Куда метастазирует рак желудка: диагностика и лечение в Минске

Содержание

Почему возникают рецидивы рака молочной железы и как их лечат?

По завершении адъювантной терапии ощущения пациентки могут быть самыми разными: одни радуются успешному завершению лечения, другие чувствуют одиночество. Но большинство, разумеется, боится рецидивов онкологического заболевания. Том Виклунд, ведущий специалист и главный врач онкологической клиники Дократес, отвечает на часто задаваемые вопросы о рецидивах рака молочной железы.

Как часто рак молочной железы возникает вновь?

В настоящее время рак зачастую выявляется на ранней стадии, лечение оказывается эффективным, и в большинстве случаев онкологическое заболевание не развивается снова. Риск повторного появления рака в значительной мере зависит от типа образования и проведенного лечения. Приблизительно спрогнозировать риск рецидива заболевания, а также дать ориентировочную оценку того, насколько лечение способно улучшить прогноз, при желании можно для каждого пациента.

Повторно рак молочной железы может развиваться локально или метастазировать.

В большинстве случаев рецидив проявляется в течение пяти лет; срок повторения заболевания также зависит от типа новообразования. При некоторых новообразованиях риск рецидива может быть небольшим, но при этом сохраняться на протяжении всей жизни пациентки, тогда как для других опухолей, если рецидив возникает, то быстро.

Можно ли спрогнозировать рецидив рака молочной железы?

Риск повторного возникновения рака молочной железы можно оценить на основе определенных прогностических факторов. Больше всего риск рецидива рака увеличивается при проникновении раковых клеток в подмышечные лимфатические узлы (метастазы в подмышечных лимфоузлах). Важно количество таких клеток. Другими значимыми для прогнозирования рецидивов факторами являются размер образования и обнаруженные в злокачественных клетках места крепления эстрогенов (рецепторы), а также степень дифференцировки рака.

После оперативного лечения рака молочной железы патолог тщательно исследует удаленное из груди злокачественное новообразование, чтобы определить его свойства.

По результатам этого исследования можно не только составить прогноз, но и назначить наиболее эффективную, так называемую адъювантную, послеоперационную терапию. Важнейшими характеристиками являются появление на поверхности клетки гормональных рецепторов (эстрогена и прогестерона), скорость деления клеток, а также активность рецептора HER2. В случае подтверждения наличия гормональнозависимого рака груди (положительный эстроген) и активности HER2 назначается терапия направленного действия.

С лечащим врачом-онкологом вы сможете подробно обсудить прогноз развития онкологического заболевания и эффективность лечения, эффективность послеоперационной адъювантной терапии, негативные стороны того или иного лечения и вместе выбрать подходящее лечение. Например, после нескольких лет постоперационного медикаментозного лечения рака молочной железы бывает необходимо (из-за побочных эффектов) перейти на другой препарат. При этом важно получить информацию о сути такой замены.

Как лечится рецидив рака молочной железы?

Если возникает рецидив рака молочной железы, лечение подбирается исходя из того, развился рецидив локально (в груди) или появились метастазы. Если рецидив рака возник локально, обычно применяется оперативное лечение, за которым часто следует адъювантная терапия. Целью является излечение от рака. Лечение метастазирующего рака чаще всего является медикаментозным. Иногда медикаментозная терапия может дополняться оперативным лечением или лучевой терапией. От рака молочной железы, давшего метастазы, редко можно вылечиться полностью, однако часто с таким заболеванием можно жить длительное время и вести почти обычный образ жизни.

Рак молочной железы чаще всего метастазирует в кости, печень, легкие, но в принципе может проникать в любые органы. Важно пройти основательное обследование на наличие метастазов, то есть составить подробную карту их локализации. Как правило, сначала делают компьютерную томографию всего тела, которую дополняют радиоизотопным исследованием костей. Эти исследования можно при необходимости дополнить обследованием ПЭТ-КТ с FDG, которое дает более точное представление об очагах, обнаруженных при исследовании методом компьютерной томографии.

Кроме того, врачи стараются взять биоматериал из метастаза, чтобы установить изменился ли HER2-статус на положительный, даже если основное образование имело отрицательный HER2-статус. Этот аспект влияет на выбор препаратов для медикаментозной терапии. Если онкологическое заболевание распространяется по организму, в первую очередь применяется медикаментозное лечение, то есть гормонотерапия, химиотерапия, лечение направленное на HER2 и/или вспомогательная терапия костных тканей. Если метастазов немного или метастаз проявляется симптоматически, можно применять лучевую терапию.

Что сама женщина может предпринять для снижения риска рецидивов?

В большинстве случаев при онкологическом заболевании невозможно установить конкретную причину его возникновения или рецидива. Однако снизить риск заболевания раком можно, если регулярно заниматься физкультурой, правильно питаться, отказаться от курения и обильного употребления алкоголя.

Как вовремя выявить рецидив?

Важно самостоятельно следить за изменениями на прооперированной груди и вокруг нее. Сначала может быть трудно понять, как должна выглядеть или ощущаться грудь после лечебных процедур. Возможны уплотнения в груди, утрата чувствительности, болезненность. Постепенно чувствительность груди восстанавливается, и женщина начинает понимать, что является для нее нормальным состоянием. Регулярный осмотр груди поможет обрести уверенность. Вам будет легче рассказывать о состоянии груди медсестре или врачу. Если в груди обнаруживаются изменения, о них следует немедленно сообщить лечащему врачу.

Симптомы метастазов могут быть очень разными. Это зависит от того, в каком органе они располагаются. Большинство метастазов очень долго никак себя не проявляют. Если появляются какие-то новые симптомы и они не проходят за несколько дней, а тем более если симптомы понемногу усиливаются, следует пройти обследование.

Для онкологических больных важно:

  • Проходить контрольные обследования. Пациенткам прошедшим органосохраняющую операцию, рекомендуется ежегодно проходить маммографическое обследование (или МРТ). Кроме того, рекомендуется в течение пяти лет с момента окончания лечения посещать своего врача не реже одного раза в год. В ходе таких визитов врач осматривает пациентку на наличие признаков рецидивов или метастазов, чтобы как можно раньше приступить к лечению, если необходимо. При посещениях также важно учесть негативные факторы, обусловленные медикаментозным лечением, и негативное воздействие позднего начала лечения, а также поговорить о здоровом образе жизни.
  • Ежемесячно обследовать грудь, даже при регулярных посещениях врача (см. нашу инструкцию о самостоятельном осмотре груди).
  • Заботиться о себе в полном объеме (дополнительно почитайте о значении образа жизни).
  • Если вы обнаружили какие-то новые симптомы, которые не проходят или усиливаются, сразу расскажите об этом своему врачу.

Когда велик страх рецидива

Почти каждый, перенесший онкологическое заболевание, испытывает страх перед возможными рецидивами. Любое болевое ощущение или недомогание может пугать или настораживать. Со временем пациент привыкает спокойнее переносить такие моменты. Обнаруженные симптомы исчезают, либо выясняется, что это инфекция, нагрузка или травма. Но страх может появиться вновь, если кто-то из близких заболевает раком или умирает от онкологии. Обследование, которое предстоит, может вызывать стресс.

Каждый преодолевает свои страхи по-своему, и тут невозможно дать универсальные рекомендации. Обычно помогает разговор: с медсестрой, врачом или подругой. Страх и тяжесть на сердце не нужно держать в себе. Если психологический дискомфорт продолжается длительное время или мешает жить, помочь может профессиональная поддержка, предоставленная психологом или психотерапевтом. На приеме у психотерапевта вы вместе сможете поискать ответы и выработать отношение к ситуации, вызывающей беспокойство. Целью квалифицированного врача-онколога и психотерапевта в онкологической клинике Дократес является всеобъемлющая поддержка пациента и возвращение ему эмоционального баланса.

Особое значение после прохождения лечения уделяется регулярному наблюдению

Персонал онкологической клиники Дократес имеет большой опыт лечения различных видов рака молочной железы, в том числе рецидивов и метастазов.

В клинику Дократес часто обращаются пациенты, которые прежде лечились в другом месте. Наши врачи проконсультируют по таким вопросам, как возможные побочные эффекты адъювантной гормональной терапии и способы продолжения лечения, а также обследуют на наличие новых симптомов. Если возникает подозрение на рецидив, можно провести лабораторные анализы и сканирование (УЗИ, МРТ, КТ, ПЭТ-КТ), а также биопсию тканей, образцы для которой берутся из вызывающих подозрения образований или крови (злокачественные клетки, циркулирующие в кровеносной системе, генетические индикаторы рака/ДНК, выделяемые из крови).

В нашей клинике пациентку с раком молочной железы всегда ведет один и тот же врач по индивидуальной программе наблюдения. На последующие обследования можно попасть незамедлительно, если после лечения появляются какие-то симптомы или недомогания, требующие дополнительного исследования.

Для обеспечения качества жизни пациентам с онкологическими заболеваниями крайне важно в полном объеме следить за состоянием здоровья и самочувствием.

 Центр восстановления здоровья при клинике Дократес — это команда высококвалифицированных профессионалов, специализирующихся на работе с онкологическими пациентами. Пациент приходит с проблемой, а специалисты Центра разрабатывают план восстановительных программ и ставят индивидуальные цели. Типичными процедурами, поддерживающими восстановление после рака молочной железы, являются, например, лимфотерапия, физиотерапия, консультирование по вопросам сексуальной жизни, а также диетологическая терапия.

БИБЛИОТЕКА

Рак яичка: клиническая картина и стадии заболевания.

Вильям Г. Джонс
Leeds Teaching Hospital NHS Trust, Cookridge Hospital, Leeds, UK

Клиническая картина.

Рак яичка является сравнительно редкой опухолью, и обычно практикующие врачи нечасто сталкиваются с этой патологией. Как правило, раком яичка болеют мужчины работоспособного возраста от 15 до 50 лет [1]. Клиническая картина заболевания складывается из симптомов, обусловленных наличием первичной опухоли яичка и метастазов, либо их сочетанием. Наиболее частыми признаками первичной опухоли яичка являются боль, увеличение в размерах или отек органа с появлением в нем пальпируемого опухолевого образования. Эти симптомы встречаются у 80-90% пациентов [2]. Лишь 10% больных жалуются на боли, часто сильные, свидетельствующие об ущемлении опухолевых масс, кровотечении или инфаркте в ткани опухоли или о сопутствующем остром эпидидимите. Часто в анамнезе пациентов имеются указания на недавнюю травму области мошонки. Больные могут сообщить также, что пораженное яичко за последнее время изменилось в консистенции и размерах, став более плотным, или, что встречается реже, став мягче и меньше (за счет атрофии). Часто пациенты отмечают возникшее чувство тяжести в мошонке или тупой боли внизу живота или в области мошонки. Нередко первым обнаруживает образование в яичке и настаивает на консультации врача половой партнер пациента. В 5% случаев единственным симптомом заболевания может быть боль в спине. Это очень частый и неспецифический симптом в данной возрастной группе, но он может быть проявлением метастазов рака яичка [3]. Около 3% пациентов имеют признаки гинекомастии, которая возникает в результате секреции опухолевой ткани значительного количества хорионического гонадотропина [4].

Часто симптомы, связанные с наличием метастазов, преобладают над симптомами поражения яичка. Сильные боли в спине могут свидетельствовать об увеличении забрюшинных лимфоузлов, которые сдавливают корешки нервов, или о вовлечении в процесс поясничной мышцы. Часто встречаются желудочно-кишечные симптомы, потеря веса, иногда в брюшной полости пальпаторно обнаруживается опухолевое образование. Распространение опухоли выше диафрагмы может привести к обнаружению в левой надключичной области видимых опухолевых масс и жалобам на одышку, боли в грудной клетке [5]. Очень редко пациенты жалуются на боли в костях, возникающие в результате метастатического поражения скелета. При вовлечении в процесс центральной нервной системы появляются симптомы повышенного внутричерепного давления, эпилептиформные припадки или другие неврологические симптомы. Более 50% пациентов с несеминомой и 25% с семиномой имеют метастазы при обращении к врачу, которые клинически проявляются только в 10% случаев.

Для дифференциального диагноза различных патологических образований в мошонке может использоваться ультразвуковая диагностика [1,6]. Ввиду того, что рак яичка имеет короткий период удвоения клетки (для несеминомы в среднем 3 недели), опухоль может увеличиваться в размерах очень быстро. Поэтому представляется особенно важным быстрое направление такого пациента к специалисту. Это особенно касается пациентов, у которых длительно не может разрешиться гидроцеле или пациентов с эпидидимоорхитом, не отвечающих на терапию антибиотиками более 2 недель. Дифференциальный диагноз рака яичка проводится с эпидидимоорхитом, туберкулезом яичка, гранулематозным орхитом, гидроцеле, гематоцеле, гематомой или грыжей, а также с гуммой и перекрутом яичка. Как бы то ни было, любое образование в яичке должно рассматриваться как возможный рак яичка и любой пациент с подозрением на злокачественную опухоль яичка должен быть немедленно осмотрен хирургом-урологом или онкологом [1].

Несвоевременное (позднее) установление диагноза. Задержка в диагностике встречается редко и обычно происходит по вине пациента, который долго откладывал визит к врачу [7-10]. Совершенно очевидно, что поздняя диагностика приводит к необходимости лечить более распространенное заболевание и соответственно к худшему прогнозу. Пациенты откладывают визит к врачу по разным причинам: во-первых, это страх венерического заболевания (особенно в случае супружеской неверности), во-вторых, страх того, что лечение может нарушить их сексуальную функцию. Небольшая часть пациентов стесняется обсуждать этот вопрос или даже позволить доктору осмотреть себя, особенно если доктор — женщина.

Для того чтобы уменьшить невежество населения в этом вопросе и уменьшить количество случаев поздней диагностики, необходимы популярные образовательные программы [11]. Они должны объяснять серьезность и потенциальный риск этого заболевания у мужчин в возрасте от 15 до 50 лет, обучить методике самообследования и показать реальную возможность излечения при своевременном обращении к врачу. С другой стороны, доктора должны всегда помнить о том, что любое опухолевое образование в яичке следует расценивать как злокачественное, пока не доказано обратное. В качестве примера можно привести репортажи о спортсмене-велосипедисте, добившемся победы на прошлогоднем турнире Тур-де Франс после излечения рака яичка. Информация об этом случае помогла уменьшить неосведомленность общественности и уменьшить социальные табу на обсуждение данного вопроса в прессе.

Осмотр пациента. Осмотр пациента начинается с осторожной пальпации яичка. В норме яички имеют плотную, но гомогенную консистенцию и достаточно подвижны. Придаток яичка обычно пальпируется как отдельное образование. Подозрение на опухоль яичка обычно возникает, когда яичко становится более плотным и увеличивается в размерах. Реже яичко становится атрофичным и уменьшается в размерах. При продолжении осмотра производится пальпация паховых областей, живота и надключичных областей для того, чтобы исключить метастатическое поражение лимфоузлов в этих зонах. Осмотр не будет полным без клинического обследования органов грудной клетки и осмотра грудных желез.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) области мошонки должно быть включено в обследование пациента с подозрением на злокачественную опухоль яичка и может быть легко выполнено в любом стационаре. УЗИ — неинвазивный, сравнительно недорогой метод, который способен отличить нормальную ткань яичка от опухолевого образования практически в 100% случаев. Магнитно-резонансная томография (МРТ) — более точный метод, однако не может использоваться в рутинной практике ввиду высокой себестоимости метода. Однако в некоторых случаях МРТ может быть использована для разрешения возникающих противоречий между данными УЗИ и физикального осмотра. Орхофуникулэктомия и гистологическое исследование полученного материала уточняют диагноз опухоли яичка. Эта процедура позволяет удалить яичко и не повредить белочную оболочку, что позволяет избежать локального метастазирования или локального рецидива.

Стадирование рака яичка.

Стадия рака яичка устанавливается в соответствии со степенью распространения процесса до удаления первичной опухоли. Как известно, стадирование различных злокачественных опухолей отличается в разных анатомических областях. Рак яичка метастазирует гематогенным и/или лимфогенным путем. По лимфатическим сосудам метастазирование идет в забрюшинное пространство, преимущественно в районе почек. Правосторонние опухоли преимущественно метастазируют в лимфоузлы аорто-кавального промежутка, прекавальные и правые парааортальные лимфоузлы, в то время как опухоли левого яичка имеют тенденцию распространяться в левые парааортальные и преаортальные лимфоузлы. Около 1/5 опухолей правого яичка могут также контралатерально метастазировать в забрюшинные лимфоузлы слева, что нехарактерно для опухолей левого яичка. В дальнейшем метастазы распространяются в лимфлузлы ворот почки и ножек диафрагмы. Наддиафрагмальное метастазирование идет через грудной проток, достигая верхних медиастинальных и надключичных лимфоузлов. Проникновение раковых клеток (эмболов) через надключичную вену в легочный кровоток приводит к появлению легочных метастазов. Прямое лимфогенное распространение через диафрагму, возможно, приводит к появлению метастазов в заднем и нижнем средостении. Гематогенным путем рак яичка метастазирует в легкие, печень, кости, костный мозг, кожу. Это в большей степени характерно для несемином, чем для семином.

Задачей стадирования процесса является определение распространенности и характера метастазов, что в дальнейшем определяет тактику лечения пациента. Уровень сывороточных маркеров ХГ (хорионический гонадотропин), АФП (альфа-фетопротеин) и ЛДГ (лактатдегидрогеназа) должен определяться в пре- и послеоперационном периоде, а в дальнейшем — с недельным интервалом. Ситуация, когда после операции уровень АФП и ХГ не нормализуется, свидетельствует о распространенности заболевания, что делает оправданным выполнение этих серологических проб. В такой клинической ситуации в ближайшее время после орхофуникулэктомии должна быть выполнена КТ (преимущества МРТ пока не доказаны) органов грудной клетки, брюшной полости и таза. КТ или МРТ головного мозга показаны пациентам с множественными метастатическими очагами в легких или при послеоперационном уровне ХГ более 10000 МЕ/мл, т.к. они имеют высокий риск церебральных метастазов.

Стадии рака яичка до 1997 г. В обход генерального соглашения о том, что I стадия заболевания — это стадия, когда поражено только яичко, в мире до 1997 г. использовались различные классификации. Эта рассогласованность между отдельными центрами не позволяла анализировать результаты различных нерандомизированных исследований. С появлением эффективных схем химиотерапии пришло понимание того, что успех лечения и, соответственно, прогноз заболевания зависят от степени распространенности заболевания. Важными для прогноза являются масса метастатической опухоли, количество вовлеченных групп лимфоузлов и локализация метастазов. Повышенный уровень экспрессии сывороточных опухолевых маркеров АФП и ХГ также стали рассматриваться как индикатор биологической агрессивности опухоли. Предпринималось много попыток, в частности EORTC и MRC [13,14], определить прогностические группы пациентов. Основной задачей была выработка классификации, которая бы определяла прогноз пациента и соответствующую ему терапевтическую тактику.

Классификация. Анатомическая классификация, предложенная Royal Marsden Hospital (Великобритания) использовалась в Соединенном королевстве и Европе более 20 лет (табл.1) [15]. Эта система отражала вовлечение в патологический процесс лимфоузлов различных локализаций, размеры и количество легочных метастазов. Внелегочные висцеральные метастазы относились к IV стадии заболевания. Эта классификация продолжает использоваться, хотя недавно была несколько изменена. Она остается актуальной для ведения семином и других, более редких видов опухолей, таких как опухоль из клеток Лейдига. Попытки создания классификации с прогностическим значением привели к созданию в 1997 г. новой классификации IGCCCG [16]. Эта классификация была создана благодаря сотрудничеству клиницистов из 10 стран, обобщивших опыт лечения большой группы пациентов (5202 больных несеминомной опухолью яичка и 660 больных семиномной герминогенной опухолью) с использованием комбинаций на основе платиновых производных. Был произведен мультивариантный анализ прогностических факторов этих пациентов по выживаемости и прогрессированию. Как видно из табл.2, было выделено 3 прогностические группы больных (хороший, промежуточный и плохой прогноз). Тремя наиболее важными прогностическими факторами стали: уровень сывороточных маркеров (включая ЛДГ как прогностический индикатор, но не специфический маркер), наличие или отсутствие легочных метастазов, наличие или отсутствие внелегочных висцеральных метастазов и наличие внегонадной опухоли средостения. Важно подчеркнуть, что группа больных с семиномой яичка включала пациентов в большинстве своем (около 80%) имевших I или II стадии заболевания и получавших чаще лучевую терапию, чем химиотерапию. Международный противораковый союз (UICC) признал важность этой работы и включил эту классификацию в 5-ое издание международной TNM-классификации в 1997 г. [17]. Конспект классификации изложен в табл.3. Стадии заболевания представлены табл.4. Эта новая классификация оказалась значительным подспорьем для клиницистов при планировании терапии у пациентов с герминогенными опухолями.

Симптомы заболевания, не связанные с основной опухолью в яичке.

Боль в спине. Опухолевое образование в животе. Пациенты с метастазами рака яичка в забрюшинное пространство страдают от болей в спине, желудочно-кишечных расстройств (запоры или другие симптомы). Пациент может не заметить опухолевое образование в одном из яичек, а если и заметит, то, как правило, не придает этому большого значения. Такие больные, как правило, жалуются на слабость, быструю умственную и физическую утомляемость. При дальнейшем обследовании может оказаться, что имеются метастазы опухоли и в других органах. Если пациент в тяжелом состоянии, актуальным становится вопрос о начале химиотерапии до удаления первичной опухоли. В таких случаях диагноз герминогенной опухоли яичка ставится на основании повышенных опухолевых маркеров.

Внегонадные забрюшинные герминогенные опухоли. Первичная внегонадная опухоль при неопределяемой опухоли в яичке в большинстве случаев все-таки оказывается вторичной. При внимательном расспросе в анамнезе у таких пациентов имеются указания на небольшое увеличение яичка в течение нескольких дней или недель в прошлом, зачастую имевшее место много месяцев и даже лет назад. Механизм развития внегонадных опухолей в данной ситуации таков: рост опухоли яичка был настолько стремителен, что он опережал собственный ангиогенез, и ткань опухоли яичка подверглась некрозу, успев, однако дать метастатические отсевы в забрюшинное пространство или средостение. Часто в таких случаях при гистологическом исследовании после орхофуникулэктомии в яичке может быть обнаружен рубец. При осмотре такое яичко атрофично, а при УЗИ возможно обнаружение патологии в яичке [18].

Герминогенные опухоли средостения. Около 5-7% всех герминогенных опухолей развиваются вне гонад — в средостении или забрюшинном пространстве. В то время как большинство забрюшинных внегонадных опухолей на самом деле имеют гонадное происхождение, внегонадные опухоли средостения чаще истинно внегонадные и имеют отличную от истинных опухолей яичка природу и биологические характеристики [19]. Для внегонадной несеминомной герминогенной опухоли средостения прогноз совершенно другой, и по последней IGCCCG классификации эта группа опухолей отнесена в категорию плохого прогноза. Первичные семиномы, которые составляют приблизительно 30-40% злокачественных опухолей средостения, имеют хороший прогноз и хорошо поддаются стандартной химиотерапии. Большой объем опухоли в средостении у таких пациентов обычно обнаруживается случайно при обследовании по поводу жалоб на одышку или дискомфорт (боли) в области сердца. Молодые пациенты с признаками гинекомастии для исключения опухоли, продуцирующей ХГ, должны подвергаться рентгенографии легких.

Другие метастатические проявления. У пациентов с агрессивным диссеминированным раком яичка (обычно это несеминома с элементами трофобласта) могут встречаться метастазы любой локализации: в головной мозг, печень, кости, костный мозг, кожу, лимфоузлы грудной и брюшной полости, головы и шеи. Иногда диагноз ставится на основании биопсии материала из этих очагов. Очень часто морфологическая интерпретация затруднена, особенно в случае опухоли с низкой степенью дифференцировки. Морфологи часто дают ответ «метастазы аденокарциномы из не выявленного первичного очага». Поэтому у любого пациента молодого возраста с метастатическими проявлениями вышеуказанных локализаций должен проводиться дифференциальный диагноз с герминогенной опухолью яичка. Уровень АФП и ХГ может дать полезную информацию в данной ситуации. При лечении такого пациента, даже при отсутствии четких данных в пользу этого диагноза, необходимо рассмотреть перспективу проведения химиотерапии с включением препаратов платины.

Таблица 1.
Классификация Royal Marsden Hospital [15]

Стадии
I
IM
Нет признаков заболевания за пределами яичка
Повышение маркеров только
II
IIA
IIB
IIC
IID*
Вовлечение лимфоузлов ниже диафрагмы
Максимальный размер Максимальный размер 2-5 см
Максимальный размер >5 Максимальный размер >10 см
III Вовлечение лимфоузлов выше и ниже диафрагмы
Забрюшинные лимфоузлы A, B, C, как выше
Медистинальные лимфлузлы M+
Шейные лимфоузлы N+
IV Висцеральные метастазы
Забрюшинные лимфозлы как при стадии II
Медистинальные или шейные лимоузлы как при стадии III
Метастазы в легкие:
— L1 — L2 множественные метастазы максимальным размером — L3 множественные метастазы максимальным размером >2 см
Метастазы в печени H+
Метастазы в другие органы и ткани указать дополнительно

Таблица 2.
Классификация IGCCC. [16]

Несеминомные опухоли Семинома
Хороший прогноз при наличии всех признаков:
Опухоль яичка/внегонадная забрюшинная
Метастазы в лимфоузлы и/или легкие
AФП ХГ ЛДГ 56% всех больных с несеминомами
5-летняя выживаемость 92%
Любая локализация первичной опухоли
Метастазы в лимфоузлы и/или легкие
Нормальный АФП
Любой ХГ
Любая ЛДГ
90% с метастатической семиномой
5-летняя выживаемость 86%
Умеренный прогноз при наличии всех признаков:
Опухоль яичка/внегонадная забрюшинная
Метастазы в лимфоузлы и/или легкие
AФП * 1000 и *10000 нг/мл или
ХГ * 5000 ед/л или * 50000 ед/л или
ЛДГ* 1. 5 норм * 10 норм
28% всех больных с несеминомами
5-летняя выживаемостьl 80%
Любая локализация первичной опухоли
Метастазы в печень, кости, головной мозг
Нормальный АФП
Любой ХГ
Любая ЛДГ LDH
10% семином
5-летняя выживаемость 73%
Плохой прогноз при наличии хотя бы одного признака:
Внегонадная опухоль средостения
Метастазы в печень, кости, головной мозг
АФП>10000 нг/мл или
ХГ>50000 ед/л или
ЛДГ>10 норм
16% всех больных с несеминомами
5-летняя выживаемостьl 48%
Больные семиномы не подподают под понятие плохого прогноза

Tаблица 3.
Классификация TNM 1997 года [17]

Яичко
PTis
pT1
pT2
pT3
pT4
Внутриканальцевая опухоль
Яичко и придаток, нет инвазии венозных и лимфатических сосудов
Яичко и придаток, есть инвазия венозных и лимфатических сосудов
Опухоль прорастает канатик
Опухоль прорастает белочную оболочку
Забрюшинные лимфоузлы
N1
N2
N3
>2 >5 cm
Отдаленные метастазы
M1a
M1b
Метастазы в лимфоузлы выше диафрагмы и/или легкие
Метастазы в печень, кости, головной мозг

Tаблица 4.
Распределения по стадиям согласно классификации TNM, 1997. [17]

Стадии Т N М Маркеры
Стадия 0 pTis NO MO SO, SX
Стадия I pT1-4 NO MO SX
Стадия IA pT1 NO MO SO
Стадия IB pT2 NO MO SO
pT3 NO MO SO
pT4 NO MO SO
Стадия IS любая pT/TX NO MO S1-3
Стадия II любая pT/TX N1-3 MO SX
Стадия IIA любая pT/TX N1 MO SO
любая pT/TX N1 MO S1
Стадия IIB любая pT/TX N2 MO SO
любая pT/TX N2 MO S1
Стадия IIC любая pT/TX N3 MO SO
любая pT/TX N3 MO S1
Стадия III любая pT/TX любая N M1, M1a SX
Стадия IIIA любая pT/TX любая N M1, M1a SO
любая pT/TX любая N M1, M1a S1
Стадия IIIB любая pT/TX N1-3 MO S2
любая pT/TX любая N M1, M1a S2
Стадия IIIC любая pT/TX N1-3 MO S3
любая pT/TX любая N M1, M1a S3
любая pT/TX любая N M1b любая S

Опухолевый маркеры — S

  ЛДГ ХГ (mIU/мл) АФП (ng/мл)
SX опухолевые маркеры не определялись или неизвестны
S0 опухолевые маркеры в пределах нормы
S1 S2 1. 5 — 10 x ВГН* 5000 — 50000 1000 — 10000
S3 >10 x ВГН* >50000 >10000

* ВГН -верхняя граница нормы

Список литературы.

1. Scottish Intercollegiate Guidelines Network (SIGN). Guidelines on the management of adult testicular germ cell tumours. Royal College of Physicians of Edinburgh. Edinburgh, 1998.

2. Cancer Research Campaign. Factsheet 16 1998: Testicular Cancer — UK. London, CRC, 1998.

3. Cantwell BMJ, Macdonald I, Campbell S, Millward MJ, Roberts JT. Back pain delaying diagnosis of metastatic testicular tumours. Lancet 1989, ii, 739-740.

4. Rustin GJ, Vogelzang NJ, Sleiffer DT, Nisselbaum JN. Consensus statement on circulating tumour markers and staging patients with germ cell tumours. In: Newling DWW, Jones WG (eds): EORTC Genitourinary Group Monograph 7: Prostate and Testicular Cancer. Wiley-Liss, New York. Prog Clin Biol Res 1989; 357: 277-284.

5. Kennedy BJ. Testis Cancer: Clinical signs and symptoms. In: Vogelzang NJ, Scardino PT, Shipley WU, Coffey DS. (eds). Comprehensive Textbook of Genitourinary Oncology. (2nd Edition). Lippincott Williams and Wilkins, Philadelphia, 2000. pp 877-879.

6. Thomas G, Jones W, van Oosterom A, Kawai T: Consensus statement on the investigation and management of testicular seminoma 1989. In: Newling DWW, Jones WG (eds): EORTC Genitourinary Group Monograph 7: Prostate and Testicular Cancer. Wiley-Liss, New York. Prog Clin Biol Res 1989; 357: 285 — 294.

7. Jones WG, Appleyard I. Delay in diagnosing of testicular tumours. Br Med J 1985, 290: 1550.

8. Thornhill JA, Fennelley JJ, Kelly DG, Walsh A, Fitzpatrick JM. Patients delay in the presentation of testis cancer in Ireland. Br J Urol 1987, 59: 447.

9. Medical Research Council Working Party on Testicular Tumours. Prognostic factors in advanced non-seminomatous germ-cell testicular tumours: results of a multicentre study. Lancet 1985, i: 8-12.

10. Chilvers C, Saunders M Bliss J, Nicholls J, Horwich A. Influence of delay on prognosis in testicular teratoma. Br J Cancer 1989, 59:126-128.

11. Jones WG. Testicular cancer. Br Med J 1987, 295:1488.

12. Stoter G, Sylvester R, Sleijfer DT, et al: Multivariate analysis of prognostic factors in patients with disseminated nonseminomatous testicular cancer: Results from an EORTC multiinstitutional phase III study. Cancer Res 1987; 47: 2714 -2718.

13. Mead GM, Stenning SP: Prognostic factors in metastatic non-seminomatous germ cell tumours: the Medical Research Council studies. Eur Urol 1993;23:196-200.

14. Mead GM, Stenning SP, Parkinson MC et al: The Second Medical Research Council study of prognostic factors in nonseminomatous germ cell tumors. Medical Research Council Testicular Tumour Working Party. J Clin Oncol 1992; 10:85-94.

15. Peckham MJ: Investigation and staging: general aspects and staging classification; in Peckham M (ed): The management of Testicular Tumours. Edward Arnold, London, 1971, pp 89 — 101. 19.

16. The International Germ Cell Cancer Collaborative Group: International Germ Cell Consensus classification: A prognostic factor-based staging system for metastatic germ cell cancers. J Clin Oncol 1997; 15: 594 — 603.

17. Sobin LH, Wittekind Ch, (eds): TNM classification of Malignant Tumours (UICC — International Union Against Cancer). Wiley-Liss, New York, 1997, pp 174 — 179

18. Azzopardi JG, Mostofi FK, Theiss EA. Lesions of testes observed in certain patients with widespread choriocarcinoma and related tumors. Am J Pathol 1961, 38: 207-225.

19. Nichols CR. Mediastinal Germ Cell Tumours. In: Jones WG, Appleyard I, Harnden P, Joffe JK. (eds). Germ Cell Tumours IV. John Libbey, London, 1998. pp. 197-201

Метастазы при раке молочной железы в Израиле

Заведующая онкологическим отделением в клинике Ихилов.
Онколог с 20-летним стажем.

Задать вопрос

Содержание

Как пройти дистанционное лечение рака в Израиле во время эпидемии коронавируса?

Плоскоклеточный рак

Плоскоклеточный рак кожи часто встречающейся злокачественная опухоль поражающая любой участок кожи человеческого тела.  Болезнь чаще всего локализуется на открытых для солнца участках кожи. Рак кожи может возникнуть в зонах хронического воспаления,  длительно существующих ран и язв, так же на фоне рубцов.

Среди злокачественных новообразований кожи чаще всего встречаются опухоли эпителиального происхождения, из которых около 20% — случаи плоскоклеточного.

Как правило, это одиночное образование в виде эритематозных папул, атрофичных бляшек или узлов. На поверхности может наблюдаться шелушение кожи, иногда кровь. Кожа вокруг опухоли не изменена.

Опухоль чаще всего располагается на открытых участках тела, на лице,  конечностях и туловище,  а также на наружных половых органах, около заднего прохода и на тыльной стороне кисти. Излюбленная локализация поражения : 55% случаях болезнь поражает кожу головы и лица, 18%  — заднюю поверхность кистей, 13% — ног.

Факторы риска 

  • длительная воздействие УФ (солнце) — длительное, суммарно значительное на протяжении всей жизни, пребывание на солнце, перенесенные солнечные ожоги
  • PUVA воздействие
  • Ионизирующая радиация – лечение в анамнезе акне, псориаза, злокачественных новообразований
  • Возраст старше 65 лет
  • различные хронические заболевания и поражения кожи: в том числе предраковые заболевания, рубцы, язвы,
  • иммуносупрессия (вирусная инфекция, трансплантация органов, )
  • хроническое воспаление кожи
  • химические агенты (Арсений,  родон, селен и тд)
  • генетические нарущения и предпосылки (УФ индуцированное нарушение p53, нарушения в работе киназной пути RAS)
  • папилломовирусная инфекция: вирус папилломы человека типов 16, 18, 31, 33, 35 и 45 вызывает плоскоклеточный рак наружных половых органов, заднего прохода.
  • Фоновые заболевание – пигментная ксеродерма, буллозный эпидермолиз, альбинизм.
  • Некоторые лекарственные препараты – длительное использование вориконазола, некоторых фотосенсибилизирующие препараты 

Клинические проявления заболевания

Рак  in situ – болезнь Боуэна

Выделяют две формы роста плоскоклеточного рака кожи.

Язвенно инфильтративная (эндофитная) в начале представляет собой пятно, которое за несколько месяцев превращается в плотный малоподвижный узел. Через 4-6 месяцев на поверхности узла в центре образуется неправильной формы язва, иногда с неприятным запахом. Эта форма рака кожи быстро распространяется на окружающие ткани, поражает близлежащие (регионарные) лимфатические узлы, метастазирует в легкие и кости и часто рецидивирует.

Папиллярная  или экзофитная форма роста. Характеризуется быстрым ростом первичного образования. Опухоль темно-красного или коричневого цвета возвышается над кожей, имеет вид «цветной капусты». Основание опухоли малоподвижное, за счет прорастания в глубокие слои кожи или окружающие ткани.  В этих случаях характер агрессивности роста зависит от степени дифференцировки опухоли

Отдельно выделяют редкие формы плоскоклеточного рака 

  1. поражение ротовой полости (болезнь возникает на фоне эритроплакии или лейкоплакии у людей злоупотребляющих табаком и алкоголем.
  2. Кератоакантома – благоприятный вариант высокодиференцированного рака кожи.
  3. веррукозная форма роста опухоли. Такое образование чаще всего красно-коричневого цвета, бугристое и покрытое коркой с похожими на бородавки разрастаниями. Для этого вида рака характерен медленный рост и редкое метастазирование. В пожилом возрасте веррукозная форма может походить на так называемый кожный рог. Локализуется в полости рта, вокруг ануса и наружных половых органов и на коже подощвенной поверхности стоп
  4. рак кожи губ

По результатам исследования ткани опухоли выделяют ороговевающую и неороговевающую формы плоскоклеточного рака кожи.

Для ороговевающей формы характерно более доброкачественное течение, медленный рост. Такие образования почти всегда имеют трудно отделяющиеся чешуйки на поверхности (признаки кератинизации), центральная язва также покрыта коркой. Опухоль красного, желтоватого или цвета обычной кожи; форма — многоугольная, овальная или круглая, чаще всего одиночная. Обнаружение увеличенных регионарных лимфоузлов говорит о вовлечении лимфоузлов и поздней стадии заболевания.

Неороговевающая форма —  более злокачественное заболевание, быстро разрастающееся в окружающие ткани, признаки кератинизации отсутствуют. Опухоль — мясистая, мягкая, имеет вид узла или пятна, с покрытой коркой красно-бурой язвой, кровоточащая при контакте. Образование имеет неправильную форму, похожую на цветную капусту. Поражение лимфатических узлов начинается раньше и происходит чаще, чем при ороговевающей форме рака.

МЕТАСТАЗИРОВАНИЕ

Различные формы плоскоклеточного рака кожи метастазируют по-разному, например веррукозная форма метастазирует крайне редко, а неороговевающая  — довольно рано поражает регионарные лимфатические узлы. При метастазировании отдаленные метастазы в легкие и кости встречаются в 15% случаев, а в 85% случаев в процесс вовлекаются лимфатические узлы.

Стадии плоскоклеточного рака устанавливают по международной классификации TNM, где Т – характеризует первичную опухоль, N-поражение регионарных лимфатических узлов, M – наличие отдаленных метастазов. 

Рак мочевого пузыря Объединенная больница с поликлиникой Управления делами Президента РФ

Рак мочевого пузыря — это злокачественное новообразование в слизистой оболочки, которое может распространяться на всю стенку мочевого пузыря и выходить за его пределы, прорастая в соседние органы. Он составляет до 3 % от всех злокачественных опухолей, причем соотношение мужчин и женщин- 4 к 1. Имеется большая опасность развития рака мочевого пузыря при длительном воздействиии ароматических аминов, при хроническом цистите, а также абсолютно доказано канцерогенное влияние курения.

Наиболее частой формой рака мочевого пузыря является переходно-клеточный рак (95%) (развивающийся из переходного эпителия мочевых путей), реже встречаются плоскоклеточный рак и аденокарцинома (опухоль, происходящая и построенная из железистого эпителия). Опухоль в мочевом пузыре может быть в виде папиллярных разрастаний («цветная капуста») или солидной, изъязвлённой, инвазирующей опухоли. По течению процесса и применяемому лечению различают рак мочевого пузыря in situ, мышечнонеинвазивный рак (Т1-2) и инвазирувный рак с прорастанием только в мышечный слой и окружающие ткани (ТЗ-4).

Рак мочевого пузыря нередко даёт отдаленные метастазы. При этом поверхностный рак мочевого пузыря метастазирут относительно редко (до 5%). Чаще встречаются метастазы при инвазивной опухоли. При этом в осовом поражаются тазовые (N1-2), забрюшинные лимфатические узлы (N3-4), а также происходит метастазирование в лёгкие, печень, кости.

Симптомы рака мочевого пузыря

Главным и одним из первых симптомов рака мочевого пузыря является так называемая гематурия (появление крови в моче). Интенсивность может быть разная, от слабой примеси (цвет»мясных помоев») до выраженного кровотечения со сгустками. Особенно важно обращать внимание на так называемую «безболевую» гематурию, которая может быть однократной, проходить самостоятельно и не настораживать пациетнов. Свертывание крови в полости мочевого пузыря может привести к развитию острой задержки мочи. Другими симптомами заболевания является частое болезненное мочеиспускание, появление боли над лоном. Прорастание опухоли в устья мочеточников приводит к нарушению оттока мочи из почек, вследствие чего может развиться пиелонефрит, хроническая почечная недостаточность.

Диагностика рака мочевого пузыря 

Основными методами диагностики являются экскреторная урография, компьютерная и магнитно-резонансная томография, ультразвуковое исследование.

 

Главным методом диагностики рака мочевого пузыря, которое проводится обычно на заключительном этапе является цистоскопия с биопсией и гистологическимисследованием.

Во время цистоскопии обязательно проводиться бимануальная пальпация под наркозом для определения инфильтрации паравезикальной клетчатки, однако небольшие опухоли обычно не прощупываются. С целью определения распространенности процесса и исключения метастазов в лёгкие, печень и другие органы показано КТ или МРТ органов грудной клетки, брюшной полости и забрюшинного пространства. При подозрении на метастазы в кости (боли в костях) проводят рентгенографи , КТ и радиоизотопное сканирование костей.

Лечение рака мочевого пузыря

Лечение включает различные оперативные вмешательства, лучевую и лекарственную терапию. При этом оно проводится с учетом распространенности процесса. При раке мочевого пузыря in situ и поверхностном раке стадии Т1 применяют основным методом оперативного лечения является трансуретральная резекция мочевого пузыря. Операция при необходимости с целью снижения возможности рецидивирования и прогессирования процесса дополняется внутрипузырной иммунотерапией вакциной БЦЖ или химиотерапией, чаще Митомицином С или Доксорубицином.

При инвазивной опухоли (Т2-3) основным методом лечения является органоуносящая операция- цистэктомия (удаление мочевого пузыря) с тазовой лимфаденэктомией и различными методами кишечной деривации мочи (ортотопическая и гетеротопическая пластика мочевого пузыря, илиум кондуит и пр. ). При раке мочевого пузыря стадии Т4, вовлечении забрюшинных лимфатических узлов и отдаленных метастазах основным методом лечения является химиотерапия.

Прогноз

Прогноз зависит от стадии процесса и характера проведенного лечения. Так пятилетняя выживаемость при стадиях Т 1-2 составляет 50-80 %, а при стадиях ТЗ-4-20-30 %.

Профилактика рака мочевого пузыря

Профилактика рака мочевого пузыря состоит из мероприятий по устранению в первую очередь профессиональных вредностей химического производства, исключение курения, своевременное лечение воспалительных заболеваний, а также необходимо проводят регулярную диспансеризацию. В случае выявления любых новообразований в мочевом пузыре необходимо их удалять методом трансуретральной резекции с последующим гистологическим исследованием.

Каковы особенности распространения при раке желудка?

  • Всемирная организация здравоохранения. Рак. ВОЗ. Доступно на http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs297/en/. 12 сентября 2018 г.; Доступ: 22 февраля 2021 г.

  • Программа эпиднадзора, эпидемиологии и конечных результатов. Информационные бюллетени SEER Stat: рак желудка. Национальный институт рака. Доступно на http://seer.cancer.gov/statfacts/html/stomach.html. Доступ: 22 февраля 2021 г.

  • Авиталь И., Стоядинович А., Пистерс ПВТ, Келсен Д.П., Уиллетт К.Г.Рак желудка. ДеВита В.Т., Лоуренс Т.С., Розенберг С.А. Девита, Хеллман и рак Розенберга: принципы и практика онкологии . 10-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Уолтерс Клювер; 2015. 613-42.

  • [Руководство] Национальная комплексная онкологическая сеть. Клинические рекомендации NCCN по онкологии: рак желудка. NCCN. Доступно на http://www.nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/gastric.pdf. Версия 1.2021 — 9 февраля 2021 г.; Доступ: 22 февраля 2021 г.

  • Bray F, Ferlay J, Soerjomataram I, Siegel RL, Torre LA, Jemal A. Глобальная статистика рака за 2018 г.: оценки GLOBOCAN заболеваемости и смертности во всем мире для 36 видов рака в 185 странах. CA Рак J Clin . 2018 Ноябрь 68 (6): 394-424. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Macdonald JS, Smalley SR, Benedetti J, Hundahl SA, Estes NC, Stemmermann GN, et al. Химиолучевая терапия после операции по сравнению с операцией только по поводу аденокарциномы желудка или желудочно-пищеводного соединения. N Английский J Med . 6 сентября 2001 г. 345 (10): 725-30. [Медлайн].

  • Cunningham D, Allum WH, Stenning SP, Thompson JN, Van de Velde CJ, Nicolson M, et al. Периоперационная химиотерапия по сравнению с хирургическим вмешательством при операбельном раке желудка. N Английский J Med . 2006 г., 6 июля. 355(1):11-20. [Медлайн].

  • Оои Ч., Иванова Т., Ву Дж., Ли М., Тан И.Б., Тао Дж. и др. Комбинации онкогенных путей предсказывают клинический прогноз при раке желудка. ПЛОС Жене . 5 октября 2009 г. (10): e1000676. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Song H, Ekheden IG, Zheng Z, Ericsson J, Nyrén O, Ye W. Заболеваемость раком желудка среди пациентов с предраковыми поражениями желудка: обсервационное когортное исследование в западной популяции с низким риском. БМЖ . 27 июля 2015 г. 351:h4867. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Американское онкологическое общество. Основные статистические данные о раке желудка. Американское онкологическое общество. Доступно на http://www.Cancer.org/cancer/stomachcancer/detailedguide/stomach-cancer-key-statistics. 22 января 2021 г .; Доступ: 22 февраля 2021 г.

  • Arnold M, Park JY, Camargo MC, Lunet N, Forman D, Soerjomataram I. Становится ли рак желудка редким заболеванием? Глобальная оценка прогнозируемых тенденций заболеваемости до 2035 г. Gut . 2020 30 января. [Medline].

  • Гундерсон Л.Л., Сосин Х. Аденокарцинома желудка: области неудачи в серии повторных операций (второй или симптоматический осмотр), клинико-патологическая корреляция и последствия для адъювантной терапии. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 1982 8 января (1): 1-11. [Медлайн].

  • Корреа П. Модификация диеты и профилактика рака желудка. J Natl Cancer Inst Monogr . 1992. 75-8. [Медлайн].

  • Буиатти Э., Палли Д., Декарли А., Амадори Д., Авеллини С., Бьянки С. и др. Исследование случай-контроль рака желудка и диеты в Италии. Int J Рак . 1989, 15 октября. 44(4):611-6. [Медлайн].

  • Стивенс Дж., Схоутен Л.Дж., Гольдбом Р.А., ван ден Брандт П.А.Потребление алкоголя, курение сигарет и риск развития подтипов рака пищевода и желудка: проспективное когортное исследование. Гут . 2010 янв. 59(1):39-48. [Медлайн].

  • Гонсалес К.А., Пера Г., Агудо А., Палли Д., Крог В., Винейс П. и др. Курение и риск рака желудка в Европейском проспективном исследовании рака и питания (EPIC). Int J Рак . 2003 20 ноября. 107(4):629-34. [Медлайн].

  • Wu X, Zeng Z, Chen B, Yu J, Xue L, Hao Y и др.Связь между полиморфизмом генов интерлейкина-17А и интерлейкина-17F и риском рака желудка. Int J Рак . 2009 10 ноября. [Medline].

  • Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека, Schistosom. Том 61 монографий IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Международное агентство по изучению рака, Лион, 1994 г. J Clin Oncol . 2004. 22:2069.

  • Харрисон П.Терапия H. pylori снижает риск развития рака желудка у пациентов с высоким риском. Медицинские новости Medscape. Доступно на https://www.medscape.com/viewarticle/924545. 30 января 2020 г .; Доступ: 5 февраля 2020 г.

  • Choi IJ, Kim CG, Lee JY, Kim YI, Kook MC, Park B и др. Семейная история рака желудка и лечения Helicobacter pylori . N Английский J Med . 2020 30 января. 382 (5): 427-436. [Медлайн].

  • Cheung KS, Chan EW, Wong AYS, Chen L, Wong ICK, Leung WK.Ингибиторы протонной помпы длительного действия и риск развития рака желудка после лечения Helicobacter pylori: популяционное исследование. Кишка. Доступно по адресу http://gut.bmj.com/content/early/2017/09/18/gutjnl-2017-314605. 31 октября 2017 г.; Доступ: 1 ноября 2017 г.

  • Профилактика рака желудка (PDQ®) — Версия для медицинских работников. Национальный институт рака. Доступно на http://www.cancer.gov/cancertopics/pdq/prevention/gastric/HealthProfessional. 21 сентября 2018 г.; Доступ: 27 февраля 2019 г.

  • Neugut AI, Hayek M, Howe G. Эпидемиология рака желудка. Семин Онкол . 1996 июнь 23 (3): 281-91. [Медлайн].

  • Гилфорд П., Хопкинс Дж., Харрауэй Дж. и др. Мутации зародышевой линии Е-кадгерина при семейном раке желудка. Природа . 1998. 392:402. [Медлайн].

  • Cardwell CR, Abnet CC, Cantwell MM, Murray LJ. Воздействие пероральных бисфосфонатов и риск рака пищевода. ЯМА .2010 11 августа. 304(6):657-63. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Филиппи Л., Д’Ариенцо М., Скопинаро Ф., Сальватори Р., Баньи О. Полезность двухвременной точечной визуализации после газированной воды для позитронно-эмиссионной визуализации фтордезоксиглюкозы перитонеального карциноматоза при раке толстой кишки. Рак Биотер Радиофарм . 2013 28 января (1): 29-33. [Медлайн].

  • Брукс М. Новый подтип рака желудка реагирует на 5-ФУ. Медицинские новости Medscape .4 сентября 2013 г. [Полный текст].

  • Лей З., Тан И.Б., Дас К. и др. Выявление молекулярных подтипов рака желудка с различной реакцией на ингибиторы PI3-киназы и 5-фторурацил. Гастроэнтерология . 2013 сен. 145(3):554-65. [Медлайн].

  • Тернер Э.С., Тернер Дж.Р. Расширение классификации Лорена: новый подтип рака желудка? [от редакции]. Гастроэнтерология . 2013 сен. 145 (3): 505-8. [Медлайн].

  • Американский объединенный комитет по раку.Желудок. Амин М.Б., Эдж С., Грин Ф., Берд Д.Р., Брукленд Р.К. и др., ред. Руководство по стадированию рака AJCC . 8-е изд. Нью-Йорк: Спрингер; 2017.

  • Наджам А.А., Яо Дж.К., Лензи Р. и др. Пластический линит часто встречается у женщин и при гистологии низкодифференцированных и перстневидноклеточных клеток: анализ 217 пациентов (аннотация). Proc Am Soc Clin Oncol . 2002. 21:166а.

  • Shen KH, Wu CW, Lo SS и др. Факторы, коррелирующие с количеством метастатических лимфатических узлов при раке желудка. Am J Гастроэнтерол . 1999 янв. 94(1):104-8. [Медлайн].

  • Lee SE, Ryu KW, Nam BH, Lee JH, Choi IJ, Kook MC и др. Прогностическое значение интраоперационно оцененного хирургического этапа у пациентов с радикально резецированным раком желудка. J Am Coll Surg . 2009 г., октябрь 209 (4): 461-7. [Медлайн].

  • Озджан С., Баркаускас Д.А., Рухаак Л.Р., Хавьер Торрес Дж., Кук С.Л., Ан Х. и другие. Сигнатуры гликанов сыворотки при раке желудка. Рак Предыдущий Рез (Фила) .2013 г., 10 декабря. [Medline].

  • Waknine Y. Исследователи обнаружили «гликановый отпечаток пальца» для рака желудка. Medscape [сериал онлайн]. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/818637. 3 января 2014 г.; Доступ: 24 апреля 2018 г.

  • Bozzetti F, Marubini E, Bonfanti G, Miceli R, Piano C, Gennari L. Подтотальная и тотальная гастрэктомия при раке желудка: пятилетняя выживаемость в многоцентровом рандомизированном итальянском исследовании. Итальянская группа по изучению опухолей желудочно-кишечного тракта. Энн Сург . 1999 авг. 230(2):170-8. [Медлайн].

  • Bonenkamp JJ, Hermans J, Sasako M, van de Velde CJ, Welvaart K, Songun I, et al. ван де Вельде, CJ. Расширенная диссекция лимфатических узлов при раке желудка. N Английский J Med . 1999, 25 марта. 340:908. [Медлайн].

  • Hartgrink HH, van de Velde CJ, Putter H, Bonenkamp JJ, Klein Kranenbarg E, Songun I, et al. Расширенная диссекция лимфатических узлов при раке желудка: кому может быть полезно? Окончательные результаты рандомизированного группового исследования рака желудка в Нидерландах. J Клин Онкол . 2004 1 июня. 22(11):2069-77. [Медлайн].

  • Деджули М., Сасако М., Понти А. Заболеваемость и смертность в рандомизированном клиническом исследовании Итальянской группы по изучению рака желудка по резекции D1 и D2 при раке желудка. Бр Дж Сург . 2010 май. 97(5):643-9. [Медлайн].

  • Мемон М.А., Субраманья М.С., Хан С. и др. Метаанализ D1 и D2 гастрэктомии по поводу аденокарциномы желудка. Энн Сург . 2011 май.253(5):900-11. [Медлайн].

  • Кокколини Ф., Нарди М., Монтори Г., Чересоли М., Челотти А., Касчину С. и др. Неоадъювантная химиотерапия при распространенном раке желудка и пищевода. Метаанализ рандомизированных исследований. Int J Surg . 2018 март 51:120-127. [Медлайн].

  • Синделар В.Г., Кинселла Т.Дж. Рандомизированное исследование резекции и интраоперационной лучевой терапии при местнораспространенном раке желудка. Proc Ann Meet Am Soc Clin Oncol .1987. 6:А357.

  • Moertel CG, Childs DS, Reitemeier RJ, et al. Комбинированная 5-фторурациловая и сверхвольтная лучевая терапия местно-нерезектабельного рака желудочно-кишечного тракта. Ланцет . 1969, 25 октября. 2(7626):865-7. [Медлайн].

  • Hallissey MT, Dunn JA, Ward LC, Allum WH. Второе исследование British Stomach Cancer Group по адъювантной лучевой терапии или химиотерапии при операбельном раке желудка: пятилетнее наблюдение. Ланцет .1994 г., 28 мая. 343(8909):1309-12. [Медлайн].

  • Группа по изучению опухолей желудочно-кишечного тракта. Понятие местно-распространенного рака желудка. Влияние лечения на результат. Группа по изучению опухолей желудочно-кишечного тракта. Рак . 1990 1 декабря. 66(11):2324-30. [Медлайн].

  • Moertel CG, Childs DS, O’Fallon JR, et al. Комбинация 5-фторурацила и лучевой терапии в качестве хирургического адъюванта при карциноме желудка с плохим прогнозом. J Клин Онкол .1984 2 ноября (11): 1249-54. [Медлайн].

  • Smalley SR, Benedetti JK, Haller DG, Hundahl SA, Estes NC, Ajani JA, et al. Обновленный анализ межгруппового исследования 0116 под руководством SWOG: испытание фазы III адъювантной радиохимиотерапии в сравнении с наблюдением после лечебной резекции рака желудка. J Клин Онкол . 2012 1 июля. 30(19):2327-33. [Медлайн].

  • Эрл К.С., Марун Дж.А. Адъювантная химиотерапия после лечебной резекции рака желудка у неазиатских пациентов: пересмотр метаанализа рандомизированных исследований. Евро J Рак . 1999 г. 35 июля (7): 1059-64. [Медлайн].

  • Банг Ю.Дж., Ким Ю.В., Ян Х.К. и др. Адъювантная терапия капецитабином и оксалиплатином при раке желудка после гастрэктомии D2 (CLASSIC): открытое рандомизированное контролируемое исследование фазы 3. Ланцет . 2012 28 января. 379(9813):315-21. [Медлайн].

  • Fuchs CS, Niedzwiecki D, Mamon HJ, Tepper JE, Ye X, Swanson RS, et al. Адъювантная химиолучевая терапия эпирубицином, цисплатином и фторурацилом по сравнению с адъювантной химиолучевой терапией фторурацилом и лейковорином после лечебной резекции рака желудка: результаты CALGB 80101 (Alliance). J Клин Онкол . 2017 10 ноября. 35 (32): 3671-3677. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Нарахара Х., Коидзуми Т., Хара А. и др. Рандомизированное исследование фазы III монотерапии S-1 по сравнению с S-1 + цисплатином при лечении распространенного рака желудка. J Клин Онкол . Июнь 2007. 25:201с.

  • Wagner AD, Syn NL, Moehler M, Grothe W, Yong WP, Tai BC, et al. Химиотерапия распространенного рака желудка. Кокрановская система базы данных, версия . 2017 авг 29.8:CD004064. [Медлайн].

  • Hartgrink HH, Jansen EP, van Grieken NC, van de Velde CJ. Рак желудка. Ланцет . 2009 8 августа. 374(9688):477-90. [Медлайн].

  • Ким Х.К., Чой И.Дж., Ким К.Г., Осима А., Грин Дж.Е. Сигнатуры экспрессии генов для прогнозирования реакции рака желудка на цисплатин и фторурацил. J Клин Онкол . 2009/05. 27:[Полный текст].

  • Ишидо К., Адзума М., Коидзуми В., Такеучи А., Сакурамото С., Ватанабэ М. и др.Оценка прогностических факторов ответа на S-1 у пациентов с распространенным раком желудка II или III стадии, перенесших гастрэктомию. Фармакогенет Геномика . 2009 5 ноября. [Medline].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. FDA одобряет Cyramza для лечения рака желудка [пресс-релиз]. 21 апреля 2014 г. Доступно по ссылке https://wayback.archive-it.org/7993/20170112023840/http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm394107.htm. 21 апреля 2014 г.; Доступ: 24 апреля 2018 г.

  • Fuchs CS, Doi T, Jang RW, Muro K, Satoh T, et al. Безопасность и эффективность монотерапии пембролизумабом у пациентов с ранее леченным распространенным раком желудка и гастроэзофагеального соединения: фаза 2 клинического исследования KEYNOTE-059. JAMA Oncol . 2018 15 марта. [Medline]. [Полный текст].

  • Камада Т., Тогаши Ю., Тай С., Ха Д., Сасаки А., Накамура Ю. и др. Регуляторные Т-клетки PD-1 + , усиленные блокадой PD-1, способствуют гиперпрогрессии рака. Proc Natl Acad Sci U S A . 2019 14 мая. 116 (20): 9999-10008. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bang YJ, Van Cutsem E, Feyereislova A, Chung HC, Shen L, Sawaki A, et al. Трастузумаб в комбинации с химиотерапией по сравнению с химиотерапией только для лечения HER2-положительного распространенного рака желудка или желудочно-пищеводного перехода (ToGA): фаза 3, открытое, рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет . 2010 28 августа. 376 (9742): 687-97. [Медлайн].

  • Шитара К., Банг Ю.Дж., Иваса С., Сугимото Н. и др.Трастузумаб Дерукстекан при ранее леченном HER2-положительном раке желудка. N Английский J Med . 2020 18 июня. 382 (25): 2419-2430. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Оцу А., Шах М.А., Ван Катсем Э., Ра С.И., Саваки А., Парк С.Р. и др. Бевацизумаб в комбинации с химиотерапией в качестве терапии первой линии при распространенном раке желудка: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование III фазы. J Клин Онкол . 2011 20 окт. 29(30):3968-76. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Van Cutsem E, de Haas S, Kang YK, Ohtsu A, Tebbutt NC, Ming Xu J, et al. Бевацизумаб в комбинации с химиотерапией в качестве терапии первой линии при распространенном раке желудка: оценка биомаркеров из рандомизированного исследования III фазы AVAGAST. J Клин Онкол . 2012 10 июня. 30(17):2119-27. [Медлайн].

  • Шитара К., Дои Т., Дворкин М., Мансур В., Аркенау Х.Т., Прохарау А. и др. Трифлуридин/типирацил в сравнении с плацебо у пациентов с метастатическим раком желудка в тяжелой степени (TAGS): рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование фазы 3. Ланцет Онкол . 2018 19 (11) ноября: 1437-1448. [Медлайн].

  • Давенпорт Л. «Смена парадигмы» при раке соединения желудка с применением ниволумаба. Медицинские новости Medscape. Доступно на https://www.medscape.com/viewarticle/937916. 23 сентября 2020 г .; Доступ: 10 октября 2020 г.

  • Ротвелл П.М., Фоукс Г.Р., Белч Дж.Ф., Огава Х., Варлоу С.П., Мид Т.В. Влияние ежедневного приема аспирина на долгосрочный риск смерти от рака: анализ данных отдельных пациентов из рандомизированных исследований. Ланцет . 7 декабря 2010 г .; Ранняя онлайн-публикация. [Полный текст].

  • Скрининг рака желудка (PDQ®), версия Health Professional. Национальный институт рака. Доступно на http://www.cancer.gov/cancertopics/pdq/screening/gastric/HealthProfessional. 20 февраля 2020 г .; Доступ: 22 февраля 2021 г.

  • [Рекомендации] Dinis-Ribeiro M, Areia M, de Vries AC, et al. Ведение предраковых состояний и поражений желудка (MAPS): рекомендации Европейского общества желудочно-кишечной эндоскопии (ESGE), Европейской исследовательской группы Helicobacter (EHSG), Европейского общества патологий (ESP) и Sociedade Portuguesa de Endoscopia Digestiva (SPED). ). Эндоскопия . 2012 янв. 44 (1):74-94. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Chey WD, Wong BC, Комитет по параметрам практики Американского колледжа гастроэнтерологии. Рекомендации Американского колледжа гастроэнтерологов по лечению инфекции Helicobacter pylori. Am J Гастроэнтерол . 2007 авг. 102 (8): 1808-25. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Malfertheiner P, Megraud F, O’Morain CA, Atherton J, Axon AT, Bazzoli F, et al.Ведение инфекции Helicobacter pylori — Консенсусный отчет Maastricht IV/Florence. Гут . 2012 май. 61 (5): 646-64. [Медлайн].

  • [Руководство] Fallone CA, Chiba N, van Zanten SV, Fischbach L, Gisbert JP, Hunt RH, et al. Консенсус Торонто по лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых. Гастроэнтерология . 2016 июль 151 (1): 51-69.e14. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Национальная комплексная онкологическая сеть.Клинические практические рекомендации по онкологии: генетическая/семейная оценка высокого риска: колоректальный. NCCN. Доступно на https://www.nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/genetics_colon.pdf. Версия 3.2019 — 13 декабря 2019 г.; Доступ: 24 февраля 2020 г.

  • [Рекомендации] Фитцджеральд Р.С., Хардвик Р., Хантсман Д., Карнейро Ф., Гилфорд П., Блэр В. и другие. Наследственный диффузный рак желудка: обновленные согласованные рекомендации по клиническому ведению и направлениям будущих исследований. Дж Мед Жене .2010 июль 47 (7): 436-44. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] van der Post RS, Vogelaar IP, Carneiro F, et al. Наследственный диффузный рак желудка: обновленные клинические рекомендации с акцентом на носителей зародышевой мутации CDh2. Дж Мед Жене . 2015 июнь 52 (6): 361-74. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Giardiello FM, Allen JI, Axilbund JE, Boland CR, Burke CA, Burt RW, et al. Руководящие принципы по генетической оценке и лечению синдрома Линча: согласованное заявление Межобщественной рабочей группы США по колоректальному раку. Am J Гастроэнтерол . 2014 авг. 109 (8): 1159-79. [Медлайн].

  • [Руководство] Смит Э.К., Верхей М., Аллум В., Каннингем Д., Сервантес А., Арнольд Д. и соавт. Рак желудка: Клинические практические рекомендации ESMO по диагностике, лечению и последующему наблюдению. Энн Онкол . 2016 г., 27 сентября (дополнение 5): v38-v49. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] Vasen HF, Blanco I, Aktan-Collan K, et al. Пересмотренные рекомендации по клиническому ведению синдрома Линча (HNPCC): рекомендации группы европейских экспертов. Гут . 2013 июнь 62 (6): 812-23. [Медлайн].

  • Японское научно-исследовательское общество рака желудка. Общие правила исследования рака желудка в хирургии и патологии . 12 изд. Токио: Канахара Шуппан; 1993.

  • Метастаз распространенного рака желудка в экстраокулярную мышцу: клинический случай | Journal of Medical Case Reports

    Дифференциальный диагноз увеличенной экстраокулярной мышцы включает орбитопатию щитовидной железы, IgG4-ассоциированное заболевание, идиопатический орбитальный воспалительный синдром и орбитальную опухоль.В Японии метастатические опухоли составляют лишь 4% злокачественных опухолей орбиты [2]. Наиболее распространенными первичными очагами орбитальных метастазов являются молочные железы и легкие, а метастазы рака желудка встречаются редко [2].

    У нашей пациентки были экзофтальм, двоение в глазах, отек век и боль в левом глазу. Поскольку область орбиты была включена в ранее полученные КТ, можно было быстро подтвердить увеличение левой внутренней прямой мышцы. У пациентов со злокачественными новообразованиями в анамнезе при дифференциальной диагностике необходимо учитывать метастазы в экстраокулярные мышцы.КТ не показала признаков воспаления орбитальной жировой клетчатки или слезной железы. При тиреоидной орбитопатии изолированное увеличение экстраокулярных мышц встречается редко. У нее не было симптомов ретракции верхних век с боковым выпячиванием или отставанием век при взгляде вниз. Когда мы сравнили изображения с первого визита к офтальмологу с изображениями, сделанными 3 месяца назад, левая медиальная прямая мышца заметно увеличилась, и метастазы рака желудка были весьма вероятными.

    Орбитальные метастазы характеризуются диплопией, экзофтальмом, болью и нарушением моторики [3,4,5].У нашего пациента не было никаких симптомов в течение 3 месяцев, несмотря на увеличение левой медиальной прямой мышцы живота. Учитывая, что экзофтальм и диплопия потребуют времени для развития, метастазы в экстраокулярные мышцы трудно обнаружить.

    Метастазы в глаза в основном лечат лучевой и химиотерапией [5]. Для улучшения орбитальных симптомов паллиативная лучевая терапия была проведена для левой медиальной прямой мышцы и быстро уменьшила клинические признаки. После лучевой терапии диплопия уменьшилась, экзофтальм уменьшился.

    Наиболее частыми осложнениями лучевой терапии глаз являются катаракта, лучевая ретинопатия и нейропатия зрительного нерва [6]. В этом случае осложнения были возможны, но при первом посещении нашего отделения ожидаемая продолжительность жизни оценивалась в несколько месяцев, и, учитывая задержку с появлением осложнений, лучевая терапия была сочтена целесообразной.

    К сожалению, она умерла через 3 месяца после первого посещения нашего отделения; тем не менее, она не жаловалась ни на боль в глазах, ни на диплопию после лучевой терапии орбиты, и лучевая терапия способствовала поддержанию ее качества жизни (КЖ).

    Метастазы рака желудка в экстраокулярные мышцы встречаются очень редко. Такие симптомы, как диплопия и боль в глазах, являются серьезными препятствиями для улучшения качества жизни. Трудно диагностировать метастазы в экстраокулярные мышцы, особенно до появления симптомов, но необходимо наблюдать за пациентами с раком желудка с учетом возможности метастазов в орбиту.

    Редкое возникновение изолированных метастазов рака желудка в головной мозг

    История вопроса . Рак желудка является четвертым по распространенности видом рака в мире и второй по частоте причиной смерти от рака.Большинство впервые диагностированных случаев рака желудка представляют либо местнораспространенный рост опухоли, либо отдаленные метастазы. Отчет о деле . Здесь мы описываем случай изолированных метастазов в головной мозг у пациента мужского пола с раком желудка. Первоначально у нашего пациента была дисфагия, и после тщательного обследования у него был диагностирован рак желудка. Через год после химиотерапии и хирургической резекции рака желудка у него появились головные боли, тошнота, головокружение и светобоязнь.Дальнейшая оценка этих симптомов привела к обнаружению трех метастатических поражений головного мозга без признаков внечерепных метастазов. Выводы . Наш обзор литературы показал, что такие случаи редки. Кроме того, наш обзор литературы демонстрирует плохие результаты, связанные с метастатическим поражением головного мозга от рака желудка, и подчеркивает важность хирургической резекции для увеличения общей продолжительности жизни.

    1. Введение

    Рак желудка является четвертым наиболее распространенным типом рака [1] с заболеваемостью около 1 миллиона случаев в год [2].Ежегодно от рака желудка умирает около 740 000 человек во всем мире, что делает его второй по распространенности причиной смерти от рака [3]. В целом заболеваемость раком желудка у мужчин в 2-3 раза выше, чем у женщин [2]. Наиболее распространенным типом рака желудка является аденокарцинома, этиология которой является многофакторной, включая диету, курение, инфекцию H. pylori и прием лекарств/наркотиков, таких как НПВП. Хирургия является единственным методом лечения с улучшенными результатами неоадъювантной и адъювантной химио/лучевой терапии [1].Большинство впервые диагностированных случаев рака желудка связаны с местнораспространенным ростом опухоли или отдаленными метастазами [4]. Более 50% радикально резецированных случаев рака желудка рецидивируют либо локально, либо с отдаленными метастазами, либо диагностируются после диссеминации опухоли, что в целом приводит к неблагоприятным результатам. Медиана выживаемости составляет примерно 12 месяцев, а 5-летняя выживаемость составляет менее 10% [1].

    Согласно анализу шведского онкологического регистра, более 40% пациентов с раком желудка имеют метастазы [5].Наиболее частыми местами метастазирования рака желудка являются печень (48% больных метастатическим раком желудка), брюшина (32%), легкие (15%) и кости (12%) [5]. Рак желудка, возникающий в кардии желудка, чаще метастазирует в легкие, кости и нервную систему, в то время как некардиальный рак желудка чаще ассоциируется с метастазами в брюшину [5].

    В этом клиническом случае мы описываем пациента с раком желудка, у которого развились метастазы в головной мозг с множественными поражениями без признаков заболевания в других местах.Частота такого случая составляет <1% [6]. В большинстве случаев рака желудка с метастазами в головной мозг к моменту развития метастазов в головной мозг имело место системное распространение в другие органы. Примерно у половины пациентов с метастазами в головной мозг будут множественные поражения головного мозга [6].

    2. История болезни

    68-летний албанский мужчина с хроническим гепатитом В в анамнезе первоначально поступил с прогрессирующей дисфагией на твердую пищу. Обследование включало глотание бария, показывающее возможную проблему с нарушением моторики пищевода, и УЗИ брюшной полости без каких-либо острых симптомов.Последующая эзофагогастродуоденоскопия продемонстрировала узелок в дистальном отделе пищевода, а также большое, рыхлое и изъязвленное образование вдоль кардии желудка, простирающееся до желудочно-пищеводного перехода, оба из которых были подвергнуты биопсии. Патология образования продемонстрировала аденокарциному кишечного типа с неопластическими железами, инфильтрирующими слизистую оболочку мускулатуры. Биопсия узла показала дисплазию высокой степени, а биопсия антрального отдела показала реактивную слизистую оболочку. Он был поставлен с использованием позитронно-эмиссионной томографии/компьютерной томографии, которая подтвердила образование в желудке и показала два лимфатических узла, чувствительных к фтордезоксиглюкозе.

    Ему была проведена неоадъювантная химиотерапия эпирубицином, оксалиплатином и капецитабином перед тотальной гастрэктомией с эзофагоеюнальным анастомозом. После хирургической резекции его лечили паклитакселом, капецитабином и пегфилграстимом.

    Год спустя он обратился с 3–6-недельным анамнезом голокраниальных головных болей и падений с головокружением, тошнотой и светобоязнью. Магнитно-резонансная томография его головы с контрастированием и без него выявила три периферических очага контрастирования с окружающим отеком в правом полушарии головного мозга (рис. 1(а) и 1(б)).Самое большое поражение было в правой височно-теменной доле, что привело к масс-эффекту со смещением средней линии. Ему была выполнена правосторонняя височно-теменная трепанация черепа для удаления самой большой опухоли. Опухоль была положительно окрашена на цитокератин 7 (CK7) (цитоплазматический) и хоум-бокс белок CDX-2 (ядерный) и была отрицательной на кератин 20 (CK20), фактор транскрипции щитовидной железы 1 (TTF-1), рецептор 2 эпидермального фактора роста человека ( HER-2) (+1/+3) и глиальный фибриллярный кислый белок (GFAP), соответствующий желудочно-кишечному происхождению.Впоследствии ему была проведена радиохирургия гамма-ножом полости резекции и оставшихся двух метастазов, которые были увеличены на МРТ после краниотомии. Ему предложили системную химиотерапию, включая капецитабин с темазоламидом, но он отказался и согласился на тщательное наблюдение. Пациент остается стабильным как клинически, так и рентгенологически, без новых метастазов в головной мозг и признаков метастазов в любой другой локализации по состоянию на июль 2018 года. от рака желудка без признаков висцеральных метастазов.В литературе мало сопоставимой информации по нескольким причинам: относительная редкость рака желудка в США по сравнению с более распространенными видами рака желудочно-кишечного тракта, такими как колоректальный рак, и еще меньшая доля случаев, которые проявляются метастазами в головной мозг (в частности, паренхиматозные метастазы в отличие от лептоменингеальных карцином). Наконец, этот случай необычен, так как метастазы рака желудка в мозг редко обнаруживаются без каких-либо признаков висцеральных метастазов.Из нашего обзора ограниченной литературы в таблице 1 видно, что у большинства пациентов с метастазами рака желудка в головной мозг будут экстракраниальные метастазы (78,2%). Другая демографическая информация из нашего обзора литературы, показанная в таблице 1, демонстрирует, что метастазы рака желудочно-кишечного тракта в головной мозг чаще всего встречаются у мужчин из Восточной Азии (75,5%), что соответствует демографическому профилю рака желудка, тогда как наш пациент — албанский мужчина. Приблизительно половина пациентов с метастазами в головной мозг будут иметь более одного поражения головного мозга (50.4%).

    9
    N 9 9 11
    N Median Age (Годы) % Мужской % ECM % BM> 1 % BM> 1 % Resection Median OS (месяцы) Median ОС Резекции (месяцы) Источник

    53 75 75 95 88 55 21 2,4 |[7]
    11 44 54 54 N / A N / A N / A 0 1,8 N / A Ким [8]
    55 55 82 20 55 27 2,7 6 Kasakura et al. [9]
    11 61 61 64 82 82 45 45 18 27,7 47.7 45.5 Han et alt al.[10]
    56 56 56 79 79 91 55 55 N / A N / A N / A N / A Park et al. [11]
    9 9 74 74 77 77 44 11 22 16 N / A N / A Jun et al. [12]
    4 76 76 N / 9 N / A N / A N / A 50 2 N / A Tamura et al.[13]
    67 59 59 77 N / A N / A 18 18 35 6.2 Lee et al. [14]
    16 68,5 69 75 50 37,5 2,8 12,3 Kraszkiewicz и Wydmanski [15]
    58,3 75,5 78,2 50.4 20.9 5.6 5.6 11.4 Высшее средневзвешенное

    N = Количество пациентов, зачисленных в исследование; мужчины = процент пациентов мужского пола в когорте пациентов; ECM = процент пациентов с диагнозом внечерепных метастазов; BM > 1 = процент пациентов, у которых диагностировано более одного метастаза в головной мозг; резекция = процент пациентов, перенесших хирургическую резекцию метастазов в головной мозг; ОС = медиана выживаемости всех пациентов с диагнозом метастазы в головной мозг в рамках соответствующего исследования; Резекция ОС = медиана выживаемости пациентов, перенесших хирургическую резекцию метастазов в головной мозг; н/д = данные недоступны.Все источники являются паренхиматозными метастазами в головной мозг, а не лептоменингеальными карциномами.

    Из-за ограниченного числа отдельных зарегистрированных случаев хирургической резекции оценка эффективности хирургической резекции лучше всего достигается путем обзора результатов анализа нескольких пациентов, как представлено в таблице 1. Путем взвешивания каждого исследования по количеству включая пациентов, средняя общая выживаемость больных раком желудка с метастазами в головной мозг составила 5,6 мес.Однако у пациентов, перенесших хирургическую резекцию, общая выживаемость была более чем в два раза выше (11,4 мес). У нашего пациента была комбинация химиотерапии и лучевой терапии с хирургической резекцией. Пациент все еще жив по состоянию на 27 июля 2018 г., с отличным функциональным статусом и отсутствием новых метастазов в головной мозг на самой последней МРТ головы, через 10 месяцев после первоначального диагноза метастазов в головной мозг.

    Улучшение общей выживаемости при хирургической резекции может отражать лучший исходный прогноз по сравнению с пациентами, получавшими химиотерапию, лучевую терапию или только паллиативную помощь.Однако более внимательное изучение данных в таблице 1 свидетельствует об обратном. Например, исследование Jun et al. отличается относительно низким процентом пациентов с экстракраниальными метастазами (44%) и множественными метастазами в головной мозг (11%), однако процент пациентов, перенесших резекцию, составил 22%, что близко к среднему (20,9%) по различным анализам. . Кроме того, исследование York et al. имели выше среднего количество пациентов с экстракраниальными метастазами (88%) и множественными метастазами в головной мозг (55%), но общая выживаемость все еще была заметно улучшена после резекции (12.5  месяцев по сравнению с 2,4 месяца без резекции).

    Обзор клинических случаев, описанных в таблице 2, показывает широкий спектр проявлений и вариантов лечения, включая не только хирургическую резекцию, но также химиотерапию и различные формы лучевой терапии. Кроме того, хотя отдельные случаи продемонстрировали преобладание мужчин, аналогичное клиническому анализу в литературе, у них в среднем было меньше внечерепных метастазов (50% против 78,2%) и меньше случаев с множественными метастазами в головной мозг (29% против 50).4%). Это может объяснить более высокое среднее время выживания с момента установления диагноза (в среднем 16,6 мес в отдельных случаях по сравнению с 5,6 мес в клинических анализах), которое также наблюдается у пациентов, перенесших резекцию (16,4 мес против 11,6 мес). Исследование 9 пациентов Jun et al. также продемонстрировал сопоставимое время выживания 16 месяцев в популяции пациентов с более низким процентом экстракраниальных метастазов и множественных метастазов в головной мозг. Кроме того, одинаковое время выживания с резекцией и без нее (16.6 месяцев по сравнению с 16,4 месяца) в отдельных случаях может отражать снижение эффективности хирургической резекции у пациентов с более ограниченной симптоматикой, тем более что в отдельных случаях выявляется более высокий процент пациентов, перенесших резекцию (50% против 20,9% в клинических анализах). . Тем не менее, есть только несколько отдельных случаев резекции со значительной вариабельностью результатов (время выживания от 2 месяцев до 5 лет), что указывает на то, что необходимы дополнительные данные, прежде чем делать дополнительные выводы.

    3
    [23]
    % Мужчины % Male % ECM % BM> 1 % BM> 1 % Resuction ОС (месяцы) ОС Резюме (месяцы)


    61 61 100 0 0 0 0 10 N / A Yang et al. [16]
    78 0 100 0 0 5 н/д Сакураи 9 9[17]
    74 0 0 0 100 2 2 904 al. [18]
    68 100 100 0 100 60 9 90 904. [19]
    49 100 100 100 0 24 4 Kojima 4 90 90 [20]
    57 100 0 0 100 10 10 10 [21]
    76 100 100 100 100 9 49ая 9ая 9ая [22]
    47 100 100 0 0 4 н/д Nomura
    51 100 0 0 0 12 нет данных 99 [24]
    51 100 0 100 100 18 9 904.[25]
    47 100 100 0 100 6 6 [26]
    53 0 100 100 0 0,2 9 сакиал 9эт 904 [27]
    64 100 0 0 100 2.5 2.9 Наалшиа 2.5 9044 [28]
    73 100 0 0 0 70 n/a Pengal

    9[29]
    60,6 79 50 29 50 16,6 16,4 Среднее

    Возраст = возраст в годах на момент диагностики метастазов в головной мозг; мужчины = процент пациентов мужского пола в когорте пациентов; ECM = процент пациентов с диагнозом внечерепных метастазов; BM > 1 = процент пациентов, у которых диагностировано более одного метастаза в головной мозг; резекция = процент пациентов, перенесших хирургическую резекцию метастазов в головной мозг; ОС = медиана выживаемости всех пациентов с диагнозом метастазы в головной мозг в рамках соответствующего исследования; Резекция ОС = медиана выживаемости пациентов, перенесших хирургическую резекцию метастазов в головной мозг; н/д = данные недоступны.Все источники являются паренхиматозными метастазами в головной мозг, а не лептоменингеальными карциномами.

    В целом, когда у пациентов появляются симптомы метастазов, следует рассмотреть хирургическую резекцию. Хирургическая резекция, судя по серии опубликованных случаев, увеличивает выживаемость пациентов. Однако, поскольку это небольшие ретроспективные исследования, на результаты могут повлиять смешанные переменные, такие как выбор пациентов и предвзятость лечения. Требуются дополнительные исследования, чтобы устранить смешанные переменные, такие как альтернативные методы лечения, при рассмотрении вторичных исходов для пациентов, таких как качество жизни.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Желудочные метастазы рака молочной железы: отчет о 8 случаях и обзор литературы

    Резюме

    История вопроса: метастазы рака молочной железы в желудок встречаются редко. Очень важно отличить метастазы рака молочной железы в желудок от первичного рака желудка на основании клинических, эндоскопических, радиологических и гистопатологических признаков, чтобы назначить соответствующее лечение.Пациенты и методы: восемь пациентов с метастазами рака молочной железы в желудок были идентифицированы в нашей базе данных в период с 1995 по 2008 год. Затем были проанализированы клинико-патологические данные и исходы из медицинских карт этих пациентов. Результаты. Средний возраст при первоначальном диагнозе рака молочной железы составил 59,5 лет (диапазон 44–75 лет), тогда как средний интервал между первичным раком молочной железы и поражением желудка составил 41 месяц (диапазон 2–82 месяца). Первичный гистологический подтип рака молочной железы был в основном лобулярной карциномой.Все образцы биопсии были положительными по рецептору эстрогена (ER), цитокератину (CK) 7 и белку жидкости кистозной болезни-15 (GCDFP-15) и отрицательными по CK-20, в то время как два из них (25%) были HER-2-neu. положительный. Все пациенты получали химиотерапию, а двое из них также получали гормональную терапию. Двум пациентам было проведено хирургическое вмешательство, а одному пациенту с поражением желудка как единственного метастатического очага будет проведена хирургическая резекция желудка. Все эти три пациента были живы через 9, 39 и 44 месяца наблюдения соответственно.Частота ответа на химиотерапию составила 50% (1 полный ответ [ПО], 3 частичных ответа [ЧО]), а медиана выживаемости составила 11 месяцев (диапазон от 1 до 44+ месяцев). Вывод: метастазы рака молочной железы в желудок можно отличить от первичного рака желудка путем сравнения биоптатов метастазов желудка с оригинальными гистологическими предметными стеклами первичной опухоли молочной железы. Соответствующее системное лечение метастатической карциномы молочной железы является предпочтительным лечением, тогда как хирургическое вмешательство должно быть зарезервировано для паллиативной помощи или может быть показано в случаях одиночных резектабельных метастазов желудочно-кишечного тракта.

    Метастатическое поражение желудочно-кишечного тракта встречается редко. Рак молочной железы является одной из наиболее частых опухолей, однако метастазы в желудке, тем не менее, являются нечастым явлением в естественном течении рака молочной железы. Частота метастазирования в желудочно-кишечный тракт оценивается примерно в 4-35% на основании результатов серии вскрытий (1-5). Желудочные метастазы были обнаружены у 0,3-18% пациентов с генерализованным раком молочной железы, и в некоторых случаях они могут быть начальной локализацией проявления (6-10).Метастатическое распространение в желудок может произойти через много лет после первоначального лечения рака молочной железы. Сообщается, что метастатические картины лобулярной и протоковой карциномы значительно различаются. В большинстве исследований сообщается о большей склонности лобулярной карциномы к метастазированию в желудочно-кишечный тракт, гинекологические органы и брюшину (11, 12), в то время как протоковая карцинома чаще всего рецидивирует в печени, легких и головном мозге (13, 14). Клиническая картина желудочных метастазов рака молочной железы имитирует первичную опухоль желудка, поскольку симптомы могут быть неспецифическими и включать дисфагию, диспепсию, анорексию, боль в животе, раннее чувство насыщения, тошноту и рвоту, кровотечение.Рентгенологические и эндоскопические данные также могут быть сходными с таковыми при первичной опухоли желудочно-кишечного тракта. Обнаружение опухоли желудка у пациентки с раком молочной железы в анамнезе с большей вероятностью будет первичным поражением желудка, но метастазы рака молочной железы возможны и должны быть исключены. Дифференциальный диагноз между двумя опухоли очень важно для того, чтобы лечить пациентов должным образом и избежать ненужного хирургического вмешательства. Поэтому, столкнувшись с пациентом, у которого в анамнезе был рак молочной железы, врачи в сотрудничестве с патологоанатомами должны учитывать возможность метастазирования в желудок.В этом исследовании мы представляем восемь случаев метастазирования рака молочной железы в желудок.

    Таблица I.

    Характеристики пациента.

    Пациенты и методы

    С 1995 по 2008 год в нашем отделении лечились восемь пациентов с метастазами рака молочной железы в желудок. Были проанализированы статус HER-2- neu , экспрессия Ki-67 по данным иммуногистохимии, предшествующая терапия, симптомы, наличие других метастатических очагов и эндоскопические данные), лечение и исход.Гистология эндоскопических биопсий и первичной опухоли были рассмотрены экспертом-патологом. Образцы считались HER-2-neu положительными, когда они набирали +3 по результатам иммуногистохимии или положительными по результатам флуоресцентной (FISH) или колориметрической (CISH) гибридизации in situ . Пациенты оценивались после диагностики метастазов в желудке с помощью эндоскопии и компьютерной томографии (КТ) каждые 3 цикла лечения и сканирования костей каждые 6 месяцев. Ответы оценивались с использованием критериев Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).Общая выживаемость (ОВ) определялась как время от даты диагностики метастазов в желудке до даты смерти от любой причины. Выжившие пациенты подвергались цензуре на дату последнего наблюдения. Кривые Каплана-Мейера использовались для расчета медианы ОС. От всех пациентов было получено информированное согласие.

    Результаты

    Характеристики пациентов представлены в Таблице I. У одного пациента во время начальной оценки стадии (через два месяца после постановки диагноза рака молочной железы) было выявлено поражение желудка, тогда как у 7 пациентов метастазы в желудке развились во время течения болезни.Средний возраст составил 59,5 лет (от 44 до 75 лет), а среднее время между диагнозом первичного рака молочной железы и метастазированием в желудок составило 41 месяц (от 2 до 82 месяцев). Пять пациентов лечили первичный рак молочной железы с помощью модифицированной радикальной мастэктомии и три пациента с частичной мастэктомией и диссекцией лимфатических узлов. Семь пациентов получали адъювантную химиотерапию с адъювантной гормональной терапией или без нее. Два пациента с положительным результатом на HER-2- neu получали трастузумаб в течение одного года.

    У всех пациентов с поражением желудка отмечались неспецифические желудочно-кишечные симптомы, такие как боль в животе, вздутие живота, диспепсия, дисфагия, раннее насыщение, рвота, потеря массы тела и анемия. У подавляющего большинства пациентов была дольковая карцинома молочной железы (6/8), в то время как у трех пациентов вовлечение желудка было единственным метастатическим участком. Эндоскопические биопсии первоначально подтвердили эндоскопический диагноз у семи пациентов, в то время как у одного пациента потребовались повторные эндоскопии с биопсией. У этого пациента диагноз был заподозрен после компьютерной томографии и двойного контрастирования бариевой мукой.Все образцы биопсии были положительными по рецептору эстрогена (ER), цитокератину (CK) 7 и макроскопическому белку жидкости кистозной болезни-15 (GCDFP-15) и отрицательным по CK 20, в то время как два пациента были положительными по HER-2-neu. У одного пациента, получавшего химиотерапию, достигнут полный ответ, который был подтвержден гистологически (после хирургической резекции желудка опухоль не обнаружена). У трех пациентов был достигнут частичный ответ (гистологически подтвержденный после хирургической резекции желудка у одного пациента, рис. 1, 2), что дало общий уровень ответа 50%.Медиана выживаемости после обнаружения поражения желудка составила 11 месяцев (диапазон от 1 до 44+ месяцев). Кривая выживаемости Каплана-Мейера показана на рисунке 3.

    Обсуждение

    В текущей серии 5/8 пациентов имели сопутствующие метастазы в других органах, кроме желудка. Аналогичная картина метастазов была описана Taal et al. (10). В трех случаях только при поражении желудка диагноз был подтвержден путем сравнения биопсии желудка с первичной карциномой молочной железы.

    Рис. 1.

    Хирургический препарат с «клубничным» инфильтратом слизистой оболочки желудка от пациента с метастазами лобулярной карциномы в желудок как единственное место метастазирования. Обратите внимание, что рак не затрагивает желудочно-пищеводный переход и привратник.

    Следует поддерживать высокий индекс подозрения на метастатический рак молочной железы, если у пациентки в анамнезе есть рак молочной железы и у нее развиваются желудочные симптомы. Эндоскопическая, рентгенологическая и гистологическая оценка необходимы для того, чтобы отличить первичный рак желудка от метастазов рака молочной железы в желудок.Рентгенологические и эндоскопические данные неспецифичны, и их может быть трудно отличить от первичного рака желудка и неходжкинской лимфомы. Наиболее распространенным типом метастазов рака молочной железы в желудок является пластический линит с диффузной инфильтрацией подслизистой оболочки и собственной мускулатуры, в то время как картина дискретных узелков или внешнего сдавления встречается реже (5, 10, 15). Сообщалось, что рентгенологические признаки пластического линита согласуются с метастатическим поражением желудка лобулярным раком молочной железы.Таал и др. (10) сообщили, что 83% пациентов с поражением желудка имели лобулярный рак молочной железы как первичный гистологический подтип. В текущей серии 5/8 пациентов имели лобулярный тип рака молочной железы. Поскольку поражение часто ограничивается подслизистым и серозно-мышечным слоями желудка, эндоскопическая оценка может быть нормальной в 50% случаев или может показать только дискретные аномалии слизистой оболочки, неотличимые от других опухолей или доброкачественных заболеваний (16). Рентгенологические данные при компьютерной томографии или бариевой муке включают инкапсуляцию всего желудка, как при пластическом лините, множественные поражения желудка или внешние поражения стенки желудка.Для получения репрезентативного материала необходима глубокая биопсия, а гистологические особенности следует сравнить с таковыми первичной опухоли молочной железы, чтобы для подтверждения диагноза. Иногда лобулярная карцинома молочной железы может иметь морфологию перстня с печаткой, которую можно спутать с первичной аденокарциномой желудка (10). Большое количество перстневидных клеток в сочетании с характером распространения по слизистой оболочке желудка может означать, что метастатическое заболевание в желудок почти неотличимо от первичного пластического линита желудка (9).Тем не менее, перстневидно-клеточная карцинома молочной железы может иметь некоторые морфологические отличия от перстневидно-клеточной карциномы желудка и толстой кишки, такие как одиночный, четко очерченный невакуолизированный внутрицитоплазматический просвет с центральным эозинофильным включением, тогда как другие перстневидно-клеточные карциномы имеют расширенный, глобоидный и оптически прозрачный муцин цитоплазматической кислоты, который прижимает ядра к клеточной мембране (17).

    Рис. 2.

    Окрашивание гематоксилином и эозином лобулярной карциномы молочной железы с метастазами в желудок, увеличение ×200.

    Рисунок 3.

    Выживаемость после диагностики метастазов в желудке.

    Подробный иммуногистохимический анализ может быть единственным надежным методом дифференциации метастатической и первичной карциномы желудка. Метастатическая карцинома молочной железы обычно положительна по CK7, GCDFP-15, карциноэмбриональному антигену (CEA), ER и рецептору прогестерона (PgR) и отрицательна по CK20. CK20 оказывается особенно положительным при карциномах желудка, толстой кишки, поджелудочной железы и переходно-клеточных карциномах, в то время как он не наблюдается ни в одной карциноме молочной железы (18).CK7, напротив, экстенсивно экспрессируется в 90% карцином молочной железы, и его экспрессия также наблюдалась в 50-64% первичной аденокарциномы желудка (19). Хотя ER и PgR-положительные результаты в биопсии желудка свидетельствуют о метастазах рака молочной железы в желудок, стоит отметить, что ER и PgR-положительные результаты со слабой или умеренной интенсивностью окрашивания были зарегистрированы у 32% и 12%, соответственно, пациентов с раком желудка (5). ). ERα можно использовать для диагностики метастазов в желудке рака молочной железы, как van Velthuysen et al. (20) сообщили, что ни одна первичная опухоль желудка не экспрессирует ERα. Они также заметили, что отсутствие окрашивания E-кадгерина было в значительной степени связано с метастатической карциномой молочной железы (20). Кроме того, цитоплазматическая позитивность по GCDFP-15 также может служить подтверждением молочного происхождения. Было обнаружено, что положительное окрашивание GCDFP-15 является чувствительным (55-76%) и специфичным (95-100%) маркером для правильной идентификации злокачественного поражения как метастатической карциномы молочной железы (21). Была продемонстрирована отличная корреляция между положительным результатом GCDFP-15 и происхождением метастатической аденокарциномы молочной железы (5).Положительный результат для CK7 и GCDFP-15, включая экспрессию гормонального рецептора, и, напротив, отрицательный результат для CK20 и CA19-9 имели большое значение для дифференциации непредполагаемой лобулярной карциномы молочной железы от карциномы желудка в настоящих случаях.

    Данных о лечении недостаточно. Метастазы рака молочной железы в желудок свидетельствуют о системном заболевании, поэтому показана системная терапия, такая как химиотерапия и/или гормональная терапия, а не хирургическая резекция (5, 10, 22, 23).Только после постановки правильного диагноза можно начинать лечение генерализованного рака молочной железы. Хирургическое лечение следует назначать только пациентам, у которых развиваются такие осложнения, как непроходимость или кровотечение (7, 8, 10, 15, 22, 23). В большинстве случаев хирургическая резекция невозможна из-за местной инвазии (10). Маклемор и др. . (22) сообщили, что хирургическое вмешательство не оказало существенного влияния на выживаемость (28 против 26 месяцев). Однако пациенты с метастазами только в желудочно-кишечный тракт, перенесшие паллиативную хирургическую резекцию, имели тенденцию к более длительной медиане выживаемости (44 vs. 9 месяцев). Это различие не было статистически значимым. Процесс принятия решения о хирургическом вмешательстве должен основываться на клинической картине и симптомах, доступности вариантов химиотерапии и обсуждении качества жизни (22). В текущем исследовании хирургическое вмешательство было эффективным у двух пациентов, у которых вовлечение желудка было единственным местом метастазирования. Оба этих пациента были положительными по ER и/или PgR и получали гормональную терапию после операции. Другому пациенту будет назначено хирургическое вмешательство, так как желудок является единственным местом метастазирования.Интересно, что эти три пациента были живы после 9-44 месяцев наблюдения, тогда как все остальные умерли в среднем через 9 месяцев. Это различие было статистически значимым ( p= 0,024), что обосновывало применение хирургического вмешательства при операбельном солитарном метастазе рака молочной железы в желудочно-кишечный тракт.

    Выбор системного лечения зависит от возраста, наличия симптомов, функционального состояния, статуса ER и предшествующего лечения. Все представленные пациенты ранее получали химиотерапию, а двое из них получали гормональную терапию (тамоксифен, летрозол).Частота ответов в этой небольшой серии составила 50%, как и в случае Taal et al . (10) (46%), но выше, чем у Schwarz et al . (7) (30%). Медиана выживаемости пациентов с момента постановки диагноза метастазов в желудке составила 11 месяцев, что аналогично данным Taal et al . (10) (10 месяцев), но короче, чем у McLemore et al . (22) (28 месяцев) и Ayantunde et al . (13) (20 месяцев).У трех пациентов выживаемость превысила 2 года, в то время как в серии Taal и соавт. . (10), 22% пациентов прожили более 2 лет.

    Таким образом, первичный рак желудка можно отличить от метастазов рака молочной железы с помощью иммуногистохимического анализа. Полный гистопатологический и иммуногистохимический анализ биоптатов желудка по сравнению с исходной гистологией рака молочной железы необходим для подтверждения диагноза метастатического рака молочной железы.Хирургическое вмешательство должно быть зарезервировано для паллиативной помощи или может быть разумным выбором в случаях одиночных резектабельных метастазов в желудочно-кишечный тракт. Соответствующее системное лечение метастатической карциномы молочной железы является предпочтительным лечением.

    • Получено 30 июня 2009 г.
    • Пересмотрено 8 октября 2009 г.
    • Принято 15 октября 2009 г.

    Метастатические заболевания желудка — Полный текст — Опухоли желудочно-кишечного тракта 2015, Vol.2, № 2

    История вопроса: Желудочные метастазы встречаются редко и представляют собой позднюю и прогрессирующую стадию злокачественного заболевания. В этом обзоре освещаются эпидемиологические, клинические и эндоскопические данные, а также терапевтические стратегии при метастатическом поражении желудка. Резюме: Клиническая картина желудочных метастазов крайне неспецифична. Эндоскопическая картина метастазов в желудке неоднородна, но наиболее частыми находками являются солитарные и подслизистые поражения в стенке желудка.Наиболее распространенной первичной опухолью, распространяющейся на желудок, является рак молочной железы, за которым следует почечно-клеточный рак и многие другие. Как правило, желудочные метастазы возникают на поздних стадиях злокачественного заболевания и часто указывают на короткую выживаемость. Специфической терапии метастазов в желудке не существует, и в основном проводится химиотерапия в зависимости от первичной опухоли. По сравнению с другими метастатическими заболеваниями, желудочные метастазы почечно-клеточного рака и рака молочной железы требуют особого внимания. Желудочные метастазы этих видов рака имеют лучший прогноз, поскольку пациентам с этими состояниями может быть предложено эффективное химиотерапевтическое лечение. Ключевое сообщение: Метастатическое заболевание желудка является редкой клинической картиной. Патофизиология метастатического обсеменения желудка изучена недостаточно. Практические выводы: При злокачественных новообразованиях следует учитывать наличие метастазов в желудке, если имеются поражения слизистой или подслизистой оболочки желудка. Терапия в целом зависит от первичной опухоли.

    © 2015 S. Karger AG, Базель

    Введение

    Метастатическое заболевание раковых поражений в основном распространяется за счет лимфатического дренажа и кровоснабжения.Соответственно, некоторые органы гораздо более предрасположены к метастазированию, чем другие. Это касается печени, легких и местно-регионарных лимфатических узлов, в зависимости от типа и локализации первичной опухоли. В целом метастазы могут развиваться в любом органе, но обычно отдаленные метастазы чаще возникают на поздних диссеминированных стадиях рака. Желудок сам по себе часто является источником метастатического заболевания, в основном из-за распространенного рака желудка, но может также содержать метастазы других злокачественных новообразований.В этом кратком обзоре представлены основные данные о метастазах в желудке.

    Частота

    Метастазы в желудке встречаются редко. Сообщается, что частота в клинических и аутопсийных исследованиях колеблется от 0,2 до 0,7% [1,2]. Отчеты, доступные в литературе, в основном связаны с презентациями случаев или небольшими сериями случаев. Это оставляет нерешенными вопросы, касающиеся основного патофизиологического состояния и молекулярных механизмов желудочных метастазов. Гематогенная диссеминация, перитонеальная диссеминация, лимфатическая инфильтрация или прямая инвазия являются путями желудочного метастазирования.[3]. Кроме того, могут возникать инфильтраты лимфомы и лейкемии в желудке [3].

    Эндоскопические данные

    При злокачественной меланоме обычно обнаруживают, что слизистая оболочка представлена ​​коричневатыми или черными плоскими или приподнятыми участками или поражениями [4,5]. Однако метастазы амеланотической меланомы, как правило, беспигментные, описаны и амеланотические метастазы первичной меланотической меланомы в желудке [6].

    В недавнем отчете о 37 пациентах с желудочными метастазами в паренхиматозные органы описано, что метастазы чаще всего представлены поражениями подслизистого типа (рис. 1) и что солитарные поражения встречаются чаще, чем множественные поражения [7] (рис. 2). Поражения также могут проявляться в виде полиповидных масс [8], язв [4] или изъязвленных выступающих поражений [7,9]. Здесь нет типичного рисунка ямок, как в эндоскопических системах классификации рака желудка, который позволил бы однозначно идентифицировать поражение желудка как метастаз.Это подчеркивает необходимость адекватного забора биопсии для подтверждения точной природы неясных поражений слизистой оболочки желудка [10].

    Рис. 1

    Эндосонографическая картина подслизистого метастаза желудка папиллярного рака яичников. Метастазы располагались в наружных слоях желудка. Эндоскопия выявила выпячивание в теле желудка без видимых повреждений слизистой оболочки. Первичная опухоль была диагностирована 7 месяцев назад.

    Рис. 2

    Желудочный метастаз почечно-клеточного рака, появившийся через 2 года после правосторонней резекции почки.В теле обнаруживаются множественные метастатические поражения.

    Клиническая картина

    Обзор Namikawa и Hanazaki [3] показал, что средний возраст пациентов с метастазами в желудке, как сообщается в литературе, составляет 59,1 года, в диапазоне от 56 до 71 года, и что среднее время между первичным диагнозом злокачественных новообразований и желудочных метастазов составляет 16-78 мес. Интересно, что желудочные метастазы рака молочной железы и почечно-клеточного рака возникают с большей задержкой от первоначального диагноза опухоли (75.6 и 50-78 месяцев соответственно).

    Клиническая картина желудочных метастазов нетипична. Сообщаемые симптомы включают боль в эпигастральной области, дисфагию и рвоту [7]. У значительного числа больных желудочно-кишечное кровотечение [7,11] и др. выявляют случайно при стадирующих эндоскопиях, которые проводят на фоне известной первичной опухоли или даже в поисках первичной опухоли.

    Время выживания после обнаружения метастазов в желудке короткое и составило в среднем 3 месяца, варьируя от 1 до 11 месяцев в серии из 37 случаев.У пациентов с одиночными метастазами выживаемость была выше, чем у пациентов с множественными желудочными метастазами [7]. Однако выживаемость в основном зависит от типа и стадии первичной опухоли.

    Следует обратить внимание на метастазы в желудке с поздним началом, которые могут развиваться даже спустя годы после первоначального диагноза злокачественного заболевания. Онорати и др. [12] представили случай метастазирования в желудок через 20 лет после почечно-клеточного рака. Софос и др. [13] описали метастазы увеальной меланомы в желудке через 12 лет после первоначального диагноза, а Mehrzad et al.[14] описали поздние метастазы рака предстательной железы с латентностью 9 лет.

    Терапия

    Желудочные метастазы в основном одиночные, но могут быть диссеминированы по желудку, как в случае злокачественной меланомы. Поскольку желудочные метастазы появляются на поздней стадии злокачественного заболевания, терапия обычно состоит из системной химиотерапии первичной опухоли, а не хирургического вмешательства. Местные осложнения, такие как непроходимость или кровотечение, лечат с помощью эндоскопии или хирургического вмешательства [15] с паллиативной целью.Стандартные эндоскопические гемостатические процедуры или стенты являются предпочтительными методами лечения. Хирургическое вмешательство на желудке следует рассматривать при опухолевых образованиях, которые могут потребовать метастатического хирургического вмешательства для улучшения исхода, таких как рак почки и рак толстой кишки. Показанием к хирургическому вмешательству является доказательство того, что метастазы в желудке являются одиночными, и, таким образом, требуется тщательное диагностическое исследование.

    Из-за таргетных режимов химиотерапии при почечно-клеточном раке и раке молочной железы выживаемость этих пациентов с метастазами в желудке выше по сравнению с другими первичными опухолями [3].

    Заключение

    Желудочные метастазы встречаются редко, и механизмы метастазирования в желудок не ясны. Метастатическое поражение желудка обычно является признаком поздней стадии злокачественного заболевания. Лечение метастазов в желудке в большинстве случаев обусловлено первичным злокачественным новообразованием и в основном основано на химиотерапии. Прогноз определяется локализацией первичной опухоли. Клиническая картина крайне неспецифична, а эндоскопическая картина неоднородна.Поэтому желудочные метастазы необходимо учитывать в качестве дифференциальной диагностики поражений желудка и требуют тщательного обследования.

    Заявление о раскрытии информации

    Йохен Вейгт и Петер Малфертейнер заявляют об отсутствии конфликта интересов, связанного с данным документом.

    Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
    Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
    Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

    Метастазы рака молочной железы в желудок

  • 1. Forouzanfar MH, Foreman KJ, Delossantos AM, Lozano R, Lopez AD, et al. Рак молочной железы и шейки матки в 187 странах в период с 1980 по 2010 год: систематический анализ. Ланцет 2011;378:1461-84.

    DOIPubMed
  • 2.Fondrinier E, Guérin O, Lorimier G. Сравнительное исследование метастатических паттернов протоковой и лобулярной карциномы молочной железы из двух соответствующих серий (376 пациентов). Бык Рак 1997;84:1101-7.

    PubMed
  • 3. Taal BG, den Hartog Jager FC, Steinmetz R, Peterse H. Спектр желудочно-кишечных метастазов карциномы молочной железы: I. желудок. Gastrointest Endosc 1992;38:130-5.

    DOIPubMed
  • 4. Таал Б.Г., Петерс Х., Бут Х. Клиническая картина, эндоскопические особенности и лечение метастазов рака молочной железы в желудок.Рак 2000;89:2214-21.

    DOIPubMed
  • 5. Schwarz RE, Klimstra DS, Turnbull AD. Метастатический рак молочной железы, маскирующийся под первичный рак желудочно-кишечного тракта. Am J Gastroenterol 1998;93:111-4.

    DOIPubMed
  • 6. Cormier WJ, Gaffey TA, Welch JM, Welch JS, Edmonson JH. Пластический линит, вызванный метастатическим дольковым раком молочной железы. Mayo Clin Proc 1980; 55:747-53.

    PubMed
  • 7. Pectasides D, Psyrri A, Pliarchopoulou K, Floros T, Papaxoinis G и соавт.Желудочные метастазы, происходящие от рака молочной железы: отчет о 8 случаях и обзор литературы. Anticancer Res 2009;29:4759-63.

    PubMed
  • 8. Аянтунде А.А., Агравал А., Парсонс С.Л., Уэлч Н.Т. Рак пищевода и желудка, вторичный по отношению к первичной опухоли молочной железы, не требует резекции. World J Surg 2007; 31:1597-601.

    DOIPubMed
  • 9. Вилла Гусман Х.К., Эспиноса Х., Сервера Р., Дельгадо М., Патон Р. и др. Метастазы рака молочной железы в желудке и толстой кишке: клинический случай, обзор литературы и возможные основные механизмы.Рак молочной железы: цель и терапия 2017; 9:1-7.

    DOIPubMed PMC
  • 10. Reiman T, Butts CA. Кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта как метастатическое проявление рака молочной железы: клинический случай и обзор литературы. Can J Gastroenterol 2001;15:67-71.

    DOIPubMed
  • 11. Кричли А.С., Харви Дж., Карр М., Ивучукву О. Синхронные метастазы в желудке и толстой кишке инвазивной лобулярной карциномы молочной железы: клинический случай и обзор литературы. Ann R Coll Surg Engl 2011;93:e49-50.

    DOIPubMed PMC
  • 12. Weigt J, Malfertheiner P. Метастатическое заболевание желудка. Опухоли желудочно-кишечного тракта 2015; 2:61-4.

    DOIPubMed PMC
  • 13. Намикава Т., Ханазаки К. Клинико-патологические особенности и результаты лечения метастатических опухолей желудка. Surg Today 2014;44:1392-9.

    DOIPubMed
  • 14. Barranco R, Orcioni GF, Ventura F. Фатальная перфорация желудка, вторичная по отношению к язвенным метастазам при невыявленном раке молочной железы: патологические аспекты и обзор литературы.Малайцы Дж. Патол 2017; 39: 181-7.

    PubMed
  • 15. Jones GE, Strauss DC, Forshaw MJ, Deere H, Mahedeva U, et al. Метастазы рака молочной железы в желудок могут имитировать первичный рак желудка: отчет о двух случаях и обзор литературы. World J Surg Oncol 2007; 5:75.

    DOIPubMed PMC
  • 16. Aurello P, D’Angelo F, Cosenza G, Petrocca S, Stoppacciaro A, et al. Желудочные метастазы через 14 лет после мастэктомии лобулярной карциномы молочной железы: отчет о клиническом случае и обзор литературы.Am Surg 2006; 72: 456-60.

    PubMed
  • 17. Ellis MC, Mason T, Barnett J, Kiesow LL, Vetto JT. Злокачественные новообразования желудка у выживших после рака молочной железы: патология и исходы. Ам Дж. Сург 2009; 197: 633-6.

    DOIPubMed
  • 18. Kayılıoğlu SI, Akyol C, Esen E, Cansız-Ersöz C, Kocaay AF, et al. Желудочные метастазы эктопического рака молочной железы, имитирующие подмышечные метастазы первичного рака желудка. Представитель Gastrointest Med 2014; 2014: 232165.

    DOIPubMed PMC
  • 19.Ульмер Л.Л., Кормье И., Джха Л.К., Сингх С., Фишер К.В. и др. Использование эндоскопического ультразвука в диагностической дилемме: метастатический рак молочной железы в желудок. Представитель Gastrointest Med 2018;15:2018:2820352.

    DOIPubMed PMC
  • 20. El-Hage A, Ruel C, Afif W, Wissanji H, Hogue JC и соавт. Метастатическая картина инвазивной лобулярной карциномы молочной железы с акцентом на желудочные метастазы. J Surg Oncol 2016;114:543-7.

    DOIPubMed
  • 21. Либанио Д., Динис-Рибейро М., Пиментель-Нуньес П.Желудочные метастазы рака молочной железы через 20 лет. GE Port J Gastroenterol 2018;25:99-101.

    DOIPubMed PMC
  • 22. Kim DH, Son SM, Choi YJ. Желудочные метастазы инвазивного лобулярного рака молочной железы, имитирующие первичный рак желудка: отчет о клиническом случае. Медицина (Балтимор) 2018; 97:e0258.

    DOIPubMed PMC
  • 23. Woo J, Lee JH, Lee KE, Sung SH, Lim W. Метастазы в желудке как первое проявление за год до постановки диагноза первичного рака молочной железы. Am J Case Rep 2018; 26: 354-9.

    DOIPubMed PMC
  • 24. Horimoto Y, Hirashima T, Arakawa A, Miura H, Saito M. Метастатические полипы толстой кишки и желудка от рака молочной железы, напоминающие гиперпластические полипы. Представитель хирургического дела 2018; 23:23.

    DOIPubMed PMC
  • 25. Kliiger J, Gorbaty M. Метастазы в поджелудочную железу и желудок от первичного рака молочной железы: отчет о клиническом случае. J Community Hosp Intern Med Perspect 2017; 19: 234-7.

    DOIPubMed PMC
  • 26. Родригес М.В., Терсиоти-Джуниор В., Лопес Л.Р., Коэльо-Нето Жде С., Андреолло Н.А.Метастазы рака молочной железы в желудок: когда показана гастрэктомия? Arq Bras Cir Dig 2016; 29: 86-9. (на английском, португальском)

    PubMed PMC
  • 27. Гурзу С., Баниас Л., Бара Т., Фехер И., Бара Т., Юнг И. Путь эпителиально-мезенхимального перехода в двух случаях метастазов в желудке, происходящих из карциномы молочной железы, один с метахронным первичным раком желудка. Недавний патент Pat Anticancer Drug Discov 2018;13:118-24.

    DOIPubMed
  • 28. Арслан НЧ, Атила К, Бора С, Юнлю М.Желудочные метастазы рака молочной железы, имитирующие первичный рак желудка: клинический случай. Терк Дж. Гастроэнтерол 2012; 23:808-9.

    DOIPubMed
  • 29. Бука Д., Дворжак Дж., Рихтер И., Хадзи Н.Д., Сирани Дж. Желудочные и колоректальные метастазы лобулярной карциномы молочной железы: клинический случай. Acta Medica (Градец Кралове) 2016;59:18-21.

    DOIPubMed
  • 30. Уланья М.Б., Таха М., Аль-Машхадани А., Бейтлер Б.Д., Аль-Текрити М. и др. Желудочно-кишечное кровотечение из эрозивного гастрита и дуоденита: дозорный случай инвазивной лобулярной карциномы молочной железы и диагностическая дилемма.Куреус 2018;10:e2757.

    DOIPubMed PMC
  • 31. Чжан Б., Копур-Дахи Н., Калмаз Д., Боланд Б.С. Желудочно-кишечные проявления метастазирования рака молочной железы. Dig Dis Sci 2014; 59: 2344-6.

    DOIPubMed
  • 32. Эрен О.О., Озтурк М.А., Сонмез О., Аслан Э., Озкан Ф. и соавт. Желудочные метастазы у пациентки с лобулярной карциномой молочной железы через 6 лет после постановки диагноза. J Gastrointest Рак 2014; 45: 504-5.

    DOIPubMed
  • 33. Джоши П., Леле В., Джайн Р., Хубчандани С., Синхасан С.Метастаз желудка карциномы молочной железы, имитирующий первичное новообразование желудка, на фтордезоксиглюкозо-позитронно-эмиссионной томографии-компьютерной томографии. Indian J Med Paediatr Oncol 2013;34:128-9.

    DOIPubMed PMC
  • 34. Абид А., Моффа С., Монга Д.К. Метастазы рака молочной железы в желудочно-кишечный тракт могут имитировать первичный рак желудка. Дж. Клин Онкол 2013; 31:e106-7.

    DOIPubMed
  • 35. Fernandes GS, Corrêa TS, Carvalho EP, Katz A, Hoff PM. Желудочные и эндобронхиальные метастазы при дольковом раке молочной железы.Представитель по делу Oncol 2013;6:555-60.

    DOIPubMed PMC
  • 36. Tan L, Piao Y, Liu Z, Han T, Song F и соавт. Метастазы рака молочной железы в желудок, подтвержденные с помощью гастроскопии: клинический случай. Oncol Lett 2014;8:1205-7.

    DOIPubMed PMC
  • 37. Geredeli C, Dogru O, Omeroglu E, Yilmaz F, Cicekci F. Желудочные метастазы тройной негативной инвазивной дольковой карциномы. Редкие опухоли 2015; 7:5764.

    DOIPubMed PMC
  • 38. Dória MT, Maesaka JY, Martins SN Filho, Silveira TP, Boufelli G, et al.Желудочные метастазы как первое проявление инвазивной дольковой карциномы молочной железы. Autops Case Rep 2015; 5: 49-53.

    DOIPubMed PMC
  • 39. Yagi Y, Sasaki S, Yoshikawa A, Tsukioka Y, Fukushima W, et al. Метастатическая карцинома желудка от рака молочной железы, имитирующая первичный пластический линит: клинический случай. Oncol Lett 2015; 10:3483-7.

    DOIPubMed PMC
  • 40. Nakamura J, Okuyama K, Sato H, Yoda Y, Kai K, et al. Повторные изменения молекулярного подтипа при метастазах в желудок рака молочной железы: клинический случай.Мол Клин Онкол 2016;4:695-8.

    DOIPubMed PMC
  • 41. Вонг К.С., Гамбер А., Кирупаран П., Блэкмор А. Перфорация желудка, вторичная по отношению к метастазам рака молочной железы. Представитель BMJ, 2016; 2016.

    DOIPubMed PMC
  • 42. Дос Сантос Фернандес Г., Батиста Буджиато Фариа Л.Д., де Ассис Перейра И., Невес Н.К., Виейра Ю.О. и соавт. Желудочные метастазы рака молочной железы: серия случаев. Редкие опухоли 2016; 8:6305.

    DOIPubMed PMC
  • 43. Ricciuti B, Leonardi GC, Ravaioli N, De Giglio A, Brambilla M, et al.Протоковая карцинома молочной железы с метастазами в желудок, напоминающая первичный пластический линит у пациента мужского пола. J Рак молочной железы 2016;19:324-9.

    DOIPubMed PMC
  • 44. Jmour O, Belaid A, Mghirbi F, Béhi K, Doghri R, et al. Желудочные метастазы двустороннего рака молочной железы. J Gastrointest Oncol 2017;8:E16-20.

    DOIPubMed PMC
  • 45. Бушан К., Каммар П., Сингх С., Адвани С., Махаджан П. Инфильтрирующий лобулярный рак молочной железы, представляющий собой изолированный метастаз в желудке: клинический случай.Idian J Surg Oncol 2018; 9: 318-22.

    DOIPubMed PMC
  • 46. Хан И, Малик Р, Хан А, Асад С, Захид М и др. Метастазы рака молочной железы в желудочно-кишечный тракт проявляются анемией и внутрибрюшным кровотечением. Куреус 2017;9:e1429.

    DOIPubMed PMC
  • 47. Namikawa T, Munekage E, Ogawa M, Oki T, Munekage M, et al. Клиническая картина и лечение желудочных метастазов других злокачественных новообразований солидных органов. Биомед Реп 2017;7:159-62.

    DOIPubMed PMC
  • 48.Йим К., Ро С.М., Ли Дж. Рак молочной железы с метастазами в желудок, имитирующий первичный рак желудка: клинический случай. World J Gastroenterol 2017;23:2251-7.

    DOIPubMed PMC
  • 49. Ушида Ю., Йошимидзу С., Хориучи Ю., Йошио Т., Исияма А. и соавт. Клинико-патологические особенности метастатических опухолей желудка, происходящих из рака молочной железы: анализ одиннадцати случаев. Мир J Oncol 2018; 9: 104-9.

    DOIPubMed PMC
  • 50. Xu L, Liang S, Yan N, Zhang L, Gu H, et al. Метастатический рак желудка из карциномы молочной железы: отчет о 78 случаях.Oncol Lett 2017; 14:4069-77.

    DOIPubMed PMC
  • 51. Waseda Y, Hayashi T, Kaneko S. Желудочные метастазы рака молочной железы, визуализированные с помощью увеличивающей эндоскопии с узкоспектральной визуализацией. Dig Endosc 2015; 27:708-15.

  • 52. Dupont WD, Page DL. Факторы риска рака молочной железы у женщин с пролиферативной болезнью груди. N Engl J Med 1985; 312:146-51.

    DOIPubMed
  • 53. McLemore EC, Pockaj BA, Reynolds C, Gray RJ, Hernandez JL, et al. Рак молочной железы: представление и вмешательство у женщин с желудочно-кишечными метастазами и карциноматозом.Энн Сург Онкол 2005; 12:886-94.

    DOIPubMed
  • 54. Симчук Е.Ю., Лоу Д.Э. Прямые метастазы в пищевод от отдаленной первичной опухоли представляют собой подслизистый процесс: обзор шести случаев. Dis Esophagus 2001;14:247-50.

    DOIPubMed
  • 55. Caramella E, Bruneton JN, Roux P, Aubanel D, Lecomte P. Метастазы пищеварительного тракта: отчет о 77 случаях и обзор литературы. Евр Дж Радиол 1983;3:331-8.

    PubMed
  • 56. Варанаси Р.В., Зальцман Дж.Р., Кримс П., Кримальди А., Колби Дж.Метастатическая карцинома молочной железы в пищевод: клинико-патологические и терапевтические особенности четырех случаев и обзор литературы. Am J Gastroenterol 1995;90:1495-9.

    PubMed
  • 57. Тофе М., Шами П., Афтимос Г., Сааде М. Желудочно-кишечные метастазы рака молочной железы; отчет о случае. Южный Мед J 2003; 96: 624-5.

    DOIPubMed
  • 58. Zabel BA, Wang Y, Lewén S, Berahovich RD, Penfold ME, et al. Выяснение CXCR7-опосредованных сигнальных событий и ингибирования CXCR4-опосредованной трансэндотелиальной миграции опухолевых клеток лигандами CXCR7.J Immunol 2009;183:3204-11.

    DOIPubMed
  • 59. Andre F, Xia W, Conforti R, Wei Y, Boulet T, et al. Экспрессия CXCR4 при раннем раке молочной железы и риск отдаленного рецидива. Онколог 2009;14:1182-8.

    DOIPubMed
  • 60. Бартоломе Р.А., Феррейро С., Микилена-Колина М.Е., Мартинес-Пратс Л., Сото-Монтенегро М.Л. и соавт. Хемокиновый рецептор CXCR4 и металлопротеиназа MT1-MMP взаимно необходимы при метастазировании меланомы в легкие. Ам Дж. Патол 2009; 174: 602-12.

    DOIPubMed PMC
  • 61. Kryczek I, Wei S, Keller E, Liu R, Zou W. Стромальный фактор (SDF-1/CXCL12) и патогенез опухоли человека. Am J Physiol Cell Physiol 2007; 292:C987-95.

    DOIPubMed
  • 62. Борст М.Дж., Ингольд Дж.А. Метастатические паттерны инвазивной лобулярной и инвазивной протоковой карциномы молочной железы. Хирургия 1993;114:637-41. обсуждение 641-2

    PubMed
  • 63. Хантер К.В., Кроуфорд Н.П., Алсаррадж Дж. Механизмы метастазирования. Рак молочной железы Res 2008; 10: S2.

    DOIPubMed PMC
  • 64. Wendt MK, Taylor MA, Schiemann BJ, Schiemann WP. Понижающая регуляция эпителиального кадгерина необходима для инициации метастатического роста рака молочной железы. Мол Биол Селл 2011;22:2423-35.

    DOIPubMed PMC
  • 65. Yu HA, Kim EY, Seo MJ, Chung E, Cho MJ и соавт. Метастазы рака молочной железы в желудок и толстую кишку. Ewha Med J 2014; 37:98-104.

    DOI
  • 66. Koike K, Kitahara K, Higaki M, Urata M, Yamazaki F, et al. Клинико-патологические особенности желудочного метастазирования рака молочной железы в трех случаях.Рак молочной железы 2014;21:629-34.

    DOIPubMed
  • 67. Signorelli C, Pomponi-Formiconi D, Nelli F, Pollera CF. Единичные метастазы рака молочной железы в толстую кишку: отчет о клиническом случае. Тумори 2005;91:424-27.

    DOIPubMed
  • 68. Taal BG, Boot H, van Heerde P, de Jong D, Hart AA, et al. Первичная неходжкинская лимфома желудка: эндоскопическая картина и прогноз при злокачественных новообразованиях низкой и высокой степени в отношении концепции MALT. Гут 1996;39:556-61.

    DOIPubMed PMC
  • 69.Маршалл М.Э. Желудочно-кишечные метастазы рака молочной железы. J Ky Med Assoc 1983; 81: 154-7.

    PubMed
  • 70. Qu Q, Zong Y, Fei XC, Chen XS, Xu C и соавт. Значение биопсии при клинически диагностированных метастатических поражениях у больных раком молочной железы. World J Surg Oncol 2014; 12:93.

    DOIPubMed PMC
  • 71. Шимада Х., Окадзуми С., Кояма М., Мураками К. Целевая группа Японской ассоциации рака желудка по содействию исследованиям: клиническая полезность 18 позитронно-эмиссионной томографии f-фтор-2-дезоксиглюкозы при раке желудка.Систематический обзор литературы. Рак желудка 2011;14:13-21.

    DOIPubMed
  • 72. Чу П.Г., Вайс Л.М. Иммуногистохимическая характеристика перстневидноклеточного рака желудка, молочной железы и толстой кишки. Ам Дж. Клин Патол 2004; 121:884-92.

    DOIPubMed
  • 73. Лопес Деограсиас М., Флорес Хайме Л., Ариас-Камисон И., Замакола И., Мурильо Гиберт Дж. и др. Ректальные метастазы лобулярной карциномы молочной железы через 15 лет после первичного диагноза. Клин Трасл Онкол 2010;12:150-3.

    DOIPubMed
  • 74. Мацуи М., Кодзима О., Каваками С., Уэхара Ю., Такахаши Т. Прогноз пациентов с раком желудка, обладающих рецепторами половых гормонов. Surg Today 1992; 22:421-5.

    DOIPubMed
  • 75. Curtit E, Nerich V, Mansi L, Chaigneau L, Cals L, et al. Различия в статусе рецепторов эстрогена, статусе рецептора прогестерона и статусе HER-2 между первичным раком молочной железы и метастазами. Онколог 2013;18:667-74.

    DOIPubMed PMC
  • 76.Тот Т. Роль цитокератинов 20 и 7 и анализа рецепторов эстрогена в разделении метастатической дольковой карциномы молочной железы и метастатической перстневидно-клеточной карциномы желудочно-кишечного тракта. АПМИС 2000;108:467-72.

    DOIPubMed
  • 77. Верлинг Р.В., Язиджи Х., Бакки К.Э., Платье AM. CDX2, высокочувствительный и специфичный маркер аденокарцином кишечного происхождения: иммуногистохимическое исследование 476 первичных и метастатических карцином. Am J Surg Pathol 2003; 27: 303-10.

    DOIPubMed
  • 78. Saad RS, Ghorab Z, Khalifa MA, Xu M. CDX2 как маркер кишечной дифференцировки: его полезность и ограничения. World J Gastrointest Surg 2011; 3:159-66.

    DOIPubMed PMC
  • 79. Бхаргава Р., Беривал С., Даббс Д.Дж. Маммаглобин против GCDFP-15: иммуногистологическое проверочное исследование чувствительности и специфичности. Ам Дж. Клин Патол 2007; 127: 103–13.

    DOIPubMed
  • 80. Wang Z, Spaulding B, Sienko A, Liang Y, Li H, et al.Маммаглобин — ценный диагностический маркер метастатического рака молочной железы. Int J Clin Exp Pathol 2009; 2:384-9.

    PubMed PMC
  • 81. Платье AM, Fulton RS, Kandalaft PL. Маркеры метастатического рака молочной железы. Гистопатология 2016;68:86-95.

    DOIPubMed
  • 82. Xiang X, Zhao X, Qu H, Li D, Yang D, et al. Ядерный фактор гепатоцитов 4 альфа способствует инвазии, метастазированию и ангиогенезу клеток нейробластомы посредством нацеливания на металлопротеиназу матрикса.Рак Летт 2015; 359: 187-97.

    DOIPubMed
  • 83. Jucá PCFC, Corrêa S, Vignal GM, Accioly MTS, Lustosa SAS и др. Экспрессия HFN4A как потенциальный диагностический инструмент для различения первичного рака желудка от метастазов рака молочной железы в бразильской когорте. Диагн Патол 2017; 12:43.

    DOIPubMed PMC
  • 84. Sato T, Muto I, Hasegawa M, Aono T, Okada T, et al. Перстневидно-клеточная дольковая карцинома молочной железы с обструкцией двенадцатиперстной кишки и острым панкреатитом.Азиатский J Surg 2007; 30: 220-3.

    DOIPubMed
  • 85. Ciulla A, Castronovo G, Tomasello G, Maiorana AM, Russo L, et al. Желудочные метастазы, возникающие при скрытой дольковой карциноме молочной железы: проблемы диагностики и лечения. World J Surg Oncol 2008; 6:78.

    DOIPubMed PMC
  • 86. Corso G, Intra M, Trentin C, Veronesi P, Galimberti V. Мутации зародышевой линии CDh2 и наследственный лобулярный рак молочной железы. Семья Рака 2016; 15: 215-9.

    DOIPubMed
  • 87.Гджиши О., Ваши П., Зеевальд Л., Кохан М., Аббуд Э. и др. Терапевтическая и профилактическая гастрэктомия в семье с наследственным диффузным раком желудка, вторичным по отношению к мутации CDh2: серия случаев. World J Surg Oncol 2018; 16:143.

    DOIPubMed PMC
  • 88. Figueiredo J, Melo S, Carneiro P, Moreira AM, Fernandes MS, et al. Клинический спектр и плейотропная природа герминальных мутаций CDh2. J Med Genet 2019;56:199-208.

    DOIPubMed
  • 89. Corso G, Figueiredo J, La Vecchia C, Veronesi P, Pravettoni G, et al.Наследственный лобулярный рак молочной железы с акцентом на генетический дефект Е-кадгерина. J Med Genet 2018;55:431-41.

    DOIPubMed
  • 90. Benusiglio PR, Malka D, Rouleau E, De Pauw A, Buecher B, et al. Мутации зародышевой линии CDh2 и синдром наследственного диффузного рака желудка и лобулярной молочной железы: многоцентровое исследование. J Med Genet 2013;50:486-9.

    DOIPubMed
  • Метастатический рак: что такое метастазирование?

    Что такое метастазирование?

    Метастаз — это слово, используемое для описания распространения рака.В отличие от нормальных клеток, раковые клетки обладают способностью расти за пределами того места в организме, где они возникли. Когда это происходит, это называется метастатическим раком. Почти все виды рака имеют способность к метастазированию, но это зависит от множества индивидуальных факторов. Метастазы могут возникать тремя путями:

    1. Они могут прорастать непосредственно в ткани, окружающие опухоль;
    2. Клетки могут перемещаться по кровотоку в отдаленные места; или
    3. Клетки могут перемещаться по лимфатической системе к близлежащим или отдаленным лимфатическим узлам.

    Распространенные места метастазирования

    Наиболее распространенными местами метастазирования рака являются головной мозг, кости, легкие и печень. Другие места могут включать надпочечники, лимфатические узлы, кожу и другие органы

    Иногда метастазы обнаруживаются без известного первичного рака.

    В этой ситуации проводится обширный поиск основного источника рака. Если ничего не может быть обнаружено, это считается случаем рака неизвестной первичной формы (CUPS).

    Симптомы рака

    Некоторые люди не имеют или имеют минимальные симптомы метастатического рака. Если есть симптомы рака, они основаны на расположении метастазов.

    Если опухоль метастазировала в головной мозг, симптомы могут включать головную боль, головокружение, проблемы со зрением, проблемы с речью, тошноту, трудности при ходьбе или спутанность сознания.

    Метастазы в кости могут вызывать или не вызывать боль. Иногда первым признаком костного метастазирования является перелом кости при незначительной травме или без нее.* Сильная боль в спине, сопровождающаяся онемением ног или затруднением опорожнения кишечника или мочевого пузыря, должна быть немедленно осмотрена врачом.

    Раковые симптомы метастазирования в легкие обычно очень расплывчаты и могут быть связаны с другими проблемами, не связанными с раком. Они могут включать кашель (продуктивный или непродуктивный), кровохарканье, боль в груди или одышку.

    Метастазы в печень могут вызывать боль, потерю веса, тошноту, потерю аппетита, выделение жидкости из брюшной полости (асцит) или желтуху (пожелтение кожи и белков глаз, темная моча, светлый стул).

    Диагностика

    Не существует единого теста для выявления метастазов. Различные тесты покажут разные вещи. Проводимые тесты определяются типом первичного рака и/или любыми симптомами, которые необходимо исследовать.

    Анализы крови

    Рутинные анализы крови, такие как ферменты печени, могут быть повышены при наличии метастазов в печень. Однако эти анализы крови часто нормальны даже у людей с запущенными заболеваниями.

    Онкомаркеры:

    Некоторые виды рака имеют специальные анализы крови, которые могут помочь в отслеживании болезни ПОСЛЕ того, как она была диагностирована.Если эти уровни повышаются, это может указывать на то, что болезнь активна или прогрессирует. Некоторые примеры:

    Существует несколько онкомаркеров, которые менее специфичны и поэтому не используются в качестве инструмента для диагностики метастазирования.

    Визуализация

    Существует множество тестов, которые предназначены для «фотографирования» различных частей внутренностей тела. Тип проводимых тестов будет зависеть от симптомов и/или типа рака.

    Ультразвук — это один из способов оценки брюшной полости при подозрении на новообразование.Это хороший инструмент для выявления жидкости в брюшной полости, а также для того, чтобы отличить заполненные жидкостью кисты печени от более твердых, подозрительно выглядящих образований в печени или тазу.

    КТ (компьютерная томография) может использоваться для сканирования головы, шеи, грудной клетки, брюшной полости и таза. Когда это делается с контрастом, это особенно хорошо для выявления масс в лимфатических узлах, легких, печени или других структурах.

    Сканирование костей проводится с использованием радиоактивного индикатора, который прикрепляется к поврежденным костям и проявляется в виде «горячей точки» на сканированном изображении.Это наиболее полезно при оценке всего тела на наличие признаков повреждения костей, подозрительных на рак. Если есть опасения по поводу перелома кости, может быть проведено дополнительное простое рентгенологическое исследование для дальнейшего определения степени повреждения.

    МРТ (магнитно-резонансная томография) — это тест с использованием радиоволн и магнитов для создания изображения. МРТ лучше всего использовать для определения потенциального повреждения спинного мозга при наличии костных метастазов в позвонках спины или для характеристики метастазов в головной мозг.

    ПЭТ-сканирование (позитронно-эмиссионная томография) используется для выявления областей гиперметаболической активности в любом месте тела. Пациенту вводят радиоактивное вещество, которое присоединяется к глюкозе, которая притягивается к гиперметаболическим клеткам. Когда сканирование завершено, эти области «загораются». Часто, но не всегда, раковые клетки попадают в эту категорию гиперметаболических клеток. Кроме того, не все, что является гиперметаболическим, является раком.

    Результаты этих и других тестов могут не давать окончательной информации.Выводы должны быть соотнесены друг с другом, физическим осмотром, симптомами и, в некоторых случаях, биопсией.

    Варианты лечения

    Метастазирование в первую очередь лечится в зависимости от первоначальной локализации рака. Например, если у человека рак молочной железы и рак распространяется на печень, его все равно лечат теми же препаратами, что и при раке молочной железы, — ведь сами раковые клетки не изменились, они просто живут на новом месте.

    В некоторых клинических ситуациях метастазы можно лечить особым образом.

    Мозг

    В зависимости от количества опухолей и распространенности заболевания в остальной части тела варианты лечения могут включать хирургическое вмешательство (в очень специфических случаях), лучевую терапию, хирургию гамма-ножа, химиотерапию и/или стероиды.

    Кость

    Если костные метастазы не вызывают боли или опасности перелома, их можно наблюдать или лечить с помощью медикаментозной терапии. Если есть боль или кость хрупкая, можно провести облучение места повреждения.

    Легкое

    Лечение метастазов в легкие зависит от распространенности метастазов, а также от первичного рака. В большинстве случаев его будут лечить так же (теми же препаратами), что и первичный рак. Если метастазы вызывают образование жидкости вокруг легкого, может быть проведена процедура (торакоцентез) для удаления жидкости, чтобы облегчить дыхание.

    Печень

    Существует множество способов лечения метастазов в печени в зависимости от типа и распространенности первичного рака, а также количества и размера метастазов в печень.Во многих случаях метастазы в печень лечат так же (теми же препаратами), что и первичный рак.

    В случаях, когда имеется ограниченное заболевание, как первичное, так и метастатическое, существует несколько новых подходов, включая, например, хирургическое вмешательство и радиочастотную абляцию (РЧА).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Copyright © 2022 Муниципальное образование «Новоторъяльский муниципальный район» Республика Марий Эл