Желудочно кишечные инфекции: Страница не найдена

Содержание

Кишечные инфекции летом | Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Республики Башкортостан

Лето – прекрасная пора. Тепло, солнце, свежие овощи и фрукты, на грядках появляются первые ягоды. Но в то же время с наступлением лета возрастает риск заболеть острой кишечной инфекцией, так как именно в это время, в условиях повышенной температуры, создаётся наиболее благоприятная среда для сохранения возбудителей во внешней среде и их размножения в продуктах питания и воде. Кишечные инфекции распространены среди населения любого возраста, но более всего им подвержены дети до семи лет. Ведь иммунитет ребенка, особенно маленького, очень слаб в отношении болезнетворных микроорганизмов.

Чем опасна кишечная инфекция? Это большая группа очень заразных заболеваний, которые пагубно влияют на желудочно-кишечный тракт. Часто причиной заболевания становятся вирусы, разнообразные бактерии, вернее, токсины, которые они выделяют. К острым кишечным заболеваниям относятся: дизентерия, сальмонелез, гепатит-А, пищевые токсикоинфекции, брюшной тиф и другие заболевания.

Заразиться кишечными инфекциями можно самыми разными путями: через инфицированные продукты питания, воду, «грязные руки», окружающие предметы обихода, игрушки, в передаче некоторых инфекций имеют значение насекомые (мухи, тараканы). Также инфицирование может произойти при контакте с зараженной водой – например, при купании в природных водоемах, бассейнах.

Причинами заражения становятся: несоблюдение правил личной гигиены, нарушение технологии приготовления пищи, использование для питья сырой воды, несоблюдение сроков и условий хранения продуктов, контакты с больным человеком.

Проявляется заболевание в виде повышения температуры тела, озноба, слабости, головной боли, головокружения. Возможна ломота в суставах, заложенность носа и першение в горле, что напоминает картину ОРВИ. Однако, при кишечных инфекциях обязательны проявления со стороны желудочно-кишечного тракта — тошнота, рвота, диарея, схваткообразные боли и урчание в животе, спазмы кишечника. В тяжелых случаях — повышение артериального давления, нарушение дыхания, спазмы мышц, потеря или спутанность сознания.

Если вы почувствовали эти симптомы, то необходимо обратиться за профессиональной медицинской помощью. И чем скорее вы это сделаете, тем выше вероятность остановить процесс без развития осложнений.

В условиях эпидемии по коронавирусу, многие могут спутать часть симптомов с теми, что характерны для covid-19 и посеять ненужную панику.

Поэтому настоятельно советуем всем следовать мерам профилактики кишечных инфекций.

Соблюдайте правила личной гигиены. Всегда. Даже если лень или очень устали.

Пейте кипяченую или бутилированную воду. Никакой водопроводной, колодезной или воды из природных водоемов.

Покупайте только свежие и качественные продукты у проверенных продавцов.

Мойте овощи, фрукты и ягоды перед едой. Не соблазняйтесь предложениями продавцов на рынках попробовать ягоды и фрукты. Даже если ягодки растут на собственном огороде, не поленитесь донести их до дома и помыть. Ведь нет гарантий, что на поверхности ягод вместе с пылью не осели бактерии и тяжелые металлы, особенно если участок расположен недалеко от дороги.

Хотя помимо болезнетворных бактерий, на ягодах могут присутствовать и яйца паразитов, и химические средства, уничтожающие садовых вредителей. Большинство из них опасны для человека и могут быть причиной тяжелого отравления. Так что мойте ягоды, фрукты и овощи, даже с собственной грядки, чтобы наслаждаться урожаем, не переживая за последствия!

Памятка о профилактике острых кишечных инфекций

Профилактике кишечных инфекционных заболеваний уделяется огромное внимание. В структуре инфекционной патологии кишечные инфекции составляют около 20%, нанося значительный экономический ущерб.

Острые кишечные инфекции – это обширная группа  заболеваний человека.  К ней относятся: дизентерия, брюшной тиф, паратифы А и Б, холера, сальмонеллезы, энтеровирусные инфекции и др. С наступлением лета резко возрастает заболеваемость острыми кишечными инфекциями. Именно в это время создаются благоприятные условия для сохранения возбудителей во внешней среде и их размножение в продуктах питания и воде.

 Источник инфекции – больной человек или  носитель возбудителей острых кишечных инфекций. Наиболее опасны для окружающих больные легкими, стертыми и бессимптомными формами.

Основной механизм передачи – фекально-оральный, реализующийся пищевым, водным и контактно-бытовым путями.

Факторами передачи могут  являться пища, вода, предметы обихода, игрушки, в передаче некоторых инфекций имеют значение насекомые (мухи, тараканы). Заражению острыми кишечными инфекциями также способствуют антисанитарные условия жизни, несоблюдение правил личной гигиены, употребление продуктов питания, хранившихся или готовившихся с нарушением санитарных правил.

Восприимчивость к острым кишечным инфекциям  высокая. Риск заражения зависит от дозы попавшего в организм возбудителя, его вирулентности, а также от состояния барьерной и ферментативной функции желудочно-кишечного тракта и восприимчивости организма. Наиболее восприимчивыми  являются дети раннего возраста, особенно недоношенные и находящиеся на искусственном вскармливании. Иммунитет после перенесенной инфекции  нестойкий, продолжительностью от 3 — 4 месяцев до 1 года, в связи с чем высока возможность повторных заболеваний.  От момента попадания возбудителя в организм до появления симптомов заболевания может пройти от нескольких часов до 7 дней.

Общие симптомы острых кишечных инфекций: повышение температуры тела, слабость, головокружение, ломота в теле, боли в области желудка, тошнота, многократная рвота, учащение стула (испражнения становятся водянистыми), обезвоживание.  

                   Основные меры профилактики острых кишечных инфекций:

  1. Соблюдение личной гигиены, тщательное мытье рук мылом перед едой и после пользования туалетом.

2. Не употребляйте для питья воду из открытых источников или продаваемую в розлив на улице. Употребляйте для питья только кипяченую или бутилированную воду

  1. Перед употреблением свежие овощи следует необходимо тщательно мыть и обдавать кипятком.
  2. Для питания выбирайте продукты, подвергнутые термической обработке. Тщательно прожаривайте (проваривайте) продукты, особенно мясо, птицу, яйца и морские продукты.  Не храните пищу долго, даже в холодильнике.  
  3. Скоропортящиеся продукты храните только в условиях холода. Не оставляйте приготовленную пищу при комнатной температуре более чем на 2 часа. Не употребляйте  продукты с истекшим сроком реализации и хранившиеся без холода (скоропортящиеся продукты).
  4. Для обработки сырых продуктов пользуйтесь отдельными кухонными приборами и принадлежностями, такими как ножи и разделочные доски. Храните сырые продукты отдельно от готовых продуктов.
  5. Купайтесь только в установленных для этих целей местах. При купании в водоемах и бассейнах не следует допускать попадания воды в рот.

При возникновении симптомов острой кишечной инфекции (повышение температуры тела, рвота, расстройство стула, боль в животе) необходимо  немедленно обратиться за медицинской помощью!

 Выполнение этих несложных советов поможет избежать заболевания острой кишечной инфекцией

Острые кишечные инфекции — Легче предупредить, чем лечить!

25. 12.2017

Острые кишечные инфекции — Легче предупредить, чем лечить!

Когда летом вокруг просто разбегаются глаза от изобилия овощей и фруктов, хочется перепробовать всё, что видишь. А потом почему-то вспоминается, что негде помыть руки перед тем, как отправить в рот вот ту клубничку… или вон тот персик… А они бессовестно лежат и соблазняют румяными боками, всем своим видом суля неземной вкус.

Что такое кишечные инфекции?

Возбудителей кишечных инфекций довольно много — это могут быть как бактерии, так и разные виды вирусов, которые попадают в организм вместе с некачественными или приготовленными в антисанитарных условиях продуктами питания, с немытыми овощами и фруктами, через контакт продуктов и посуды с грязными руками и т. д. Как видите — в основном через рот. И, попав в организм, эти непрошеные гости развивают там бурную деятельность, в результате чего человек чувствует себя плохо.

Общими признаками острых кишечных инфекций служат ощущение слабости, головная боль, повышенная температура. Эти признаки тем больше выражены, чем сильнее отравлен организм. А ещё у каждого желудочно-кишечного заболевания есть своя особая симптоматика.


Если пострадал желудок, то речь идёт о гастрите. Самые частые его признаки — начинает болеть верхняя часть живота, также присутствуют рвота и тошнота.

При поражении тонкого кишечника ставится диагноз «энтерит». Врач может определить это, если есть жалобы на боль в животе, вздутие, жидкий водянистый понос (возможно даже со слизью или зеленью) — это говорит о неполадках в процессе пищеварения и всасывания пищи.

Патологии в работе толстого кишечника именуются колитом. Если в стуле присутствуют зелень, слизь или прожилки крови, желание посетить туалет сопровождается сильной болью и в животе периодически возникают схваткообразные боли — это он.

Но в реальной жизни так, что поражён только какой-то один отдел желудочно-кишечного тракта, случается редко. В основном под удар попадают несколько отделов — если толстый и тонкий кишечник, то диагноз будет звучать как «энтероколит», если желудок и тонкий кишечник — то это уже будет гастроэнтеритом, если пострадал весь пищеварительный тракт — это называется гастроэнтероколитом.

Только не обольщайтесь, что с похолоданием «впадут в спячку» и кишечные инфекции. На смену осенне-летним бактериальным инфекциям зимой и весной приходят их вирусные родственники. Так что принцип «предупреждён — значит вооружён» будет никогда не лишним.


Виды кишечных инфекций

Дизентерия, она же шигеллёз (второе название получила из-за того, что вызывается бактериями рода Shigella) — может быть подхвачена от бактерионосителя или заболевшего человека. Бактерии Shigella достаточно живучи — они холодоустойчивы, могут довольно длительное время жить в пище (особенно в молочных продуктах) и воде. Инкубационный период дизентерии — 2–3 дня. Определяется при таких симптомах, как повышение температуры тела, отсутствие аппетита, вялость, частый, но скудный стул с прожилками крови или слизью, боли в животе. Рвота может быть только в первые сутки, не более пары раз.

Сальмонеллёз, вызываемый бактериями рода Salmonella, передаётся не только от заболевшего человека, но и от домашней живности (куры, коровы и т. д.). Эти бактерии могут долгое время жить в воде и продуктах питания (мясо, яйца, молочные продукты) и устойчивы к низким температурам. Попав в тёплую среду, бактерии начинают усердно размножаться, в результате чего образуются токсические вещества. Инкубационный период — от четырёх часов до двух суток, симптоматика — повышенная температура, боли в животе, отсутствие аппетита, слабость (не правда ли, похоже на дизентерию?). Чтоб дифференцировать с дизентерией, обратите внимание на частый жидкий стул и обильную рвоту.

Ротавирусная инфекция — получила своё название из-за того, что внешне её возбудитель напоминает по форме колесо (по-латыни — rota). Заполучить её можно только от больного человека (он считается заразным 7–10 дней от начала заболевания). Поскольку этот вирус спокойно переносит холода, то пик заболеваемости ротавирусной инфекцией приходится как раз на холодное время года (поздняя осень-зима-ранняя весна). Симптомы заболевания — повышение температуры до 38° С (может быть и выше), отсутствие аппетита, боль в верхней части живота, частые рвотные позывы, очень частые дефекации, жидкий стул. Инкубационный период при этой болезни составляет 1–2 дня, но при перенесённом ротавирусе человек обеспечивается иммунитетом на всю жизнь.

Норовирусная инфекция — происходит из семейства энтеровирусов. Самое неприятное в этой болячке — невероятная живучесть её возбудителя: норовирус, что называется «в огне не горит и в воде не тонет». Он не только спокойно переживёт пребывание в воде, нагрев до 60° С, но и замораживание с высыханием. А при попадании в человеческий организм уже через несколько часов успевает натворить кучу неприятностей. При этой инфекции повышение температуры минимально, но с тошнотой, болью животе и поносом. Уже через пару дней состояние может стабилизироваться, но человек будет заразным ещё несколько недель. Так что мотайте это на ус.

Пищевая токсикоинфекция — (так мудрёно врачи называют отравление) тоже считается кишечной инфекцией, её провоцируют такие бактерии как клебсиелла, стафилококк, кишечная палочка или протей. Самые частые места «проживания» этой гадости — кремовые тортики и пирожные, молоко и молочные продукты, творог, колбасы, которые хранятся неправильно (например, на жаре).

Иногда бывает и так, что выраженные симптомы у человека отсутствуют, но при анализах обнаруживаются патогенные бактерии (та же кишечная палочка и т. д.). Это имеет название «бактерионосительство» и несёт в себе скрытую угрозу — распространение инфекции, даже не подозревая о её наличии. В таком случае необходимо лечение до полного выздоровления носителя.


Как избежать кишечной инфекции?

Неприятность проще предупредить, нежели потом избавляться от её последствий. Самое основное — соблюдение правил гигиены. Висевший в советских столовых лозунг «Мойте руки перед едой» не теряет своей актуальности и сегодня. А если быть конкретнее — то не только перед едой, но и после посещения туалета, после возвращения с улицы. Если хотите перекусить в городе и нет возможности помыть руки, носите с собой хотя бы влажные салфетки или флакончик с антибактериальным гелем.

Если вы собираетесь готовить или есть сырые овощи и фрукты, их необходимо тщательно мыть под проточной водой. Хотите угостить ягодкой ребёнка? Помните — особо тщательно необходимо мыть клубнику, так как она контактирует с землёй. Молочные продукты, мясо, колбасы, готовые салаты надёжнее всего покупать в торговых точках, оборудованных холодильниками. Дома их хранить только в соответствующих условиях, не бросать на столе на долгий срок, особенно в жару, а если срок годности истёк — выбрасывать. Может взыграть жадность за выброшенные деньги, но лечение кишечной инфекции может обойтись дороже. Так будет убедительнее?

Собираясь готовить еду на всю семью, на всякий случай учтите, что приготовленные блюда даже в холодильнике оптимальнее всего хранить не более двух суток. А пить старайтесь только бутилированную или кипячёную воду. Без холодильника такая вода может выдержать от шести до восьми часов, потом эффект от кипячения сводится практически к нулю и приходится ещё раз её кипятить.

Так что соблюдайте меры предосторожности и пусть инфекции обходят вас стороной!

Памятка для населения по профилактике острых кишечных инфекций (скачать.doc)


Как уберечь себя от острых кишечных инфекций?

Весна – время появления первых сезонных овощей и фруктов, возобновления загородных поездок, посещения водоемов и лесов. В связи с этим эпидемиологи напоминают всем о необходимости профилактических мероприятий – соблюдение несложных рекомендаций защитят вас и ваших родных и близких от острых кишечных инфекций.

Острые кишечные инфекции (ОКИ) — это большая группа заболеваний, которые повреждают желудочно-кишечный тракт человека. Причиной инфекции могут стать вирусы, бактерии, а также продукты их жизнедеятельности (токсины).
Источниками возбудителей ОКИ, являются люди больные и бактерионосители. Микробы попадают во внешнюю среду с выделениями больного (фекалиями, рвотными массами), тем самым заражая людей, загрязняя почву, пищевые продукты, открытые водоемы.

Заражение острыми кишечными инфекциями может произойти через воду, в случае использования ее для питья в не кипяченом виде, а также при попадании воды в организм человека во время купания в открытых водоемах.

Заболевания острыми кишечными инфекциями могут передаваться при контакте с больным человеком. Неряшливость больных, а также лиц, ухаживающих за ними, приводит к тому, что испражнения, содержащие возбудителей инфекции, попадают на руки, затем на пищу, посуду, мебель, игрушки и другие предметы.

В пищевые продукты возбудители кишечных инфекций попадают, как правило, при загрязнении их руками, а также при неправильной транспортировке, хранении. Представляют опасность блюда, которые употребляются в холодном виде — это салаты, заливные блюда, или мясные полуфабрикаты, особенно фарш, при недостаточной термической обработке.

Возбудители кишечных инфекций обладают высокой устойчивостью во внешней среде. Так возбудители дизентерии сохраняют свою жизнеспособность в течение нескольких месяцев на загрязненной посуде, в течение нескольких суток на продуктах питания (молоке, мясных продуктах, хлебе, овощах, фруктах), до 5-6 дней в воде. В молоке и молочных продуктах возбудители кишечных инфекций не только сохраняются, но и размножаются, не меняя при этом внешнего вида и вкусовых качеств продукта.

Установлена связь отдельных форм ОКИ с видами пищевых продуктов. Так, дизентерия чаще возникает при употреблении молока и молочных продуктов, кишечные инфекции вызванные стафиллококком при употреблении молочных продуктов и кондитерских изделий с кремом, иерсиниозы обычно развиваются при употреблении сырых овощей, салатов и других растительных продуктов.

В организм человека возбудители проникают через рот, затем транспортируются в желудочно-кишечный тракт, где размножаются и вырабатывают различные токсины.

Основными симптомами острого кишечного заболевания являются: повышение температуры тела 37-39 градусов, тошнота, рвота, жидкий стул, боли в животе. Основная опасность кишечных инфекций заключается в быстром обезвоживании организма. С рвотой и жидкими испражнениями организм человека теряет много влаги. Нарушение водного обмена может привести к нарушению работы сердечно-сосудистой системы, почек, спутанности сознания.

Для предотвращения заболевания необходимо знать и соблюдать элементарные правила:

— не рекомендуется приобретать продукты в местах, не предназначенных для торговли (на автотрассах) и у лиц, не имеющих разрешение на право торговли, покупать плоды нестандартного качества, с признаками порчи;

— бахчевые культуры не стоит покупать в разрезанном виде, так как микробы с поверхности легко переносятся и размножаются в мякоти;

— овощи и фрукты перед употреблением необходимо тщательно промывать под проточной водой;

— не следует пить сырую воду из открытых водоемов, неблагоустроенных колодцев, нельзя использовать ее для мытья рук и посуды. Лучше употреблять кипяченую или бутилированную воду;

— все пищевые продукты следует хранить закрытыми в чистой посуде, скоропортящиеся в пределах допустимых сроков в холодильнике;

— готовые к употреблению продукты хранить отдельно от сырых продуктов;

— салаты и винегреты лучше съесть сразу после приготовления, в крайнем случае, они могут храниться в холодильнике не более 12 часов;

— пищевые продукты, если они остаются на следующий день, то их необходимо подвергнуть термической обработке;

— молоко купленное на рынке у частных лиц использовать только после кипячения;

— строго соблюдать правила личной гигиены: мыть руки с мылом перед приготовлением и приемом пищи, после посещения туалета, прогулок на улице.

 

Врач-эпидемиолог ГАУЗ МО «ЦГКБ г. Реутов»
                                                         А.А. Глуходедов

Памятка для населения по профилактике острых кишечных инфекций.

В течении лета прилавки магазинов изобилуют овощами и фруктами. Пожалуй, это самое благоприятное время в году для того, чтобы насытить организм витаминами. Вместе с тем, велик и риск заражения острой кишечной инфекцией.

Острые кишечные инфекции – большая группа  заболеваний, протекающих с признаками интоксикации и поражения желудочно — кишечного тракта. Возбудителями кишечных инфекций являются отдельные группы бактерий (шигеллы, сальмонеллы и др.), условно — патогенные микробы (стафилококки, протей), вирусы (ротавирусы, энтеровирусы и т.д.), гельминты (лямблии, амебы).

Острые кишечные инфекции — это обширная группа  заболеваний человека.  К ней относятся: дизентерия, брюшной тиф, паратифы А и Б, холера, сальмонеллезы, ротавирусные и энтеровирусные инфекции и др.

      Заболевание обычно начинается с ухудшения самочувствия,  повышения температуры, появляется тошнота, рвота, диарея,  боли в животе, вздутие.

       При появлении этих симптомов нужно немедленно обратиться к врачу. Лечение на дому допустимо только при легких формах  заболевания, диагностировать которые может только врач. При этом лечение должно проводиться под его контролем.

       Постарайтесь изолировать больного, чтобы  предотвратить заражение других членов семьи.

      Наиболее восприимчивы к острым кишечным инфекциям дети. Объясняется это тем, что у детей, в отличие от взрослых, слюна и желудочный сок обладают слабыми бактерицидными свойствами. И при попадании возбудителя кишечных инфекций в рот (а именно таким путем чаще всего происходит заражение), они легко проникают в кишечник.

       Иногда ребенок переносит заболевание легко, но при этом инфекционный процесс может иметь затяжной характер и надолго оставляет тяжелый след. Нередко гастрит, колит, дуоденит и другие хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, которыми страдают взрослые, являются последствиями острых кишечных инфекций, перенесенных в детстве.

        Как видите, возбудителей кишечных инфекций довольно много, но клинически они проявляют себя довольно типично.

 Источник инфекции – больной человек или  носитель возбудителей острых кишечных инфекций. Наиболее опасны для окружающих больные легкими, стертыми и бессимптомными формами.                                                                                                           Болеют взрослые и дети, наиболее часто  дети – в возрасте от 1 года до 7 лет. На долю детей приходится около 60-65% всех регистрируемых случаев.

Основной механизм передачи – фекально-оральный, реализующийся пищевым, водным и контактно-бытовым путями.

Факторами передачи могут  являться пища, вода, предметы обихода, игрушки, в передаче некоторых инфекций имеют значение насекомые (мухи, тараканы). Заражению острыми кишечными инфекциями также способствуют антисанитарные условия жизни, несоблюдение правил личной гигиены, употребление продуктов питания, хранившихся или готовившихся с нарушением санитарных правил.

Восприимчивость к острым кишечным инфекциям  высокая. Риск заражения зависит от дозы попавшего в организм возбудителя, его вирулентности, а также от состояния барьерной и ферментативной функции желудочно-кишечного тракта и восприимчивости организма. Наиболее восприимчивыми  являются дети раннего возраста, особенно недоношенные и находящиеся на искусственном вскармливании. Иммунитет после перенесенной инфекции  нестойкий, продолжительностью от 3 — 4 месяцев до 1 года, в связи с чем, высока возможность повторных заболеваний.  От момента попадания возбудителя в организм до появления симптомов заболевания может пройти от нескольких часов до 7 дней.

            Основные меры профилактики острых кишечных инфекций:

1. Соблюдение личной гигиены, тщательное мытье рук мылом перед едой и после пользования туалетом.

2.Не покупайте арбузы и дыни в разрезанном виде.

3.При покупке продуктов обращайте внимание на срок реализации.

4.Не покупайте продукты в местах несанкционированной торговли, у лиц, торгующих не сертифицированной продукцией.

 

5. Перед употреблением свежие овощи следует необходимо тщательно мыть и обдавать кипятком.

6. Для питания выбирайте продукты, подвергнутые термической обработке. Тщательно прожаривайте (проваривайте) продукты, особенно мясо, птицу, яйца и морские продукты.  Не храните пищу долго, даже в холодильнике.  

 7. Скоропортящиеся продукты храните только в условиях холода. Не оставляйте приготовленную пищу при комнатной температуре более чем на 2 часа. Не употребляйте  продукты с истекшим сроком реализации и хранившиеся без холода (скоропортящиеся продукты).

8. Для обработки сырых продуктов пользуйтесь отдельными кухонными приборами и принадлежностями, такими как ножи и разделочные доски. Храните сырые продукты отдельно от готовых продуктов.

9. Не пейте воду из случайных источников. Во избежание кишечных инфекций употребляйте свежекипяченую, артезианскую или минеральную воду заводского разлива.

10. Купайтесь только в установленных для этих целей местах. При купании в водоемах и бассейнах не следует допускать попадания воды в рот.

При возникновении симптомов острой кишечной инфекции

 (повышение температуры тела, рвота, расстройство стула, боль в животе) необходимо  немедленно обратиться за медицинской помощью!

 

Выполнение этих несложных советов поможет избежать заболевания острой кишечной инфекцией и сохранит Ваше здоровье и здоровье Ваших близких!

Желудочно-кишечные инфекции в городе Новосибирске. Предварительные результаты расследования вспышки вирусного менингита

Новосибирскому Центру Государственного санитарно-эпидемиологического надзор, Государственному научному центру вирусологии и биотехнологии «Вектор» и инфекционным больницам г. Новосибирска с использованием разных методов удалось показать, что основной причиной вспышки вирусного менингита является энтеровирус типа 30.

Пресс-релиз
К Пресс-конференции 20 августа 2004 года

Место проведения: Конференц-зал информационного агентства «ИНТЕРФАКС» г.Новосибирск, ул. Кирова,3 (3 этаж)

Участники:
Нетесов Сергей Викторович – заместитель генерального директора ГНЦ ВБ «Вектор» по научной работе
Михеев Валерий Николаевич– главный государственный санитарный врач по Новосибирской области;

Тема: Желудочно-кишечные инфекции в городе Новосибирске. Предварительные результаты расследования вспышки вирусного менингита.

Новосибирскому Центру Государственного санитарно-эпидемиологического надзор, Государственному научному центру вирусологии и биотехнологии «Вектор» и инфекционным больницам г. Новосибирска с использованием разных методов удалось показать, что основной причиной вспышки вирусного менингита является энтеровирус типа 30.

Вирусные менингиты могут вызываться энтеровирусами, иногда вирусами паротита, иногда вызываются вирусом герпеса и некоторыми другими заболеваниями. Особенно важным является определение природы возбудителя – это важно для лечения, для выяснения места откуда появился вирус в данной местности, срока инкубационного периода и прогнозов развития эпидемии.

Статистика заболевания:

В странах тропического и субтропического поясов менингит встречаются чаще, чем в странах умеренного пояса, таких как Россия. В США ежегодно регистрируется от 10000 до 40000 случаев вирусных менингитов. В основном они обусловлены энтеровирусными инфекциями. Последние крупные вспышки в США были зарегистрированы в 2002 и 2003 годах.

В России вирусный менингит встречается реже. Вспышки энтеровирусной инфекции среди населения были отмечены: в Свердловской области – до 400 человек в 2000 году, в Иркутской области – около 100 случаев в 2001 году, около 100 случаев в 2002 году в Красноярском крае, и в республике Калмыкия в том же году около 500 случаев. В 2003 году была большая вспышка в городе Иркутске, заболело более 600 человек, в этот же период зарегистрирован подъем заболеваемости среди населения в Бурятии, а также в Чите. Расследование установило, что все эти вспышки были вызваны употреблением недоброкачественной питьевой воды и купанием в водоемах, зараженных возбудителем.
В 2004 году наблюдались большие вспышки в Екатеринбурге и Новосибирске.

Регистрация новых случаев заболевания прекратилась вскоре после принятия соответствующих санитарных мер: контроль за качеством воды, запрет на купания в открытых водоемах, дезинфекция мест общего пользования.

Каждый год в Новосибирске и Новосибирской области регистрируется около 100 случаев заболевания, которые не имеют концентрированного характера.

Профилактика острых кишечных инфекций | Министерство здравоохранения Хабаровского края

Кишечные инфекции – настоящие летние напасти. Каждый из нас хотя бы раз в жизни сталкивался с неприятными симптомами, им подвержены и «стар» и «млад». Тем не менее, мы не знаем важных деталей этих заболеваний. Как избежать неприятностей и быстро излечиться от инфекции?

Что такое кишечные инфекции?  Кишечные инфекции это большая группа заразных заболеваний, которые поражают желудочно-кишечный тракт. Причиной инфекции могут стать бактерии, вирусы, а также продукты их жизнедеятельности (токсины).

Как же происходит заражение? С водой, пищей, грязными руками в рот попадают бактерии и вирусы. Затем эти микробы транспортируются в желудок и кишечник, где активно размножаются и продуцируют различные токсины. Эти вещества нарушают проницаемость клеточных мембран, вмешиваются в ход биохимических реакций, приводят к дисбалансу солей и жидкости.

Неприятные симптомы начинаются с общей вялости, слабости, плохого аппетита, возможно чувство тяжести в желудке, головная боль. Позже появляется рвота, диарея, боли в животе, повышение температуры тела, озноб.

Чем опасны кишечные инфекции? Основная опасность кишечной инфекции заключается в быстром обезвоживании организма. С рвотой и жидкими испражнениями мы теряем очень много жидкости, а нарушенный баланс ионов калия и натрия мешает быстрому восстановлению водных ресурсов организма. Нарушение водного обмена приводит к коллапсу сердечно-сосудистой системы, нарушению работы почек, спутанности сознания. У детей и пожилых людей кишечные инфекции могут закончиться смертельным исходом.

В каких случаях необходимо срочно обратиться к врачу?

  • Рвота настолько сильная, что невозможно пить воду.
  • Высокая температура тела.
  • Частый жидкий стул.
  • В испражнениях присутствует кровь.

Когда больной рядом с вами. Поскольку кишечные инфекции заразны, следует соблюдать меры безопасности при общении с больным. Самому больному надо мыть руки после посещения туалета. Ему необходимо выделить отдельную посуду, а остальные кухонные предметы прокипятить или обработать дезинфицирующими средствами. Микробы передаются с посудой, остаются на других предметах, дверных ручках, санузле и т.д.

Профилактика. Чтобы избежать кишечную инфекцию:

  • Мойте руки перед едой.
  • В летний период воздержитесь от употребления кондитерских изделий с кремом.
  • Храните в холодильнике  сырое мясо и рыбу отдельно от готовой продукции.
  • Тщательно промывайте фрукты, овощи, зелень, ополаскивать их кипяченой водой.
  • Салаты из свежих овощей хранить не более нескольких часов.
  • При покупке мясных и молочных продуктов отдавайте предпочтение фабричной упаковке. Обязательно удостоверьтесь в сроке годности продукции.
  • Пейте только кипяченую воду, бутилированную воду.

Инфекционные заболевания желудочно-кишечного тракта

Бактериальная диарея является проблемой здравоохранения во всем мире, при этом наиболее распространенными патогенами являются Escherichia coli, Salmonella, Shigella и Campylobacter . Многие бактериальные инфекции кишечника связаны с употреблением зараженной воды или пищи или поездками за границу. Хотя эти микроорганизмы обычно выявляются с помощью посева, хирургические патологоанатомы могут сыграть ценную роль в диагностике. Несмотря на головокружительное множество бактериальных инфекций, которые могут поражать желудочно-кишечный тракт, большинство из этих организмов вызывают спектр гистологических признаков, которые можно в общих чертах классифицировать следующим образом. ):

ОСТРЫЙ САМООГРАНИЧИВАЮЩИЙСЯ КОЛИТ

Модель ASLC является наиболее распространенной формой кишечных инфекций.Типичные гистологические признаки включают нейтрофилы в собственной пластинке с абсцессами и криптитом или без них, сохранение архитектуры крипт и отсутствие базального плазмоцитоза.1, 14 Острый воспалительный компонент часто наиболее заметен на среднем и верхнем уровнях крипт. Отсутствие деформации крипт, метаплазия клеток Панета и базальный лимфоплазмацитоз помогают отличить ASLC от воспалительного заболевания кишечника. Изменения могут быть очаговыми, как при очаговом активном колите, или диффузными.

Поскольку большинство пациентов не приходят на эндоскопию в течение нескольких недель после появления симптомов, патологоанатомы обычно не выявляют классические гистологические признаки острого инфекционного колита.Это важно, поскольку фазу разрешения инфекционного колита сложнее диагностировать. На этой стадии могут быть обнаружены только редкие очаги нейтрофильного криптита и только пятнистые увеличения воспаления собственной пластинки, которые могут фактически содержать большое количество плазматических клеток и увеличенное количество внутриэпителиальных лимфоцитов. Поскольку эти признаки также наблюдаются при болезни Крона или даже лимфоцитарном колите, важно знать о симптомах пациента (особенно острое или хроническое начало) и, в идеале, о результатах посева, поскольку точный диагноз может быть трудно поставить на только гистологические основания.Далее следуют патологоанатомические детали специфических бактериальных инфекций.

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ БАКТЕРИАЛЬНОГО ЭНТЕРОКОЛИТА

Vibrio cholerae и родственные виды

V. cholerae — возбудитель холеры, важной всемирной причины водянистой диареи и дизентерии, которая может привести к значительному обезвоживанию организма и смерти. Несмотря на тяжесть заболевания, V. cholerae является неинвазивным, сильнодействующим токсин-продуцирующим микроорганизмом, вызывающим минимальные гистологические изменения или не вызывающим их вовсе.Сообщалось о редких неспецифических проявлениях, таких как истощение муцина в тонкой кишке и умеренное увеличение мононуклеарных клеток собственной пластинки.15 Другие виды, такие как Vibrio hollisae и Vibrio parahaemolyticus , также могут вызывать тяжелый гастроэнтерит.

Кишечная палочка

E. coli является наиболее распространенным грамотрицательным патогеном человека. Диареогенные E. coli подразделяются на пять групп, главным образом на основе серотипирования. Если патогенны E.coli , следует уведомить клиническую лабораторию о необходимости их специального поиска, так как они могут быть пропущены при рутинном посеве.

Энтеротоксигенная
E. coli и энтеропатогенная E. coli .

Эти неинвазивные штаммы E. coli вызывают бескровную диарею. Энтеротоксигенная E. coli является основной причиной диареи путешественников, а также вспышек болезней пищевого происхождения в промышленно развитых странах.16 Энтеропатогенная E. coli является преимущественно инфекцией младенцев и новорожденных.Макроскопическая и микроскопическая патология ни того, ни другого хорошо не описана у людей.

Энтероинвазивная
E. coli .

Патология энтероинвазивной E. coli у человека также недостаточно хорошо описана. Эти организмы сходны с Shigella генетически, а также по своим клиническим проявлениям и патогенезу, поэтому они могут быть схожи и по своей патологии. Симптомы включают диарею (обычно слизистую и водянистую, но без крови), тенезмы, лихорадку, недомогание и спазмы в животе.Энтероинвазивная инфекция E. coli передается через зараженный сыр, воду и при контакте от человека к человеку. Эти микроорганизмы вызывают диарею путешественников.17 Они вызывают тяжелое заболевание, похожее на дизентерию, а также бактериемию, которая может представлять особую проблему для больных СПИДом.

Энтероадгезивные
E. coli .

Эти неинвазивные E. coli аналогичны энтеропатогенным E. coli . Оба все чаще признаются причинами хронической диареи и истощения у больных СПИДом.Хотя эндоскопические данные обычно ничем не примечательны, биопсия правого отдела толстой кишки чаще дает патологические результаты. Гистологическое исследование показывает дегенерированные поверхностные эпителиальные клетки с ассоциированными внутриэпителиальными воспалительными клетками. Покрытие из прикрепленных бактерий на поверхностном эпителии является наиболее заметным признаком, который может окрашивать грамотрицательные ( ).18

Enteroadherent Escherichia coli у больного СПИДом. На поверхности слизистой оболочки толстой кишки отмечается налет из грамотрицательных палочек с незначительной воспалительной реакцией (Gram).

(любезно предоставлено доктором Мэри Броннер.)

Энтерогеморрагический
E. coli .

Наиболее распространенным штаммом энтерогеморрагической E. coli является O157:H7. Этот патоген привлек внимание всей страны в 1993 году, когда массовая вспышка болезни на западе США была связана с зараженным мясом для гамбургеров. Хотя зараженное мясо является наиболее частым путем передачи инфекции, заражение также может происходить через зараженную воду, молоко, продукты и контакт от человека к человеку.Энтерогеморрагическая E. coli продуцирует цитотоксин, подобный цитотоксину Shigella dysenteriae ; однако инвазии тканей нет. У больных может развиться гемолитико-уремический синдром или тромботическая тромбоцитопеническая пурпура. Дети и пожилые люди подвергаются особому риску тяжелых заболеваний19.

Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта обычно включают кровавый понос с сильными спазмами в животе и умеренную лихорадку или ее отсутствие. У некоторых может наблюдаться бескровный водянистый понос. Только у трети больных в кале обнаруживаются лейкоциты.Эндоскопически у пациентов может быть отек толстой кишки, эрозии, язвы и кровоизлияния, при этом правая толстая кишка обычно поражается сильнее. Отек может быть настолько выражен, что вызывает обструкцию, и может потребоваться хирургическая резекция, чтобы уменьшить его или остановить кровотечение. Гистопатологические признаки включают выраженный отек и кровоизлияние в собственной пластинке и подслизистой оболочке с сопутствующим острым воспалением и некрозом слизистой оболочки. ). Микротромбы могут присутствовать в кровеносных сосудах малого калибра, иногда также могут присутствовать псевдомембраны.20, 21

Энтерогеморрагический Escherichia coli . Геморрагический некроз, острый воспалительный экссудат и увядание крипт очень похожи на признаки ишемического колита.

Обычные культуры кала не могут отличить O157:H7 от нормальной кишечной флоры, поскольку микробиологический диагноз требует скрининга на селективном агаре. Недавно было описано иммуногистохимическое окрашивание этого микроорганизма.

Дифференциальный диагноз включает колит, связанный с Clostridium difficile , идиопатическое воспалительное заболевание кишечника и особенно ишемический колит, из которого энтерогеморрагический E.coli могут быть гистологически неразличимы. В последнем случае знание конкретной клинической ситуации, возраста и демографических данных пациента, типа начала заболевания и типа диареи, а также данные эндоскопии могут помочь отличить ишемическую инфекцию от инфекции E. coli .

Salmonella

Эти грамотрицательные бациллы передаются через пищу и воду и распространены в местах с плохими санитарными условиями. Они являются важной причиной как пищевого отравления, так и диареи путешественников.

Брюшной (кишечный) тиф
(S. typhimurium).

У пациентов с брюшным тифом обычно отмечаются боли в животе, головная боль, повышение температуры в течение нескольких дней и иногда запоры. Часто отмечается абдоминальная сыпь и лейкопения. Диарея, которая начинается на второй или третьей неделе инфекции, сначала водянистая, но может прогрессировать до сильного желудочно-кишечного кровотечения.22

Может поражаться любой уровень пищеварительного тракта, но характерная патология наиболее выражена в подвздошной кишке, аппендиксе и толстой кишке и связана с пейеровыми бляшками.Макроскопически стенка кишечника утолщена, и можно увидеть приподнятые узелки, соответствующие гиперпластическим пейеровским бляшкам. По мере прогрессирования заболевания часто встречаются афтозные язвы, покрывающие пейеровы бляшки, линейные язвы, дисковидные язвы или полнослойные изъязвления и некроз. Может быть ассоциированный гнойный мезентериальный лимфаденит. Перфорация и токсический мегаколон могут осложнить течение брюшного тифа.22, 23, 24 Иногда слизистая оболочка практически не изменена или лишь слегка воспалена и отечна.24, 25

Гистиоциты являются преобладающими воспалительными клетками.После гиперплазии пейеровых бляшек развивается острое воспаление вышележащего эпителия. В конце концов, макрофаги, смешанные с редкими лимфоцитами и плазматическими клетками, инфильтрируют и облитерируют лимфоидные фолликулы; нейтрофилы не выражены.23 Некроз затем начинается в пейеровом пятне и распространяется на окружающую слизистую оболочку, которая в конечном итоге изъязвляется. Язвы обычно очень глубокие, с основанием на уровне собственной мышечной оболочки. Брюшной тиф иногда имеет признаки, более характерные для острого самокупирующегося колита, включая выраженные нейтрофилы, криптит, абсцессы крипт и покрывающий их фибринозный экссудат.24, 25 Иногда также встречаются гранулемы.

Нетифозный
Сальмонелла вида.

Небрюшнотифозные виды Salmonella (например, Salmonella enterica и Salmonella muenchen ) обычно вызывают самокупирующийся гастроэнтерит. Эндоскопические данные включают покраснение слизистой оболочки, изъязвление и экссудат; патологические признаки соответствуют неспецифическим ASLC. Иногда наблюдается значительное искажение крипты.25

Дифференциальный диагноз брюшного тифа включает иерсиниоз и другие инфекционные процессы, а также болезнь Крона, и между ними может быть значительное гистологическое совпадение ( ).23, 25 Нейтрофилы и гранулемы часто более выражены при болезни Крона и иерсиниозе. Дифференциальный диагноз небрюшнотифозного Salmonella включает другие причины острого самокупирующегося инфекционного колита, а также язвенный колит.17 Кроме того, инфекция Salmonella может осложнять ранее существовавшее идиопатическое воспалительное заболевание кишечника. Хотя в некоторых случаях сальмонеллеза сообщалось о значительном искажении крипт, обычно оно более выражено при язвенном колите.Клиническая картина и посев кала могут иметь неоценимое значение при дифференциальной диагностике.

Таблица 4-2

Инфекционные мимики хронической идиопатической воспалительным заболеванием кишечника

Цитомегаловирус

9 амебиаз
подражает болезни Крона


сальмонеллы Typhimurium

шигеллы видов

Yersinia видов

микобактерии туберкулеза

Aeromonas вид




Mimics of Ulce rative Колит

Shigella видов

Nontyphoid Salmonella видов

шигеллы Shigella — вирулентные, инвазивные, грамотрицательные палочки, вызывающие тяжелую водянистую или кровавую диарею (или и то, и другое).Они являются основной причиной инфекционной диареи во всем мире. Возбудитель обычно передается через воду, загрязненную фекалиями. Он имеет самый высокий уровень инфекционности среди всех кишечных грамотрицательных бактерий, поэтому симптомы могут возникнуть в результате проглатывания очень небольшого количества микроорганизмов. Чаще всего страдают младенцы, маленькие дети и истощенные или ослабленные пациенты. Симптомы включают боль в животе, лихорадку и диарею, которая сначала водянистая, но позже становится кровавой. Хроническое заболевание встречается редко.

Макроскопически обычно поражается толстая кишка (левая сторона обычно более выражена), но может быть поражена и подвздошная кишка. Слизистая оболочка геморрагическая, с экссудатом, который может образовывать псевдомембраны. Изъязвления присутствуют в разной степени. Гистологически раннее заболевание имеет признаки острого самокупирующегося колита с криптитом, абсцессами крипт (часто поверхностными) и изъязвлением. Могут наблюдаться псевдомембраны, сходные с инфекцией C. difficile , а также афтозные язвы, сходные с таковыми при болезни Крона.По мере того, как болезнь продолжается, наблюдается усиленное разрушение слизистой оболочки с большим количеством нейтрофилов и других воспалительных клеток в собственной пластинке. Выраженное архитектурное искажение, имитирующее идиопатическое воспалительное заболевание кишечника, хорошо описано.26

Дифференциальный диагноз раннего шигеллеза включает прежде всего другие энтероинвазивные инфекции, в частности, вызванные E. coli и C. difficile . Шигеллез, особенно на более поздних стадиях заболевания, бывает чрезвычайно трудно отличить от болезни Крона или язвенного колита как эндоскопически, так и гистологически.1 Посев кала и клиническая картина могут быть очень полезными.

Campylobacter

Эти грамотрицательные микроорганизмы являются основными причинами диареи во всем мире и являются наиболее распространенным изолятом стула в США.27 Campylobacter обнаружен в зараженном мясе, воде и молоке и является распространенным патогеном для животных. Campylobacter jejuni чаще всего ассоциируется с гастроэнтеритом пищевого происхождения. Campylobacter fetus и другие менее распространенные виды чаще встречаются у пациентов с ослабленным иммунитетом и гомосексуальных мужчин.19 У пациентов обычно наблюдается лихорадка, недомогание, боль в животе (часто сильная) и водянистая диарея, которая может содержать кровь и лейкоциты. 28 Большинство инфекций проходят самостоятельно, особенно у здоровых пациентов. Следует отметить, что синдром Гийена-Барре и реактивная артропатия связаны с инфекцией Campylobacter .27

Эндоскопические данные включают рыхлую слизистую оболочку толстой кишки с сопутствующей эритемой и кровоизлиянием. Гистологическое исследование показывает признаки острого самокупирующегося колита. Интересно, что C.jejuni был продемонстрирован с помощью молекулярных методов почти у 20% пациентов, у которых при биопсии толстой кишки выявляется очаговый активный колит. 29 Иногда можно увидеть легкое искажение крипт, хотя архитектура крипт обычно хорошо сохраняется. 28

Иерсиния

Yersinia enterocolitica и Yersinia pseudotuberculosis являются видами, вызывающими желудочно-кишечные заболевания человека. Yersinia является одним из наиболее распространенных возбудителей бактериального энтерита в Западной и Северной Европе, и заболеваемость растет как в Европе, так и в Соединенных Штатах.Эти грамотрицательные коккобациллы могут вызывать аппендицит, илеит, колит и мезентериальный лимфаденит. Хотя иерсиниоз обычно является самокупирующимся процессом, хронические инфекции (включая хронический колит) хорошо документированы. Иммунодефицитные и ослабленные пациенты, а также пациенты, получающие дефероксамин или перегруженные железом, подвержены риску развития серьезных заболеваний.

Yersinia преимущественно поражает подвздошную кишку, правую часть толстой кишки и аппендикс и может вызывать псевдоаппендикулярный синдром.Кроме того, он является причиной многих отдельных случаев гранулематозного аппендицита [30]. Макроскопически пораженный кишечник имеет утолщенную, отечную стенку с узловатыми воспалительными массами, сосредоточенными на пейеровых бляшках. Могут быть видны афтозные и линейные язвы. Пораженные отростки увеличены и гиперемированы, как при гнойном аппендиците; часто наблюдается перфорация. В пораженных лимфатических узлах могут обнаруживаться грубые очаги некроза.

Как гнойные, так и гранулематозные формы воспаления являются общими и часто носят смешанный характер. Y. enterocolitica обычно не ассоциируется с дискретными гранулемами, но характеризуется гиперпластическими пейеровыми бляшками с расположенными поверху изъязвлениями, острым воспалением, геморрагическим некрозом и палисадными гистиоцитами. как гранулематозный процесс с центральными микроабсцессами, почти всегда сопровождающийся брыжеечной лимфаденопатией ( ).32 Существует значительное совпадение гистологических признаков Y.enterocolitica и Y. pseudotuberculosis , и у обоих видов могут быть обнаружены эпителиоидные гранулемы с заметными лимфоидными манжетками (см. ), лимфоидная гиперплазия, трансмуральные лимфоидные скопления, изъязвление слизистой оболочки и поражение лимфатических узлов. Окрашивание по Граму обычно бесполезно, но посев, серологические исследования и ПЦР могут быть полезны для подтверждения диагноза.

A, Лимфоидная гиперплазия с некротизирующим гранулематозным воспалением и выраженным микроабсцессом при аппендиците, вызванном Yersinia pseudotuberculosis . B, Эпителиоидные гранулемы с выступающими лимфоидными манжетками при инфекции Yersinia enterocolitica .

Основной дифференциальный диагноз включает другие инфекционные процессы, особенно вызванные микобактериями и Salmonella . Кислотоустойчивые красители и результаты посева помогают отличить микобактериальную инфекцию. Отличить иерсиниоз от сальмонеллеза помогают специфические клинические признаки и наличие большого количества нейтрофилов, микроабсцессов и гранулем.

Болезнь Крона и иерсиниоз очень трудно отличить друг от друга, и на самом деле они имеют длительную и сложную взаимосвязь. Оба заболевания могут иметь сходные гистологические признаки, включая трансмуральные лимфоидные скопления, пропущенные поражения и трещиноватые язвы. На самом деле изолированный гранулематозный аппендицит часто интерпретируется как первичная болезнь Крона аппендикса (см. главу 15). Однако у пациентов с гранулематозным воспалением, ограниченным червеобразным отростком, редко развивается генерализованное воспалительное заболевание кишечника.33 Признаки, свидетельствующие в пользу диагноза болезни Крона, включают утолщение слизистой оболочки, наличие ползучего жира и хронические гистологические изменения, включая деформацию крипт, утолщение мышечной оболочки слизистой оболочки и выраженную гиперплазию нервных клеток. Однако некоторые случаи просто неразличимы только по гистологическим признакам.

Аэромонас

Виды Aeromonas , изначально считавшиеся непатогенными грамотрицательными бактериями, все чаще признаются возбудителями гастроэнтеритов как у детей, так и у взрослых.Подвижные Aeromonas hydrophila и Aeromonas sobria чаще всего вызывают желудочно-кишечные заболевания у людей. Типичным проявлением является кровавый понос, иногда хронический, сопровождающийся тошнотой, рвотой и схваткообразными болями. Диарея может содержать как слизь, так и кровь. Продолжительность заболевания широко варьируется от нескольких дней до нескольких лет, что указывает на то, что инфекция Aeromonas может вызывать хронический колит.34, 35, 36, 37, 38

Эндоскопически могут быть видны признаки колита, включая отек, рыхлость, эрозии, экссудаты и потерю сосудистого рисунка.Признаки часто бывают сегментарными и могут имитировать ишемический колит или болезнь Крона.34 Также был описан панколит, имитирующий язвенный колит. Гистологические признаки обычно характерны для острого самокупирующегося колита. Тем не менее, в некоторых случаях могут наблюдаться изъязвления и фокальные архитектоники. ).34, 35, 36, 37, 38

Очаговый криптит и архитектурное искажение по данным биопсии правой толстой кишки в случае культурально доказанной инфекции Aeromonas .

Посев кала имеет решающее значение для диагностики.Дифференциальный диагноз включает другие инфекционные процессы, ишемический колит и хроническое идиопатическое воспалительное заболевание кишечника. Посев помогает исключить другие инфекции, но когда у пациента с хроническими симптомами присутствует архитектурное искажение, может быть трудно отличить инфекцию Aeromonas , болезнь Крона и язвенный колит. Фактически, некоторые авторитеты рекомендуют посев на Aeromonas у всех пациентов с рефрактерным хроническим воспалительным заболеванием кишечника.

Распространенные желудочно-кишечные инфекции — PubMed

Обзор

. 2018 сен; 45 (3): 519-532. doi: 10.1016/j.pop.2018.05.008. Epub 2018 9 июля.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Департамент семейной и общественной медицины, Медицинский центр Penn State Health Hershey, 500 University Drive, Hershey, PA 17033, USA.Электронный адрес: [email protected]
  • 2 Delaware Valley Infectious Disease Associates, 100 East Lancaster Avenue, MOB East Suite 556, Wynnewood, PA 19096, USA.

Элемент в буфере обмена

Обзор

Джаррет Селл и др. Прим Уход.2018 сен.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

. 2018 сен; 45 (3): 519-532. дои: 10.1016/j.pop.2018.05.008. Epub 2018 9 июля.

Принадлежности

  • 1 Департамент семейной и общественной медицины, Медицинский центр Penn State Health Hershey, 500 University Drive, Hershey, PA 17033, USA. Электронный адрес: [email protected]
  • 2 Delaware Valley Infectious Disease Associates, 100 East Lancaster Avenue, MOB East Suite 556, Wynnewood, PA 19096, USA.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Параметры отображения цитирования

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

На желудочно-кишечные инфекции приходится большое бремя острых и хронических заболеваний, при этом наиболее частым проявлением является диарея.Большинство случаев вызвано вирусами, причем наиболее распространенным является норовирус, тогда как бактерии и паразиты также являются важными причинами острых и хронических желудочно-кишечных инфекций и их последствий. Небрюшнотифозные виды сальмонелл вызывают наибольшее количество госпитализаций и смертей в Соединенных Штатах. В этой статье рассматривается основанный на фактических данных подход к оценке диареи с акцентом на патоген-специфическое тестирование и лечение наиболее распространенных вирусных, бактериальных и паразитарных причин в Соединенных Штатах.

Ключевые слова: диарея; Болезни пищевого происхождения; желудочно-кишечные инфекции; Диарея путешественника.

Copyright © 2018 Elsevier Inc. Все права защищены.

Похожие статьи

  • Диагностика и лечение болезней пищевого происхождения.

    Свитай Т.Л., Винтер К.Дж., Кристенсен С.Р. Switaj TL, et al. Ам семейный врач. 2015 сен 1; 92 (5): 358-65. Ам семейный врач. 2015. PMID: 26371569

  • Хронические желудочно-кишечные и связанные с суставами последствия, связанные с распространенными болезнями пищевого происхождения: предварительный обзор.

    Погреба-Браун К., Аустхоф Э., Армстронг А., Шефер К., Вилла Запата Л., Макклелланд Д.Дж., Бац М.Б., Кюкен М., Риддл М., Портер К.К., Базако М.С.Погреба-Браун К. и соавт. Патог пищевого происхождения Dis. 2020 фев; 17 (2): 67-86. doi: 10.1089/fpd.2019.2692. Epub 2019 7 октября. Патог пищевого происхождения Dis. 2020. PMID: 31589475 Рассмотрение.

  • Патоген-специфический риск хронических желудочно-кишечных расстройств после бактериальных причин болезней пищевого происхождения.

    Портер К.К., Чой Д., Кэш Б., Пиментел М., Мюррей Дж., Мэй Л., Риддл М.С. Портер С.К. и др.БМК Гастроэнтерол. 2013 8 марта; 13:46. дои: 10.1186/1471-230X-13-46. БМК Гастроэнтерол. 2013. PMID: 23510245 Бесплатная статья ЧВК.

  • Расчетное ежегодное число заболеваний, госпитализаций и смертей, связанных с пищевыми патогенами, Франция, 2008–2013 гг.

    Ван Каутерен Д., Ле Страт И., Соммен С., Брюян М., Турджман М., Да Силва Н.Дж., Кутюрье Э., Фурне Н., де Валк Х., Десенкло Х.К.Ван Каутерен Д. и соавт. Эмердж Инфекция Дис. 2017 сен;23(9):1486-1492. дои: 10.3201/eid2309.170081. Эмердж Инфекция Дис. 2017. PMID: 28820137 Бесплатная статья ЧВК.

  • Пищевые возбудители как наиболее частая причина бактериальных пищевых отравлений.

    Кшишиха Р., Белак Ю. Кшишича Р. и соавт. Ann Univ Mariae Curie Sklodowska Med. 2004;59(2):354-6. Ann Univ Mariae Curie Sklodowska Med.2004. PMID: 16146107

Цитируется

4 статьи
  • Инкапсулирование коктейля бактериофагов в хитозан для лечения бактериальной диареи.

    Рахимзаде Г., Саиди М., Мусазаде М., Хашеми С.М.Х., Бабаи А., Резаи М.С., Камель К., Асаре-Аддо К., Ноходчи А.Рахимзаде Г. и соавт. Научный представитель 2021 г. 2 августа; 11 (1): 15603. doi: 10.1038/s41598-021-95132-1. Научный представитель 2021. PMID: 34341399 Бесплатная статья ЧВК.

  • Влияние прополиса на инфекционные заболевания, имеющие медицинское значение.

    Ривера-Яньес Н., Ривера-Яньес Ч.Р., Посо-Молина Г., Мендес-Катала К.Ф., Рейес-Реали Х., Мендоса-Рамос М.И., Мендес-Крус А.Р., Нието-Яньес О. Ривера-Яньес Н. и соавт.Биология (Базель). 2021 12 мая; 10 (5): 428. doi: 10.3390/biology10050428. Биология (Базель). 2021. PMID: 34065939 Бесплатная статья ЧВК. Рассмотрение.

  • Энергетические потребности для потери вирусной инфекционности.

    Rowell CER, Добровольный HM. CER Роуэлла и др. Пищевая среда Вирол. 2020 дек;12(4):281-294. doi: 10.1007/s12560-020-09439-9. Epub 2020 5 августа. Пищевая среда Вирол.2020. PMID: 32757142 Бесплатная статья ЧВК.

  • Высокоразмерный анализ иммунных клеток кишечника при гельминтозах.

    Ferrer-Font L, Mehta P, Harmos P, Schmidt AJ, Chappell S, Price KM, Hermans IF, Ronchese F, le Gros G, Mayer JU. Феррер-Фонт Л. и соавт. Элиф. 2020 11 февраля; 9: e51678. doi: 10.7554/eLife.51678. Элиф. 2020. PMID: 32041687 Бесплатная статья ЧВК.

термины MeSH

  • Болезни пищевого происхождения / диагностика
  • Заболевания пищевого происхождения / терапия
  • Желудочно-кишечные заболевания / диагностика*
  • Желудочно-кишечные заболевания / терапия

LinkOut — больше ресурсов

  • Полнотекстовые источники

  • Прочие литературные источники

[Икс]

Укажите

Копировать

Формат: ААД АПА МДА НЛМ

Желудочно-кишечные инфекции | SpringerLink

Бактериальный гастроэнтерит

Описание возбудителей

Бактериальный гастроэнтерит очень распространен и может поражать взрослых и детей.Встречаются единичные случаи бактериального гастроэнтерита, но заболевание обычно возникает в виде вспышек, связанных с группой людей, употреблявших в пищу одни и те же зараженные продукты. Бактериальная диарея особенно распространена среди людей из промышленно развитых стран, которые путешествуют в развивающиеся страны. В развивающихся странах эпидемии бактериального гастроэнтерита со значительной сопутствующей смертностью часто возникают в районах с низким уровнем санитарии и гигиены.

Многие бактериальные патогены являются хорошо известными причинами гастроэнтерита.В промышленно развитых странах основными причинами бактериального гастроэнтерита являются Campylobacter , Salmonella , Shigella и шига-токсин, продуцирующий Escherichia coli . Другие этиологические агенты включают Aeromonas , Plesiomonas , Listeria , Clostridium , Staphylococcus aureus , Yersinia , Vibrio и другие.

Некоторые кишечные патогены вызывают характерные симптомы (например,g., стул типа «рисовый отвар», продуцируемый Vibrio cholerae ), а клинические признаки и патогенетические аспекты желудочно-кишечного заболевания иногда могут указывать на специфическую этиологию. Однако чаще всего имеющиеся клинические признаки не позволяют достоверно предположить конкретную этиологию, и для идентификации конкретного возбудителя необходимы лабораторные тесты.

Как правило, эти бактериальные патогены можно легко культивировать из свежесобранных образцов стула инфицированных пациентов с использованием различных селективных и специализированных сред.Клинические лаборатории обычно используют ограниченный набор сред для выделения наиболее распространенных бактериальных патогенов (например, Salmonella , Shigella и Campylobacter ), а другие питательные среды используются для выявления менее распространенных возбудителей по специальному запросу (например, на основе об истории путешествий, экспозиции и т. д.). Посев и идентификация кишечных патогенов экономически эффективны, но для постановки диагноза может потребоваться несколько дней. Культура имеет некоторые ограничения и особенно трудно отличить непатогенные штаммы E. от патогенных.коли . Недавние рекомендации предполагают, что из-за разнообразия серотипов и сложности различения патогенных форм от нормальной флоры лаборатории должны выявлять энтеротоксигенную E. coli с помощью иммуноанализов, выявляющих токсин, помимо посева [2].

Клиническая ценность тестирования

Бактериальный гастроэнтерит обычно проходит самостоятельно, но в некоторых случаях требуется лечение, а неправильное лечение может привести к затяжному течению. Идентификация этиологического агента позволяет проводить более эффективное целенаправленное лечение, которое может снизить общие медицинские расходы, и полезно для дифференциации бактериального гастроэнтерита от других заболеваний, таких как синдромы мальабсорбции, воспалительные заболевания кишечника, аппендицит, болезнь Крона, дивертикулит и другие энтеропатии, которые может проявляться сходными симптомами.Поскольку бактериальный гастроэнтерит может затрагивать группы людей и общий источник пищи, окончательная идентификация этиологического агента может быть полезной для проведения эпидемиологического расследования и тестирования потенциально зараженных пищевых продуктов в лабораториях общественного здравоохранения. Текущие тесты на бактериальные желудочно-кишечные патогены, основанные на посевах кала, обычно требуют времени на выполнение в течение нескольких дней и могут давать плохие результаты, особенно если пациент получал терапию антибиотиками. Молекулярные тесты, особенно мультиплексные панели, обеспечивают точную диагностику, по крайней мере, наиболее распространенных причин бактериальной диареи из одного образца за один день.

Доступные анализы

Анализ ProGastro ® SSCS ® (Hologic Gen-Probe, Сан-Диего, Калифорния) — это одобренный FDA США мультиплексный ПЦР-тест в реальном времени для пяти распространенных бактериальных желудочно-кишечных патогенов. Тест обнаруживает нуклеиновые кислоты Salmonella , Shigella , Campylobacter (только C. jejuni и C. coli ) и гены шига-токсина 1 (stx1) и шига-токсина 2 (stx2). Тест включает внутренний контроль и проводится на приборе SmartCycler II (Cepheid, Sunnyvale, CA) для ПЦР в реальном времени с получением результатов через 4 часа.

Панель xTAG ® Gastrointestinal Pathogen Panel (xTAG ® GPP, Luminex Corporation, Остин, Техас) — это еще один качественный мультиплексный тест, одобренный FDA США, который одновременно обнаруживает и идентифицирует некоторые вирусные и паразитарные желудочно-кишечные патогены в дополнение к основные бактериальные патогены в одном образце. К бактериальным патогенам и токсинам, которые можно обнаружить с помощью панели, относятся Salmonella , Shigella , Campylobacter , энтеротоксигенные E.coli , шига-подобный токсин, и токсигенный Clostridium difficile . Анализ также выявляет ротавирус А, норовирус GI/GII, Giardia и Cryptosporidium . Результаты интерпретируются как предполагаемые и должны быть подтверждены тестами, одобренными FDA США, или другими приемлемыми методами. Панель с маркировкой CE, доступная в Канаде и Европе, обнаруживает Yersinia enterocolitica , Vibrio cholera , аденовирус 40/41 и Entamoeba histolytica в дополнение к тем, которые доступны в панели, одобренной FDA США.

Панель BioFire FilmArray™ (bioMerieux, Durham, NC) для исследования желудочно-кишечного тракта одобрена FDA США и выявляет 23 бактериальных, вирусных и протозойных патогена, в том числе некоторые из них, не представленные на других панелях. Аналиты на панели включают Aeromonas , Campylobacter , CAMPYLOBACTIM , CLOSTTRIDIUM Difficile (Toxin A / B), Plesiomonas Shigelloides , Salmonella , Yersinia Enterocolitica , Vibrio , Vibrio Cholera , Enteroagregrecative E .COLI , энтеропатогенные E.coli , энтеротоксигенные E.coli , Shiga-подобный токсин-производство E.coli , E.coli O157, Shigella / EnteroInvasive E. COLI , ADENOVIRUS F 40 /41, астровирус, норовирус GI/GII, ротавирус A, саповирус, Cryptosporidium , Cyclospora cayetanensis , Entamoeba histolytica и Giardia lamblia , а также внутренний контроль для обеспечения успешного выполнения всех процессов.Образец стула, собранный в транспортной среде Кэри Блэра, инокулируется в реакционный пакет, содержащий все реагенты, необходимые для всей реакции. Отдельная экстракция нуклеиновых кислот не требуется. Пакет помещают в прибор FilmArray, извлекают и очищают нуклеиновые кислоты, после чего проводят вложенную мультиплексную ПЦР. ПЦР первой стадии представляет собой единую, сильно мультиплексную реакцию, а реакции ПЦР второй стадии обнаруживают продукты ПЦР первой стадии. Анализ кривой плавления в конечной точке используется для идентификации образующихся продуктов.Прибор тестирует по одному образцу за раз, время практических занятий составляет примерно 2 минуты, а результаты доступны примерно через 1 час.

Diatherix Laboratories, независимая сертифицированная CLIA клиническая справочная лаборатория, расположенная в Институте биотехнологии Hudson-Alpha в Хантсвилле, штат Алабама, предлагает тестирование на желудочно-кишечные патогены с использованием запатентованной технологии, называемой мультиплексной полимеразной цепной реакцией с обогащением мишеней (Tem-PCR). Бактериальные патогены, включенные в панель, включают Clostridium Difficile , Clostridium Difficile , Clostridium Difficile Toxin B Ген, Campylobacter Jejuni , Escherichia Coli штамм 0157, Listeria Monocytogenes , Salmonella Enterica , Staphylococcus aureus , Vibrio холера и Vibrio parahaemolyticus .

Ожидается, что молекулярные тесты будут играть все более важную роль в диагностике желудочно-кишечных заболеваний. Из-за сложности желудочно-кишечных патогенов и появления вариантов этих патогенов будущие клинические молекулярные тесты, вероятно, будут включать новые подходы, такие как микрочипы на основе шариков, микрожидкостные системы и другие методы, которые одновременно воздействуют на гораздо большее количество патогенов, чем позволяют существующие методы.

Интерпретация результатов

Интерпретация положительных результатов обычно не вызывает проблем.Поскольку частота бессимптомного носительства чрезвычайно низка, обнаружение специфических бактериальных патогенов в стуле при отсутствии других кишечных патогенов можно считать диагностическим.

Лабораторные проблемы

Бактериальная культура все еще может быть необходима в случаях, когда требуется определение чувствительности к антибиотикам. Антимикробная терапия показана в некоторых случаях желудочно-кишечных заболеваний, вызванных Salmonella , Shigella , Aeromonas , Yersinia , Vibrio и некоторыми другими, но не Seudomonas .aureus или токсигенная E. coli [3]. Из-за возрастающей резистентности и вариабельности штаммов рекомендуется проводить тестирование на чувствительность для определения терапии.

Справочные материалы можно приобрести у нескольких поставщиков. Можно использовать ранее охарактеризованные положительные образцы стула или отрицательные образцы, содержащие хорошо охарактеризованные микроорганизмы, обнаруженные в клинической лаборатории. Сухие геномные нуклеиновые кислоты доступны для некоторых аналитов из Американской коллекции типовых культур (ATCC) (43504D, Manassas, VA) или ресурсов BEI (Manassas, VA), которыми управляет ATCC.Набор для проверки NATtrol™ (ZeptoMetrix Corp, Буффало, штат Нью-Йорк) содержит все аналиты панели BioFire GI.

Программы проверки квалификации, совместимые с молекулярными методами и охватывающие большинство аналитов на панелях патогенов желудочно-кишечного тракта, доступны в нескольких организациях. Комбинация программ может потребоваться для полного размещения целых панелей тестирования. Колледж американских патологоанатомов (Нортфилд, Иллинойс) предлагает обследование желудочно-кишечного тракта для молекулярно-мультиплексного тестирования (GIP), которое включает Campylobacter , Clostridium difficile токсин AB, Cryptosporidium , энтеротоксигенный E.coli , Giardia , норовирус GI/GII, ротавирус A, Salmonella , шига-подобный токсин, продуцирующий E. coli SXT-1 и SXT-2, и Shigella . Государственная лаборатория гигиены штата Висконсин (Мэдисон, Висконсин) предлагает комплексное (MC) бактериологическое исследование, которое включает токсин или антиген C. difficile , а также идентификацию кишечных патогенов. Отдельные исследования включают C. difficile (CD), шигатоксин (SHG) и кишечные патогены (NP), включая Aeromonas , Campylobacter , E.coli O157:H7, Plesiomonas , Salmonella , Shigella , Vibrio и Yersinia . Американский институт квалификации (Траверс-Сити, Мичиган) предлагает несколько доступных программ, которые включают Campylobacter , токсигенные Clostridium difficile , ротавирусы, Giardia и Cryptosporidium в дополнение к бактериологическим и вирусологическим программам.

По мере того, как молекулярные тесты становятся все более широко используемыми, необходимо будет внести изменения для сообщения о положительных результатах в отделы здравоохранения.Большинство департаментов общественного здравоохранения штата требуют уведомления, когда подозреваются или идентифицируются определенные инфекционные агенты, в том числе многие желудочно-кишечные патогены. Эта отчетность позволяет отделам общественного здравоохранения расследовать вспышки и проводить эпиднадзор для оценки изменений и тенденций в частоте возникновения заболеваний. Для некоторых желудочно-кишечных бактерий, таких как Salmonella и шига-токсин-продуцирующая E. coli , отделы здравоохранения обычно требуют представления культуры организма для окончательной идентификации, типирования исследований и т. д.которые помогают определить общие источники пищевого происхождения. Эта политика должна быть изменена, если молекулярное тестирование на бактериальные желудочно-кишечные патогены станет широко использоваться в клинических лабораториях.

Clostridium difficile
Описание возбудителя

Clostridium difficile представляет собой спорообразующую грамположительную анаэробную палочку, которую некоторые люди переносят как компонент нормальной микробиоты кишечника. Патогенные штаммы продуцируют токсин А и/или токсин В, которые повреждают слизистую оболочку кишечника.Токсигенный C. difficile связан почти со всеми случаями антибиотикозависимого колита и 15–20 % антибиотикоассоциированной диареи [4, 5].

Инфекция C. difficile (CDI) стала бичом больниц во всем мире и, по оценкам, составляет от 1 до 3,2 млрд долларов США в год расходов на здравоохранение в США [6, 7]. В то время как пожилой возраст и продолжительность госпитализации напрямую связаны с повышенным риском ИКД, воздействие антибиотиков остается наиболее значительным модифицируемым фактором риска [8].Считается, что воздействие антибиотиков и последующая потеря эндогенной кишечной микробиоты создают благоприятную среду для роста C. difficile . В то время как сообщения о колонизации C. difficile как у здоровых детей, так и у взрослых предполагают возможность эндогенного источника инфекции [9, 10], эпидемиологические исследования установили значение микроорганизма как трансмиссивного нозокомиального патогена [8, 11].

Заболевание вызывается продукцией токсинов А и В, которые кодируются генами tcdA и tcdB соответственно.Не все штаммы несут эти гены, и демонстрация способности продуцировать токсин является важным критерием для диагностики ИКД. Недавние исследования подчеркивают важность токсина B по сравнению с токсином A в патогенезе заболевания [12], и большинство клинических анализов сосредоточено на обнаружении последовательностей генов tcdB . Предполагается, что два регуляторных гена, tcdC и tcdD , отрицательно влияют на экспрессию tcdA и tcdB , и вместе с генами токсина являются частью хромосомно кодируемой области, известной как локус патогенности (PaLoc). 8].

С 2001 г. несколько больниц США и Канады сообщали о вспышках ИКД, связанных с усилением тяжести заболевания [13, 14]. Эпидемиологические исследования показали, что высокий процент случаев был вызван штаммом, обозначенным как BI/NAP1/027, названным по результатам типирования для рестрикционного эндонуклеазного анализа (REA), гель-электрофореза в пульсирующем поле (PFGE) и ПЦР-риботипирования соответственно. . Штамм BI/NAP1/027 несет делеции длиной 18 п.н. и 1 п.н. (нуклеотид 117) в гене tcdC , и предполагается, что эти делеции приводят к образованию аномального белка tcdC с потерей регуляторной функции. [13].Возникающая в результате потеря негативной регуляции может привести к увеличению образования токсинов и большей вирулентности [13]. Подтверждением этой теории является наблюдение, что изоляты штамма BI/NAP1/027 продуцируют повышенное количество токсинов А и В in vitro [15]. Дополнительный токсин, известный как бинарный токсин CDT, присутствует в штамме BI/NAP1/027, а также в 6 % изолятов C. difficile и кодируется двумя хромосомными генами, cdtA и cdtB , расположенными снаружи. PaLoc [13].Хотя продукция бинарного токсина связана с более вирулентным штаммом BI/NAP1/027, его роль в патогенезе недостаточно установлена ​​[8, 16].

Клиническая ценность тестирования

Быстрая и точная диагностика ИКД имеет решающее значение не только для своевременного лечения отдельных пациентов, но и для предотвращения распространения внутрибольничного заболевания. Разнообразие доступных тестов делает возможным ряд диагностических алгоритмов. Ни одна из этих стратегий тестирования на сегодняшний день не работает оптимально, что побудило ряд исследователей предложить использование высокочувствительных и специфичных анализов на основе ПЦР.В нескольких исследованиях оценивались последствия внедрения тестирования нуклеиновых кислот. Изученные алгоритмы включают ПЦР-анализы в качестве подтверждающих тестов положительных образцов глутаматдегидрогеназы (ГДГ), рефлекторных тестов для положительных образцов ГДГ, отрицательных образцов токсин-ферментного иммуноанализа (ИФА) и отдельных анализов для прямого тестирования образцов стула. Сравнение этих алгоритмов тестирования с алгоритмами, использующими только токсин-ИФА, ГДГ с последующим токсин-ИФА и ГДГ/токсин-ИФА с последующим тестированием нейтрализации цитотоксина клеточной культуры (CCCN) отрицательных образцов на токсин-ИФА, указывает на четкий компромисс между чувствительность и стоимость [17].Стоимость одного теста для всех стратегий с использованием анализов на основе ПЦР была значительно выше, чем у самого дорогого алгоритма тестирования без ПЦР (35,22 долл. США против 24,41 долл. США соответственно) [17]. Тем не менее, стратегии, использующие ПЦР для подтверждения GDH-положительных образцов или в качестве рефлекторного теста для GDH-положительных, токсин-ИФА-отрицательных образцов, выявили дополнительные 89 токсигенных C. difficile образцов в течение 1 года, которые были пропущены алгоритмами с использованием традиционных алгоритмов. методы испытаний [17]. Кроме того, автономное прямое ПЦР-тестирование образцов стула выявило еще 138 положительных образцов, пропущенных даже самым чувствительным алгоритмом тестирования, не основанным на ПЦР.Важно отметить, что все диагностические стратегии с использованием ПЦР дали результаты для большинства образцов (> 83,7 %) менее чем за 1 час и менее чем за 5 часов для остальных [17]. Такое быстрое время выполнения контрастирует с алгоритмами, использующими CCCN в качестве рефлекторного теста для GDH-положительных, токсин-отрицательных ИФА образцов, для чего требовалось до 48 часов для 12,3% протестированных образцов [17].

Оптимальная стратегия тестирования уравновешивает количество выявленных случаев ИКД с общими затратами и временем выполнения работ. Хотя дополнительные затраты на алгоритмы, использующие ПЦР, значительны, использование этих анализов, вероятно, позволит более раннее выявление заболевания.В свою очередь, более раннее выявление заболевания могло бы предотвратить распространение внутрибольничной инфекции и снизить общее число случаев ИКД. Кроме того, быстрое выявление позволяет своевременно начать лечение и, возможно, сократить пребывание в больнице. Таким образом, при оценке общих затрат необходимо учитывать как расходы, связанные непосредственно с тестированием, так и экономию средств, полученную в результате снижения частоты внутрибольничных заболеваний и сокращения времени госпитализации.

В попытке определить, как различные диагностические алгоритмы могут повлиять на методы изоляции пациентов с подозрением на ИКД, Tenover et al.применили результаты нескольких исследований к теоретической модели 1000 пациентов с 10% распространенностью заболевания [16]. Результаты подтверждают низкую эффективность стратегий, основанных исключительно на тестировании ГДГ/токсин-ИФА, поскольку количество пациентов, помещенных в изоляцию с истинной ИКД, почти соответствует количеству пациентов без заболевания [16]. Кроме того, 45 пациентов с ИКД не идентифицированы и, следовательно, не помещены в надлежащую изоляцию для инфекционного контроля [16]. Алгоритмы, которые отражают токсигенный посев или CCCN после тестирования на ГДГ/токсин-ИФА, выявляют больше случаев ИКД, но по-прежнему дают большое количество ложноположительных результатов (55 пациентов).Использование токсигенной культуры в качестве рефлекторного теста дало значения чувствительности и специфичности, статистически эквивалентные рефлекторному тестированию на основе ПЦР; однако продолжительность времени, необходимого для получения окончательных результатов, вероятно, приведет к чрезмерным затратам. Использование методов ПЦР в качестве самостоятельных тестов выявило наибольшее количество случаев ИКД (95 %) и привело к ненужной изоляции только 36 пациентов [16]. Хотя эти результаты еще раз подтверждают превосходную диагностическую эффективность тестирования нуклеиновых кислот как в качестве рефлекторного теста для GDH-положительных, токсин-ИФА-отрицательных образцов, так и в качестве самостоятельного метода, авторы исследования рекомендуют дополнительные исследования для изучения экономической эффективности эти стратегии [16].

Потенциальная проблема с диагностическими алгоритмами, использующими GDH в качестве скринингового теста, подчеркивается в отчете Larson et al., который идентифицировал четыре (1,9%) из 211 GDH-отрицательных образцов с геном tcdB с помощью прямого ПЦР-тестирования [17]. Эти четыре очевидно ложноотрицательных образца также были отрицательными с помощью CCCN, но подтверждены как содержащие токсигенные C. difficile токсигенными культурами. Результаты согласуются с исследованиями, демонстрирующими более низкую чувствительность и отрицательные прогностические значения для алгоритма, сочетающего GDH и ПЦР, по сравнению с использованием только ПЦР [18].

Несмотря на то, что методы типирования не способствуют непосредственному оказанию помощи пациентам, они позволили получить важные сведения об эпидемиологии ИКД. В дополнение к помощи в определении источника инфекции, резервуара и пути передачи методы типирования позволяют исследователям сопоставлять аномально тяжелое клиническое поведение с предполагаемыми факторами вирулентности. Используются как фенотипические, так и генотипические методы; однако фенотипические методы, как правило, менее воспроизводимы, и некоторые штаммы не могут быть фенотипированы [19].

Доступные тесты

Оптимальные средства диагностики ИКД все еще находятся в стадии разработки, и текущие рекомендации, выдвинутые несколькими профессиональными организациями, противоречат друг другу [8, 20]. В прошлом CCCN считалась золотым стандартом из-за способности непосредственно определять присутствие токсина B. Однако неспособность CCCN выявить большое количество случаев ИКД хорошо задокументирована, а клиническая полезность еще больше снижается из-за длительное время выполнения работ (24–48 ч) [17, 21].Бактериальная культура с последующим чувствительным и специфичным анализом токсинов, проводимым на выделенном организме (токсигенная культура), заменила CCCN в качестве эталонного метода во многих исследованиях [8, 20, 22]. Токсигенная культура продемонстрировала более высокую чувствительность по сравнению с CCCN, но поскольку продукция токсина оценивается только после выращивания организма in vitro, клиническое значение неясно [20]. К сожалению, как и в случае с CCCN, токсигенная культура требует значительных технических знаний и занимает в среднем 3–7 дней [23].

ИФА для обнаружения токсинов А и В (токсин-ИФА) являются быстрой и простой в использовании альтернативой культуральному тестированию и в настоящее время являются наиболее часто используемыми тестами в США [8, 21]. Однако недавние исследования, сравнивающие их эффективность с токсигенной культурой, указывают на чувствительность в диапазоне от 32  до  67 % [24, 25], что препятствует их использованию в качестве надежного скринингового или автономного теста [8, 20]. Имеются тесты ИФА для обнаружения ГДГ, конститутивно экспрессируемого фермента, продуцируемого почти всеми C.difficile , а также некоторые не относящиеся к C. difficile Clostridium sp. [16, 26]. Эти GDH EIA демонстрируют чувствительность более 90 %, и диагностические алгоритмы часто используют эти анализы в качестве начальных скрининговых тестов [26]. Однако GDH EIA выявляет как токсигенные, так и нетоксигенные штаммы, и GDH-положительные образцы должны быть подтверждены анализом, демонстрирующим выработку токсина. Варианты подтверждения включают токсигенную культуру, CCCN и токсин-ИФА. Однако из-за низкой чувствительности CCCN и токсин-ИФА ряд случаев, вероятно, будет пропущен.

Молекулярные тесты появились как дополнительные возможности как для подтверждающих, так и для автономных тестов. Эти методы, как правило, демонстрируют превосходную чувствительность и специфичность, и большинство анализов способны давать результаты через 1–3 часа [16]. Несколько тестов одобрены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), и в ближайшем будущем, скорее всего, в продажу поступят дополнительные анализы. В настоящее время все анализы, одобренные FDA США, являются качественными, хотя количественное тестирование технически возможно с помощью ПЦР в реальном времени.Большинство анализов, одобренных FDA США, основаны на ПЦР в реальном времени. Однако также используются другие новые методы, такие как геликазозависимая амплификация (HDA) и петлевая изотермическая амплификация (LAMP). Кроме того, большинство коммерчески доступных ПЦР в реальном времени нацелены исключительно на ген tcdB . Одобренные FDA США мультиплексные ПЦР-анализы нацелены на tcdB , а также на вариабельные последовательности tcdA , tcdC и cdt и делецию одной пары оснований в нуклеотиде 117 в гене /NAP 1 tcdC . /В1 штамм.Первоначальные исследования, оценивающие эти тесты, одобренные FDA США, являются многообещающими; однако в обновлении 2010 г. Общества медицинской эпидемиологии Америки и Американского общества инфекционных заболеваний говорится о необходимости дальнейших исследований, прежде чем рекомендовать молекулярные анализы для рутинного тестирования [8]. Наконец, скрининг ИКД также может быть выполнен с использованием одобренной FDA США панели xTAG ® Gastrointestinal Pathogen Panel (Luminex Corporation), мультиплексного теста, который одновременно выявляет 11 желудочно-кишечных патогенов, включая C.difficile и других основных бактериальных, вирусных и паразитарных патогенов. В настоящее время отсутствуют опубликованные отчеты, оценивающие одобренную FDA США версию этого анализа.

Как указано выше, большинство анализов ПЦР в реальном времени нацелены на tcdB ; однако интерес к обнаружению гипервирулентного штамма BI/NAP1/027 стимулировал разработку анализов, оценивающих tcdC [12]. Некоторые исследователи утверждают, что tcdC может быть использован в качестве суррогатной цели для tcdA и tcdB , и превосходная корреляция между присутствием tcdC и tcdA и/или tcdA и/или tcdB Авторы также сообщают о возможности обнаружения делеций в tcdC , включая делецию 18 п.н., связанную со штаммом BI/NAP1/027. Тем не менее, анализ не смог отличить делецию 18 пар оснований (п.н.) от делеции tcdC размером 39 п.н., которая в настоящее время не связана с эпидемическим штаммом, и поэтому его нельзя использовать для надежного обнаружения присутствия BI/NAP1. /027 [25].

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило анализы с использованием методов амплификации без ПЦР, таких как LAMP и HDA.Анализы LAMP изотермически амплифицируют ДНК-мишень и определяют успешную амплификацию, обнаруживая увеличение мутности из-за накопления побочного продукта реакции. Анализы HDA также изотермически амплифицируют и используют ферменты геликазы для разделения цепей ДНК, а не термическую денатурацию [27]. Эти анализы привлекательны для лабораторий, которые не могут приобретать дорогостоящие термоциклеры или системы обнаружения. Как и методы ПЦР в реальном времени, анализы на основе LAMP и HDA являются быстрыми и демонстрируют превосходную чувствительность и специфичность [27, 28, 29].Анализ illumi гена C. difficile одобрен FDA США для тестирования детей с симптомами в возрасте 1–2 лет. Другие тесты для обнаружения нуклеиновых кислот, одобренные FDA США, не получили разрешения для этой возрастной группы. Поскольку бессимптомная колонизация детей в возрасте до двух лет хорошо задокументирована [9], тестирование этой возрастной группы является спорным.

Наконец, методы генетического типирования для эпидемиологического анализа можно разделить на методы с использованием РЭА, ПЦР или прямого секвенирования [19].Эти методы требуют извлечения ДНК из одного клона, и, следовательно, культуру следует получать, когда есть опасения либо о вспышке, либо о особо вирулентном токсигенном штамме [19]. Методы генетического типирования позволяют различать и характеризовать широкий спектр эпидемических и неэпидемических штаммов C. difficile ; однако в настоящее время наблюдается повышенный интерес к эпидемиологии штамма BI/NAP1/027. Два мультиплексных ПЦР-анализа, которые обнаруживают одну делецию п.н. в нуклеотиде 117 в гене tcdC , связанном с этим гипервирулентным штаммом, недавно были одобрены FDA США.В обоих случаях обнаружение штамма BI/NAP1/027 одобрено FDA США только для эпидемиологических исследований.

Интерпретация

Положительный результат ПЦР в реальном времени обычно является диагностическим признаком токсигенного C. difficile у пациента с типичными признаками и симптомами ИКД. Хотя возможно, что пациент может быть колонизирован токсигенным C. difficile и страдать диареей, вызванной другой этиологией, такая ситуация, вероятно, будет редкой [16].

ПЦР может обнаруживать токсигенные C.difficile , даже несмотря на то, что культура сообщает о нетоксигенности C. difficile или об отрицательном росте. Многие из этих случаев являются положительными с помощью GDH EIA, токсина-EIA или CCCN и, таким образом, считаются истинно положительными. Культура может не обнаружить рост из-за значительных временных задержек между сбором образца и тестированием, одновременного лечения антибиотиками во время сбора или лабораторных проблем, как описано ниже [18].

Положительные прогностические значения для ПЦР в реальном времени могут составлять всего 84 % и демонстрировать, что не все положительные результаты указывают на ИКД [18].Исследования, сообщающие о появлении изолированных положительных результатов ПЦР, также предполагают, что анализы на основе ПЦР могут быть слишком чувствительными. Для повышения точности диагностики необходимы дополнительные исследования, сопоставляющие клинические исходы пациентов с отрицательными результатами обычных методов, но положительными с помощью ПЦР.

Наличие положительного результата ПЦР у бессимптомного пациента указывает на колонизацию токсигенными C. difficile и хорошо задокументировано [10]. По этой причине тестирование бессимптомных больных, кроме как в эпидемиологических целях, не рекомендуется [9].

Отрицательные результаты ПЦР обычно указывают на отсутствие ИКД, о чем свидетельствуют высокие отрицательные прогностические значения для этих анализов. Рекомендации, сделанные Европейским обществом клинической микробиологии и инфекционных заболеваний, гласят, что один отрицательный результат ПЦР-анализа tcdB , GDH EIA или токсин-ИФА может быть использован для исключения присутствия токсигенного C. difficile [1]. 20]. В то время как отрицательные результаты ПЦР могут быть получены в образцах, дающих положительный результат с помощью обычных методов обнаружения, это редкое явление и может быть связано с одной из причин, обсуждаемых ниже.

Лабораторные проблемы

Чувствительность ПЦР в реальном времени может составлять всего 77,3 %, и предполагается, что отрицательные результаты могут возникать по ряду причин [22]. Образцы, отрицательные по ПЦР, но положительные по токсигенным изолятам, могут содержать вещества, ингибирующие ПЦР-амплификацию. Выявлению ингибиторов ПЦР способствует включение внутренних контролей во все тесты ПЦР в реальном времени, одобренные FDA США. Другие исследователи предполагают, что отрицательные результаты ПЦР-тестов могут быть связаны с ошибкой отбора образцов кала, известной гетерогенной тестовой среды, когда присутствует небольшое количество микроорганизмов [18, 30].

Обеспокоенность клинической значимостью ПЦР связана с тем, что ПЦР просто определяет наличие гена, а не оценивает экспрессию гена. Хотя теоретически возможно с помощью ПЦР обнаружить C. difficile , несущих tcdB , которые не экспрессируются, тестирование только несформированных образцов кала от пациентов с клиническим подозрением на ИКД может помочь избежать этой проблемы [16]. До сих пор ни одно опубликованное исследование не оценивало этот момент напрямую.

Считается, что ПЦР в реальном времени, нацеленный на tcdB , всесторонне выявляет все современные штаммы токсигенного C.difficile как tcdB негативных штаммов или штаммов со значительными делециями в tcdB в природе не существует [12, 31]. Изменчивость последовательности штамма к штамму tcdB , приводящая к плохому связыванию праймеров, иногда упоминается как проблема, связанная со способностью ПЦР-анализа токсина B чувствительно обнаруживать широкий спектр штаммов C. difficile . Несмотря на то, что сообщается о значительной изменчивости последовательности в гене tcdB [31], наиболее целевые в настоящее время последовательности tcdB , по-видимому, консервативны в диапазоне типов штаммов [16].Поэтому ожидается, что влияние вариации последовательности tcdB на чувствительность ПЦР-анализа токсина В будет минимальным [16].

Также вызывает озабоченность потенциальная эволюция нового токсигенного штамма C. difficile с измененной последовательностью tcdB в результате генетического дрейфа. Хотя большинство токсигенных штаммов C. difficile содержат интактный ген tcdB , в случае рецидивирующей ИКД сообщается об обнаружении штамма, дефицитного по крайней мере по части гена tcdB [32, 33].Хотя сообщение о клинически значимом штамме с дефицитом tcdB подчеркивает необходимость проявлять бдительность в отношении развития tcdB -отрицательных, tcdA-положительных штаммов , влияющих на клиническую эффективность ПЦР-анализа токсина B, появление таких вариантных штаммов в настоящее время встречается редко [22, 33]. Мультиплексные ПЦР в реальном времени с возможностью одновременного обнаружения нескольких различных последовательностей-мишеней (например, tcdA и tcdB , cdtA , cdtB и tcdC ) могут снизить вероятность неудачного обнаружения из-за несовпадения последовательностей праймеров [23].

Распознавание клинически значимых штаммов, отрицательных по токсину А и положительных по токсину В, также упоминается как проблема способности анализов LAMP всесторонне выявлять все случаи ИКД. Хотя в настоящее время распознаются четыре токсина А-отрицательных и токсин В-положительных штамма, только один штамм, токсинотип VIII, связан со значительным числом случаев ИКД [34]. Ген tcdA токсинотипа VIII содержит как делецию 1,8 т.п.н., так и нонсенс-мутацию, приводящую к укороченному белку токсина А [31, 34].Несмотря на модифицированную последовательность гена токсина А токсинотипа VIII, недавнее исследование показало, что были обнаружены три штамма токсинотипа VIII, протестированные в анализе illumi гена C. difficile [35]. В нескольких исследованиях сообщается о образцах, положительных по ПЦР, но отрицательных при токсигенной культуре.

Хотя токсигенная культура является более чувствительным эталонным методом, чем CCCN, задокументированы случаи неудачного обнаружения [18]. Причины неудачного обнаружения могут быть клиническими, как указано выше, но также могут включать факторы, связанные с лабораторной обработкой образцов.На результаты токсигенного культивирования C. difficile могут отрицательно повлиять длительные задержки между сбором и тестированием образцов, невозможность обогащения спорами или потеря жизнеспособности спор во время процесса обогащения спор, затрагивающего только определенные штаммы [18, 22]. ]. Кроме того, предполагается, что культура иногда не может обнаружить токсигенные штаммы в результате избыточного роста нетоксигенного штамма, поскольку исследования сообщают о наличии нескольких типов штаммов в образцах пациентов [22, 36].

Проверочная панель C. difficile , которая включает риботип 027 и C. sordellii в качестве отрицательного контроля, имеется в продаже (ZeptoMetrix Corp, Buffalo, NY). Панель из 8 штаммов C. difficile , каждый из которых имеет свой токсинотип, а также лиофилизированные, хорошо охарактеризованные штаммы C. difficile и геномную ДНК этих штаммов можно получить в ATCC (Манассас, Вирджиния). Контроль ACCURUN 501 C. difficile (SeraCare Life Sciences, Gaithersburg, MD) содержит инактивированные микроорганизмы в синтетической матрице стула человека.Контрольный набор содержит гипервирулентных штамма C. difficile NAP1/027/B1, два токсигенных штамма C. difficile и штамма C. sordelli в качестве отрицательного контроля. Образцы для проверки квалификации для молекулярных тестов C. difficile можно получить в Колледже американских патологов, Гигиенической лаборатории штата Висконсин и Американском институте квалификации.

Tropheryma whipplei
Описание возбудителя

Этиологическим агентом болезни Уиппла является Tropheryma whipplei , бактерия, присутствующая в окружающей среде, сточных водах, человеческом стуле и слюне, но полное экологическое распространение которой еще предстоит охарактеризовать. [37, 38].В соответствии с этими выводами был предложен фекально-оральный путь передачи [38]. Также существуют доказательства способности этих организмов бессимптомно колонизировать верхние отделы желудочно-кишечного тракта, поскольку ПЦР идентифицировала ДНК T. whipplei в слюне и желудочном соке у 35% и 11,4% людей, соответственно, без признаков болезни Уиппла. 39, 40].

Болезнь Уиппла, однако, встречается редко, и было описано всего около 1000 случаев [38].Его патогенез плохо изучен, и хотя были предложены генетические факторы риска, ни один из них не был подтвержден [38]. Наиболее частые проявления заболевания включают симптомы, связанные с мальабсорбцией, такие как диарея и потеря веса, хотя типична длительная история неспецифических жалоб, часто включая артралгии [38, 40]. Эти неопределенные и хронические симптомы могут длиться в среднем 6 лет, прежде чем появятся клинические признаки, более характерные для заболевания [38]. Атипичные случаи без классических желудочно-кишечных симптомов и вовлечение сердечно-сосудистой системы и центральной нервной системы (ЦНС), а также других органов могут возникать у 15% пострадавших [38].Длительный период времени до появления типичных симптомов в дополнение к высокому проценту необычных проявлений часто приводит к задержке лечения. Ранняя диагностика и назначение антибиотиков имеют решающее значение для предотвращения долговременной заболеваемости, поэтому необходимы усовершенствованные методы обнаружения.

Клиническая ценность тестирования

Диагноз болезни Уиппла в первую очередь ставится на основании гистологического исследования биоптатов тканей; однако с 1990-х годов ПЦР играет все более важную роль в диагностике.Недавно в качестве диагностических средств были разработаны культуральные и серологические методы; однако их доступность ограничена [37, 38]. В прошлом электронная микроскопия (ЭМ) обычно использовалась для демонстрации характерной трехслойной клеточной стенки бактерий; однако его использование снижается [41].

Оптимальное использование ПЦР для установления диагноза болезни Уиппла обсуждается. В некоторых отчетах рекомендуется ПЦР-тестирование параллельно с получением биопсии, ссылаясь на отсутствие оптимальной специфичности гистологии и ПЦР при их использовании по отдельности [38].Другие выступают за использование ПЦР только тогда, когда биопсия не указывает на заболевание, хотя это не подтверждается низким уровнем положительных результатов ПЦР в гистологически отрицательных биоптатах двенадцатиперстной кишки [42].

Биопсия кишечника пациентов без желудочно-кишечных симптомов может быть отрицательной при ПЦР, и, таким образом, клинические симптомы в атипичных случаях должны определять выбор образцов для ПЦР-анализа [42]. В дополнение к биопсии двенадцатиперстной кишки ПЦР-тестирование оказалось полезным при проведении ряда различных типов образцов, включая лимфатические узлы, сердечные клапаны, синовиальную жидкость, спинномозговую жидкость (ЦСЖ) и стекловидное тело [37].Методы ПЦР дали положительный результат на спинномозговую жидкость у нескольких пациентов без симптомов со стороны ЦНС, что может указывать на потребность в антибиотиках с хорошим проникновением в ЦНС [41]. В то время как слюна, фекалии и кровь могут быть положительными у пациентов с болезнью Уиппла, более высокая частота фоновых положительных результатов делает сомнительной полезность тестирования этих образцов [37, 43, 44].

В настоящее время нет биологических маркеров или тестов для определения необходимой продолжительности лечения болезни Уиппла [38]. Тем не менее, мониторинг ответа на лечение с помощью ПЦР, по-видимому, полезен для прогнозирования исхода [41, 44].Положительный результат ПЦР после лечения коррелировал с более высокой вероятностью рецидива; однако положительное прогностическое значение составило только 58 % [45]. Аналогичным образом, в то время как отрицательные результаты ПЦР после лечения были связаны с ремиссией, у значительного числа пациентов без обнаруживаемой ДНК T. whipplei в биопсии кишечника развился рецидив заболевания [46].

Молекулярные методы генетического субтипирования T. whipplei ограничены условиями исследования, поскольку в настоящее время не установлено корреляции между подтипом и географическим положением или конкретными клиническими проявлениями [44].

Доступные анализы

Биопсия двенадцатиперстной кишки, демонстрирующая расширение собственной пластинки макрофагами, заполненными периодической кислотой Шиффа (PAS)-позитивными бактериальными фрагментами, является классическим гистологическим признаком болезни Уиппла и наблюдается у большинства пациентов с болезнью Уиппла [40]. ]. Будучи относительно специфичными при выявлении у пациента с типичной симптоматикой Уиппла, разнообразные симптомы этого возбудителя требуют рассмотрения других инфекционных заболеваний, таких как комплекс Mycobacterium avium и Rhodococcus equi , а также неинфекционных заболеваний, все из которых могут имеют перекрывающиеся гистологические проявления [41, 44].Биопсии, полученные из других анатомических участков, демонстрирующие макрофаги, заполненные PAS-позитивным материалом, еще менее специфичны и должны интерпретироваться с осторожностью [37, 40, 44]. Недавно была разработана иммуногистохимия для T. whipplei , выполненная на тканях, залитых парафином, и она значительно улучшила как чувствительность, так и специфичность гистологической диагностики [38]. Наконец, биопсия кишечника может быть неинформативной из-за очагового характера заболевания и возможности локализации диагностического материала глубоко в подслизистой оболочке и обычно не оценивается при поверхностной биопсии слизистой оболочки [41, 44].

Существование заболеваний с перекрывающимися гистологическими данными и возможность пропуска заболевания при биопсии подтверждает диагностическую роль методов на основе ПЦР. Хотя сообщения о чувствительности ограничены, в нескольких исследованиях задокументирована положительная реакция ПЦР почти во всех случаях гистологически подтвержденного заболевания [42, 45]. Обнаружение ДНК T. whipplei в отрицательных биоптатах кишечника с помощью тестов на основе ПЦР подчеркивает диагностическую чувствительность и полезность молекулярных методов [42, 44].

Молекулярное обнаружение T. whipplei в основном проводится с использованием методов ПЦР, включая обычную [45], гнездовую [39], полугнездовую [47] и ПЦР в реальном времени [48, 49, 50]. Обычно используются праймеры, нацеленные на 16S рДНК, межгенный спейсер 16S-23S рДНК, 23S рДНК и последовательности rpo B [44]. Чувствительность и специфичность анализа варьируются в зависимости от цели амплификации и метода ПЦР.

Обычные ПЦР-анализы дают качественные результаты, а методы обнаружения требуют много времени и требуют 2 или более дней для выполнения.Гель-электрофорез, окрашенный бромистым этидием, можно использовать для обнаружения амплифицированных полос характерного размера; однако рекомендуется дополнительный подтверждающий этап идентификации [38]. Варианты включают Саузерн-гибридизацию с использованием специфичных для последовательности флуоресцентных олигонуклеотидных зондов или методов прямого секвенирования [38]. Тем не менее, эти тесты могут работать адекватно, и исследование, оценивающее традиционный анализ ПЦР с использованием залитых парафином тканей пациентов с гистологически подтвержденной болезнью Уиппла, продемонстрировало чувствительность и специфичность 96.6 % и 100 % соответственно [45].

Методы полугнездовой или гнездовой ПЦР обычно допускают более низкий предел обнаружения, чем обычные анализы ПЦР; однако эти методы связаны с более высоким риском загрязнения из-за необходимости обращения с продуктами амплификации [44]. Дополнительным недостатком этих методов является более длительное время выполнения по сравнению с методами ПЦР в реальном времени.

Методы ПЦР в реальном времени являются более быстрыми и менее подверженными контаминации, чем обычные, полугнездовые и гнездовые анализы ПЦР.Кроме того, ПЦР в реальном времени дает количественные результаты, которые помогают отличить истинную инфекцию от контаминации или колонизации низкого уровня [49]. Исследование, сравнивающее эффективность анализа ПЦР в реальном времени LightCycler ® (Roche Molecular Systems, Branchburg, NJ) с традиционным анализом ПЦР, продемонстрировало хорошую корреляцию результатов; однако время обработки было значительно короче для анализа ПЦР в реальном времени (3,5 часа против 2–3 дней) [48].

Никакие тесты не одобрены FDA или не одобрены для обнаружения T.уипплей ; однако амплификация ДНК T. whipplei с помощью ПЦР в крови, ЦСЖ и тканях доступна в некоторых справочных лабораториях.

Интерпретация результатов

Положительный результат ПЦР при наличии симптомов классической болезни Уиппла и результатов биопсии обычно является подтверждающим. Корреляция положительных результатов ПЦР с клиническими данными особенно важна при атипичных проявлениях и когда гистология не играет роли. Необходимость клинической корреляции подчеркивается случайными исследованиями, выявляющими присутствие организмов у бессимптомных взрослых.В большинстве этих исследований были получены результаты с использованием вложенных и полугнездовых ПЦР [39, 43], которые связаны с высоким риском заражения [44]. Такие неожиданные положительные результаты могут быть связаны с загрязнением окружающей среды, бессимптомной колонизацией или неспецифической амплификации ДНК, отличной от T. whipplei . Эти результаты не были подтверждены, так как несколько других исследований показали, что ПЦР, выполненная на биопсии кишечника, постоянно отрицательна у пациентов, подвергающихся эндоскопии для исследования состояний, отличных от болезни Уиппла [42, 49].Способность ПЦР в реальном времени давать количественные результаты может позволить отличить истинную инфекцию от контаминации или бессимптомной колонизации [49]; однако конкретные диапазоны не определены.

Отрицательные результаты ПЦР у пациентов с гистологически диагностированной болезнью Уиппла могут быть связаны с деградацией ДНК в результате процесса выделения ДНК, присутствия ингибиторов ПЦР или повреждения ДНК в результате фиксации формалином [44]. Кроме того, отрицательные результаты ПЦР могут подтолкнуть к рассмотрению других инфекционных этиологий, способных давать гистологические результаты, сходные с болезнью Уиппла [44].

Лабораторные проблемы

Как упоминалось выше, деградация ДНК при извлечении из тканей и других клинических образцов может привести к ложноотрицательным результатам. Поэтому выбор и проверка подходящего метода экстракции имеет решающее значение, и коммерческие наборы для экстракции включают хаотропный лизис (Isoquick Kit, Orca Research, Bothell, WA, USA), протокол Pure-Gene (PureGene Kit, Flowgen Instruments Ltd., Личфилд, Великобритания). ) и колонки для связывания ДНК QIAamp (QIAGEN, Hilden, Германия) [44]. Эффективность экстракции можно оценить с использованием праймеров, нацеленных на последовательности генов человека, в качестве внутренних контролей.

Ингибиторы ПЦР могут вызывать ложноотрицательные результаты. Подобно оценке эффективности экстракции, наличие ингибиторов ПЦР можно определить с помощью праймеров, нацеленных на повсеместно распространенные гены человека, в качестве внутреннего контроля [44].

ПЦР-тестирование можно проводить ретроспективно на биоптатах тканей, залитых парафином; однако использование свежих или замороженных образцов обеспечивает более точные результаты [42].

Суспензии микроорганизмов часто используются в качестве эталонного материала, но в настоящее время коммерчески недоступны.Опросы для проверки квалификации также не являются коммерчески доступными.

Helicobacter pylori
Описание возбудителя

Helicobacter pylori представляет собой спиралевидную жгутиковую грамотрицательную бактерию, которую можно обнаружить в желудке некоторых людей. Геном H. pylori составляет примерно 1,64–1,67 миллиона п.н. с 1515–1590 предсказанными последовательностями, кодирующими белок. H. pylori имеет необычно высокий уровень генетической изменчивости между штаммами из-за естественной системы захвата ДНК, которая может включать очень большие фрагменты экзогенной ДНК в H.pylori геном.

Инфекция H. pylori является основной причиной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки и тесно связана со злокачественными новообразованиями желудка, такими как аденокарцинома желудка и лимфома лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистой оболочкой желудка (MALT) [51]. Хотя клиническое течение инфекции может быть вариабельным и зависит как от хозяина, так и от микробных факторов, организм чаще всего вызывает хроническую инфекцию, проявляющуюся в виде хронического гастрита [51, 52]. Лечение направлено на полное уничтожение организма, и эрадикация излечивает большинство язв как двенадцатиперстной кишки, так и желудка.Хотя лечение приводит к регрессии большинства MALT-лимфом желудка низкой степени злокачественности [53, 54], эффективность лечения в снижении риска аденокарциномы желудка менее ясна [51, 53].

Уровень инфицирования H. pylori самый высокий в развивающихся странах из-за более низких социально-экономических условий; однако оценки распространенности в США высоки, достигая 30–40 % [55]. Штаммы, демонстрирующие устойчивость к антибиотикам, ограничивают эффективность стандартных схем эрадикации, которые обычно включают кларитромицин, амоксициллин или метронидазол и ингибитор протонной помпы (ИПП) [51, 56].Распространенность резистентности к кларитромицину оценивается в 10–15 % в США, а резистентность приводит к снижению уровня эрадикации на 70 % [56]. Хотя резистентность к метронидазолу встречается чаще (20–40 %), показатели эрадикации резистентных штаммов снижаются только на 25 % [56]. Штаммы, устойчивые к амоксициллину и антибиотикам второго ряда, таким как тетрациклин, встречаются гораздо реже, но их присутствие может повлиять на эффективность неотложной терапии [56].

Высокая распространенность H.pylori и резистентность к антибиотикам, помимо явного преимущества эрадикационной терапии, требует использования надежных диагностических тестов. Молекулярные методы, состоящие в основном из анализов на основе ПЦР, являются быстрыми и чувствительными, и, хотя они полезны для общей диагностики инфекции H. pylori , они также могут играть важную роль в особых клинических ситуациях, таких как острое кровотечение. Кроме того, хотя устойчивость к антибиотикам можно эффективно выявлять с помощью обычного фенотипического тестирования H.pylori , тестирование генотипической чувствительности культур и образцов биопсии предлагает быструю и надежную альтернативу.

Клиническая польза тестирования

Диагностическое тестирование на H. pylori показано пациентам с активной или ранее подтвержденной пептической язвой, слабовыраженной MALT-лимфомой желудка и в некоторых случаях диспепсии, которые еще не исследованы с помощью эндоскопии [57]. ]. Диагноз инфекции H. pylori может быть установлен с использованием широкого спектра диагностических тестов, и выбор теста в значительной степени определяется клиническими факторами, такими как необходимость пациенту эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта [57].

Тесты, используемые при эндоскопии и считающиеся инвазивными, включают посев, гистологию, быстрые уреазные тесты (RUT) и ПЦР-анализы, проводимые на биопсийном материале. Неинвазивные тесты, не требующие эндоскопии, включают серологию, уреазный дыхательный тест (УДТ) и анализы кала, такие как анализы на антигены и ПЦР. Каждый тест имеет определенные недостатки, и сравнение диагностических характеристик затруднено тем фактом, что ни один метод тестирования не считается золотым стандартом. В качестве замены золотого стандарта исследования, сравнивающие различные анализы, часто определяют истинные положительные результаты как те образцы, которые дают положительные результаты при использовании двух или более методов тестирования.

В то время как некоторые немолекулярные методы, такие как UBT, гистология и RUT, обеспечивают достаточную чувствительность для рутинного тестирования, молекулярные методы на основе ПЦР, выполняемые на биопсии ткани, обеспечивают еще большую чувствительность и могут идентифицировать истинно положительные результаты, пропущенные RUT и гистологией [58, 59, 60, 61, 62]. Эта повышенная чувствительность имеет наибольшую пользу при обследовании пациентов с кровоточащими пептическими язвами, когда немолекулярные тесты работают плохо [58, 63, 64]. Анализы ПЦР в реальном времени также могут улучшить уход за пациентами, предлагая количественные результаты.Высокая плотность бактерий связана с более низкими показателями эрадикации, и, следовательно, количественные измерения с помощью ПЦР в реальном времени могут использоваться для выявления пациентов, которым может помочь модифицированный, более интенсивный режим лечения [65]. Кроме того, основанные на ПЦР анализы для обнаружения ДНК H. pylori в образцах фекалий представляют собой потенциально простые и неинвазивные методы установления наличия инфекции и доказательства успешной ликвидации. Однако интерпретация результатов этих тестов требует, чтобы клиницист знал об осложняющих факторах, характерных для анализов кала.Эти вопросы подробно обсуждаются ниже.

Хотя культура в настоящее время является золотым стандартом для определения чувствительности к антибиотикам, чувствительность этих методов может быть снижена из-за прихотливости H. pylori , чрезмерного роста культур бактериальными загрязнениями и низкого количества жизнеспособных H. pylori в постлечебный период [66]. Кроме того, культурам может потребоваться несколько дней для роста. К счастью, существуют эффективные и быстрые методы тестирования генотипической чувствительности, которые можно применять как к культуральным образцам, так и к образцам биопсии.

Многочисленные исследования искали связь между наличием вирулентных или патогенных факторов и тяжестью заболевания. Чаще всего вовлекаются гены cagA и vacA , и некоторые аллели этих генов связаны с более тяжелым гастритом, а также с более высокой частотой развития язвенной болезни желудка или двенадцатиперстной кишки и аденокарциномы желудка [67, 68, 69]. В то время как эти патогенные факторы могут быть обнаружены молекулярными методами, включая обычную и мультиплексную ПЦР, клиническая полезность тестирования сомнительна [70, 71, 72].Смешивающая вариация генетических факторов хозяина и факторов окружающей среды, в дополнение к противоречивым результатам при сравнении различных географических регионов и этнических групп, подрывает четкую связь между наличием патогенных факторов и тяжестью заболевания [73, 74]. Отсутствие четкой связи помешало разработке клинических руководств, рекомендующих тестирование этих патогенных факторов для лечения пациентов [75].

Имеющиеся тесты

Несколько тестов, разработанных в лаборатории (LDT) для обнаружения H.pylori ДНК в биоптатах тканей и стуле были описаны и включают методы амплификации, такие как традиционная, гнездовая, мультиплексная ПЦР и ПЦР в реальном времени, а также FISH. Тестов, одобренных FDA США, не существует. Мишени амплификации включают гены, связанные с продукцией факторов вирулентности, таких как уреаза ( ureA ), фосфоглюкомутаза ( glmM , ранее называвшаяся уреазой C ( ureC )) и vacA , а также видоспецифичные последовательности 16S рРНК и 23S рРНК.Другие целевые гены включают последовательности, кодирующие видоспецифический белковый антиген (SSA) массой 26 кДа и белок теплового шока (HSP60), а также случайные последовательности генома H. pylori . Чувствительность и специфичность анализов во многом определяются выбором гена-мишени и праймера, но также зависят от типа метода ПЦР. Обычные анализы ПЦР дают качественные результаты и работают так же или лучше, чем обычные методы обнаружения [58]. Обнаружение ПЦР-ампликонов обычно достигается с помощью электрофореза в геле, окрашенном бромистым этидием.Такие методы обнаружения требуют открытого обращения с продуктами ПЦР и, следовательно, имеют больший риск контаминации, чем методы ПЦР в реальном времени.

Методы ПЦР в реальном времени дают количественные результаты, как правило, более быстрые и чувствительные, чем обычные ПЦР-анализы, а также сопряжены с меньшим риском контаминации [60]. Анализы с использованием полугнездового или гнездового дизайна обычно обеспечивают более низкий предел обнаружения, чем обычные анализы ПЦР [76, 77], и достигают аналогичных уровней обнаружения по сравнению с количественными анализами RT-PCR (RT-qPCR) [61].Недостатки вложенных и полувложенных дизайнов по сравнению с RT-qPCR включают больше времени технолога и более высокий риск загрязнения из-за обработки продуктов амплификации [61].

Методы мультиплексной ПЦР, сочетающие несколько различных праймеров-мишеней, демонстрируют более высокую чувствительность, чем традиционные методы тестирования [59]. Кроме того, мультиплексный анализ для обнаружения как H. pylori , так и Helicobacter heilmannii-подобных организмов может быть полезен для определения распространенности заболевания, вызванного последним, менее распространенным микроорганизмом [78].

Анализы на основе ПЦР для обнаружения ДНК H. pylori в образцах фекалий часто используют собственные разработанные системы захвата-зонда или наборы QIAamp для извлечения ДНК из стула (Qiagen, Germantown, MD) для получения очищенной ДНК и сокращения ПЦР ингибиторы [56]. Методы захвата-зонда используют биотинилированные олигонуклеотидные зонды, нацеленные на ген 16S рРНК H. pylori [56]. После инкубации в течение ночи нужный фрагмент гена собирают с помощью парамагнитных полистироловых шариков, покрытых стрептавидином [56, 79].Методы захвата генов, используемые с обычной ПЦР, нацеленной на 16S рРНК H. pylori , специфичные последовательности, продемонстрировали чувствительность в диапазоне от 75 до 100 % [79, 80]. Было показано, что набор QIAamp DNA Stool Kit хорошо работает при использовании в анализе полугнездовой ПЦР, нацеленном на последовательности гена 23S рРНК, но результаты различаются при обнаружении других генов [56, 81]. Наконец, метод экстракции на основе фильтрации, используемый Russo et al. продемонстрировали превосходную чувствительность (95,6 %) и специфичность (100 %) при использовании обычного ПЦР-анализа с праймерами ureA [82].

Большая часть устойчивости к антибиотикам среди штаммов H. pylori обусловлена ​​хромосомными мутациями и, следовательно, поддается обнаружению с помощью молекулярных методов (см. Таблицу 50.1). Резистентность H. pylori к кларитромицину и другим макролидам вызывается точечными мутациями в двух сайтах нуклеотидов (A2142G и A2143G) в гене 23S рРНК, что приводит к снижению связывания антибиотика с рибосомами [52]. Мутации резистентности к кларитромицину можно обнаружить с помощью нескольких различных молекулярных методов, таких как полиморфизм длины рестрикционных фрагментов (ПДРФ), пиросеквенирование, флуоресцентная гибридизация in situ (FISH) и ПЦР в реальном времени [56].Наиболее часто используются методы ПЦР с последующей ПДРФ и ПЦР в реальном времени [56]. что мутации устойчивости к антибиотикам создают сайты рестрикции в гене 23S рРНК, отсутствующие у чувствительных штаммов. Обычная ПЦР с использованием праймеров, специфичных для 23S рРНК, дает ампликоны, которые при расщеплении эндонуклеазами рестрикции и визуализации с помощью электрофореза в агарозном геле создают структуру, состоящую из двух полос вместо одной.Хотя эти методы концептуально просты, они требуют больше времени, чем ПЦР в реальном времени.

Методы ПЦР в реальном времени позволяют выявлять мутации резистентности к кларитромицину непосредственно в образцах биопсии с превосходной чувствительностью и коротким временем обработки 1–4 часа [66, 83, 84, 85]. Анализ, описанный Gibson et al. использует флуоресцентно-меченые зонды, комплементарные чувствительной к кларитромицину последовательности гена 23S рРНК [86]. Мутации резистентности приводят к несовпадению оснований между зондом и мишенью, а анализ кривой плавления показывает более низкую пиковую температуру плавления для несовпадающего гибрида, чем для полностью комплементарного зонда и гибрида-мишени [86].Этот анализ хорошо согласуется с культуральными методами [66, 84], но также выявил чувствительность еще у 28 пациентов, у которых посев был отрицательным. Из 28 дополнительных результатов чувствительности 21 содержал генотипы устойчивости. Другой дизайн анализа с использованием системы biprobe был протестирован на 200 пациентах, у которых эрадикационная терапия оказалась неэффективной. Анализ выявил генотипы резистентности с чувствительностью и специфичностью 98,4 % и 94,1 % соответственно по сравнению с тестированием на основе культуры [85].Генотипы, устойчивые к кларитромицину, также можно обнаружить в образцах стула с помощью методов ПЦР в реальном времени; однако чувствительность ниже [87]. Также были разработаны методы ПЦР в реальном времени для обнаружения точечных мутаций в определяющей устойчивость к хинолонам области гена gyrA , приводящих к устойчивости к ципрофлоксацину, и точечных мутаций в гене 16S рРНК, приводящих к снижению чувствительности и устойчивости к тетрациклинам [88, 89]. ]. Анализ для определения устойчивости к фторхинолонам идентифицирует мутации с использованием двух гибридизационных бизондов, предназначенных для обнаружения наиболее часто встречающихся мутаций в положениях аминокислот 87 или 91 [88].Устойчивость к тетрациклину выявляют с использованием праймеров 16S рДНК и флуоресцентно меченного зонда, комплементарного аллелю 16S рДНК дикого типа. В обоих тестах анализ кривой плавления отличает ампликоны с мутациями устойчивости от ампликонов с последовательностями дикого типа [89]. Хотя различные мутации в гене NADPH-нитроредуктазы ( rdxA ) связаны с устойчивостью к метронидазолу, обнаружение этих мутаций не является надежным индикатором устойчивости [90].

Гистопатологический диагноз H.pylori является чувствительным и специфичным методом (>95 % и 100 % соответственно) в оптимальных условиях, однако в сложных случаях могут помочь вспомогательные молекулярные методы, такие как FISH [56]. Визуализация характерных бактериальных форм может быть затруднена, когда присутствует уменьшенное количество бактерий, например, когда биопсии берутся после эрадикационной терапии или если пациент длительное время находился на кислотосупрессивной терапии с помощью ИПП. Эти же условия могут изменить типичную морфологию H.pylori из запятой или S-образной палочки в кокковидную форму, затрудняющую визуальную диагностику. Несколько исследований с использованием флуоресцентно меченных видоспецифичных зондов продемонстрировали способность FISH надежно обнаруживать H. pylori [91, 92]. Кроме того, штаммы, устойчивые к кларитромицину, также могут быть обнаружены с помощью FISH, проводимого на срезах тканей, фиксированных формалином [92]. Олигонуклеотидные зонды с флуоресцентной меткой, предназначенные для обнаружения наиболее распространенных мутаций, определяющих устойчивость к кларитромицину, являются одновременно чувствительными и специфичными по сравнению с тестированием чувствительности на основе культуры [91].Однако тестирование FISH может дать результаты быстрее, чем посев.

Интерпретация результатов

ПЦР-тесты могут обеспечивать такие же или лучшие результаты по сравнению с немолекулярными тестами [58, 59, 60, 61, 62]. Чувствительность сильно зависит от целевого гена и более подробно обсуждается в разделе «Лабораторные вопросы» ниже.

Специфичность различных методов ПЦР различается, и определение специфичности осложняется отсутствием золотого стандарта.Анализы ПЦР в реальном времени, примененные к биоптатам тканей, выявили H. pylori при низкой плотности, которые были пропущены гистологией, UBT и RUT, что позволяет предположить, что более низкая чувствительность этих немолекулярных анализов связана с низким количеством организмов [61]. . Однако из-за высокой чувствительности методов на основе ПЦР и амплификации ДНК нежизнеспособных организмов изолированные положительные результаты ПЦР в период после лечения следует интерпретировать с осторожностью. Положительные результаты в этих условиях могут свидетельствовать о продолжающемся присутствии организмов в низких концентрациях или нежизнеспособных организмах, и, следовательно, ПЦР может быть бесполезна для определения неэффективности эрадикации в период после лечения.Отдельные положительные результаты ПЦР у нелеченных пациентов могут отражать истинную инфекцию с низкой плотностью H. pylori , но также могут быть связаны с неспецифической амплификации ДНК не- H. pylori бактерий [93]. Из-за этих факторов методы на основе ПЦР не следует использовать в качестве единственного диагностического теста.

Подобно ПЦР-тестированию образцов биопсии, специфичность результатов, полученных при ПЦР-тестировании образцов стула, может быть снижена из-за амплификации нежизнеспособных организмов. Исследования, изучающие использование анализа стула на основе ПЦР для определения показателей успешности эрадикации в ранний период после лечения, противоречивы [80, 94].В то время как отрицательные результаты ПЦР в течение 12 дней лечения были получены для небольшой группы инфицированных пациентов, другое исследование показало ложноположительные результаты у половины пациентов через 1 месяц после лечения [94, 95]. Ложноположительные результаты ПЦР уменьшаются после более длительных периодов наблюдения и приближаются к нулю после 12 недель терапии [94]. Кроме того, аналитическая специфичность ПЦР-тестирования образцов стула может быть снижена из-за присутствия в фекалиях не относящихся к pylori видов Helicobacter [56].В то время как клиническая специфичность анализов на основе ПЦР определяется путем сравнения с UBT, культурой и RUT, определение аналитической специфичности путем тестирования видов Helicobacter , отличных от pylori, выполняется редко [96].

Тестирование генотипа устойчивости к антибиотикам с помощью ПЦР в реальном времени может дать результаты, указывающие на наличие более одного генотипа [85]. Эти результаты интерпретируются как представляющие смешанную популяцию, и были обнаружены комбинации одного или нескольких различных мутантных штаммов среди штаммов дикого типа [85].В то время как в некоторых исследованиях мутантные штаммы обнаруживались в присутствии штаммов дикого типа до уровня 10 % [85], другие исследования ссылаются на неудачное обнаружение устойчивости из-за высокого уровня восприимчивых штаммов [87].

Вопросы лаборатории

Чувствительность и специфичность методов на основе ПЦР в значительной степени зависят от выбора праймера и гена-мишени. Кроме того, для некоторых широко используемых праймеров существуют значительные различия в чувствительности и специфичности между исследованиями. Нуклеотидные различия между отдельными H.pylori может частично объяснить эту изменчивость результатов теста [77]. Исследование, сравнивающее диагностическую эффективность нескольких различных праймеров, продемонстрировало низкую специфичность для праймеров гена SSA и неудовлетворительную чувствительность для гена ureA и случайных последовательностей генома H. pylori [76]. В то время как это исследование пришло к выводу, что ПЦР glmM гена показала лучшие результаты, другие исследования сообщили о более низкой специфичности [60, 77]. Анализы с использованием последовательностей 16S рРНК обычно показывают превосходную чувствительность, но специфичность этих праймеров сомнительна.Некоторые авторы утверждают, что праймеры 16S рРНК не подходят из-за консервативности последовательности среди разных родов бактерий, а также из-за возможности неспецифической амплификации ДНК человека [76, 77]. Анализы, нацеленные на vacA , показали умеренную чувствительность (89,5 %), но превосходную специфичность (99,0 %) [84]. Считается, что ген HSP60 хорошо консервативен и демонстрирует видоспецифичные вариации [77]. План вложенного анализа с использованием праймеров, нацеленных на HSP60, претендует на чувствительность и специфичность, приближающиеся к 100 % [77].

Определение того, сохранена ли ткань, используемая для ПЦР, с помощью фиксации формалином или криоконсервации, представляет собой важную переменную при тестировании, но в конечном итоге может быть решено близостью лаборатории и кабинета эндоскопии. Для тестирования на основе ПЦР можно использовать как фиксированные формалином, так и замороженные образцы тканей, хотя замороженные образцы намного лучше [56]. Фиксация формалином вызывает фрагментацию ДНК; однако анализы с использованием тканей, фиксированных формалином, могут по-прежнему работать приемлемо, если нацелены на короткие последовательности ДНК.

ПЦР-тесты, применяемые к образцам кала, имеют противоречивые результаты, связанные с веществами, ингибирующими ПЦР-амплификацию, низким количеством H. pylori в образцах фекалий, а также деградацией ДНК во время кишечного транзита [53, 56]. Чтобы избежать ложноотрицательных результатов, перед амплификацией ДНК необходимо выполнить сложные этапы очистки и экстракции для устранения ингибиторов ПЦР. Эффективность различных биохимических, иммунологических и физических методов очистки варьирует из-за деградации ДНК-мишени и неполного удаления ингибиторов [96].Замороженные запасы штамма H. pylori NCTC 11637 и высушенная геномная ДНК этого штамма (Американская коллекция типовых культур 43504D, Манассас, Вирджиния), а также титрованные культуры H. pylori (ZeptoMetrix Corp, Буффало, штат Нью-Йорк) имеющиеся справочные материалы. Упражнения для проверки квалификации не продаются.

Пробиотики и желудочно-кишечные инфекции

Желудочно-кишечные инфекции являются основной причиной заболеваемости и смертности во всем мире, особенно в развивающихся странах.Применение пробиотиков для профилактики и Лечение различных диарейных заболеваний приобрело популярность в последние годы. Примеры, где пробиотики положительно повлияли на гастроэнтерит. Однако в целом эффективность этих методов лечения и механизмы, с помощью которых пробиотики улучшают состояние желудочно-кишечного тракта. инфекции в основном неизвестны. Мы обсудим возможные механизмы действия пробиотиков. благотворное воздействие за счет усиления предотвращения или лечение диарейных заболеваний.

1. Введение

В микробиоте отдельные бактерии, содержащие важные гены, могут по-разному приносить пользу хозяину. Так как можно рассматривать обширное сообщество комменсальных микробов, подмножеств этих организмы могут иметь важные физиологические преимущества для хозяина в контексте питания человека и взаимодействия хозяин:микроб. Пробиотики могут стимулировать иммунитет, регулируют иммунные сигнальные пути, продуцируют антипатогенные факторы, или побуждать хозяина производить антипатогенные факторы.Пробиотики могут производить секретируемые факторы, которые стимулируют или подавляют цитокины и клеточно-опосредованные иммунитет. Эти факторы также могут мешать ключевым иммунным сигнальным путям. такие как каскады киназы MAP и MAP. Пробиотики могут производить факторы, которые ингибируют патогены и другие комменсальные бактерии, эффективно позволяя этим микробы, чтобы эффективно конкурировать за питательные вещества в сложных сообществах. микробы продуцирующие антипатогенные факторы, могут представлять собой источники новых классов противомикробные соединения, и эти факторы могут регулироваться мастером регуляторные гены у определенных классов бактерий.Микробы также могут регулировать сигнальные пути в иммунных клетках, которые приводят к продукции антимикробные факторы клетками млекопитающих, эффективно приводящие к ремоделированию кишечных сообществ и профилактики или лечения инфекций.

Желудочно-кишечный тракт инфекции являются основной причиной заболеваемости и смертности во всем мире. Исследования проведенное в 2006 году, показало, что во всем мире тяжелая диарея и обезвоживание каждый год несет ответственность за смерть 1 575 000 детей в возрасте до пять.Это составляет 15% от 10,5 миллионов смертей детей в год в этой возрастной категории [1]. Согласно недавним По оценкам, острый гастроэнтерит вызывает до 770 000 госпитализаций в год. год в США [2]. К энтеропатогенам относятся вирусы (ротавирусы, норовирусы) и бактерии, такие как различные штаммы патогенная кишечная палочка , токсигенные Clostridium difficile , Campylobacter jejuni и Vibrio cholerae .Эти патогены продуцируют различные типы токсинов, которые могут вызывать тяжелые или опасное для жизни обезвоживание и диарея. Несмотря на достижения медицины в диагностика и лечение, процент и количество госпитализированных педиатрических у пациентов в возрасте до 5 лет с тяжелой ротавирусной инфекцией значительно увеличилось, если сравнить недавний период времени (2001–2003 гг.) с более ранним временной период (1993–1995 гг.) [3]. В дополнение к типичному картина острого гастроэнтерита, инфекционные агенты, такие как энтеропатогенные E.coli (ЕРЕС) может вызывать стойкие, хроническая диарея у детей длительностью более 1 недели [4]. Такие стойкие инфекции могут увеличить риск обезвоживания. и длительные заболевания. Важно отметить, что относительный вклад EPEC и другие бактериальные возбудители болезни остаются в некоторой степени спорными. Недавний исследование показало, что повышенный относительный риск желудочно-кишечных заболеваний у у детей было доказано только для энтеровирусов [5].

Недавние исследования выявили длительные заболевания, связанные с гастроэнтеритом.Диарея в раннем детстве предрасполагает детей к длительной инвалидности, включая нарушение физической формы, задержка роста, нарушение познавательной способности и успеваемости в школе [6]. Наряду с этими данными новые исследования недоедания матерей и детей сообщалось в The Lancet в январе 2008 связывает плохое питание с повышенным риском кишечных инфекций в дети. Кроме того, синдром раздраженного кишечника (СРК), дорогостоящее и трудное для лечения состояния, которым страдает 20% населения Соединенных Штатов [7], имеет медицинские расходы до 30 миллиардов долларов в год, исключая расходы на лекарства, отпускаемые по рецепту и без рецепта [8].СРК провоцируется эпизод острого гастроэнтерита в до 30% всех случаев в предыдущих исследованиях [9]. Таким образом, предотвращение или лечение острого гастроэнтерита до развития долгосрочных последствий резко сократить количество госпитализаций, количество лет жизни с поправкой на инвалидность, а также прямые и косвенные медицинские расходы.

Точная диагностика острого гастроэнтерит является постоянной проблемой даже в сложных академических медицинских учреждениях. центры. В педиатрической популяции пациентов, превышающей 4700 детей, менее 50% образцов стула, прошедших полную микробиологическую оценку, дали специфический диагноз [10].Энтеровирусы являются преобладающими этиологическими агентами острого гастроэнтерита. у детей в возрасте до 3 лет, и бактерии вызвали большинство случаев острого гастроэнтерита у детей старше 3 лет [10]. Проблемы диагностики с энтеровирусами включают относительную нехватку молекулярных или тесты на вирусные антигены и невозможность легко культивировать большинство энтеровирусов. Бактериальные патогены могут быть трудно идентифицируемыми (например, большинство штаммов болезнетворные E.coli ) из-за отсутствия специфических анализов для этих инфекций. Относительная нечувствительность анализов на токсины в кале для выявления токсигенных C. difficile не позволяет поставить точный диагноз. В условиях детской больницы, Тестирование комбинированного токсина на антиген показало чувствительность ниже 40% в педиатрической практике. пациентов (J. Versalovic, неопубликованные данные). Внедрение новых молекулярных методы ПЦР в реальном времени для обнаружения генов токсинов непосредственно в стуле значительно улучшилась способность диагностировать диарею, связанную с противомикробными препаратами, и колит, обусловленный токсигенным C.difficile [11]. Кроме того, примерно 15–25% случаев диареи, связанной с противомикробными препаратами, вызваны по C. difficile . Распространенность антимикробная диарея и желудочно-кишечные заболевания выдвигают на первый план важность альтернатив антибиотикотерапии для лечения. Более того, Применение антибиотиков для лечения гастроэнтерита ограничено. Общая. Антимикробные препараты обычно не рекомендуются в качестве профилактики стратегии из-за проблем устойчивости к антибиотикам и противомикробно-ассоциированное заболевание.Таким образом, вместо подавления бактерий популяции с антибиотиками, могут ли пробиотики использоваться для ремоделирования или изменения микробной сообщества в здоровое состояние [12]?

2. Пробиотики
2.1. Необходимость в подробностях механизма действия пробиотиков

Использование пробиотиков для профилактики и лечения широкого спектра заболеваний. пользу в последнее десятилетие. Отчасти это связано с необходимостью поиска альтернатив традиционные методы лечения, такие как антибиотики, а также отсутствие хороших лечения заболеваний ЖКТ.Несмотря на то, что появляется все больше сообщений об эффективности пробиотиков при лечении таких заболеваний, как поухит [13, 14], диарея [15–17], и синдром раздраженного кишечника [18], научная основа использование пробиотиков только начинает пониматься. Мы сосредоточимся на потенциальное применение пробиотиков при лечении диарейных заболеваний. Несколько примеры покажут, как пробиотики могут быть выбраны и использованы против возбудителей гастроэнтеритов.

Концепция использования пробиотиков микроорганизмы для профилактики и лечения различных заболеваний человека. более 100 лет [19]. С ростом числа возбудителей с множественной лекарственной устойчивостью и признание роли, которую микробиота человека играет в здоровье и болезни, в последнее время наблюдается рост интереса к пробиотикам. Этот явление проявляется как в количестве пробиотических продуктов, продаваемых на рынке потребителям, а также увеличение количества научных исследований, проводимых в пробиотиках.Хотя многие из механизмов, благодаря которым пробиотики приносят пользу человека остаются неясными, пробиотические бактерии используются все больше обычно для лечения определенных заболеваний.

Несколько определений того, что представляет собой «пробиотик» в литературе. За это обзора, мы используем определение, полученное в 2001 г. Организация (ФАО) и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) — «Пробиотики живые микроорганизмы, которые при введении в достаточном количестве придают здоровье выгода для хозяина.[20]. Это определение является принятым в настоящее время определением Международной Научная ассоциация пробиотиков и пребиотиков (ISAPP) (http://www.isapp.net/).

2.2. Антипатогенная активность

Возможно самый важный научный вопрос, касающийся использования пробиотиков в медицины является выявление механизмов, с помощью которых пробиотики воздействуют на человека здоровье. Было задействовано несколько механизмов, но большинство из них не было экспериментально доказано (рис. 1).Здесь мы обсудим возможные механизмы, которые актуален для лечения желудочно-кишечных заболеваний. Мы будем освещать исследования примеры, которые поддерживают эти предполагаемые механизмы, когда это возможно.


2.3. Стимуляция антимикробной защиты хозяина

Было показано, что многие пробиотики продуцируют антипатогенные соединения, начиная от малых молекул и заканчивая биоактивными антимикробные пептиды. Большинство этих исследований было сосредоточено на исследованиях in vitro. восприимчивость возбудителей к продуктам, выделяемым пробиотическими бактериями.В большинстве случаях способность противомикробного соединения, секретируемого пробиотиком Ингибирование роста возбудителя in vivo не было продемонстрировано. Концептуально противомикробное соединение, вырабатываемое организмом, должно быть производиться на достаточно высоком уровне и в нужном месте в кишечнике тракта, чтобы оказывать сильное влияние на возбудителя in vivo.

Элегантное доказательство принципа прямое действие пробиотического противомикробного препарата на патоген. недавно сообщили Corr et al.кто продемонстрировал, что продукция бактериоцина Abp118 от Lactobacillus salivarius был достаточен для защиты мышей от заболевания путем заражения Listeria monocytogenes [21]. Чтобы доказать действие бактериоцина, непосредственно ответственного за защиты мышей, они произвели л. salivarius , который был неспособен продуцировать Abp118, и показал, что этот мутант был неспособен защищать от L. monocytogenes инфекции.Примечательно, что они смогли экспрессировать ген, который придает иммунитет к бактериоцину Abp118 в пределах L. monocytogenes и показал, что этот штамм теперь устойчив к пробиотический эффект L. salivarius в пределах мышь. Это исследование предоставило четкие доказательства того, что пробиотические производные бактериоцин может действовать непосредственно на патоген in vivo.

2.4. Исключение возбудителя посредством косвенных механизмов

В дополнение к производство антимикробных соединений, которые действуют непосредственно на патогены, пробиотики может стимулировать пути антимикробной защиты хозяина.Кишечный тракт имеет ряд механизмов противодействия действию возбудителей, в том числе продукция дефенсинов [22]. Дефензины представляют собой катионные антимикробные пептиды, которые образуются в ряде типы клеток, включая клетки Панета в криптах тонкой кишки и эпителиальные клетки кишечника. Дефицит продукции альфа-дефензина был коррелирует с подвздошной болезнью Крона [23, 24]. Ткань образцы от пациентов с болезнью Крона показали более низкий уровень Производство альфа-дефензина и экстракты из этих образцов показали сниженное способность ингибировать рост бактерий in vitro.Кроме того, некоторые патогенные бактерии развили механизмы для ингибирования производства или механизма действие дефенсинов (обзор в [25]).

Пробиотики могут стимулировать активность дефензина посредством как минимум двух механизмов. Во-первых, пробиотики могут стимулировать экспрессия синтеза дефензина. Это было продемонстрировано для человека бета дефенсин 2 (hBD-2), экспрессия которого регулируется присутствием нескольких пробиотических бактерий через фактор транскрипции [26, 27].То подразумевается, что пробиотические штаммы с такой способностью укрепят кишечной защиты за счет повышения уровня дефензина. Этот эффект также наблюдается с некоторыми патогенными бактериями и, таким образом, не является специфическим свойством пробиотические бактерии. Во-вторых, многие дефенсины производятся в форме пропептида. которые должны быть активированы действием протеаз. Один хорошо охарактеризованный пример является активация мышиного дефенсина криптина (альфа-дефензин, который продуцируемые клетками Панета) под действием матриксной металлопротеазы 7 (ММР-7) [28].мышей дефектные по MMP-7 более восприимчивы к гибели Salmonella . Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что бактерии могут стимулировать продукция ММР-7 в кишечнике [29]. Таким образом, один механизм, в котором пробиотики могут участвовать в активации дефензинов, стимулируя выработку ММР в желудочно-кишечном тракте. Альтернативно, пробиотики могут продуцировать протеазы, которые сами активируют дефензины в просвет кишечника. Хотя доказательств в поддержку этого механизма пока нет, Подгруппа лактобацилл и стрептококков кодирует ММП-подобные белки в своих геномы (Р.Бриттон, неопубликованное наблюдение). Эти ММР не обнаружены ни в другие бактерии, и поэтому будет интересно определить, какой эффект они имеют функцию клетки-хозяина.

2.5. Иммуномодуляция

Вместо прямого ингибирования роста или жизнеспособности возбудителя пробиотики могут конкурировать за экологическую нишу или, в противном случае создать условия, неблагоприятные для закрепления возбудителя в кишечном тракте. Существует много возможных механизмов того, как возбудитель может иметь место исключение.Во-первых, было продемонстрировано, что некоторые пробиотики изменяют способность патогенов прикрепляться к эпителиальным клеткам толстой кишки или проникать в них in vitro, например, см. [30, 31]. Во-вторых, пробиотики могут изолировать жизненно важные питательные вещества от вторгшихся патогенов и ухудшают их способность к колонизации. В третьих, пробиотики могут изменять программу экспрессии генов патогенов таким образом, что ингибировать экспрессию функций вирулентности [32]. Наконец, пробиотики могут создавать неблагоприятную среду для патогенов. колонизация путем изменения pH, слоя слизи и других факторов в местных окрестности.Важно отметить, что хотя многие из этих возможных эффекты были продемонстрированы в vitro, способность пробиотиков исключать патогены in vivo остается нерешенной. быть доказанным.

2.6. Усиление барьерной функции кишечника

Пробиотики могут оказывать штаммозависимое действие на иммунную систему. Разные штаммы, представляющие различные виды Lactobacillus , продемонстрировали противоположные эффекты в отношении провоспалительного продукция цитокинов мышиными дендритными клетками костного мозга [33].Конкретные пробиотические штаммы противодействовали иммуностимулирующим эффектам других штаммов, так что пробиотики могут давать аддитивные или антагонистические Результаты. Интересно, что в этом исследовании противовоспалительный цитокин IL-10 был сохраняется на том же уровне [31]. Различные штаммы пробиотиков Lactobacillus одного и того же вида могут также давать противоположные эффекты в отношении иммуномодуляция. Lactobacillus, полученный из грудного молока человека reuteri либо стимулировали ключевой провоспалительный цитокин, человеческий фактор некроза опухоли (ФНО) или подавлял его выработку человеческим миелоидным клетки [34].Механизмы действия могут быть связаны, что неудивительно, с противоположными эффектами. на ключевые сигнальные пути в клетках млекопитающих. Пробиотические штаммы, такие как Lactobacillus rhamnosus GG (LGG), могут активируют и преобразователь сигнала и активатор транскрипции (STAT) сигнальные пути в макрофагах человека [35]. В напротив, пробиотические штаммы Lactobacillus могут подавлять передача сигналов [36, 37] или передача сигналов, опосредованная MAP-киназой/c-Jun [34]. Стимуляция ключевых сигнальных путей и усиление провоспалительных производство цитокинов может быть важным для «запуска» иммунной системы для защиты против желудочно-кишечных инфекций.И наоборот, подавление иммунного передача сигналов может быть важным механизмом, способствующим гомеостазу и толерантности к микробные сообщества со многими потенциальными антигенами, и эти иммуносупрессивные функции могут способствовать заживлению или разрешению инфекций.

2.7. Почему важно понимать механизмы?

Нарушение барьерная функция эпителия и потеря образования плотных контактов в кишечный эпителий может способствовать патофизиологии и симптомам диареи наблюдается при заражении некоторыми возбудителями [38, 39].Утрата плотные соединения могут привести к усилению парацеллюлярного транспорта, что может привести к потеря жидкости и инвазия возбудителя в подслизистую оболочку. Возбудители могут выделять факторы, такие как энтеротоксины, которые могут способствовать чрезмерному апоптозу или некрозу клеток кишечного эпителия, тем самым нарушая кишечный барьер. Кишечные патогены также могут вызывать блеклые поражения на поверхности слизистой оболочки из-за прямое сцепление с эпителиальными клетками кишечника (например, EPEC). Напротив, Сообщалось, что пробиотики способствуют образованию плотных контактов и барьерная функция кишечника [40, 41].Несмотря на то что механизмы обеспечения целостности барьера недостаточно изучены, пробиотики могут противодействовать разрушению кишечного эпителиального барьера несмотря на наличие возбудителей. Пробиотики также могут подавлять токсины. продукции или вмешиваться в способность конкретных патогенов прикрепляться непосредственно на поверхность кишечника. В результате возбудители могут иметь снижение способности нарушать барьерную функцию кишечника.

2.8. Важные соображения по использованию пробиотиков: селекция штаммов и микробная физиология

Важный проблемой в области пробиотиков является идентификация генов и механизмы, ответственные за полезные функции, выполняемые этими микробами.Успешная идентификация механистических деталей функционирования пробиотиков будет иметь как минимум три важных преимущества. Во-первых, понимание механизмов действие обеспечит научную основу для полезных эффектов, обеспечиваемых специфические микробы. Эти прорывные исследования помогут продвигать пробиотики от статуса пищевых добавок до терапевтических средств. Во-вторых, понимание механизмы пробиоза и генные продукты, продуцируемые пробиотиками, позволят для выявления более сильнодействующих пробиотиков или разработки биоинженерные терапевтические средства.Например, противовоспалительный цитокин ИЛ-10. был постулирован в качестве потенциального терапевтического средства для лечения воспалительных заболевание кишечника. Чтобы проверить эту гипотезу, штамм Lactococcus lactis , сконструированный таким образом, чтобы продуцировать и секретировать IL-10, был сконструированы и продемонстрированы для уменьшения колита на мышиной модели [42]. Ранние клинические испытания у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника указывают на некоторые облегчение симптомов при лечении штаммом, избыточно продуцирующим IL-10.В третьих, выявление генных продуктов, отвечающих за улучшение болезнь позволит исследователям, промышленности и клиницистам следить за производством этих продуктов в качестве важных биомаркеров при приготовлении пробиотиков. Так как обсуждается ниже, физиологическое состояние микробов может иметь решающее значение для функции пробиотиков. Таким образом, важно уметь следовать производство важных биоактивных молекул при культивировании и обработке пробиотики для применения у животных и человека.

2.9. Пробиотики и диарея

Пробиотики считаются живыми или жизнеспособными микроорганизмами по определению. В отличие от небольшие молекулы, которые являются стабильными объектами, пробиотики являются динамичными микроорганизмами и будут изменять паттерны экспрессии генов при воздействии различных условия окружающей среды. Эта реальность имеет два важных следствия для тех, которые решили использовать эти организмы для борьбы с болезнями человека или животных. Первый, Пробиоз является специфическим для штамма явлением.Поскольку определение вида бактерий сложной задачей в наш век полного секвенирования генома ясно, что пробиотики эффекты, наблюдаемые in vitro и in vivo, специфический штамм. Например, модуляция продукции ФНО штаммами Lactobacillus reuteri идентифицировала штаммы которые были иммуностимулирующими, иммунонейтральными и иммунодепрессивными для TNF производства [34, 43]. Эти результаты подчеркивают штаммоспецифический характер пробиотических эффектов. осуществляется бактериями.Таким образом, для исследовательских групп и промышленности важно будьте осторожны с обработкой и отслеживанием деформации, чтобы включение правильного штаммов проверяется перед введением в клинических испытаниях.

Второй ключевой момент заключается в том, что физиология пробиотического штамма является важным фактором. Быть живым микроорганизмы, белки и вторичные метаболиты, которые вырабатываются будет меняться в зависимости от фазы роста. Эта функция вызывает ряд важные вопросы стабильности и эффективности пробиотических штаммов.Первый, пробиотики подвергаются многочисленным экологическим стрессам во время производства и после приема хозяином. В частности, пробиотики, используемые для лечения кишечные заболевания или способ действия которых, как считается, проявляется в кишечный тракт должен быть в состоянии пережить как кислотный, так и желчный стресс во время транзит через кишечник. Физиологическое состояние микроба имеет большое значение. характеристика, которая определяет, будут ли клетки восприимчивы к различным виды экологического стресса [44, 45].Для например, экспоненциально растущие клетки L. reuteri гораздо более восприимчивы к гибели солями желчных кислот, чем клетки в стационарная фаза [45]. Таким образом, важно рассматривать физиологическое состояние клеток с точки зрения адаптации к стрессу не только для выживания в организме хозяина, но и во время производство. Во-вторых, экспрессия биоактивных молекул, которые чаще всего Ответственность за благотворное влияние пробиотиков на здоровье часто зависит от фазы роста.Например, наши группы исследовали производство иммуномодулирующие соединения и антимикробные средства штаммами L. reuteri . В обоих случаях эти соединения более выражены при поступлении и во время стационарных фаза (неопубликованное наблюдение).

3. Пробиотики и профилактика и лечение гастроэнтерита — примеры

Пробиотик, полученный из комменсала бактерии были вовлечены в терапию для ряда заболеваний пищеварения, включая антибиотик-ассоциированный колит, Helicobacter pylori гастрит и диарея путешественников [46].Пробиотические составы могут включать отдельные штаммы или комбинации штаммы. L. reuteri произрастает в желудочно-кишечном тракте человека, широко распространена у млекопитающих и никогда не показано, что они вызывают заболевание. В испытания на людях, лечение пробиотиками с помощью L. reuteri у маленьких детей с ротавирусным гастроэнтеритом снижал длительности заболевания и способствовал выздоровлению пациентов [15, 16], а в другом исследовании предотвращал диарея у младенцев [17].Несмотря на многообещающие данные клинических испытаний, первичный молекулярный механизмы, лежащие в основе антипатогенных свойств L. reuteri , остаются неизвестными.

Пробиотики могут быть эффективны для профилактика или лечение инфекционного гастроэнтерита. В контексте профилактики заболеваний, несколько исследований с различными штаммами пробиотиков документально подтверждено, что эти бактерии могут снизить заболеваемость острой диареей на 15–75 %. в зависимости от исследования [17, 47–50].Несмотря на то что относительное влияние на заболеваемость варьируется в зависимости от конкретных пробиотический штамм и популяция пациентов, постоянная польза от болезни профилактика была продемонстрирована в многочисленных клинических исследованиях. При одном заболевании профилактическое исследование [49], добавка с Bifidobacterium lactis значительно снижал заболеваемость острой диареей и ротавирусом линька у младенцев. Исследования, в которых изучались потенциальные преимущества пробиотиков для профилактика диареи, ассоциированной с противомикробными препаратами, дала неоднозначные результаты [51–54].Один профилактическое исследование сообщило о снижении заболеваемости противомикробными диарея у младенцев на 48% [52].

Пробиотики также могут быть включены в схемы лечения инфекционного гастроэнтерита. Несколько метаанализов многочисленные клинические испытания с различными пробиотиками зафиксировали снижение течение гастроэнтерита составляло от 17 до 30 часов [49, 50, 55]. Осмотрен с другой стороны, метаанализ пробиотиков, используемых в клинических испытаниях желудочно-кишечного тракта отмечено значительное снижение заболеваемости длительной диареей. более 3 дней (длительная диарея).Частота продолжительной диареи уменьшилась на 30% или 60% соответственно, в зависимости от исследования [50, 56] (суммарно в [55]). Пробиотический агент LGG способствовал к значительному снижению ротавирусной диареи к 3 дню лечения, когда вводят детям в рамках пероральной регидратационной терапии [57]. Недавние подборки данных большой серии испытаний пробиотиков Кокрановской группой База данных систематических обзоров (http://www.cochrane.org/) позволила сделать обнадеживающие выводы.По состоянию на 2008 г. Пробиотики эффективны для профилактики острого гастроэнтерита у детей и может сократить продолжительность острого заболевания. Кроме того, пробиотики перспективные средства для профилактики и лечения диареи, ассоциированной с противомикробными препаратами, хотя анализы намерения лечить не продемонстрировали преимуществ.

3.1.
Clostridium difficile и антибиотикоассоциированная диарея

Далее мы выделить некоторые возможные механизмы, с помощью которых пробиотики могут быть использованы для облегчение гастроэнтерита.Поскольку многие инфекционные агенты вызывают диарея, колит и гастроэнтерит, мы остановимся только на нескольких примерах с идеей, что многие из обсуждаемых механизмов могут быть распространены на другие бактериальные или вирусные причины диареи.

3.1.1. Потенциальная роль пробиотиков в лечении CDAD

An примерно 500 000–3 000 000 случаев Clostridium difficile-, связанная с диареей (CDAD), возникает ежегодно с сопутствующим заболеванием затраты на уход превышают 1 миллиард долларов в год [58–60].CDAD возникает в основном у пациентов, перенесших антибактериальная терапия в медицинских учреждениях, что свидетельствует о том, что изменения в кишечная микробиота важна для инициации CDAD. В небольшом, но увеличивается число случаев, будут возникать более тяжелые осложнения, в том числе псевдомембранозный колит и токсический мегаколон. Кроме того, появление резистентных к метронидазолу штамм C. difficile имеет снижает эффективность метронидазола и ванкомицина. индуцированный метронидазолом цецит усиливает потребность в новых методах лечения лечение и профилактика CDAD [61, 62].

Приблизительно У 10–40% пациентов, пролеченных по поводу первоначального приступа CDAD, будут наблюдаться рецидивы. заболевание, часто с множественными эпизодами [63]. Такие рецидивы часто рефрактерны к существующим терапии, включая антибактериальную терапию. Пациенты с рецидивирующим CDAD имели заметное снижение разнообразия организмов в их фекальной микробиоте, в то время как пациенты без рецидива заболевания имели нормальную микробиоту [64]. Таким образом, терапия, восстанавливающая нормальную микробиоту или подавить С.difficile рост пока заселение кишечника благоприятной микробиотой может быть важно для устранения инфекций и поддержания здоровья кишечника.

3.1.2. Искоренение
C. difficile посредством производства противомикробных соединений

Пробиотические организмы использовались для лечения рецидивирующих C. difficile в прошлом и в некоторых случаи показали умеренный эффект в улучшении рецидивирующего заболевания [63]. Это приложение было несколько спорным и в на этот раз использование пробиотиков для улучшения CDAD не рекомендуется [65].Однако протестированные микроорганизмы не были специально выделен для лечения CDAD и, следовательно, не мог быть соответствующие штаммы, которые следует использовать для предотвращения рецидивов CDAD. В дальнейшем мы наметить потенциальные механизмы, в которых тщательно отобранные или спроектированные пробиотики могут быть использованы для лечения C. difficile и ликвидации этого патогена.

3.1.3. Конкурентное исключение
C. difficile с использованием пробиотиков

CDAD в настоящее время лечится с помощью противомикробных препаратов, эффективных в отношении C.difficile , чаще всего ванкомицин или метронидазол. Потому что эти препараты являются антибиотиками широкого спектра действия, они, вероятно, играют роль в рецидивирующем заболевания путем подавления нормальной микробиоты кишечника. Использование противомикробных соединения, нацеленные на C. difficile , в то время как восстановление резидентных организмов было бы одним из возможных механизмов предотвратить рецидив CDAD.

3.1.4. Пробиотики и
C. difficile Прорастание спор

Как упоминалось выше, CDAD обычно является инфекции, полученной в больнице или другом медицинском учреждении.

Следовательно, пробиотик, который мог бы конкурентно исключать C. difficile можно было вводить до поступления в больницу. К сожалению, мало что известно о том, как и где C. difficile колонизирует кишечник. Как только эта информация Известно, что можно разработать стратегии блокирования колонизации пробиотиками.

Тем не менее, перспективный пробиотик был описан подход с использованием нетоксигенного C. difficile .Используя модель инфекции C. difficile на хомяках, Gerding et al. продемонстрировал защитную эффект заселения хомяка штаммами C. difficile , которые не способны продуцировать токсин до заражения с вирулентным токсин-продуцирующим штаммом [66]. Колонизация кишечного тракта нетоксигенным штаммом оказалась требуется для защиты. В настоящее время этот пробиотический подход находится в стадии разработки. исследования для использования на людях (http://www.viropharma.ком/).

3.2. Энтерогеморрагический
E. coli

A вероятный Одной из причин трудностей эрадикации C. difficile из кишечника является способность организма к развитию стрессоустойчивые споры. Идентификация пробиотических штаммов, способных предотвращают либо образование спор, либо прорастание спор в кишечнике тракт обеспечивает многообещающий путь для борьбы с CDAD. Недавняя работа над спорой прорастание обеспечило анализы in vitro, в которых ингибирующая активность пробиотиков можно протестировать [67].

Прорастание спор в лаборатории требует присутствия желчные кислоты, при этом таурохолат и холат демонстрируют наилучшую активность [67]. Таким образом, желчные кислоты могут играть роль в передаче сигнала C. difficile о том, что споры находятся в правильном месте кишечника для прорастать. Зорг и Зоненшайн недавно предложили механизм, с помощью которого снижение кишечной микробиоты может привести к эффективному спорообразованию. прорастание и разрастание C.difficile [67]. Они обнаружили, что дезоксихолат желчных кислот (DOC) способен индуцировать споры. прорастание, но последующий рост был подавлен из-за токсического воздействия DOC для вегетативных C. difficile . Их работа предлагает модель, в которой снижение концентрации DOC в кишечник, за счет нарушения нормальной микробиоты, выводит этот ключ ингибитор роста C. difficile . ДОКТОР вторичная желчная кислота, образующаяся в результате дегидроксилирования холата ферментом -дегидроксилаза, активность, которая вырабатывается членами кишечной микробиота.Пока неясно, снижает ли антибактериальная терапия уровень DOC в кишечнике, заманчиво предположить, что обеспечение пробиотические бактерии, способные продуцировать -дегидроксилазу, могут разрастание C. difficile , в то время как восстанавливается нормальная микробиота.

3.2.1. Секвестрация и выведение токсинов

Энтерогеморрагические Инфекции E. coli (EHEC) вызывают спорадические вспышки геморрагического колита во всем мире (100 000 случаев в год в США) [68].Большинство инфекций приводит к развитию кровавой диареи, но некоторые (5–10%) пациентов с ЭГКП (в основном детей) разовьется опасная для жизни состояние гемолитико-уремический синдром (ГУС) [69, 70]. ГУС является основной причиной почечной недостаточности у детей. EHEC, который, вероятно, произошел от штамма EPEC [71], также вызывает прикрепляющиеся и стирающиеся поражения на эпителиальных клетках хозяина и снижает барьерную функцию эпителия кишечника. Кроме того, штаммы EHEC характеризуется экспрессией генов шига-токсина (Stx), поэтому они могут быть помечены как шига-токсин-продуцирующий E.coli (СТЭК). В настоящее время применяется только поддерживающая терапия инфекции EHEC. доступны, так как терапия антибиотиками может увеличить риск развития ГУС, и поэтому должны быть разработаны новые методы лечения. Одна многообещающая альтернатива терапевтическим может быть использование пробиотиков для лечения инфекций EHEC.

3.2.2. Ингибирование продукции токсинов с помощью EHEC — идентификация штаммов, подавляющих литические функции лямбда

Шига-токсины белки, инактивирующие рибосомы, которые ингибируют синтез белка, удаляя специфический остаток аденина из 28S рРНК большой субъединицы рибосомы [72].Шига-токсин необходим для развития ГУС, и недавние исследования показали, что штаммы EHEC, мутировавшие для продукции токсина шига, не вызывают заболевание на безмикробной мышиной модели [73]. Действительно, инъекции шига-токсина с ЛПС непосредственно мышам достаточно, чтобы вызывают HUS-подобное заболевание в почках мышей [74]. Таким образом, шига-токсин является важным медиатором ГУС и терапии, направленной на Ожидается, что нейтрализация его активности уменьшит или устранит этот опасный для жизни осложнение, хотя текущие попытки нейтрализации токсина Шига были безуспешно [75].

Как возможный механизм лечения EHEC и снижение частоты случаев ГУС, Paton et al. имеют созданы «дизайнерские пробиотики», в которых олигосахаридный рецептор (Gb 3 ) для Stx экспрессируется на клеточной поверхности штамм E. coli [76–78]. Этот Было показано, что пробиотический штамм способен нейтрализовать Stx in vitro. Как доказательство концепции, мыши, которых заражали штаммом STEC, были защищены путем введения пробиотика, экспрессирующего рецептор Gb 3 [79].Защитный эффект наблюдался даже при умерщвлении штаммов формалином. перед использованием, что подтверждает гипотезу о секвестрации и удалении токсинов был механизм, с помощью которого мыши были защищены. Подобные результаты были полученные с использованием бактерий, экспрессирующих рецепторы к токсинам, продуцируемым другими диарейные патогены, в том числе энтеротоксигенные E. coli (наиболее частая причина диареи путешественников) и Vibrio cholerae .

3.2.3. Ингибирование адгезии патогенов и усиление барьерных функций кишечника

Гены Stx переносятся на лямбдоидных профагах и обычно расположен в поздней транскрибируемой области вируса, рядом с литическими генами [80].Поскольку механизм секреции токсина не установлен, локализация Stx рядом с литическими генами предполагает что активация фага и лизис клеток ответственны за продукцию Stx и выпускать. Это генетическое сопоставление предполагает, что терапевтические средства, подавляющие литическое решение лямбда in vivo значительно уменьшит или устранит осложнения вызванный системным высвобождением Stx.

3.3. Ротавирус

Ключ А Взаимодействие ЭГКП, так же как и ЭПЭК, с эпителием кишечника является образование прикрепляющихся и стирающихся очагов на поверхности эпителия [81].Это взаимодействие обеспечивается факторами, секретируемыми непосредственно бактерией. в клетку-хозяина, где происходит перераспределение актинового цитоскелета. Инфекция EHEC и EPEC также вызывает потерю образования плотных контактов и снижение кишечного эпителиального барьера путем индуцирования перестройки ключевые белки плотных контактов, включая окклюдин [82, 83]. Терапия, которая либо нарушила бы это взаимодействие EHEC/EPEC с кишечного эпителия или ингибировать потерю барьерной функции, должно улучшиться болезнь.

Пробиотики показали некоторый успех ингибирование адгезии, образование повреждений A/E и усиление барьерной функции в ответ на инфекцию EHEC in vitro. Джонсон-Генри и др. протестировали способность Lactobacillus rhamnosus GG для предотвращения потери барьерной целостности и образования A/E поражения, индуцированные EHEC-инфекцией клеточной культуры in vitro [40]. Они обнаружили, что предварительная обработка эпителиальных клеток кишечника in vitro LGG было достаточно, чтобы уменьшить количество поражений A/E и предотвратить потерю барьерная функция, измеряемая трансэпителиальным сопротивлением, локализация белки плотных контактов и анализы проницаемости барьера.Главное, живой LGG было необходимо для этих эффектов, так как убитые нагреванием бактерии не были эффективны в предотвращение воздействия ЭГКП на эпителиальные клетки.

Энтеровирусы, включая норовирусы и ротавирусы являются основными причинами гастроэнтерита, особенно у молодых дети. Ротавирусная инфекция приводит к острому гастроэнтериту с сопровождающееся обезвоживанием и рвотой преимущественно у детей в возрасте 3–24 мес. Ротавирус человека в первую очередь поражает эпителиальные клетки дистального отдела тонкой кишки. кишечника, что приводит к опосредованному энтеротоксинами повреждению кишечного барьера функция.Недавние исследования показывают, что пробиотики могут уменьшить продолжительность и улучшить течение болезни, вызванной ротавирусной инфекцией ([84]; Г. Прейдис и Дж. Версалович, неопубликованные данные). Пробиотики стимулируют работу кишечника выработку иммуноглобулинов и, по-видимому, уменьшают тяжесть кишечной поражения из-за ротавирусной инфекции в мышиной модели. Эти выводы и связанные с ними исследования показывают, что пробиотики могут уменьшить тяжесть и продолжительность желудочно-кишечных инфекций по механизмам, не зависящим от прямого возбудителя антагонизм.Пробиотики могут также способствовать заживлению и гомеостазу, модулируя продукцию цитокинов и улучшение барьерной функции кишечника.

Пробиотики могут оказывать важное Стратегия профилактики и лечения желудочно-кишечных инфекций. Определенные бактерии, полученные из микробных сообществ человека, могут иметь ключевое значение. особенности, которые делают эти микробы основными кандидатами на роль пробиотиков. терапии. Эти полезные микробы могут оказывать различное воздействие на хозяина. таких как предотвращение размножения и функционирования патогенов.Пробиотики также могут стимулируют иммунную функцию хозяина и целостность слизистого барьера. Работая через различные механизмы пробиоза, пробиотики могут давать эффекты в различные этапы процесса. Пробиотики могут предотвратить возникновение болезни при профилактическом введении. Пробиотики также могут подавлять или уменьшать тяжесть или продолжительность заболевания в контексте лечения. Как наши знания достижений микробиома человека, рациональный выбор пробиотиков на основе известные механизмы действия и механизмы заболевания облегчат оптимизация стратегий в терапевтической микробиологии.В конечном итоге мы ожидаем, что пробиотики помогут поддерживать стабильную, разнообразную и полезную микробную сообщества, которые укрепляют здоровье людей и предотвращают болезни.

Благодарности

Исследования в лаборатории Бриттона поддерживаются грантом от Фонд Гербера, Центр микробиологии Мичиганского государственного университета Патогенез, Центр возобновляемых органических Ресурсы и Отдел микробиологических исследований в штате Мичиган по контракту Национальным институтом здравоохранения (NIH N01-AI-30058).Дж. Версалович финансируется Национальным институтом здоровья (NIDDK R01 DK065075; NCCAM R21 AT003482; NCCAM R01 AT004326; NIDDK P30 DK56338, который финансирует Центр пищеварительных заболеваний Техасского медицинского центра), Управлением военно-морских исследований и Министерством перспективных исследовательских проектов. Агентство (ДАРПА).

Желудочно-кишечные инфекции | bioMérieux Corporate Website

Гастроэнтерит — это воспаление желудочно-кишечного тракта, поражающее как желудок, так и тонкий кишечник.Симптомы включают диарею, рвоту и боль в животе.
Желудочно-кишечные инфекции относятся к числу наиболее часто встречающихся инфекций в учреждениях первичной медико-санитарной помощи и могут быть вызваны большим количеством микроорганизмов .

Проблема здравоохранения

Гастроэнтерит является ведущей причиной заболеваемости и смертности во всем мире:

  • 2 миллиарда случаев гастроэнтерита привели к 1,3 миллионам смертей во всем мире в 2015 году[1][2]
  • В развивающихся странах диарейные заболевания являются ведущей причиной детской смертности , ежегодно убивая около 525 000 детей в возрасте до пяти лет[3].

Роль диагностики

Хотя они не всегда могут быть тяжелыми и часто могут быстро разрешаться, желудочно-кишечные инфекции могут быть серьезными у определенных групп пациентов (новорожденных/младенцев, пациентов с ослабленным иммунитетом или пожилых людей). Они особенно сложны в медицинских учреждениях из-за риска распространения инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи .

Быстрая диагностика, соответствующее лечение и меры инфекционного контроля поэтому особенно важны в этих условиях.

Экспресс-тесты обеспечивают быструю дифференциальную диагностику между вирусной и бактериальной инфекцией . Затем пациентов, страдающих вирусными желудочно-кишечными инфекциями, лечат пероральной гидратационной терапией и отправляют домой. Таким образом, экспресс-тесты обеспечивают экономически эффективное лечение, предотвращая госпитализацию пациентов.

Когда симптомы указывают на возможную желудочно-кишечную инфекцию, диагноз может быть подтвержден с помощью лабораторных тестов, используемых для выявления культур или антигенов, или обнаружения молекулярных генов в образцах стула .В некоторых случаях (например, для E. coli, Salmonella , C. difficile… ) тест на чувствительность к антибиотикам используется для определения устойчивости микробов к антибактериальной терапии , если это целесообразно.

Наши решения

Компания bioMérieux предлагает широкий спектр диагностических решений для выявления различных типов микроорганизмов в различных условиях и в различных временных рамках:

  • Пациенты, получающие лечение антибиотиками, и признаки тяжелой диареи : VIDAS ® C.difficile для быстрой идентификации инфекции C. difficile .
  • Больные с более тяжелым течением заболевания :
    • Гастроинтестинальная панель BIOFIRE FILMARRAY ® для выявления 22 наиболее распространенных причин инфекционной диареи, получение результатов примерно через 1 час.
    • Решения VITEK для автоматизированной идентификации и определения чувствительности к антибиотикам.
    • Обычные или хромогенные питательные среды для обнаружения, идентификации и определения чувствительности к антибиотикам.
    • BIOMÉRIEUX EPISEQ® для секвенирования генома.
  •   Пациенты с функциональными расстройствами пищеварения (диспепсией) и подозрением на рак желудка:  VIDAS® H. pylori  IgG для выявления Helicobacter pylori.

[1] ГББ, 2015 г. Заболеваемость и распространенность заболеваний и травм, Соавторы. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы жизни с инвалидностью по 310 заболеваниям и травмам, 1990–2015 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2015 г.Ланцет. 2016;388 (10053): 1545–1602

[2] ГББ, 2015 г. Смертность и причины смерти, сотрудники. Глобальная, региональная и национальная ожидаемая продолжительность жизни, смертность от всех причин и смертность от конкретных причин по 249 причинам смерти, 1980–2015 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2015 г. Lancet. 2016;388 (10053): 1459–1544 Медицинская онлайн-библиотека Merck – Заболевания желудочно-кишечного тракта www.merck.com

 

Желудочно-кишечные инфекции и диарейные заболевания у младенцев и детей в Гане: амбулаторное исследование случай-контроль

Аннотация

Введение

Диарейные заболевания являются одной из наиболее частых причин заболеваемости и смертности детей во всем мире, особенно в районах с ограниченными ресурсами.В этом исследовании случай-контроль оценивалась связь между желудочно-кишечными инфекциями и диареей у детей из сельских районов Ганы.

Методы

Было собрано

образца стула у 548 детей с диареей и у 686 детей без желудочно-кишечных симптомов, посетивших больницу в 2007–2008 гг. Образцы анализировали микроскопическим и молекулярным методами.

Результаты

Организмами, наиболее часто выявляемыми в симптоматических случаях, были Giardia lamblia , Shigella spp./энтероинвазивные Escherichia coli (EIEC) и Campylobacter jejuni . Инфекции ротавирусом (скорректированное отношение шансов [aOR] = 8,4; 95% доверительный интервал [CI]: 4,3–16,6), C . parvum/hominis (aOR = 2,7; 95% ДИ: 1,4–5,2) и норовирус (aOR = 2,0; 95% ДИ: 1,3–3,0) показали самую сильную связь с диареей. Самые высокие атрибутивные фракции (AF) для диареи были оценены для ротавируса (AF = 14,3%; 95% ДИ: 10,9–17,5%), Shigella spp./EIEC (AF = 10,5%; 95% ДИ: 3,5–17,1%) и норовирус (AF = 8,2%; 95% ДИ 3,2–12,9%). Коинфекции возникали часто, и большинство инфекций проявлялись независимо от других инфекций. Однако инфекции с E . диспар , С . jejuni и норовирус чаще наблюдались в присутствии G . лямблии .

Выводы

Диарейные заболевания у детей из сельских районов Африки к югу от Сахары в основном связаны с ротавирусной инфекцией, Shigella spp./EIEC и норовирус. Эти ассоциации сильно зависят от возраста, что следует учитывать при диагностике причин диареи. Представленные результаты информативны как для клиницистов, лечащих желудочно-кишечные инфекции, так и для специалистов в области общественного здравоохранения, разрабатывающих программы борьбы с диарейными заболеваниями.

Резюме автора

Желудочно-кишечные инфекции часто встречаются во многих странах с низким уровнем дохода. Однако их роль в диарейных заболеваниях все еще обсуждается. Многие эпидемиологические исследования сосредоточены только на людях с симптомами диареи, игнорируя тот факт, что инфекции могут протекать и бессимптомно.Для выявления инфекционных агентов, связанных с диареей, крайне важно рассматривать бессимптомные случаи в качестве контрольной группы. Мы провели исследование случай-контроль, включив 548 детей с диареей и 651 ребенка без желудочно-кишечных симптомов, чтобы выяснить роль желудочно-кишечных инфекций в диарейных заболеваниях. Как показано в других исследованиях, за основное бремя диареи ответственны инфекции, вызванные ротавирусом, Shigella spp./EIEC и норовирусом. Коинфекции часто наблюдаются в нашей исследуемой группе, а некоторые микроорганизмы чаще встречаются в присутствии второй.В частности, Giardia lamblia , не связанная с диареей, чаще наблюдается вместе с Campylobacter jejuni и норовирусом, которые вызывают большое количество эпизодов диареи. Это может представлять особый интерес, поскольку G . lamblia с частотой 40% в исследуемой группе является наиболее распространенным наблюдаемым организмом. Кроме того, большое количество коинфекций затруднило идентификацию возбудителей, поскольку диагностика конкретного изолята не может исключить влияние другого потенциально инфекционного агента на диарейное заболевание.Мы наблюдали сильное влияние возраста на течение инфекции, что может служить ориентиром для клиницистов при диагностике причин диареи.

Образец цитирования: Krumkamp R, Sarpong N, Schwarz NG, Adelkofer J, Loag W, Eibach D, et al. (2015) Желудочно-кишечные инфекции и диарейные заболевания у младенцев и детей Ганы: амбулаторное исследование случай-контроль. PLoS Negl Trop Dis 9(3): e0003568. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0003568

Редактор: Зульфикар А.Бхутта, Больница для больных детей, ПАКИСТАН

Получено: 25 июля 2014 г.; Принято: 27 января 2015 г.; Опубликовано: 4 марта 2015 г.

Авторские права: © 2015 Krumkamp et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах документ и его вспомогательные информационные файлы.

Финансирование: Эта работа была поддержана UBS Optimus Foundation и Немецким центром исследования инфекций (Deutsches Zentrum für Infektionsforschung, DZIF), номер ссылки на финансирование: 8000 201-3 (TTU 03.704). Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Диарейные заболевания являются второй ведущей причиной детской смертности во всем мире.В 2010 г. диарея стала причиной 0,8 млн смертей детей в возрасте до пяти лет, что составляет 10,5% всех смертей в этой возрастной группе [1]. Структуры смертности и заболеваемости различаются в зависимости от географического региона: 78% всех смертей, связанных с диареей у детей, приходится на регионы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Африки и Юго-Восточной Азии [2].

Этиология диареи часто до конца не изучена, особенно в развивающихся странах, в том числе в странах Африки к югу от Сахары.Знание распределения и воздействия инфекционных агентов при диарейных заболеваниях имеет решающее значение для руководства эмпирическим лечением и разработки профилактических программ. Однако многие исследования эпидемиологии желудочно-кишечных инфекций ограничиваются только пациентами с диареей, игнорируя возможность того, что инфекции могут протекать бессимптомно или даже влиять друг на друга. Это может иметь особое значение в районах, в которых определенные инфекционные агенты являются эндемичными, что приводит к высокой вероятности продолжающихся инфекций после развития частичного иммунитета и/или толерантности.Таким образом, адекватная контрольная группа необходима для определения патогенности инфекционных агентов, их фракций, связанных с желудочно-кишечными симптомами (ГИС), и возрастной ассоциации инфекционных агентов с ГИС [3,4].

Это исследование случай-контроль в больнице в сельском районе Ганы было разработано для анализа желудочно-кишечных инфекций у детей с диареей и без нее. Цели этого исследования заключались в том, чтобы (i) идентифицировать возбудителей, вызывающих диарею, (ii) описать их патогенность и вклад в бремя диареи и (iii) проанализировать частоту и интерактивные эффекты коинфекций.

Методы

Данные были собраны в пресвитерианской больнице Агого (APH), районной больнице примерно на 250 коек, расположенной в северном муниципалитете Асанте Аким в Гане. Помимо прочего, здесь есть детская поликлиника (ДОП) и педиатрическое отделение. Северный муниципальный район Асанте Аким имеет население около 142 400 жителей, расположенных на площади 1160 квадратных километров. Регион имеет тропический климат и в основном покрыт вторичными дождевыми лесами и обрабатываемыми землями [5].Falciparum малярия высоко эндемична в этой области [6], а ВИЧ с распространенностью 3,0% среди беременных женщин в 2009 г. находится в стабильном состоянии [7].

В это исследование методом случай-контроль были включены дети в возрасте до 13 лет, которые посещали АПН в период с июня 2007 г. по октябрь 2008 г. Образцы стула были собраны у детей с диареей, посещавших OPD больницы. Диарея определялась как минимум три эпизода жидкого стула в течение предшествующих 24 часов. Поэтому контейнер для стула был передан хранителям случаев и контрольной группе для сбора образца.В случае, если ребенок не мог дать стул в OPD, родителей просили вернуть образец в больницу в течение суток после сбора. При необходимости была оказана помощь (3). Лабораторный персонал должен был подтвердить консистенцию жидкого стула в собранных образцах. На протяжении всего периода исследования у детей, которые посещали ОРД больницы без диареи и рвоты, также ежедневно собирались образцы стула, опять же с подтверждением лабораторным персоналом, что образцы стула были твердой консистенции.Из анализа были исключены дети с текущим диарейным заболеванием, определяемым как повторные посещения больницы по поводу диареи в течение 6-недельного периода. Данные на человека были использованы для описания групп исследования. Данные за одно посещение больницы использовались для дальнейшего анализа.

Заявление об этике

Комитет по исследованиям, публикациям и этике человека Школы медицинских наук Университета науки и технологии Кваме Нкрума, Кумаси, Гана, одобрил план исследования и процедуру получения информированного согласия.Все участники были проинформированы о целях и процедурах исследования. Письменное информированное согласие было получено от родителей или законного опекуна от имени исследуемых детей до включения в исследование. Неучастие не повлияло на предоставленное лечение.

Микробиологические анализы

Образцы стула были помещены в холодильник (4°C) сразу после сбора и доставлены в течение суток в лаборатории Центра совместных исследований тропической медицины Кумаси (KCCR).Транспортировка образцов заняла около 1,5 часов, и для поддержания холодовой цепи использовался холодильник. По прибытии образцы стула разделяли на аликвоты (3 x 0,2 мг) и замораживали при -20°C, в то время как рассверленный образец обрабатывали для дальнейшего анализа. Микроскопия образцов крови и стула проводилась в лаборатории KCCR, а выделение ДНК, анализы полимеразной цепной реакции (ПЦР) и ИФА-тесты проводились в Институте тропической медицины Бернхарда Нохта (BNITM) в Германии. Поэтому образцы замороженного стула транспортировали на сухом льду в БНИТМ, поддерживая температуру -20°С (3).Со всеми образцами обращались, хранили и транспортировали в соответствии с надлежащей лабораторной практикой.

Раствор ацетата натрия, уксусной кислоты и формалина (SAF) был добавлен к образцу для защиты от паразитов. После концентрирования в эфире формалина цист и трофозоитов простейших, а также яиц гельминтов фракции концентрированного материала окрашивали йодом или модифицированным кислотоустойчивым методом, последний для улучшения выявления видов кокцидий, таких как Cryptosporidium , Cyclospora и Cystoisospora [8,9].Затем образцы просматривали под световым микроскопом.

Для молекулярного обнаружения ДНК экстрагировали из образцов замороженного стула с использованием наборов QIAamp DNA Stool Kits (Qiagen, Hilden, Germany). Конкретные последовательности были амплифицированы с помощью ПЦР для идентификации следующих организмов: Campylobacter jejuni [10], Cryptosporidium parvum/hominis [11], Cyclospora cayetanensis [12,13], Entamoeba dispar [14,15], Entamoeba histolytica [14,15], Giardia lamblia [11], норовирус [16], Salmonella enterica [10], Shigella spp./энтероинвазивные Escherichia coli (EIEC) [10] и Yersinia enterocolitica [10]. Диагностические анализы ПЦР дают значение Ct как полуколичественный результат, и для определения положительного результата теста применяли отсечку в 35 циклов. Как Shigella spp. и EIEC оба имеют ген ipaH , эти организмы не могут быть различимы с помощью ПЦР [10]. Кроме того, применяемые ПЦР не позволяли дифференцировать брюшнотифозные и нетифоидные сальмонеллы или генотипы норовирусов.Ротавирус идентифицировали с помощью иммуноферментного анализа (ELISA; Ridascreen).

Образцы крови были взяты у всех участников из пальца. Из этих образцов крови готовили толстые и тонкие мазки, которые окрашивали и исследовали под микроскопом. Малярия определялась как любая бесполая паразитемия с температурой тела >38°C.

Все реакции ПЦР, а также микроскопия малярии и кала регулярно оценивались посредством внешней и внутренней оценки качества.Исследовательский персонал был обучен соблюдать стандартные операционные процедуры для каждого лабораторного метода.

Статистический и эпидемиологический анализ

Размер выборки около 500 детей на группу оценивался для выявления изолятов в 5% контролей и 10% случаев, учитывая альфа-уровень 5% и мощность 80%. Категориальные переменные сообщаются как частоты и проценты, тогда как непрерывные переменные сообщаются как средние значения ± стандартные отклонения (SD) или как медианы с межквартильными диапазонами (IQR).Отсутствующие значения были исключены из анализа, поэтому знаменатели для некоторых сравнений различаются.

Поскольку микроскопия снижает чувствительность и специфичность при диагностике образцов диареи [8,17], все статистические сравнения были основаны на диагнозах, основанных на ПЦР или ИФА. Связи между диареей и желудочно-кишечными инфекциями определяли путем расчета отношения шансов (ОШ) и 95% доверительных интервалов (ДИ). Субъекты были стратифицированы, чтобы показать эффекты в пределах категорий третьей переменной для оценки и учета смешения или изменения эффекта.Скорректированные по Мантелю-Хензелю ОШ (аОШ) были рассчитаны на основе стратифицированного анализа. Атрибутивные доли (AF) бремени диареи, определяемые как доля диареи, связанной с определенным патогеном, рассчитывались, как описано [18], на основе оценок логистической регрессии, включая фиктивные переменные, для возрастных категорий.

Гетерогенность возникновения коинфекций оценивали путем сравнения вероятности появления микроорганизма А в присутствии микроорганизма В с вероятностью возникновения А в отсутствие В.Эти ассоциации были определены путем расчета отношения рисков (RR) по формуле RR = P (A|B = 1)/ P (A|B = 0), в которой значение около единицы указывает на независимость и значение, отличное от значения, указывающего на зависимость. RR рассчитывали для всей исследуемой группы и отдельно для случаев и контроля. Организмы, диагностированные с помощью ПЦР или ИФА и обнаруженные более чем в 5% образцов стула в соответствующих группах исследования, были включены в этот расчет, чтобы обеспечить достаточное количество коинфекций.Скорректированные по возрасту RR (aRR) были рассчитаны для учета возрастной зависимости инфекций. Возраст был разделен на группы 0–<1, 1–<2, 2–<5 и 5–15 лет для анализа возрастной динамики инфекций.

Все анализы данных были выполнены с помощью STATA 12 (StataCorp LP, College Station, США).

Результаты

Всего в анализ было включено 1234 посещения пациентов 1168 детьми. Большинство детей обращались в стационар однократно (n = 1109; 94,9%), 52 (4.5%) посетили дважды и 7 (0,6%) трижды. В детское отделение поступило 57 (4,6%) больных; остальные дети лечились в ОПД. Девочки были немного недопредставлены (n = 536; 45,9%). Средний возраст участников составил 33 месяца (МКР: 15–70 месяцев). Стратификация по возрасту показала, что на момент посещения 227 (18,4%) детей были в возрасте от 0 до <1 года, 266 (21,6%) — в возрасте от 1 года до <2 лет, 375 (30,4%) — в возрасте от 2 до <5 лет. лет, а 366 (29,7%) были в возрасте от 5 до 13 лет. Малярия была диагностирована в течение 236 (20.7%) посещений. Различий, показанных в статусе вакцинации против кори и желтой лихорадки, не наблюдалось при сравнении с разбивкой по возрасту.

Диарея присутствовала в 548 (44,4%) случаях (клинические визиты), но отсутствовала в 686 (55,6%) случаях (контрольные визиты). Лихорадка была наиболее частым симптомом заболевания и чаще наблюдалась в контроле, чем в случаях [n = 568 (82,8%) против n = 397 (72,5%)]. Острое недоедание наблюдалось у 57 (12,0%) больных и у 35 (9,4%) контрольных посещений. Рвотой страдали 218 (39,8%) больных.Доля детей с диареей постепенно снижалась с возрастом. Средний возраст детей с диареей и без нее составлял 18 месяцев (МКР: 9–36 месяцев) и 57 месяцев (МКР: 26–93 месяца) соответственно (таблица 1).

Микроорганизмы, обнаруженные в образцах стула

Потенциально-патогенные микроорганизмы, а также факультативные и непатогенные паразиты обнаружены 1843 раза в 915 (79,5%) образцах стула. Наиболее частые заражения были с G . лямблии (n = 470; 38.1%), Shigella spp./EIEC (n = 336; 27,2%), C . jejuni (n = 242; 19,6%), Blastocystis hominis (n = 144; 14,3%) и норовирус (n = 139; 11,3%). Половых различий не наблюдалось. Все паразиты и простейшие, кроме C . parvum/hominis , как правило, реже наблюдались в образцах с диареей по сравнению с образцами без диареи. Cyclospora cayetanensis , E . histolytica и Yersinia spp.не были обнаружены ни в одном из протестированных образцов стула (таблица 2).

На рис. 1 показаны возрастные пропорции и средний возраст заболевших и контрольных детей, инфицированных определенными микроорганизмами. У детей с диареей, ротавирусом, норовирусом и С . parvum/hominis чаще всего наблюдались у младенцев младшего возраста, причем средний возраст инфицированных лиц составлял 12 месяцев (МКИ: 8–23 месяца), 13 месяцев (МКИ 8–22 месяца) и 14 месяцев (МКИ: 10–20 месяцев). месяцев) соответственно.Напротив, контрольные дети с этими микроорганизмами были старше, их средний возраст составлял 30 месяцев (МКИ: 16–45 месяцев), 40 месяцев (МКИ: 20–82 месяца) и 23 месяца (МКИ: 18–28 месяцев) соответственно. . Для всех других инфекций средний возраст детей с диареей колебался от 19 месяцев (МКИ: 11–36 месяцев) до 68 месяцев (МКИ: 35–123 месяца). На детей младше 6 месяцев приходилось 95 (8,1%) посещений больницы, при этом в 16 образцах стула (16,9%) был диагностирован ротавирус, а в 13 (13,7%) — норовирус. У всех инфицированных вирусом детей, кроме одного с диагнозом норовирус, была диарея.В этой возрастной группе другие микроорганизмы не были обнаружены более чем в шести образцах стула (6,3%).

Рис. 1. Соотношение заболевших и контрольных детей по возрастным группам, инфицированным различными микроорганизмами.

Показаны все организмы, обнаруженные более чем в 50 образцах. В скобках указан средний возраст в месяцах (IQR) на момент заражения.

https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0003568.g001

Желудочно-кишечные инфекции и диарея в зависимости от возраста

Неочищенный анализ показал, что самые сильные положительные ассоциации с диареей были связаны с ротавирусной инфекцией (ОШ = 11.9; 95% ДИ: 6,2–24,9), C . parvum/hominis (ОШ = 4,3; 95% ДИ: 2,3–8,6) и норовирус (ОШ = 2,6; 95% ДИ: 1,8–3,9). Обратные ассоциации были найдены для G . лямблии и E . dispar свидетельствует о том, что в контрольной группе было диагностировано больше инфекций, чем в заболевших. Однако этот эффект ослаблялся после возрастной стратификации (табл. 3). Возрастная стратификация выявила различную связь большинства инфекций с диареей. Например, ассоциации с S . enterica или Shigella spp. ./EIEC увеличивались с возрастом, а ассоциации с норовирусом были самыми высокими в самой младшей возрастной группе (ОШ = 4,7; 95% ДИ: 1,4–24,6) и ниже у детей старшего возраста. Связь между ротавирусом и диареей была выражена во всех возрастных группах, хотя частота инфекций с возрастом снижалась. Стратифицированные оценки для C . parvum/hominis были ниже, чем грубый OR, указывая на то, что оценки влияния возраста искажаются. Нет связи между полом (женщина) и диареей (ОШ = 0.9; 95% ДИ: 0,7–1,1) или сезон дождей и диарея (ОШ = 1,1; 95% ДИ: 0,9–1,4). Кроме того, в моделях логистической регрессии эти факторы не изменили связь между инфекциями и симптомами диареи.

Инфекции, проявляющиеся в более молодом возрасте, как правило, более тесно связаны с диареей. Например, самые высокие OR наблюдались для ротавируса, C . parvum/hominis и норовирус, инфекционные агенты, наиболее часто диагностируемые в младших возрастных группах, со средним возрастом 12 месяцев (МКИ: 8–23 месяца), 14 месяцев (МКИ: 10–20 месяцев) и 12 месяцев ( IQR: 8–23 месяца) соответственно.Напротив, E . несовместимы с и G . лямблий не были положительно связаны с диареей и чаще диагностировались у пожилых пациентов со средним возрастом около 38 месяцев (МКИ: 35–57 месяцев) и 28 месяцев (МКИ: 16–46 месяцев) соответственно.

Самые высокие AF (доля симптомов диареи, связанных с определенным микроорганизмом) наблюдались для ротавируса (AF = 14,3%; 95% ДИ: 10,9–17,5%), Shigella spp./EIEC (AF = 10,5%; 95% КИ: 3.5–17,1%) и норовирус (AF = 8,2%; 95% ДИ: 3,2–12,9%), тогда как все другие инфекции имели AF около 5% и ниже (рис. 2).

Комбинированные инфекции

Вероятность появления отдельных пар инфекционных агентов была рассчитана для организмов, обнаруженных с помощью ПЦР или ИФА в более чем 5% образцов стула (таблица 4). Учитывая общую исследуемую группу, большинство инфекций произошло независимо от других организмов. Однако E . диспар , С . jejuni и норовирус чаще наблюдались в присутствии G . lamblia , показывая соотношение скоростей 1,6 (95% ДИ: 1,3–1,9), 1,3 (95% ДИ: 1,2–1,6) и 1,3 (95% ДИ: 1,1–1,6) соответственно. Эти оценки были сопоставимы между случаями и контролем.

Обсуждение

Наиболее важной причиной диарейных заболеваний был ротавирус, с самой высокой ФП и наибольшим риском диареи во всех возрастных группах. Частота ротавирусных инфекций снижалась с возрастом, но их связь с диареей была почти постоянной во всех возрастных группах.Аналогичным образом, многоцентровое исследование, проведенное в семи странах с ограниченными ресурсами, показало, что ротавирус является ведущей причиной диареи у младенцев с возрастными ФП от 16% до 28% [3]. Кроме того, 96% детей мексиканской когорты были инфицированы ротавирусом хотя бы один раз в возрасте до 2 лет. Ротавирусные инфекции обеспечивали защиту от повторного заражения, что приводило к менее частым и менее тяжелым проявлениям у детей старшего возраста [19].

Доля норовирусных инфекций среди заболевших и контролей составила 16.6% и 6,8% соответственно, что сопоставимо с цифрами из других развивающихся стран с высокой смертностью, где сообщается о 14% (ДИ: 11–16) и 7% (ДИ: -2–16) соответственно [20]. У детей с диареей частота норовирусных инфекций была сходной с ротавирусной. Однако по сравнению с ротавирусом количество норовирусных инфекций было выше у бессимптомных (контрольных) лиц, что, скорее всего, связано с повышением толерантности к возбудителям и ограниченным стерилизующим иммунитетом. Модель передачи показала, что в высокоэндемичных условиях защита от тяжелого норовирусного гастроэнтерита может быть приобретена в раннем возрасте, что приводит к частым бессимптомным повторным инфекциям [21].Аналогичным образом, наше исследование выявило значительную связь между норовирусной инфекцией и диареей у младенцев, тогда как дети старшего возраста чаще были бессимптомными носителями.

В промышленно развитых странах криптоспоридиоз является преимущественно оппортунистической инфекцией у пациентов с ВИЧ/СПИДом и основной причиной вспышек заболеваний, передающихся через воду, о которых сообщалось в нескольких странах [22]. Однако в Западной Африке криптоспоридиоз является причиной диареи у 4,9–14,7% иммунокомпетентных детей в зависимости от возраста и географического положения [3,23].Точно так же наши результаты показали, что C . Инфекции parvum/hominis были тесно связаны с диареей во всех возрастных группах и присутствовали более чем у 10% детей с симптомами в возрасте до 2 лет. Бессимптомное носительство криптоспоридиоза в этой возрастной группе не наблюдалось и редко встречалось у детей старшего возраста. Обзор криптоспоридиоза в странах Африки к югу от Сахары показал такое же возрастное распределение с пиком среди детей в возрасте 6–12 месяцев. По-видимому, инфекция может возникать в детстве, но с возрастом симптомы становятся менее выраженными [24].

Shigella spp./EIEC был, после G . lamblia , второй наиболее частый возбудитель, выявляемый у детей с диареей, чаще встречающийся у детей старшего возраста. Однако сравнение наших результатов с другими исследованиями затруднено, потому что наш тест был основан на ПЦР. Традиционно диагностика шигеллеза основывается на методах культивирования, которые избирательно выделяют возбудитель с последующей биохимической идентификацией одного из четырех видов шигелл [25].Внедрение методов ПЦР имеет свои преимущества, но последовательность гена, используемая для диагностики, также переносится энтероинвазивной кишечной палочкой (EIEC) [10]. Технически наше исследование не может отличить шигеллез от EIEC, что, помимо большей чувствительности теста на основе ПЦР, может также отражаться большим количеством представленных инфекций. Таким образом, несмотря на умеренную связь с диареей, высокая распространенность этой группы возбудителей привела к тому, что в нашем исследовании ФП заняла второе место.

Как правило, используемые методы ПЦР имеют более высокую чувствительность теста по сравнению с традиционными культуральными методами. Это улучшает способность диагностировать микроорганизмы в образце стула. Однако недостатком, по-видимому, является увеличение числа бессимптомных выявлений в целом [26]. Поскольку это влияет на диагностику как в случаях, так и в контроле, рассчитанные ОШ не должны быть затронуты. Однако предполагаемая распространенность заболевания и, следовательно, предполагаемая ФП могут быть завышены. Необходимы дальнейшие исследования с использованием количественных подходов [27] для создания и улучшения диагностического анализа желудочно-кишечных заболеваний в странах с низким и средним уровнем дохода.

Бремя G . лямблий инфекций было довольно высоким. Интересно, что частота G . инфекций лямблий было ниже у детей с диареей, чем у бессимптомных носителей. Систематический обзор воздействия G . lamblia при диарее подчеркнул, что, хотя в большинстве исследований не было обнаружено никаких или обратных эффектов, некоторые исследования сообщают о положительной связи у детей в возрасте около 1 года, предположительно в ответ на начальное введение G . лямблий инфекции [28]. Однако статистическая мощность настоящего исследования не позволила выявить такие возрастные эффекты.

В обоих случаях, а также в контроле наблюдалось большое количество множественных инфекций. Большинство коинфекций были идентифицированы как статистически ожидаемые, хотя G . лямблии чаще встречались вместе с Е . диспар , С . jejuni и норовирус. Г . Сообщалось, что lamblia индуцируют апоптоз эпителиальных клеток, что приводит к повышению проницаемости эпителия [29].Далее, G . Было обнаружено, что лямблии секретируют белки, способные нарушать врожденный иммунный ответ [30]. В качестве альтернативы коинфекции могут быть связаны с общими путями передачи. Однако, поскольку большинство желудочно-кишечных организмов передаются фекально-оральным путем, маловероятно, что только это объясняет связь между сопутствующими инфекциями. Интересно, что недавнее объединенное исследование случай-контроль в Эквадоре также выявило механистические взаимодействия для симптомов диареи между ротавирусом и G . lamblia , а также между ротавирусом и Escherichia coli [31]. Модели in vitro показали, что ротавирус может способствовать адгезии, инвазии и размножению бактерий в кишечных клетках, механизмы, которые могут объяснить эти синергетические эффекты [32–34]. В целом роль коинфекций при диарейных заболеваниях заслуживает большего внимания для выявления связи между инфекциями, а также взаимодействия с ГИС. Кроме того, необходимы стратегии для выявления возбудителей при множественных инфекциях, поскольку диагностика конкретного изолята не может исключить другие потенциальные инфекционные причины диарейных заболеваний.

Представленное здесь исследование имеет несколько ограничений, поэтому его результаты следует интерпретировать с осторожностью. Случаи, а также контрольная группа были отобраны в OPD больницы, поэтому контрольная группа не состоит из здоровых лиц. Это дети, обращающиеся за помощью по поводу других заболеваний, которые могут увеличить риск желудочно-кишечных инфекций. У нас мало справочной информации об общей подходящей исследовательской группе, то есть о детях, которые посещали OPD в течение периода исследования, из которых мы выбрали случаи и контрольную группу.Таким образом, мы не можем судить, насколько хорошо совпадают характеристики случаев и контроля. В таблице 1 показаны различия между случаями и контролем. Например, малярия falciparum чаще наблюдается у контрольной группы, потому что контрольной группе требуется альтернативная причина для посещения больницы, которой у некоторых посетителей является малярия. Контрольная группа также с большей вероятностью будет иметь полный график вакцинации, что можно объяснить разницей в возрасте, а также возможными различиями в социально-экономическом статусе. В анализе эти факторы не могут контролироваться, однако мы считаем, что они не действуют как искажающие факторы.Несмотря на то, что некоторые факторы связаны с желудочно-кишечными инфекциями, они не связаны с диарейными симптомами, которые необходимы для того, чтобы их можно было квалифицировать как искажающие факторы. На момент включения в исследование у контрольной группы не должно было быть диареи, однако ГИС до включения в исследование не оценивался. Таким образом, контрольная группа могла быть носителем патогенов, если инфекция возникла до включения в исследование. Например, норовирус можно обнаружить в кале в течение 60 дней после заражения [35]. В случае, если некоторые контрольные группы являются носителями патогенов из-за недавних инфекций, результаты исследования будут недооценивать фактическую связь с диареей.Два предварительных условия должны быть выполнены для обобщения AF из данных случай-контроль: (i) выборка случай-контроль должна быть репрезентативной для исходной популяции и (ii) OR должен быть надежной оценкой RR. Случаи в этом исследовании были набраны у детей в OPD, что делает эту группу пациентов избранной, обращающихся за профессиональной помощью, таким образом, представляя людей с диарейным заболеванием от умеренной до тяжелой степени. Принимая во внимание наш подход к выборке случай-контроль, ОШ будет приближаться к ОР только в том случае, если выполняется предположение о редком заболевании.Это, однако, было применимо ко всем изученным инфекциям, особенно к Shigella spp./EIEC, C . jejuni и норовирус. В этих случаях ОШ, вероятно, завышает истинный RR, что приводит к более высокому AF. Этими методами не были обнаружены несколько возможных инфекционных причин диареи, включая аденовирусную [36], энтеропатогенную Escherichia coli [37] и энтеротоксигенную Escherichia coli [37,38].

Коэффициенты AF выражают долю диарейных заболеваний, которая может быть снижена при удалении микроорганизма.Эта мера имеет большое значение для общественного здравоохранения, поскольку она демонстрирует потенциальные эффекты профилактики и контроля заболеваний, а также эмпирических мер по лечению заболеваний. В частности, в нем подчеркивается потенциальная роль вакцинации против ротавируса и норовируса в странах Африки к югу от Сахары, а также меры по очистке воды, санитарии и гигиене; эффективные варианты, которые могут снизить бремя диарейных заболеваний [39].

Благодарности

Мы благодарны всем детям, участвовавшим в этом исследовании, и персоналу пресвитерианской больницы Агого.Без их усилий данное исследование было бы невозможно.

Вклад авторов

Проанализированы данные: RK JA DE JM WL. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: RMH ET JM. Написал статью: RK NS NGS DE RMH YAS ET JM. Дизайн исследования: JA WL YAS ET JM. Вел и руководил полевыми работами: NS JA WL.

Каталожные номера

  1. 1. Лю Л., Джонсон Х.Л., Кусенс С., Перин Дж., Скотт С. и др. (2012) Глобальные, региональные и национальные причины детской смертности: обновленный систематический анализ за 2010 г. с временными тенденциями с 2000 г.Ланцет 379: 2151–2161. пмид:22579125
  2. 2. Boschi-Pinto C, Velebit L, Shibuya K (2008) Оценка детской смертности от диареи в развивающихся странах. Bull World Health Organ 86: 710–717. пмид:18797647
  3. 3. Котлофф К.Л., Натаро Дж.П., Блэквелдер В.К., Насрин Д., Фараг Т.Х. и др. (2013) Бремя и этиология диарейных заболеваний у младенцев и детей младшего возраста в развивающихся странах (Глобальное многоцентровое исследование кишечных инфекций, GEMS): проспективное исследование случай-контроль.Ланцет 382: 209–222. пмид:23680352
  4. 4. Котлофф К.Л., Блэквелдер В.К., Насрин Д., Натаро Дж.П., Фараг Т.Х. и др. (2012) Глобальное многоцентровое исследование кишечных инфекций (GEMS) диарейных заболеваний у младенцев и детей младшего возраста в развивающихся странах: эпидемиологические и клинические методы исследования случай/контроль. Clin Infect Dis 55 Suppl 4: S232–245. пмид:23169936
  5. 5. Асанте Аким Центральное муниципальное собрание (2012 г.) Асанте Аким Север. Доступно: http://asanteakimnorth.ghanadistricts.gov.gh/. По состоянию на 14 февраля 2014 г.
  6. 6. Абонуусум А., Овусу-Даако К., Таннич Э., Мэй Дж., Гармс Р. и др. (2011) Передача малярии в двух сельских общинах в лесной зоне Ганы. Parasitol Res 108: 1465–1471. пмид:21153839
  7. 7. Служба здравоохранения Ганы (2010 г.) Полугодовой отчет Ашанти. Доступно: http://www.ghanahealthservice.org/documents/ASHANTI%20HALF%20YEAR%202010%20REPORT.pdf. По состоянию на 13 ноября 2014 г.
  8. 8. Утцингер Дж., Ботеро-Клейвен С., Кастелли Ф., Чиодини П.Л., Эдвардс Х. и др.(2010)Микроскопическая диагностика образцов стула, фиксированных ацетатом натрия, уксусной кислотой и формалином, на наличие гельминтов и кишечных простейших: сравнение европейских референтных лабораторий. Clin Microbiol Infect 16: 267–273. пмид:19456836
  9. 9. Scott CD (1988) Скрининг мазков кала на Cryptosporidium и Isospora belli с использованием модифицированного красителя Циля-Нильсена. Aust J Med Lab Sci 9: 80–82.
  10. 10. Wiemer D, Loderstaedt U, von Wulffen H, Priesnitz S, Fischer M, et al.(2011) Мультиплексная ПЦР в реальном времени для одновременного обнаружения видов Campylobacter jejuni, Salmonella, Shigella и Yersinia в образцах фекалий. Int J Med Microbiol 301: 577–584. пмид:21855409
  11. 11. Verweij JJ, Blange RA, Templeton K, Schinkel J, Brienen EA, et al. (2004)Одновременное обнаружение Entamoeba histolytica, Giardia lamblia и Cryptosporidium parvum в образцах фекалий с помощью мультиплексной ПЦР в реальном времени. J Clin Microbiol 42: 1220–1223. пмид:15004079
  12. 12.Verweij JJ, Laeijendecker D, Brienen EA, van Lieshout L, Polderman AM (2003)Обнаружение Cyclospora cayetanensis у путешественников, возвращающихся из тропиков и субтропиков, с использованием микроскопии и ПЦР в реальном времени. Int J Med Microbiol 293: 199–202. пмид:12868656
  13. 13. Ortega YR, Sanchez R (2010) Обновленная информация о Cyclospora cayetanensis, паразите, передающемся через пищу и воду. Clin Microbiol Rev 23: 218–234. пмид:20065331
  14. 14. Блессманн Дж., Бусс Х., Ню П.А., Динь Б.Т., Нго К.Т. и др.(2002) ПЦР в реальном времени для обнаружения и дифференциации Entamoeba histolytica и Entamoeba dispar в образцах фекалий. J Clin Microbiol 40: 4413–4417. пмид:12454128
  15. 15. Verweij JJ, Blotkamp J, Brienen EA, Aguirre A, Polderman AM (2000)Дифференциация кист Entamoeba histolytica и Entamoeba dispar с использованием полимеразной цепной реакции на ДНК, выделенной из фекалий, с помощью спин-колонок. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 19: 358–361. пмид:10898137
  16. 16. Hoehne M, Schreier E (2006)Обнаружение норовирусов геногруппы I и II с помощью мультиплексной ОТ-ПЦР в реальном времени с использованием ДНК-зонда, связывающего 3′-малую бороздку.BMC Infect Dis 6: 69. pmid:16606447
  17. 17. Назир Дж.Т., Эль-Сайед Халифа К., фон Тьен Х., Эль-Сибаи М.М., Абдель-Хамид М.Ю. и др. (2013)Использование мультиплексной ПЦР в реальном времени для обнаружения обыкновенной диареи, вызываемой простейшими паразитами, в Египте. Паразитол рез. 112: 595–601. пмид:23114927
  18. 18. Гренландия С., Дрешер К. (1993) Оценка максимального правдоподобия атрибутивной доли из логистических моделей. Биометрия 49: 865–872. пмид:8241375
  19. 19. Веласкес Ф.Р., Мэтсон Д.О., Кальва Дж.Дж., Герреро Л., Морроу А.Л. и др.(1996) Ротавирусные инфекции у младенцев как защита от последующих инфекций. N Engl J Med 335: 1022–1028. пмид:8793926
  20. 20. Ахмед С.М., Холл А.Дж., Робинсон А.Е., Верхуф Л., Премкумар П. и соавт. (2014)Глобальная распространенность норовируса при гастроэнтерите: систематический обзор и метаанализ. The Lancet Инфекционные заболевания 14: 725–730. пмид:24981041
  21. 21. Лопман Б., Симмонс К., Гамбхир М., Винье Дж., Парашар У. (2014)Эпидемиологические последствия бессимптомной повторной инфекции: математическое моделирование норовируса.Am J Epidemiol 179: 507–512. пмид:24305574
  22. 22. Ширли Д.А., Мунах С.Н., Котлофф К.Л. (2012)Бремя болезни от криптоспоридиоза. Curr Opin Infect Dis 25: 555–563. пмид:229
  23. 23. Molbak K, Hojlyng N, Gottschau A, Sa JC, Ingholt L, et al. (1993)Криптоспоридиоз в младенчестве и детская смертность в Гвинее-Бисау, Западная Африка. Bmj 307: 417–420. пмид:8374453
  24. 24. Мор С.М., Ципори С. (2008)Криптоспоридиоз у детей в странах Африки к югу от Сахары: затяжная проблема.Clin Infect Dis 47: 915–921. пмид:18715159
  25. 25. Ливио С., Строкбайн Н.А., Панчалингам С., Теннант С.М., Барри Э.М. и соавт. (2014)Изоляты Shigella из глобального многоцентрового исследования кишечных инфекций используются для разработки вакцин. Clin Infect Dis 59: 933–941. пмид:24958238
  26. 26. Левин М.М., Робинс-Браун Р.М. (2012) Факторы, объясняющие выделение кишечных патогенов людьми без диареи. Clin Infect Dis 55 Suppl 4: S303–311. пмид:23169942
  27. 27. Platts-Mills JA, Gratz J, Mduma E, Svensen E, Amour C, et al.(2014) Связь между количеством энтеропатогенов в стуле и заболеванием у танзанийских детей с использованием карт массива TaqMan: вложенное исследование случай-контроль. Am J Trop Med Hyg 90: 133–138. пмид:24189366
  28. 28. Muhsen K, Levine MM (2012)Систематический обзор и метаанализ связи между Giardia lamblia и эндемической детской диареей в развивающихся странах. Clin Infect Dis 55 Suppl 4: S271–293. пмид:23169940
  29. 29. Troeger H, Epple HJ, Schneider T, Wahnschaffe U, Ullrich R, et al.(2007)Влияние хронической инфекции Giardia lamblia на эпителиальный транспорт и барьерную функцию двенадцатиперстной кишки человека. Гут 56: 328–335. пмид:16935925
  30. 30. Ringqvist E, Palm JE, Skarin H, Hehl AB, Weiland M, et al. (2008)Высвобождение метаболических ферментов Giardia в ответ на взаимодействие с эпителиальными клетками кишечника. Мол Биохим Паразитол 159: 85–91. пмид:18359106
  31. 31. Bhavnani D, Goldstick JE, Cevallos W, Trueba G, Eisenberg JN (2012)Синергические эффекты ротавируса и коинфицирующих патогенов на диарейные заболевания: данные исследования на уровне сообщества на северо-западе Эквадора.Am J Epidemiol 176: 387–395. пмид:22842722
  32. 32. Суперти Ф., Петроне Г., Пизани С., Морелли Р., Аммендолия М.Г. и др. (1996)Суперинфекция Listeria monocytogenes культивируемых энтероцитоподобных клеток человека, инфицированных полиовирусом или ротавирусом. Мед Микробиол Иммунол 185: 131–137. пмид:17
  33. 33. Ди Биасе А.М., Петроне Г., Конте М.П., ​​Сеганти Л., Аммендолия М.Г. и др. (2000) Инфицирование энтероцитоподобных клеток человека ротавирусом повышает инвазивность Yersinia enterocolitica и Y.псевдотуберкулез. J Med Microbiol 49: 897–904. пмид:11023186
  34. 34. Бухольм Г. (1988) Ротавирусная инфекция человека усиливает инвазивность энтеробактерий в клетках МА-104. Апмис 96: 1118–1124. пмид: 2850823
  35. 35. Teunis PF, Sukhrie FH, Vennema H, Bogerman J, Beersma MF, et al. (2014)Выделение норовируса при симптоматических и бессимптомных инфекциях. Эпидемиол инфекции: 1–8.
  36. 36. Reither K, Ignatius R, Weitzel T, Seidu-Korkor A, Anyidoho L, et al.(2007)Острая детская диарея в северной части Ганы: эпидемиологические, клинические и микробиологические характеристики. BMC Infect Dis 7: 104. pmid:17822541
  37. 37. Lanata CF, Fischer-Walker CL, Olascoaga AC, Torres CX, Aryee MJ и др. (2013) Глобальные причины смертности от диарейных болезней у детей в возрасте до 5 лет: систематический обзор. PLoS One 8: e72788. пмид:24023773
  38. 38. Опинтан Дж. А., Ньюман М. Дж., Айех-Куми П. Ф., Аффрим Р., Гепи-Атти Р. и др. (2010)Детская диарея на юге Ганы: этиология и связь с воспалением кишечника и недоеданием.Am J Trop Med Hyg 83: 936–943. пмид:20889896
  39. 39. Браун Дж., Кэрнкросс С., Энсинк Дж. Х. (2013)Вода, санитария, гигиена и кишечные инфекции у детей. Арх Дис Чайлд 98: 629–634. пмид: 23761692

Отсутствие желудочно-кишечных инфекций в когорте пациентов с синдромом Золлингера-Эллисона и другими гиперсекреторами кислоты, получающими длительное подавление секреции кислоты лансопразолом | BMC Gastroenterology

Длительное наблюдение за большой когортой гиперсекреторов кислоты с известным секреторным статусом желудочной кислоты во время терапии лансопразолом не выявило каких-либо признаков серьезных желудочно-кишечных инфекций.За долгие годы лечения и последующего наблюдения только один пациент обратился за медицинской помощью по поводу зарегистрированного гастроэнтерита, и во время этого исследования не было явных госпитализаций по поводу желудочно-кишечной инфекции.

Взаимосвязь между терапией ингибиторами протонной помпы и другими кислотоподавляющими препаратами и риском желудочно-кишечных инфекций остается спорной. С момента первоначального применения антагонистов рецепторов гистамина-II в 1973 г. возникла обеспокоенность по поводу возможности желудочно-кишечных инфекций при использовании этих агентов, предположительно связанных с фекально-оральной передачей бактерий, которые не были уничтожены кислой средой в желудочно-кишечном тракте. желудок.Более поздние эпидемиологические исследования были сосредоточены на препаратах, ингибирующих секрецию желудочного сока и развитие колита C. difficile . Например, в проспективном контролируемом исследовании 155 последовательных стационарных пациентов с диареей C. difficile 92% получали кислотосупрессивную терапию по сравнению с 50% в контрольной группе [4]. Логистическая регрессия также выявила подавление кислотности (отношение шансов 1,9, 94% ДИ 1,1, 3,29) как фактор риска. Крупные эпидемиологические исследования также подтверждают наличие связи [3].Однако другие исследования, прежде всего ретроспективные исследования случай-контроль, не выявили связи [9, 10]. Популяционное исследование случай-контроль в Канаде, в котором пациенты были сопоставлены по возрасту и полу, а также по антибиотику, не обнаружило связи между использованием ИПП и госпитализацией по поводу болезни C. difficile [11]. Можно было бы ожидать повышенный риск инфекций у пациентов с пернициозной анемией, но на удивление это не было хорошо задокументировано ни в одной крупной серии случаев.

Исследования in vitro показывают, что нормальный желудочный сок с pH < 4 является бактерицидным, в то время как ахлоргидрированный желудочный сок не обладает бактерицидным действием [12]. При pH желудка < 3 бактерии, закапываемые в нормальный желудок человека, погибают, но могут оставаться жизнеспособными в течение часа в желудке с ахлоргидрией [13]. У здоровых добровольцев использование терапии ингибиторами протонной помпы последовательно повышает рН желудка. 24-часовой внутрижелудочный рН может оставаться > 4 в диапазоне от 40% до более 65% периода наблюдения у пациентов, включенных в краткосрочные исследования [14-17].Анализ желудочного сока в нашей когорте кислотных гиперсекреторов показал стабильно притупленную секрецию кислоты, однако при стимуляции ложным кормлением базальный рН желудка все еще был <3,5 у 67%, а при приеме пентагастрина (эквивалента пищи) у 84%.

Наше исследование имеет несколько ограничений, которые следует признать. Во-первых, в то время как пациентов осматривали каждые шесть месяцев и опрашивали относительно госпитализаций, необходимости операции и интеркуррентного приема лекарств, пациентов не опрашивали проспективно в каждый момент времени относительно развития каких-либо желудочно-кишечных инфекций.Во-вторых, в то время как использование антибиотиков оценивалось, большинство пациентов не могли вспомнить, и во многих случаях не было документации о конкретном антибиотике и использованной дозе, а только о классе препарата. В-третьих, опрос пациентов о любой желудочно-кишечной инфекции через несколько лет после включения в исследование может привести к систематической ошибке припоминания. Тем не менее, все госпитализации были задокументированы. В-четвертых, в зависимости от абсолютного риска заражения этими инфекциями размер нашей выборки может быть недостаточным, однако наше долгосрочное наблюдение, оцениваемое в пациентах-годах, обширно.Можно было ожидать большего количества зарегистрированных эпизодов диарейных заболеваний, но мы сосредоточились на более тяжелых случаях, когда требовалась медицинская помощь. Наконец, наша исследуемая популяция состоит из гиперсекреторов кислоты, которые могут отличаться от лиц с нормальной секрецией кислоты, которые могут иметь меньшую секрецию кислоты во время терапии ИПП.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.