласуются с результатами вышеупомянутых исследований 9,16 .Диаметр МПЗ значительно уменьшился по сравнению с РО у пациентов с МПЗ > 3 мм, в то время как он, по-видимому, увеличился у 44 пациентов с нормальным размером МПЗ, но на пределе статистической значимости. Это можно объяснить как нормальное последствие при разрешении пассивной обструкции протока из-за неоплазии.

На сегодняшний день опубликовано несколько исследований по этому вопросу, и было высказано предположение, что послеоперационная дилатация ГПП и атрофия паренхимы могут быть результатом обструкции или стеноза анастомоза 9,30 .Однако в нескольких исследованиях оценивалась проходимость анастомоза после PD 31,32 .

Как было широко описано 9,11,16,27,33 , атрофия паренхимы поджелудочной железы часто возникает после ПД и часто связана с клиническими и субклиническими экзокринными заболеваниями поджелудочной железы, что приводит к потребности в добавках ферментов поджелудочной железы. Однако в этом исследовании не проводилась оценка послеоперационной экзокринной или эндокринной функции поджелудочной железы.

В нескольких исследованиях проанализированы морфологические изменения (атрофия поджелудочной железы, расширение протока) после ПД.Однако одной из сильных сторон этого исследования является то, что роль POPF в развитии атрофии поджелудочной железы до сих пор не моделировалась с помощью последовательных изображений во времени и пространстве и двойной методологии (на основе сканированных изображений и пациентов). С другой стороны, результаты, полученные в простом линейном регрессионном анализе, актуальны на клиническом уровне, поскольку можно делать выводы и прогнозы относительно толщины и длины поджелудочной железы у пациентов с БП.

Следует указать на определенные ограничения этого исследования: во-первых, как упоминалось выше, функционирование остатка поджелудочной железы не определялось каким-либо надежным тестом, а только на основании клинических данных (облегчение пищеварительных симптомов пероральными ферментами), что свидетельствует о необходимости для исследований, оценивающих влияние POPF и атрофии поджелудочной железы на функцию поджелудочной железы.Во-вторых, число больных ПОНФ было относительно небольшим, поэтому его влияние на морфологические изменения в паренхиме могло быть весьма низким и статистически незначимым. Следует также отметить, что другие факторы, такие как дистальная резекция желудка, могут влиять на атрофию, поскольку желудок и двенадцатиперстная кишка являются источниками атрофических стимуляторов, таких как гастрин или холецистокинин.

В заключение, наши результаты показывают, что изменения в остатке поджелудочной железы после ПД не коррелируют с возникновением послеоперационных свищей поджелудочной железы и что часто наблюдается значительное уменьшение толщины, длины и объема паренхимы поджелудочной железы.

Выявляют ли изменения в состоянии здоровья возможность невыявленного рака поджелудочной железы? Разработка модели прогнозирования риска на основе данных о страховых выплатах

Аннотация

Предыстория и цель

Отсутствуют методы раннего выявления рака поджелудочной железы. Мы стремились разработать модель прогнозирования рака поджелудочной железы, основанную на изменениях в состоянии здоровья, зафиксированных в данных требований о предоставлении медицинских услуг.

Методы

Мы провели исследование случай-контроль с участием 29 646 пациентов в возрасте 68 лет и старше, включенных в программу Medicare, с аденокарциномой протоков поджелудочной железы (PDAC), о которых сообщалось в рамках программы эпидемиологического надзора и регистрации конечных результатов (SEER) в 2004–2011 гг., и 88 938 пациентов по возрасту и полу. совпадающие элементы управления.Мы разработали модель прогнозирования с использованием многопараметрической логистической регрессии для требований Medicare для 16 факторов риска и преддиагностических симптомов PDAC, присутствующих в течение 15 месяцев до постановки диагноза PDAC. Претензии в течение 3 месяцев после постановки диагноза PDAC исключались при анализе чувствительности. Мы оценили дискриминационную способность модели с площадью под рабочей кривой приемника (AUC) и выполнили перекрестную проверку путем начальной загрузки.

Результаты

Модель прогнозирования для всех случаев и контролей достигла AUC, равной 0.68. Исключение претензий за последние 3 месяца снизило AUC до 0,58. Среди пациентов с впервые развившимся диабетом модель прогнозирования достигла AUC 0,73, которая снизилась до 0,63, когда были исключены заявления за последние 3 месяца. Показатели производительности моделей прогнозирования были подтверждены внутренней проверкой с использованием метода начальной загрузки.

Заключение

Модели, основанные на медицинских заявлениях о клинических факторах риска, симптомах и признаках рака поджелудочной железы, ограничены в классификации тех, у кого диагностируется рак поджелудочной железы, и тех, у кого нет, особенно при исключении утверждений, которые непосредственно предшествуют диагнозу PDAC.

Образец цитирования: Baecker A, Kim S, Risch HA, Nuckols TK, Wu BU, Hendifar AE, et al. (2019) Выявляют ли изменения в состоянии здоровья возможность недиагностированного рака поджелудочной железы? Разработка модели прогнозирования рисков на основе данных о страховых выплатах. ПЛОС ОДИН 14(6): е0218580. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0218580

Редактор: Francisco X. Real, Centro Nacional de Investigaciones Oncologicas, ИСПАНИЯ

Поступила в редакцию: 12 марта 2019 г.; Принято: 4 июня 2019 г .; Опубликовано: 25 июня 2019 г.

Авторское право: © Baecker et al., 2019.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные SEER-Medicare считаются ограниченным набором данных и легко доступны в Национальном институте рака [NCI]. Исследователи могут получить одобрение от NCI, отправив форму заявки, соглашение с пользователем данных, документацию об утверждении IRB.Подробная информация о получении данных доступна по адресу (http://appliedresearch.cancer.gov/seermedicare/obtain/requests.html).

Финансирование: CYJ, SK, HAR, TKN и SJP частично поддерживаются R21CA220073. CYJ, BUW, JP, SJP частично поддерживаются U01DK108314.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Ежегодно в США регистрируется более 50 000 новых случаев и 40 000 смертей от рака поджелудочной железы.С.[1] При 5-летней выживаемости менее 10% рак поджелудочной железы является самым смертоносным видом рака солидных органов. [1, 2] Если нынешние тенденции сохранятся, к 2030 году рак поджелудочной железы станет второй ведущей причиной смерти от рака. [1], следовательно, стратегии раннего выявления рака поджелудочной железы могут расширить возможности лечения и улучшить выживаемость.

Метаболические и желудочно-кишечные изменения тесно связаны с возникновением рака поджелудочной железы.Например, у людей с впервые выявленным диабетом риск диагностирования рака поджелудочной железы в следующие два года ≥4-кратно повышен. [4–6] У некоторых пациентов впервые выявленный диабет отражает паранеопластический феномен, возникающий из-за опухоли в поджелудочной железе. [7, 8] Развитие протоковой аденокарциномы поджелудочной железы (PDAC) также часто сопровождается непреднамеренной потерей массы тела. [9] Недавний диагноз панкреатита также тесно связан с риском PDAC с отношением шансов (ОШ) 13,6, что отражает потенциальную ошибочную диагностику PDAC как панкреатита или причин панкреатита развивающимся новообразованием.[10] Точно так же недавнее начало использования ингибитора протонной помпы (ИПП) связано с риском PDAC (OR = 6,2), предполагая, что дискомфорт в животе, связанный с PDAC, иногда лечится как диспепсия. [11]

В совокупности изменения в состоянии здоровья, проявляющиеся в заявлениях о медицинском обслуживании, потенциально могут использоваться для обнаружения PDAC на более ранних стадиях. Предыдущие модели прогнозирования PDAC, которые включали данные об изменениях в состоянии здоровья, продемонстрировали скромную дискриминационную способность, но по-разному применимы к общей популяции в США.S. [11–13] Мы предполагаем, что прогностическое моделирование с использованием заявлений о медицинском обслуживании из национальной программы страхования в США может помочь выявить пожилых людей с высоким риском развития рака поджелудочной железы. Используя связанные с Medicare данные о диагнозах рака, зарегистрированные в раковых регистрах наблюдения, эпидемиологии и конечных результатов (SEER) в период с января 2004 г. по декабрь 2011 г., мы провели сопоставленное ретроспективное исследование случай-контроль для разработки модели прогнозирования рака поджелудочной железы.

Материалы и методы

Источники данных

База данных SEER включает информацию о заболеваемости раком и выживаемости из популяционных регистров в географических регионах, в которых в настоящее время проживает примерно 28% населения США.С. населения. [14] Связь SEER с заявлениями Medicare о стационарных и амбулаторных процедурах и диагнозах предлагает уникальный популяционный источник информации о схемах лечения до и после постановки диагноза, который можно использовать для эпидемиологических исследований и исследований в области здравоохранения. [15, 16] Для целей текущего анализа мы извлекли информацию о патологии и диагностике случаев PDAC из SEER, выбрали контроли из согласованной случайной выборки участников Medicare и извлекли ковариационные данные из требований Medicare.Данные SEER-Medicare, касающиеся случаев рака поджелудочной железы и контроля, были получены и проанализированы как ограниченный набор данных без прямых идентификаторов. Институциональный наблюдательный совет Медицинского центра Cedars-Sinai одобрил это исследование.

Подборка кейсов

На основании кода топографии C25.x и гистологических кодов МКБ-О-3 для аденокарциномы поджелудочной железы (8000, 8010, 8020, 8021, 8022, 8050, 8140, 8141, 8211, 8230, 8260, 8441, 8450, 8453, 8470, 8471, 8472, 8473, 8480, 8481, 8500, 8503, 8521) [17] мы выявили всех впервые диагностированных пациентов с PDAC в возрасте не менее 68 лет.Мы выбрали 68 лет в качестве минимального возраста, чтобы подходящие пациенты имели не менее трех лет регистрации в частях A и B Medicare до постановки диагноза рака поджелудочной железы. Мы включили только людей с PDAC, которые были подтверждены микроскопией, лабораторными тестами, прямой визуализацией или визуализацией, и исключили случаи с неизвестными месяцами диагноза или те, которые были диагностированы при вскрытии. Поскольку SEER сообщает только месяц и год постановки диагноза рака, мы установили 1-й месяц в качестве даты постановки диагноза в целях обозначения предварительных диагнозов.

Выбор элементов управления

Используя 5% случайную выборку получателей Medicare, мы выбрали 3 контроля для каждого случая и сопоставили их по полу, пятилетней возрастной группе и году постановки диагноза. Контрольная группа не страдала раком поджелудочной железы по состоянию на 1 июля года года, когда был поставлен диагноз, и на тот момент они были зарегистрированы в Medicare A и B в течение как минимум трех лет. Эта методология аналогична методам выбора контроля Engels, et al. [18] Один и тот же контроль можно было отбирать в течение нескольких лет; однако каждый контроль отбирался только один раз в течение календарного года.Дата индекса была определена как 1 июля -го года того же года, что и соответствующий случай.

Ковариаты

На основе консенсуса между исследователями, специализирующимися в области онкологии, гастроэнтерологии и эпидемиологии, и опубликованной литературы мы выбрали клинические изменения здоровья, которые, как известно, связаны с PDAC, включая острый панкреатит, хронический панкреатит, любую боль в животе, боль в груди, сахарный диабет, вес потеря/анорексия/кахексия, тошнота и/или рвота, проблемы с пищеварением, диспепсия/гастрит/язвенная болезнь, утомляемость, зуд/зуд, депрессия, желтуха, заболевание желчного пузыря, острый холецистит и рефлюкс пищевода.В таблице S1 перечислены эти ковариаты и соответствующие им коды МКБ-9. Мы извлекли утверждения, кодированные по МКБ-9, для этих факторов из файлов данных стационарных и амбулаторных пациентов Medicare.

Доступ к медицинскому обслуживанию

Заявления о медицинском обслуживании с большей вероятностью будут последовательными среди пациентов, которые пользуются рекомендованными профилактическими услугами. Косвенным показателем для таких лиц среди участников программы Medicare является соблюдение ежегодных рекомендаций по вакцинации против гриппа, что коррелирует с грамотностью в вопросах здоровья и мотивацией для обращения за медицинской помощью.[19, 20] Чтобы скорректировать доступность медицинской помощи, мы включили вакцинацию против гриппа во все модели. Соответствие рекомендациям по вакцинам определялось путем извлечения данных о заявлениях о вакцинации против гриппа (коды HPCCS G0008, Q2035, Q2036, Q2037, Q2038) за 12-месячный период до даты индексации.

План статистического анализа

Чтобы визуализировать тенденции заявлений по интересующим ковариатам до постановки диагноза с помощью PDAC и определить временное окно до диагностики, когда такие тенденции расходятся между случаями и контрольной группой, мы суммировали отношения процентов случаев к контрольной группе, у которых были заявления о медицинской помощи для интересующие ковариаты в течение 24 месяцев до постановки диагноза.24-месячная история была разбита на 3-месячные интервалы (всего 8 квартальных лет). Для целей основной модели прогнозирования мы включили заявления в течение 15 месяцев до постановки диагноза PDAC или индексной даты, чтобы включить как можно больше ковариат, которые расходятся между случаями и контрольной группой, а также чтобы иметь достаточно времени до постановки диагноза рака поджелудочной железы, чтобы определить потенциально полезные сигналы раннего обнаружения.

Для описания ковариатных распределений групп случаев и контрольных выборок мы рассчитали частоты и проценты для категориальных переменных, а также медианы и межквартильные диапазоны для непрерывных переменных.Первичным исходом было возникновение PDAC. Мы сравнили ковариационные распределения между группой случаев и контрольной группой по статистике суммы рангов Уилкоксона или статистике хи-квадрат, в зависимости от ситуации. Для количественной оценки связи между ковариатами и результатом мы построили модели безусловной логистической регрессии с поправкой на соответствующие переменные: пол, возрастную группу и год постановки диагноза. Поскольку мы отбирали образцы у некоторых пациентов более одного раза, мы учитывали повторные измерения одного и того же контроля в течение нескольких лет с помощью надежных оценок дисперсии.Переменные, первоначально рассматриваемые для включения в многофакторную модель, включали расу и вакцинацию против гриппа, а также все ковариаты, описанные выше.

Выбор модели был проведен с помощью процедуры поэтапного выбора переменных на основе квазивероятности в соответствии со статистикой критерия модели независимости (QIC). [21, 22] Окончательная многопараметрическая модель была выбрана по наименьшему значению QIC, статистической альтернативе информационному критерию Акаике [23], но для коррелированных данных. Возрастная группа, пол, год постановки диагноза, раса и вакцинация против гриппа сохранялись в модели независимо от статистической значимости.

Модельное исполнение

Мы оценили чувствительность моделей при специфичности 99% или выше, 95–99% и <95%. Мы устанавливаем пороговые значения на основе специфичности, а не чувствительности, учитывая редкость заболевания и высокую стоимость ложноположительных результатов (например, тревога пациента, дорогостоящая визуализация). Эффективность моделей по прогнозированию возникновения рака поджелудочной железы была дополнительно оценена с помощью мер дискриминации и калибровки. [24] Дискриминация оценивалась по кривой рабочих характеристик приемника (ROC) и площади под кривой ROC (AUC или C-индекс). 16 Калибровка прогностических моделей была оценена с помощью калибровочных пересечений уклона и графически оценена с помощью прогнозируемой и наблюдаемой вероятности возникновения PDAC на основе алгоритма лёсса. [25] Внутренняя проверка моделей выполнялась путем оценки и корректировки возможного переобучения и оптимизма в оценках производительности модели методами начальной загрузки с 1000 повторами. [25–27]

Анализ чувствительности

Чтобы оценить, как на модель прогнозирования могли повлиять утверждения, непосредственно предшествовавшие диагностике PDAC, которые могут отражать диагностическую работу по поводу рака, мы провели анализ чувствительности, исключая заявления, поступившие менее чем за 3 месяца до постановки диагноза PDAC.Поскольку впервые выявленный диабет может быть ранним индикатором рака поджелудочной железы [7, 8] и находится в центре внимания опубликованных прогностических моделей [11–13], мы также провели анализ чувствительности среди лиц с новыми заявлениями о диабете в течение 15 месяцев до этого. до индексной даты без каких-либо заявлений о диабете до этого периода. Наконец, была также создана отдельная модель прогнозирования на основе заявлений, представленных за 16–24 месяца до даты индексации, чтобы оценить возможную полезность прогноза еще до постановки диагноза.Чтобы рассмотреть влияние включения слабых ассоциаций в модели прогнозирования, мы также построили модели с экономным выбором переменных, которые были связаны с PDAC с OR> 2 для каждой из вышеперечисленных моделей. Во всех моделях, за исключением впервые выявленного диабета, мы включили соответствующие заявления в течение указанного периода времени, независимо от того, были ли они первыми заявлениями о состоянии или нет.

Все статистические анализы проводились с использованием SAS 9.4 (SAS Institute, Inc., Кэри, Северная Каролина) и пакета R версии 3.5.0 (Фонд R для статистических вычислений). Институциональный наблюдательный совет медицинского центра Cedars-Sinai одобрил исследование. Мы следовали рекомендациям STROBE для сообщения результатов исследований случай-контроль [28] и рекомендациям PROBAST для сообщения о потенциальной систематической ошибке и применимости моделей прогнозирования. [29]

Результаты

В общей сложности, в период с 2004 по 2011 год в SEER было сообщено о 51 540 несмертельных пациентах с раком поджелудочной железы с известным диагнозом месяц и год; 44 882 из них были злокачественными первичными PDAC.Диагноз был подтвержден микроскопическими или лабораторными тестами или визуализацией в 41 305 случаях, из которых 29 646 соответствовали всем нашим критериям включения в исследование. Следует отметить, что 23 332 случая были подтверждены микроскопически (79%). Мы выбрали 88 938 контролей, соответствующих случаям. В таблице 1 представлены характеристики случаев и контролей.

Преддиагностическая история претензий в случаях и контроле

На рис. 1 показана относительная доля претензий по каждому индикатору в случаях PDAC по сравнению с контролем в течение 24 месяцев до даты индексации.Коварианты, такие как хронический панкреатит, острый панкреатит, желтуха и плохо контролируемый диабет, присутствуют с большей частотой в случаях по сравнению с контролем уже за 24 месяца до постановки диагноза рака или соответствующей даты. В дополнение к этим факторам коварианты, такие как боль в верхней части живота, заболевание желчного пузыря, симптомы пищеварения и потеря веса, присутствовали у большей части пациентов с раком поджелудочной железы, чем в контрольной группе, в течение 15 месяцев до постановки диагноза рака или соответствующей даты. Все факторы были более повышены в случаях по сравнению с больными.в контрольной группе за последние 3 месяца до постановки диагноза рака, а соотношение заболевших и контрольной группы в этом квартале резко возросло. (Рис. 1). Сводка пропорций случаев и контролей с претензиями по каждой ковариате по кварталам представлена ​​в таблице S2.

Многомерные результаты

В таблице 2 показаны результаты многопараметрического анализа. В анализе, сосредоточенном на 15 месяцах до постановки диагноза, факторы, значительно связанные с PDAC, включали черную расу (OR = 1,14) по сравнению с белой расой и наличие по крайней мере 1 заявления об остром панкреатите (OR = 4.72), хронический панкреатит (ОШ = 3,72), сахарный диабет (ОШ = 1,52), диспепсия (ОШ = 1,25), заболевания желчного пузыря (ОШ = 1,34), любая боль в животе (ОШ = 2,38), потеря веса (ОШ = 2,70) и желтуха (ОШ = 24,0). Вакцинация против гриппа (OR = 0,82), депрессия (OR = 0,72) и боль в груди (OR = 0,89) были значительно связаны со снижением риска PDAC.

Исключение претензий за последние 3 месяца до даты индексации ослабило эти ассоциации. Например, острый панкреатит и желтуха были связаны с 3.1-кратное и 3,8-кратное увеличение риска PDAC. Сила связи с диабетом не изменилась после исключения заявлений за последние 3 месяца, но связь с потерей веса снизилась с 2,70 до 1,57. Диспепсия и заболевание желчного пузыря были связаны в модели 1–15 месяцев и больше не были значимо связаны с риском PDAC, когда мы исключили жалобы за последние 3 месяца.

В таблице 3 представлены ковариантные распределения между группой случаев и контрольной группой среди пациентов с впервые выявленным диабетом, включая 7.8% случаев (n = 2319) и 3,8% контролей (n = 3400). Результаты многопараметрической модели для лиц с впервые выявленным диабетом представлены в таблице 4 и демонстрируют аналогичные тенденции для всей выборки случай-контроль. Пациенты с острым панкреатитом, хроническим панкреатитом, болью в животе, потерей веса и желтухой подвергались повышенному риску PDAC. Также следует отметить, что у лиц с новыми заявлениями о диабете плохо контролируемый диабет был дополнительно связан с риском PDAC. Как и в модели, основанной на полной выборке субъектов, депрессия была отрицательно связана с риском PDAC.Исключение последних 3 месяцев приемлемости претензий ослабило связь между ковариатами и риском PDAC. Тем не менее, острый панкреатит, хронический панкреатит, боль в животе, потеря веса и желтуха были связаны с риском PDAC. Плохо контролируемый диабет и тошнота/рвота больше не были связаны с риском PDAC и были исключены из модели, в то время как депрессия и боль в груди были обратно связаны с риском PDAC.

Таблица 4. Многопараметрический анализ заболеваемости раком поджелудочной железы среди лиц с впервые развившимся диабетом по ковариациям, присутствующим при посещениях врача в течение 15 месяцев до постановки диагноза рака поджелудочной железы или соответствующей даты в контрольной группе.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0218580.t004

Модельное исполнение

В таблице 5 представлены показатели эффективности моделей многомерной регрессии. AUC для модели прогнозирования, основанной на заявлениях за 1–15 месяцев до PDAC, составила 0,683. Исключение требований за 3 месяца до даты индексации уменьшило AUC до 0,578. Напротив, исключение немикроскопически подтвержденных случаев несколько увеличивало AUC до 0,703. AUC с поправкой на оптимизм подтвердили показатели производительности.Мы нашли хорошую калибровку между моделями разработки и проверки с поправкой на оптимизм наклоном и точкой пересечения 0,996 и -0,004 соответственно для модели прогнозирования на 1–15 месяцев и 0,988 и -0,012 для модели, исключающей 3 месяца претензий. При специфичности 99% модель прогнозирования, основанная на заявлениях за ≤15 месяцев, дала чувствительность 16,2%, а модель, исключающая заявления за 3 месяца, дала чувствительность 4,7%. Чувствительность 16,2% соответствует 1-летней положительной прогностической ценности 1.2%, если применяется к населению в возрасте ≥65 лет, у которого ежегодный риск PDAC составляет 70 случаев на 100 000 [30]. Чувствительность 4,7% соответствует 1-летней положительной прогностической ценности 0,33% при применении к той же популяции.

AUC и AUC с поправкой на оптимизм прогностической модели у лиц с впервые выявленным диабетом достигли 0,735 и 0,730 для всех заявлений в течение 15 месяцев после индексации, 0,635 и 0,626, исключая заявления за последние 3 месяца, и 0,754 и 0,747, исключая случаев, не подтвержденных микроскопически, соответственно.Хорошие калибровки остались для моделей прогнозирования у лиц с впервые выявленным диабетом. Для этих испытуемых при специфичности 99 % модель прогнозирования по заявлениям за ≤15 месяцев дала чувствительность 18,2 %, а без учета заявлений за 3 месяца — 4,4 %. Соответствующие 1-летние положительные прогностические значения составили 3,5% и 0,87%, соответственно, при исходном годовом риске PDAC в 200 случаев на 100 000 человеко-лет после впервые выявленного диабета [31].

Для каждой из моделей, представленных выше, мы также исследовали экономные модели, включающие только факторы риска, связанные с PDAC с ОШ > 2 (острый панкреатит, хронический панкреатит, диабет, боль в животе, потеря веса и желтуха).Экономичные модели показали несколько более низкие результаты, чем модели, управляемые QIC, но не более чем на 0,01 балла AUC (таблица S3).

Принимая во внимание, что заявления, более отдаленные от даты индекса, потенциально предлагают большее время выполнения заказа, мы разработали модель прогнозирования, основанную на заявлениях за 16–24 месяца до диагностики PDAC, для которой AUC (0,552) была ниже, чем у модели <15 месяцев. . (Таблица S3).

Обсуждение

В этом анализе пожилых людей в США мы показали, что обращения в медицинские учреждения за факторами риска и симптомами и признаками, связанными с PDAC, начинают увеличиваться за несколько месяцев до постановки диагноза PDAC и что использование медицинских услуг усиливается ближе к моменту постановки диагноза PDAC.AUC прогностической модели, построенной на основе заявлений за 15 месяцев до даты индексации, достигла 0,68, когда учитывались все участники исследования, и 0,73 среди лиц с впервые выявленным диабетом. При исключении заявлений за три месяца до постановки диагноза AUC значительно снизились как для всех пациентов, так и для контрольной группы (0,58), а также для лиц с впервые выявленным диабетом (0,63). При пороге специфичности 99 % модели, включающие все претензии с 15-месячной индексной датой, имеют ограниченную чувствительность 16–18 %, которая снижается до 4–5 % за счет исключения последних 3 месяцев претензий.

Две ранее опубликованные модели были сосредоточены на впервые начавшемся диабете: одна модель основана на впервые выявленных пациентах с диабетом в Великобритании в возрасте ≥50 лет и включает клинический диагноз, а также лабораторные данные из электронных медицинских карт [12], другая модель основана на биохимически определенные пациенты с впервые выявленным диабетом в возрасте ≥50 лет в округе Олмстед, штат Миннесота, которые включали данные об изменениях уровня глюкозы и веса. [13] Модель для Великобритании достигла AUC 0,82 по результатам внутренней проверки, а модель округа Олмстед достигла AUC 0.87 путем внешней проверки в другой популяции в округе Олмстед (таблица S4). Наша модель для пациентов с впервые выявленным диабетом с AUC 0,73 отличается от предыдущих моделей по трем основным аспектам: возрастной диапазон, региональный масштаб и тип данных. В группу нашего исследования входили лица в возрасте ≥ 68 лет, у которых исходная заболеваемость диабетом 2 типа выше, чем у молодых людей, поэтому вероятность того, что недавний диагноз диабета может быть связан с раком поджелудочной железы, ниже. Наша модель включала пациентов Medicare, охватывающих 28 регионов SEER в стране.Вариативность в документировании и выставлении счетов за клинические диагнозы могла быть больше, чем в Великобритании и округе Олмстед, где системы здравоохранения менее разнородны. [32, 33] Наконец, наша модель опиралась на страховые претензии, а не на медицинские записи, поэтому информация о результатах лабораторных анализов и жалобах, о которых сообщали сами участники, отсутствовала. Поскольку непрерывные форматы результатов лабораторных анализов (например, уровень глюкозы) и масса тела предоставляют более детализированную информацию о физиологическом состоянии, чем бинарные диагнозы, включение таких параметров может объяснить большую вариацию риска PDAC.

Ранее опубликованные модели прогнозирования рака поджелудочной железы среди населения, не отобранного по статусу диабета, включают общенациональное исследование Кореи, в которое были включены лабораторные данные регулярных медицинских осмотров (AUC = 0,81), [34] популяционное исследование случай-контроль в Коннектикуте, включающее анкетирование. данные об этническом происхождении, группе крови АВО, прекращении курения, панкреатите и недавнем применении препаратов ингибиторов протонной помпы (AUC = 0,764), [11] и анализ консорциума по раку поджелудочной железы (PanScan) нескольких обсервационных исследований с данными на основе анкетирования эпидемиологические факторы риска и генотип группы крови (AUC = 0.61). [35] (Таблица S4) Наша модель прогнозирования в общей популяции достигла AUC 0,68, что было ниже по сравнению с оценкой в ​​моделях для Кореи и Коннектикута. Мы связываем более низкие показатели с отсутствием информации о результатах лабораторных анализов и лекарствах, с отсутствием данных о самоотчетах, недоступных в базах данных требований, а также с более пожилым возрастом нашего населения (≥68 лет). В дополнение к преимуществам лабораторных тестов, описанных выше, отпускаемые без рецепта лекарства, такие как ингибиторы протонной помпы, дают признаки боли в животе до обращения за помощью к медицинскому работнику, тем самым добавляя более детальную и потенциально более раннюю информацию о субклинических изменениях здоровья.Кроме того, данные заявлений Medicare не включают факторы риска PDAC образа жизни, такие как курение и употребление алкоголя, а также семейный анамнез рака, которые увеличивают риск PDAC. [36–38] Наличие таких данных о факторах риска улучшило бы наши модели. Принимая во внимание, что модели, включающие данные об изменениях в состоянии здоровья, ведущих к диагностике рака поджелудочной железы, работали лучше, чем модель PanScan, которая опиралась на данные о статических этиологических факторах риска и генотипах ABO [35], предполагает, что модели, основанные на таких этиологических факторах риска, не могут точно определить, когда такие факторы должны действовать по сравнению с моделями прогнозирования, основанными на изменениях в состоянии здоровья.

Критический вопрос, являются ли модели прогнозирования, основанные на недавних изменениях в здравоохранении, достаточно ранним выявлением рака для улучшения вариантов лечения, особенно потенциально излечивающей резекции или агрессивного многофракционного облучения. Результаты нашего анализа чувствительности, за исключением последних 3 месяцев претензий до даты индексации, привели к существенному снижению AUC. Одним из самых сильных предикторов была желтуха, которая была связана с 24-кратным риском PDAC, включая все претензии в течение 15 месяцев с даты индексации и 3.8-кратный риск, исключая последние 3 месяца. Отношения шансов для других сильных предикторов рака поджелудочной железы, таких как хронический панкреатит, острый панкреатит, боль в животе и потеря веса, также существенно уменьшились, когда были исключены последние 3 месяца. Имея продольные данные о заявлениях о медицинском обслуживании, мы наблюдаем, что заявления о медицинском обслуживании сравнительно больше присутствуют у пациентов с PDAC, чем у контрольной группы до постановки диагноза PDAC; однако часто эти изменения здоровья отмечаются очень близко (<3 месяцев) к диагнозу PDAC, что ограничивает их прогностическую ценность для раннего выявления.

Согласно нашему анализу, одним из ограничений использования файлов Medicare является то, что заявления о медицинском обслуживании, счета за которые не выставлены Medicare, не будут отражены в файлах. Ограничив популяцию теми, кто постоянно участвует в обеих частях Medicare, части A (стационарное лечение) и B (амбулаторное лечение), мы ограничили популяцию теми, кто выбрал возмещение расходов на амбулаторное лечение с оплатой за услугу через Medicare, которые, следовательно, будут иметь записи о большинство услуг покрываются для его членов. Еще одно ограничение данных о претензиях Medicare заключается в том, что в претензиях не проводится различие между инцидентами и распространенными состояниями.Действительно, знание продолжительности состояния с момента возникновения может помочь улучшить модель, как продемонстрировали Risch et al. [11] Для таких состояний, как диабет, панкреатит и диспепсия, сила связи с PDAC уменьшается со временем с момента начала; таким образом, параметризация времени начала заболевания улучшит соответствие модели. Еще одним ограничением данных о претензиях Medicare является отсутствие представления молодых людей, которые все еще могут подвергаться риску PDAC. Несмотря на это, средний возраст постановки диагноза PDAC составляет 70 лет [17], поэтому наша модель применима к большинству пожилых людей в США.S в опасности для PDAC. Хотя мы стремились включить полный список факторов риска и симптомов PDAC, некоторые факторы, возможно, не были представлены в нашем анализе. Примером может служить боль в спине, которая была связана с PDAC с отношением шансов в диапазоне от 1,3 до 1,4. [39, 40] В то время как включение дополнительных факторов может улучшить модель прогнозирования, относительно слабые ассоциации вряд ли значительно улучшат прогностическую эффективность модели.

Заключение

Мы создали модель прогнозирования PDAC, которая применяется к участникам программы Medicare, живущим в регионах SEER в США.S. Модель предоставляет некоторую информацию, имеющую отношение к возникающему диагнозу рака поджелудочной железы, но сама по себе недостаточная, чтобы быть полезной при скрининге населения. Исключение заявлений за последние 3 месяца до постановки диагноза PDAC заметно снизило дискриминационную эффективность модели. Будущие модели должны учитывать анализ чувствительности, исключая изменения состояния здоровья, отмеченные в последние месяцы диагностики PDAC, чтобы оценить истинную клиническую полезность моделей прогнозирования для раннего выявления PDAC.

Каталожные номера

  1. 1.Американское онкологическое общество. Факты и цифры о раке, 2016 г. Атланта, Джорджия: Американское онкологическое общество; 2016.
  2. 2. Программа SEER (Национальный институт рака (США)). Информационные бюллетени SEER Stat: Рак поджелудочной железы: Отделение NCI по борьбе с раком и демографическим наукам; 2016 [цитировано 14 октября 2016 г.]. Доступно по адресу: http://seer.cancer.gov/statfacts/html/pancreas.html.
  3. 3. Рахиб Л., Смит Б.Д., Айзенберг Р., Розенцвейг А.Б., Флешман Дж.М., Матрисиан Л.М. Прогноз заболеваемости раком и смертности от рака до 2030 года: неожиданное бремя рака щитовидной железы, печени и поджелудочной железы в Соединенных Штатах.Рак рез. 2014;74(11):2913–21. пмид: 24840647.
  4. 4. Bosetti C, Rosato V, Li D, Silverman D, Petersen GM, Bracci PM, et al. Диабет, противодиабетические препараты и риск рака поджелудочной железы: анализ Международного консорциума по контролю над случаями рака поджелудочной железы. Энн Онкол. 2014;25(10):2065–72. Эпб 2014/07/25. пмид: 25057164; Центральный PMCID в PubMed: PMC4176453.
  5. 5. Ben Q, Xu M, Ning X, Liu J, Hong S, Huang W и др. Сахарный диабет и риск рака поджелудочной железы: метаанализ когортных исследований.Евр Джей Рак. 2011;47(13):1928–37. пмид: 21458985.
  6. 6. Хаксли Р., Ансари-Могхаддам А., Беррингтон де Гонсалес А., Барзи Ф., Вудворд М. Диабет II типа и рак поджелудочной железы: метаанализ 36 исследований. Бр Дж Рак. 2005;92(11):2076–83. пмид: 15886696; Центральный идентификатор PMC в PubMed: PMC2361795.
  7. 7. Паннала Р., Басу А., Петерсен Г.М., Чари С.Т. Впервые выявленный диабет: потенциальный ключ к ранней диагностике рака поджелудочной железы. Ланцет Онкол. 2009;10(1):88–95. Эпублик 2008/12/30.пмид: 1

    49; Центральный PMCID в PubMed: PMC2795483.

  8. 8. Риш ХА. Диабет и рак поджелудочной железы: причина и следствие. J Natl Cancer Inst. 2019;111(1):1–2. Эпаб 2018/06/20. пмид: 29917095.
  9. 9. Olson SH, Xu Y, Herzog K, Saldia A, DeFilippis EM, Li P, et al. Потеря веса, диабет, усталость и депрессия, предшествующие раку поджелудочной железы. Поджелудочная железа. 2016;45(7):986–91. пмид: 26692445; Центральный PMCID в PubMed: PMC4

    7.
  10. 10. Дуэлл Э.Дж., Люсентефорте Э., Олсон С.Х., Браччи П.М., Ли Д., Риш Х.А. и соавт.Панкреатит и риск рака поджелудочной железы: объединенный анализ Международного консорциума по контролю за случаями рака поджелудочной железы (PanC4). Анналы онкологии: официальный журнал Европейского общества медицинской онкологии / ESMO. 2012;23(11):2964–70. пмид: 22767586; Центральный PMCID в PubMed: PMC3477881.
  11. 11. Риш Х.А., Ю.Х., Лу Л., Кидд М.С. Обнаруживаемая симптоматика, предшествующая диагностике рака поджелудочной железы, и абсолютный риск диагностики рака поджелудочной железы. Am J Эпидемиол. 2015;182(1):26–34.Эпб 2015/06/08. пмид: 26049860; Центральный PMCID в PubMed: PMC4479115.
  12. 12. Бурси Б., Финкельман Б., Джантонио Б.Дж., Хейнс К., Рустги А.К., Рим А.Д. и др. Клиническая модель прогнозирования для оценки риска рака поджелудочной железы среди пациентов с впервые выявленным диабетом. Гастроэнтерология. 2017;152(4):840–50 e3. Эпб 2016/12/08. пмид: 27923728; Центральный PMCID в PubMed: PMC5337138.
  13. 13. Шарма А., Кандлакунта Х., Нагпал С.Дж.С., Фенг З., Хоос В., Петерсен Г.М. и др. Модель для определения риска рака поджелудочной железы у пациентов с впервые выявленным диабетом.Гастроэнтерология. 2018;155(3):730–9 e3. Эпб 2018/05/19. пмид: 29775599; Центральный PMCID в PubMed: PMC6120785.
  14. 14. Отдел борьбы с раком и демографических наук NCI. Наблюдение, эпидемиология и конечные результаты (SEER) Bethesda, MD: Национальный институт рака; 2018 [цитировано 11 апреля 2018 г.]. Доступно по адресу: https://seer.cancer.gov/about/factsheets/SEER_Overview.pdf.
  15. 15. Уоррен Дж.Л., Харлан Л.С., Фэйи А., Вирниг Б.А., Фриман Дж.Л., Клабунде К.Н. и др. Полезность данных SEER-Medicare для определения использования химиотерапии.Мед уход. 2002;40(8 Приложение):IV-55–61. Эпубликовано 21 августа 2002 г. пмид: 12187169.
  16. 16. Уоррен Дж.Л., Клабунде К.Н., Шраг Д., Бах П.Б., Райли Г.Ф. Обзор данных SEER-Medicare: содержание, исследовательские приложения и возможность обобщения для пожилого населения США. Мед уход. 2002;40(8 Приложение):IV-3–18. Эпубликовано 21 августа 2002 г. пмид: 12187163.
  17. 17. Факты статистики рака: рак поджелудочной железы [Интернет]. Отдел борьбы с раком и демографических наук. 2018 [по состоянию на 4 октября 2018 г.].Доступно по адресу: https://seer.cancer.gov/statfacts/html/pancreas.html.
  18. 18. Энгельс Э.А., Пфайффер Р.М., Рикер В., Уилер В., Парсонс Р., Уоррен Дж.Л. Использование эпиднадзора, эпидемиологии и данных о конечных результатах медицинского обслуживания для проведения исследований рака по типу «случай-контроль» среди пожилых людей в США. Am J Эпидемиол. 2011;174(7):860–70. пмид: 21821540; Центральный PMCID в PubMed: PMC3203375.
  19. 19. Хеберт П.Л., Фрик К.Д., Кейн Р.Л., Макбин А.М. Причины расовых и этнических различий в показателях вакцинации против гриппа среди пожилых получателей Medicare.Health Serv Res. 2005;40(2):517–37. Эпб 2005/03/15. пмид: 15762905; Центральный PMCID в PubMed: PMC1361154.
  20. 20. Скотт Т.Л., Газмарарян Дж.А., Уильямс М.В., Бейкер Д.В. Медицинская грамотность и использование профилактических медицинских услуг среди участников Medicare в организации управляемого медицинского обслуживания. Мед уход. 2002;40(5):395–404. Эпб 19.04.2002. пмид:11961474.
  21. 21. Хардин Дж. В., Хильбе Дж. М. Обобщенные оценочные уравнения. Бока-Ратон, Флорида: Chapman & Hall/CRC; 2003. xiii, 222 с. п.
  22. 22.Информационный критерий Пана В. Акаике в обобщенных оценочных уравнениях. Биометрия. 2001;57(1):120–5. Эпб 2001/03/17. пмид:11252586.
  23. 23. Ямашита Т., Ямашита К., Камимура Р. Пошаговый метод AIC для выбора переменных в линейной регрессии. Коммунальная статистическая теория М. 2007; 36 (13–16): 2395–403. WOS:000251876400006.
  24. 24. Steyerberg EW, Vickers AJ, Cook NR, Gerds T, Gonen M, Obuchowski N, et al. Оценка эффективности моделей прогнозирования: основа для традиционных и новых мер.Эпидемиология. 2010;21(1):128–38. пмид: 20010215; Центральный PMCID в PubMed: PMC3575184.
  25. 25. Харрелл Ф.Э. Стратегии регрессионного моделирования: с приложениями к линейным моделям, логистической регрессии и анализу выживаемости. Нью-Йорк: Спрингер; 2001. XXII, 568 с. п.
  26. 26. Харрелл Ф.Е. мл., Ли К.Л., Марк Д.Б. Многовариантные прогностические модели: вопросы разработки моделей, оценки предположений и адекватности, а также измерения и уменьшения ошибок. Стат мед. 1996;15(4):361–87.пмид:8668867.
  27. 27. Steyerberg EW, Harrell FE Jr., Borsboom GJ, Eijkemans MJ, Vergouwe Y, Habbema JD. Внутренняя проверка прогностических моделей: эффективность некоторых процедур логистического регрессионного анализа. Дж. Клин Эпидемиол. 2001;54(8):774–81. пмид: 11470385.
  28. 28. фон Эльм Э., Альтман Д.Г., Эггер М., Покок С.Дж., Гоцше П.С., Ванденбрук Дж.П. и др. Заявление об усилении отчетности об обсервационных исследованиях в эпидемиологии (STROBE): рекомендации по отчетности об обсервационных исследованиях.ПЛОС Мед. 2007;4(10):e296. Эпублик 19.10.2007. пмид: 17941714; Центральный PMCID в PubMed: PMC2020495.
  29. 29. Wolff RF, Moons KGM, Riley RD, Whiting PF, Westwood M, Collins GS, et al. PROBAST: Инструмент для оценки риска систематической ошибки и применимости исследований моделей прогнозирования. Энн Интерн Мед. 2019;170(1):51–8. Эпублик от 01.01.2019. пмид:30596875.
  30. 30. Обзор статистики рака SEER, 1975–2014 гг. [Интернет]. Национальный институт рака. 2016 [по состоянию на 22 декабря 2017 г.]. Доступно по адресу: https://seer.Cancer.gov/csr/1975_2014/.
  31. 31. Чари С.Т., Лейбсон С.Л., Рабе К.Г., Рэнсом Дж., де Андраде М., Петерсен Г.М. Вероятность рака поджелудочной железы после диабета: популяционное исследование. Гастроэнтерология. 2005;129(2):504–11. Эпб 09.08.2005. пмид: 16083707; Центральный идентификатор PMC в PubMed: PMC2377196.
  32. 32. Сайлус Дж., Ричардсон Э., Финдли Л., Лонгли М., О’Нил С., Стил Д. Соединенное Королевство: Обзор системы здравоохранения. Здоровье Сист Транзит. 2015;17(5):1–126. Эпб 2016/04/07. пмид: 27049966.
  33. 33. Сент-Совер Дж.Л., Гроссардт Б.Р., Зевок Б.П., Мелтон Л.Дж. 3-й, Рокка В.А. Использование системы увязки медицинских записей для подсчета динамической популяции с течением времени: эпидемиологический проект Рочестера. Am J Эпидемиол. 2011;173(9):1059–68. Эпб 2011/03/25. пмид: 21430193; Центральный PMCID в PubMed: PMC3105274.
  34. 34. Yu A, Woo SM, Joo J, Yang HR, Lee WJ, Park SJ и др. Разработка и проверка прогностической модели для оценки индивидуального риска рака поджелудочной железы. ПЛОС Один.2016;11(1):e0146473. Эпублик от 12.01.2016. пмид: 26752291; Центральный PMCID в PubMed: PMC4708985.
  35. 35. Кляйн А.П., Линдстрем С., Мендельсон Дж.Б., Степловски Э., Арслан А.А., Буэно-де-Мескита Х.Б. и соавт. Модель абсолютного риска для выявления лиц с повышенным риском развития рака поджелудочной железы среди населения в целом. ПЛОС Один. 2013;8(9):e72311. Эпб 2013/09/24. пмид: 24058443; Центральный PMCID в PubMed: PMC3772857.
  36. 36. Альсамарраи А., Дас С.Л., Виндзор Дж.А., Петров М.С. Факторы, влияющие на риск заболевания поджелудочной железы у населения в целом: систематический обзор и метаанализ проспективных когортных исследований.Клиническая гастроэнтерология и гепатология: официальный журнал клинической практики Американской гастроэнтерологической ассоциации. 2014;12(10):1635–44.e5; викторина е103. пмид: 24509242.
  37. 37. Lucenteforte E, La Vecchia C, Silverman D, Petersen GM, Bracci PM, Ji BT и др. Потребление алкоголя и рак поджелудочной железы: объединенный анализ Международного консорциума по контролю за случаями рака поджелудочной железы (PanC4). Анналы онкологии: официальный журнал Европейского общества медицинской онкологии / ESMO.2012;23(2):374–82. пмид: 21536662; Центральный PMCID в PubMed: PMC3265544.
  38. 38. Шульте А., Пандея Н., Фосетт Дж., Фричи Л., Кляйн К., Риш Х.А. и соавт. Связь между семейным анамнезом рака и риском рака поджелудочной железы. Эпидемиол рака. 2016;45:145–50. Эпб 2016/11/05. пмид: 27810486.
  39. 39. Кин М.Г., Хорсфолл Л., Райт Г., Перейра С.П. Исследование случай-контроль, сравнивающее частоту ранних симптомов рака поджелудочной железы и желчных путей. Открытый БМЖ. 2014;4(11):e005720.Эпублик 21.11.2014. пмид: 25410605; Центральный PMCID в PubMed: PMC4244441.
  40. 40. Stapley S, Peters TJ, Neal RD, Rose PW, Walter FM, Hamilton W. Риск рака поджелудочной железы у пациентов с симптомами в первичной медико-санитарной помощи: большое исследование случай-контроль с использованием электронных записей. Бр Дж Рак. 2012;106(12):1940–4. Эпб 2012/05/24. пмид: 22617126; Центральный PMCID в PubMed: PMC3388562.

Закономерности патоморфологических изменений при остром некротическом панкреатите

Ацинарный некроз является основным микроскопическим признаком острого некротического панкреатита (ОНП).Нарушение микроциркуляции является одним из основных факторов патогенеза и морфогенеза ПНП, помимо свободных радикалов и повреждений ферментативного происхождения. Настоящее исследование посвящено описанию микроскопических изменений стромы поджелудочной железы при ПНП, приводящих к деструкции экзокринной части поджелудочной железы с предполагаемым механизмом сохранения эндокринной функции. Это исследование было проведено на гистологических образцах поджелудочной железы от 224 пациентов с ПНП. Гистологическую окраску проводили гематоксилин-эозином (H&E), методами Masson, Gomori и PAS.Микроскопию проводили при увеличениях 40х, 100х и 400х. Десквамация эндотелия сосудов, стаз и сладж — типичные изменения микроциркуляции, наблюдаемые на ранних стадиях ВНП. Первоначально париетальный циркулярный внутрисосудистый микротромбоз, сопровождающийся десквамацией эндотелия, возникает уже при набухании стромы без обнаруживаемого некроза. Между участками некроза и интактной тканью поджелудочной железы появляется остаточная строма. Мукоидный отек сначала наблюдается в периваскулярных пространствах, распространяясь на паренхиму и переходя в имбибицию фибриноидов, вызывая дальнейший некроз.Аргирофильный ретикулиновый остов, окружающий ацинусы поджелудочной железы и мелкие протоки, разлагается. Структуры поджелудочной железы, которые могут сохраняться в некротизированной ткани, включают нервы, главные протоки и островки Лангерганса.

1. Введение

Некроз и деградация тканей являются основными микроскопическими признаками острого некротизирующего панкреатита (ОНП). Эти изменения могут быть очаговыми или диффузными. Мы считаем, что нарушение микроциркуляции является одним из сильнейших факторов патогенеза и морфогенеза ПНП, помимо свободнорадикального и ферментативного происхождения.

2. Цель

Исследование посвящено изучению и описанию микроскопических изменений поджелудочной железы при ПНП, приводящих к разрушению экзокринной части поджелудочной железы, изменениям стромы поджелудочной железы и предположительному механизму сохранения эндокринной функции.

3. Материалы и методы

Исследование проведено на гистологических образцах поджелудочной железы от 224 больных ПНБ. Все эти больные оперированы в Киевском центре гепатопанкреатобилиарной хирургии (им.С. Земсков) с 1997 по 2004 г. Посмертные исследования аутопсийных тканей выполнены у 21 из 224 больных. Образцы исследовали в разное время по сравнению с началом заболевания. У 82,5% больных был алиментарный и у 17,5% — билиарный панкреатит. Исследование гистологических тканей обычно проводили с использованием красителей гемотоксилин-эозин, Массона, Гомори и PAS. Микроскопию проводили при 40-кратном, 100-кратном и 400-кратном увеличении.

4. Результаты и обсуждение

Картины поражения поджелудочной железы при ВНП очень разнообразны.

Десквамация эндотелия сосудов, стаз и сладж являются типичными изменениями, наблюдаемыми в микроциркуляторном русле, возникающими на ранних стадиях ПНП и впоследствии перерастающими в тромбоз. Мы считаем, что тромбоз панкреатического микроциркуляторного русла является одним из ведущих факторов течения ПНП. Эта гипотеза коррелирует с недавними данными других исследователей [1–4]. Первоначально внутрисосудистый микротромбоз проявляется в виде пристеночных циркулярных изменений (рис. 1), сопровождающихся десквамацией эндотелия.Эти изменения выявляются на ранних стадиях, когда появляется набухание стромы и еще нет некроза. По-видимому, пристеночный циркулярный тромбоз не вызывает полной остановки кровообращения. Поэтому первые минимальные признаки некроза появляются после перехода тромбоза в тотальную закупорку сосудов (рис. 2).



Трихромное окрашивание по Массону является предпочтительным гистохимическим методом для изучения морфогенеза тромбов.

Тромбы начинают появляться на периферии и распространяются к центру, образуя внутреннюю «посмертную маску» сосуда.В дальнейшем фибриновые массы разрастаются по периферии тромба в виде грацильной сети, затем следуют сморщивание и рубцевание. Тромболизис или реканализация часто могут наблюдаться вместе с вышеупомянутыми изменениями в одном образце или даже в одном поле микроскопа (рис. 3).


В нормальной ткани поджелудочной железы отчетливо видна тонкая черная сеть, окружающая каждую ацинарную клетку или скопление клеток. Эта сеть, отражающая форму ацинуса, представляет собой ретикулиновый аргирофильный остов.Бурые грубые фиброзные складки, разделяющие ретикулиновую сеть, представляют собой коллаген. Изменения в очаге некроза затрагивают, в первую очередь, ретикулиновый аргирофильный остов. При ПНГ исчезает грацильная структура аргирофильного ретикулинового каркаса и видны очаги распада в виде бесструктурных фиброзных компонентов коричневого цвета, окружающих интактные сосуды или ацинарные протоки (рис. 4).


Мукоидные изменения стромального каркаса, которые сначала обратимы, прогрессируют и становятся видимыми при обычном окрашивании гематоксилин-эозином.Чаще всего мукоидный отек локализуется в периваскулярных пространствах, но может распространяться и переходить в фибриноидную имбибицию. Фибрин и фибриноиды легко обнаруживаются с помощью окрашивания по Массону, при котором фибриноиды имеют ярко-красный цвет, а фибрин — темно-красный или бордовый цвет, который показывает фасцикулярную структуру. Неповрежденная соединительная ткань выглядит как синие или голубые волокна. Очаги с фибриноидными изменениями переходят в некроз и приобретают PAS-положительные черты. При окраске реактивом Шиффа они приобретают темно-малиновый цвет (рис. 5).В дальнейшем в этих очагах может накапливаться кальций, поэтому кальциноз, обнаруживаемый в паренхиме поджелудочной железы, может свидетельствовать о более раннем ОНП.


При сохранении микроциркуляторного пареза и повышении проницаемости сосудов мукоидный отек осложняется кровоизлиянием. Кровоизлияния в паренхиму поджелудочной железы при ОНП являются обязательным событием и их выраженность широко варьирует от минимальных до массивных. Механизмом этих кровоизлияний считается диапедез (рис. 6). Попавшие в сосуды эритроциты подвергаются лизису, а внеклеточный гемоглобин, как следствие, деградирует, что приводит к образованию катаболического гемосидерина в паренхиме поджелудочной железы.


Стромальные компоненты возникают между некротическими кровоизлияниями и интактной тканью поджелудочной железы. Ранние паренхиматозные изменения в ПНП обычно дискретны и, вероятно, связаны с определенными особенностями стромы, даже если сама строма четко не различима в любом данном образце.

При ВНП нервы устойчивы к разрушению (рис. 7). Структура нерва хорошо сохранилась, и функция нерва предположительно не нарушена в областях тотального некроза. Этим фактом можно объяснить стойкий болевой синдром у больных ПНП.


На фоне ацинарного некроза дольковые протоки кажутся относительно стабильными структурами (рис. 8). Их устойчивость к некрозу, по-видимому, пропорциональна их диаметру. Однако во всех наших находках были доказательства десквамации эпителия протоков в образцах от пациентов с ПНП.


Микроскопические изменения в островках Лангерганса у больных ПНБ также представляют большой интерес.

Хорошо известно, что в катамнестических исследованиях пациентов с ВНП только у 10–26% после выздоровления развивается панкреатогенный диабет [5, 6].Диабет не обязательно присутствует у пациентов с тотальной внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы. Микроскопически структура островков Лангерганса не нарушена среди масс детрита (рис. 9). При окраске по Массону островки Лангерганса часто окружены тонкой сетью фибрина (рис. 10), которая имеет темно-бордовый цвет. Отсюда можно предположить, что такое формирование фибриновой сетки вокруг островка Лангерганса способствует его резистентности и сохранению своей структуры в агрессивной микросреде у больных ПНБ.



В таблице 1 представлено количественное распределение микроскопических изменений поджелудочной железы у больных с ОПН.

94,1%

Микроскопические изменения Число Процент
больных

Ранние изменения
сосудистый эндотелиальный шелушение 224 100%
Внутрисосудистый стаз и сладж 215 95.9%
Круговая тромбоз 99 44,2%
слизистой припухлость в стромальной тушке 40 17,9%
Паренхиматозных кровоизлияния 208 92,9%
Поздних Изменения
Паренхимал некроз 299 100%
Всего Тромбозы 9063 9063 206 92%
Тромболизис и реканализация 49 21.9%
Разложения аргирофильных 211 94,2%
ретикулярных каркасных
фибриноидным набухание 164 73,2%
Накопление кальция 34 15,2%
Защитные изменения
нервы Устойчивые к некрозу 179 79,9% 79,9%
Лотульные протоки, устойчивые к Некрозу 175 78.1%
островки Лангерганов устойчивые к 166 74.1%


в заключение, наше исследование коррелирует с недавно опубликованными данными [1-4] и подчеркивает важность и главенство ранних нарушений панкреатической микроциркуляции и местных нарушений свертывания крови (от 44,2 до 100%) в патогенезе ПНП. Наше исследование показывает, что, несмотря на агрессивные окружающие некрозы, островки Лангерганса сохраняются у 74.1% случаев, скорее всего, из-за образования фибриновой капсулы. Поэтому хирургическое удаление некротических тканей следует проводить с максимальной осторожностью и сохранением тканей, чтобы снизить риск панкреатоэндокринной недостаточности у пациентов с ПНП. При поступлении может быть целесообразным применение антикоагулянтной терапии на ранних стадиях острого панкреатита, независимо от тяжести заболевания, с целью минимизации степени ишемии и некроза ткани поджелудочной железы.

Copyright

Copyright © 2012 I.Ковальская и др. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Изменения биомаркеров в крови с течением времени у пациентов с аденокарциномой поджелудочной железы — полнотекстовый просмотр

Это одноучрежденческое проспективное исследование в больнице Джона Хопкинса, которое будет проводиться с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2018 г.Все пациенты, которые обращаются в больницу Джона Хопкинса с аденокарциномой поджелудочной железы (PDAC) для оценки лечения химиотерапией, лучевой терапией и / или хирургическим вмешательством, будут приглашены для участия в этом исследовании, но только те, кто дал согласие на участие в исследовании, будут включены . У всех пациентов, согласившихся участвовать в этом испытании, будет взята кровь (примерно 50 мл или 3-4 столовые ложки) во время постановки диагноза, но до начала какого-либо лечения. Дальнейшая кровь будет взята после любого лечения.Например, у пациентов, перенесших хирургическую резекцию, перед выпиской также берут кровь после резекции. У тех пациентов, которые проходят лечение химиотерапией, лучевой терапией и/или биологической/вакцинной терапией, берут кровь один раз после завершения этого лечения. Если пациент подвергается химиотерапии, а затем хирургической резекции, у него или нее будет забор крови после химиотерапии, но до хирургической резекции, а затем снова после хирургической резекции, и все это в дополнение к образцу крови до лечения (см. схему, включенную в IRB).В течение первых 2 лет после операции образцы будут собираться каждые 3-4 месяца. Кроме того, исследователи будут собирать образцы каждые 6 месяцев в течение следующих двух лет. У всех пациентов, у которых будет обнаружено, что они живы и не болеют в течение 4 лет после операции, образцы будут собираться один раз в год. Эта кровь будет храниться в исследовательском центре следователей и будет помечена обезличенным кодом. Если пациент отказывается от дальнейших заборов крови в любое время в ходе исследования или теряет возможность последующего наблюдения, образцы, которые были собраны, все равно будут использоваться.

Кровь будет обработана в день сбора, в течение 6 часов после забора. Двадцать (20) мл крови, собранные в две пробирки с пурпурными крышками, будут использоваться для выделения циркулирующих опухолевых клеток (ЦОК) с помощью анализа выделения эпителиальных опухолевых клеток по размеру (ISET), который разделяет опухолевые клетки по размеру на мембрану. которые можно использовать для дальнейших экспериментов. Эти 20 мл крови будут смешаны с буфером ISET в соответствии со стандартным протоколом и профильтрованы через аппарат ISET на мембраны.Эти мембраны будут храниться при -20°С под неидентифицированным номером и оставаться в этих условиях в течение нескольких лет с полной сохранностью клеток. На этих мембранах будут проводиться дальнейшие эксперименты, включающие иммунофлуоресцентное окрашивание, лазерную захватную микроскопию и генетический анализ. Остальные 30 мл крови, собранные в пробирки с красной и фиолетовой крышкой, будут обрабатываться по стандартному протоколу в течение 6 часов после сбора. Кровь будет подвергнута двойному центрифугированию для удаления лейкоцитов и плазмы и будет заморожена.Мутации гена-драйвера, характерные для резецированных опухолей, будут отслеживаться с помощью цифровой капельной полимеразной цепной реакции (ddPCR), включая гомолог вирусного онкогена крысиной саркомы Кирстен (k-ras), p53, p16/cdkn2a и ген, удаленный при раке поджелудочной железы-4 ( DPC4/SMAD4), чтобы определить наличие ctDNA и повышение уровня.

Данные будут собраны, деидентифицированы и проанализированы как единый набор данных в больнице Джона Хопкинса. Данные будут получены из электронных и бумажных медицинских карт пациентов из больницы Джона Хопкинса, начиная с 01.01.2015, при этом будут собраны только данные, существующие на 01.01.2015.В частности, будут рассмотрены радиологические, химиотерапевтические, оперативные и патологические отчеты, резюме выписки и клинические записи, и будут собраны данные из этих источников. Для пациентов, выбывших из-под наблюдения, индекс смерти социального обеспечения (но не потребуется собирать номера социального страхования) будет искать доказательства смерти. Собранные данные о пациентах будут внесены в специальную базу данных. Данные будут собираться только для того, чтобы сопоставить исходы и характеристики опухоли с биомаркерами, выявленными в ходе этого исследования.После накопления данных и до анализа все личные идентификаторы будут удалены, и во время статистического анализа не будет идентифицируемой информации. Сгенерированные данные субъекта не будут отображаться в медицинской карте субъекта и будут использоваться только в исследовательских целях. Данные будут записаны в защищенную паролем безопасную базу данных в офисе главного исследователя и будут доступны только ключевому персоналу. После того, как все данные для конкретного субъекта будут собраны, личность субъекта будет удалена для обеспечения конфиденциальности.

Данные, собранные в этом исследовании, не будут использоваться для клинического ведения пациентов, участвующих в исследовании.

Критерии включения/исключения

В число исследователей будут включены все пациенты, поступающие в больницу Джонса Хопкинса для лечения с диагнозом аденокарцинома поджелудочной железы. Субъекты будут включены только в том случае, если они старше 18 лет и планируют пройти лечение в больнице Джона Хопкинса. Все пациенты с непервичными опухолями поджелудочной железы, нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы или доброкачественными образованиями поджелудочной железы будут исключены.Пациенты будут исключены, если они уже проходили какое-либо лечение в другом учреждении.

Исследователи стремятся включить данные по крайней мере 200 пациентов за три года этого исследования. Первичным результатом будет определение биомаркеров в крови пациентов с аденокарциномой поджелудочной железы и изменений этих биомаркеров с течением времени в связи с лечением. Эти биомаркеры будут включать специфические антитела, циркулирующие опухолевые клетки (ЦОК) и циркулирующую опухолевую ДНК (цДНК).Вторичные результаты будут включать взаимосвязь уровней биомаркеров до лечения или изменений уровней биомаркеров с безрецидивной и общей выживаемостью, риском метастазов, рецидивом заболевания и ответом на лечение. Пациенты, опухоли и хирургические характеристики будут собраны для всех пациентов, включенных в это исследование. Различия между характеристиками будут статистически сравниваться между пациентами. Кроме того, эти характеристики будут проанализированы как возможные предикторы выживания с использованием одномерного и многомерного анализа с помощью логарифмического рангового теста и моделей пропорционального риска Кокса.Эти характеристики будут включать:

  1. Клинические демографические данные пациента и опухоли, включая возраст, пол, расу, локализацию первичной опухоли, локализацию метастазов, степень опухоли и уровни углеводного антигена 19-9 (CA19-9) до и после химиотерапии, а также до и после резекции .
  2. Переменные химиотерапии, включая тип, количество циклов, ответ и сроки (неоадъювантная и/или адъювантная).
  3. Операционные переменные, включая тип резекции, количество удаленных лимфатических узлов, близость сосудов к опухоли, гистопатологию, послеоперационную смертность и осложнения.
  4. Долгосрочные переменные, включая наличие и место повторения и статус (живой/мертвый).
  5. Уровни специфических биомаркеров в различные моменты времени забора крови.
  6. Количество циркулирующих опухолевых клеток в каждый момент времени в дополнение к генетическим мутациям, присутствующим в клетках.

Для всех пациентов общая выживаемость будет рассчитываться как время между датой первого забора крови перед лечением и датой последнего известного контрольного визита или смерти, в зависимости от того, что наступит раньше.Для пациентов, перенесших хирургическую резекцию, исследователи рассчитывают время до рецидива заболевания, измеряемое со дня операции по резекции поджелудочной железы до даты документально подтвержденного рецидива заболевания или смерти, в зависимости от того, что наступит раньше. Время до рецидива заболевания и общую выживаемость будут описывать кривыми Каплана-Мейера и сравнивать их с помощью логарифмического рангового критерия. 1-летняя и 5-летняя общая выживаемость будет оцениваться с 95% доверительным интервалом. Статистическая значимость будет установлена ​​для p-значения, равного или ниже 0.05.

Основные риски для этого пациента будут связаны со сбором крови, но они не превышают минимально допустимого сбора при венепункции, и за один раз будет взято не более 50 мл. Общие риски, связанные с забором венозной крови, включают кровоподтеки или незначительное кровотечение в месте венозной пункции, которое можно остановить с помощью давления.

Это исследование не принесет прямой пользы пациентам, поскольку полученные результаты не будут использоваться для лечения этих пациентов.Это исследование может принести пользу будущим пациентам, определяя методы ранней диагностики пациентов с раком поджелудочной железы и прогнозируя общую выживаемость, ответ на лечение или риск метастатического распространения, а также прогнозируя рецидив заболевания, все из которых имеют потенциальное преимущество улучшения Исходы этого смертельного заболевания.

В этом исследовании участникам не будет выплачиваться компенсация. Затраты в этом исследовании будут связаны со стоимостью забора крови во время различных плановых визитов в клинику.Они будут минимальными.

Все пациенты, которые согласятся участвовать в этом исследовании, должны будут подписать форму согласия на сбор, хранение и использование их крови.

Границы | Воспалительные изменения, связанные с нейтрофилами, в преддиабетической поджелудочной железе мышей NOD раннего возраста

Введение

Сахарный диабет 1 типа (СД1) представляет собой многогранный хронический и прогрессирующий аутоиммунный синдром, который приводит к функциональному нарушению, а также к физическому устранению бета-клетки поджелудочной железы, продуцирующие инсулин (1, 2).Хотя основными эффекторами повреждения и гибели бета-клеток являются Т-клетки, лейкоциты врожденного ответвления иммунной системы активны на ранней стадии воспалительного процесса внутри поджелудочной железы. В моделях СД1 у грызунов, особенно диабетического штамма без ожирения (NOD), резидентные макрофаги и дендритные клетки поджелудочной железы активируются за много недель до начала накопления лимфоцитов (3–7) в ответ на пока еще не идентифицированное внутрипанкреатическое микроанатомическое патология. Однако недавние данные также показывают, что патология может иметь свою основу в неэндокринных областях поджелудочной железы и что с этой патологией сначала сталкиваются резидентные, а затем мигрирующие лейкоциты врожденного звена иммунной системы (2, 8–12). ).

Нейтрофилы, возможно, являются наиболее мощными лейкоцитами врожденного ответвления иммунной системы с точки зрения реакции на сигналы повреждения и опасности. Вместе с тучными клетками они первыми реагируют на повреждение микросреды, и при неконтролируемом воздействии активированные нейтрофилы устанавливают и усугубляют процесс стерильного воспаления (9, 13–19). Хотя накопление нейтрофилов на ранних стадиях воспаления поджелудочной железы у грызунов, моделирующих СД1, наблюдалось более 2 десятилетий назад (18–22), их более точный вклад был установлен в элегантных исследованиях Дианы и ее коллег (23) у пациентов без ожирения. диабетическая (NOD) линия мышей, хорошо зарекомендовавшая себя модель спонтанного и прогрессирующего аутоиммунного T1D на грызунах (хотя эта линия также проявляет аутоиммунитет к другим органам, включая щитовидную и слюнную железы) (24, 25).Нейтрофильная инфильтрация и образование нейтрофильной внеклеточной ловушки [NET (26, 27)] в островках наблюдались уже через 2 недели после рождения, а блокирование активности нейтрофилов антителом против Ly6G уменьшало последующее развитие инсулита и диабета (23). . Кроме того, образование иммунного комплекса собственная ДНК: анти-ДНК IgG внутри поджелудочной железы запускало накопление нейтрофилов, а также продукцию NET и высвобождение кателицидинового пептида CRAMP. Эти комплексы активировали плазмацитоидные дендритные клетки для высвобождения IFNα, который, как полагают, участвует в начале накопления аутореактивных Т-клеток в поджелудочной железе (23).Дальнейшие исследования показали, что панкреатические макрофаги и β-клетки, которые продуцируют хемокины CXCL1 и CXCL2, могут рекрутировать экспрессирующие CXCR2 нейтрофилы в панкреатические островки из кровотока (28).

Нейтрофилы являются наиболее многочисленной популяцией лейкоцитов у человека, составляя от 40 до 75% от общей популяции лейкоцитов. В настоящее время подтверждено, что у людей они участвуют в возникновении и прогрессировании СД1 (29, 30). Примечательно, что количество циркулирующих нейтрофилов снижено у пациентов с СД1 и у их родственников первой степени родства, не страдающих диабетом (30).Было показано, что количество циркулирующих нейтрофилов снижается у пациентов с СД1, а также у предсимптомных субъектов из группы риска (29–33). Батталья и его коллеги далее сообщили, что нейтрофилы инфильтрируют поджелудочную железу доноров с СД1, в то время как они отсутствуют в поджелудочной железе доноров без диабета или диабета 2 типа (30), хотя другие наблюдали накопление нейтрофилов в поджелудочной железе доноров 2 типа (34, 35). Важно отметить, что гистологический анализ поджелудочной железы из четырех разных международных когорт выявил накопление нейтрофилов, а также образование NET у доноров с СД1 на всех стадиях заболевания, в том числе у субъектов с положительным результатом на аутоантитела к СД1 с риском заболевания (10, 29, 31–33).Наблюдения за образованием NET указывают на то, что нейтрофилы являются непосредственно патогенными в поджелудочной железе людей, которые прогрессируют до T1D, что согласуется с наблюдениями, сделанными на линии мышей NOD (23).

Нейтрофильные сериновые протеазы, включая нейтрофильную эластазу (NE), протеиназу 3 (PR3) и катепсин G (CG), являются основными компонентами нейтрофильных азурофильных гранул, которые участвуют в элиминации поглощенных микроорганизмов (36, 37). Активация и дегрануляция нейтрофилов может приводить к высвобождению нейтрофильных сериновых протеаз во внеклеточную среду и кровоток, где они не только способствуют элиминации инвазированных патогенов, но и служат гуморальными регуляторами иммунного ответа при остром и хроническом воспалении, модулируя клеточную активность. сигнальную сеть путем обработки хемокинов и активации специфических рецепторов клеточной поверхности (38–40).Аномальная активность нейтрофильных сериновых протеаз вовлечена в патогенез ряда воспалительных и аутоиммунных заболеваний, включая хроническую обструктивную болезнь легких, кистозный фиброз, гранулематоз Вегенера, синдром Папийона-Лефевра и васкулит мелких сосудов (36). Ван и др. показали, что циркулирующие сериновые протеазы нейтрофилов, включая NE и PR3, значительно увеличились у пациентов с СД1 и были тесно связаны с аутоиммунитетом β-клеток, что указывает на роль активации нейтрофилов в возникновении и патогенезе заболевания (33).В этом исследовании эти исследователи также продемонстрировали, что альфа-1-антитрипсин, естественный ингибитор НЭ, был связан со снижением количества нейтрофилов у пациентов с СД1. Кроме того, повышенные NE и PR3 были в значительной степени связаны с положительными числами и титрами аутоантител, обнаруженными у пациентов с СД1 (33). У мышей NOD эти авторы также обнаружили, что повышенная активность циркулирующих NE/PR3 возникает задолго до начала гипергликемии и диабета и что их активность постепенно снижается после развития явного диабета.

Основываясь на этих наблюдениях, мы предположили, что более целенаправленный подход к предотвращению пагубного воздействия нейтрофилов внутри поджелудочной железы может предотвратить возникновение и прогрессирование диабета 1 типа, не прибегая к истощению нейтрофилов или используя подходы со значительными нецелевыми эффектами. Для достижения этой цели мы рассмотрели возможность использования фармакологических ингибиторов НЭ и МПО, по отдельности или в комбинации, для задержки и/или предотвращения прогрессирования СД1 у мышей линии NOD.В этих исследованиях мы подтвердили наблюдения о том, что нейтрофилы накапливаются уже в возрасте 2 недель внутри поджелудочной железы мышей NOD, но мы также сделали следующие заметные и новые наблюдения, до сих пор неизвестные или, по крайней мере, не зарегистрированные. Во-первых, мы наблюдали экспрессию компонентов NET в очень раннем возрасте у мышей NOD. Эти компоненты (NE и цитруллинированный гистон h4; Cith4) были широко распространены внутри паренхимы поджелудочной железы. Этому предшествовало очень плотное скопление, скорее всего, тромбоцитов, окружающих сосуды поджелудочной железы, вместе с внесосудистым фактором фон Виллебранда (vWF).Эти наблюдения не наблюдались у мышей C57BL/6. Наши данные впервые указывают на то, что линия мышей NOD проявляет сосудистую патологию почти сразу после рождения и что это связано с сопутствующим временным накоплением нейтрофилов, за которым вскоре следует экспрессия компонентов NET. Однако, вопреки нашим ожиданиям, основанным на этих наблюдениях, а также наблюдениях других авторов, мы также обнаружили, что фармакологические ингибиторы NE [AZD9668 (41)] и MPO [AZD5904 (42)] по отдельности или в комбинации неэффективны при замедление и/или предотвращение прогрессирования СД1 до явной гипергликемии.

Материалы и методы

Животные

Самцов и самок мышей NODLt/J и C57BL/6J в возрасте от 2 до 10 недель приобретали в Jackson Laboratories (Бар-Харбор, Мэн, США) и содержали свободная среда в Исследовательском центре животных Allegheny Health Network. Всем мышам было 2 недели на момент прибытия в наше учреждение. Там, где влияние исследуемых агентов (МПО/ингибиторы нейтрофильной эластазы) на заболеваемость диабетом было основным критерием исхода при профилактике диабета СД1, мышей рандомизировали в группы лечения, и после этого вводили исследуемые агенты, начиная с 3-недельного возраста.Все эксперименты и эвтаназия животных проводились в соответствии со специальными протоколами, одобренными Allegheny Health Network IACUC.

Иммунофлуоресцентная микроскопия

После эвтаназии поджелудочную железу вырезали и помещали в 2,5% параформальдегид (Sigma-Aldrich, Миссури, США) на 3–4 часа. Поджелудочную железу переносили в 30% сахарозу (Sigma-Aldrich, Миссури, США) на ночь, а затем заключали в NEG-50 (Fisher Chemicals, Нью-Джерси, США). Затем последовательно вырезали замороженные серийные срезы размером 5–10 микрон.Срезы пермеабилизировали и блокировали 20% нормальной козьей сывороткой на 1 ч при комнатной температуре перед окрашиванием антителами, конъюгированными с флуорохромом (одиночными или парными). Использовали следующие клоны антител: крысиные анти-Ly6G (Abcam, ab25377, 1:100, клон RB6-8C5), кроличьи анти-NE (Abcam, ab21595, 1:100), мышиные анти-CD31 (Abcam, ab24590, 1 :100, клон P2B1), антиинсулин морской свинки (Abcam, ab7842, 1:100), кроличий антицитруллиновый гистон h4 (Abcam, ab5103, 1:250), анти-vWF овцы (Abcma, ab11713, 1:100) ), мышиное анти-PSGL-1 (Abcam, ab78188, 1:100, клон KPL-1), крысиное анти-CD42b (Emfret Analytics Germany, #M040-0, 1:100, клон Xia.Г5). Иммунофлуоресцентные изображения получали с помощью инвертированного флуоресцентного микроскопа Zeiss Axio Observer Z1 с программным обеспечением Zen 2012 Blue Edition. Количество клеток, положительных по Ly6G, NE, антицитруллинированному гистону h4 и окрашиванию ядер DAPI, определяли с использованием программного обеспечения QuPath версии 0.1.2 (43). Средние значения определяли путем количественного определения в трех-пяти предметных стеклах на животное на одно антитело-мишень и представляли графически как количество маркер-положительных клеток на 100 полных клеток.

Фармакологические ингибиторы МПО и НЭ

AZD5904 (специфический ингибитор МПО) (42) и AZD9668 (специфический ингибитор нейтрофильной эластазы) (41) были предоставлены компанией Astra Zeneca в рамках соглашения о совместных исследованиях при поддержке Национального центра развития трансляционных исследований NIH. наук (НКАТН).Эти агенты были изготовлены в корме для грызунов (Purina LabDiet 5053, измельченный и обработанный исследуемыми агентами; Research Diets, New Brunswick, NJ, USA) для пероральной доставки лекарств. Исследуемые диеты содержали либо 312,50 мг AZD5904/кг диеты, 83,33 мг/г AZD9668, либо комбинированную диету 312,50 мг AZD5094 + 83,33 мг AZD9668/кг, либо диету без лекарств, и вводили ad libitum , что приводило к ожидаемому равновесная доза составляет 75 мг/кг массы тела (для AZD5904) (42) и 10 мг/кг/массы тела (для AZD9668) (41).В зависимости от эксперимента мышей помещали на диету, изготовленную с одним или обоими ингибиторами, или на контрольную диету, начиная с 3-недельного возраста, и поддерживали на этой диете до момента эвтаназии.

Установление диабета у мышей NOD

In vivo

Самок мышей NOD случайным образом распределили на четыре когорты с диетой (без лекарств, только AZD5904, только AZD9668, AZD5904+AZD9668; n = 8–10 мышей на группу) и кормили диетами ad libitum , начиная с 3-недельного возраста.У них оценивали уровень глюкозы в крови, начиная с 10-недельного возраста, с использованием глюкометра OneTouch Ultra (Lifescan, Malvern, PA, USA). Дважды в неделю измеряли уровень глюкозы в крови для оценки начала диабета. Диабет определяли как два последовательных показания >300 мг/дл с интервалом в 1 день. Мышей, у которых развился диабет, подвергали эвтаназии в течение 2 недель после начала диабета. Мыши, у которых не было диабета, содержались на исследуемых диетах до 35-недельного возраста, после чего их усыпляли.

Поджелудочная железа и селезенка MPO и ферментативная активность NE

In Vitro

Резецированная ткань поджелудочной железы была диссоциирована на отдельные клетки с помощью Octo Dissociator с нагревателями GenMaCS (Miltenyi Biotec) с использованием специальной программы.Раствор, в котором ткани были диссоциированы, представлял собой 0,5 мл буфера для анализа MPO из набора для анализа колориметрической активности MPO (Sigma-Aldrich). Образцы центрифугировали для удаления клеток и дебриса, а осветленный супернатант оценивали в ферментном анализе в соответствии с инструкциями производителя. Тот же супернатант использовали для измерения активности эластазы нейтрофилов с использованием имеющегося в продаже набора (Cayman Chemical). Концентрацию белка в супернатанте измеряли с помощью анализа BCA (Peirce). Данные представлены в единицах активности на мг белка.

Статистические анализы

Мы проверили любую значимость времени возникновения и прогрессирования диабета (начало гипергликемии и скорость развития гипергликемии) среди групп исследования, используя логарифмический ранговый критерий выживаемости. Критерий Стьюдента использовали для проверки значимости различий в клеточных популяциях в срезах микроскопии в зависимости от возраста в неделю, а также для сравнения качества свежевыделенных клеточных суспензий. Критерий Стьюдента также использовали для определения статистической значимости ферментативной активности in vitro .Все статистические анализы проводились с использованием программного обеспечения GraphPad Prism версии 7. Считалось, что значение p <0,05 указывает на статистическую значимость различий в результатах во всех перечисленных статистических тестах.

Результаты

Накопление нейтрофилов проявляется уже в возрасте 2 недель в поджелудочной железе мышей линии NOD разрешения, мы наблюдали признаки нейтрофилов и активности нейтрофилов в самом раннем возрасте 2 недель от рождения.В серийных срезах от отдельных мышей мы постоянно наблюдали сигналы Ly6G+, характерные для нейтрофилов (рис. 1А). Используя Ly6G+ в качестве маркера нейтрофилов, их накопление было очевидно в возрасте 4 недель в поджелудочной железе мышей NOD. К 5-недельному возрасту большая часть сигнала Ly6G+ обнаруживалась с более низкой частотой, хотя различия не достигали статистической значимости (рис. 1В). Во всех случаях сигналы Ly6G+ распределялись случайным образом в неэндокринной ткани поджелудочной железы.

Рисунок 1 В постнатальной поджелудочной железе самок мышей NOD обнаруживаются события Ly6G и CD31. (A) Серийные срезы фиксированной формалином и залитой в парафин поджелудочной железы 2-5-недельных самок мышей NOD и C57BL/6 окрашивали меченными флуорохромом антителами к Ly6G и CD31. Показанная иммунофлуоресценция является репрезентативной для результатов, наблюдаемых по меньшей мере у трех отдельных мышей каждой линии. Полоса в нижней части каждого изображения представляет собой длину 100 мкм. (B) Количественное определение сигналов Ly6G+ в серийных срезах постнатальной поджелудочной железы самок NOD и самок мышей C57BL/6.Количество событий Ly6G и окрашивание ядер DAPI определяли с использованием программного обеспечения QuPath версии 0.1.2. Средние значения положительных сигналов после удаления аутофлуоресценции определяли среди трех-пяти слайдов на поджелудочную железу на одно антитело-мишень и представляли графически как количество маркер-положительных клеток на 100 полных клеток. Используя Ly6G+ в качестве маркера нейтрофилов, их накопление было очевидно в возрасте 4 недель в поджелудочной железе мышей NOD. К 5-недельному возрасту большая часть сигнала Ly6G+ обнаруживалась на более низкой частоте.Количество событий Ly6G+ повышено при NOD, достигая значимости в возрасте 3 и 4 недель. Статистическую значимость определяли с помощью t-критерия Стьюдента в возрасте отдельных недель с p < 0,05, обозначенным *, и p < 0,01, обозначенным **.

Чтобы определить события, связанные с возможным клиренсом нейтрофилов, мы отслеживали появление сигналов CD31+ [хотя CD31 также может представлять эндотелиальные клетки (44–47)]. CD31-позитивность наблюдалась в возрасте 2 недель и сохранялась до конца нашего периода наблюдения (5 недель).В возрасте 4 недель CD31 и Ly6G были качественно в основном совместно локализованы. В отличие от событий Ly6G+ и CD31+ во всех серийных срезах поджелудочной железы всех мышей NOD, лишь немногие из всех серийных срезов всех мышей C57BL/6 (n = 5 срезов от n = 1–2 мышей в зависимости от возраста) обнаруживали Ly6G+ или сигнал CD31+. Их распределение, если оно наблюдалось, также было случайным внутри неэндокринной ткани поджелудочной железы (рис. 1А).

Экспрессия цитруллинированного гистона h4 проявляется в возрасте 4 недель и широко распространена в поджелудочной железе мышей NOD

Мы предположили, что накопление нейтрофилов в поджелудочной железе до 5-недельного возраста и потенциальный клиренс нейтрофилов уже в 2-недельном возрасте возраст представляет собой реакцию на патологическое состояние.Этот потенциальный патологический ответ может вызвать образование нейтрофильных внеклеточных ловушек, или нейтрофильные внеклеточные ловушки могут лежать в основе возможного присутствия CD31+ в поджелудочной железе мышей NOD, но не мышей C57BL/6. Было показано, что цитруллинированный гистон h4 совместно локализуется с нейтрофильными внеклеточными ловушками и считается надежным маркером образования NET (48–60). Поэтому мы использовали этот маркер в качестве суррогата возможного образования NET в поджелудочной железе мышей NOD. На рисунке 2А показано значительное накопление цитруллинированного гистона h4, начиная с 4-недельного возраста.Подобно сигналам Ly6G+, цитруллинированный гистон h4 широко и беспорядочно распределяется в основном в неэндокринных тканях, хотя у мышей NOD в возрасте 4 и 5 недель. Мы отмечаем внутриостровковое распределение цитруллинированного гистона h4, которое, по-видимому, совпадает с положительностью инсулина (рис. 2А). Было неясно, представляет ли эта локализация с инсулином бета-клетки, подвергающиеся цитруллинированию гистона h4 или образованию нейтрофильных внеклеточных ловушек на бета-клетках или физически рядом с ними. Когда мы исследовали поджелудочную железу мышей C57BL/6 соответствующего возраста и пола на наличие цитруллинированного гистона h4, мы не обнаружили какого-либо значительного накопления до 5-недельного возраста (рис. 2).Количественное определение сигналов цитруллинированного гистона h4 в серийных срезах поджелудочной железы мыши в возрасте от 2 до 5 недель выявило статистически различимые различия между средними значениями NOD и поджелудочной железы мыши C57BL/6 в возрасте 4 и 5 недель, но не в возрасте 2 или 3 недель (рис. 2Б). В тех же серийных срезах масса инсулинположительной ткани, репрезентативной для островков, была сопоставима. Эти данные свидетельствуют о том, что нейтрофилы, накопленные в поджелудочной железе мышей NOD уже в возрасте 2 недель, могут быть активированы и, следовательно, должны экспрессировать нейтрофильную эластазу.

Рисунок 2 Общее распределение цитруллинированного гистона h4 в основном в неэндокринной ткани NOD, но не в поджелудочной железе C57BL/6, начиная с 4-недельного возраста. (A) Цитруллинированный гистон h4 считается информативным маркером образования нейтрофильных внеклеточных ловушек. Серийные срезы фиксированной формалином залитой в парафин поджелудочной железы 3-5-недельных самок мышей NOD и C57BL/6 окрашивали меченными флуорохромом антителами к инсулину и цитруллинированному гистону h4 (Cith4).Показанная иммунофлуоресценция является репрезентативной для результатов, наблюдаемых по меньшей мере у трех отдельных мышей каждой линии. Полоса в нижней части каждого изображения представляет собой длину 100 мкм. (B) Количественное определение сигналов Cith4+ в серийных срезах постнатальной поджелудочной железы самок NOD и самок мышей C57BL/6. Количество событий Cith4+ и окрашивание ядер DAPI определяли с использованием программного обеспечения QuPath версии 0.1.2. Средние значения положительных сигналов после удаления аутофлуоресценции определяли среди трех-пяти слайдов на поджелудочную железу на одно антитело-мишень и представляли графически как количество маркер-положительных клеток на 100 полных клеток.Количество событий Cith4+ повышено при NOD, достигая значимости в возрасте 4 и 5 недель. Статистическую значимость определяли с помощью t-критерия Стьюдента в возрасте отдельных недель с p < 0,05, обозначенным *, и p < 0,01, обозначенным **.

На рисунке 3A мы показываем, что эластаза нейтрофилов выявляется со случайным распределением вне островков в возрасте 4 и 5 недель у мышей NOD, одновременно с возрастом начала накопления Ly6+ и наличием цитруллинированного гистона h4.Нейтрофильная эластаза не была обнаружена на каком-либо значительном уровне в поджелудочной железе мышей C57BL/6 любого возраста (рис. 3А). Количественное определение сигналов NE в серийных срезах поджелудочной железы мышей в возрасте от 2 до 5 недель выявило статистически различимые различия между средними значениями NOD и поджелудочной железы мышей C57BL/6 только в возрасте 5 недель, хотя различия между средними значениями в других возрастных группах показали тенденция в пользу более высокого сигнала у мышей NOD по сравнению с C57BL/6 (рис. 3B).

Рисунок 3 Положительный результат по нейтрофильной эластазе очевиден в возрасте 4 недель, но не локализуется внутри островков. (A) Серийные срезы фиксированной формалином и залитой в парафин поджелудочной железы 3-5-недельных самок мышей NOD и C57BL/6 окрашивали меченными флуорохромом антителами к инсулину и нейтрофильной эластазе (NE). Показанная иммунофлуоресценция является репрезентативной для результатов, наблюдаемых по меньшей мере у трех отдельных мышей каждой линии. Полоса в нижней части каждого изображения представляет собой длину 100 мкм. (B) Количественное определение сигналов NE+ в серийных срезах постнатальной поджелудочной железы самок NOD и самок мышей C57BL/6.Количество событий NE+ и окрашивание ядер DAPI определяли с использованием программного обеспечения QuPath версии 0.1.2. Средние значения положительных сигналов после удаления аутофлуоресценции определяли среди трех-пяти слайдов на поджелудочную железу на одно антитело-мишень и представляли графически как количество маркер-положительных клеток на 100 полных клеток. Различия между возрастами не достигли статистической значимости с помощью ANOVA, равно как и различия между мышами NOD и C57BL/6 в определенном возрасте (t-критерий Стьюдента).

Сосудистая иммунопатология проявляется уже в возрасте 2 недель в поджелудочной железе мышей NOD

Во время совместного окрашивания серийных срезов поджелудочной железы рядом различных антител в качестве исследовательского подхода для выявления потенциальной этиопатологии накопления нейтрофилов , мы наблюдали замечательную совместную аккумуляцию CD42b и vWF в том, что, по-видимому, было в значительной степени вне/периваскулярной локализацией (рис. 4).CD42b был локализован вокруг элементов протоков/сосудов. Это наблюдение было последовательным во всех серийных срезах только 2-недельной NOD поджелудочной железы. Вместо этого обнаруживался только vWF с предсказуемым физиологическим распределением в серийных срезах поджелудочной железы 3–5-недельных мышей NOD. Не было абсолютного присутствия или отсутствия CD42b среди всех изображенных срезов; в некоторых срезах был обнаружен CD42b, а в других — нет (рис. 4). Мы не наблюдали значительного присутствия CD42b-vWF ни в одном из серийных срезов от мышей C57BL/6 соответствующего возраста и пола, хотя были некоторые срезы, в которых обнаруживался CD42b-vWF (не показано).Присутствие CD42b и vWF в экстра-/периваскулярной форме свидетельствует о существенной аномалии в васкуляризации (61–66) неэндокринной ткани NOD поджелудочной железы, по крайней мере, у мышей через 2 недели. возраста. Мы предположили, что любая сосудистая аномалия будет отражаться в повышенной регуляции P-селектина на эндотелии этих кровеносных сосудов. Мы также предположили, что нейтрофилы будут связываться с P-селектином через гликопротеиновый лиганд-1 P-селектина (PSGL-1) (67–74) и что CD42b: фактор фон Виллебранда будет совместно локализоваться на тромбоцитах, накопление которых на поврежденных участках можно ожидать, что эндотелий будет как ответом, так и триггером остановки нейтрофилов и маргинации внутри поджелудочной железы.Действительно, мы наблюдали отчетливое перекрытие Ly6G и PSGL-1 во всех серийных срезах поджелудочной железы NOD в возрасте 2 недель (рис. 5), но не наблюдали в срезах поджелудочной железы мышей NOD других возрастов. Мы не наблюдали такой совместной локализации в серийных срезах поджелудочной железы самок мышей C57BL/6 соответствующего возраста.

Рисунок 4 Постнатальная поджелудочная железа самок мышей NOD демонстрирует нефизиологическую совместную локализацию CD42b и vWF внутри поджелудочной железы уже в возрасте 2 недель. Серийные срезы фиксированной формалином залитой в парафин поджелудочной железы 2-5-недельных самок мышей NOD и C57BL/6 окрашивали меченными флуорохромом антителами к CD42b и фактору фон Виллебранда (vWF).Показанная иммунофлуоресценция является репрезентативной для результатов, наблюдаемых по меньшей мере у трех отдельных мышей каждой линии. Полоса в нижней части каждого изображения представляет собой длину 100 мкм.

Рисунок 5 Общее распределение PSGL-1 и Ly6G в неэндокринной ткани NOD, но не C57BL/6 поджелудочной железы в возрасте 2 недель. Серийные срезы фиксированной формалином залитой в парафин поджелудочной железы 3-5-недельных самок мышей NOD и C57BL/6 окрашивали меченными флуорохромом антителами к PSGL-1 и Ly6G.Показанная иммунофлуоресценция является репрезентативной для результатов, наблюдаемых по меньшей мере у трех отдельных мышей каждой линии. Полоса в нижней части каждого изображения представляет собой длину 100 мкм.

Лечение мышей NOD миелопероксидазой и ингибиторами нейтрофильной эластазы, по отдельности или вместе, не задерживает и не предотвращает начало диабетической гипергликемии предотвратить потенциальные патологические эффекты накопления нейтрофилов внутри поджелудочной железы, особенно если нейтрофилы являются критическими мостиками, определяющими время начала активации адаптивного звена иммунной системы (т.е. активация островковых специфических лимфоцитов) в линии мышей NOD. Действительно, другие исследования показали, что антагонисты нейтрофилов могут предотвращать прогрессирование СД1 у мышей NOD (23, 28, 33). Наш подход был более целенаправленным, поскольку он нацелен только на основные ферменты, продуцируемые нейтрофилами, которые лежат в основе важного аспекта локализованного повреждения тканей, а именно на миелопероксидазу и эластазу нейтрофилов. Мы считали эти ферменты важными терапевтическими мишенями, учитывая, что они в изобилии присутствуют в NET, которые лежат в основе ключевых механизмов повреждения тканей, опосредованного нейтрофилами (26, 49, 52, 59).Начиная с 3-недельного возраста, мышам NOD (n = 8-10 в каждой группе исследуемых агентов) давали

вволю с кормом, в состав которого входили либо AZD5904 [ингибитор миелопероксидазы (42)], AZD9668 ингибитор нейтрофильной эластазы (41)] или оба. Мы установили, что количество пищи, потребляемой мышами, приводит к стабильному уровню каждого из этих агентов in vivo в соответствии с фармакологическим результатом, сравнимым с тем, который был получен в предыдущих исследованиях на животных с использованием этих агентов (41, 42).Мышей подвергали эвтаназии при подтверждении диабета. На рисунке 6 мы показываем, что ни один агент по отдельности или в комбинации не был способен отсрочить или предотвратить прогрессирование заболевания до явной гипергликемии по сравнению с мышами, получавшими носитель. Чтобы гарантировать, что неспособность лекарств влиять на заболеваемость диабетом не была связана с неэффективным ингибированием ферментов in vivo , потенциально отражающим неэффективную концентрацию в селезенке и/или поджелудочной железе, мы измерили активность NE и MPO в поджелудочной железе и гомогенатах селезенки у мышей. кормили контрольной или произведенной лекарственными препаратами диетой (AZD9668+AZD5904 вместе) в течение 14 дней.На дополнительном рисунке 1 мы показываем, что активность NE была ниже в гомогенатах селезенки и поджелудочной железы из контрольных и комбинированных диет, произведенных лекарственными препаратами, достигая статистической значимости в измерениях селезенки, но не в измерениях поджелудочной железы, хотя среднее значение в поджелудочной железе было значительно ниже. Хотя нам не удалось обнаружить МПО внутри поджелудочной железы, резецированной у мышей указанного возраста, мы делаем вывод об экспрессии МПО по обнаруживаемой биологической активности, как показано на дополнительном рисунке 2. В то же время, несмотря на повторные эксперименты, с учетом всех возможных технических недостатков , мы не смогли обнаружить каких-либо статистически различимых различий в активности МПО в гомогенатах селезенки или поджелудочной железы от контрольной диеты и мышей, получавших лекарственную диету (дополнительная фигура 2).В качестве дополнительной проверки активности лекарственного средства in vivo , чтобы убедиться, что отсутствие противовоспалительного эффекта не было связано с недостаточной активностью лекарственного средства, мы использовали модель острого повреждения легких на мышах для проверки активности ингибиторов in vivo , когда вводили через еду. Для достижения этой цели самок мышей C57BL/6J (n = 10 самцов и n = 10 самок на группу лечения) рандомизировали для кормления контрольной пищей или кормом, изготовленным с использованием лекарственного препарата (AZD5904 + AZD9668 вместе) ad libitum в течение 14 дней.На 15-й день мышей в каждой экспериментальной группе рандомизировали для получения раствора ЛПС (n = 5; 2,5 мг/кг массы тела Escherichia coli LPS, серотип 055: B5; Sigma) или стерильного физиологического раствора (n = 5). через интратрахеальную инстилляцию с использованием катетера 20G. Через 18–22 ч мышей подвергали эвтаназии. Собирали жидкость бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ) и легкие. БАЛ центрифугировали и супернатант использовали для измерения общего белка с использованием набора для анализа белка BCA. Осадки клеток исследовали на общее количество лейкоцитов с помощью гемоцитометра.Активность МПО и НЭ измеряли в лейкоцитах ЖБАЛ. Мы показываем результаты в дополнительной таблице 1 и подтверждаем, что препараты активны в условиях сильного воспаления легких.

Рисунок 6 Заболеваемость диабетом у мышей NOD, получавших AZD9668 отдельно или вместе с AZD5904. (A) Концентрации глюкозы в крови у отдельных самок мышей NOD, получавших AZD9668, AZD5904 по отдельности или в комбинации. Мышам был разрешен доступ к приготовленным на основе корма агентам ad libitum , начиная с 5-недельного возраста.Глюкозу крови измеряли один раз в неделю до момента подтверждения диабета. На протяжении всего эксперимента наблюдали за n = 8–10 мышей в группе лечения. (B) Анализ выживания. Лог-ранговый критерий числа мышей, у которых развился диабет, среди всех групп лечения показал, что исследуемые агенты по отдельности или в комбинации были неэффективны в замедлении или предотвращении прогрессирования диабета по сравнению с мышами в группе контрольного лечения ( p = не -значительное).

Хотя профилактика диабета не была достигнута с помощью AZD5904 и AZD9668, потенциально возможно, что эти агенты могли иметь антиинсулитный эффект, и если бы это было очевидным, можно было бы достичь дополнительного, тонкого эффекта; избирательное подавление реактивных Т-клеток поджелудочной железы β-клетками временным образом, даже если это будет потеряно с прогрессированием аутоиммунитета в сторону явной гипергликемии. Учитывая, что поджелудочная железа мышей NOD проявляет прогрессирующий инсулит уже в возрасте 8–10 недель, 7-недельных самок мышей NOD не кормили лекарством (n = 5) или комбинацией AZD5904 + AZD9668 (n = 5) в течение 2 недель. .Поджелудочную железу умерщвленных мышей в это время разрезали на серийные срезы и окрашивали гематоксилином и эозином, а гистологию проводили с помощью световой микроскопии. На дополнительном рисунке 3 мы показываем гистологию поджелудочной железы, репрезентативную для всех мышей в двух группах лечения. Нейтрофилы видны и очевидны по тому, что они нечасты. Нет явных различий в количестве нейтрофилов в островках поджелудочной железы мышей и вокруг них между двумя группами лечения. Инсулит очевиден (как и ожидалось) и состоит из плотного скопления лимфоцитов.Нет существенных различий в качестве инсулита в островках поджелудочной железы и вокруг них у мышей из двух групп лечения.

Обсуждение

Данные, представленные в этом отчете, вызывают ряд вопросов. Во-первых, мы подтверждаем накопление нейтрофилов уже в возрасте 2 недель в поджелудочной железе мыши NOD. Наши наблюдения вместе с более ранними данными (9, 10, 16, 23, 28, 33) теперь не должны оставлять сомнений в том, что значительная тканевая аномалия начинается во время или сразу после рождения в поджелудочной железе мыши линии NOD, которая рекрутирует нейтрофилы в поджелудочная железа.Второй вопрос, поднятый нашими данными, заключается в ряде механизмов, которые могут объяснить новое наблюдение значительного одновременного накопления тромбоцитов и vWF в пери- и экстраваскулярных сосудах поджелудочной железы в возрасте 2 недель, чего не наблюдается в более поздние моменты времени. vWF связывается с коллагеном на открытом субстрате поврежденных эндотелиальных клеток (75–82) и действует как сайт связывания CD42b на тромбоцитах. Известно, что такое связывание происходит при высоком напряжении сдвига из-за быстрого кровотока в узких кровеносных сосудах (83–90).Более того, vWF связывается с тромбоцитами во время прокоагулянтных явлений (75–82). Имеются некоторые сообщения, указывающие на то, что vWF может быть вовлечен в формирование кровеносных сосудов de novo (81, 91–94). Наши данные свидетельствуют о том, что в возрасте 2 недель поджелудочная железа мышей NOD испытывает некоторую модификацию диаметра кровеносных сосудов либо из-за естественных модификаций ткани (дифференциация, регенерация), либо из-за патологических изменений в васкуляризации. Ожидается, что такие изменения изменят внутрипанкреатический сдвиговый поток и могут объяснить наблюдения, которые мы показываем в этом отчете (рис. 4 и 5).Одновременная совместная локализация PSGL-1 и нейтрофилов вокруг кровеносных сосудов (рис. 5) предполагает нефизиологическое событие, весьма вероятно, патологическое, иначе нельзя было бы ожидать обнаружения нейтрофилов в одной и той же анатомической области. В настоящее время неясно, являются ли эти явления следствием микротромбоза и/или повреждения эндотелия. Хотя совместная локализация Ly6G с PSGL-1 указывает на то, что PSGL-1 находится на нейтрофилах, также существует вероятность того, что другие миелоидные клетки также рекрутируются, поскольку PSGL-1 может экспрессироваться на миелоидных клетках (95, 96).То, что это наблюдение не было сделано ни в одном из серийных срезов поджелудочной железы 2-недельных мышей C57BL/6, указывает на то, что эти события являются специфичными для штамма NOD. Как показано на фиг. 1, в поджелудочной железе NOD наблюдается значительная позитивность по CD31, начиная с 2-й недели, наблюдение не очевидно у мышей C57BL/6 соответствующего возраста и пола. Хотя CD31 часто считают белком эндотелиальных клеток (44–47), картина окрашивания предполагает, что это представляет собой другое событие. Мы предполагаем, что CD31-позитивность, наблюдаемая в NOD поджелудочной железы, представляет состарившиеся нейтрофилы, активированные нейтрофилы, подвергающиеся клиренсу, или нейтрофилы в процессе трансмиграции через постнатальный эндотелий поджелудочной железы (97–105).Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить фактический процесс, лежащий в основе этого наблюдения.

Является ли сосудистая иммунопатология, которую мы наблюдаем в возрасте 2 недель, связана с каким-либо аспектом аутоиммунитета СД1 (например, представляет ли она событие, которое лицензирует активацию аутореактивных лимфоцитов, селективных к бета-клеткам), или представляет собой фундаментальную аномалию пери -/постнатальное развитие НОД поджелудочной железы неизвестно. Двадцать лет назад Файнгуд и его коллеги сообщили, что у мышей NOD, а также у крыс Biobreeding (линия крыс, у которых спонтанно развивается прогрессирующий аутоиммунный диабет, нацеленный на β-клетки) наблюдается значительная волна апоптоза β-клеток в поджелудочной железе обоих грызунов, достигающая пика в 2 недельного возраста (106).Они сообщили об этом постнатальном апоптотическом событии в почках и нервной системе и предположили, что это физиологический процесс развития. В отсутствие аутореактивных лимфоцитов такое ремоделирование — даже если оно выявляет молекулярные паттерны, связанные с повреждением (DAMPs) — не должно вызывать ничего, кроме тканеспецифического саморегулирующегося и преходящего воспаления. На фоне аутореактивных лимфоцитов, селективных к панкреатическим аутоантигенам, такой процесс вместо этого выявит аутоантигены, активирует резидентные антигенпрезентирующие клетки поджелудочной железы (макрофаги и/или дендритные клетки) (3–5, 7) и приведет к активации аутореактивные Т- и В-лимфоциты.Диана и ее коллеги определили антибактериальный процесс как основу накопления нейтрофилов в возрасте 2 недель. При рассмотрении вместе с выводами Finegood и его коллег, а также нашими новыми наблюдениями, связанными с потенциальными реакциями тромбоцитов, мы предлагаем модель, которая не исключает ни одного из возможных механизмов, лежащих в основе каждого отдельного открытия (4, 7, 23, 28, 106). ). В этой модели возможно, что, по крайней мере, у мышей линии NOD, несостоятельность кишечника после или перинатально приводит к патологическому накоплению бактерий, которые косвенно вызывают волну апоптоза, как отмечает Finegood.При этом сосудистая сеть может быть повреждена, и может произойти попытка ремоделирования сосудистой сети, что приведет к изменению диаметра кровеносных сосудов (влияя на сдвиговый поток), что будет способствовать рекрутированию тромбоцитов в местах высокого сдвига в кровеносных сосудах, как а также те, которые демонстрируют зависимое от напряжения сдвига и/или независимое повреждение эндотелия. По мере того, как эти события разворачиваются, DAMP будут восприниматься нейтрофилами, которые будут накапливаться внутри ткани поджелудочной железы после остановки в областях клеток P-selectin +, экстравазации и активации.В это время можно ожидать нетоза, активирующего тканевые резидентные антигенпрезентирующие клетки (3–5, 7). Эта модель также может учитывать известное время начала инициации аутоиммунитета, направленного на β-клетки, у NOD и крыс Biobreeding (возраст 15 дней) (107–110).

Третьей проблемой, которую поднимают наши данные, является причина, лежащая в основе замечательной плотности цитруллинированных гистонов h4, в основном в неэндокринных клетках, поджелудочной железы NOD, но не у мышей C57BL/6 соответствующего возраста (рис. 2). Хотя этот маркер широко используется в качестве надежного заменителя сетей, мы с осторожностью относимся к этой интерпретации.Во-первых, даже несмотря на то, что окрашивание с использованием антител для обнаружения цитруллинированного гистона h4 (Abcam ab5103) было подтверждено более чем в 100 исследованиях другими [репрезентативные исследования указаны (10, 111–118)], и нет сопоставимого окрашивания C57BL/6. серийных срезов поджелудочной железы (рис. 2), возможно, что то, что наблюдается, не обязательно является НЕТозом, а скоординированной волной модификации хроматина, подвергающей гистон h4 событиям цитруллинирования внутри экзокринной ткани. Эта модификация связана с изменениями в экспрессии генов, включая модуляцию плюрипотентности в стволовых клетках (119–123).Если наши наблюдения на рисунке 2 отражают модификацию хроматина, а не образование сетей, это будет новым открытием для линии мышей NOD с возможными последствиями для людей с высоким риском развития СД1. В настоящее время мы можем только догадываться о причине такой потенциальной модификации хроматина, особенно в том, что, по-видимому, является почти всеми неэндокринными клетками, и о событии, которое также совпадает со временем максимального накопления нейтрофилов в поджелудочной железе NOD. мышей.Очевидным ограничением нашего исследования является то, что мы не проводили дальнейшего определения того, совпадает ли присутствие цитруллинированного гистона h4 с NET. Для этого нам нужно убедиться, что эти сигналы цитруллинированного гистона h4 совпадают с нитями ДНК NET (например, обнаруживаемыми с помощью SYTOX Green) и как минимум MPO или NE. Хотя мы обнаружили совместную локализацию сигналов цитруллинового гистона h4 с NE или MPO в некоторых серийных срезах мышей NOD и C57BL/6, в других срезах такая совместная локализация и, более того, вариабельность этих событий среди поджелудочной железы разного возраста не наблюдалась. был слишком частым, чтобы мы могли сделать какие-либо определяющие интерпретации (данные не показаны).

Несмотря на то, что NE и MPO, как ожидается, будут привлекательными мишенями для задержки развития патологии внутри поджелудочной железы, которая предрасполагает к периферическому аутоиммунному триггеру, лечение мышей NOD раннего возраста с помощью AZD9668 (ингибитор NE) или AZD5904 (ингибитор MPO), отдельно или вместе, не смог отсрочить время начала или предотвратить прогрессирование явной гипергликемии лучше, чем контроль у мышей NOD. Формально было возможно, что эти агенты, даже если они не оказывали какого-либо очевидного влияния на инсулит, накопление лимфоцитов и частоту нейтрофилов (дополнительная фигура 3), они могли оказывать временное тонкое воздействие на нейтрофилы, что могло механистически трансформироваться в модуляцию накопления бета-клеточно-реактивные лимфоциты (т.грамм. Т-клетки), антигенпрезентирующие клетки (например, дендритные клетки и макрофаги), что приводит к возможному преходящему подавлению пролиферации/эффекторной функции Т-клеток, реагирующих с β-клетками. Хотя это исследование не может установить эту возможность, данные на дополнительном рисунке 3, по-видимому, не подтверждают такую ​​​​возможность.

Нейтрофилы используют множество перекрывающихся путей для стимулирования провоспалительного состояния, включая выработку активных форм кислорода и цитотоксических иммунокинов. Наши результаты показывают, что эти пути, вероятно, более важны для обновления тканей, что приводит к активации аутореактивных лимфоцитов.На самом деле большое количество данных подтверждает важность этих путей и механизмов на ранней стадии заболевания, до начала инсулита (124–128).

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Allegheny Health Network IACUC.

Вклад авторов

YG, BP и CE провели экспериментальную работу и написали, а также отредактировали части рукописи.MT критически рассмотрел рукопись на предмет важного интеллектуального содержания, а NG отвечал за дизайн, интерпретацию и общую компиляцию, редактирование, завершение и представление этой рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была частично поддержана наградами от NIH (R21 TR001728-01) и JDRF (SRA-2016-318-S-B) для NG.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fendo.2021.565981/full#supplementary-material

Дополнительный рисунок 1 | Активность NE в гомогенатах селезенки и поджелудочной железы мышей NOD, получавших корм, произведенный AZD9668+AZD5904. Активность фермента представлена ​​как среднее значение единиц активности/мг белка среди как минимум пяти лунок для анализа. Разница в активности селезенки между контрольными мышами и мышами, получавшими лекарственную диету, является статистически значимой по двустороннему критерию Стьюдента (p = 0.019). Данные являются репрезентативными для результатов с использованием супернатантов из поджелудочной железы от пяти различных контрольных и получавших лекарственное средство мышей NOD.

Дополнительный рисунок 2 | Активность МПО в гомогенатах селезенки и поджелудочной железы мышей NOD, получавших корм AZD9668+AZD5904 производства AZD9668+AZD5904. Активность фермента представлена ​​как среднее значение единиц активности/мг белка среди как минимум пяти лунок для анализа. Разница в активности селезенки между контрольными мышами и мышами, получавшими лекарственную диету, является статистически значимой по двустороннему критерию Стьюдента (p = 0.019). Данные являются репрезентативными для результатов с использованием супернатантов из поджелудочной железы от пяти различных контрольных и получавших лекарственное средство мышей NOD.

Дополнительный рисунок 3 | Инсулит у мышей NOD, получавших AZD9668+AZD5904. На панелях с левой стороны показан инсулит поджелудочной железы у контрольных мышей (без медикаментозного лечения). Гистология на двух панелях получена из двух случайно выбранных срезов и представляет инсулит у n = 5 самок мышей NOD в возрасте 9 недель. На панелях справа показан инсулит в поджелудочной железе мышей, получавших AZD5904+AZD9668.Эти две панели взяты из двух случайно выбранных срезов и представляют инсулит у n = 5 самок мышей NOD в возрасте 9 недель, получавших лекарственные препараты. Явных различий в плотности лимфоцитов при инсулите нет. Нейтрофилы присутствуют, но встречаются редко и в основном беспорядочно распределяются внутри инсулита. Гистология при увеличении ×20.

Дополнительная таблица 1 | Эффективность AZD5904 и AZD9668 in vivo в отношении подавления активности MPO и NE, а также накопления лейкоцитов в БАЛ легких.Активность фермента представлена ​​как среднее значение единиц активности/мг белка среди как минимум пяти лунок для анализа из отдельных гомогенатов лейкоцитов БАЛ. Количество клеток представлено как среднее количество клеток, собранных из ЖБАЛ мышей в каждой группе лечения, измеренное внутри гемоцитометра Нойбауэра × 10 4 . Данные в таблице представляют результаты для 20 мышей в группе лечения (n = 10 самцов и n = 10 самок). Активность фермента (MPO и NE) измеряли в восстановленных лейкоцитах ЖБАЛ, in vitro .Результаты среди групп лечения статистически значимы (p < 0,05, двусторонний ANOVA).

Ссылки

3. Zinselmeyer BH, Vomund AN, Saunders BT, Johnson MW, Carrero JA, Unanue ER. Резидентные макрофаги в панкреатических островках мышей постоянно исследуют местную среду, захватывая гранулы бета-клеток и частицы крови. Диабетология (2018) 61(6):1374–83. doi: 10.1007/s00125-018-4592-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

4.Карреро Дж.А., Маккарти Д.П., Феррис С.Т., Ван Х., Ху Х., Зинсельмейер Б.Х. и др. Резидентные макрофаги островков поджелудочной железы играют основополагающую роль в инициации аутоиммунного диабета у мышей NOD. Proc Natl Acad Sci USA (2017) 114(48):E10418–27. doi: 10.1073/pnas.1713543114

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

5. Кальдерон Б., Карреро Дж. А., Феррис С. Т., Сойка Д. К., Мур Л., Эпельман С. и другие. Анатомия поджелудочной железы определяет происхождение и свойства резидентных макрофагов. J Exp Med (2015) 212(10):1497–512. doi: 10.1084/jem.20150496

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

6. Hildner K, Edelson BT, Purtha WE, Diamond M, Matsushita H, Kohyama M, et al. Дефицит Batf3 показывает критическую роль дендритных клеток CD8alpha+ в цитотоксическом Т-клеточном иммунитете. Наука (2008) 322(5904):1097–100. doi: 10.1126/science.1164206

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

7. Кальдерон Б., Сури А., Миллер М.Дж., Унануэ Э.Р.Дендритные клетки в островках Лангерганса конститутивно представляют пептиды, происходящие из бета-клеток, связанные с их молекулами MHC класса II. Proc Natl Acad Sci USA (2008) 105(16):6121–6. doi: 10.1073/pnas.0801973105

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

8. Симмонс К., Михелс А.В. Уроки диабета 1 типа для понимания естественного течения и профилактики аутоиммунных заболеваний. Rheum Dis Clin North Am (2014) 40(4):797–811. doi: 10.1016/j.rdc.2014.07.008

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

9. Батталья М., Петрелли А., Веккио Ф. Нейтрофилы и диабет 1 типа: современные знания и предполагаемые будущие направления. Curr Opin Endocrinol Diabetes Obes (2019) 26(4):201–6. doi: 10.1097/MED.0000000000000485

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

10. Vecchio F, Lo Buono N, Stabilini A, Nigi L, Dufort MJ, Geyer S, et al. Аномальные нейтрофильные сигнатуры в крови и поджелудочной железе при досимптомном и симптоматическом диабете 1 типа. JCI Insight (2018) 3(18). doi: 10.1172/jci.insight.122146

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

11. Кэмпбелл-Томпсон М., Родригес-Кальво Т., Батталья М. Аномалии экзокринной части поджелудочной железы при диабете 1 типа. Curr Diabetes Rep (2015) 15(10):79. doi: 10.1007/s11892-015-0653-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Родригес-Кальво Т., Эквалл О., Амириан Н., Запардиэль-Гонсало Дж., фон Херрат М.Г. Повышенная инфильтрация иммунными клетками экзокринной части поджелудочной железы: возможный вклад в патогенез диабета 1 типа. Диабет (2014) 63(11):3880–90. doi: 10.2337/db14-0549

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

17. Mantovani A, Cassatella MA, Costantini C, Jaillon S. Нейтрофилы в активации и регуляции врожденного и адаптивного иммунитета. Nat Rev Immunol (2011) 11(8):519–31. doi: 10.1038/nri3024

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

18. McDonald B, Kubes P. Нейтрофилы и внутрисосудистый иммунитет в печени при инфекции и стерильном воспалении. Toxicol Pathol (2012) 40(2):157–65. doi: 10.1177/0192623311427570

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

19. McDonald B, Pittman K, Menezes GB, Hirota SA, Slaba I, Waterhouse CC, et al. Внутрисосудистые сигналы опасности направляют нейтрофилы к участкам стерильного воспаления. Наука (2010) 330(6002):362–6. doi: 10.1126/science.1195491

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

20. Лундберг М., Сейрон П., Ингваст С., Корсгрен О., Ског О.Инсулит при диабете человека: гистологическая оценка донорской поджелудочной железы. Диабетология (2017) 60(2):346–53. doi: 10.1007/s00125-016-4140-z

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

21. Hatanaka E, Monteagudo PT, Marrocos MS, Campa A. Нейтрофилы и моноциты как потенциально важные источники провоспалительных цитокинов при диабете. Clin Exp Immunol (2006) 146(3):443–7. doi: 10.1111/j.1365-2249.2006.03229.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

22.Петерсон К.П., Ван Хиртум М., Петерсон К.М. Дапсон снижает кумулятивную заболеваемость диабетом у не страдающих ожирением самок мышей с диабетом. Proc Soc Exp Biol Med (1997) 215(3):264–8. doi: 10.3181/00379727-215-44137

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

23. Диана Дж., Симони Ю., Фурио Л., Бодуан Л., Агерберт Б., Баррат Ф. и др. Взаимодействие между нейтрофилами, клетками B-1a и плазмоцитоидными дендритными клетками инициирует аутоиммунный диабет. Nat Med (2013) 19(1):65–73.doi: 10.1038/nm.3042

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

26. Brinkmann V, Reichard U, Goosmann C, Fauler B, Uhlemann Y, Weiss DS, et al. Нейтрофильные внеклеточные ловушки убивают бактерии. Science (2004) 303(5663):1532–5. doi: 10.1126/science.1092385

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

28. Diana J, Lehuen A. Макрофаги и бета-клетки ответственны за CXCR2-опосредованную нейтрофильную инфильтрацию поджелудочной железы при аутоиммунном диабете. EMBO Mol Med (2014) 6(8):1090–104. doi: 10.15252/emmm.201404144

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

29. Harsunen MH, Puff R, D’Orlando O, Giannopoulou E, Lachmann L, Beyerlein A, et al. Снижение количества лейкоцитов и нейтрофилов в крови в патогенезе сахарного диабета 1 типа. Horm Metab Res (2013) 45(6):467–70. doi: 10.1055/s-0032-1331226

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

30. Валле А., Джампоркаро Г.М., Скавини М., Стабилини А., Гроган П., Бьянкони Э. и др.Снижение циркулирующих нейтрофилов предшествует и сопровождает диабет 1 типа. Диабет (2013) 62(6):2072–7. doi: 10.2337/db12-1345

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

31. Bollyky JB, Xu P, Butte AJ, Wilson DM, Beam CA, Greenbaum CJ, et al. Гетерогенность диабета 1-го типа с недавним началом — перспективы клинических испытаний. Diabetes Metab Res Rev (2015) 31(6):588–94. doi: 10.1002/dmrr.2643

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

32.Цинь Дж., Фу С., Спик С., Гринбаум С.Дж., Одегард Дж.М. Связанные с НЕТозом сывороточные биомаркеры снижаются при диабете 1 типа в связи с количеством нейтрофилов. Clin Exp Immunol (2016) 184(3):318–22. doi: 10.1111/cei.12783

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

33. Wang Y, Xiao Y, Zhong L, Ye D, Zhang J, Tu Y, et al. Повышение нейтрофильной эластазы и протеиназы 3 и усиление NETosis тесно связаны с бета-клеточным аутоиммунитетом у пациентов с диабетом 1 типа. Диабет (2014) 63(12):4239–48. doi: 10.2337/db14-0480

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

34. Сингх К., Мартинелл М., Луо З., Эспес Д., Сталхаммар Дж., Сандлер С. и др. Клеточные иммунологические изменения у пациентов с LADA представляют собой смесь наблюдаемых у пациентов с диабетом 1 и 2 типа. Clin Exp Immunol (2019) 197(1):64–73. doi: 10.1111/cei.13289

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

35.Huang J, Xiao Y, Zheng P, Zhou W, Wang Y, Huang G и др. Различное количество и функции нейтрофилов при впервые диагностированном диабете 1 типа, латентном аутоиммунном диабете у взрослых и диабете 2 типа. Diabetes Metab Res Rev (2019) 35(1):e3064. doi: 10.1002/dmrr.3064

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

36. Korkmaz B, Horwitz MS, Jenne DE, Gauthier F. Нейтрофильная эластаза, протеиназа 3 и катепсин G как терапевтические мишени при заболеваниях человека. Pharmacol Rev (2010) 62(4):726–59.doi: 10.1124/pr.110.002733

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

37. Коркмаз Б., Моро Т., Готье Ф. Нейтрофильная эластаза, протеиназа 3 и катепсин G: физико-химические свойства, активность и физиопатологические функции. Biochimie (2008) 90(2):227–42. doi: 10.1016/j.biochi.2007.10.009

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

40. Видоу О., Мейер-Хофферт У. Нейтрофильные сериновые протеазы: потенциальные ключевые регуляторы передачи клеточных сигналов во время воспаления. J Intern Med (2005) 257(4):319–28. doi: 10.1111/j.1365-2796.2005.01476.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

41. Stevens T, Ekholm K, Granse M, Lindahl M, Kozma V, Jungar C, et al. AZD9668: фармакологическая характеристика нового перорального ингибитора эластазы нейтрофилов. J Pharmacol Exp Ther (2011) 339(1):313–20. doi: 10.1124/jpet.111.182139

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

42.Чай В., Эйлор К., Лю З., Ган Л.М., Майклссон Э., Барретт Э. Ингибирование миелопероксидазы предотвращает появление и обращает вспять установленную микрососудистую резистентность к инсулину, вызванную диетой с высоким содержанием жиров. Am J Physiol Endocrinol Metab (2019) 317(6):E1063–9. doi: 10.1152/ajpendo.00203.2019

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

43. Bankhead P, Loughrey MB, Fernandez JA, Dombrowski Y, McArt DG, Dunne PD, et al. QuPath: программное обеспечение с открытым исходным кодом для анализа изображений цифровой патологии. Научный представитель (2017) 7(1):16878. doi: 10.1038/s41598-017-17204-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

44. Lou J, Hu Y, Wu MD, Che LQ, Wu YF, Zhao Y, et al. Антикоагулянты, специфичные для эндотелиальных клеток, уменьшают воспаление в мышиной модели острого повреждения легких. Acta Pharmacol Sin (2019) 40(6):769–80. doi: 10.1038/s41401-018-0175-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

45. Obata A, Kimura T, Obata Y, Shimoda M, Kinoshita T, Kohara K, et al.Сосудистый эндотелий PDPK1 играет ключевую роль в поддержании массы и функции бета-клеток поджелудочной железы у взрослых самцов мышей. Диабетология (2019) 62(7):1225–36. doi: 10.1007/s00125-019-4878-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

46. Otaka F, Ito Y, Inoue T, Ohkubo H, Nishizawa N, Kojo K, et al. Передача сигналов рецептора тромбоксана А2 в эндотелиальных клетках ослабляет индуцированное монокроталином повреждение печени. Toxicol Appl Pharmacol (2019) 381:114733.doi: 10.1016/j.taap.2019.114733

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

48. Biron BM, Chung CS, O’Brien XM, Chen Y, Reichner JS, Ayala A. Cl-амидин предотвращает цитруллинирование гистона 3 и образование внеклеточных ловушек нейтрофилов, а также улучшает выживаемость в модели мышиного сепсиса. J Innate Immun (2017) 9(1):22–32. doi: 10.1159/000448808

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

49. Chapman EA, Lyon M, Simpson D, Mason D, Beynon RJ, Moots RJ, et al.Попали в ловушку? Протеомный анализ нейтрофильных внеклеточных ловушек при ревматоидном артрите и системной красной волчанке. Фронт Иммунол (2019) 10:423. doi: 10.3389/fimmu.2019.00423

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

50. Garabet L, Henriksson CE, Lozano ML, Ghanima W, Bussel J, Brodin E, et al. Маркеры активации эндотелиальных клеток и нейтрофильных внеклеточных ловушек повышены при иммунной тромбоцитопении, но не усиливаются агонистами рецепторов тромбопоэтина. Thromb Res (2020) 185:119–24. doi: 10.1016/j.thromres.2019.11.031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

51. Хиросе Т., Хамагути С., Мацумото Н., Ирисава Т., Секи М., Тасаки О. и др. Наличие нейтрофильных внеклеточных ловушек и цитруллинированного гистона h4 в кровотоке пациентов в критическом состоянии. PLoS One (2014) 9(11):e111755. doi: 10.1371/journal.pone.0111755

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

52.Хуан Х., Томе С., Аль-Хафаджи А.Б., Тай С., Лофран П., Чен Л. и др. Ассоциированная с повреждением молекулярная паттерн-активированная внеклеточная ловушка нейтрофилов усугубляет стерильное воспалительное поражение печени. Гепатология (2015) 62(2):600–14. doi: 10.1002/hep.27841

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

54. Nomura K, Miyashita T, Yamamoto Y, Munesue S, Harashima A, Takayama H, et al. Цитруллинированный гистон h4: ранний биомаркер нейтрофильных внеклеточных ловушек при септическом поражении печени. J Surg Res (2019) 234:132–8. doi: 10.1016/j.jss.2018.08.014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

55. Pan B, Alam HB, Chong W, Mobley J, Liu B, Deng Q, et al. Cith4: надежный биомаркер крови для диагностики и лечения эндотоксического шока. Научный представитель (2017) 7(1):8972. doi: 10.1038/s41598-017-09337-4

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

56. Сиогама К., Онучи Т., Мизутани Ю., Сакураи К., Инада К., Цуцуми Ю.Визуализация нейтрофильных внеклеточных ловушек и фибриновой сетки в фибринозно-гнойных воспалительных поражениях человека: I. Световое микроскопическое исследование. Acta Histochem Cytochem (2016) 49(4):109–16. doi: 10.1267/ahc.16015

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

57. Thalin C, Daleskog M, Goransson SP, Schatzberg D, Lasselin J, Laska AC, et al. Валидация иммуноферментного анализа для количественного определения цитруллинированного гистона h4 в качестве маркера нейтрофильных внеклеточных ловушек в плазме человека. Immunol Res (2017) 65(3):706–12. doi: 10.1007/s12026-017-8905-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

58. Thalin C, Lundstrom S, Seignez C, Daleskog M, Lundstrom A, Henriksson P, et al. Цитруллинированный гистон h4 как новый прогностический маркер крови у пациентов с распространенным раком. PLoS One (2018) 13(1):e01

. doi: 10.1371/journal.pone.01

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

59.Вонг С.Л., Демерс М., Мартинод К., Галлант М., Ван И, Голдфайн А.Б. и др. Диабет провоцирует нейтрофилы подвергаться НЭТозу, что ухудшает заживление ран. Nat Med (2015) 21(7):815–9. doi: 10.1038/nm.3887

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

61. Дуглас А., Фитцджеральд С., Мереута О.М., Росси Р., О’Лири С., Пандит А. и др. Эмболы, богатые тромбоцитами, связаны с уровнями фактора фон Виллебранда и имеют худшие результаты реваскуляризации. J Neurointerv Surg (2020) 12(6):557–62.doi: 10.1136/neurintsurg-2019-015410

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

62. Эмин М.Т., Сан Л., Уэртас А., Дас С., Бхаттачарья Дж., Бхаттачарья С. Тромбоциты индуцируют экспрессию эндотелиального тканевого фактора в мышиной модели кислотного повреждения легких. Am J Physiol Lung Cell Mol Physiol (2012) 302(11):L1209–20. doi: 10.1152/ajplung.00189.2011

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

63. Лозано М., Эсколар Г., Уайт Дж. Г., Тасси Д., Ординас А., Диас-Рикарт М.Перераспределение мембранных гликопротеинов в тромбоцитах, активированных в условиях потока. Фибринолиз сгустков крови (1996) 7(2):214–7. doi: 10.1097/00001721-199603000-00026

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

64. Rozalski M, Kassassir H, Siewiera K, Klepacka A, Sychowski R, Watala C. Паттерны активации тромбоцитов различны в мышиных моделях диабета и хронического ингибирования синтеза оксида азота. Thromb Res (2014) 133(6):1097–104.doi: 10.1016/j.thromres.2014.03.041

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

65. Schmugge M, Rand ML, Bang KW, Mody M, Dunn MS, Amankwah KS, et al. Взаимосвязь связывания фактора фон Виллебранда с активированными тромбоцитами у здоровых новорожденных и взрослых. Pediatr Res (2003) 54(4):474–9. doi: 10.1203/01.PDR.0000081294.26060.4B

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

67. Furie B, Furie BC. Молекулярные основы взаимодействия тромбоцитов и эндотелиальных клеток с нейтрофилами и моноцитами: роль P-селектина и лиганда P-селектина PSGL-1. Thromb Haemost (1995) 74(1):224–7.

Реферат PubMed | Google Scholar

68. Hidari K II, Weyrich AS, Zimmerman GA, McEver RP. Взаимодействие гликопротеинового лиганда-1 P-селектина усиливает фосфорилирование тирозина и активирует митоген-активируемые протеинкиназы в нейтрофилах человека. J Biol Chem (1997) 272(45):28750–6. doi: 10.1074/jbc.272.45.28750

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

69. Lam FW, Burns AR, Smith CW, Rumbaut RE.Тромбоциты усиливают трансэндотелиальную миграцию нейтрофилов через гликопротеиновый лиганд-1 Р-селектина. Am J Physiol Heart Circ Physiol (2011) 300(2):h568–75. doi: 10.1152/ajpheart.00491.2010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

70. Шмидтке Д.В., Даймонд С.Л. Прямое наблюдение мембранных нитей, образующихся при прикреплении нейтрофилов к тромбоцитам или Р-селектину при физиологическом потоке. J Cell Biol (2000) 149(3):719–30. doi: 10.1083/jcb.149.3.719

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

71. Шрирамкумар В., Адровер Дж. М., Бальестерос I, Куартеро М. II, Россэнт Дж., Бильбао I и др. Нейтрофилы сканируют активированные тромбоциты, чтобы инициировать воспаление. Наука (2014) 346(6214):1234–8. doi: 10.1126/science.1256478

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

72. Xu Y, Huang D, Lu S, Zhang Y, Long M. Механические особенности эндотелия регулируют кальциевый ответ нейтрофилов, индуцированный адгезивными молекулами клеток. APL Bioeng (2019) 3(1):016104. doi: 10.1063/1.5045115

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

73. Яго Т., Лю З., Ахамед Дж., Макэвер Р.П. Совместная передача сигналов PSGL-1 и CXCR2 в нейтрофилах способствует тромбозу глубоких вен у мышей. Кровь (2018) 132(13):1426–37. doi: 10.1182/blood-2018-05-850859

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

74. Zuchtriegel G, Uhl B, Puhr-Westerheide D, Pornbacher M, Lauber K, Krombach F, et al.Тромбоциты направляют лейкоциты к местам их экстравазации. PLoS Biol (2016) 14(5):e1002459. doi: 10.1371/journal.pbio.1002459

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

75. Калабро П., Граньяно Ф., Голия Э., Гроув Э.Л. Фактор фон Виллебранда и венозная тромбоэмболия: патогенетическая связь и терапевтические последствия. Semin Thromb Hemost (2018) 44(3):249–60. doi: 10.1055/s-0037-1605564

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

78.Граньяно Ф., Сперлонгано С., Голиа Э., Натале Ф., Бьянки Р., Крисчи М. и др. Роль фактора фон Виллебранда в сосудистом воспалении: от патогенеза к таргетной терапии. Медиаторы воспаления (2017) 2017:5620314. doi: 10.1155/2017/5620314

CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Моджири А., Алави П., Джахруди Н. Вклад фактора фон Виллебранда в патофизиологию вне болезни фон Виллебранда. Микроциркуляция (2018) e12510. doi: 10.1111/микс.12510

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

86. Gogia S, Neelamegham S. Роль напряжения сдвига жидкости в регуляции структуры, функции VWF и связанных с ними заболеваний крови. Биореология (2015) 52(5-6):319–35. doi: 10.3233/BIR-15061

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

88. Ракшит С., Сивасанкар С. Биомеханика клеточной адгезии: как сила регулирует время жизни адгезионных связей на уровне одной молекулы. Phys Chem Chem Phys (2014) 16(6):2211–23.doi: 10.1039/c3cp53963f

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

93. Starke RD, Ferraro F, Paschalaki KE, Dryden NH, McKinnon TA, Sutton RE, et al. Эндотелиальный фактор фон Виллебранда регулирует ангиогенез. Кровь (2011) 117(3):1071–80. doi: 10.1182/blood-2010-01-264507

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

94. Zengin E, Chalajour F, Gehling UM, Ito WD, Treede H, Lauke H, et al. Резидентные клетки-предшественники сосудистой стенки: источник постнатального васкулогенеза. Разработка (2006) 133(8):1543–51. doi: 10.1242/dev.02315

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

95. Kappelmayer J, Nagy B Jr. Взаимодействие селектинов и PSGL-1 как ключевой компонент образования тромбов и прогрессирования рака. BioMed Res Int (2017) 2017:6138145. doi: 10.1155/2017/6138145

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

97. Ahmad S, Ramadori G, Moriconi F. Модуляция экспрессии генов хемокинов и молекул адгезии и набор нейтрофильных гранулоцитов в печени крыс и мышей после однократного лечения хлоридом гадолиния или зимозаном. Int J Mol Sci (2018) 19(12):3891. doi: 10.3390/ijms1

91

CrossRef Полный текст | Google Scholar

98. Hossain M, Qadri SM, Xu N, Su Y, Cayabyab FS, Heit B, et al. Эндотелиальный LSP1 модулирует внесосудистый хемотаксис нейтрофилов, регулируя экспрессию негематопоэтического сосудистого PECAM-1. J Immunol (2015) 195(5):2408–16. doi: 10.4049/jimmunol.1402225

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

99. Huang MT, Larbi KY, Scheiermann C, Woodfin A, Gerwin N, Haskard DO, et al.ICAM-2 опосредует трансмиграцию нейтрофилов in vivo: доказательства специфичности стимула и роли в PECAM-1-независимой трансмиграции. Кровь (2006) 107(12):4721–7. doi: 10.1182/blood-2005-11-4683

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

100. Liu G, Place AT, Chen Z, Brovkovych VM, Vogel SM, Muller WA, et al. ICAM-1-активированная передача сигналов Src и eNOS увеличивает адгезию PECAM-1 поверхности эндотелиальных клеток и трансмиграцию нейтрофилов. Кровь (2012) 120(9):1942–52.doi: 10.1182/blood-2011-12-397430

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

101. Sircar M, Bradfield PF, Aurrand-Lions M, Fish RJ, Alcaide P, Yang L, et al. Трансмиграция нейтрофилов в условиях сдвигового потока in vitro не зависит от соединительной молекулы адгезии-C. J Immunol (2007) 178(9):5879–87. doi: 10.4049/jimmunol.178.9.5879

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

102. Танг К., Хендрикс Р.Л. Гамма-интерферон регулирует экспрессию молекулы 1 адгезии эндотелиальных клеток тромбоцитов и инфильтрацию нейтрофилов в роговицу мышей, инфицированных вирусом простого герпеса. J Exp Med (1996) 184(4):1435–47. doi: 10.1084/jem.184.4.1435

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

103. Wang S, Dangerfield JP, Young RE, Nourshargh S. PECAM-1, альфа6-интегрины и нейтрофильная эластаза сотрудничают в опосредовании трансмиграции нейтрофилов. J Cell Sci (2005) 118 (Pt 9): 2067–76. doi: 10.1242/jcs.02340

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

104. Woodfin A, Reichel CA, Khandoga A, Corada M, Voisin MB, Scheiermann C, et al.JAM-A опосредует трансмиграцию нейтрофилов стимул-специфическим образом in vivo: доказательства последовательной роли JAM-A и PECAM-1 в трансмиграции нейтрофилов. Кровь (2007) 110(6):1848–56. doi: 10.1182/blood-2006-09-047431

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

105. Woodfin A, Voisin MB, Imhof BA, Dejana E, Engelhardt B, Nourshargh S. Активация эндотелиальных клеток приводит к трансмиграции нейтрофилов, что подтверждается последовательными ролями ICAM-2, JAM-A и PECAM-1. . Кровь (2009) 113(24):6246–57. doi: 10.1182/blood-2008-11-188375

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

106. Trudeau JD, Dutz JP, Arany E, Hill DJ, Fieldus WE, Finegood DT. Неонатальный апоптоз бета-клеток: триггер аутоиммунного диабета? Диабет (2000) 49(1):1–7. doi: 10.2337/diabetes.49.1.1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

107. Фуджино-Курихара Х., Фудзита Х., Хакура А., Нонака К., Таруи С.Морфологические аспекты островков поджелудочной железы у мышей с диабетом без ожирения (NOD). Virchows Arch B Cell Pathol Incl Mol Pathol (1985) 49(2):107–20. doi: 10.1007/bf02

9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

108. Грин Э.А., Эйнон Э.Э., Флавелл Р.А. Локальная экспрессия TNF-альфа у новорожденных мышей NOD способствует развитию диабета за счет усиления презентации островковых антигенов. Иммунитет (1998) 9(5):733–43. doi: 10.1016/s1074-7613(00)80670-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

110.Luhder F, Hoglund P, Allison JP, Benoist C, Mathis D. Цитотоксический антиген 4, ассоциированный с Т-лимфоцитами (CTLA-4), регулирует развитие аутоиммунного диабета. J Exp Med (1998) 187(3):427–32. doi: 10.1084/jem.187.3.427

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

111. Али Р.А., Ганди А.А., Мэн Х., Ялаварти С., Вриде А.П., Эстес С.К. и др. Агонизм аденозиновых рецепторов защищает от NETosis и тромбоза при антифосфолипидном синдроме. Нацкоммуна (2019) 10(1):1916.doi: 10.1038/s41467-019-09801-x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

112. Cohen TS, Takahashi V, Bonnell J, Tovchigrechko A, Chaerkady R, Yu W, et al. Staphylococcus aureus стимулирует рост нейтрофилов низкой плотности у мышей с диабетом. J Clin Invest (2019) 129(5):2133–44. doi: 10.1172/JCI126938

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

113. de Bont CM, Eerden N, Boelens WC, Pruijn GJM. Протеазы нейтрофилов расщепляют аутоэпитопы NET-ассоциированных белков. Clin Exp Immunol (2020) 199(1):1–8. doi: 10.1111/cei.13392

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

114. Гавилле М., Мартинод К., Ренелла Р., Вагнер Д.Д., Уильямс Д.А. Ключевая роль передачи сигналов Rac и Pak в формировании нейтрофильных внеклеточных ловушек (NET) определяет новую потенциальную терапевтическую мишень. Am J Hematol (2018) 93(2):269–76. doi: 10.1002/ajh.24970

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

115.Крюк Дж.С., Цао М., Потера Р.М., Алсмади Н.З., Шмидтке Д.В., Морленд Дж.Г. Nox2 регулирует активацию тромбоцитов и образование NET в легких. Фронт Иммунол (2019) 10:1472. doi: 10.3389/fimmu.2019.01472

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

116. Jarrot PA, Tellier E, Plantureux L, Crescence L, Robert S, Chareyre C, et al. Нейтрофильные внеклеточные ловушки связаны с патогенезом диффузного альвеолярного кровоизлияния при волчанке мышей. J Autoimmun (2019) 100:120–30.doi: 10.1016/j.jaut.2019.03.009

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

117. Perdomo J, Leung HHL, Ahmadi Z, Yan F, Chong JJH, Passam FH, et al. Активация нейтрофилов и НЭТоз являются основными факторами тромбоза при гепарин-индуцированной тромбоцитопении. Нацкоммуна (2019) 10(1):1322. doi: 10.1038/s41467-019-09160-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

118. Pertiwi KR, de Boer OJ, Mackaaij C, Pabittei DR, de Winter RJ, Li X, et al.Внеклеточные ловушки, происходящие из макрофагов, тучных клеток, эозинофилов и нейтрофилов, генерируются в зависимости от времени во время атеротромбоза. J Pathol (2019) 247(4):505–12. doi: 10.1002/path.5212

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

119. Clancy KW, Russell AM, Subramanian V, Nguyen H, Qian Y, Campbell RM, et al. Перекрестные помехи цитруллинирования/метилирования гистона h4 регулируют транскрипцию гена-мишени ER. ACS Chem Biol (2017) 12(6):1691–702.doi: 10.1021/acschembio.7b00241

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

120. Sharma P, Azebi S, England P, Christensen T, Moller-Larsen A, Petersen T, et al. Цитруллинирование гистона h4 препятствует репрессии транскрипции, опосредованной HP1. PLoS Genet (2012) 8(9):e1002934. doi: 10.1371/journal.pgen.1002934

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

122. Wang S, Wang Y. Пептидиларгининдезиминазы в цитруллинировании, регуляции генов, здоровье и патогенезе. Биохим Биофиз Acta (2013) 1829(10):1126–35. doi: 10.1016/j.bbagrm.2013.07.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

123. Zhang X, Bolt M, Guertin MJ, Chen W, Zhang S, Cherrington BD, et al. Цитруллинирование гистона h4 аргинина 26, катализируемое пептидиларгининдеиминазой 2, способствует активации гена-мишени альфа-рецептора эстрогена. Proc Natl Acad Sci USA (2012) 109(33):13331–6. doi: 10.1073/pnas.1203280109

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

124.Mathews CE, Graser RT, Bagley RJ, Caldwell JW, Li R, Churchill GA, et al. Генетический анализ устойчивости к диабету 1 типа у мышей ALR/Lt, штамма, родственного NOD, с защитой от аутоиммунно-опосредованного диабетогенного стресса. Immunogenetics (2003) 55(7):491–6. doi: 10.1007/s00251-003-0603-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

125. Thayer TC, Delano M, Liu C, Chen J, Padgett LE, Tse HM, et al. Производство супероксида макрофагами и Т-клетками имеет решающее значение для индукции аутореактивности и диабета 1 типа. Диабет (2011) 60(8):2144–51. doi: 10.2337/db10-1222

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

126. Бансал С., Сиддарт М., Чавла Д., Банерджи Б.Д., Мадху С.В., Трипати А.К. Конечные продукты усовершенствованного гликирования усиливают образование активных форм кислорода и азота в нейтрофилах in vitro. Mol Cell Biochem (2012) 361(1-2):289–96. doi: 10.1007/s11010-011-1114-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

127.Марин Д.П., Болин А.П., Маседо Рде К., Сампайо С.К., Оттон Р. Производство АФК в нейтрофилах у крыс с аллоксановым диабетом, получавших in vivo астаксантин. Int Immunopharmacol (2011) 11(1):103–9. doi: 10.1016/j.intimp.2010.10.013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

128. Ridzuan N, John CM, Sandrasaigaran P, Maqbool M, Liew LC, Lim J, et al. Предварительное исследование перепроизводства активных форм кислорода нейтрофилами при сахарном диабете.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.