Последняя стадия рака желудка: диагностика и лечение в Минске

Содержание

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000 русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300 мирных украинских жителей погибли
Более 2 000 мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул.

Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

«Это не война, а только спец. операция.»

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

«Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.»

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР.
Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет «Мирных жителей это не коснется.»

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

«У российских войск нет потерь.»

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

«В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.»

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

«Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.»

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году.

Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

«Украинцы это заслужили.»

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Лечение рака желудка 4 стадия в Германии

В настоящее время, в связи со сложностями, связанными с организацией лечения в Турции, Швейцарии, Южной Корее и Индии, мы приостановили обработку заявок по этим направлениям.

Если вас интересует организация лечения в Германии, оставьте, пожалуйста, заявку, и наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время.

 

Рак желудка – злокачественная патология, которая входит в десятку наиболее распространенных видов рака в мире. Ежегодно диагностируют более 1 миллиона новых случаев. Чаще всего заболевание развивается в возрасте 35-40 лет, у лиц мужского пола. За счет инновационных технологий и новых методов лечения в Европе можно продлить пациентам жизнь и контролировать опухоль даже на 4 стадии. Сегодня такие методики доступны во многих клиниках Германии.

Содержание

  1. Стандартное лечение рака желудка и его недостатки
  2. Инновационные методы лечения рака желудка 4 стадии в Германии
  3. Клиники и стоимость лечения
  4. Почему лучше пройти лечение в Германии?
  5. Как поехать на лечение в немецкие клиники?

 

Стандартное лечение рака желудка и его недостатки

4 стадия рака желудка диагностируется при наличии метастазов в отдаленных от первичной опухоли участках тела. Лечение у большинства пациентов ограничивается химиотерапией, паллиативными операциями и симптоматической терапией. Но при таком подходе существуют немалые риски:

  • Хирургические операции не увеличивают выживаемость пациентов при раке желудка.
  • Симптоматическая терапия может облегчить состояние пациентов только в краткосрочной перспективе.
  • Стандартная химиотерапия негативно действует на здоровые клетки организма, вызывая различные осложнения.
  • При наличии метастазов в брюшной полости положительные результаты после химиотерапии наблюдаются лишь у 15-20% больных. Улучшить показатели лечения можно при повышении дозы химиопрепаратов, что невозможно из-за их токсичности.

Врачи в Германии проводят лечение по усовершенствованным протоколам, которые позволяют использовать высокие концентрации химиопрепаратов, проводить успешные операции и устранять осложнения. При этом все методики безопасны и имеют меньшее количество осложнений.

 

Подобрать профильную клинику

Инновационные методы лечения рака желудка 4 стадии в Германии

При метастатическом раке желудка 4 стадии немецкие онкологи делают все возможное, чтобы максимально удалить злокачественную ткань, улучшить качество жизни пациентов и провести профилактику рецидива. Для этого применяют новейшие методики, к которым относятся циторедуктивные операции и HIPEC, химиоэмболизация метастазов, современные варианты медикаментозной и лучевой терапии, эндоскопические операции и другие.

Циторедуктивные операции и HIPEC при раке желудка

В случае распространения рака желудка 4 стадии по брюшине проводятся циторедуктивные операции – удаление видимых опухолевых очагов. Однако хирургические вмешательства при новообразованиях в желудке часто вызывают дополнительное рассеивание раковых клеток по брюшной полости и их быстрое размножение. Чтобы этого избежать и увеличить выживаемость пациентов, в Германии уничтожают оставшиеся патологические клетки с помощью гипертермической интраперитонеальной химиотерапии (HIPEC).

Суть метода HIPEC заключается в том, что брюшную полость промывают раствором химиотерапевтических препаратов, нагретым до температуры 40-44 градусов Цельсия. Процедура более эффективна по сравнению с классической химиотерапией и имеет следующие преимущества:

  • Гипертермическая интраперитонеальная химиотерапия позволяет доставить высокие дозы препаратов прямо в опухолевые очаги
  • Нагревание раствора позволяет лекарствам лучше проникать в раковые клетки и усиливает противоопухолевые свойства препаратов
  • Несмотря на высокую концентрацию химиопрепаратов, они не поступают в системный кровоток и не вызывают побочные эффекты
  • Действие на раковые клетки продолжается еще долгое время после проведения процедуры

Промывание химиопрепаратами выполняют при помощи дренажных систем, процедура длится около полутора часов. Методика демонстрирует отличные результаты после однократного применения, поэтому повторные процедуры не требуются.

 

Подобрать профильную клинику

Эмболизация метастазов при раке желудка

При метастатическом раке желудка вторичные опухолевые очаги часто появляются в печени. В этом случае может проводиться трансартериальная химиоэмболизация – блокировка кровоснабжающих опухоль сосудов. Она предусматривает введение в печеночную артерию эмболов с химиотерапевтическими препаратами.

Химиоэмболизация действует за счет двух механизмов:

  • Эмболы закупоривают просвет сосудов, вследствие чего опухоль не получает достаточное количество кислорода и останавливается в развитии
  • Химиопрепараты, высвобождающиеся из эмболов, губительно воздействуют на раковые клетки

Манипуляция выполняется через небольшой разрез в области паха. Через небольшой катетер врач вводит в бедренную артерию контрастное вещество, помогающее визуализировать сосуды опухоли. Затем под рентгенологическим контролем врач продвигает катетер до сосудов печени и выполняет селективную эмболизацию – вводит микросферы, насыщенные химиопрепаратами.

Селективное закрытие ветвей печеночной артерии уменьшает размеры новообразования в несколько раз без риска ухудшения работы печени. Химиоэмболизация в лечении рака эффективна и при этом безопасна для здоровья.

Реже при раке желудка проводят эмболизацию артерий, питающих первичную опухоль. В основном такие процедуры выполняются у людей с раком желудка в терминальной стадии, для остановки кровотечений.

 

Подобрать профильную клинику

Таргетная терапия при раке желудка

В Германии при опухолях в желудке широко используют новый вариант медикаментозного лечения – таргетную терапию. Она заключается в назначении препаратов, действующих на отдельные молекулярные структуры или механизмы жизнедеятельности раковых клеток, которые обеспечивают их активный рост и деление. В отличие от химиотерапии, данная методика обладает массой преимуществ:

  • Препараты таргетной терапии действуют не на весь организм, а только на определенные мишени на поверхности патологических клеток.
  • Лекарственные средства подбирают индивидуально, в зависимости от наличия определенных мутаций в генах. Последние определяют с помощью молекулярно-генетических тестов.
  • Таргетная терапия может применяться даже в тех случаях, когда другие методы лечения оказались неэффективными.

На 4 стадии рака желудка таргетная терапия может применяться как самостоятельный метод лечения, а также в комбинации с системной химиотерапией. В рамках терапии используются препараты из группы ингибиторов (блокаторов) рецепторов, молекул и факторов роста опухоли.

При наличии рецепторов HER2 назначаются ингибиторы HER2. Если обнаруживают сигнальный белок, стимулирующий рост сосудов (фактор роста эндотелия сосудов), используют ингибиторы VEGF. В случаях, когда определяют белок, отвечающий за рост и деление раковых клеток, применяют ингибиторы NTRK.

Курс таргетной терапии состоит из нескольких приемов лекарственных средств, которые назначают пациенту 1 раз в несколько недель.

Иммунотерапия при раке желудка

На поверхности большинства опухолевых клеток располагаются контрольные точки – система молекулярных механизмов, которые позволяют опухоли уклоняться от иммунной атаки организма. Как следствие, иммунная система не распознает злокачественные клетки и не может их уничтожить.

Для пациентов с 4 стадией рака могут применять ингибиторы контрольных точек – препараты иммунной терапии, которые блокируют молекулярные механизмы маскировки опухоли. В результате усиливается иммунная агрессия в отношении раковых клеток.

При раке желудка последней стадии в схему терапии включают ингибиторы контрольных точек, которые действуют на белки PD-1 и PD-L1. Эти препараты сами по себе не оказывают противоопухолевого эффекта, благодаря чему такое лечение переносится легче, чем химиотерапия.

 

 

Лучевая терапия при раке желудка

При раке желудке 4 стадии нередко целесообразна лучевая терапия, которая помогает устранить болевой синдром и провести профилактику кровотечений. Во всем мире чаще всего используют облучение всего тела, что негативно сказывается на общем состоянии пациентов. Однако в Германии доступны новые методы лучевой терапии, позволяющие провести лечение с минимальным риском развития осложнений.

Многие немецкие клиники проводят данную терапию на новейших линейных ускорителях. Они точно доставляют радиацию к опухоли с разных сторон, не вовлекая в процесс располагающиеся рядом органы (кишечник, легкие, спинной мозг). При этом возможно регулировать дозу облучения, что позволяет применять более высокие дозы радиации на конкретном участке тела.

Паллиативное лечение онкологии желудка

На 4 стадии рака часто развиваются осложнения, наиболее частыми из которых являются кровотечения и непроходимость желудочно-кишечного тракта из-за больших размеров опухоли.

Для остановки кровотечений в Германии используют эндоскопические процедуры – наименее травматичный способ борьбы с этим осложнением. Эндоскопические инструменты вводятся в верхние отделы желудочно-кишечного тракта, после чего кровоточащие сосуды перевязывают или коагулируют под визуальным контролем.

Непроходимость желудочно-кишечного тракта может корректироваться несколькими методами – стентированием и гастроеюностомией. В первом случае в суженном или блокированном участке кишечника участке устанавливают полую трубку (стент), которая препятствует опухолевой обструкции. Метод гастроеюностомии предполагает оперативное формирование соединения (анастомоза) в обход участка, заблокированного опухолью. Это необходимо для сохранения функции пищеварения.

Клиники и стоимость лечения

Лечение поздних стадий рака желудка проводится в крупных мультидисциплинарных клиниках. Обычно это университетские клиники, в которых регулярно проводятся онкологические консилиумы при участии онкологов, хирургов, лучевых терапевтов, гастроэнтерологов, терапевтов, реабилитологов и других профильных специалистов.

Клиники с наиболее высокими показателями успешности лечения рака желудка 4 стадии:

  1. Университетская клиника Дюссельдорф, Отделение гастроэнтерологии, гепатологии и инфектологии
  2. Университетская клиника Мюнхенского университета имени Людвига-Максимилиана, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии
  3. Университетская клиника Ульма, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии
  4. Университетская клиника им. Гете Франкфурт-на-Майне, Отделение гастроэнтерологии, гепатологии, пульмонологии, аллергологии, эндокринологии и диабетологии
  5. Университетская клиника имени Карла Густава Каруса Дрезден, Отделение гастроэнтерологии и гепатологии

Стоимость медицинской программы при опухолях желудка зависит от схемы лечения, возраста и общего состояния пациента. Ориентировочная стоимость наиболее эффективных методик лечения представлена в таблице ниже:

 

Подобрать профильную клинику

Почему лучше пройти лечение в Германии?

Германия предлагает качественное лечение онкологических заболеваний желудка и широкий спектр медицинских процедур для пациентов. Германия это:

  • Высокий уровень профессионализма онкологов – немецкие врачи могут работать в онкологических клиниках только после длительного практического и академического обучения
  • Новейшее медицинское оборудование и передовые методики – современные технологии позволяют проводить точную диагностику онкологических заболеваний и эффективное лечение
  • Комфортная реабилитация – огромную роль в лечении рака специалисты отдают интенсивной реабилитации, направленной на максимально возможное восстановление пациентов

Европейские клиники предлагают высокие стандарты оказания медицинской помощи.

Как поехать на лечение в немецкие клиники?

Германия с каждым годом становится все более популярной страной, которую выбирают для лечения онкологии люди с раком. Услуги по организации медицинского туризма предоставляет Booking Health – единственная официально зарегистрированная компания в этой сфере, качество работы которой подтверждено международным сертификатом ISO 9001:2015.

Специалисты Booking Health оказывают помощь по таким вопросам:

  • Выбор подходящей клиники, которая добилась успехов в лечении рака желудка 4 стадии
  • Подготовка диагностической и лечебной программы без повторения уже пройденных процедур
  • Обеспечение минимальной цены – снижение стоимости лечения происходит за счет отсутствия дополнительных коэффициентов для медицинских туристов
  • Предварительная консультация с опытным врачом
  • Запись на прием на желаемые даты
  • Оформление документов и страховки от осложнений в ходе лечения
  • Контроль расходов и возврат оставшихся депозитных средств
  • Наблюдение на всех этапах лечения
  • Экстренная организация дополнительных медицинских процедур
  • Бронирование авиабилетов, номера в гостинице, встреча в аэропорту и трансфер

Чтобы узнать необходимую информацию о медицинских программах, стоимости и организации лечения, оставьте запрос на сайте bookinghealth. ru.

 

Выбирайте лечение за рубежом и Вы, несомненно, получите отличный результат!

 


Авторы:

Статья составлена под редакцией экспертов в области медицины, врачей-специалистов Доктор Надежда Иванисова и  Доктор Вадим Жилюк. Для лечения состояний, о которых идет речь в статье, необходимо обратиться к врачу; информация в статье не предназначена для самолечения!

 

Источники:

Cancer Research Institute

American Cancer Society

National Cancer Institute

 

Читайте:

Почему Booking Health – Вопросы и ответы

Как не ошибиться в выборе клиники и специалиста

7 причин доверять рейтингу клиник на сайте Booking Health

Booking Health – Стандарты качества

Отправить запрос на лечение

Рак 4 стадии — лечение онкологических заболеваний в Израиле. : Armedical

Диагноз рак 4 стадии порой воспринимается больным и его родственниками как приговор. Однако израильская медицина развивается быстрыми темпами, появляются новые протоколы борьбы с онкологическими заболеваниями, в том числе на высоких стадиях поражения. Рак 4 стадии поддаётся лечению, больному можно продлить жизнь, если начать борьбу всеми доступными методами.

Кратко о 4 стадии рака

Степени поражения любой формы онкологии определяются наличием метастазов, поражениями лимфатических узлов. Нередко пациент узнает о злокачественной опухоли при жалобах на другой орган, ставший мишенью для распространения мутировавших клеток. Развитие опухоли начинается в эпителии, затем образование разрастается и достигает кровеносных сосудов. Вместе с кровотоком раковые клетки распространяются по всему организму, образуя вторичные очаги поражения.

Наиболее тяжелой считается 4 стадия заболевания, когда метастазами поражены внутренние органы. В данном случае речь не идет о размере первичного очага, а об необратимых поражениях жизненно важных органов (легких, печени, костей, мозга и др. ). Термальная степень заболевания имеет очевидные симптомы, которые проявляются из-за общей интоксикации организма.

К типичным признакам и симптомам высокой степени онкологии можно отнести:

  • лихорадка и гипертермия круглые сутки;
  • постоянные боли, особенно ночью;
  • хроническая усталость, слабость;
  • потеря веса вплоть до истощения;
  • внутренние и наружные кровотечения;
  • нарушения функций ЖКТ,
  • проблемы с мочевыделительной системой;
  • кашель и изменение тембра голоса.

Довольно часто болезнь первично диагностируется, когда налицо перечисленные симптомы. При грамотно подобранном протоколе лечения пациенту можно продлить жизнь, используя резервы организма. Каждый случай индивидуален, поэтому потребуется подбор эффективного протокола лечения. Рак 4 стадии — это не приговор, несмотря на невозможность полного восстановления, пациенту будут возвращены месяцы, порой годы жизни.

Методы диагностики рака 4 стадии

Запущенные случаи онкологии требуют тщательного обследования современными способами. Врачам необходимо определить размер поражения и распространения метастаз. Сведения, показывающие локализацию, уровень прорастания и распространения, позволяют медикам сделать выводы о состоянии больного и необходимых лечебных мерах.

Основные исследования при поздних случаях заболевания:

  • развернутый анализ крови;
  • УЗИ и КТ;
  • МРТ и ПЭТ-КТ;
  • сцинтиграфия;
  • эндоскопическое обследование;
  • биопсия и последующая гистология.

Экспресс диагностика позволит установить точную картину распространения онкологии. Какую схему применить и можно ли вылечить рак 4 стадии, врачебный консилиум решает после полного обследования пациента.

Виды лечения рака 4 стадии

При высоких степенях поражения опухоль бывает невозможно удалить хирургическим методом. Обнаружив прорастание образования в соседние ткани, врачи в первую очередь назначают комплекс консервативных мер. В индивидуальном порядке выбирается схема химиотерапии, иммунных препаратов, лучевой и радиотерапии. В настоящее время израильские клиники предлагают больным новейшие препараты, которые могут остановить рост и распространение раковых клеток.

Паллиативное лечение в Израиле рака 4 стадии дает положительные результаты. Медицинская статистика показывает, что число пациентов с пятилетней выживаемостью возрастает. Воздействие всеми доступными методами дает людям возможность прожить гораздо дольше, на более комфортном уровне.

Пациентам назначаются несколько последовательных курсов химиотерапии, проводится воздействие на опухоль новыми, ранее неизвестными способами. Например, при химиоэмболизации кровоснабжение опухоли прекращается, одновременно вводятся препараты для уничтожения клеток рака. Нейтронный метод позволяет ввести в опухоль средства, впитывающие токсические вещества, но оставляющие здоровые ткани неповрежденными.

В израильских клиниках берутся за лечение больных с запущенной стадией онкологии. Позвоните и мы объясним, как следует действовать в вашем конкретном случае, какие шаги следует безотлагательно предпринять.

Рак. Два месяца длиною в жизнь

Я читала, что люди, заболевшие неизлечимой болезнью (и их родственники), проходят через несколько стадий. Первая – это отрицание. Этого не может быть – потому что этого не может быть никогда. Такой принцип – проблемы нет, пока ее не признаешь.

Когда мы думали, как сказать папе о том, что у него последняя стадия и врачи отказались от его лечения, — мы много разговаривали о раке с разными людьми. Возможно, чтобы проговорить что-то для самих себя. Мы столкнулись с единственной реакцией – страх. О раке боятся говорить вслух и даже думать. Большинство людей, с которыми мы говорили, прерывали разговор в самом начале, сказав, что «лучше про такое не знать». Лучше не ходить к врачам и не проверяться – а то вдруг найдут что-нибудь этакое.

Когда папа лежал в Онкоцентре в ожидании операции, которой так и не стали делать, он общался с другими пациентами. Многие из них давно состоят на учете, прошли через операции и химиотерапию – и живут так долгие годы. Да, их беспокоят боли, да, лечение весьма тяжелое – но они живут. Наслаждаются вкусом еды и общением с близкими, любимой работой и увлечениями. А мой папа уже месяц не может есть, последние дни не может пить, и он не может даже умереть – потому что в нашей стране не разрешена эвтаназия. И если есть шанс распознать болезнь в самом начале, поверьте, лучше – знать. Знать – и бороться.

К сожалению, кроме страха существует еще и слабая информированность. Например, мы не знали, что люди старше 60-ти лет могут в целях профилактики раз в год бесплатно проходить эндоскопическое обследование в Онкоцентре. Мы вообще ничего не знали о том, какие симптомы должны были заставить нас бить тревогу, когда папу начал беспокоить желудок. Он просто пошел в медицинский центр, где у него не нашли ничего, кроме обострения хронического гастрита. Гастрит – обычное дело при нашем-то стрессовом ритме, ну кто побежит с этим к онкологу? Но уже через месяц вместо гастрита нашли язву, которая оказалась опухолью. И даже тогда врач, которого насторожила эта язва, взял ее на биопсию, но не посоветовал папе сходить в Онкоцентр – хотя бы просто проверки ради. А это дало бы папе лишние три недели «форы» перед болезнью.

Все врачи говорят о том, что на ранних стадиях рак в большинстве случаев излечим. Почему тогда так мало говорят о том, что именно необходимо для своевременной диагностики? Возможно, врачи так же, как и простые смертные, сами много боятся и мало знают. Когда были готовы результаты биопсии, папе позвонила медсестра, и у нее так дрожал голос, что папа сразу все понял и спросил – у меня рак? И только тогда его направили в Онкоцентр – а было уже 28-е декабря. И пока папа сдал все анализы, необходимые для госпитализации, начались новогодние выходные. И еще 10 дней мы не могли положить его в больницу – а у него уже начались жуткие боли.

Если бы знать заранее, если бы… Я ведь раньше тоже боялась одного упоминания об онкологии. Не могла смотреть на фотографии больных в соцсетях с просьбами о помощи, избегала разговоров знакомых, у кого в семье это произошло. Не того я боялась. Самые страшные вещи, как оказалось, происходят в воображении. Когда заглянешь в глаза своему страху – уже не так страшно.

Наша семья прошла стадию отрицания, когда мы перестали закрывать глаза и начали замечать то, чего не хотели видеть раньше – как мы важны друг для друга. У меня обычная семья – мама, папа, я и младший брат. Мои родители развелись, когда я была подростком. С отцом отношения были напряженные, когда мы жили вместе, и стали еще более сложными после развода. С мамой тоже не всегда удавалось находить понимание. Так бывает во многих семьях. Все вроде бы вместе, но каждый немножко сам по себе и считает себя немножко лучше других. Так было и у нас. Мы в целом относились друг к другу с терпимостью, но без особого понимания.

Так было до папиной болезни. Все изменилось в течение нескольких недель. Потому что невозможно отрицать то, что есть, – мы нужны друг другу, и только вместе мы сможем справиться с тем, что происходит. И мы начали бороться.

… Следующая стадия – борьба. Когда 13-го января врачи в Онкоцентре сказали нам, что операцию делать уже поздно, а «химию» – бесполезно и опасно, мы втроем потеряли дар речи. «Очень жаль, но ваш поезд ушел. Мы ничем не можем помочь». Так и сказали, дословно. «И что же нам теперь делать?» — спросили мы. «Симптоматическое лечение, и дальше – как бог даст». И пока мы пытались прийти в себя, папу уже выписали. Выписали домой – умирать. В тот день врачи не дали нам даже немного времени, чтобы оправиться от шока. Через полчаса после разговора папа вышел к нам с вещами. Ему ничего не объяснили – мама попросила врача об этом, повинуясь какому-то внезапному импульсу.

Следующие 10 дней пролетели для меня как во сне. Мы делали все на автопилоте. Отвезли папу домой, сказали, что положим его в другую больницу и будет другое лечение. В Онкоцентре предложили хоспис, и 15-го числа мы положили папу туда. На поддерживающее лечение. Простыми словами это означает – легкая диета, наблюдение врача, обезболивающие и противорвотные уколы. И всё. Ни одна больница в городе, ни один врач не предложили нам больше ничего.

Мы с братом отсканировали и сделали копии всех папиных анализов – и стали искать варианты по лечению. Я вспомнила про друга-онколога в Петербурге, у брата нашлись знакомые знакомых в Москве. Следующие два дня заполнили интернет, телефон, бумажки, диагнозы, разговоры… Мы вдруг обнаружили, что прекрасно понимаем звучащие в разговорах с врачами медицинские термины и даже используем их сами. Тот, кто боролся за жизнь близких людей, понимает, о чем я.

Мы с братом действовали по-разному. Он дотошно изучал информацию в интернете, анализировал все аспекты, искал зацепки в словах врачей, пытался понять. Я разговаривала – с врачами, с медсестрами, с папой, с Богом. Мне приходилось все-все записывать, так как запоминать я была просто не в состоянии. Я благодарна брату – он раскрылся мне с совершенно другой стороны. Я привыкла видеть в нем легкомысленного разгильдяя и вечного младшего братца, за которым мне всегда приходилось убирать игрушки (ну и что, что ему уже 30 лет). А он показал себя в те дни настоящим мужчиной. Он «размывал» мои эмоции своим хладнокровием, знаниями и логикой. Он объяснял мне то, что успел узнать сам – и медицинские термины в его трактовке уже не казались мне такими страшными. Он вырос в моих глазах – мой маленький братик.

И вот у нас появилась надежда. Мой друг-врач из Питера посоветовал сдать ткань на расширенное исследование. «Мы посоветовались с коллегами – это может быть другая форма рака. При ней возможно лечение, и более благоприятные прогнозы». Брат спешно поехал в медцентр, где у папы брали опухоль на биопсию, забрал биоматериалы. Мы отвезли их в Совмин на исследование. (Кто бы знал, насколько трудно было найти эту единственную в Алматы лабораторию, делающую нужное нам исследование!..) Там нам сказали, что результат будет только через неделю. Ускорить невозможно – так как все делается поэтапно.

Неделя ожидания была бесконечной. Я пыталась уходить с головой в работу, чтобы не думать. Рассказала об анализе папе, попросила его держаться. «В хосписе много тяжелых больных, папа, но ты здесь просто на поддерживающем лечении. Сосредоточься на себе и своем здоровье, пожалуйста, мы ищем варианты».

И вот, 24 января, результаты готовы. Это не «другая форма рака». Подтвержден первоначальный диагноз, более того – в процентах продемонстрировано, насколько быстро разрастаются злые клетки. Еще раз отправляем скан с результатами исследования всем врачам. Все слишком однозначно. Врачи в Москве предлагают привезти папу на «химию» — безо всяких гарантий, конечно. Мой друг-врач пишет мне: «Ты должна понимать, что на такой стадии и при общем состоянии здоровья самая лучшая химия в лучшем случае даст эффект на 30-40%. Это продлит ему жизнь месяца на три. Возможно, ваши онкологи правы в том, что не нужно его зря мучить». Возможно. Я уже ничего не понимала. В тот день я не смогла ни приехать к папе, ни позвонить. Просто не знала, что ему сказать. Он позвонил сам на следующий день и сказал, что выписывается из хосписа домой. Мы с братом привезли его домой и пошли перекусить в близлежащую кафешку. Приехала мама. Мы собирались с духом перед предстоящим разговором с папой.

Он понял все сам. Понял, оказывается, уже давно, но после того как я не позвонила – понял окончательно. В тот вечер мы плакали: мама ревела навзрыд, папа всплакнул скупо и жестко, у меня перехватывало горло, а брат кривился и силился не плакать. Мы плакали от собственного бессилия и отчаяния. От того, что мы ничего не можем сделать. И еще – от того, что так долго не решались поговорить обо всем откровенно. Мы ведь считали себя ответственными за жизнь и здоровье папы. А оказалось, что мы ответственны только зато, чтобы быть искренними друг с другом. Папа сказал тогда: «Смерти не надо бояться. Надо радоваться жизни».

… Очередная стадия – агрессия. В это невозможно поверить. В то, что твой близкий человек умирает. Мы делали все, что могли, делали даже более того – а папе становилось все хуже. Каждый день мне хотелось проснуться – и чтобы всего этого не было, что все оказалось просто кошмарным сном. Мне хотелось просто уткнуться в подушку – никуда не ходить, ничего больше не делать. А потом накатила ярость. На наших врачей, которые не смогли вовремя диагностировать болезнь, не насторожились, не захотели обратить внимание на тревожные симптомы. На нашу систему. По телеканалам наш врач во всеуслышание заявляет о том, что они смогут вылечить Фриске – только обратитесь. Конечно, легко пиариться на имени известного человека. А то, что в Казахстане полно онкологических больных 4-й (последней) стадии, которых никто не хочет лечить – про такое во всеуслышание не говорят, конечно.

Когда папе дома стало хуже, мы вызвали районного врача-онколога с очень громкой фамилией. Я уже не говорю о том, что этот врач один обслуживает два (!) района. И что именно он, когда папа пришел к нему впервые в декабре, обнадежил его, пообещав, что сделают операцию и «проживете еще лет 20». Так вот этот самый врач-онколог, которого мой брат ждал пару часов в приемной, и которого привез в невызовной день к папе домой – НИЧЕГО не написал своей рукой в истории болезни. Ни одного назначения! Тыкал брату в нос какой-то приказ, что онкологических больных на 4-й стадии должен вести районный терапевт, а не онколог. Терапевт! Врач общего профиля, который может просто измерить давление и погладить по руке. Что может назначить умирающему от рака человеку терапевт?..

На этот вопрос врач-онколог с громкой фамилией не стал давать комментариев. Зато он очень много говорил про другое. Про то, что рак – это философия. Про любовь и прощение, и про обиды. Про каких-то двух волков за спиной папы. И он, не противясь, взял деньги, которые брат предложил ему за вызов (при этом брат сам привез и отвез его на своей машине по пробкам). Уже после ухода этого хорошего человека я обнаружила, что в папиной карточке своей рукой он написал только его диагноз, а все лекарственные назначения записывала я под его диктовку. А я ведь не врач – ни одна медсестра, или сиделка не стали бы делать папе назначения, записанные моей рукой. Нам повезло, что на дом к папе приходила знакомая медсестра, мы с ней на пару решили, что будем папе колоть.

Когда дома папе стало совсем плохо, его рвало каждые полчаса, – ни один врач не захотел брать на себя ответственность за него. Этот привезенный онколог вообще сказал нам с братом, что «ваш отец не такой уж тяжелый, как вы говорили». Мы сидели с папой, он бегал в туалет – ну как, бегал, плелся. Потом сел на диван и сказал: «Везите меня обратно в хоспис. Я скоро слягу. Не хочу, чтобы вы из-под меня судно выносили». Это был, наверное, самый горький момент. Я сказала: «Пап, мы сможем о тебе позаботиться дома». Но он не захотел. Он заботился о нас так, как только может отец заботиться о своих детях. Я гладила его по руке и плакала.

А потом начался еще один кошмар. Оказывается, в нашем городе есть только два хосписа – бесплатный (в котором папа лежал в первый раз) и платный в «Сункаре». Я хотела положить папу в платный – потому что там врачи круглосуточно, и по выходным тоже. Но услышав про то, что папу часто рвет, заведующая отказалась его брать. «Он будет пугать других больных». Я подумала, что ослышалась: «У вас ведь хоспис, а не санаторий. Я чего-то не понимаю?» На что мне категорически было сказано, что настолько тяжелых больных у них нет, и другие имеют право «не пугаться» за свои деньги. А в бесплатном хосписе еще нужно было дождаться очереди, взять направление у того самого онколога и заново сдать все анализы. Я нашла лабораторию, которая берет анализы на дому, собрала все бумажки… И разрыдалась. Я сидела дома с телефонной трубкой и блокнотом в руках – и не могла сообразить, что мне делать дальше. Мне везде отвечали, что ничем не могут помочь.

Я позвонила мужу и брату. Брат приехал, забрал у меня все бумажки – поехал в бесплатный хоспис и договорился, что папу туда положат. Все-таки мир не без добрых людей. Муж приехал и стал меня успокаивать и отвлекать. А я рыдала и не могла остановиться. Я ненавидела весь мир за то, что этот кошмар происходит с папой, со мной, со всеми нами. Кричала в небо, что это несправедливо.

… В хосписе на Басенова работает очень хороший персонал и заведующая с мягким взглядом – Котова Галина Марьяновна. За последние дни она стала для меня очень близким человеком. Там тихо и чистенько, есть комната с большим аквариумом с рыбками. Мы с папой часто сидели возле него — разговаривали. Мы повинились друг перед другом, поговорили об их разводе с мамой, попрощались. Папа умер на десятый день своего пребывания там. Он держался до последнего. Он умирал от голода, обезвоживания и разъедающей его болезни – но не жаловался. Он ушел в воскресенье вечером, за несколько часов до этого у него побывал мой брат, до этого – мы с мужем. Именно в то воскресенье был последний день сорокоуста, который я подала за папино здравие на Рождество.

… Зачем все это?!. Не перестаю задавать себе этот вопрос. Папа спросил как-то в никуда: «И почему у нас не разрешена эвтаназия?» Я не нашлась тогда, что сказать. Только молилась. И правда – почему?..

… Последняя стадия – смирение. Напишу о ней тогда, когда смогу это почувствовать.

Излечим ли рак? Излечимые формы и стадии онкологических заболеваний

Рак – один из самых серьезных диагнозов современности. Редкий пациент, узнав о своей болезни, не впадает в отчаяние. Между тем далеко не всегда есть повод для паники. Врачи утверждают: злокачественные опухоли можно победить.

Выздоровление возможно, но только при своевременном обращении к специалисту. Чем раньше пациент попадет к нужному доктору, тем выше шансы на благоприятный исход заболевания.

Излечим ли рак? Ответить на этот вопрос однозначно не получится. Прогноз зависит от локализации процесса, стадии развития болезни, сопутствующей патологии и иных факторов. Давайте разберемся, в каких ситуациях можно надеяться на выздоровление.

Что нужно знать про рак?

В клинической онкологии под термином рак (карцинома) скрываются только злокачественные опухоли эпителиальной ткани. Процесс поражает кожу и слизистые оболочки внутренних органов – желудок, кишечник, почки, легкие и др. Другие новообразования называются иначе. Опухоль из мышечной или костной ткани зовется саркомой, из лимфы – лимфомой и т. д.

Все злокачественные новообразования имеют общие черты:

  • Раковые опухоли способны бесконтрольно делиться. Структура ткани нарушена, и при гистологическом исследовании не видно признаков нормального эпителия. Такое явление называется атипия.
  • Злокачественная опухоль прорастает в окружающие здоровые ткани, разрушая их.
  • Рак метастазирует с кровью и лимфой, что приводит к появлению новых очагов по всему организму.

Прогноз при раке определяет пятилетняя выживаемость – процент людей, проживших 5 лет после проведенного лечения. Если больной перешагнул этот рубеж, в дальнейшем продолжительность его жизни может не отличается от таковой среди сверстников.

5 стадий развития рака

Излечимость рака напрямую зависит от того, на какой стадии развития он находится. В практической онкологии при определении тяжести процесса принято ориентироваться на международную классификацию TNM. Расшифровка аббревиатуры простая:

  • T – это характеристика первичной опухоли. В зависимости от ее размера определяется стадия T1-T4.
  • N – это метастазы в региональных лимфатических узлах. По степени вовлеченности лимфоузлов выделяют стадии N1-N3.
  • M – это отдаленные метастазы – проникновение клеток опухоли в другие органы. M0 ставится, если метастазов нет, M1 – при их наличии вне зависимости от количества и локализации.

В зависимости от параметров T,N и M определяется стадия развития болезни. Рассмотрим подробнее, как лечится рак на различных этапах и какова вероятность благополучного исхода.

0 стадия

Стадия 0 – это рак in situ, или рак на месте. Опухоль располагается в пределах эпителиальной ткани (слизистой оболочки) и не переходит в более глубокие слои. В этой стадии клетки новообразования растут с той же скоростью, что и гибнут. Не прорастают сосуды в злокачественные ткани, не отсеиваются раковые клетки в лимфатические узлы. Симптомов заболевания нет. До начала активного роста проходит несколько лет или даже десятилетий. Выявить рак in situ можно только при обследовании (например, при прохождении планового медицинского осмотра).

Рак 0 стадии полностью излечим – достаточно избавиться от очага измененных тканей. Операция малоинвазивная, с минимальным повреждением органа. Прогноз благоприятный – после хирургического вмешательства рак не рецидивирует. По статистике, чаще всего такие формы опухолей выявляются на шейке матки, кожных покровах – там, где они доступны для визуального осмотра и/или скринингового исследования.

I стадия

В стадии I выявляется небольшая первичная опухоль. У каждой формы патологии определяются свои допустимые размеры. Например, для молочной железы это образование до 2 см, а для меланомы (опухоли кожи) – всего 2 мм. Регионарные лимфоузлы не поражены.

I стадия – это самая благоприятная  стадия рака. Нужно только полностью убрать первичный очаг – удалить подозрительное образование на коже, сегмент молочной железы и т. п. Пятилетняя выживаемость доходит до 100%. Практически все пациенты, прошедшие лечение вовремя, полностью выздоравливают. Но если болезнь не лечить, она будет прогрессировать. Рак перейдет во вторую стадию с дальнейшим поражением тканей и лимфатических узлов.

II стадия

Во II стадии первичная опухоль растет. Например, образование молочной железы достигает величины 5 см, кожи – до 4 мм. В некоторых регионарных лимфатических узлах выявляются раковые клетки. Процесс выходит за пределы первичного очага.

Пятилетняя выживаемость на этой стадии развития рака составляет 50-80%. Рак можно излечить только в том случае, если полностью избавиться от первичного очага и убрать пораженные лимфатические узлы. Для закрепления результата нередко проводится химиотерапия, лучевое облучение.

III стадия

В стадии III опухоль достигает больших размеров. В регионарных лимфоузлах определяются раковые клетки. Обычно на этой стадии поражается несколько лимфатических узлов. Отдаленных метастазов еще нет, соседние органы не изменены.

Рак III степени возможно вылечить, если помощь будет оказана вовремя. Требуется комплексный подход – нужно не только убрать первичный очаг и измененные лимфатические узлы, но и предупредить распространение атипичных клеток по организму. Для этого ткани облучают, вводят цитостатические препараты, способные уничтожить раковую опухоль. Пятилетняя выживаемость на этой стадии составляет 30-50%.

IV стадия

Стадия IV – самый тяжелый вид раковой опухоли. Здесь появляются метастазы, и атипичные клетки распространяются в другие органы. Например, при раке молочной железы новые очаги обнаруживаются в костях, легких, головном мозге и печени. Размер первичной опухоли не имеет значения. Распространение метастазов возможно даже при маленьких образованиях.

Пятилетняя выживаемость в последней стадии рака невысока и составляет не более 10%. Рак с метастазами практически не излечим. Для удаления опухоли требуются обширные травматичные операции, курсы химиотерапии и лучевого облучения. Не всякий организм выдерживает подобную нагрузку.

Важно! Чем быстрее будет обнаружена злокачественная опухоль, тем выше шансы на выздоровление. Рак на ранних стадиях практически всегда излечим. Своевременная диагностика и грамотное лечение позволяют полностью избавиться от опасной болезни и избежать развития осложнений.

Самые распространенные виды раковой опухоли

Выживаемость при злокачественных опухолях зависит не только от стадии развития болезни, но и от локализации процесса. Давайте разберемся, какой рак излечим, и рассмотрим для примера самые часто встречающиеся варианты.

Рак молочной железы

Рак груди встречается у каждой десятой женщины в возрасте 60 лет. У мужчин патология регистрируется в 100 раз реже. Опасность этой опухоли напрямую зависит от ее типа:

  • Эстрогензависимые образования содержат в своей структуре рецепторы к половым гормонам. Они хорошо реагируют на гормональную терапию. Чем лучше чувствительность опухоли, тем легче она отзовется на проведенной лечение – и тем выше шансы на выздоровление.
  • Эстрогеннезависимые опухоли. Они не содержат нужных рецепторов и не поддаются гормональной терапии. Такие образования быстро распространяются в глубоко лежащие ткани и метастазируют.

Рак предстательной железы

До 95% всех злокачественных новообразований простаты – это аденокарциномы. Они формируются из железистого эпителия органа. По своей структуре опухоли неоднородны. Для оценки степени злокачественности новообразования используется шкала Глисона. Критерий диагностики – характер изменений структуры предстательной железы. Чем ниже дифференцировка клеток, тем агрессивнее рак – и тем хуже прогноз для пациента. Опухоль, по своей структуре схожая с нормальными клетками простаты, легче поддается излечению.

Теоретические шкала Глисона допускает отметку от 1 до 10 баллов. На практике низкие показатели (1 и 2 балла) говорят скорее о предраковых состояниях, а не об истинной злокачественной опухоли. 3-7 баллов по Глисону – это хороший прогноз. Если опухоль получила 8-10 баллов, она считается низкодифференцированной. Излечить такой рак довольно сложно.

Рак легкого

Злокачественная опухоль легких обычно выявляется на поздних стадиях. Специфика строения органа такова, что обнаружить болезнь на начальных этапах ее развития сложно. Карцинома успешно маскируется под другие заболевания легких и зачастую обнаруживается только в III-IV стадии.

Прогноз при новообразованиях легких зависит от формы патологии. Наиболее опасен недифференцированный мелкоклеточный рак. Он отличается скрытым течением, быстрым ростом и метастазированием. Медленнее всего развивается дифференцированный плоскоклеточный рак, и при его выявлении шансы на выздоровление высоки.

От чего зависит выживаемость при онкологическом заболевании?

Подведем итоги:

  • Рак излечим, но только при своевременном выявлении патологии и рационально проведенном лечении.
  • На ранних стадиях справиться с болезнью проще, чем при значительном распространении процесса и появлении метастазов.
  • Прогноз зависит не только от стадии, но и от типа опухоли. Высокодифференцированная карцинома легче поддается лечению, чем агрессивные низкодифференцированные образования.
  • Для успешного излечения рака требуется комплексный подход: операция, химиотерапия и лучевое облучение.
  • Окончательно прогноз заболевания определяется после обследования, а также в ходе лечения.

Лечение редкого рака желудка у хирурга-онколога Павленко дало первые значимые результаты — Общество

МОСКВА, 16 июня. /ТАСС/. Лечение рака желудка химиопрепаратами позволило уменьшить опухоль вполовину, сообщил в проекте «Жизнь человека» сам хирург-онколог Андрей Павленко, у которого в марте 2018 года обнаружили редкую, агрессивную и сложно диагностируемую форму рака желудка в третьей стадии.

В проекте «Жизнь человека» https://cancer.takiedela.ru, который запустили на портале «Такие дела», врач и теперь онкологический пациент будет день за днем рассказывать о своей жизни, о системе онкологической помощи в России, о том, с какими трудностями ему лично, человеку, который знает о своем заболевании все, приходится сталкиваться.

«Результат химиотерапии — первичная опухоль уменьшилась на 50%, наблюдается регресс опухоли в лимфоузлах. Отдаленных метастазов нет», — поделился он на странице проекта.

Андрею Павленко 40 лет, он руководитель онкологического отделения крупной университетской клиники в Санкт-Петербурге. Он знает наперед все обследования, которые ему придется пройти, знает обо всех осложнениях, которые могут случиться.

О проекте «Жизнь человека»

В проекте есть карточки с честными ответами врача и пациента Павленко на вопросы, как устроена онкопомощь, почему у онколога не обнаружили опухоль раньше, что было бы, если бы ее обнаружили раньше. В подкасте, который можно послушать на сайте, сам Павленко рассказывает о том, как страхует молодых хирургов на операции, хотя сам чувствует себя плохо, потому что появилось осложнение от химиотерапии. При этом он не жалуется, а говорит о своем самочувствии, своих страхах.

Спецпроект на тему

Так, например, он рассказывает о том, что когда началась лихорадка и температура поднялась до 39,2, он связался с лечащим врачом по телефону, и тот посоветовал начать принимать антибиотики. «Что важно в этот момент для пациента: первое — это оперативная связь с доктором, иногда такая ситуация требует немедленной госпитализации. Второе — я четко знал, что мне нужно контролировать», — рассказывает он. В результате он сделал вывод, что внутренних нарушений нет, и он готов продолжить лечение дома.

В проекте также публикуются фотографии семьи Павленко. Сам он рассказывает, как болезнь меняет общение с женой и детьми, как меняются приоритеты. В календарь проекта Павленко вносит значимые события: сколько пациентов принял, какие операции провел, какой этап собственного лечения сейчас проходит. Планируется, что проект будет обновляться, однако многое будет зависеть от того, как пойдет лечение.

О портале

Портал «Такие дела» является информационным проектом благотворительного фонда «Нужна помощь». Фонд занимается поддержкой и развитием благотворительных организаций, повышением уровня профессионализации благотворительного сектора, а также поддержкой общественных и социально значимых инициатив в стране. Информационный портал «Такие дела» неоднократно отмечали различными наградами, в том числе премией правительства в области СМИ за 2017 год.

Фонд «Нужна помощь» был основан бывшим фотокорреспондентом ТАСС Митей Алешковским. Кроме информационного портала «Такие дела» у фонда есть спецпроекты на сложные социальные темы, исследования сектора НКО, собственное издательство, а также сервис «Пользуясь случаем». Он позволяет создать страницу события и организовать благотворительный сбор на определенную цель.

Рак желудка 4 стадии | Исследование рака Великобритании

Стадия рака говорит о том, насколько он велик и как далеко он распространился.

Что такое рак желудка 4 стадии?

Стадия 4 рака желудка означает, что у вас запущенный рак. Ваш рак распространился через внешнюю оболочку желудка и другие близлежащие органы или структуры тела. Или он распространился на отдаленные части тела.

Системы стадирования

Врачи используют разные системы для определения стадии рака желудка.Эта страница посвящена раку 4 стадии, который является частью системы числовых стадий. Эта система имеет 5 ступеней, от 0 до 4.

На этой странице также рассказывается, что означает этап 4 в системе TNM. Эта система описывает:

  • размер первичной опухоли (Т)
  • , распространился ли рак на лимфатические узлы (N)
  • распространился ли рак на другую часть тела (M)

Как врачи узнают вашу стадию?

Есть разные способы узнать свой уровень.Ваш врач может использовать:

  • клиническая стадия  до лечения и без операции
  • патологическая стадия  если вам предстоит операция
  • после неоадъювантного стадирования  если вы проходите химиотерапию до операции

Клиническая стадия  означает, что врач ставит вас после осмотра и просмотра результатов анализов и сканирования. Врачи используют клиническую стадию для планирования вашего лечения. Это также лучший способ стадировать людей, которым не делают операцию.Вы можете увидеть свою клиническую стадию, написанную как cTNM.

Патологическая стадия  означает, что врач ставит вас после исследования ткани, которую хирург удаляет во время операции. Это также называется хирургической стадией. Врачи объединяют результаты вашей клинической стадии с результатами операции. Патологическая стадия, как правило, является более точным способом выяснить, насколько далеко распространился ваш рак. Ваша патологическая стадия может отличаться от клинической. Вы можете увидеть свою патологическую стадию, записанную как pTNM.

Пост-неоадъювантная постановка  означает, что вы проходили химиотерапию перед операцией (неоадъювантное лечение), и после операции врач назначает вам повторную стадию. Вы можете увидеть свою постнеоадъювантную стадию, написанную как ypTNM.

Для рака желудка клиническая, патологоанатомическая и постнеоадъювантная стадии различаются. В этом разделе мы описываем патологические и клинические стадии.

Что такое рак желудка 4 стадии (клиническая стадия)?

По клиническому стадированию рак желудка 4 стадии делят на 2 группы — стадию 4А и стадию 4В.

Стадия 4A означает, что ваш рак пророс через стенку желудка в близлежащие органы или ткани. Он мог распространиться на близлежащие лимфатические узлы, но не распространился на отдаленные части тела.

В системе TNM этап 4A совпадает с:

В системе TNM этап 4B совпадает с:

Что такое 4-я стадия рака желудка (патологическая стадия?)

Патологическая стадия – это стадия, которую назначает врач после исследования ткани, которую хирург удаляет во время операции.

При патологической стадии рак желудка 4 стадии означает, что рак распространился на отдаленные части тела.

В системе TNM этап 4 то же самое, что:

Лечение

Стадия вашего рака помогает вашему врачу решить, какое лечение вам необходимо. Лечение также зависит от:

  • ваш тип рака (тип клеток, в которых начался рак)
  • где рак в желудке
  • другие состояния здоровья

Лечение направлено на борьбу с раком и поддержание хорошего качества жизни.У вас может быть:

  • химиотерапия
  • лучевая терапия
  • операция по контролю симптомов
  • контроль симптомов, например лечение, помогающее проглотить пищу
  • Трастузумаб (Герцептин) направленный противораковый препарат для лечения рака, содержащего белок HER2

О других стадиях

Факторы прогноза рака желудка стадии IV

Int Surg. 2013 апрель-июнь; 98(2): 181–187.

Hiroyuki Baba

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония , Сайтама, Япония

Тору Исигуро

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Кенсуке Кумамото

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Сайтама Медицинский университет, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Yoichi Kumagai

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Keiichiro Ishibashi

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Сайтама Медицинский центр, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сай Тама, Япония

Норихиро Хага

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Хидеюки Исида

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама Университет, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Запросы на перепечатку: Хироюки Баба, MD, PhD, Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Сайтама Медицинский центр, Медицинский университет Сайтама, 1981 Камода, Кавагоэ, Сайтама, 350-8550, Япония. Тел.: +81 49 228 3619; Факс: +81 49 222 8865; Электронная почта: [email protected]Авторские права Международной коллегии хирургов, 2013 г. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Рак желудка является четвертой по значимости причиной рака в мире с заболеваемостью около 1 миллиона случаев (7,8% от общего числа). На региональном уровне половина мировых случаев приходится на Восточную Азию. Это вторая ведущая причина смерти от рака во всем мире (738 000 смертей, 9,7% от общего числа). 1 Хотя ранняя диагностика и стандартизированные стратегии лечения способствовали улучшению выживаемости, пациенты со стадией IV по-прежнему имеют плохой прогноз.Предыдущие отчеты из Японии и Кореи показали, что 5-летняя выживаемость составляет 15,3% и 18% соответственно. 2,3

Руководящие принципы, опубликованные Японской ассоциацией рака желудка (JGCA) 4,5 рекомендуют выбор из 5 методов лечения пациентов на стадии IV в клинической практике: хирургическое вмешательство (расширенное или паллиативное), химиотерапия, лучевая терапия или паллиативное уход. Принципы все еще спорны, и клинические исследования поддерживаются. Характер заболевания не позволяет проводить проспективные исследования; тем не менее, ретроспективное исследование играет важную роль посредством клинического исследования.

Это ретроспективное исследование, основанное на клинической практике, направлено на выяснение благоприятных факторов, способствующих лучшему прогнозу у пациентов с раком желудка IV стадии. Кроме того, мы стремимся оценить оптимальные стратегии лечения.

Пациенты и методы

В период с апреля 2005 г. по март 2011 г. в Медицинском центре Сайтама было обследовано 123 пациента с патологически подтвержденным раком желудка IV стадии в соответствии с данными, собранными из диаграммы.Клинико-патологические факторы, оцениваемые в этом исследовании, включали возраст, пол, общий статус (PS), локализацию опухоли, общий вид опухоли, гистологический тип, карциноэмбриональный антиген (CEA), углеводный антиген 19-9 (CA19-9), глубину опухоли (T), метастазы в регионарные лимфатические узлы (N), метастазы в печень (H), перитонеальное распространение (P) и цитологическое исследование перитонеального лаважа (CY). Отдаленные метастазы, помимо H, P и CY, относительно редки, за исключением метастазов в лимфатические узлы за пределами регионарных узлов [M (LYM)]. Мы классифицировали эти редкие М-факторы как «другие М» и включили их в качестве одной из переменных в это исследование.Удаление или отсутствие первичной опухоли и введение или отсутствие системной химиотерапии также были включены в качестве одной из переменных для статистического анализа.

Процесс стадирования основывался на системе стадирования опухоль-узел-метастаз (TNM), принятой Союзом по борьбе с раком (UICC; 7-е издание, 2010 г.). 6 Во избежание ненужной терминологической путаницы мы использовали терминологию, определенную в английской версии рекомендаций по диагностике и лечению рака желудка 7 , опубликованных JGCA.ПС оценивали при поступлении у каждого пациента по методу, предложенному Восточной кооперативной онкологической группой (ECOG). 8 Диагноз стадии IV был поставлен на основании предоперационных рентгенологических данных, таких как компьютерная томография (КТ), магнитно-резонансная томография (МРТ) и ультразвуковое исследование (УЗИ), в противном случае — при лапаротомии или стадирующей лапароскопии. Цитологическое исследование перитонеального лаважа (CY) было выполнено во время лапаротомии, а диагностическая информация была получена из патологоанатомического отделения во время операции.Патологические отчеты о образцах были исследованы сертифицированными патологоанатомами нашего учреждения.

JGCS определяет пациентов со стадией IV как не имеющих абсолютной стратегии лечения в руководстве по лечению. 2 Поэтому в настоящее время у нас нет конкретного алгоритма лечения пациентов с IV стадией. Тем не менее, мы взвешиваем клинические симптомы пациентов для принятия решения. Синдром выхода из желудка (GOS) является наиболее беспокоящим и раздражающим симптомом для пациентов, и, если он распознан, хирургическое вмешательство, как правило, является нашим первым выбором.Если нет, химиотерапия может быть вариантом. Если плохое состояние пациента заметно, рассматривается наилучшая поддерживающая терапия. Пациенты могут начать с химиотерапии и перейти к хирургическому вмешательству с появлением GOS или кровотечения. Каким бы ни был порядок лечения, все пациенты в этом ретроспективном исследовании перед началом чего-либо дали письменное информированное согласие.

С пациентами и членами их семей кратко обсуждались вопрос о том, следует ли начинать химиотерапию или нет, а также наиболее эффективная хирургическая процедура.Принятие решения основывалось на пожеланиях пациентов и объективном суждении лечащего врача. Попытки провести расширенную операцию часто заканчивались удалением первичной опухоли, достигая только операции R1. Особенно, когда предполагалась паллиативная операция, было получено достаточное информированное согласие пациента и операция проводилась в помещении. Схема химиотерапии была основана на комбинированном противоопухолевом препарате тегафура, гимерацила и отерацила калия (S-1), пероральном производном пиримидина, который на сегодняшний день является основным средством против рака желудка. 9–11 Комбинация с цисплатином (CDDP) на сегодняшний день считается схемой первого выбора. 12 Однако на практике ежедневно использовались другие препараты, такие как иринотекан (СРТ-11) и таксаны (паклитаксел и доцетаксел), и эти пациенты также были включены в исследование. 13–15

Статистический анализ

Статистический анализ проводили между группами с использованием тестов χ 2 или Манна-Уитни U , где это уместно.Кривые выживания анализировали с использованием метода Каплана-Мейера, а различия определяли с помощью логарифмического рангового критерия. Для выявления независимых прогностических факторов использовалась многомерная модель пропорциональных рисков Кокса. Для определения независимых прогностических факторов фактор со значением P < 0,1 по однофакторному анализу был введен в многофакторный анализ с прямым ступенчатым отбором. Общая выживаемость определялась как период, начинающийся с начала лечения (химиотерапия, хирургическое вмешательство или наилучшая поддерживающая терапия) до смерти по любой причине.Тесты считались значимыми при значении P <0,05.

Результаты

Демографические и клинико-патологические характеристики показаны в . Среди них 91 мужчина и 32 женщины, средний возраст 69 лет (диапазон 26–88 лет). ПС 0 и 1 вместе насчитывали 102 пациента (82,9%). Больных с локализацией опухоли в проксимальном отделе желудка было 55 (44,7%). У 68 больных (55,3%) опухоль локализовалась в дистальном отделе желудка. Макроскопический вид опухоли варьировал от типа 0 по Боррману до типа 5, насчитывая 1, 6, 18, 57, 33 и 18 соответственно.Все опухоли были патологоанатомически диагностированы как аденокарциномы. Тридцать пять (28,5%) из них были тубулярного типа, а 88 (71,5%) нетубулярного типа, что позволяет предположить, что аденокарцинома, которая носила потенциально инвазивный характер, доминировала на стадии IV. Количество больных Т4 составило 82 (66,7%), больных N3 — 67 (54,5%). Отдаленные метастазы, определяемые H, P и CY, насчитали 46 (37,4%), 62 (50,4%) и 39 (45,3%) пациентов соответственно. Количество пациентов с CY1, меньшее, чем P1, кажется странным, но это явление можно объяснить, понимая фактическую цитологию перитонеального лаважа (CY), выполненную во время операции.Согласно обзору карт, CY был обычным для пациентов P0 (n = 61), и среди них 14 были CY1. У остальных пациентов (n = 62), являющихся П1, ЦП не являлась рутинной процедурой. Общее число больных с ЦП 86, из них 25 пациентов были П1 и, естественно, ЦП1. Следовательно, сумма 14 пациентов (P0CY1) и 25 пациентов (P1CY1) составила общее количество пациентов с CY1 (n = 39). Если мы рассмотрим всех пациентов P1 как CY1, количество CY1 составит в сумме 76 вместо 39, поскольку CY1 больше, чем P1. Другие М насчитали 55 (44.7%), и все они были результатом обширного поражения лимфатических узлов, которое можно классифицировать как М (LYM). Медиана CEA и CA19-9 составила 6,05 нг/мл и 15,5 нг/мл соответственно.

В таблице 1 

Клинико-патологические особенности пациентов с раком желудка IV стадии

показана блок-схема лечения, проводимого у пациентов с IV стадией. В общей сложности 78 пациентов были оперированы. Из них 37 пациентам была проведена редукционная операция, а 41 пациенту была проведена паллиативная операция.Решение об удалении первичной опухоли было возложено на хирургическую бригаду при лапаротомии. 13 больных не получали послеоперационную химиотерапию в основном из-за ухудшения общего состояния. Другие, в конце концов, хотели получить наилучший поддерживающий уход. Тридцать восемь пациентов не подвергались хирургическому вмешательству и получали только химиотерапию или обращались за наилучшей поддерживающей терапией (n = 7). Химиотерапию проводили по схеме на основе S-1 (n = 99). Среди них пациентов только с S-1 или в сочетании с CDDP, таксанами и CPT11 было 45, 45, 8 и 1 соответственно ().

Блок-схема 123 пациентов.

Таблица 2 

Данные о лечении пациентов

Однофакторный анализ прогностических факторов общей выживаемости приведен в . Возраст (70 и более лет по сравнению с моложе 70 лет; P = 0,03), общий статус (PS2 или более по сравнению с PS0 или 1; P < 0,01), метастазы в печень (h2 по сравнению с H0; P = 0,02), другое M (положительный результат по сравнению с отрицательным; P < 0,01), CA19-9 (37 нг/мл или более по сравнению с менее 37 нг/мл; P < 0.01), редукционная хирургия (без резекции по сравнению с резекцией; P < ± 0,01), химиотерапия (Нет по сравнению с Да; P < ± 0,01) оказались значимыми прогностическими факторами для общей выживаемости. Как также указано в , PS, другие M, редукционная хирургия и химиотерапия рассчитывались как независимые прогностические факторы. Принимая во внимание эти результаты, кривая выживаемости подгруппы пациентов со стадией IV (90 185, т.е. 90 186., лучше пациентов с ПС без других М), перенесших редукционную операцию в сочетании с системной химиотерапией, показала значительно лучшую кривую выживаемости, чем у тех, у кого отсутствует какая-либо из этих 4 благоприятных переменных. ().

Кривые выживаемости пациентов с раком желудка IV стадии, перенесших редукционную операцию и химиотерапию. Сплошная линия представляет пациентов с определенным M (H, P и CY). Пунктирная линия представляет пациентов с другими М, как описано в тексте.

Таблица 3 

Одномерный и многофакторный анализ

Обсуждение

В этом исследовании мы ясно продемонстрировали, что на фоне проведения как редукционной хирургии, так и системной химиотерапии пациенты IV стадии с хорошими факторами PS и M, ограниченными в пределах h2, P1, и CY1 может значительно продлить выживаемость.Проведение редукционной хирургии и системной химиотерапии у пациентов с плохим прогнозом представляется слишком агрессивным, когда комплексная стратегия лечения еще не определена. Таким образом, тактика лечения больных раком желудка IV стадии всегда является спорным вопросом в клинической практике из-за их неблагоприятного прогноза. Тем не менее, наши результаты могут быть хорошей новостью для этих пациентов. Кроме того, это может стать краеугольным камнем для оптимальной стратегии лечения будущих пациентов с раком желудка IV стадии. Насколько нам известно, мы первыми пришли к выводу, что для определенной подгруппы пациентов с IV стадией может быть полезно проведение как редукционной хирургии, так и химиотерапии.

Варианты лечения больных раком желудка IV стадии ограничены, поскольку распространение болезни выходит далеко за пределы ее происхождения. Согласно данным JGCA, кумулятивная 5-летняя выживаемость пациентов со стадией IV составила 15,3%, 2 , и корейские данные также показали аналогичные результаты с 18%. 3 Кроме того, среди всех пациентов стадии IV от 4% до 9% из них считаются слишком запущенными и не имеют шансов на излечивающее хирургическое вмешательство, а их прогноз абсолютно неблагоприятный: менее 10% через 3 года после постановки диагноза. 16

JGCA предлагает расширенную хирургию или паллиативную хирургию в качестве клинической практики и редукционную операцию в качестве клинического исследования для пациентов со стадией IV (пациенты T4 и N3 классифицируются как стадия IV в этом предложении). В предыдущих литературных источниках было доказано, что когда стадия IV диагностируется только по одному М-фактору, проведение резекции может продлить выживаемость. 17–22 Таким образом, удаление первичной опухоли является возможным вариантом, даже если в настоящее время доступна эффективная химиотерапия.

S-1 занял лидирующие позиции в качестве стандартного противоопухолевого средства для лечения рака желудка.Вместе с другими агентами, такими как CDDP, CPT-11 и таксаны (паклитаксел и доцетаксел), частота ответа на химиотерапию резко улучшилась. Они обеспечили лучший прогноз для пациентов стадии IV. 9–11 Доказано, что S-1 с CDDP имеет высокую частоту ответа и выбран в качестве химиотерапии первой линии. 12

Испытания адъювантной химиотерапии против распространенного рака желудка показали многообещающие результаты. 23,24 С другой стороны, считается, что химиотерапия не влияет на выживаемость пожилых людей. 25 Тем не менее, только S-1 можно безопасно использовать для пожилых пациентов и пациентов с плохим PS, которыми является большинство пациентов со стадией IV. 26,27 В последнее время обсуждались параметры неоадъювантной химиотерапии, чтобы дать адекватное количество противоопухолевого агента и, если возможно, снизить стадию неизлечимой опухоли для выполнения операции R0. Европейская группа недавно сообщила, что хирургия R0 увеличилась, но не повлияла на общую выживаемость. 28 Kochi и его коллеги сообщили об эффективности неоадъювантной терапии S-1+CDDP. 29 Прежде чем в результате хорошо организованных исследований будут получены какие-либо окончательные результаты, мы должны проявлять осторожность при применении неоадъювантной химиотерапии в клинических условиях.

В этом исследовании наша стратегия лечения пациентов основывалась исключительно на практике, и решение о том, следует ли сначала оперировать или начинать химиотерапию, не было выбрано случайным образом. Мы всегда старались обеспечить хирургическое лечение не только для лучшего онкологического исхода, но и для устранения неприятных желудочно-кишечных симптомов, вызванных опухолью, часто описываемой как GOS.Кроме того, обеспечение прохода хирургическим путем может способствовать достижению лучшего соблюдения режима лечения S-1 наряду с увеличением пероральной диеты. Если у пациентов было сильное желание начать химиотерапию, а не операцию, мы уважали их решение и выполняли его без промедления.

Тем не менее, 13 пациентов, перенесших операцию в качестве начального лечения, не смогли перейти на химиотерапию. У некоторых пропало желание продолжать лечение, некоторым не удалось улучшить или сохранить их работоспособность, а некоторым пришлось перейти к наилучшей поддерживающей терапии.В некотором смысле эти 13 пациентов могли получить только пользу от уменьшения неблагоприятных желудочно-кишечных симптомов, вызванных опухолью. Но с точки зрения качества жизни это может считаться для них правильным выбором. Состояние пациента и его воля могут меняться в течение курса лечения, и мы должны быть гибкими при любых обстоятельствах при принятии решений.

Как показано на кривой выживаемости в , мы ясно продемонстрировали, что независимо от порядка лечения, если выполняются как редукционная операция, так и химиотерапия, мы можем улучшить прогноз для определенных пациентов со стадией IV, то есть пациентов с диагнозом 4 стадии с H, P и CY (с резервированием).Таким образом, мы не должны медлить с проведением как редукционной операции, так и системной химиотерапии до тех пор, пока пациент PS чувствует себя достаточно хорошо. Более того, для достижения этого результата не требовалась стратегия лечения, специфичная для места метастазирования. Наше исследование исключило M (LYM) из благоприятного фактора, поскольку метастазирование в лимфатические узлы действительно является неблагоприятным фактором для пациентов со стадией IV.

Настоящее исследование было основано на небольшом количестве данных, полученных ретроспективно в одном учреждении в Японии. Хотя степень заболевания не позволяет нам проводить проспективные исследования, наши результаты могут быть рационализированы и подтверждены в более крупном рандомизированном контрольном исследовании.Это выходит за рамки настоящего исследования, но с клинической точки зрения очень интересно выяснить порядок лечения или когда перейти к хирургическому вмешательству после неоадъювантной химиотерапии. Эти вопросы могут быть прояснены будущим рандомизированным контрольным исследованием.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить профессора Томоюки Кавада, Медицинская школа Японии, за его помощь в статистическом анализе.

Ссылки

1. Ferlay J, Shin HR, Bray F, Forman D, Mathers C, Parkin DM.Оценки мирового бремени рака в 2008 г.: GLOBOCAN 2008. Int J Cancer . 2010;127(12):2893–2917. [PubMed] [Google Scholar]2. Нашимото А., Акадзава К., Исобе Ю., Мияширо И., Катаи Х., Кодера Ю. и др. Лечение рака желудка в 2002 г. в Японии: ежегодный отчет общенационального регистра JGCA за 2009 г. Рак желудка . 2013;16(1):1–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3. Ли Х.К., Ян Х.К., Ким В.Х., Ли КУ, Чхве К.Дж., Ким Дж.П. Влияние количества исследованных лимфатических узлов на стадирование рака желудка. Бр Дж Сург . 2001;88(10):1408–1412. [PubMed] [Google Scholar]4. Сано Т., Айко Т. Новые японские классификации и рекомендации по лечению рака желудка: концепции пересмотра и основные пересмотренные моменты. Рак желудка . 2011;14(2):97–100. [PubMed] [Google Scholar]5. Японская ассоциация рака желудка. Японские рекомендации по лечению рака желудка 2010 г. (версия 3) Рак желудка . 2011;14(2):113–123. [PubMed] [Google Scholar]6. Собин Л.Х., Господарович М., Виттелькинд С., ред.Международный союз против рака. Классификация злокачественных опухолей TNM . 7-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уайли-Блэквелл; 1516 N. Lake Shore Drive, Чикаго, Иллинойс 60610 США: 2009. стр. 84–95. В. ред. [Google Академия]7. Японская ассоциация рака желудка. Японская классификация рака желудка, 2-е английское издание. Рак желудка . 1998;1(1):10–24. [PubMed] [Google Scholar]8. Окен М.М., Крич Р.Х., Торми Д.К., Хортон Дж., Дэвис Т.Е., Макфадден Э.Т. и др. Токсичность и критерии ответа Восточной кооперативной онкологической группы. Am J Clin Oncol . 1982;5(6):649–655. [PubMed] [Google Scholar]9. Sakata Y, Ohtsu A, Horikoshi N, Sugimachi K, Mitachi Y, Taguchi T. Поздняя фаза II исследования нового перорального фторпиримидинового противоопухолевого препарата S-1 (1 M тегафур-0,4 M гиместат-1 M otastat калия) у пациентов с распространенным раком желудка . Евро J Рак . 1998;34(11):1715–1720. [PubMed] [Google Scholar] 10. Коидзуми В., Курихара М., Накано С., Хасегава К. Исследование фазы II S-1, нового перорального производного 5-фторурацила, при распространенном раке желудка. Онкология . 2000;58(8):191–197. [PubMed] [Google Scholar] 11. Maehara Y. S-1 при раке желудка: всесторонний обзор. Рак желудка . 2003; 6 ((дополнение 1)): 2–8. [PubMed] [Google Scholar] 12. Коидзуми В., Нарахара Х., Хара Т., Такагане А., Акия Т., Такаги М. и др. Рандомизированное исследование III фазы монотерапии S-1 в сравнении с S-1 + цисплатин при лечении распространенного рака желудка (испытание SPIRITS) SPIRITS: S-1 плюс цисплатин в сравнении с S-1 в РКИ при лечении рака желудка. Ланцет Онкол .2008;9(3):215–221. [PubMed] [Google Scholar] 13. Такиути Х., Нарахара Х., Цудзинака Т., Гото М., Кавабе С., Катсу К. и др. Фаза I исследования S-1 в сочетании с иринотеканом (CPT-11) у пациентов с распространенным раком желудка (OGSG 0002) Jpn J Clin Oncol . 2005;35(1):520–525. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фудзитани К., Нарахара Х., Такиути Х., Цудзинака Т., Сатоми Э., Гото М. и др. Фаза I и фармакокинетическое исследование S1 в сочетании с еженедельным приемом паклитаксела у пациентов с распространенным раком желудка. Онкология .2005;69(5):414–420. [PubMed] [Google Scholar] 15. Йошида К., Ниномия М., Такакура Н., Хирабаяши Н., Такияма В., Сато Ю. и др. Исследование фазы II комбинированной терапии доцетакселом и S-1 для распространенного или рецидивирующего рака желудка. Clin Cancer Res . 2006;12(11):3402–3407. [PubMed] [Google Scholar] 16. Регистрационный комитет Японской ассоциации рака желудка. Лечение рака желудка в 1991 г. в Японии: анализ данных общенационального регистра. Рак желудка . 2006;9(2):51–66. [PubMed] [Google Scholar] 17.Bozzetti F, Bonfanti G, Audisio RA, Doci R, Dossena G, Gennari L, et al. Прогноз больных после паллиативных оперативных вмешательств по поводу рака желудка. Хирургический акушер-гинеколог . 1987;164(2):151–154. [PubMed] [Google Scholar] 18. Кикучи С., Араи Ю., Морис М., Кобаяши Н., Цукамото Х., Симао Х. и др. Рак желудка с метастазами в отдаленную брюшину: 20-летний хирургический опыт. Гепатогастроэнтерология . 1998;45(22):1183–1188. [PubMed] [Google Scholar] 19. Кога С., Кавагути Х., Кисимото Х., Танака К., Мияно Ю., Кимура О. и др.Терапевтическое значение нелечебной гастрэктомии при раке желудка с метастазами в печень. Am J Surg . 1980;140(3):356–359. [PubMed] [Google Scholar] 20. Хартгринк Х. Х., Паттер Х., Кляйн Краненбарг Э., Боненкамп Дж. Дж., Ван де Вельде С. Дж. Голландская группа по раку желудка. Значение паллиативной резекции при раке желудка. Бр Дж Сург . 2002;89(11):1438–1443. [PubMed] [Google Scholar] 21. Боненкамп Дж.Дж., Сасако М., Херманс Дж., Ван де Вельде С.Дж. Опухолевая нагрузка и хирургическая паллиативная помощь при раке желудка. Гепатогастроэнтерология . 2001;48(44):1219–1221. [PubMed] [Google Scholar] 22. Маэкава С., Саку М., Маэхара Й., Саданага Н., Икеджири К., Анаи Х. и др. Хирургическое лечение распространенного рака желудка. Гепатогастроэнтерология . 1996;43(7):178–186. [PubMed] [Google Scholar] 23. Сакурамото С., Сасако М., Ямагути Т., Киношита Т., Фуджи М., Нашимото А. и др. Адъювантная химиотерапия рака желудка с S-1, пероральным фторпиримидином. N Английский J Med . 2007;357(18):1810–1820.[PubMed] [Google Scholar] 24. Macdonald JS, Smalley SR, Benedetti J, Hundahl SA, Estes NC, Stemmermann GN, et al. Химиолучевая терапия после операции по сравнению с операцией только по поводу аденокарциномы желудка или желудочно-пищеводного соединения. N Английский J Med . 2001;345(10):725–730. [PubMed] [Google Scholar] 25. Эндо С., Йошикава Ю., Хатанака Н., Томинага Х., Симидзу Ю., Хираока К. и др. Лечение рака желудка у пожилых больных. Рак желудка . 2011;14(2):139–143.[PubMed] [Google Scholar] 26. Цусима Т., Хиронака С., Боку Н., Мачида Н., Ямадзаки К., Ясуи Х. и др. Безопасность и эффективность монотерапии S-1 у пожилых пациентов с распространенным раком желудка. Рак желудка . 2010;13(4):245–250. [PubMed] [Google Scholar] 27. Цусима Т., Хиронака С., Боку Н., Мачида Н., Ямадзаки К., Ясуи Х. и др. Сравнение безопасности и эффективности монотерапии S-1 и терапии S-1 плюс цисплатин у пожилых пациентов с распространенным раком желудка. Int J Clin Oncol .2013;18(1):10–16. [PubMed] [Google Scholar] 28. Шумахер С., Гретшель С., Лордик Ф., Райхардт П., Хоэнбергер В., Айзенбергер С.Ф. и другие. Неоадъювантная химиотерапия по сравнению с хирургическим вмешательством при местнораспространенном раке желудка и кардии: рандомизированное исследование Европейской организации по исследованию и лечению рака 40954. J Clin Oncol . 2010;28(35):5210–5218. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]29. Кочи М., Фуджи М., Канамори Н., Кайга Т., Такахаши Т., Кобаяши М. и др. Неоадъювантная химиотерапия S-1 и CDDP при распространенном раке желудка. J Cancer Res Clin Oncol . 2006;132(12):781–785. [PubMed] [Google Scholar] 30. Японская классификация рака желудка. Японская ассоциация рака желудка. 2011;14(2):101–112. 3-е английское издание. Рак желудка . [PubMed] [Google Scholar]

Лечение рака желудка IV стадии индукционной химиотерапией с использованием S-1 и цисплатина с последующей лечебной резекцией у отдельных пациентов | World Journal of Surgical Oncology

  • Yako-Suketomo H, Katanoda K: Сравнение временных тенденций смертности от рака желудка (1990–2006 гг.) в мире из базы данных смертности ВОЗ.Jpn J Clin Oncol. 2009, 39: 622-623. 10.1093/jjco/hyp107.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Imamura Y, Yoshimi I: Сравнение смертности от рака (рака желудка) в пяти странах: Франции, Италии, Японии, Великобритании и США из базы данных смертности ВОЗ (1960–2000). Jpn J Clin Oncol. 2005, 35: 103-105. 10.1093/jjco/hyi030.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ванхофер У., Ружье П., Уилке Х., Дюкре М.П., ​​Лакав А.Дж., Ван Катсем Э., Планкер М., Сантос Дж.Г., Пьебуа П., Пайо Б., Боденштейн Х., Шмолл Х.Дж., Блайберг Х., Нордлингер Б., Куврёр М.Л., Барон Б., Уилс Дж.А.: Окончательные результаты рандомизированного исследования фазы III последовательного применения высоких доз метотрексата, фторурацила и доксорубицина в сравнении с этопозидом, лейковорином и фторурацилом в сравнении с инфузионным введением фторурацила и цисплатина при распространенном раке желудка: исследование Европейской организации исследований и Кооперативная группа по лечению рака желудочно-кишечного тракта.Дж. Клин Онкол. 2000, 18: 2648-2657.

    КАС пабмед Google ученый

  • Glimelius B, Ekstrom K, Hoffman K, Graf W, Sjoden PO, Haglund U, Svensson C, Enander LK, Linne T, Sellstrom H, Heuman R: Рандомизированное сравнение между химиотерапией плюс лучшая поддерживающая терапия с лучшей поддерживающей терапией в запущенный рак желудка. Энн Онкол. 1997, 8: 163-168. 10.1023/А:1008243606668.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мурад А.М., Сантьяго Ф.Ф., Петрояну А., Роча П.Р., Родригес М.А., Рауш М.: Модифицированная терапия 5-фторурацилом, доксорубицином и метотрексатом при распространенном раке желудка.Рак. 1993, 72: 37-41. 10.1002/1097-0142(19930701)72:1<37::AID-CNCR2820720109>3.0.CO;2-P.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Nakajima T: Руководство по лечению рака желудка в Японии. Рак желудка. 2002, 5: 1-5.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Wagner AD, Grothe W, Haerting J, Kleber G, Grothey A, Fleig WE: Химиотерапия при распространенном раке желудка: систематический обзор и метаанализ на основе совокупных данных.Дж. Клин Онкол. 2006, 24: 2903-2909. 10.1200/JCO.2005.05.0245.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Коидзуми В., Нарахара Х., Хара Т., Такагане А., Акия Т., Такаги М., Мияшита К., Нисидзаки Т., Кобаяши О., Такаяма В., Тох Ю., Нагаиэ Т., Такаги С., Ямамура Ю., Янаока К., Орита H, Takeuchi M: S-1 плюс цисплатин по сравнению с одним S-1 для лечения первой линии распространенного рака желудка (испытание SPIRITS): исследование фазы III. Ланцет Онкол.2008, 9: 215-221. 10.1016/С1470-2045(08)70035-4.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Egawa T, Kenmochi T, Ohashi M, Irino T, Mihara K, Okamura A, Inaba Y, Ito Y, Hayashi S, Nagashima A: Рак желудка на поздних стадиях, ответивший на неоадъювантную комбинированную химиотерапию доцетакселом/CDDP/S -1 (ДКС). Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 2470-2472.

    ПабМед Google ученый

  • Кобаяши Н., Мидзута М., Отани Х., Кубо М., Удака Т., Сиракава К.: Случай местно-распространенного рака желудка, отвечающего на патологический CR, леченный неоадъювантной химиотерапией S-1/CDDP.Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 1965-1969.

    ПабМед Google ученый

  • Симидзу Ю., Кусано М., Фухимори А., Кусано Т., Така Дж., Аоки Т., Мураками М.: случай первичной хориокарциномы желудка, пролеченной лечебной операцией после неоадъювантной химиотерапии с помощью S-1/CDDP. Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 1135-1138.

    ПабМед Google ученый

  • Теракура М., Икебе Т., Нисиока Т., Хориике М., Канеко М.: случай распространенного рака желудка, отвечающего на неоадъювантную химиотерапию комбинацией S-1 и CDDP.Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 887-889.

    ПабМед Google ученый

  • Иноуэ К., Накане Й., Когире М., Фудзитани К., Кимура Й., Имамура Х., Тамура С., Окано С., Квон А.Х., Курокава Й., Симокава Т., Такиути Х., Цудзинака Т., Фурукава Х.: испытание II фазы предоперационный S-1 плюс цисплатин с последующей операцией по поводу исходно нерезектабельного местно-распространенного рака желудка. Eur J Surg Oncol. 2012, 38: 143-149. 10.1016/ж.эйсо.2011.11.009.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Yoshikawa T, Tsuburaya A, Morita S, Kodera Y, Ito S, Cho H, Miyashita Y, Sakamoto J: Сравнение комбинированного лечения: два или четыре курса паклитаксела плюс цисплатин или S-1 плюс цисплатин с последующим хирургия местно-распространенного рака желудка, рандомизированное исследование II фазы (COMPASS).Jpn J Clin Oncol. 2010, 40: 369-372. 10.1093/jjco/hyp178.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Наката Б., Цудзи А., Митачи Ю., Таэнака Н., Камано Т., Ойкава К., Онода Н., Камбе М., Такахаши М., Ширасака Т., Морита С., Сакамото Дж., Танака Ю., Саджи С., Хиракава К.: Фаза II исследование S-1 плюс низкие дозы цисплатина при нерезектабельном и рецидивирующем раке желудка (JFMC27-9902, этап 2). Онкология. 2010, 79: 337-342. 10.1159/000323286.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Японская ассоциация рака желудка: Японская классификация рака желудка: 3-е издание на английском языке.Рак желудка. 2011, 14: 101-112.

    Артикул Google ученый

  • Therasse P, Arbuck SG, Eisenhauer EA, Wanders J, Kaplan RS, Rubinstein L, Verweij J, Van Glabbeke M, van Oosterom AT, Christian MC, Gwyther SG: Новые рекомендации по оценке ответа на лечение солидных опухолей . Европейская организация по исследованию и лечению рака, Национальный институт рака США, Национальный институт рака Канады.J Natl Cancer Inst. 2000, 92: 205-216. 10.1093/jnci/92.3.205.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Шумахер С., Гретшель С., Лордик Ф., Райхардт П., Хоэнбергер В., Айзенбергер С.Ф., Хааг С., Мауэр М.Е., Хасан Б., Уэлч Дж., Отт К., Хельшер А., Шнайдер П.М., Бехштейн В., Вилке Х., Лутц MP, Nordlinger B, Van Cutsem E, Siewert JR, Schlag PM: Неоадъювантная химиотерапия по сравнению с хирургическим вмешательством при местнораспространенном раке желудка и кардии: Европейская организация по исследованию и лечению рака, рандомизированное исследование 40954.Дж. Клин Онкол. 2010, 28: 5210-5218. 10.1200/JCO.2009.26.6114.

    Центральный пабмед Статья пабмед Google ученый

  • Сасако М., Сано Т., Ямамото С., Курокава Й., Нашимото А., Курита А., Хирацука М., Цудзинака Т., Киношита Т., Араи К., Ямамура Й., Окадзима К. Лимфаденэктомия D2 отдельно или с парааортальной узловой диссекцией для рака желудка. N Engl J Med. 2008, 359: 453-462. 10.1056/NEJMoa0707035.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Границы | Последние достижения в диагностике, стадировании, лечении и прогнозировании распространенного рака желудка: обзор литературы

    Введение

    Рак желудка, третья ведущая причина смертности от рака, является распространенной опухолью желудочно-кишечного тракта, особенно в Китае, где ежегодно регистрируется около 400 000 новых случаев (1).Согласно отчету, опубликованному в 2020 году, ежегодно в мире диагностируется более миллиона случаев рака желудка. Это 5-е место среди наиболее диагностируемых и 7-е место среди наиболее распространенных видов рака в мире (2). Ежегодно от рака желудка умирает 783 000 человек, что делает его третьим наиболее смертоносным раком среди мужчин во всем мире. 8,3% всех смертей от рака связаны с раком желудка. В развитых странах рак желудка в 2,2 раза чаще поражает мужчин, чем женщин (3). Рак желудка может быть классифицирован, в зависимости от стадии, на два типа: ранняя стадия и поздняя стадия.Следует отметить, что первый тип рака ограничивается слизистой оболочкой и подслизистой оболочкой, независимо от размера опухоли или наличия/отсутствия метастазов в лимфатических узлах. С другой стороны, рак, который выходит за пределы уровня подслизистой оболочки желудка и проникает в мышечный слой, классифицируется как средний рак желудка. Между тем известен тип на поздней стадии, когда опухолевые клетки достигают уровня подсерозного слоя или за его пределами, инфильтрируя окружающие органы. Стадирование рака желудка отражает эффективность плана лечения (4).

    Хирургия всегда была основным подходом в лечении рака желудка, в основном путем резекции D2. D2 можно определить как рассечение всех узлов группы 1 и группы 2. Различные локализации рака требуют различных форм резекций желудка в желудке. Таким образом, определены четыре уровня диссекции лимфатических узлов (D1–D4), где определенные лимфатические узлы выделяются для данного типа резекции из назначенных лимфатических станций. Эти уровни были определены Общими правилами исследования рака желудка в хирургии и патологии Японским исследовательским обществом рака желудка в 1962 году и были пересмотрены в 1994 году.В нескольких исследованиях сообщалось, что только диссекция D2 оказывает существенное положительное влияние на исходы у пациентов с раком желудка (5). Стандартная резекция D2 рака желудка включает резекцию части или всего желудка, N1 (группы 1:6) и N2 (группы 7:11) лимфатических узлов, а также большого и малого сальника. Селезенка и хвост поджелудочной железы также могут быть резецированы во время процедуры резекции D2 в случаях рака проксимального отдела желудка для удаления 10-й и 11-й групп лимфатических узлов (6). Даже с современными достижениями в области хирургических подходов (D2 и лапароскопическая резекция) в случаях рака желудка исход все еще неблагоприятный, с 5-летней выживаемостью около 45% в случаях с распространенным раком желудка (7, 8). .

    Немногие биомаркеры, связанные с раком желудка, были преобразованы в молекулярно-таргетную терапию. HER-2 является одним из терапевтических биомаркеров рака желудка В открытом рандомизированном контролируемом клиническом исследовании III фазы изучалась эффективность трастузумаба (моноклональное антитело) против HER-2 в сочетании с химиотерапией для лечения HER-2. — положительный рак желудка, и сообщили, что лечение трастузумабом значительно улучшило общую выживаемость и время безрецидивной выживаемости по сравнению с одной только химиотерапией (9).

    Другим биомаркером, обнаруженным для иммунотерапии рака желудка, является PD-L1. В исследовании ATTRACTION-2, рандомизированном клиническом исследовании фазы III, сравнивалась эффективность моноклонального антитела ниволумаб против PD-L1 у лиц с распространенным раком желудка и было обнаружено, что ниволумаб значительно увеличивает общую выживаемость и снижает риск смертности (10). .

    Повышение точности предоперационной диагностики и клинической стадии рака желудка окажет существенное влияние на оперативный подход к лечению рака желудка.Кроме того, это приведет к правильному определению наиболее подходящего варианта лечения для таких пациентов. Поэтому мы провели текущее исследование, чтобы просмотреть доступную литературу, чтобы получить полезную информацию о правильной диагностике, стадировании и комплексном лечении случаев с распространенным раком желудка.

    Прогресс в подходах к лечению рака желудка

    Хирургия

    Хирургический подход при раке желудка варьируется от открытой хирургии до лапароскопической резекции; Хирургическое лечение рака желудка стало свидетелем значительного скачка результатов.От ранних стадий рака желудка до поздних стадий рака желудка показания к лапароскопической хирургии заметно расширились, с подтверждением ее эффективности и безопасности растущим числом доступных доказательств (11-13).

    Роботизированная хирургия была признана лучшим хирургическим подходом по сравнению с лапароскопической резекцией с точки зрения устранения недостатков последней, поскольку она обеспечивает следующие преимущества: семь степеней свободы, система фильтрации тремора, возможность масштабирования движения и система трехмерного (3D) зрения, которая существенно влияет на ловкость хирурга, особенно при работе с тканями в узком поле зрения (14).При этом сообщается, что среднее время операции при роботизированной хирургии больше по сравнению с лапароскопической или открытой резекцией. Между тем, единственным существенным отличием в пользу роботизированной хирургии является снижение интраоперационной кровопотери (15). Поэтому в настоящее время основное внимание должно быть направлено на развитие нового направления в лапароскопической хирургии, связанного с экономией человеческих ресурсов при повышении точности хирургического доступа.

    Использование однопортовой (SPLG) и лапароскопической гастрэктомии с уменьшенным портом (RPLG) в настоящее время становится все более зрелым и в настоящее время изучается в рамках клинических испытаний.Применение минимально-инвазивного подхода с помощью SPLG и RPLG сведет к минимуму сопутствующую травму. Такие успехи в операциях с одним участком позволили хирургам выполнять RPLG и SPLG с помощью роботизированного подхода и, следовательно, устранить ограничения на движение хирургического инструмента. В клиническом исследовании фазы I/II с одной группой, посвященном изучению эффективности и безопасности проведения РПЛГ одним хирургом, было обнаружено, что среди 19 пациентов, перенесших РПЛГ, ни одному из них не потребовался интраоперационный переход на лапароскопическую или открытую операцию, а также имели серьезные осложнения во время операции RPLG (16).Поэтому предполагается, что RPLG предлагает безопасную и эффективную альтернативу в лечении случаев рака желудка на ранней стадии. Также предполагается, что этот подход можно применять и в запущенных случаях (17). SPLG представляет собой метод уменьшенного порта из-за хирургических доступов, поскольку операция выполняется через один разрез в брюшной стенке. Это чрезвычайно малоинвазивный метод, теоретически обеспечивающий меньшую послеоперационную боль, улучшенные косметические результаты и более раннее восстановление после операции по сравнению с традиционной многопортовой лапароскопической гастрэктомией.SPLG считается оптимальным методом для повышения и максимального улучшения качества жизни пациента в острой послеоперационной фазе (18, 19).

    Будучи страной с относительно высоким уровнем заболеваемости раком желудка, эксперты в области малоинвазивной хирургии желудочно-кишечного тракта в Китае в 2009 г. организовали исследование «Китайское исследование лапароскопической гастроинтестинальной хирургии (CLASS)» с основной целью улучшить жизнь пациентов с помощью клинические исследования результатов лапароскопической хирургии. В 2019 году Китайская группа исследования лапароскопической желудочно-кишечной хирургии (CLASS) опубликовала результаты своего исследования CLASS-01.CLASS-01 — это открытое рандомизированное клиническое исследование, которое проводилось на уровне 14 центров по всему Китаю (20). Всего за период с сентября 2012 г. по декабрь 2014 г. было обследовано 1056 пациентов с раком желудка стадии Т2, Т3 или Т4а без отдаленных метастазов. Набранные пациенты были распределены на лапароскопическую дистальную резекцию желудка (528 случаев) или открытую дистальную резекцию желудка. с лимфаденэктомией D2 (528 случаев). Авторы отметили, что показатель 3-летней безрецидивной выживаемости (DFS) существенно не изменился между группами: 76.5% в лапароскопической группе и 77,8% в группе открытой хирургии. Кроме того, 3-летняя выживаемость в лапароскопической группе существенно не отличалась от таковой в группе открытой хирургии (83,1 против 85,2%, P = 0,28). Таким образом, было установлено, что лапароскопический подход у пациентов с предоперационной клинической стадией местно-распространенного рака желудка не приводил к худшему результату DFS через 3 года.

    При рассмотрении последних достижений в области лапароскопической резекции при раке желудка мы отметили, что постоянное совершенствование этой минимально инвазивной процедуры наряду с экономией человеческих ресурсов станет будущей тенденцией в лечении пациентов с раком желудка.В то же время исследователи также начали разрабатывать и внедрять различное программное обеспечение искусственного интеллекта (ИИ) для лапароскопической гастрэктомии. Это окажет значительное влияние на результаты, связанные с пациентами, а также хирургами.

    Адъювантная химиотерапия

    Адъювантная химиотерапия рекомендуется при полностью удаленной аденокарциноме желудка T2N0, T3 или T4, особенно у тех, кто не получал неоадъювантную терапию (21). Японское исследование адъювантной химиотерапии TS-1 при раке желудка (ACTS-GC) выявило преимущества S-1, перорального фторпиримидина, адъювантной терапии в течение 1 года (22).Это исследование включало в общей сложности 1059 пациентов с раком желудка II или III стадии, перенесших операцию D2, которые были случайным образом распределены для получения либо S-1 (6-недельные циклы: 2 недели без и 4 недели с S-1 в дозе 80–120 мг/м 2 в день в течение 1 года) или только хирургическое вмешательство. Исследование показало значительно лучшую 3-летнюю выживаемость в группе S1 по сравнению с операцией (80,1 против 70,1%), соответственно.

    В исследование CLASSIC, которое проводилось в Южной Корее, Китае и Тайване, было включено 1035 пациентов с раком желудка стадии II, IIIA или IIIB (23).После резекции D2 пациенты были случайным образом разделены на две группы. Одна группа получала комбинированную терапию пероральным капецитабином из восьми 3-недельных циклов (в дозе 1000 мг/м 2 /два раза в день с 1 по 14 день каждого цикла) и внутривенным введением оксалиплатина (130 мг/м 2 / в 1-й день каждого цикла в течение 6 мес после операции). Между тем, другая группа получила только операцию. Пациенты, получавшие комбинированную адъювантную химиотерапию, имели значительно более высокую 3-летнюю безрецидивную выживаемость (БСВ) — 74% по сравнению с 59% 3-летней выживаемостью без признаков заболевания у тех, кто перенес только операцию.Это наблюдение подчеркивает тот факт, что адъювантная химиотерапия XELOX (капецитабин плюс оксалиплатин) при назначении в течение 6 месяцев может значительно снизить риск послеоперационного рецидива при одновременном улучшении безрецидивной выживаемости у пациентов с раком желудка. Результаты этого исследования дополнительно устанавливают статус режима XELOX в качестве стандартного химиотерапевтического средства для комбинированной терапии у населения с раком желудка II или III стадии.

    Японское рандомизированное контролируемое клиническое исследование (JACCROGC-7) было опубликовано на конференции Американского общества клинической онкологии (ASCO) в 2018 г. (24).Пациенты с раком желудка III стадии после радикальной гастрэктомии (D2, R0) были случайным образом разделены на две группы. Первая группа (опытная) получала С-1 в сочетании с доцетакселом, а вторая группа (контрольная) получала только С-1. Результаты данного исследования показали, что безрецидивная выживаемость (БРВ) в экспериментальной группе была достоверно выше, чем в контрольной группе через 3 года (65,9 против 49,6%, P = 0,0007). Анализ также показал, что S-1 в сочетании с доцетакселом значительно снижает риск всех типов рецидивов, в том числе гематогенных, лимфатических и перитонеальных.Это исследование выявило многообещающие эффекты комбинированного S-1 и доцетаксела по сравнению с одним только S-1 (весьма значимые результаты). Это исследование доказало ценность таксанов в адъювантном лечении рака желудка III стадии. В последнее время комбинированный режим S-1 и доцетаксел стал основным направлением в качестве эффективного варианта лечения пациентов с раком желудка III стадии после операции D2 (24, 25).

    Внутрибрюшинная гипертермическая химиотерапия

    Подход к лечению перитонеальных метастазов рака желудка значительно улучшился благодаря использованию циторедуктивной хирургии (CRS) и гипертермической внутрибрюшинной химиотерапии (HIPEC) (26, 27).Однако это применимо только к определенной подгруппе пациентов. В том же контексте ценность профилактического использования или комбинированной терапии с HIPEC у лиц с высоким риском или с положительной цитологией еще предстоит подтвердить в более крупных и надежных рандомизированных контролируемых исследованиях.

    Рандомизированное исследование Yonemura et al. (28) показали, что противоопухолевая терапия в виде (300 мг цисплатина плюс 30 мг митомицина) в дополнение к непрерывной гипертермической перитонеальной перфузии (ГПП), содержащей подогретый физиологический раствор, приводила к благоприятным результатам у пациентов с раком желудка и перитонеальной диссеминацией (41 пациент). ).Сообщалось, что 50% период выживаемости, 3- и 5-летняя выживаемость в случаях лечения CHPP составляли 398 дней, 28,5 и 12% соответственно. При этом однократный курс КГПП в сочетании с комбинированной терапией (цисплатин и митомицин) привел к исчезновению асцита у 7 аскетов. В проспективном рандомизированном исследовании Liang et al. (29) для послеоперационной профилактики карциноматоза брюшины у больных раком желудка проводилась внутрибрюшинная инфузия химиопрепаратов раствором 50 мг митомицина С и 375 мг активированного угля.Через 8 мес наблюдения показатели 3- и 5-летней послеоперационной безрецидивной выживаемости (БРВ) были отмечены значительно выше у пациентов, которым внутрибрюшинно вводили митомицин С плюс угольный адсорбент, по сравнению с контрольной группой с показателями (70,16 против 27,09%, P <0,01) и (44,51 против 14,45%, P <0,01) соответственно.

    С момента применения HIPEC исследователи всего мира приложили огромные усилия для улучшения этого подхода.Гастрэктомия в сочетании с HIPEC может привести к увеличению выживаемости у пациентов с раком желудка стадии IIIB (30). Недавно в метаанализе сообщалось, что HIPEC может улучшить ОВ у пациентов, перенесших хирургическую резекцию по поводу распространенного рака желудка, а также может помочь в предотвращении местного перитонеального рецидива среди случаев с серозной инвазией при раке желудка (31). Что еще более важно, ожидается, что результаты рандомизированного клинического исследования GASTRICHIP будут опубликованы в 2025 г. (32).Это исследование направлено на изучение эффектов ГИПХ с оксалиплатином в случаях рака желудка с поражением серозной оболочки и/или лимфатических узлов и/или с положительным цитологическим анализом при промывании брюшины.

    Молекулярно-таргетная терапия и иммунотерапия

    В контексте прецизионного лечения химиотерапия в сочетании с таргетными препаратами для повышения эффективности в последние годы была в центре внимания исследований и клинических исследований (рис. 1). В многоцентровом рандомизированном исследовании III фазы ToGA (трастузумаб для лечения рака желудка) изучалась сравнительная эффективность двухкомпонентных режимов химиотерапии в форме (капецитабин плюс цисплатин) или (5-фторурацил плюс цисплатин), которые назначались каждые 3 недели в общей сложности шесть циклов и химиотерапия плюс внутривенное введение трастузумаба в группе пациентов с HER-2-положительным раком желудка (9).Было отмечено, что трастузумаб в сочетании с химиотерапией приводит к значительно более высокой медиане общей выживаемости по сравнению с группой, получавшей только химиотерапию (13,8 против 11,1 месяцев) соответственно. У пациентов с высокой экспрессией HER-2 трастузумаб значительно улучшил их медиану общей выживаемости, достигнув 16 месяцев по сравнению с 11,8 месяцами у пациентов, получавших только химиотерапию. Кроме того, у пациентов, получавших трастузумаб в дополнение к химиотерапии, медиана ВБП была значительно выше по сравнению с теми, кто получал только химиотерапию (6.7 против 5,5 месяцев) соответственно.

    Рисунок 1 . Молекулярно-направленная терапия рака желудка. EGFR, рецептор эпидермального фактора роста; VEGFR, рецептор сосудистого эндотелиального фактора роста. Взято из исследования Song et al. (33).

    В условиях лечения 2-й линии рамуцирумаб приводил к значительному клиническому улучшению у ранее леченных пациентов с раком желудка как в качестве самостоятельной терапии, так и в качестве адъюванта к паклитакселу. В исследовании REGARD изучалась эффективность рамуцирумаба у пациентов с аденокарциномой желудка (34).Пациенты получали рамуцирумаб внутривенно (8 мг/кг) или плацебо через 2 недели после прогрессирования после химиотерапии первой линии. Рамуцирумаб привел к значительному увеличению медианы общей выживаемости по сравнению с плацебо (5,2 месяца против 3,8 месяца) с 6-месячным уровнем ВБП 41,8 и 31,6% соответственно. Это наблюдение также было подтверждено в двойном слепом рандомизированном исследовании RAINBOW фазы II, в котором пациенты с аденокарциномой желудка получали либо (паклитаксел 80 мг/м 2 /дни 1, 8, 15 плюс рамуцирумаб), либо плацебо (дни 1 и 15). (35).Комбинированная терапия рамуцирумабом и паклитакселом привела к значительному повышению общей выживаемости (9,63 против 7,26 мес) с дальнейшим улучшением ВБП и ОР.

    Тем не менее, в условиях лечения 1-й линии рамуцирумаб не продемонстрировал той же эффективности, которая наблюдалась в исследованиях терапии 2-й линии. В двойных слепых клинических испытаниях фазы II с участием пациентов с распространенным раком желудка и пищевода пациенты были рандомизированы для получения либо (химиотерапия FOLFOX плюс рамуцирумаб), либо (FOLFOX плюс плацебо) (36).Несмотря на то, что комбинированная терапия FOLFOX и рамуцирумабом привела к значительному улучшению показателей контроля заболевания; однако медиана ВБП была незначительной по сравнению с группой плацебо (6,4 против 6,7 месяцев, P = 0,89). В нескольких текущих клинических исследованиях будут дополнительно изучены преимущества и недостатки антиваскулярных или иммунотаргетных препаратов в сочетании с химиотерапией, в надежде, что комбинированное лечение может привести к гораздо лучшим результатам.

    Точная молекулярная генная терапия

    В последние годы, благодаря быстрому развитию геномики и транскриптомики рака, исследователи смогли всесторонне понять геномные характеристики, профили экспрессии генов и протеомную информацию о раке желудка.Более того, его стали относить к «молекулярному» подтипу, тогда как теоретически он отражает биологическое поведение рака желудка. Несмотря на то, что новая классификация рака желудка все еще находится на предварительной стадии, она все еще может способствовать более точному дизайну клинических испытаний, более оптимальному распределению целевых терапевтических доз и улучшению результатов лечения пациентов.

    Недавно идентификация геномной и молекулярной характеристики рака желудка пролила свет на гетерогенность и потенциальные таргетные методы лечения четырех различных подтипов рака желудка.Сеть Атлас генома рака (TCGA) разделила рак желудка на четыре подтипа: хромосомная нестабильность (CIN), микросателлитно-нестабильные (MSI) опухоли, геномно-стабильные (GS) опухоли и опухоли, инфицированные вирусом Эпштейна-Барр (EBV) (37).

    На рак желудка CIN-типа приходится около 50% случаев рака желудка (38). Он характеризуется мутациями на уровне цитогенетики в соматических клетках, особенно в локусах, контролирующих митотические контрольные точки. Следовательно, он играет роль гена домашнего хозяйства в формировании рака.В целом CIN связан с набором «ключевых генов», таких как онкогены и гены-супрессоры опухолей, которые могут действовать как будущие терапевтические мишени для ингибирующих агентов (34). Следует отметить, что подтип CIN полон мутаций в гене TP53 и рецепторных тирозинкиназах (RTK). Он также связан с амплифицированными генами клеточного цикла [т.е. циклин E1, циклин D1 и циклин-зависимая киназа 6; (39)]. Кроме того, подтип рака желудка CIN демонстрирует усиление онкогенных путей, включая передачу сигналов рецепторной тирозинкиназы (RTK), гена саркомы крысы (RAS) и митоген-активируемой протеинкиназы (MAPK), которая включает рецептор 2 эпидермального фактора роста человека (HER2). BRAF, эпидермальный фактор роста (EGFR), мезенхимально-эпителиальный переход (MET), рецептор 2 фактора роста фибробластов (FGFR2) и RAS (37, 40).

    На тип

    MSI приходится около 15–30% случаев рака желудка; большинство из них — кишечные раки желудка. Они возникают в дистальном отделе желудка и чаще встречаются у женщин; они связаны с возрастом (41, 42). Рак желудка типа MSI в основном вызывается генетическими изменениями, вызванными потерей функции системы восстановления несоответствия ДНК из-за соматических или зародышевых эпигенетических изменений генов восстановления несоответствия (MMR). Это изменение может быть вызвано дисфункцией восстановления несоответствия ДНК (MMR), вызванной мутацией между геном восстановления несоответствия ДНК 1 (MLh2) или геном восстановления несоответствия 2 (MSh3) (43).

    На долю

    GS приходится около 20% случаев рака желудка с одинаковой заболеваемостью у мужчин и женщин (37). Основные соматические изменения, отмеченные при подтипе рака желудка GS, включают CDh2, ARID1A и член семейства гомологичных генов RAS A (RHOA). Более того, при GS раке желудка была отмечена рекуррентная межхромосомная транслокация между CLDN18 и ARHGAP26, участвующая в подвижности клеток (37).

    EBV-положительный подтип составляет около 9% рака желудка, который, как известно, имеет различные клинико-патологические характеристики (37).Недавно проведенный метаанализ выявил существенную связь между инфекцией EBV и риском рака желудка; пациенты с ВЭБ-инфекцией имеют более высокий риск развития рака желудка в 10 раз (95% ДИ: 5,89–17,29) (44). Согласно отчетам сети TCGA, PD-1 часто амплифицируется при EBV-положительном раке желудка, что свидетельствует о высокой иммуногенности этого подтипа (45). Помимо экспрессии PD-1, мутации гена PIK3CA, гиперметилирование ДНК и мутации гена Janus kinase 2 (JAK2) также связаны с EBV-положительным раком желудка (37, 38, 40–42, 44).

    Мультикиназные ингибиторы для лечения рака желудка

    Ингибиторы мультикиназы, включая рамуцирумаб (анти-VEGFR2), форетиниб (анти-MET и анти-VEGFR) и трастузумаб (анти-HER2/neu), активно используются для лечения рака желудка. В исследовании регорафениб продемонстрировал дозозависимое ингибирование в восьми моделях ксенотрансплантатов рака желудка без очевидной токсичности или значительного снижения массы тела. Регорафениб (10 мг/кг/день) ингибировал рост опухоли во всех восьми моделях, что приводило к снижению массы опухоли.Регорафениб индуцировал апоптоз в семи моделях, снижал ангиогенез опухоли в 3–11 раз и уменьшал пролиферацию опухоли в 2–5 раз в шести из восьми моделей [все p < 0,05; (46)].

    Факторы риска возраста и питания, связанные с развитием рака желудка

    К важным факторам риска относятся инфекция Helicobacter pylori , ожирение, курение, возраст, употребление алкоголя, диета и наследственные раковые синдромы. Рак желудка может возникнуть у молодых людей, но риск увеличивается с возрастом.Большинство людей, у которых диагностирован рак желудка, находятся в возрасте 60, 70 или 80 лет. Исследования показали, что инфекция H. pylori является независимым фактором риска развития рака желудка с повышенным риском в 3-6 раз по сравнению с пациентами без инфекции. Существует более высокий риск рака желудка среди неевропеоидного населения.В Соединенных Штатах самая высокая заболеваемость приходится на азиатское и индейское население. И пол, и раса влияют на риск развития заболеваний и уровень смертности. Самый высокий уровень смертности в зависимости от этнической принадлежности приходится на мужчин афроамериканцев и составляет 12,4 на 100 000 человек. Кроме того, на развитие карциномы желудка влияют многие поведенческие факторы и факторы окружающей среды (47). Курение в настоящее время считается важным фактором. В 1997 году мета-анализ выявил 44-процентное увеличение риска рака желудка у курильщиков.В другом метаанализе этот повышенный риск был зарегистрирован как 60% для мужчин и 20% для женщин. Алкоголь также был определен как фактор риска прогрессирования заболевания, а комбинированный эффект алкоголя и курения увеличивает риск рака желудка в 5 раз (48). Принимая во внимание, что диеты с большим количеством свежих фруктов, овощей, соли и обработанного мяса, как было показано, имеют защитную связь с раком желудка. У лиц с ожирением повышен риск рака желудка кардиального типа (47).

    Другие факторы риска, связанные с развитием рака желудка

    Различные факторы, в том числе диета и инфекционные агенты, играют важную роль в развитии рака желудка.Группа экспертов из Всемирного фонда исследования рака заявила, что высокое потребление соли и соленой пищи увеличивает риск развития рака желудка. Сообщалось о положительной связи с солью, так как соль непосредственно воздействует на слизистую оболочку желудка, разрушая слизистый барьер, вызывая гастрит, который увеличивает пролиферацию эпителия. Также было предложено взаимодействие между диетой и инфекцией H. pylori с высоким риском рака желудка. Инфекция Helicobacter pylori является сильным фактором риска развития рака желудка.Он обладает мощной уреазой, которая позволяет ему выживать в кислой микросреде просвета желудка (49). Другие факторы, включая определенный липополисахарид, который снижает активность иммунного ответа хозяина, и экспрессию адгезинов, обеспечивающих тесную адгезию к желудочному эпителию, также способствуют развитию заболевания. Немногочисленные доказательства указывают на роль вируса Эпштейна-Барр (ВЭБ) в этиологии рака желудка. Исследования во всем мире сообщают о наличии ВЭБ в 5–16% случаев аденокарциномы желудка.Метаанализ, включающий 70 статей, показал, что общая положительная реакция на ВЭБ составила 8,7% среди различных случаев рака желудка и что аденокарциномы, связанные с ВЭБ, чаще встречались у мужчин, чем у женщин (50).

    Различные стадии рака желудка

    Стадии рака желудка можно объяснить с помощью системы стадирования TNM, которая используется врачами в диагностике рака. «Т» в системе стадирования TNM описывает, насколько далеко опухоль проросла в стенку желудка, а ее размер измеряется в сантиметрах (см).«N» используется для обозначения распространения рака на близлежащие лимфатические узлы, а «M» в системе TNM описывает, распространился ли рак на другие части тела, что называется метастазированием (51).

    Стадирование распространенного рака желудка

    Стадирование рака желудка основано на классификации TNM в соответствии с рекомендациями Международного союза по борьбе с раком (UICC) (52)/Американского объединенного онкологического комитета (AJCC) (53). В октябре 2016 года была выпущена последняя версия классификации метазов в опухолевых узлах (TNM) (8-е издание).Система стадирования может эффективно предсказывать прогноз пациентов и направлять клиницистов в выборе оптимального плана лечения. С улучшением технологии визуализации большинство видов рака желудка можно в основном диагностировать с помощью электронной гастроскопии, желудочно-кишечной ангиографии, ультразвуковой гастроскопии, компьютерной томографии (КТ), магнитно-резонансной томографии (МРТ) и позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Послеоперационные рутинные патологические результаты могут в основном определять общую стадию; однако текущий метод постановки по-прежнему имеет некоторые ограничения и неточности.Чтобы направлять дальнейшее лечение и прогностическую оценку после операции, необходимы более научные и систематические предоперационные, интраоперационные и послеоперационные методы стадирования. Таблицы 1, 2 (54) показали, соответственно, классификацию стадий TNM и стадий TNM рака.

    Таблица 1 . Показана классификация системы стадирования TNM, используемой для диагностики рака.

    Таблица 2 . Показывает стадию рака по TNM.

    Предоперационная стадия

    Предоперационное стадирование имеет большое значение для выбора наиболее подходящего варианта лечения, особенно выбора хирургического плана.В настоящее время широко применяемые в клинической практике предоперационные вспомогательные обследования включают, в основном, ультразвуковую гастроскопию, ангиографию желудочно-кишечного тракта, гастроскопию, КТ, МРТ, а также другие вышеперечисленные методы визуализации. В последние годы использование новых технологий, таких как многосрезовая спиральная компьютерная томография (МСКТ), мультидетекторная компьютерная томография (МДКТ) и ПЭТ-КТ, значительно повысило точность предоперационного стадирования распространенного рака желудка (55). ).

    Эндоскопическое ультразвуковое исследование (ЭУЗИ) — это новый вид обследования, сочетающий в себе эндоскопию и ультразвук.Это был первый метод определения стадии Т рака желудка до операции. Точность ЭУЗИ в определении Т стадии рака желудка составляет около 80,3%; однако его точность в дифференциации рака слизистой оболочки от подслизистого составляет около 63,6% (56). Между тем, недавний Кокрановский метаанализ 50 исследований показал, что использование EUS может быть более надежным для успешного выявления случаев T3–T4 по сравнению со случаями T1–T2 с чувствительностью и специфичностью 86 и 90% соответственно. Однако результаты показали значительную (не пренебрежимо малую) неоднородность, и метаанализ не смог определить точную причину полученной неоднородности.Поэтому их результаты следует интерпретировать с осторожностью до тех пор, пока более надежный метаанализ не сможет определить причину сообщаемой гетерогенности (57). При этом существуют определенные ограничения для стадий N и M, особенно для стадии M, при которой ЭУЗИ не может поставить окончательный диагноз (58–60).

    КТ может точно определить глубину инвазии рака желудка, инвазию в периферические органы, метастазы в лимфатические узлы и отдаленные метастазы опухоли. Это считается основным методом дооперационного стадирования распространенного рака желудка.Тем не менее, он все еще имеет ограничения в отношении выявления раннего рака желудка и ранних метастатических узлов. Многосрезовая спиральная КТ (МСКТ) имеет функции трехмерной (3D) визуализации, объемного сканирования, динамического расширенного сканирования и технологии тонкослойной реконструкции. Таким образом, МСКТ значительно повысила точность стадирования T и N. В том же контексте, в целом, МСКТ обеспечивает повышенную скорость сканирования, улучшенное разрешение сканирования и более тонкие срезы по сравнению с обычной КТ.Кроме того, расширенное сканирование обеспечивает более точный подход к стадированию в случаях с распространенным раком желудка перед хирургическим вмешательством, поскольку наиболее подходящий план лечения может быть сформулирован и оценен посредством правильной постановки рака желудка до хирургической операции по радикальной резекции. Хирургические схемы имеют высокую референтную клиническую ценность. Точность МСКТ в выявлении отдаленных метастазов рака желудка достигает 94,5%, но чувствительность к перитонеальным метастазам рака желудка имеет относительно низкое значение.Следует отметить, что исследование, опубликованное в 2020 году, показало, что многоплоскостная реконструкция (MPR) и объемная визуализация (VR) МСКТ обеспечивают большую точность, чем аксиальные изображения МСКТ, при диагностике всех стадий рака желудка [92,5 против 80%; P =0,0009; (61)].

    ПЭТ-КТ выявляет опухоли и их метастатические поражения на уровне метаболизма на основе потребления 18F-фтордезоксиглюкозы. Хотя пространственное разрешение низкое, оно обладает высокой чувствительностью и специфичностью. КТ легко игнорирует микрометастазы печени; однако сканирование ПЭТ может успешно идентифицировать эти поражения на основе высокого метаболического фона метастазов рака.Дополнительные преимущества ПЭТ и КТ могут значительно повысить точность диагностики и стадирования опухолей, особенно опухолей с небольшими поражениями и высокой скоростью метаболизма. ПЭТ-КТ заслуживает популяризации в предоперационном стадировании рака желудка, особенно когда она используется в сочетании с другими предоперационными исследованиями (62).

    Интраоперационная постановка

    Интраоперационное стадирование зависит, главным образом, от интраоперационного исследования, а развитие лапароскопической технологии широко заменило традиционную открытую лапаротомию с соответствующими преимуществами минимально инвазивного подхода, помимо широкого поля зрения.Лапароскопическое исследование и анализ могут помочь в выявлении лапароскопических метастазов, пропущенных во время визуализации. Стелл и др. (63) провели сравнительное исследование у 103 пациентов, которые прошли лапароскопическое, ультразвуковое и КТ предоперационное стадирование, в результате чего точность обнаружения метастазов в печени составила 99, 76 и 79% соответственно. При этом их сравнительная точность в выявлении перитонеального метастазирования составила 94, 84 и 81% соответственно. Mirza и Galloway (64) сообщили, что общая чувствительность лапароскопии, КТ и ПЭТ в диагностике внутрибрюшных метастазов составила 86, 81 и 78% соответственно.При этом их специфичность в определении N- и М-стадии составила (85, 82 и 79%) и (92, 79 и 89%) соответственно. Точность стадирования при лапароскопии была значительно выше, чем при рентгенологическом исследовании.

    Кроме того, лапароскопия продемонстрировала превосходство над предоперационной визуализацией в определении Т- и М-стадий рака желудка. Ли и др. (65) ретроспективно проанализировали 1067 пациентов с раком желудка, которым была проведена диагностическая лапароскопия. Результаты показали, что точность лапароскопии при оценке того, распространяется ли рак желудка на соседние органы, составила 98.3%, а точность определения наличия отдаленных метастазов в брюшную полость составила 98,1%. Поэтому точный и индивидуальный план лечения не может быть отделен от постановки лапароскопии во время операции.

    Корреляция между предоперационной стадией и прогнозом у пациентов с раком желудка изучалась во многих сообщениях; однако мало что известно о такой корреляции в случае интраоперационного стадирования. Комори и др. (66) провели анализ для изучения значения интраоперационной стадии для исходов выживания у 915 человек, перенесших резекцию желудка по поводу аденокарциномы желудка.Было 70,1, 1,6, 14,8, 12,1, 1,3 и 0,1% случаев со стадиями I, IIA, IIB, III, IVA и IVB соответственно. Авторы отметили, что отношение рисков интраоперационного стадирования для общей выживаемости составило 6,99, 2,23, 4,09, 6,06 и 14,92 для стадий IIA, IIB, III, IVA и IVB соответственно.

    Послеоперационная стадия

    Хотя строгое стадирование до и во время хирургической резекции рака желудка высоко ценится, нельзя отрицать важность стадирования после операции.Международный альянс по борьбе с раком всегда подчеркивал, что послеоперационное стадирование (pTNM) является золотым стандартом для стадирования рака желудка (67). Ключом к точному стадированию после операции является «полнота» операции хирурга и «целостность» обнаружения лимфатических узлов патологоанатомом. Если не удалить достаточное количество лимфатических узлов во время операции или не провести тщательное исследование резецированных лимфатических узлов, это может отрицательно сказаться на точности послеоперационного стадирования.Чтобы надлежащим образом обследовать подозреваемые лимфатические узлы, патологоанатом должен исследовать подозреваемые лимфатические узлы более 3 раз. Подозреваемые метастатические лимфатические узлы, которые трудно идентифицировать с помощью окрашивания гематоксилином и эозином (HE), могут быть дополнительно исследованы с помощью иммуногистохимического (IHC) окрашивания.

    Стадирование метастазов в лимфатические узлы признано одним из важнейших факторов, влияющих на прогноз рака желудка. Чем выше стадия метастазирования в лимфатические узлы, тем хуже прогноз.После пятого издания TNM-стадирования рака желудка в критерии стадирования лимфатических узлов были внесены некоторые серьезные изменения. В новой версии расстояние между анатомическим участком метастатического лимфатического узла и краем первичного очага (>3 см) больше не используется в качестве определяющего критерия узлового метастазирования (N2). При использовании обновленных критериев стадирования метастазов в лимфатические узлы общее количество лимфатических узлов, подлежащих диссекции, составляет ≥15. Между тем в силу разных причин количество выявленных лимфатических узлов в ряде случаев после операции не достигало 15.Даже в случаях с более чем 15 лимфатическими узлами, чем больше количество обнаруженных лимфатических узлов, тем больше положительных результатов лимфатических узлов. Это, в свою очередь, окажет значительное влияние на стадию N. В связи с этим появилась предвзятость, связанная со стадированием лимфатических узлов, что не позволяет точно предсказать прогноз больных раком желудка. В таблице 3 описан список оборудования, используемого для предоперационной, межоперационной и послеоперационной оценки.

    Таблица 3 . Список оборудования, используемого для предоперационной, межоперационной и послеоперационной оценки.

    Прогностическая оценка

    Анализ крупных случаев показывает, что основными критическими факторами, влияющими на прогноз больных раком желудка, являются степень резекции опухоли (R), глубина инвазии опухоли (T) и метастазирование в лимфатические узлы (N). Кроме того, корреляция между прогнозом и тремя важными факторами (частотой метастазирования лимфатических узлов, количеством отрицательных лимфатических узлов и свободными опухолевыми клетками в брюшной полости) постепенно привлекала внимание исследователей.

    С применением 7-го издания стадирования TNM основные корректировки были применены к Т-стадии опухоли. В 6-м издании стадия Т2 относится к опухоли с глубиной инвазии, достигающей собственной мышечной оболочки (Т2а) или подсерозной оболочки (Т2b), которая была изменена в 7-м издании как Т2 (глубина, достигающая мышечной оболочки) и Т3 (глубина, достигающая мышечной оболочки). субсерозный). В 7-м издании Т4 был разделен на Т4а и Т4b, что было описано, когда рак желудка достиг серозной оболочки или прилегающих структур соответственно.Последнее должно сочетаться с резекцией органа для получения операции R0. Парк и др. (68) обнаружили, что специфическая для заболевания 5-летняя выживаемость значительно выше у пациентов со стадией pT2a (на основе шестого издания классификации стадий TNM) по сравнению с раком желудка pT2b (85,5 против 55,7%, P ). < 0,001). Кроме того, прогноз у пациентов с раком желудка pT2a был значительно лучше, чем у пациентов с pT2b или любой стадией pN ( P < 0,001).

    Денг и др.(69) проанализировали различия и связанный с ними прогноз между стадией T и стадией лимфатических узлов у 395 пациентов с раком желудка, перенесших операцию D2. Результаты показали, что в стадировании TNM имело место перекрытие кривых выживаемости пациентов N2 и N3 ( P > 0,05), то же самое наблюдалось при анализе кривых выживаемости пациентов N2 и N3 по лимфатическому узлу. постановка Японской ассоциации рака желудка ( P > 0,05). Более того, парный статистический анализ количества лимфатических узлов у 308 больных ранним раком желудка, перенесших радикальную резекцию желудка, показал, что оптимальным пороговым значением для метастатических лимфатических узлов следует считать: 0, 1–4, 5–8 и ≥9 узлов.Поэтому было высказано предположение, что пациенты с раком желудка с 0, 1–4, 5–8 и >9 положительными узлами могут представлять четыре соответствующие прогностические группы и должны быть приняты для классификации узловой стадии рака желудка (70).

    Существует четкая и сильная корреляция между соотношением метастатических и исследованных лимфатических узлов (коэффициент N или Nr). Мадуэкве и др. (71) обследовали 257 больных раком желудка, перенесших резекцию желудка и лимфаденэктомию D1 в период с 1995 по 2005 г.Авторы определили интервалы отношения N следующим образом: Nr0: отношение N равно 0 из не менее 15 исследованных узлов, Nr1, где отношение N находится в пределах от 0 до 0,3; Nr2, где соотношение азота составляет от 0,3 до 0,7, и Nr3, где соотношение азота выше 0,7.

    Пациенты имели среднее количество резецированных лимфатических узлов, равное 14. Авторы отметили, что ОВ, стратифицированная по N-статусу, значительно отличалась у пациентов с количеством резецированных лимфатических узлов <15 по сравнению с пациентами с ≥15. Однако, когда пациенты были стратифицированы по интервалам отношения N, результаты не выявили существенной разницы в двух категориях (<15 и ≥15 лимфатических узлов).Кроме того, автор провел многофакторный анализ и обнаружил, что соотношение N, а не статус N, остается важным независимым прогностическим фактором.

    Свободные опухолевые клетки брюшной полости также считаются критическим фактором, определяющим прогноз у пациентов с раком желудка; однако клиническая диагностика свободных опухолевых клеток в брюшной полости не соответствует общепринятым стандартам и имеет низкую чувствительность.

    Клинические испытания для лечения рака желудка

    Ранее рак желудка лечили с помощью малоинвазивных методов, таких как лапароскопическая хирургия и эндоскопическое лечение.Из-за результатов крупных клинических испытаний операцию с расширенной лимфаденэктомией нельзя было использовать в качестве стандартной терапии распространенного рака желудка. Поэтому для лечения рака желудка проводится несколько клинических испытаний, включая открытое многоцентровое исследование фазы Ib/II, предназначенное для оценки переносимости, безопасности, переносимости, фармакокинетики и предварительной противоопухолевой активности иммунотерапевтических препаратов. комбинации лечения у больных раком желудка (72).

    Еще одно исследование проводится для оценки безопасности и определения наилучшей дозы иммунотерапии PRS-343 для пациентов с прогрессирующим HER2-положительным раком желудка.PRS-343 представляет собой белок, нацеленный на HER2 и иммунный рецептор (CD137). PRS-343 стимулирует CD137-содержащие иммунные клетки к группированию и присоединению к HER2-содержащим опухолевым клеткам. Это присоединение может позволить CD137 стимулировать иммунную систему атаковать HER2-положительные раковые клетки (9).

    Также проводятся различные исследования для определения эффектов лекарственных препаратов при лечении рака желудка, включая ниволумаб в сочетании с другими видами терапии, тукатиниб в сочетании с трастузумабом и модифицированным CAPOX или FOLFOX7, APR-246 в сочетании с пембролизумабом и орадокселом при запущенных злокачественных новообразованиях.

    Лечение рака желудка с помощью ИИ

    При раке желудка ИИ в основном используется для анализа молекулярной биоинформации, хронического атрофического гастрита, раннего рака желудка, эндоскопического обнаружения инфекции H. pylori , распознавания патологии и глубины инвазии. ИИ также можно использовать для создания прогностических моделей для оценки ответа на медикаментозное лечение, метастазирования в лимфатические узлы и прогноза (73).

    Луо и др. разработали диагностическую систему искусственного интеллекта желудочно-кишечного тракта, которая может автоматически обнаруживать рак верхних отделов желудочно-кишечного тракта в режиме реального времени.Также была разработана система эндоскопической диагностики на основе искусственного интеллекта (ИИ) для раннего выявления рака желудка. В другом исследовании была представлена ​​модель сверточной нейронной сети (CNN) для автоматического обнаружения инфильтрирующих опухоль лимфоцитов (TIL) на гистопатологической визуализации всей стороны (WSI) с приемлемой точностью 96,88% (74).

    Проблемы лекарственной устойчивости

    Основной причиной неэффективности лечения рака желудка является развитие множественной лекарственной устойчивости (МЛУ).Недавние исследования рака желудка с МЛУ показали, что в дополнение к классическим АТФ-связывающим кассетным транспортерам, включая P-гликопротеин (P-gp) и белок, ассоциированный с МЛУ (MRP)1, различные другие молекулы могут опосредовать резистентность желудка к лекарствам. рак. Отсутствие экспрессии MRP1 и P-gp в некоторых случаях рака желудка также показывает, что могут быть другие механизмы, ответственные за МЛУ рака желудка человека.

    Ключи к преодолению проблем с лекарственной устойчивостью при раке желудка включают сбор соответствующих клинических образцов ткани до и после химиотерапии и при рецидиве, корреляцию с высококачественными клиническими данными, тесты на химиочувствительность и определение основных вовлеченных молекул, связанных с лекарственной устойчивостью ( 75).

    Краткое изложение испытаний и основные изменения

    В систематическом обзоре 388 испытаний с хирургическим вмешательством в большинстве испытаний использовался дизайн превосходства (84,8%), и они были спланированы так, чтобы выявить значительный эффект лечения. Только 31,7% использовали основные клинические события в качестве основного исхода. В большинстве испытаний 78,1% не контролировали опыт хирурга, только 4,4% оценивали качество вмешательства. В большинстве испытаний 54,4% были обеспокоены предвзятостью, а 23,5% имели высокий риск систематической ошибки. В то время как в других испытаниях 54,6% сообщили о нейтральном результате; предвзятость отчетности была выявлена ​​в 51 случае.7%. Множественность была обнаружена в 45,1%, и только 20,0% были скорректированы с учетом множественных сравнений (76). В другом исследовании 117 человек были рандомизированы между контрольной группой (только операция), внутриартериальной химиотерапией и системной химиотерапией. У 40% пациентов в контрольной группе возник рецидив, а в группе химиотерапии (НС) — 33%. Для пациентов мужского пола разница в безрецидивной выживаемости была значительной, но не для женщин (77).

    Резюме

    Наиболее предпочтительным методом лечения пациентов с распространенным раком желудка является хирургическая резекция.Между тем, в ряде случаев, когда хирургический доступ невозможен, основной целью комплексного лечения является продление выживаемости и улучшение качества жизни. Несмотря на то, что количество клинических исследований, посвященных другим методам лечения (неоадъювантная химиотерапия, таргетная терапия и иммунотерапия), невелико, положительные результаты неоадъювантного химиотерапевтического подхода нельзя игнорировать. Появление новых химиотерапевтических препаратов, таргетных методов лечения и недавние достижения в исследованиях молекулярной биологии опухолей откроют новые возможности для всестороннего определения стадии и лечения распространенного рака желудка.В этом обзоре освещаются различные подходы к лечению рака желудка. Тем не менее, все еще существуют некоторые ограничения, например, в этом обзоре недостаточно литературы, касающейся клинических испытаний различных препаратов, используемых для лечения рака желудка. Основываясь на наблюдениях в литературе, будущие исследования и новые достижения позволят улучшить подходы к лечению запущенных желудочных заболеваний с последующим существенным влиянием на результаты выживания пациентов.

    Вклад авторов

    Z-dC и P-fZ написали рукопись. H-qX и BW собрали данные. LC и YT проанализировали данные. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана грантами Национального фонда естественных наук Китая (№ 81972790, 81672319, 81602507, 81773135 и 81572465).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Примечание издателя

    Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

    Ссылки

    1. Тан Е., Ван П.Л., Инь С.К., Чжан С., Хоу В.Б., Сюй Х.М. Тридцатилетние тенденции клинико-патологических характеристик и прогноза после гастрэктомии по поводу рака желудка: одно учреждение в Северном Китае. Дж Рак. (2020) 11:1056–62. doi: 10.7150/jca.36927

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    7. Viste A, Haùgstvedt T, Eide GE, Søreide O. Послеоперационные осложнения и смертность после операции по поводу рака желудка. Энн Сург. (1988) 207:7. дои: 10.1097/00000658-198801000-00003

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    8. Katai H, Ishikawa T, Akazawa K, Isobe Y, Miyashiro I, Oda I, et al.Анализ пятилетней выживаемости хирургически резецированных случаев рака желудка в Японии: ретроспективный анализ более 100 000 пациентов из общенационального реестра Японской ассоциации рака желудка (2001–2007 гг.). Рак желудка. (2018) 21:144–54. doi: 10.1007/s10120-017-0716-7

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    9. Bang YJ, Van Cutsem E, Feyereislova A, Chung HC, Shen L, Sawaki A, et al. Трастузумаб в комбинации с химиотерапией по сравнению с химиотерапией только для лечения HER2-положительного распространенного рака желудка или желудочно-пищеводного соединения (ToGA): фаза 3, открытое, рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. (2010) 376:687–97. doi: 10.1016/S0140-6736(10)61121-X

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    10. Кан Ю.К., Боку Н., Сатох Т., Рю М.Х., Чао Ю., Като К. и др. Ниволумаб у пациентов с распространенным раком желудка или желудочно-пищеводного соединения, рефрактерным или непереносимым по крайней мере двумя предыдущими схемами химиотерапии (ONO-4538-12, ATTRACTION-2): рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование, фаза 3 пробный. Ланцет. (2017) 390:2461–71.doi: 10.1016/S0140-6736(17)31827-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    11. Hu Y, Ying M, Huang C, Wei H, Jiang Z, Peng X, et al. Онкологические исходы лапароскопической гастрэктомии при распространенном раке желудка: крупномасштабное многоцентровое ретроспективное когортное исследование из Китая. Surg Endosc. (2014) 28:2048–56. doi: 10.1007/s00464-014-3426-9

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    12. Hu Y, Huang C, Sun Y, Su X, Cao H, Hu J, et al.Заболеваемость и смертность при лапароскопической и открытой дистальной гастрэктомии D2 по поводу распространенного рака желудка: рандомизированное контролируемое исследование. J Клин Онкол. (2016) 34:1350–7. doi: 10.1200/JCO.2015.63.7215

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    13. Kim W, Kim H-H, Han S-U, Kim M-C, Hyung WJ, Ryu SW и др. Снижение осложнений лапароскопической дистальной резекции желудка по сравнению с открытой дистальной резекцией желудка при раке желудка I стадии. Энн Сург. (2016) 263:28–35.doi: 10.1097/SLA.0000000000001346

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    14. Василеску С., Попа М., Тудор С., Манук М., Дикулеску М. Роботизированная хирургия местно-распространенного рака желудка – первый опыт. Acta Chir Белг. (2012) 112:209–12. дои: 10.1080/00015458.2012.11680825

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    15. ван Боксель Г.И., Руурда Дж.П., ван Хиллегерсберг Р. Роботизированная гастрэктомия при раке желудка: европейская перспектива. Рак желудка. (2019) 22:909–19. doi: 10.1007/s10120-019-00979-z

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    16. Lee S, Kim JK, Kim YN, Jang DS, Kim YM, Son T и другие. Безопасность и осуществимость роботизированной дистальной гастрэктомии с уменьшенным портом при раке желудка: клинические испытания фазы I/II. Surg Endosc. (2017) 31:4002–9. doi: 10.1007/s00464-017-5435-y

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    17.Ким С.М., Ли Дж.Х. Продвижение лапароскопической гастрэктомии с одним портом и с уменьшенным портом при раке желудка: системный обзор. Энн Лапароск Endosc Surg. (2017) 2:71. doi: 10.21037/ales.2017.03.02

    Полнотекстовая перекрестная ссылка

    18. Ан С.Х., Парк Диджей, Ким Х.Х. Однопортовая гастрэктомия при раке желудка. J Minim Invasive Surg. (2016) 19:45–51. doi: 10.7602/jmis.2016.19.2.45

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    20. Yu J, Huang C, Sun Y, Su X, Cao H, Hu J, et al.Влияние лапароскопической и открытой дистальной резекции желудка на 3-летнюю безрецидивную выживаемость у пациентов с местнораспространенным раком желудка: рандомизированное клиническое исследование CLASS-01. ЯМА. (2019) 321:1983–92. дои: 10.1001/jama.2019.5359

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    21. В Н., Кантор О., Шарп С.М., Бейкер М.С., Таламонти М.С., Познер М.С. Адъювантная терапия улучшает выживаемость больных раком желудка T2N0 с субоптимальной лимфаденэктомией. Энн Сург Онкол. (2016) 23:1956–62. doi: 10.1245/s10434-015-5075-1

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    22. Сакурамото С., Сасако М., Ямагути Т., Киношита Т., Фуджи М., Нашимото А. и другие. Адъювантная химиотерапия рака желудка с S-1, пероральным фторпиримидином. N Engl J Med. (2007) 357:1810–20. дои: 10.1056/NEJMoa072252

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    23. Bang YJ, Kim YW, Yang HK, Chung HC, Park YK, Lee KH, et al.Адъювантная терапия капецитабином и оксалиплатином при раке желудка после гастрэктомии D2 (CLASSIC): открытое рандомизированное контролируемое исследование фазы 3. Ланцет. (2012) 379:315–21. doi: 10.1016/S0140-6736(11)61873-4

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    24. Кодера Ю., Йошида К., Кочи М., Итикава В., Какеджи Ю., Сано Т. и соавт. Рандомизированное исследование III фазы, в котором сравнивали S-1 плюс доцетаксел с монотерапией S-1 в качестве послеоперационной адъювантной химиотерапии при радикально резецированном раке желудка III стадии (испытание JACCRO GC-07). J Клин Онкол. (2018) 36 (Приложение 15): 4007. doi: 10.1200/JCO.2018.36.15_suppl.4007

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    25. Noh SH, Park SR, Yang H-K, Chung HC, Chung I-J, Kim S-W, et al. Адъювантная терапия капецитабином и оксалиплатином при раке желудка после гастрэктомии D2 (CLASSIC): 5-летнее наблюдение за открытым рандомизированным исследованием фазы 3. Ланцет онкол. (2014) 15:1389–96. doi: 10.1016/S1470-2045(14)70473-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    26.Эллисон Л.М., Ман Ю., Стоядинович А., Синь Х., Авиталь И. Циторедуктивная хирургия и гипертермическая внутрибрюшинная химиотерапия в лечении рака желудка с карциноматозом брюшины. Chin J Рак Res. (2017) 29:86–92. doi: 10.21147/j.issn.1000-9604.2017.01.10

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    28. Yonemura Y, Fujimura T, Takekawa S, Ohoyama S, Kimura H, Kamata T, et al. [Лечение больных раком желудка с перитонеальными метастазами путем непрерывной гипертермической перитонеальной инфузии митомицина С и цисплатина]. Ган То Кагаку Риохо. (1991) 18:271–6.

    Реферат PubMed | Академия Google

    29. Liang H, Wang P, Wang XN, Liu N, Yue X, Wang DC, et al. [Проспективное рандомизированное исследование профилактики послеоперационного карциноматоза брюшины распространенного рака желудка: внутрибрюшинная химиотерапия митомицином С, связанным с частицами активированного угля]. Чжунхуа Вай Кэ За Чжи. (2003) 41:274–7. дои: 10.1142/S02529590104

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    30.Zhan H, Liang H, Wang B, Liu H, Hao X. Прогностический анализ пациентов с распространенным раком желудка, подвергающихся интраоперационной химиогипертермической перитонеальной перфузии. Chin J Clin Oncol. (2012) 39:1730–3. doi: 10.3969/j.issn.1000-8179.2012.22.011

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    31. Sun J, Song Y, Wang Z, Gao P, Chen X, Xu Y и др. Преимущества гипертермической внутрибрюшинной химиотерапии у пациентов с серозной инвазией при раке желудка: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Рак BMC. (2012) 12:526. дои: 10.1186/1471-2407-12-526

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    32. Глехен О., Пассо Г., Вильнёв Л., Водуайер Д., Бин-Дорель С., Боскетти Г. и соавт. GASTRICHIP: резекция D2 и гипертермическая внутрибрюшинная химиотерапия при местно-распространенной карциноме желудка: рандомизированное и многоцентровое исследование фазы III. Рак BMC. (2014) 14:183. дои: 10.1186/1471-2407-14-183

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    34.Fuchs CS, Tomasek J, Yong CJ, Dumitru F, Passalacqua R, Goswami C, et al. Монотерапия рамуцирумабом ранее леченной распространенной аденокарциномы желудка или желудочно-пищеводного перехода (REGARD): международное, рандомизированное, многоцентровое, плацебо-контролируемое исследование фазы 3. Ланцет. (2014) 383:31–9. doi: 10.1016/S0140-6736(13)61719-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    35. Wilke H, Muro K, Van Cutsem E, Oh SC, Bodoky G, Shimada Y, et al.Рамуцирумаб плюс паклитаксел по сравнению с плацебо плюс паклитаксел у пациентов с ранее леченной распространенной аденокарциномой желудка или желудочно-пищеводного соединения (RAINBOW): двойное слепое рандомизированное исследование фазы 3. Ланцет онкол. (2014) 15:1224–35. doi: 10.1016/S1470-2045(14)70420-6

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    36. Yoon HH, Bendell JC, Braiteh FS, Firdaus I, Philip PA, Cohn AL, et al. Рамуцирумаб (RAM) плюс FOLFOX в качестве терапии первой линии (Rx) при распространенной аденокарциноме желудка или пищевода (GE-AC): рандомизированное, двойное слепое, многоцентровое исследование фазы 2. J Клин Онкол. (2014) 32 (Приложение 15): 4004. doi: 10.1200/jco.2014.32.15_suppl.4004

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    38. Лим Б., Ким Дж. Х., Ким М., Ким С.Ю. Геномная и эпигеномная гетерогенность молекулярных подтипов рака желудка. Мир J Гастроэнтерол. (2016) 22:1190–201. дои: 10.3748/wjg.v22.i3.1190

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    41. Pedrazzani C, Corso G, Velho S, Leite M, Pascale V, Bettarini F, et al.Доказательства микросателлитной нестабильности опухоли при раке желудка с семейной агрегацией. Семья Рак. (2009) 8:215–20. doi: 10.1007/s10689-008-9231-7

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    42. Velho S, Fernandes MS, Leite M, Figueiredo C, Seruca R. Причины и последствия нестабильности микросателлитов при канцерогенезе желудка. Мир J Гастроэнтерол. (2014) 20:16433–42. дои: 10.3748/wjg.v20.i44.16433

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    44.Bae JM, Ким EH. Вирус Эпштейна-Барр и риск рака желудка: метаанализ с метарегрессией исследований случай-контроль. J Prevent Med Общественное здравоохранение. (2016) 49:97–107. doi: 10.3961/jpmh.15.068

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    45. Saito R, Abe H, Kunita A, Yamashita H, Seto Y, Fukayama M. Сверхэкспрессия и амплификация гена PD-L1 в раковых клетках и PD-L1(+) иммунных клетках при раке желудка, ассоциированном с вирусом Эпштейна-Барр. : прогностические последствия. Мод Патол. (2017) 30:427–39. doi: 10.1038/modpathol.2016.202

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    46. Huynh H, Ong R, Zopf D. Противоопухолевая активность мультикиназного ингибитора регорафениба в моделях ксенотрансплантата рака желудка, полученных от пациентов. J Exp Clin Cancer Res. (2015) 34:132. doi: 10.1186/s13046-015-0243-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    47. Зали Х., Резаи-Тавирани М., Азоди М.Рак желудка: профилактика, факторы риска и лечение. Gastroenterol Hepatol Скамья-кровать. (2011) 4:175–85.

    Реферат PubMed | Академия Google

    48. Trédaniel J, Boffetta P, Buiatti E, Saracci R, Hirsch A. Табакокурение и рак желудка: обзор и метаанализ. Int J Рак. (1997) 72:565–73. doi: 10.1002/(sici)1097-0215(19970807)72:4 <565::aid-ijc3>3.0.co;2-o

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    50.Fox JG, Dangler CA, Taylor NS, King A, Koh TJ, Wang TC. Диета с высоким содержанием соли вызывает гиперплазию эпителия желудка и потерю париетальных клеток, а также усиливает колонизацию Helicobacter pylori у мышей C57BL/6. Рак Res. (1999) 59:4823–8.

    Реферат PubMed | Академия Google

    52. Brierley JD, Gospodarowicz MK, Wittekind C. TNM Классификация злокачественных опухолей . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья (2017). doi: 10.1002/9780471420194.tnmc26.pub3

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    53.CC ESBDC, FL FAG, Trotti A. Руководство по стадированию рака AJCC . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер (2010).

    Академия Google

    54. Ван С., Элиас Н. Предоперационная и послеоперационная помощь при гемодиализной хирургии сосудистого доступа. Управление телефонным доступом. (2015) 9: 259–74. дои: 10.1007/978-3-319-09093-1_19

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    56. Yan C., Zhu, Z.G., Zhu, Q., Yan, M., Chen, J., Liu, B.Y., et al. (2003). [Предварительное исследование эндоскопической ультрасонографии в предоперационной стадии раннего рака желудка]. Чжунхуа Чжун Лю За Чжи. (на китайском языке) 25:390–3.

    57. Моцеллин С., Паскуали С. Диагностическая точность эндоскопической ультрасонографии (ЭУЗИ) для предоперационной локорегионарной постановки первичного рака желудка. Кокрановская система базы данных, версия (2015) 2015:CD009944. doi: 10.1002/14651858.CD009944.pub2

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    58. Feng XY, Wang W, Luo GY, Wu J, Zhou ZW, Li W, et al. Сравнение эндоскопической ультрасонографии и многослойной спиральной компьютерной томографии для предоперационной постановки рака желудка — результаты исследования 610 китайских пациентов в одном учреждении. ПЛОС ОДИН. (2013) 8:e78846. doi: 10.1371/journal.pone.0078846

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    59. Fairweather M, Jajoo K, Sainani N, Bertagnolli MM, Wang J. Точность ЭУЗИ и КТ в предоперационной постановке рака желудка. J Хирургическая онкология. (2015) 111:1016–20. doi: 10.1002/jso.23919

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    60. Spolverato G, Ejaz A, Kim Y, Squires MH, Poultsides GA, Fields RC, et al.Использование эндоскопического ультразвука в предоперационной постановке рака желудка: межведомственное исследование рака желудка в США. J Am Coll Surg. (2015) 220:48–56. doi: 10.1016/j.jamcollsurg.2014.06.023

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    61. Зитун А.А., Эль-Атфей С.И.Б., Хассанейн С.А.-Х. Диагностика рака желудка с помощью МСКТ-гастрографии: диагностические характеристики и возможности лечения. Египет J Radiol Nuclear Med. (2020) 51:30.doi: 10.1186/s43055-020-0148-y

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    63. Стелл Д.А., Картер К.Р., Стюарт И., Андерсон Дж.Р. Проспективное сравнение лапароскопии, УЗИ и компьютерной томографии в стадировании рака желудка. Бр J Хирург. (1996) 83:1260–2. doi: 10.1046/j.1365-2168.1996.02262.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    64. Mirza A, Galloway S. Лапароскопия, компьютерная томография и позитронно-эмиссионная томография с фтордезоксиглюкозой в лечении рака желудка и желудочно-пищеводного перехода. Surg Endosc. (2016) 30:2690–6. doi: 10.1007/s00464-015-4590-2

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    65. Li H, Zhang Q, Chen L, Min L, Wang X, Liu F, et al. Роль диагностической лапароскопии в плане лечения рака желудка. Chin J Gastrointest Surg. (на китайском языке) (2017) 20:195–9.

    Реферат PubMed | Академия Google

    66. Комори К., Кано К., Ватанабэ Х., Симода Й., Фудзикава Х., Ямада Т. и др. Влияние интраоперационного стадирования рака желудка на долгосрочную выживаемость. J Клин Онкол. (2020) 38 (Приложение 4): 302. doi: 10.1200/JCO.2020.38.4_suppl.302

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    67. Де Паоли П., Чилиберто Г., Феррарини М., Пеличчи П., Деллабона П., Де Лоренцо Ф. и другие. Альянс против рака, сеть итальянских онкологических центров, объединяющая исследования и лечение. J Transl Med. (2015) 13:360. doi: 10.1186/s12967-015-0711-x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    68. Park DJ, Kong SH, Lee HJ, Kim WH, Yang HK, Lee KU и другие.Подклассификация аденокарциномы желудка pT2 в зависимости от глубины инвазии (pT2a против pT2b) и состояния лимфатических узлов (pN). Хирургия. (2007) 141:757–63. doi: 10.1016/j.surg.2007.01.023

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    69. Deng J, Liang H, Sun D, ​​Zhan H, Wang X. Надлежащие отсечки положительных лимфатических узлов для оценки прогноза больных раком желудка. J Хирургическая онкология. (2008) 98:343–8. дои: 10.1002/jso.21119

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки

    70.Wu CW, Hsieh MC, Lo SS, Tsay SH, Lui WY, P’Eng F и другие. Отношение числа положительных лимфатических узлов к прогнозу пациентов с первичной аденокарциномой желудка. Гут. (1996) 38:525–7. doi: 10.1136/gut.38.4.525

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    71. Maduekwe UN, Lauwers GY, Fernandez-Del-Castillo C, Berger DL, Ferguson CM, Rattner DW, et al. Новая система соотношения метастатических лимфатических узлов снижает миграцию стадии у пациентов, перенесших лимфаденэктомию D1 по поводу аденокарциномы желудка. Энн Сург Онкол. (2010) 17:1267–77. doi: 10.1245/s10434-010-0914-6

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    73. Jin P, Ji X, Kang W, Li Y, Liu H, Ma F, et al. Искусственный интеллект при раке желудка: систематический обзор. J Cancer Res Clin Oncol. (2020) 146:2339–50. doi: 10.1007/s00432-020-03304-9

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    74. Ню П.Х., Чжао Л.Л., Ву Х.Л., Чжао Д.Б., Чен Ю.Т.Искусственный интеллект при раке желудка: применение и перспективы на будущее. Мир J Гастроэнтерол. (2020) 26:5408–19. дои: 10.3748/wjg.v26.i36.5408

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    75. Zhang D, Fan D. Множественная лекарственная устойчивость при раке желудка: последние достижения в исследованиях и текущие терапевтические проблемы. Expert Rev Anticancer Ther. (2007) 7:1369–78. дои: 10.1586/14737140.7.10.1369

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    76.Робинсон Н.Б., Фремес С., Хамид И., Рахума М., Вайденманн В., Деметрес М. и др. Характеристики рандомизированных клинических исследований в хирургии с 2008 по 2020 год: систематический обзор. Сеть JAMA открыта. (2021) 4:e2114494. doi: 10.1001/jamanetworkopen.2021.14494

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    77. Jacquillat C, Banzet P, Maral J. Клинические испытания химиотерапии и химиоиммунотерапии при первичной злокачественной меланоме. Недавние результаты Cancer Res. (1982) 80: 254–8. дои: 10.1007/978-3-642-81685-7_40

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Стадии конца жизни, признаки рака

    Рак является одной из основных причин смерти в Соединенных Штатах. Несмотря на то, что уровень смертности снижается, рак настолько распространен, что большинство людей в Соединенных Штатах знают кого-то, кто болел раком в течение своей жизни.

    Однако не так много известно о признаках рака в конце жизни и о том, что следует ожидать в конце жизни.Кроме того, многие не знают, каким образом хосписы могут помочь пациентам справиться со стадиями смерти от рака.

    Каковы стадии смерти от рака?

    Несмотря на то, что стадии смерти от рака различны для каждого пациента, и не все будут испытывать перечисленные ниже симптомы, вот общий список стадий и симптомов смерти от рака. Кроме того, если у вас есть вопросы, вы можете связаться с нами круглосуточно и без выходных, используя синюю полосу вверху.

    В последние недели:

    • Потеря интереса к большинству вещей/неспособность концентрироваться: пациент может начать терять интерес к таким вещам, как новости, развлечения, спорт и т. д., а также может быть не в состоянии сосредоточиться или поддерживать разговор. Действия, которые раньше интересовали пациента, теперь могут не представлять интереса. Хотя это может беспокоить членов семьи, осуществляющих уход, это не является чем-то из ряда вон выходящим в последние недели рака.
    • Истощение, слабость и желание спать: больной раком может стать намного слабее и быстрее истощаться в течение этих последних недель. Из-за этого они могут часто хотеть спать, а также проводить большую часть дня в постели.
    • Потеря аппетита: они могут сильно потерять аппетит или испытывать трудности с едой и питьем.

    В последние дни:

    • Кожа остывает или меняет цвет: кожа пациента может стать холодной на ощупь и может начать менять цвет. Процесс изменения цвета кожи известен как «пятнистость».
    • «Гремящие звуки»: вы, вероятно, слышали фразу «Предсмертный хрип». Это то, что происходит в конце жизни и вызывается жидкостью в горле человека. Это может повлиять на его или ее дыхание. Дыхание также может замедлиться.
    • Недержание: неспособность контролировать мочевой пузырь и кишечник в конце жизни — еще один распространенный симптом и признак того, что конец близок.
    • Спутанность сознания: пациент может быть сбит с толку и бредить, включая спутанность сознания в отношении любимых и близких друзей. Если больной не может вас узнать, пожалуйста, поймите, что это симптом болезни и не более того.
    • Беспокойство: Больные раком часто страдают от беспокойства, но это не обязательно реакция на боль.Тем не менее, лучше поговорить с медицинскими работниками об этом беспокойстве, чтобы определить, является ли боль причиной.

    Советы по лечению признаков рака в конце жизни.

    Даже не имея медицинского образования, опекун может обеспечить утешение и заботу своему близкому человеку, когда у него начинают проявляться признаки смерти от рака. Например, члены семьи, осуществляющие уход, могут помочь онкологическим больным, находящимся в замешательстве или в бреду, отвечая на их вопросы, выслушивая их опасения и просто присутствуя.Если пациент не проявляет никакого интереса к чему-либо, просто посидите с ним или с ней. Если пациент сбит с толку или рассержен, боритесь с естественным инстинктом расстроиться. Лучшее, что вы можете сделать для своего любимого человека, — это облегчить это время любым возможным способом.

    Мы также рекомендуем поговорить с медицинскими работниками, такими как лечащий врач пациента, о других способах, которыми близкие могут помочь. Паллиативная помощь, например, предназначена для лечения симптомов и побочных эффектов рака, что может помочь в решении многих из этих проблем.Нет никаких причин, по которым ваш близкий человек должен страдать больше, чем он или она должен, даже до того, как придет время подумать об уходе за ним в хосписе. Паллиативная помощь может оказываться отдельно от хосписной помощи.

    Что еще можно сделать для любимого человека.

    Помимо оказания помощи на последних стадиях рака, опекун может оказать как эмоциональную, так и практическую поддержку в конце жизни. Обычно это включает в себя разговор с пациентом об их финансовом плане, но также должен включать такие вещи, как разговор с пациентом о том, как он хотел бы провести свои последние дни.Возможно, есть что-то, что они хотели бы сделать или увидеть. И, возможно, вы каким-то образом можете помочь им воплотить эту мечту в реальность. Вы также можете помочь им спланировать похороны, а также поговорить с ними о том, когда, по их мнению, пора начинать лечение в хосписе.

    Узнайте о праве на участие в хосписе и онкологических заболеваниях.

    Если у вас есть вопросы о признаках смерти от рака или о праве на хоспис для больных раком, вы можете связаться с нами 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, выбрав вариант на синей панели Справочного центра выше.

    Признаки конца жизни по болезни.

    Узнайте о специфических признаках конца жизни при распространенных заболеваниях и недугах:

    Дополнительные ресурсы с истекшим сроком службы.

    Как мы лечим рак желудка — Институт рака Дана-Фарбер

    Поскольку рак желудка обычно диагностируется на поздних стадиях, после появления симптомов он считается запущенным и, следовательно, трудно поддающимся лечению. А поскольку в Соединенных Штатах это относительно редкое явление, важно выбрать лечебный центр. с командой, которая лечила многих пациентов с раком желудка.

    Центр рака пищевода и желудка при Онкологическом центре Дана-Фарбер Brigham объединяет команду специалистов, специализирующихся на лечении рака желудка. Мы видим больше, чем 100 случаев рака желудка в год и предложить пациентам самые современные методы лечения, в том числе клинические испытания. Некоторые из этих методов лечения могут быть недоступны где-либо еще, а некоторые были разработаны учеными-исследователями в наших собственных лабораториях.

    Индивидуальные планы лечения

    Мы являемся узкоспециализированным центром, ориентированным на особые потребности людей с раком желудка.Это позволяет нам обеспечить индивидуальный подход к вашему уходу.

    Наши специалисты тесно сотрудничают и регулярно сотрудничают, чтобы гарантировать, что ваш план обслуживания обеспечивает наилучшие возможные результаты и что все ваши потребности удовлетворяются. Ваша медицинская команда найдет время, чтобы выслушать, понять ваши потребности и предпочтения, и помочь вам почувствовать контроль над своей жизнью. Мы предлагаем наиболее эффективные из возможных методов лечения, а также помогаем вам поддерживать качество жизни во время лечения.Мы призываем вас активно участвовать в процессе принятия решений.

    Мультидисциплинарный подход

    Ваша команда специалистов — онкологов, онкологов-радиологов, онкохирургов, патологоанатомов, рентгенологов, медсестер и диетологов — тесно сотрудничает с момента постановки первоначального диагноза и на протяжении всего лечения, гарантируя, что ваш уход скоординирован. Поскольку специалисты в каждой области регулярно обсуждают ваш случай, мы гарантируем, что будут рассмотрены все возможные подходы к лечению, и что вы получите комбинацию методов лечения, которая лучше всего подходит для вас.

    Клинические испытания и генетический скрининг

    Наши специалисты активно участвуют в исследованиях и применяют новейшие знания в лечении пациентов. Наши многочисленные клинические испытания являются важной частью нашего подхода к лечению, и многие наши пациенты принимают в них участие. Мы также проводим скрининг известных мутаций, для которых можно применять таргетные методы лечения.

    Вспомогательные ресурсы

    Чтобы удовлетворить все ваши физические и эмоциональные потребности, мы предлагаем широкий спектр службы поддержки и комплементарная и интегративная терапии.Мы предлагаем индивидуальное и семейное консультирование, реабилитацию и физиотерапию, лечение боли и симптомов, иглоукалывание, массаж, Рейки и группы поддержки.

    Если вы хотите получить второе мнение или получить консультацию нашей команды по поводу вашего плана ухода…

    Если у вас был диагностирован рак желудка другим врачом, и вы хотели бы получить второе мнение или обсудить с нами ваш план лечения, свяжитесь с нами.

    Мы регулярно консультируем больных на всех стадиях рака желудка.Мы проводим операции пациентам с раком желудка со всего мира, которые затем возвращаются в местные больницы для дальнейшего лечения.

    Наш опыт может оказаться неоценимым при выборе метода лечения.

    Некоторые причины, чтобы рассмотреть второе мнение, включают:

    • Для подтверждения диагноза
    • Чтобы узнать больше о своем раке желудка от знающего специалиста, который лечил других пациентов так же, как и вы
    • Чтобы лучше понять ваши варианты лечения
    • Чтобы узнать, имеете ли вы право на участие в клиническом испытании
    Свяжитесь с нами

    877-442-3324 или 877-442-DFCI или 617-632-3476
    Или заполните онлайн форма.

    Лечение по стадиям рака желудка

    Рак желудка диагностируется на ранней стадии редко. Но если у вас диагностирована стадия 0 или I, операция, скорее всего, будет единственным методом лечения.

    У большинства людей диагностируется стадия II или III, поэтому наш подход к лечению этих более поздних стадий рака является агрессивным. Обычно это включает химиотерапию с облучением или без него до или после операции.

    Некоторые подстадии типа IV лечат только химиотерапией для купирования симптомов и паллиативной помощи.

    Ваша команда по уходу разработает стратегию индивидуального подхода, который лучше всего подойдет для вас.

    Хирургия

    Мы проводим операции для лечения пациентов с большинством стадий рака желудка. Хирурги-онкологи используют самые передовые технологии для выполнения операции с высокой точностью. Наши опытные хирурги регулярно проводят передовые, минимально инвазивные операции. операции по возможности. Вам может быть сделана одна из этих операций:

    • Субтотальная гастрэктомия : Удаление части желудка, пораженной раком, близлежащих лимфатических узлов и частей других тканей и органов вблизи опухоли.
    • Тотальная гастрэктомия : Удаление всего желудка, близлежащих лимфатических узлов и частей пищевода, тонкой кишки и других тканей вблизи опухоли.

    Если опухоль блокирует желудок и рак не может быть полностью удален стандартной хирургией, мы можем порекомендовать:

    • Гастроеюноанастомоз : В этой хирургической процедуре используется небольшая трубка для соединения желудка с частью тонкой кишки. Эта трубка позволяет пациентам получать пищу, жидкости и лекарства через конец трубки, который снаружи живота.Это часто называют трубкой GJ.
    • Внутрипросветная установка стента : Это процедура введения стента (тонкая проволочная трубка) для сохранения прохода открытым.

    Химиотерапия

    Химиотерапия — это использование противоопухолевых препаратов для лечения рака. Химиотерапия воздействует на все части тела, а не только на раковые клетки. Наши медицинские онкологи имеют большой опыт в оптимизации химиотерапии и уменьшении побочных эффектов. Многие из методов лечения используемые сегодня в Соединенных Штатах, были разработаны медицинскими онкологами из Института рака Дана-Фарбер, в том числе наиболее часто используемое лечение первой линии и первое лекарство, специально одобренное для лечения рака желудка.На протяжении всего лечения наша команда медсестер, диетологов, социальных работников и других специалистов будет работать над тем, чтобы свести к минимуму токсичность и побочные эффекты химиотерапии и максимально повысить качество вашей жизни.

    Лучевая терапия

    Лучевая терапия — это неинвазивное лечение рака, при котором используются высокоэнергетические рентгеновские лучи или другие виды излучения для уничтожения раковых клеток или остановки роста рака. Наши онкологи-радиологи используют самое современное оборудование и новейшие методы визуализации, и им помогают опытные и квалифицированные сотрудники.

    Пациенты с раком желудка могут получать лучевую терапию в сочетании с химиотерапией после операции. Было показано, что это значительно улучшает показатели выживаемости пациентов с местнораспространенным заболеванием.

    В некоторых случаях хирург может предвидеть трудности при удалении опухоли, поэтому мы можем порекомендовать лучевую и химиотерапию перед операцией, чтобы уменьшить размер опухоли и облегчить ее удаление.

    Клинические испытания и таргетная терапия

    Многие наши пациенты принимают участие в клинических испытаниях.Таргетная терапия может применяться для некоторых видов рака желудка с известными генетическими мутациями.

    Для направляющих врачей

    Поскольку лечащий врач пациента или направивший его специалист является неотъемлемой частью команды по уходу за пациентом, мы стремимся сотрудничать в уходе за вашим пациентом.

    Если вы являетесь направляющим врачом и у вас есть пациент с раком желудка, мы будем рады сотрудничеству с вами.

    Узнайте больше о как направить пациента в онкологический центр Дана-Фарбер Бригам.

    Служба поддержки при раке желудка и последующее лечение

    В онкологическом центре Дана-Фарбер Бригам мы понимаем, что диагностика рака желудка может быть сложной как физически, так и эмоционально. Когда вы станете пациентом нашего Центр рака пищевода и желудка, вы и ваши близкие имеете доступ к нашему обширному набору программ и услуг поддержки до, во время и после вашего лечения.

    Лечение симптомов

    Мы тесно сотрудничаем с нашими пациентами, чтобы убедиться, что любой дискомфорт и побочные эффекты как от самого рака, так и от его лечения должным образом контролируются и контролируются.Мы помогаем пациентам справиться со своими симптомами с помощью рекомендаций по питанию, логопедии, обезболивания, консультирование, дополнительные и интегративные методы лечения и физические упражнения.

    Мы также предлагаем группы поддержки, консультации по вопросам этики, личные консультации по вопросам изменения внешности и ресурсы для пациентов, их семей и лиц, осуществляющих уход.

    Узнайте больше о услуги, которые мы предлагаем нашим пациентам с раком желудка.

    Уход за выжившими и последующее тестирование

    Все пациенты в центре получают квалифицированную помощь после лечения точно так же, как они получают выдающуюся онкологическую помощь — всесторонне и индивидуально.Мы предоставляем каждому пациенту индивидуальный план лечения с четкими шагами для мониторинга и поддержания Ваше здоровье после окончания лечения.

    Ознакомьтесь с дополнительной информацией, ресурсами и поддержкой для жизнь далеко за пределы рака.

    Ознакомьтесь с дополнительными программами и услугами для наших пациентов и их семей в Онкологический институт Дана-Фарбер и Бригам и женская больница.

    Рак желудка | Рыцарский институт рака

    Понимание рака желудка

    Что такое рак желудка?

    Желудок представляет собой большой J-образный мешок, соединяющий пищевод, трубку тела, идущую изо рта, с кишечником.Это место, где пища частично переваривается, прежде чем попасть в тонкую кишку. Рак желудка, также известный как рак желудка, начинается, когда патологические клетки в слизистой оболочке желудка выходят из-под контроля.

    Кто болеет раком желудка?

    Ожидается, что в 2021 году в США у 26 560 человек будет диагностирован рак желудка. Число новых случаев заболевания на 100 000 человек в США неуклонно снижается в последние десятилетия.

    Врачи не знают, что вызывает рак желудка, но они определили факторы риска, в том числе:

    • Пол: Мужчины более склонны к развитию рака желудка.
    • Раса и этническая принадлежность: В США заболевание чаще встречается среди латиноамериканцев, жителей азиатских/тихоокеанских островов и чернокожих, чем среди белых.
    • Возраст: Заболеваемость раком желудка резко возрастает у людей старше 50 лет. 
    • Бактериальная инфекция: H.pylori , тип бактериальной инфекции внутренней оболочки желудка, может привести к воспалению и язве. Встречается у большинства больных раком желудка.
    • Диета: Диета с высоким содержанием соленых, маринованных, ферментированных, копченых и консервированных продуктов, включая переработанное мясо, может увеличить риск. Диета с низким содержанием свежих фруктов и овощей также увеличивает риск.
    • Курение
    • Семейный анамнез: Наличие у родителей, братьев, сестер или детей рака желудка увеличивает риск.
    • Генетические синдромы: Несколько наследственных генетических дефектов повышают риск. OHSU предлагает генетическое консультирование, тестирование и оценку рисков, чтобы помочь пациентам выявлять риски и управлять ими.
       

    Исходы рака желудка

    Почти 70% пациентов, по сравнению с населением в целом, могут рассчитывать на то, что проживут пять лет после постановки диагноза, если рак будет обнаружен до того, как он распространится. Эта «относительная выживаемость» не учитывает риск смерти от чего-то другого.

     Однако рак желудка обычно не обнаруживается до тех пор, пока он не распространится, поэтому общие показатели выживаемости остаются обескураживающими. Тем не менее, показатели выживаемости являются средними и не могут предсказать результат для человека. Пятилетняя относительная выживаемость также по определению отражает методы лечения, которые были доступны пять или более лет назад.

    Признаки надежды : Показатели выживаемости постепенно растут. Наш Центр перспективных исследований раннего выявления рака направляет сотни ученых на поиск способов раннего выявления рака.

    Качество жизни : Команда медицинского учреждения Knight Cancer Institute сделает все возможное, чтобы обеспечить вам как можно более долгую и качественную жизнь.

    Симптомы рака желудка

    Вначале у вас может не быть никаких симптомов. Или у вас могут быть такие симптомы, как легкая боль в животе, тошнота или изжога, что редко означает, что у вас рак желудка. Поговорите со своим лечащим врачом, если симптомы сохраняются.

    Другие признаки и симптомы могут включать:

    • Усталость
    • Вздутие живота после еды
    • Чувство сытости после употребления небольшого количества пищи
    • Сильная постоянная изжога
    • Сильное расстройство желудка, которое не проходит
    • Необъяснимая постоянная тошнота
    • Постоянная рвота
    • Необъяснимая потеря веса

    Диагностика рака желудка

    Тесты в OHSU могут включать:

    Определение стадии рака желудка

    Стадия

    помогает вашей команде по уходу разработать наиболее эффективные рекомендации по лечению.Он измеряет такие факторы, как:

    • Ваш возраст и общее состояние здоровья.
    • Сколько слоев желудка поражено раком.
    • Распространился ли рак на ваши лимфатические узлы (структуры размером с боб, которые действуют как фильтры иммунной системы).
    • Распространился ли рак на другие части тела, чаще всего на печень.

    Определение стадии рака желудка очень сложно. Это простое описание стадии основного типа рака желудка, аденокарциномы, после непосредственного исследования ткани.Подробное описание можно найти на веб-сайте Американского онкологического общества.

    Стадия I : Опухоль проросла до мышечного слоя желудка и распространилась на два близлежащих лимфатических узла.

    Стадия II: Рак не достиг мышечного слоя, но распространился на 15 близлежащих лимфатических узлов. Или он распространился до наружного слоя желудка, но не до лимфатических узлов.

    Стадия III: Опухоль проросла до ткани рядом с желудком и до 16 или более близлежащих лимфатических узлов.

    Стадия IV: Рак распространился на отдаленные части тела. Эта стадия также называется прогрессирующим или метастатическим раком.

    Лечение рака желудка

    Хирургия

    Если рак не распространился за пределы стенки желудка или близлежащих лимфатических узлов, лечащий врач, скорее всего, порекомендует удалить его хирургическим путем. Это, в сочетании с другими методами лечения, как правило, предлагает единственный путь к излечению.Хирургия также может облегчить симптомы прогрессирующего рака.

    Типы операций по поводу рака желудка включают:

    • Эндоскопическая хирургия: При раке на ранней стадии ваша лечащая бригада может использовать эндоскопию. Ваш врач направляет гибкий эндоскоп и крошечные инструменты вниз по горлу, чтобы удалить рак.
    • Частичная гастрэктомия: Ваш врач удаляет часть желудка и лимфатические узлы, пораженные раком, а также, возможно, некоторые окружающие ткани.
    • Тотальная гастрэктомия: Удаляется весь желудок, близлежащие лимфатические узлы и, возможно, части других органов. Ваша медицинская бригада создаст новый желудочный мешок из тонкой кишки. Команда прикрепит его к вашему пищеводу (пищеводной трубке), чтобы восстановить пищеварительный тракт.
    • Паллиативная хирургия при распространенном раке: Ваша лечащая бригада может удалить часть опухоли, чтобы остановить кровотечение и предотвратить закупорку отверстий желудка.
    • Другие операции: Хирургия также может установить в желудок зонд для кормления.Или хирурги могут поместить стент (металлическую трубку) в отверстия желудка, чтобы держать их открытыми, чтобы пища могла пройти.

    Химиотерапия

    Химиотерапия использует лекарства, обычно вводимые медленно внутривенно, для атаки раковых клеток практически в любом месте вашего тела. Иногда его сочетают с лучевой терапией. При раке желудка можно применять:

    • Перед операцией (неоадъювантная химиотерапия), чтобы уменьшить опухоль.
    • После операции (адъювантная химиотерапия) для уничтожения раковых клеток, циркулирующих в организме.
    • При распространенном раке , для замедления роста рака и контроля симптомов.

    Лучевая терапия

    Лучевая терапия использует лучи энергии для нацеливания на раковые клетки. Больным раком желудка облучение чаще всего проводят с помощью дистанционной лучевой терапии, когда оборудование находится вне тела.При раке желудка можно применять:

    • Перед операцией (неоадъювантная лучевая терапия), чтобы уменьшить опухоль.
    • После операции (адъювантная лучевая терапия) для уничтожения оставшихся раковых клеток.
    • При распространенном раке для контроля таких симптомов, как кровотечение или закупорка желудка.

    Таргетная терапия

    Таргетная терапия — это лекарства, обычно принимаемые внутрь, которые воздействуют на определенные признаки раковых клеток.Они могут вызывать меньше побочных эффектов, потому что в основном не трогают здоровые клетки.

    Существует несколько таргетных методов лечения рака желудка. Один из них, герцептин, связывается с белками на поверхности раковых клеток, как ключ в замке. Это может блокировать получение клетками химических инструкций для деления и роста, а также может привести к неправильной работе клетки.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.