Обволакивающие средства желудок: Обволакивающие, антацидные (снижающие кислотность желудка) и адсорбирующие (поглощающие) средства часть 2 — Информация

Содержание

Обволакивающие средства — это… Что такое Обволакивающие средства?

лекарственные средства, образующие с водой коллоидные растворы или взвеси и защищающие слизистые оболочки и кожу от раздражающего действия физических и химических факторов. К обволакивающим относят некоторые препараты растительного происхождения и ряд неорганических веществ. В качестве О. с. растительного происхождения применяют в основном слизи из крахмала, семян льна и алтейного корня, а в качестве неорганических О. с. химически индифферентные вещества — глину белую и гидроокись алюминия, которые обладают также и адсорбирующими свойствами (см. Адсорбирующие средства). Кроме того, обволакивающими свойствами обладают некоторые пищевые продукты, например молоко, отвары из рисовой и овсяной муки, яичный белок.

Покрывая поверхность слизистых оболочек и кожи, О. с. образуют защитный слой, препятствующий раздражающему действию на нервные окончания различных физических и химических факторов, и в связи с этим оказывают местное болеутоляющее действие. При воспалительных заболеваниях желудочно-кишечного тракта О. с. наряду с болеутоляющим действием вызывают умеренно выраженный противорвотный и противопоносный эффекты вследствие ослабления соответствующих рефлекторных влияний со стороны слизистых оболочек. Резорбтивного действия О. с. практически не оказывают, т.к. почти не всасываются с поверхности кожи и слизистых оболочек или всасываются в виде неактивных метаболитов.

Внутрь О. с. назначают при воспалительных заболеваниях желудочно-кишечного тракта (энтеритах, гастроэнтеритах, колитах и т.п.) и ожогах слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта кислотами, щелочами и другими прижигающими веществами. Наружно О. с. применяют при различных кожных заболеваниях, ожогах, опрелостях, язвах и т. д.

Кроме того, отдельные О. с. (крахмал, глину белую) используют в фармации в качестве вспомогательных веществ при изготовлении некоторых лекарственных форм, например в целях уменьшения местно-раздражающего эффекта лекарственных веществ или замедления их всасывания из желудочно-кишечного тракта, а также в качестве наполнителя при изготовлении пилюль и таблеток.

Основные О. с., их дозы, способы применения, формы выпуска и условия хранения приводятся ниже.

Алюминия гидроокись (Aluminii hydroxydum) назначают наружно в виде присыпок и внутрь в виде 4% водной суспензии по 1—2 чайной ложке 46 раз в день (в основном как антацидное средство) при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гиперацидном гастрите, пищевых отравлениях. В виде геля входит в состав комбинированных антацидных препаратов «Алмагель» и «Алмагель А». Форма выпуска: порошок. Глина белая (Bolus alba) применяется наружно (в присыпках, пастах, мазях) при кожных заболеваниях, язвах, опрелостях, ожогах. Внутрь назначают взрослым по 20—30 г (иногда до 100 г), детям — по 5—10 г при заболеваниях желудочно-кишечного тракта (колитах, энтеритах и т.п.). Форма выпуска: порошок. Хранение: в хорошо укупоренной таре.

Крахмал (Amylum) назначают наружно в виде присыпок и пудр (часто в смеси с окисью цинка, тальком и др.). Внутрь и в клизмах применяется в виде крахмального клейстера или слизи для ослабления местно-раздражающего действия некоторых лекарственных веществ (например, хлоралгидрата) и для замедления всасывания лекарств.

Семя льна (Semen Lini) назначают наружно для припарок и внутрь в виде слизи, которую готовят ex tempore, при воспалительных и язвенных поражениях слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

Средства, оказывающие защитное действие на слизистую оболочку желудка и кишечника (гастропротекторы) — список препаратов из 11.02 входит в группу клинико-фармакологических указателей (КФУ) 11

Средства, оказывающие защитное действие на слизистую оболочку желудка и кишечника (гастропротекторы)

Входит в группу: 11 — ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ. ГЕПАТОЛОГИЯ

Бисмопепсин

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 8, 12, 16, 20, 24, 28, 30, 32, 40, 48, 56, 60, 64, 70, 80, 96, 100, 112, 120, 140, 160, 192, 200, 240, 260, 280 или 480 шт.

рег. №: ЛП-005338 от 06.02.19 Дата перерегистрации: 24.07.19
Виканол® Лайф

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 24, 30, 32, 40, 45, 48, 56, 60, 64, 70, 80, 90, 96, 100, 105, 112, 120, 140, 150, 160, 180, 192, 200, 210, 240, 280, 360 или 480 шт.

рег. №: ЛП-004459 от 12.09.17
Висмута трикалия дицитрат

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60 или 100 шт.

рег. №: ЛП-006883 от 05.04.21
Висмута трикалия дицитрат

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 7, 10, 14, 20, 21, 28, 30, 35, 40, 42, 49, 50, 56, 60, 70, 80, 84, 90, 98, 100, 112, 120, 140, 150, 160, 168, 180, 196, 210, 224, 240, 280, 300 или 480 шт.

рег. №: ЛП-004537 от 13.11.17
Произведено: ОЗОН (Россия)
Висмута трикалия дицитрат

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 7, 10, 14, 20, 21, 28, 30, 35, 40, 42, 49, 50, 56, 60, 70, 80, 84, 90, 98, 100, 112, 120, 140, 150, 160, 168, 180, 196, 210, 224, 240, 280, 300 или 480 шт.

рег. №: ЛП-004536 от 13.11.17
Висмута трикалия дицитрат

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 8, 10, 16, 20, 24, 28, 30, 32, 40, 42, 48, 50, 56, 60, 64, 70, 72, 80, 84, 90, 98, 100, 112, 126 или 140 шт.

рег. №: ЛП-006745 от 03.02.21
Висмута трикалия дицитрат-Вертекс

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 28, 30, 32, 56, 60, 112 или 120 шт.

рег. №: ЛП-007077 от 08.06.2021
Витридинол

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 56 шт.

рег. №: ЛП-002905 от 12.03.15 Дата перерегистрации: 15.11.17
Де-Нол®

Таб., покр. пленочной оболочкой, 304.6 мг: 32, 56 или 112 шт.

рег. №: П N012626/01 от 23.08.10 Дата перерегистрации: 23.04.18
Лекнол

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 8, 10, 14, 16, 20, 24, 28, 30, 32, 40, 42, 48, 50, 56, 60, 64, 70, 72, 80, 84, 90, 98, 100, 112, 126 или 140 шт.

рег. №: ЛП-006742 от 01.02.21
Новобисмол®

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 8, 10, 14, 16, 20, 24, 28, 30, 32, 40, 42, 48, 50, 56, 60, 64, 70, 80, 84, 96, 98, 100, 112, 120, 140, 224 или 240 шт.

рег. №: ЛП-001879 от 11.10.12 Дата перерегистрации: 12.07.18
Улькавис®

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 28, 30, 40, 56, 60, 100, 112, 120, 224 или 250 шт.

рег. №: ЛП-003120 от 30.07.15 Дата перерегистрации: 11.03.21
Хели-Стоп

Таб., покр. пленочной оболочкой, 120 мг: 32, 40, 56, 60, 80, 100, 112 или 120 шт.

рег. №: ЛП-N (000089)-(РГ- RU) от 03.11.20
Эскейп

Таб., покр. оболочкой, 120 мг: 40, 56, 80 или 112 шт.

рег. №: ЛП-003299 от 10.11.15
Вентер

Таб. 1 г: 50 шт.

рег. №: П N014017/01 от 12.12.07 Дата перерегистрации: 20.11.13

Описания препаратов с недействующими рег. уд. или не поставляемые на рынок РФ

Гастростат®

Таб., покрытые пленочной оболочкой, 100 мг: 10, 15, 20, 30, 40, 45, 50, 60, 75, 80, 90, 100, 120, 150 или 200 шт.

рег. №: ЛП-005676 от 29.07.19 Дата перерегистрации: 05.11.20
Ребагит®

Таб., покрытые пленочной оболочкой, 100 мг: 20, 21, 30, 40, 42, 84, 90, 120, 150, 168 или 180 шт.

рег. №: ЛП-001831 от 12.09.12 Дата перерегистрации: 14.10.20
Ребамипид-СЗ

Таб., покр. пленочной оболочкой, 100 мг: 30 или 60 шт.

рег. №: ЛП-006193 от 29.04.20
Диоктаб® солюшн таблетс

Таб. диспергируемые 1000 мг: 3, 6, 9, 10, 12, 15, 18, 20, 21, 24, 27, 30, 36, 40, 42, 45, 48, 50, 54, 60, 63, 70, 72, 80, 81, 90 или 100 шт.

рег. №: ЛП-005133 от 23.10.18
Произведено: ОЗОН (Россия)
Диосмектит

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь 3 г: пак. 5, 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛСР-000247/08 от 28.01.08
Неосмектин®

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (малиновый) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛС-000472 от 18.05.10 Дата перерегистрации: 10.07.17

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (апельсиновый) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛС-000472 от 18.05.10 Дата перерегистрации: 10.07.17

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (ванильный) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛС-000472 от 18.05.10 Дата перерегистрации: 10.07.17

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (лимонный) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛС-000472 от 18.05.10 Дата перерегистрации: 10.07.17
Смекта®

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (апельсиновый) 3 г: пак. 10 или 30 шт.

рег. №: П N015155/01 от 08.04.08 Дата перерегистрации: 04.03.20

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (ванильный) 3 г: пак. 10 или 30 шт.

рег. №: П N015155/01 от 08.04.08 Дата перерегистрации: 04.03.20
Смекта®

Сусп. д/приема внутрь 3 г: пак. 6, 8, 10, 12 или 14 шт.

рег. №: ЛП-003401 от 31.12.15 Дата перерегистрации: 31.12.20
Смектит диоктаэдрический

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (апельсиновый) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 15, 20, 30 или 250 шт.

рег. №: ЛП-005587 от 13.06.19

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (ванильный) 3 г: пак. 1, 3, 5, 10, 15, 20, 30 или 250 шт.

рег. №: ЛП-005587 от 13.06.19
Смектит диоктаэдрический

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (апельсиновый) 3 г: пакетики 1, 3, 5, 10, 15, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛП-005106 от 15.10.18

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (ванильный) 3 г: пакетики 1, 3, 5, 10, 15, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛП-005106 от 15.10.18

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (карамельный) 3 г: пакетики 1, 3, 5, 10, 15, 20 или 30 шт.

рег. №: ЛП-005106 от 15.10.18
Смектит диоктаэдрический

Таб. шипучие 1 г: 6, 12, 18, 24 или 30 шт.

рег. №: ЛП-006152 от 18.03.20
Эндосорб®

Порошок д/пригот. сусп. д/приема внутрь (апельсиновый, ванильный) 3 г/1 пак.: пак. 3.76 г 10 или 30 шт.

рег. №: ЛП-004074 от 16.01.17 Дата перерегистрации: 10.08.20
Фасовка, упаковка и выпускающий контроль качества: АЛИУМ (Россия) или ФАРМПРОЕКТ (Россия)

Описания препаратов с недействующими рег. уд. или не поставляемые на рынок РФ

Остальные препараты группы

Бализ — 2

Р-р д/приема внутрь, местного и наружного применения 400 или 500 мл: бутылки

рег. №: ЛСР-007838/09 от 06.10.09 Дата перерегистрации: 09.07.10

Другие подгруппы из группы КФУ: ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ. ГЕПАТОЛОГИЯ

Студентам 3 курса специальности «Фармация»! :: Петрозаводский государственный университет

Студентам 3 курса специальности «Фармация» к занятию по дисциплине «Фармакология» (19.03–25.03.2018) подготовить тему «Фармакология лекарственных средств, влияющих на функции органов пищеварения».

На занятие принести:

  1. По 1 экземпляру каждой формы рецептурных бланков (всего 5 шт.) (незаполненные). Рецептурные бланки можно скачать с сайта кафедры.
  2. Тетрадь с выписанными в тетрадь рецептами, классификацией препаратов.

Вопросы для подготовки:

  1. Лекарственные средства, влияющие на функцию органов пищеварения. Классификация: 1. Средства, влияющие на аппетит. 2. Средства, влияющие на функцию слюнных желез. 3. Средства, применяемые при нарушении функции желез желудка. 4. Средства, влияющие на моторику желудка. 5. Рвотные средства. 6. Противорвотные средства. 7. Гепатопротекторные средства. 8. Желчегонные средства. 9. Холелитолитические средства. 10. Средства, применяемые при недостаточности экскреторной функции желудка, печени и поджелудочной железы. 11. Ингибиторы протеолиза. 12. Средства, влияющие на моторику кишечника. 13. Слабительные средства. 14. Средства, восстанавливающие нормальную флору кишечника.
  2. Средства, влияющие на аппетит. Определение. Классификация по механизму действия: 1. Средства, применяемые для повышения аппетита. 1. Горечи: полыни горькой трава, аира корневища, трава тысячелистника, сок подорожника, корень одуванчика. 1.2. Лекарственные средства из других фармакологических групп, побочным действием которых является повышение аппетита: инсулин, нейролептики, антидепрессанты, средства для лечения маний, клонидин, анаболические стероиды. Механизмы стимуляции аппетита. 2. Средства, применяемые для снижения аппетита (анорексигенные средства): флуоксетин, сибутрамин. Лекарственные средства из других фармакологических групп, побочным действием которых является снижение аппетита: глюкагон, психостимуляторы, антидепрессанты. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данных групп.
  3. Лекарственные средства, влияющие на функцию слюнных желез. Определение. Классификация по механизму действия: 1. Средства, увеличивающие секрецию слюнных желез: антихолинэстеразные средства (неостигмина метилсульфат, пиридостигмина бромид, галантамин). 2. Средства, понижающие секрецию слюнных желез: М-холиноблокаторы (атропин). Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данных групп.
  4. Средства, применяемые при нарушении функции желез желудка. Определение. Классификация по механизму действия: 1. Средства, усиливающие секрецию желез желудка (диагностические и лечебные средства): гистамин, углекислые минеральные воды (нет в ГРЛС). Предупреждение побочных эффектов гистамина при его применении. 2. Средства заместительной терапии: пепсин+бетаин, желудочный сок. 3. Средства, применяемые при повышенной секреторной активности желудка: 3.1. Средства, угнетающие секрецию желез желудка. Ингибиторы протонового насоса: омепразол, пантопразол, лансопразол, декслансопразол, эзомепразол, рабепразол. Блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов: циметидин, ранитидин, фамотидин. Деление на поколения. М-холиноблокаторы (селективные и неселективные): пирензепин, атропин, метоциния йодид, платифиллин, троспия хлорид, гиосцина бутилбромид. Простагландины и их синтетические производные: мизопростол. Гастропротекторное действие. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данных групп.

3.2. Антацидные средства (системного и несистемного действия): натрия гидрокарбонат, калия карбонат, алюминия гидрооксид, магния гидрооксид, магния карбонат. Комбинированные препараты: Альмагель, Фосфалюгель, Маалокс, Гастал, Гевискон, Ренни. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, сравнительная характеристика препаратов (латентный период, влияние на рН содержимого желудка, продолжительность действия, выраженность антацидного эффекта). Дополнительные фармакологические действия (адсорбирующее, обволакивающее, вяжущее).

3.3. Гастропротекторы. Препараты, создающие механическую защиту слизистой оболочки (пленкообразующие препараты): висмута трикалия дицитрат, сукралфат. Механизм пленкообразующего эффекта, тропность к эрозиям и язвам, адсорбирующий, антибактериальный и слизеобразующие эффекты. Препараты, повышающие защитную функцию слизистого барьера и устойчивость слизистой оболочки к действию повреждающих факторов (средства, стимулирующие слизеобразование): мизопростол. Механизм действия. Побочные эффекты;

3.4. Обволакивающие, вяжущие и адсорбирующие средства. Механизм действия. Побочные эффекты. Состав комбинированных препаратов «Викалин», «Викаир»;

3.5. Репаранты: солкосерил, диоксометилтетрагидропиримидин (метилурацил), нандролон, гастрофарм. Механизм действия. Побочные эффекты.

  1. Средства, влияющие на моторику желудка. Определение. Классификация по механизму действия: 5.1. Средства, усиливающие моторику желудка (прокинетические средства): метоклопрамид, домперидон. 5.2. Средства, ослабляющие моторику желудка: атропин и препараты красавки (бекарбон, беллалгин, белластезин), метоциния йодид, гиосцина бутилбромид, папаверин, дротаверин, спазмалин, отилония бромид (спазмомен 40), пинаверия бромид, бенциклан, мебеверин, гимекромон. Спазмолитические средства растительного происхождения: плантаглюцид (подорожника большого листьев экстракт). Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данных групп.
  2. Рвотные средства Определение. Препараты: апоморфина гидрохлорид (нет в ГРЛС), меди сульфат (нет в ГРЛС), алкалоиды вератрума (нет в ГРЛС), препараты термопсиса (только в виде таб. от кашля) и ипекакуаны (нет в ГРЛС). Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  3. 7. Противорвотные средства Определение. Классификация по механизму действия (М-холиноблокаторы, Н1-гистаминовые блокаторы, глюкокортикоиды, Д2-дофаминовые блокаторы, 5-HT3-серотониновые блокаторы): дифенгидрамин, метоклопрамид, домперидон, тиэтилперазин, хлорпромазин, перфеназин, трифлуоперазин, галоперидол, ондансетрон, гранисетрон, дексаметазон. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению при различных типах рвоты, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  4. Гепатопротекторные средства Определение. Классификация по происхождению: расторопши пятнистой плодов экстракт (легалон, силимарин, силибинин), адеметионин, тиоктовая кислота, фосфолипиды (эссенциале), орнитин оксоглюрат, гепабене, лив.52. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  5. Желчегонные средства. Определение. Классификация: 1. Холеретики (холесекретики; средства, стимулирующие образование желчи): «Холензим», шиповника плодов экстракт (холосас), «Аллохол», «Лиобил», пижмы обыкновенной цветков экстракт (танацехол), кукурузы столбики с рыльцами, отвар цветков бессмертника песчаного, фламин. Гидрохолеретики (средства, усиливающие секрецию водного компонента желчи): настой корневищ с корнями валерианы. 2. Холекинетики (средства, способствующие выделению желчи). 2.1. Холецистокинетики и 2.2. Холеспазмолитики: магния сульфат, сорбит, берберин, настой цветков пижмы, атропин, дротаверин, папаверин. Механизм действия, действие на сфинктер Одди, желчный пузырь, желчные протоки, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  6. Холелитолитические средства (средства, способствующие растворению желчных камней). Определение. Препараты: урсодезоксихолевая кислота. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  7. Средства, применяемые при недостаточности экскреторной функции желудка, печени и поджелудочной железы. Определение. Классификация: ферментные препараты, содержащие и не содержащие желчь: панкреатин (пензитал, микразим, мезим, мезим форте, панзинорм, панзинорм форте, креон, энзистал П, панцитрат,) фестал, энзистал, «Мексаза». Однослойные, двуслойные и трехслойные ферментные препараты. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  8. Ингибиторы протеолиза. Определение: апротинин (контрикал, гордокс, ингитрил). Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  9. Средства, влияющие на моторику кишечника. Определение. Классификация по механизму действия: 1. Средства, угнетающие моторику кишечника (М-холиноблокаторы, спазмолитики миотропного действия, агонисты периферических опиоидных μ-рецепторов): атропин, метоциния йодид, дротаверин, папаверин, лоперамид. Препараты, побочным действием которых, является понижение тонуса кишечника и его двигательной активности: ганглиоблокаторы, адреномиметики. 2. Средства, усиливающие моторику кишечника: неостигмина метилсульфат, пиридостигмина бромид, галантамин, слабительные средства. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данных групп.
  10. Слабительные средства. Определение. Классификация по механизму действия (вызывающие химическое раздражение рецепторов слизистой кишечника;     обладающие осмотическими свойствами; увеличивающие объем содержимого кишечника — наполнители; способствующие размягчению каловых масс): кора крушины (плоды), листья сенны (настой, сухой экстракт, сенаде), сеннозиды А и В, подорожника овального семян оболочка (мукофальк, фибралакс, натуролакс, файберлекс), масло касторовое, бисакодил (дульколакс), натрия пикосульфат, магния сульфат, лактулоза, макрогол, масло вазелиновое, глицерин. Локализация действия. Химическая структура и происхождение: органические, неорганические (солевые), антрагликозиды, минеральные и растительные масла, синтетические средства. Ветрогонные средства: плоды укропа пахучего, симетикон. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.
  1. Средства, восстанавливающие нормальную флору кишечника: колибактерин, бифидумбактерин, бифидумбактерин форте, бификол (бифидобактерии бифидум+кишечные палочки), пробифор, лактобактерин, бактисубтил, биоспорин, споробактерин, бациллюс субтилис, ацилакт, аципол, линекс, бифиформ, гастрофарм. Механизм действия, фармакологические эффекты, особенности фармакокинетики, показания к применению, побочные действия, пути введения препаратов данной группы.

Литература для подготовки:

  1. Фармакология [Электронный ресурс]: учебник / Д. А. Харкевич. – 11-е изд., испр. и доп. – М.: ГЭОТАР–Медиа, 2015. – http://www.studmedlib.ru/book/ISBN9785970434123.html. Дата обращения: 29.01.2018.
  2. Фармакология [Электронный ресурс]: учебник / под ред. Р.Н. Аляутдина. – 5–е изд., перераб. и доп. – Электрон. дан. – Москва: ГЭОТАР–Медиа, 2016. – URL: http://www.studmedlib.ru/book/ISBN9785970437339.html. Дата обращения: 29.01.2018.
  3. Лекарственные средства, влияющие на афферентную иннервацию: учебное пособие для обучающихся по направлениям подготовки «Лечебное дело», «Педиатрия», «Фармация» / И.А. Виноградова, Т.А. Лотош, В.Д. Юнаш, Д.В. Варганова, А.С. Лесонен; М-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. гос. бюджет. образоват. учреждение высш. образования Петрозавод. гос. ун-т. − Петрозаводск: Издательство ПетрГУ, 2016. − 32, [1] c.
  4. Фармакология лекарственных средств, влияющих на холинергическую нервную систему: учебное пособие для студентов вузов / И. А. Виноградова, Т. А. Лотош, В. Д. Юнаш, Д.В. Варганова, А.С. Лесонен; М-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. гос. бюджет. образоват. учреждение высш. образования Петрозавод. гос. ун-т. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2016. — 67, [1] с.
  5. Машковский, М. Д. Лекарственные средства: пособие для врачей / М. Д. Машковский, науч. ред.: С. Д. Южаков. – Изд. 15-е, перераб., испр. и доп. – Москва: Новая Волна, 2008. – 1206 с.
  6. Государственный реестр лекарственных средств. – Режим доступа: http://grls.rosminzdrav.ru/GRLS.aspx

Выписать к занятию в тетрадь и уметь выписать на память следующие препараты, с указанием фармакологической группы лекарственного средства и состояния, при котором это лекарственное средство может быть назначено, формы рецептурного бланка:

  1. Пирензепин (табл.)
  2. Пантопрозол (табл., покр. оболочкой)
  3. Алмагель А (фл.)
  4. Метоклопрамид (амп.)
  5. Лоперамид (табл.)
  6. Ондансетрон (амп.)
  7. Холосас (фл.)

Составить в тетради классификацию каждой группы средств.

Кафедра фармакологии, организации и экономики фармации

лекарственные препараты и народные рецепты

Комментариев:

  • Характеристика обволакивающих средств
    • Классификация обволакивающих средств
    • Применение Альмагеля
    • Препараты висмута

В настоящее время очень востребованы обволакивающие препараты для желудка. В аптеке большинство из них можно приобрести без рецепта. имеют повсеместное и массовое распространение. От гастрита и язвы во всем мире страдают миллионы людей. Среди них немало детей и подростков. Список данных лекарственных средств велик. Он включает в себя препараты на растительной основе и медикаменты синтетического происхождения. Известно, что в основе острого и хронического гастрита, а также язвы желудка лежит повреждающее воздействие различных факторов на слизистую органа. Обволакивающие средства позволяют создать на поверхности слизистой защитную пленку, благодаря чему устраняется болевой синдром и защищается сам орган. Какие препараты чаще всего применяются и при каких заболеваниях показаны обволакивающие средства?

Характеристика обволакивающих средств

Обволакивающие средства отличаются тем, что в их составе имеются особые компоненты, которые могут реагировать с водой, образуя при этом взвеси или коллоидные растворы. Данные вещества равномерно распределяются в полости органа, уменьшая чувствительность нервных окончаний. Прием обволакивающих препаратов для желудка показан при следующих заболеваниях и состояниях:

Интересен тот факт, что данные средства могут использоваться наружно. Наблюдается это при ожогах, обморожениях, травматических повреждениях кожных покровов. Данные медикаменты и растительные средства обладают следующими лечебными эффектами в отношении желудка и других органов ЖКТ:

  • обволакивающим;
  • противорвотным;
  • обезболивающим;
  • противодиарейным.

Практически всегда обволакивающие средства сочетаются с приемом антацидных препаратов и блокаторов протонной помпы. Это наблюдается при гастрите с повышенной кислотностью желудочного сока.

Вернуться к оглавлению

Классификация обволакивающих средств

На сегодняшний день в аптеках имеется огромный выбор этих медикаментов. Можно использовать различные продукты растительного происхождения. Особенностью всех их является то, что они не попадают в общий кровоток и целиком поступают в желудок. Список обволакивающих средств растительного (природного) происхождения включает в себя:

  • крахмал;
  • льняные семена;
  • корень солодки;
  • овес;
  • окопник;
  • белую глину.

Наиболее простой вариант — применение картофельного или кукурузного крахмала. Данное средство плохо растворяется в холодной воде, зато в теплой и горячей воде образует обволакивающую смесь (коллоид). Крахмал можно применять внутрь или использовать в виде клизм. В аптечной сети крахмал отпускается в виде порошка. Его требуется хранить в сухом помещении. Очень часто в комплексной терапии гастритов и язвы применяются семена льна. Семена употребляют в виде слизистого раствора. Чтобы приготовить подобную смесь, требуется смешать 1 часть семян с 30 частями горячей воды. Пить смесь нужно в горячем виде. Продаются семена в пачках. Врачи чаще всего рекомендуют использовать медикаментозные средства для лечения болезней желудка. К ним относятся Альмагель, Фосфалюгель, Сукральфат, Викаир, гидроокись алюминия, магнезия и некоторые другие.

Вернуться к оглавлению

Применение Альмагеля

Очень часто при гастрите или язве врачи назначают Альмагель. Он бывает нескольких типов: Альмагель А, Альмагель НЕО. Аналогом этого лекарства является Маалокс. Этот медикамент входит в группу антацидных препаратов, обладающих обволакивающим действием. Употребляется в виде суспензии для приема внутрь. Он способствует увеличению pH-содержимого полости желудка и образует защитный слой. Преимущество его в том, что он не образует двуокиси углерода в желудке, которая является причиной метеоризма у пациентов. Данный препарат имеет низкую токсичность. Он не оказывает эмбриотоксического и тератогенного эффекта.

Терапевтическую дозу для лечения желудка подбирает лечащий врач. Непосредственно перед приемом препарата емкость целесообразно тщательно встряхивать. Это нужно для получения гомогенной взвеси. Альмагель можно использовать как с лечебной, так и с диагностической целью. Он показан при язвенной болезни желудка, остром и хроническом воспалении желудка при высокой или нормальной секреции желудочного сока, а также рефлюкс-эзофагите и болезнях воспалительного характера тонкого и толстого кишечника. Противопоказания включают в себя возраст детей до 1 месяца, болезнь Альцгеймера, почечную недостаточность, индивидуальную непереносимость препарата.

Вернуться к оглавлению

Из группы обволакивающих средств очень часто применяется Фосфалюгель.

Данное лекарство представляет собой гель белого цвета для приема внутрь. Он нейтрализует кислоты, обладает обволакивающим и адсорбирующим действием. Последнее свойство имеет большое значение, так как это способствует удалению токсических веществ из полости желудка. Это средство можно употреблять при пищевых токсикоинфекциях с целью элиминации патогенных микроорганизмов. Лекарство не оказывает токсического эффекта, поэтому оно подходит для взрослых, детей, беременных женщин.

Препарат имеет мало побочных эффектов. К ним относится нарушение стула (запоры). Фосфалюгель рекомендуется принимать при язвах желудка, остром и хроническом гастрите, поражении слизистой органа на фоне алкогольного отравления или интоксикации кислотами или щелочами. Показанием к его назначению является наличие диспепсического синдрома. Это лекарство отпускается без рецепта врача. Несмотря на это, препарат не рекомендуется использовать длительное время без назначения врача.

Вернуться к оглавлению

Препараты висмута

Большой популярностью пользуются препараты на основе висмута. К ним относится сам нитрат висмута, Викаир, Бисмофальк, Де-Нол и некоторые другие. Механизм действия висмута нитрата основан на способности формировать хелатные соединения с белковыми молекулами. Результат: образование защитного покрытия. Препараты висмута являются незаменимыми при лечении язв желудка. Нитрат висмута оказывает вяжущее, обволакивающее, несильное антисептическое действие. Соли висмута способны убивать Helicobacter pylori.

Последние играют важную роль в развитии гастрита и язвенной болезни. К нежелательным эффектам данного препарата относится формирование метгемоглобинемии. Происходит это при необоснованно длительном использовании препарата.

В группу противоязвенных препаратов входит Де-Нол. Он выпускается в форме таблеток, покрытых специальной оболочкой. Основным действующим веществом в его составе является дицитрат висмута. Как и нитрат висмута, он обладает бактерицидным действием. К другим возможным терапевтическим эффектам относится противовоспалительный и вяжущий. Лекарство принимается за полчаса до еды. Дозировку определяет лечащий врач. Пить препарат нужно долго. Курс лечения составляет от 4 до 8 недель. Нельзя принимать Де-Нол в период вынашивания ребенка и кормления грудью. Побочные эффекты включают в себя.

Вяжущие средства

Это лекарственные вещества, которые при контакте с пораженными участками кожи и слизистых оболочек подвергают денатурации на их поверхности белок и образуют защитную пленку, которая защищает чувствительные рецепторы нервных волокон от раздражения. В связи с этим уменьшается воспаление, чувство боли. Кроме того, происходит местное сужение сосудов, понижение их проницаемости.

Применяют вяжущие средства наружно в виде примочек, полосканий, спринцеваний, присыпок, мазей при воспалительных заболеваниях кожи и слизистых оболочек (язвы, эрозии, ожоги, ангина и др.), а также внутрь при заболеваниях пищеварительного тракта.

Подразделяются на две группы:

1. органические (растительного происхождения)

2. неорганические (синтетические)

К органическим относятся растительное сырье и отвары из него, содержащие дубильные вещества: кора дуба, корневища лапчатки, змеевика, кровохлебки, плоды черники, черемухи, трава зверобоя и др. Они образуют с белками нерастворимые альбуминаты.

Танин – дубильное вещество, которое содержится во многих растениях. Это желто-бурый порошок, легко растворимый в воде и спирте. Его 1-2% растворы применяются для полосканий при воспалительных заболеваниях слизистых оболочек ротовой полости, носа, носоглотки, 5-10% растворы для смазывания ожоговых поверхностей, язв, трещин, пролежней, 0,5% растворы при отравлениях солями тяжелых металлов и алкалоидами.

Входит в состав комбинированных таблеток «Тансал », «Таннальбин ».

Из неорганических вяжущих средств наиболее часто применяются ЛС висмута: Висмута субнитрат,Ксероформ,Дерматол . Применяют их в мазях, присыпках при воспалительных заболеваниях кожи, а также при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки (висмута субнитрат и субцитрат – таблетки Де-нол,Вентрисол ), обладают также противомикробным действием.

Входят в состав комбинированных таблеток «Викаир», «Викалин».

Квасцы (калия-алюминия сульфат) – в виде присыпок, растворов применяют для полосканий, промываний, примочек, спринцеваний при воспалении слизистых оболочек, кожи, в виде карандашей – для остановки кровотечений при царапинах, мелких порезах.

Это индифферентные вещества, способные образовывать с водой коллоидные растворы. При непосредственном нанесении на ткани при воспалении они образуют на поверхности защитную пленку, предохраняющую ткани и нервные окончания от раздражения, и этим оказывают противовоспалительное, болеутоляющее действие.

Применяют обволакивающие средства при воспалительных заболеваниях слизистых оболочек, особенно при заболеваниях желудочно-кишечного тракта. Они замедляют всасывание из кишечника, поэтому их применяют при отравлениях. Назначаются также одновременно с лекарствами, обладающими раздражающим действием для защиты слизистой оболочки.

Резорбтивного действия не оказывают.

В качестве обволакивающих средств используют:

Органически е вещества – полисахариды растительного происхождения: слизистые извлечения из корня алтея, семян льна, крахмала.

Настой корня алтея применяют при гастритах, энтеритах и других заболеваниях ЖКТ, обладает также мягчительным отхаркивающим действием. Выпускается также экстракт алтейного корня, сироп, таблетки Мукалтин .

Слизь семян льна назначают при гастритах, язвенной болезни, циститах и других заболеваниях. Используются также настои листьев мать-и-мачехи, подорожника, цветков липы, содержащих в своем составе слизь.

Неорганические вещества – ЛС, содержащие в своем составе алюминия и магния гидроксиды.

«Альмагель » – коллоидный гель во флаконах по 170 мл («Альмагель А» – с добавлением анестезина). Обладает обволакивающим, адсорбирующим, антацидным действием. Применяют при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гиперацидных гастритах, изжоге. Аналогичным действием обладают лекарственные средства «Фосфалюгель», «Гастал», «Алюмаг» и другие.

Как правило, при наличии патологического процесса в пищеварительной системе больной должен принимать несколько видов средств, одни из которых устраняют симптомы, другие оказывают терапевтическое действие. К примеру, при воспалении тканей желудка необходим прием препаратов, которые защитят орган от агрессивного воздействия соляной кислоты, средств, нормализующих пищеварительный процесс, а также лекарств, которые устранят причину воспаления.

Таким образом, список таблеток, которые нужно принимать ежедневно, внушителен. Многие из лекарственных препаратов раздражают слизистую оболочку, поэтому в составе комплексной терапии или для профилактики назначаются обволакивающие средства для желудка и кишечника. Патологии желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) проявляются абдоминальным и диспепсическим синдромом.

Для устранения сильной боли применяются ненаркотические анальгетики, а после улучшения состояния переходят на спазмолитики. Купировать диспепсию помогают ферментные препараты, антациды, обволакивающие средства, пеногасители. Лекарства для восстановления функций ЖКТ должны назначаться врачом, поскольку только специалист сможет разработать правильную схему лечения, подобрать лучшее средство, определить дозировку препарата и при необходимости откорректировать ее.

Какими медикаментами устранить боль в животе

Чтобы купировать болевой синдром, чаще всего используются анальгетики или спазмолитики. В зависимости от природы патологического процесса может потребоваться применение ферментных препаратов, средств, снижающих количество соляной кислоты в желудке, пеногасителей, сорбентов или желчегонных средств. Из анальгетиков наиболее популярными препаратами являются Анальгин, Парацетамол и средства на их основе.

Анальгин (метамизол натрия) оказывает обезболивающее, жаропонижающее и немного противовоспалительное действие. Действующее вещество ингибирует циклооксигеназы, снижает выработку эндоперекисей, простагландинов, брадикининов, свободных радикалов, препятствует проведению импульсов и понижает чувствительность участков мозга, воспринимающих болевой стимул.

Начинает действовать препарат спустя 20–40 минут после приема, максимальный эффект от него проявляется через 2 часа.

Применяется Анальгин при острой боли после травмы или операции, при коликах, при высоких температурах. Назначается препарат в зависимости от выраженности болевого синдрома и индивидуальной чувствительности к нему. Детям 10–14 лет рекомендуется разовая доза из расчета 8–14 мг/кг, взрослым за один раз можно принимать до 1000 мг (2 таблетки Анальгина). Максимальная одновременная доза может быть принята не более 4 раз в сутки.

Метамизол натрия является действующим веществом в следующих препаратах: Анальгин-Ультра, Спаздользин для детей, Баралгин М, Спазмалгон, Брал, Бралангин, Спазган, Пленалгин. Парацетамол выпускается в сиропе, таблетках, свечах, растворе для инфузий. Он назначается для устранения умеренной боли и лихорадочного синдрома при острых инфекционных и инфекционно-воспалительных заболеваниях.

Противопоказан Парацетамол в таблетках деткам младше 6 лет

Принимать анальгетик взрослым, пожилым людям и подросткам от 12 лет назначают по 1–2 таблетки, если дозировка таблетки 500 мг, или по 2,5–5 таблеток, если доза 200 мг, с интервалом в 4 часа. Максимальная дневная доза – 4000 мг. Деткам 6–12 лет дают по 1 таблетке (200 мг) или половинку таблетки дозировкой 500 мг. Для детей дневная доза не должна превышать 2000 мг.

Парацетамол в сиропе может прописываться детям старше 2 лет. Дают по 5–10 мл сиропа детям в возрасте 2–6 лет, деткам 6–12 лет по 10–20 мл лекарства, а взрослым и подросткам – по 20–40 мл. Принимать средство можно раз в четыре часа. Если парацетамол применяется как жаропонижающее средство, то максимальная продолжительность терапии – 3 дня, а если как анальгезирующее, то не более 5 суток.

Парацетамол содержится в следующих препаратах: Но-шпалгин, Брустан, Ибуклин, Цитрамол П, Паноксен, Пенталгин, Ринза, Колдрекс, Фервекс.

Из спазмолитиков чаще всего рекомендуются препараты на основе дротоверина и папаверина. Они имеют схожий механизм действия: расслабляют гладкие мышцы и расширяют сосуды, благодаря чему нормализуется давление во внутренних органах и происходит очищение от застоявшегося секрета или каловых масс. Рекомендуются спазмолитики при спазмах органов брюшной полости, мочевыводящих путей, при спазмах периферических сосудов.

Папаверин не назначается малышам младше 6 месяцев. Выпускается средство в виде раствора, свечей и таблеток по 40 и 10 мг. Взрослым советуют пить по 40–60 мг 3 или 4 раза в сутки, малышам от 6 месяцев до 2 лет дают по половинке таблетки (5 мг), детям 3–4 лет Папаверина рекомендуют по 5–10 мг, а деткам 5–6 лет назначается маленькая таблетка по 10 мг.

Противопоказанием к применению Дротаверина является детский возраст до года. Взрослым назначается по 1–2 таблетки (дозировка 40–80 мг) трижды в сутки, детям 1–6 лет по четвертинке или половинке таблетки, детям 6–12 лет полтаблетки (20 мг) 2 или 3 раза в сутки.


Миотропные спазмолитики (Папаверин, Но-шпа) применяются при повышенной моторике желудка и «желудочных коликах»

Перечень спазмолитиков: Но-шпа, Ависан, Спазмоцистенал, Бендазол, Дюспаталин, Плантекс, Спазоверин, Платифиллин. Из гомеопатических средств спазмолитическим действием обладает Спаскупрель, Нукс вомика гомаккорд, Гастрикумель.

Как нормализовать кислотность желудочного сока

Соляная кислота способствует пищеварению, оказывает бактериальное действие, запускает синтез гормонов, которые стимулируют отделение желчи, кишечного и панкреатического сока. Если соляной кислоты вырабатывается слишком много, то стенки желудка воспаляются, появляется изжога, отрыжка кислым, расстройство пищеварительной функции.

Также понизить требуется для обеспечения функционального покоя поджелудочной железы или желчного пузыря. Чтобы нейтрализовать соляную кислоту, нужно принять антациды. Препараты из этой группы разделяют на всасывающиеся и невсасывающиеся.

Первые проникают в кровоток и начинают действовать уже через 3–5 минут, вторые не всасываются в ЖКТ и снижают уровень кислоты через полчаса. Те и другие действуют не более 4 часов. Представителем всасывающихся антацидов является Ренни. Он содержит кальция и магния карбонат, которые способствуют быстрой нейтрализации соляной кислоты и тем самым оказывают защитное действие.

Показаниями к применению являются изжога, отрыжка, периодически возникающие боли в желудке, ощущение переполненности и тяжести в животе, метеоризм, диспепсия. Назначается медикамент взрослым и подросткам старше 12 лет по 1–2 таблеточки (их нужно разжевать). Максимально за сутки можно принять 16 таблеток.

К всасывающимся антацидам также относятся Викалин и Викаир. Более безопасными считаются невсасывающиеся антациды, поскольку они не проникают в кровоток и не влияют на внутренние органы.

Названия препаратов из данной группы: Маалокс, Алмагель, Гастал, Фосфалюгель, Гастрацид, Рельцер. Некоторые из антацидов содержат дополнительные компоненты, которые призваны защищать слизистую желудка, снимать болевой синдром или удалять пузырьки воздуха.

К примеру, Алмагель Нео содержит алюминия гидроскид, магния гидроксид, симетикон. Назначается препарат при заболеваниях, протекающих с повышенной или нормальной кислотностью желудочного сока и с чрезмерным газообразованием в кишечнике.

В зависимости от вида патологии назначается по 1 или 2 пакетика средства четырежды в сутки через час после еды. Суточная дозировка – до 6 пакетиков, в таком количестве можно принимать средство не более месяца. В комплексной терапии кислотозависимых заболеваний применяются средства более длительного действия, чем антациды. Это ингибиторы Н 2 -гистаминовых рецепторов и ингибиторы протонного насоса.


После того как приняли Алмагель Нео, нежелательно пить или есть в течение получаса

Блокаторы Н 2 -рецепторов гистамина разделяются на 3 поколения. К первому относится Циметидин (Гистодил, Тагамет), который нужно принимать 3–4 раза в день, однако он обладает антиандрогенной активностью (подавляет уровень мужских половых гормонов).

Ко второму поколению принадлежит Ранитидин (Гистак, Зантак, Зантин, Ранисан), его нужно пить 1–2 раза в сутки. У него меньше противопоказаний и побочных эффектов. Самые совершенные из этой группы препараты на основе фамотидина (Квамател, Фамоцид, Фамо, Ульфамид).

Фамотидин выпускается в таблетках по 20 и 40 мг. Он подавляет базальную продукцию соляной кислоты и не позволяет гистамину, гастрину и ацетилхолину стимулировать выработку новой порции кислоты. Препарат повышает устойчивость слизистой ткани желудка, поскольку увеличивает образование защитной слизи, секрецию гидрокарбонатов, опосредованно средство ускоряет регенерацию тканей.

После употребления медикамента эффект заметен уже спустя час и достигает максимума через три часа. В зависимости от выраженности патологии назначается по 1–2 таблеточки 1 или 2 раза в день. Надолго подавляют выработку соляной кислоты ингибиторы протонного насоса. К этой группе лекарственных средств относятся капсулы Омепразол (Омез, Зероцид, Лосек, Омегаст), Лансопразол (Лансокап, Ланцерол), Рабепразол (Париет). Их нужно принимать один раз в сутки.

Как защитить слизистую ЖКТ

Обволакивающие препараты, взаимодействуя с водой, образуют коллоидные растворы, которые защищают слизистые ткани пищевода, желудка и кишечника от агрессивного воздействия соляной кислоты и ферментов. Эти средства участвуют в нормализации работы ЖКТ, поскольку позволяют слизистой восстановиться. Для симптоматического лечения изжоги и боли при патологиях желудочно-кишечного тракта могут назначить прием следующих препаратов.

Фосфалюгель

Снижает уровень соляной кислоты, обладает обволакивающим и адсорбирующим свойством, снижает агрессивность пепсина, связывает желчные кислоты. Действующее вещество захватывает только лишнюю кислоту, что обусловлено буферными свойствами, при этом сохраняются условия для нормального пищеварения.

Показатели соляной кислоты изменяются уже через 30 минут после приема средства. Благодаря стимуляции синтеза простагландинов, усиливают секрецию слизи и бикарбонатов, которые защищают ткани желудка. Лекарство не назначают детям младше 12 лет. Употреблять рекомендуется по 1–2 пакетика Фосфалюгеля 2 или 3 раза в день после еды или при появлении изжоги или боли.

Алмагель

Содержит алюминия гидроксид, магния гидроксид. Оказывает антацидное, обволакивающее, адсорбирующее действие. Защищает ткани желудка, предохраняет их от воспалительных и эрозивных поражений. Эффект после приема появляется уже спустя 3–5 минут. Действие продолжается в течение трех часов (до момента опорожнения желудка).

Средство назначается в составе комплексной терапии кислотозависимых заболеваний, а также для уменьшения раздражения желудка при медикаментозном лечении. Для профилактики воспалительного процесса назначают по 5–15 мл суспензии за 15 мин до приема медикаментов.

С лечебной целью принимают лекарство взрослые и подростки старше 15 лет по 5–10 мл жидкости 3 или 4 раза в сутки за 60 минут до еды или на ночь, детям 10–15 лет прописывают по 5 мл. После достижения желаемого эффекта дозировка уменьшается, но прием продолжается в течение 15–20 дней.

Викаир

Это комбинированный препарат, который оказывает антацидное, спазмолитическое, обволакивающее действие. Входящий в его состав висмута нитрат формирует защитную пленку на слизистой ткани желудка, оказывая тем самым противовоспалительное, бактерицидное и репаративное воздействие.

Лекарство содержит также аир (расслабляет мускулатуру) и крушину (дает слабительный эффект), поэтому улучшается и пассаж каловых масс по кишке. Принимается препарат через 1–1,5 часа после трапезы по 1–2 таблеточки, кратность приема – 3 раза в день, длительность – 30–60 дней.

Содержит сукральфат, который обладает противоязвенным действием. Взаимодействуя с белками пораженной ткани в месте эрозии или язвы, средство формирует защитный слой, который длительное время защищает некротизированный участок от агрессивного воздействия кислоты и ферментов. Лекарство подавляет активность пепсина. Для профилактики язвенной болезни назначается по 1 пилюле дважды в сутки, при обострении язвы назначают по 1 таблеточке четырежды в сутки за полчаса–час до еды.


Длительность лечения Вентером – 4–6 недель

Гидроокись алюминия

Является антацидным средством, имеет адсорбирующие и обволакивающие свойства. Нейтрализует свободную соляную кислоту, при этом не вызывает ее вторичную гиперсекрецию. Повышает рН желудочного сока до 3,5–4,5 и удерживает ее на этом уровне несколько часов.

С профилактической целью принимают по 5–10 мл суспензии до приема агрессивных средств (медикаментов, алкоголя). Препарат назначается по 0,6–1,2 г (в виде жевательных таблеток) или по 5–10 мл суспензии через 1–2 часа после еды. Продолжительность терапии – от 6 недель.

Де-Нол

Действующий компонент – висмут. После приема средства на стенках желудка образуется пленка, которая защищает ткани от агрессивных веществ. Кроме того, лекарство повышает синтез простагландина и стимулирует выработку слизи и бикарбонатов. Де-Нол имеет и бактерицидное действие по отношению к хеликобактерии.

Принимать советуют по 1 таблетке 4 раза в день за полчаса до еды или на ночь в течение 4–8 недель. Для восстановления слизистой могут использоваться и народные средства. Делаются отвары и настои из лекарственных растений (овес, окопник, корень солодки, льняные семечки), белой глины, крахмала.

Препараты для желудка и кишечника имеют ряд противопоказаний и при длительном применении могут вызвать нежелательные побочные эффекты. Поэтому прежде чем лечить медикаментами пищеварительный тракт, нужно проконсультироваться со специалистом и выяснить причину патологического процесса.

Сегодня все более популярными становятся обволакивающие препараты, так как каждый день пациентов с заболеваниями органов пищеварения, особенно гастритом или язвой, становится больше. Такие препараты отпускаются без рецепта. Их выбор в аптеке большой, но можно выбрать и растительные средства, которые дают хороший результат. Какие препараты защищающие слизистую оболочку желудка, существуют, читайте в статье.

Препараты, защищающие слизистую желудка от действия кислоты обладают обволакивающим эффектом.

Характеристика обволакивающих средств для желудка

Обволакивающие средства сегодня представлены, как препараты на растительной основе или синтетические медикаменты. Эти вещества создают защитный барьер на слизистой оболочке желудка, что притупляет болезненные ощущения и бережет орган от агрессивной среды, которую создает ферментативный сок, благоприятно влияет на кишечник. Часто они обладают противомикробным, противовоспалительным и другими эффектами.

Поэтому, если кислотность повышена, или орган постоянно поддается другим раздражителям, наиболее эффективно применять именно такого рода препараты.

В составе таких медикаментов содержатся вещества, которые, контактируя с водой, преображаются в взвеси или коллоидные составы. Это понижает чувствительность нервного окончания.

Несмотря на то что Н2-блокаторы гистаминовых рецептов и ингибиторов протонного насоса становятся все более популярными, обволакивающие вещества не теряют своего значения. Блокаторы менее эффективны, чем антрацитные препараты в лечении язвенной болезни и гастрита. Показания к употреблению обволакивающих препаратов:

  • гастриты;
  • панкреатиты;
  • изжога;
  • язвенные заболевания;
  • энтериты;
  • ожоги слизистых оболочек органа;
  • колиты и т. д.

Такие медикаменты могут применять наружно для защиты кожи при обморожении или ожоге. Их употребляют параллельно с лекарствами, что губительно влияют на слизистую. Сегодня чаще всего применяют препараты, что не всасываются в пищеводе и ротовой полости, а полностью доставляются в желудок, что обеспечивает их максимальное действие. Современные обволакивающие вещества имеют минимальные побочные действия, которые преимущественно становятся причиной длительного приема препарата.

Невсасывающиеся препараты не влияют на кислотно-щелочную среду и не провоцируют повышение кислотности желудочного сока, они, наоборот, нейтрализуют кислоту, так как адсорбируются на слизистой органа.

Классификация

Сегодняшние препараты не всасываются в кровь, поэтому возможно пить, как растительные медикаменты, так и синтетические. Натуральные лекарства чаще всего имеют такой компонент, как крахмал, но есть другие обволакивающие растительные составляющие. Разнообразие аптечных медикаментов не меньше.

Обволакивающие продукты

К натуральным обволакивающим компонентам относятся:

  • крахмал картофельный;
  • корень солодки;
  • белая глина;
  • окопник;
  • корень алтея;
  • любка двулистная;
  • семена льна;
  • ятрышник пятнистый;
  • крахмал кукурузный;
  • овес.

Они могут применяться при гастритах и язвенном заболевании. Такие вещества помогают устранить болезненные ощущения и облегчить протекание воспалительного процесса. Чаще всего применяют кукурузный или картофельный крахмал. Это объясняется доступностью и простотой употребления. Крахмал не только хороший антрацит, но и действует, как обволакивающие вещества, это хороший протектор оболочек желудка. Его нужно просто растворить в теплой или горячей воде. Такой обволакивающий препарат не может быть растворен в холодной жидкости. Крахмалы можно купить в аптеках. Их выпускают в порошкообразном виде. Пропорции: 1 ст. л. вещества на 100 г воды.

Являются не менее полезными в борьбе с язвой или гастритом, это


Семена льна помогают восстаносить слизистую желудка

протекторы слизистой желудка. В теплой воде эти семечки выделяют слизь. Их нужно употреблять в виде киселя. Чтоб сделать такой слизистый раствор, нужно чайную ложку семечек залить стаканом кипятка и проварить четверть часа. Выпить отвар рекомендуется в теплом виде за треть часа до приема пищи. Отвар обладает противомикробным, слабительным действиями, используется для защиты органа.

Ятрышник пятнистый содержит слизь и крахмал. С него делают отвар. Для этого 5 г сухого корневища измельчить до состояния порошка и залить в термос 200 г воды на 180 минут. После этого настой варят 10 минут и фильтруют. Принимать средство рекомендуют трижды в сутки по 70 г перед едой.

Белая глина принимается внутренне или наружно. Производится в виде порошка. Нужно принимать по 30 г.

Корень алтея является хорошим обволакивающим веществом. Чтоб его приготовить, нужно 10 г порошка из корней залить стаканом крутого кипятка в термос и пить 4 раза в сутки по 10 г перед трапезой.

Медикаментозные средства

Среди наиболее популярных препаратов, что имеют обволакивающее действие, следующие:

  • «Магния окись»;
  • «Сукралфат»;
  • «Алмагель»;
  • «Фосфалюгель»;
  • алюминия гидроокись и т. д.

Препарат обладает обволакивающим эффектом

Алюминия гидроокись — это порошок, который назначается внутрь, как водная суспензия по 5−10 г до 6 раз в сутки. Его рекомендуют пить при язвах 12-перстной кишки и желудка, гастритах и отравлениях едой. Вещество вяжет фосфаты и задерживает их абсорбцию в органах пищеварения.

«Магния окись» называется также жженой магнезией. Это лекарство не всасывается в кровь, уменьшает действие кислоты, при этом не происходит выделение углекислоты. Достигая кишечника, вещество обеспечивает слабительный эффект. Магний назначают при гастритах, язвах в желудке или 12-перстной кишке. Таблетки окиси магния или порошок принимают внутрь перед трапезой, это обеспечивает мгновенное, но кратковременное действие, если употреблять медикамент после еды, он действует более длительный период.

«Сукралфат» — антрацитный, обволакивающий препарат. Он вяжет кислоту в желудке, замедляет выработку пепсина. Назначается при язвах и гастритах. Производится в форме таблеток. Пить медикамент нужно по 1−2 таблетки трижды в сутки, не разжевывая и запивая большим количеством воды.

«Алмагель» — это антрацитный препарат, который имеет нейтрализующие чрезмерное выделение ферментативного сока действия. Он угнетает выработку соляной кислоты и обеспечивает местное обезболивание и выведение мочи. Препарат нормализует выработку пепсина. Магний гидроксид нейтрализует агрессивность соляной кислоты. «Алмагель» действует длительный период, не вызывая вздутия и газов, он удерживает кислотность в нужных рамках. Его производят в виде геля, что улучшает обволакивающее действие. Эффект от употребления протектора наступает через 5 минут после приема.

Показаниями к назначению являются следующие заболевания:

  • гастрит с повышенной кислотностью;
  • эзофагит;
  • язва;
  • дуоденит;
  • отравление едой;
  • энтерит;
  • вздутие живота;
  • болезненные ощущения после употребления вредных продуктов и т. д.

Если пациент пьет противовоспалительное лекарство или глюкокортикостероиды длительное время, «Алмагель» назначают для профилактики язв. Дозировка: 5−10 г за полчаса до трапезы. Курс приема не дольше 2 недель.

«Фосфалюгель» — вещество в виде белого геля. Его употребляют внутрь. Это обволакивающее вещество. Его рекомендовано пить при язвах и гастритах, если стенки органа пострадали из-за отравления.

В случаях, когда гастроэнтерологи диагностируют повышенный уровень кислотности у пациента, естественной практикой становится назначение обволакивающих средств для желудка и кишечника. Такого рода препараты, создавая дополнительный слой на стенках органов, не только защищают их от неблагоприятного воздействия, но и способствуют быстрому обезболиванию.

Когда применяют обволакивающие вещества

В состав препаратов с обволакивающими свойствами входят компоненты, которые взаимодействуя с Н2О создают коллоиды и взвеси. Основное действие и у природных элементов, и у химических одинаковое – они уменьшают восприимчивость нервных окончаний, предохраняя от негативных воздействий. Показаниями для назначения подобных средств выступает:

  • Наличие изжоги.
  • Различные гастриты и язвенная патология.
  • Энтериты и колиты.
  • Диагностирование панкреатита.
  • Воздействие химических веществ, приведшее к ожогу слизистого желудочного слоя и прочие патологии.

Основное свойство обволакивающих препаратов для желудка практически полное отсутствие их всасывания, в результате чего в кровь они не проникают. Потому имеется возможность применения как натуральных компонентов, как и их синтезированных аналогов.

Природные и фармацевтические препараты

Если рассматривать природные компоненты, использующиеся для обволакивания органа, практически у всех в составе наблюдается крахмал и его составляющие. К таким натуральным препаратам относят:

  • льняное семя;
  • солодковый корень;
  • крахмал, получаемый из картофеля и кукурузы;
  • овсяные хлопья, овес;
  • растение окопник.

В народной медицине данные средства активно используют при терапии гастритов и язвенной патологии, поскольку они зарекомендовали себя быстрым устранением болевых ощущений и воспалительных процессов. Одна овсянка чего стоит – если готовить такую кашу на воде, можно не только контролировать вес, но и помочь своему желудку.

Однако здесь возникает определенное затруднение – в кишечник вещества проникают позже, нежели в желудок. Потому и рекомендовано проводить комплексное лечение, используя народные рецепты на фоне проведения терапии при помощи фармацевтических препаратов. Сегодня фармацевтическая промышленность предоставляет потребителю множество препаратов с обволакивающим эффектом. Особо востребованными являются:

  • Белая магнезия, базовым компонентом которой выступает карбонат магния.
  • Гидроокись алюминия.
  • Алмагель и Фосфалюгель.
  • Викаир.
  • Сукралфат.

Некоторые простые рецепты

Если с желудком возникла проблема, мучает изжога, но в аптеку бежать нет ни времени, ни сил, можно воспользоваться простыми рецептами народной медицины:

  • Крахмал перед употреблением разводят в теплой воде, на 100 мл жидкости берут одну большую ложку вещества. Такой напиток отличный протектор желудочного слоя.
  • Семена льна в теплой жидкости выделяют слизь, именно ее и необходимо использовать для лечения. Готовить раствор просто – маленькую ложку семян залить 250 мл кипящей воды и держать на огне еще 15 минут, затем профильтровать и выпить теплый раствор за 60 минут до приема пищи.
  • Можно использовать пятнистый ятрышник, в состав которого входит крахмал, слизь. Для целебного отвара измельчают 5 грамм корня, всыпают порошок в термос, заливают 200 мл кипятка, настаивают три часа, затем проваривают на огне 10 минут, процеживают состав и принимают по 70 мл перед приемом пищи трижды за сутки.
  • Эффективен и корень алтея, для приготовления напитка корень измельчают до порошка, 10 грамм которого заливают 250 мл кипящей воды в термосе. После того, как средство настоится, его принимают по 10 мл до приема пищи до четырех раз за сутки.

Обволакивающие и гастропротективные растительные препараты

При заболеваниях желудка и некоторых отделов кишечника происходит повреждение слизистой оболочки, что вызывает боли, нарушение пищеварения и нормального функционирования пищеварительного тракта. К обволакивающим и гастропротективным относят препараты, снижающие агрессивное действие на слизистую желудка и двенадцатиперстной кишки (соляная кислота, ферменты и др.).

Наталия Сапронова, к. ф. н., доцент, специалист в области фармакогнозии

В профилактическом и комплексном лечении желудочно-кишечного тракта используют растительные лекарственные препараты – это водные извлечения (настои, отвары), сухие экстракты и растительные порошки.
Обволакивающие растительные препараты льна посевного семян, алтея корней, подорожника яйцевидного шелухи семян содержат слизь, которая «накрывает» поврежденную слизистую, образуя пленку на ее поверхности для защиты от вредных факторов. А препараты зверобоя и ромашки аптечной содержат дубильные вещества, флавоноиды и терпеноиды, оказывающие вяжущее действие, связываясь с белками пораженных участков и образуя устойчивую пленку, что способствует в дальнейшем регенерации поврежденного участка, также они оказывают бактерицидное и бактериостатическое действие.
Лен посевной (Linum usitatissimum L.) – однолетнее травянистое растение семейства льновые (Linaceae). Широко культивируется России как техническая, масличная и лекарственная культура. Для использования в медицине заготавливают в период плодоношения зрелые и высушенные семена льна посевного (Lini usitatissimi semina).
В эпидермисе (наружной оболочке) семян найдены слизь (до 12 %, при кислотном гидролизе распадается на арабинозу, галактозу, ксилозу, рамнозу и глюкозу), белок (ок. 8 %) и кальций (ок. 2,6 %). В лекарственном растительном сырье (льна семена) нормируется содержание суммы полисахаридов – не менее 7 %.
Цельные (не разрушенные) семена льна, залитые горячей водой, дают густую слизь, которая обладает обволакивающим, мягчительным, противовоспалительным, легким слабительным и обезболивающим действием.
Применяют раствор слизи семян внутрь при воспалительных и язвенных процессах желудочно-кишечного тракта (воспалении пищевода), язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, энтерите. В инструкции по применению указано, что для приготовления слизистого раствора семена (1,5 чайной ложки) помещают в эмалированную посуду, заливают 200 мл горячей кипяченой воды, перемешивают в течение 15 минут. Принимают по 1/4 стакана 3 раза в день за 30 минут до еды. Курс лечения 2–3 недели. В особых указаниях отмечено, что используют только свежеприготовленную слизь, хранению раствор не подлежит.
Алтей лекарственный (Althaea offi cinalis L.), армянский (A. armeniaca TEN.) – многолетние травянистые растения семейства мальвовые (Malvaceae). В России алтей лекарственный встречается в европейской части (кроме севера) в степной и лесостепной зонах, на Северном Кавказе, в Поволжье, Восточной и Западной Сибири и на Алтае. Алтей армянский встречается в степных и горностепных районах Северного Кавказа и Закавказья, в низовьях Дона и Волги. Растут в поймах рек, по суходольным и солончаковым лугам, в пойменных кустарниках, по берегам озер, на лесных вырубках. Культивируют растения в Краснодарском крае. Заготавливают алтея корни и алтея траву.
В корнях растения обнаружены: полисахариды (крахмал до 37 %, слизистые вещества до 35 %, пектин до 16 %), сахара (8 %), витамины (каротин), аминокислоты (аспарагин до 19,8 %, бетаин до 4 %), фосфолипиды (лецитин), фитостерин, жирное масло (1,5 %), макро- и микроэлементы. В корнях алтея нормируется содержание экстрактивных веществ, извлекаемых водой, – не менее 15 %.
В доступных инструкциях по применению настой алтея корней рекомендуют использовать только как отхаркивающее средство, но известно, что полученный слизистый настой обладает обволакивающим и местным противовоспалительным действием, и в традиционной медицине рекомендуется применять его также для лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта.
Подорожник яйцевидный (Plantago ovata FORSSK.) = п. исфагула (P. Ispaghula Roxb.) – однолетнее травянистое растение семейства подорожниковые (Plantaginaceae).
Произрастает в Средиземноморье, Индии, Иране, Афганистане на полупустынных почвах. Широко культивируется в местах произрастания и в США. На внешней оболочке семени содержится слизь (до 40 %), в ядре семени – жирное масло (до 20 %), немного олеаноловой кислоты и стероидные сапонины. В России нормативного документа на это сырье нет, но семена подорожника яйцевидного разрешены для применения, и требования к их качеству включены в Европейскую фармакопею и фармакопеи других стран.
Шелуху семян (Tunica semenum Plantaginis ovatae) применяют как обволакивающее средство при хронических колитах, местных воспалениях и поносах. А цельные семена в качестве легкого слабительного средства под названием исфагул (Ispaghula laxative) – при спастических и атонических запорах, а также в диете пациентов с метаболическим синдромом.
Зверобой продырявленный (Hypericum perforatum L.), пятнистый (H. maculatum Crantz) – многолетние травянистые растения семейства зверобойные (Hypericaceae). Широко распространены в Евразии. Растут на лугах, опушках, полянах в лесу. Трава зверобоя содержит флавоноиды, дубильные вещества, витамины, антрахиноны, макро-, микроэлементы и др. За счет вяжущего и антисептического действия препараты травы зверобоя эффективны при желудочно-кишечных заболеваниях (гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки).

Обволакивающие средства для желудка: препараты, продукты, медикаменты

Сегодня все более популярными становятся обволакивающие препараты, так как каждый день пациентов с заболеваниями органов пищеварения, особенно гастритом или язвой, становится больше. Такие препараты отпускаются без рецепта. Их выбор в аптеке большой, но можно выбрать и растительные средства, которые дают хороший результат. Какие препараты защищающие слизистую оболочку желудка, существуют, читайте в статье.

Препараты, защищающие слизистую желудка от действия кислоты обладают обволакивающим эффектом.

Характеристика обволакивающих средств для желудка

Обволакивающие средства сегодня представлены, как препараты на растительной основе или синтетические медикаменты. Эти вещества создают защитный барьер на слизистой оболочке желудка, что притупляет болезненные ощущения и бережет орган от агрессивной среды, которую создает ферментативный сок, благоприятно влияет на кишечник. Часто они обладают противомикробным, противовоспалительным и другими эффектами.

Поэтому, если кислотность повышена, или орган постоянно поддается другим раздражителям, наиболее эффективно применять именно такого рода препараты.

В составе таких медикаментов содержатся вещества, которые, контактируя с водой, преображаются в взвеси или коллоидные составы. Это понижает чувствительность нервного окончания.

Несмотря на то что Н2-блокаторы гистаминовых рецептов и ингибиторов протонного насоса становятся все более популярными, обволакивающие вещества не теряют своего значения. Блокаторы менее эффективны, чем антрацитные препараты в лечении язвенной болезни и гастрита. Показания к употреблению обволакивающих препаратов:

  • гастриты;
  • панкреатиты;
  • изжога;
  • язвенные заболевания;
  • энтериты;
  • ожоги слизистых оболочек органа;
  • колиты и т. д.

Такие медикаменты могут применять наружно для защиты кожи при обморожении или ожоге. Их употребляют параллельно с лекарствами, что губительно влияют на слизистую. Сегодня чаще всего применяют препараты, что не всасываются в пищеводе и ротовой полости, а полностью доставляются в желудок, что обеспечивает их максимальное действие. Современные обволакивающие вещества имеют минимальные побочные действия, которые преимущественно становятся причиной длительного приема препарата.

Невсасывающиеся препараты не влияют на кислотно-щелочную среду и не провоцируют повышение кислотности желудочного сока, они, наоборот, нейтрализуют кислоту, так как адсорбируются на слизистой органа.

Вернуться к оглавлению

Классификация

Сегодняшние препараты не всасываются в кровь, поэтому возможно пить, как растительные медикаменты, так и синтетические. Натуральные лекарства чаще всего имеют такой компонент, как крахмал, но есть другие обволакивающие растительные составляющие. Разнообразие аптечных медикаментов не меньше.

Вернуться к оглавлению

Обволакивающие продукты

К натуральным обволакивающим компонентам относятся:

  • крахмал картофельный;
  • корень солодки;
  • белая глина;
  • окопник;
  • корень алтея;
  • любка двулистная;
  • семена льна;
  • ятрышник пятнистый;
  • крахмал кукурузный;
  • овес.

Они могут применяться при гастритах и язвенном заболевании. Такие вещества помогают устранить болезненные ощущения и облегчить протекание воспалительного процесса. Чаще всего применяют кукурузный или картофельный крахмал. Это объясняется доступностью и простотой употребления. Крахмал не только хороший антрацит, но и действует, как обволакивающие вещества, это хороший протектор оболочек желудка. Его нужно просто растворить в теплой или горячей воде. Такой обволакивающий препарат не может быть растворен в холодной жидкости. Крахмалы можно купить в аптеках. Их выпускают в порошкообразном виде. Пропорции: 1 ст. л. вещества на 100 г воды.

Семена льна являются не менее полезными в борьбе с язвой или гастритом, это

Семена льна помогают восстаносить слизистую желудка

протекторы слизистой желудка. В теплой воде эти семечки выделяют слизь. Их нужно употреблять в виде киселя. Чтоб сделать такой слизистый раствор, нужно чайную ложку семечек залить стаканом кипятка и проварить четверть часа. Выпить отвар рекомендуется в теплом виде за треть часа до приема пищи. Отвар обладает противомикробным, слабительным действиями, используется для защиты органа.

Ятрышник пятнистый содержит слизь и крахмал. С него делают отвар. Для этого 5 г сухого корневища измельчить до состояния порошка и залить в термос 200 г воды на 180 минут. После этого настой варят 10 минут и фильтруют. Принимать средство рекомендуют трижды в сутки по 70 г перед едой.

Белая глина принимается внутренне или наружно. Производится в виде порошка. Нужно принимать по 30 г.

Корень алтея является хорошим обволакивающим веществом. Чтоб его приготовить, нужно 10 г порошка из корней залить стаканом крутого кипятка в термос и пить 4 раза в сутки по 10 г перед трапезой.

Вернуться к оглавлению

Медикаментозные средства

Среди наиболее популярных препаратов, что имеют обволакивающее действие, следующие:

  • «Магния окись»;
  • «Сукралфат»;
  • «Алмагель»;
  • «Фосфалюгель»;
  • алюминия гидроокись и т. д.
Препарат обладает обволакивающим эффектом

Алюминия гидроокись — это порошок, который назначается внутрь, как водная суспензия по 5−10 г до 6 раз в сутки. Его рекомендуют пить при язвах 12-перстной кишки и желудка, гастритах и отравлениях едой. Вещество вяжет фосфаты и задерживает их абсорбцию в органах пищеварения.

«Магния окись» называется также жженой магнезией. Это лекарство не всасывается в кровь, уменьшает действие кислоты, при этом не происходит выделение углекислоты. Достигая кишечника, вещество обеспечивает слабительный эффект. Магний назначают при гастритах, язвах в желудке или 12-перстной кишке. Таблетки окиси магния или порошок принимают внутрь перед трапезой, это обеспечивает мгновенное, но кратковременное действие, если употреблять медикамент после еды, он действует более длительный период.

«Сукралфат» — антрацитный, обволакивающий препарат. Он вяжет кислоту в желудке, замедляет выработку пепсина. Назначается при язвах и гастритах. Производится в форме таблеток. Пить медикамент нужно по 1−2 таблетки трижды в сутки, не разжевывая и запивая большим количеством воды.

«Алмагель» — это антрацитный препарат, который имеет нейтрализующие чрезмерное выделение ферментативного сока действия. Он угнетает выработку соляной кислоты и обеспечивает местное обезболивание и выведение мочи. Препарат нормализует выработку пепсина. Магний гидроксид нейтрализует агрессивность соляной кислоты. «Алмагель» действует длительный период, не вызывая вздутия и газов, он удерживает кислотность в нужных рамках. Его производят в виде геля, что улучшает обволакивающее действие. Эффект от употребления протектора наступает через 5 минут после приема.

Показаниями к назначению являются следующие заболевания:

  • гастрит с повышенной кислотностью;
  • эзофагит;
  • язва;
  • дуоденит;
  • отравление едой;
  • энтерит;
  • вздутие живота;
  • болезненные ощущения после употребления вредных продуктов и т. д.

Если пациент пьет противовоспалительное лекарство или глюкокортикостероиды длительное время, «Алмагель» назначают для профилактики язв. Дозировка: 5−10 г за полчаса до трапезы. Курс приема не дольше 2 недель.

«Фосфалюгель» — вещество в виде белого геля. Его употребляют внутрь. Это обволакивающее вещество. Его рекомендовано пить при язвах и гастритах, если стенки органа пострадали из-за отравления.

Вернуться к оглавлению

Препараты висмута

К препаратам висмута относятся:

  • «Викаир»;
  • «Де-Нол»;
  • «Бисмофальк» и т. д.

Они широко используются в терапии язвенных заболеваний. В их основе нитрат висмута, что образовывает хелатные соединения с молекулой белка. Они формируют защитный слой на стенках желудка. Лекарства борются с хеликобактериями.

«Викаир» назначается при язвенном заболевании желудка и 12-перстной кишки, дуодените и гастрите. Его пьют через 60−90 минут после трапезы по 1−2 таблетки трижды в сутки.

Средство имеет бактерицидный и противовоспалительный эффект

«Де-Нол» — это таблетки на основе дицитрата висмута, который имеет бактерицидный эффект, это противовоспалительное и вяжущее вещество. Его нужно пить за 30 минут до трапезы. Длительность употребления составляет 1−2 месяца. Назначают для лечения язв и гастрита.

«Бисмофальк» — комбинированный препарат на основе нитрата висмута. Его целесообразно пить при язве, гастрите и переполненности желудка. Принимают по 1−2 таблетки трижды в день перед приемом пищи.

ГКБ №31 — Гастрит | ГКБ №31 города Москвы

Мировая известность

– По данным Всемирной организации здравоохранения 50 % всего населения планеты страдает хроническим гастритом.
– В структуре болезней органов пищеварения гастрит занимает около 35 %, а среди заболеваний желудка – 80- 85 %.
– В 75% случаев хронический гастрит сочетается с хроническим холециститом, колитом и другими заболеваниями органов пищеварения.
– В 1983 году австралийские ученые Барри Маршалл и Робин Уоррен открыли спиралевидную бактерию и дали ей название Helicobacter pylori (Хеликобактер пилори) по ее форме – «хелико» – спиралевидный и месте обитания – «пилори» – пилорический отдел желудка (выходной отдел, прилегающий к двенадцатиперстной кишке).
– В 2005 году Б. Маршалл и Р. Уоррен были удостоены Нобелевской премии. Ученые путем самозаражения доказали, что именно хеликобактерия, попадающая в желудок с пищей или слюной, вызывает его воспаление – гастрит, а в более тяжелых случаях – язву и даже рак желудка.
– Российская группа по изучению хеликобактерий на территории РФ и в странах СНГ установила, что уровень инфицированности ею достигает 80 %.

Согласитесь, каждый из нас время от времени испытывает неприятные ощущения в области живота: изжогу, чувство тяжести и даже боль. Беда в том, что реагируем мы на эти сигналы по-разному. Сразу принимают меры лишь единицы, ну а большинство машет на проблему рукой: мол, поболит и перестанет… Знаете ли вы, чем грозит такое равнодушное отношение к собственному организму?

Вы знакомы?

Гастрит – самое распространенное в мире заболевание желудка, возникающее в любом возрасте. Оно представляет собой воспаление его слизистой оболочки, которая выстилает желудок изнутри, чтобы защитить его от вырабатывающейся в нем соляной кислоты и пищеварительных ферментов. Гастрит имеет массу разновидностей в зависимости от причины воспаления и две формы – острую и хроническую.

Острый гастрит – это острое воспаление слизистой, возникающее вследствие попадания в желудок сильного раздражителя. Проявляется внезапно или в течение 1-2 дней следующими симптомами: чувство тяжести и боли в подложечной области, тошноты, рвоты (иногда с желчью), расстройством кишечника, слабостью, потливостью, головокружением, бледностью, иногда повышением температуры.

Хронический гастрит – длительный, прогрессирующий воспалительный процесс, вызывающий структурные изменения внутренней оболочки желудка с последующим нарушением его функций. В слизистой постепенно происходит разрастание соединительной ткани, замещающей секреторные клетки, которые вырабатывают желудочный сок. Коварность этого заболевания в том, что слизистая желудка не имеет болевых рецепторов, поэтому при попадании на нее небольшого количества раздражителя (например, острой пищи, алкоголя и др.) неприятные ощущения часто не возникают. Однако постоянное поступление травмирующего вещества способствует рецидиву воспаления, постепенно переходящего в хроническую форму гастрита. И только тогда, когда функции желудка уже нарушены, начинают появляться симптомы заболевания: чувство перенасыщения пищей, изжога, отрыжка, нарушения стула, боли.

Хроническая форма в свою очередь различается активностью секреторной функции, то есть уровнем выработки кислотности. Она бывает повышенной и пониженной. При повышенной секреции преобладают ощущения тяжести и жжения в желудке после приема пищи, голодные боли. При пониженной – пропадает аппетит, беспокоят утренняя тошнота и неприятный привкус во рту. В течение болезни, как правило, проявляется тенденция к снижению кислотности, так как нарушается выработка желудочного сока.

Главный подозреваемый

Причины заболевания гастритом различны. Острый гастрит наступает из-за чрезмерного раздражения желудка трудноперевариваемой, жирной, острой, слишком горячей или слишком холодной пищей. А также является следствием отравления испорченными продуктами, алкоголем, лекарственными средствами, ядовитыми веществами, иногда сопутствует острой инфекции.

Немаловажные факторы, провоцирующие появление хронического гастрита –систематическое употребление раздражающей пищи (острое/соленое), алкоголя, лекарственных средств. Неправильное питание – еда всухомятку, длительное воздержание от пищи с последующим перенасыщением, недостаточное пережевывание. Кстати, процесс жевания является важнейшим в пищеварении. Дело в том, что пережевывая пищу, мы не только подготавливаем ее к прохождению через пищевод, но и тем самым сообщаем желудку о ее составе. Получив эту информацию, желудок начинает вырабатывать именно те ферменты, которые необходимы для переваривания данной пищи.

Хронический гастрит может развиться как самостоятельно, так и быть осложнением других заболеваний, например, холецистита, колита, быть следствием частых стрессов или нарушения обмена веществ. В некоторых случаях, при некачественном лечении, гастрит переходит в хроническую форму из острой.

Однако практически все вышеперечисленные факторы по утверждению современных ученых являются лишь способствующими заболеванию. Главной виновницей хронического гастрита и его тяжелых последствий считается грамотрицательная палочка хеликобактер пилори. Ученые установили, что именно она играет ведущую роль в воспалительном процессе, развитии язвенной болезни и рака желудка. Особенность хеликобактерии в ее способности противостоять кислой желудочной среде. С помощью специальных жгутиков она цепляется за стенки органа, перемещается, проникает в слизистую, прячась от агрессивного сока и поступающей пищи. Но главное, она повышает секрецию аммиака, который нейтрализует кислотную среду, позволяя ей обитать в желудке и нарушая тем самым его нормальное функционирование. Размножаясь, хеликобактерия выделяет вредные вещества, поражающие слизистую оболочку, а за тем и более глубокий, мышечный, слой. Кроме того, разрушение защитной оболочки освобождает путь агрессивному воздействию соляной кислоты на незащищенные слои желудка.

Точный диагноз

Диагностика острого гастрита в основном не представляет особой трудности и подтверждается согласно собранным анамнестическим данным (совокупность сведений) и осмотру пациента. Так как по своей сути гастрит является отравлением, то необходимо как можно быстрее выяснить его причину для принятия адекватных мер. Ведь, например, лечение пищевого отравления отличается от лечения отравления химическими веществами.

Иногда постановка правильного диагноза может осложняться из-за схожести симптомов с другими заболеваниями. К ним относятся аппендицит, острый холецистит, острый панкреатит, язва, печеночная и почечная колика, инфекционные заболевания и даже инфаркт миокарда. Однако при гастрите все же преобладают не болевые, а диспепсические проявления – нарушение стула, рвота и т.п.

Для диагностики хронического гастрита и сложных случаев острого предусмотрен широкий арсенал различных исследований. Кроме тщательно собранных анамнестических данных и внимательного изучения клинической картины заболевания, проводятся исследования секреторной функции желудка, гастроскопия, различные виды биопсии, сканирование полости желудка для изучения его моторно-эвакуаторной функции, рентген, назначаются лабораторные анализы. Важнейшим диагностическим методом является исследование желудочного сока. Его получают при помощи тонкого зонда (2-3 мм) дробно: натощак и после так называемого пробного завтрака – приема специальных препаратов, стимулирующих секрецию желудка. Состав порций полученного сока позволяет оценивать кислотообразующую и ферментную функции желудка, обнаруживать патологические примеси (желчь, кровь и др.). Гастроскопия так же один из самых информационных методов исследования желудка. В современных условиях процедура гастроскопии стала проводиться намного комфортней – диаметр трубки вдвое уменьшился (до 5 мм), а при желании осуществляется во время медикаментозного сна пациента. Не менее удобен этот метод стал и для специалистов – оборудование оснащено специальным окуляром, через который на экран аппарата передается изображение. Таким образом, видеозапись исследования можно помещать на электронные носители, повторно просматривать и обсуждать с другими специалистами.

Являясь самой распространенной причиной развития хронического гастрита, особенно актуальна диагностика хеликобактерной инфекции. Ее можно выявить во время гастроскопии, по анализу крови, а также с помощью специальных дыхательных тестов, например, Хелик-теста. Эта диагностика занимает не более 15 минут и сразу выдает результат. Пациент принимает определенную дозу карбамида, делает выдох в специальную трубку и индикатор или цифровая система (в зависимости от модификации аппарата) моментально сообщает о наличии в организме бактерии по ее уреазной активности (способности расщеплять карбамид). Процедура абсолютно безопасна и показана даже маленьким детям и беременным женщинам.

Выход есть

Острый гастрит, как правило, не обходится без принятия соответствующих мер. Так как ярко выраженные, острые симптомы просто не позволяют пустить заболевание на самотек. Лечение хронического гастрита, напротив, часто откладывается в долгий ящик, чем существенно осложняет положение дел.

При острой форме заболевания обычно назначаются адсорбирующие, улучшающие пищеварение и возмещающие потерянную влагу препараты. При инфекционных гастритах проводится антибактериальная терапия. В случаях тяжелых отравлений требуется неотложная помощь токсиколога: определение типа яда, его нейтрализация и срочное выведение из пищеварительного тракта, а также меры по поддержанию жизненно важных функций организма.

Если обычный острый гастрит вылечивается в среднем за неделю, то на лечение хронического гастрита уходят месяцы и даже годы. Воспаление, вызванное инфицированием хеликобактерией, в первую очередь требует антибактериальной терапии, также в зависимости от уровня выработки кислотности назначаются антациды, адсорбенты, обволакивающие средства или препараты, усиливающие секреторную и моторную функции желудка. В случае болевого синдрома показаны спазмолитики и прокинетики. Кроме того, больные хроническим гастритом должны находиться на диспансерном наблюдении и посещать врача не реже двух раз в год.

Есть мнение, что хеликобактерия может мирно существовать в желудке, не вызывая заболеваний, пока не появятся провоцирующие факторы: ослабление иммунитета, попадание раздражающих веществ в желудок и др.

Воспалительная реакция в желудке – следствие не только попадания в него какого-либо раздражителя, но и ответной реакции организма. В этом случае активизируются особые клетки иммунной системы. Они пытаются удалить нарушителя и восстановить целостность слизистой. Эта работа иммунных клеток внешне выглядит так же как воспаление.

Основные типы хронического гастрита:

– Гастрит типа А – аутоиммунный гастрит. Следствие нарушения работы иммунной системы, которая начинает вырабатывать антитела, разрушающие собственные клетки слизистой желудка.
– Гастрит типа В – хронический гастрит, вызванный хеликобактериозом.
– Гастрит типа С – реактивный гастрит (рефлюкс-гастрит). Появляется в результате забрасывания пищи обратно в желудок из двенадцатиперстной кишки. Щелочное содержимое кишки повреждает слизистую пилорического отдела и понижает кислотность.

Инактивация вирусов в оболочке и уничтожение клеток жирными кислотами и моноглицеридами

Липиды в свежем грудном молоке не инактивируют вирусы, но становятся противовирусными после хранения молока в течение нескольких дней при 4 или 23 ° C. Появление противовирусной активности зависит от активных липаз молока и коррелирует с высвобождением свободных жирных кислот в молоке. . Ряд жирных кислот, которые являются нормальными компонентами липидов молока, были протестированы против вирусов в оболочке, т.е.е., вирус везикулярного стоматита, вирус простого герпеса и вирус висны, и против вируса без оболочки, полиовирус. Короткоцепочечные и длинноцепочечные насыщенные жирные кислоты не имели или имели очень небольшой противовирусный эффект при самых высоких испытанных концентрациях. С другой стороны, все среднецепочечные насыщенные и длинноцепочечные ненасыщенные жирные кислоты были высокоактивны против вирусов в оболочке, хотя концентрация жирных кислот, необходимая для максимальной инактивации вируса, варьировалась в 20 раз. Моноглицериды этих жирных кислот также обладали сильным противовирусным действием, в некоторых случаях в концентрации в 10 раз ниже, чем у свободных жирных кислот.Ни одна из жирных кислот не инактивировала полиовирус. Было обнаружено, что противовирусные жирные кислоты влияют на вирусную оболочку, вызывая утечку, а при более высоких концентрациях — полное разрушение оболочки и вирусных частиц. Они также вызывают распад плазматических мембран клеток тканевой культуры, что приводит к лизису и гибели клеток. То же самое произошло в клеточных культурах, инкубированных с сохраненным противовирусным грудным молоком. Таким образом, антимикробный эффект липидов грудного молока in vitro, скорее всего, вызван разрушением клеточных и вирусных мембран жирными кислотами.Необходимы исследования, чтобы установить, обладают ли липиды грудного молока противомикробным действием на желудок и кишечник младенцев, и определить, какую роль, если таковая имеется, они играют в защите младенцев от желудочно-кишечных инфекций.

Вирусные инфекции желудочно-кишечного тракта

Цели обучения

  • Определите наиболее распространенные вирусы, вызывающие инфекции желудочно-кишечного тракта
  • Сравните основные характеристики конкретных вирусных заболеваний, поражающих желудочно-кишечный тракт и печень

В развивающихся странах острый вирусный гастроэнтерит является разрушительным заболеванием и является основной причиной смерти детей.Во всем мире диарея является второй по значимости причиной смертности детей в возрасте до пяти лет, а 70% детских гастроэнтеритов являются вирусными. Как уже говорилось, существует ряд бактерий, вызывающих диарею, но вирусы также могут вызывать диарею. E. coli и ротавирус являются наиболее распространенными возбудителями в развивающихся странах. В этом разделе мы обсудим ротавирусы и другие, менее распространенные вирусы, которые также могут вызывать заболевания желудочно-кишечного тракта.

Гастроэнтерит, вызванный ротавирусами

Рисунок 1.Ротавирусы в образце фекалий визуализируются с помощью электронной микроскопии. (кредит: доктор Грэм Бёрдс)

Ротавирусы — это двухцепочечные РНК-вирусы из семейства Reoviridae . Они несут ответственность за распространенные диарейные заболевания, хотя профилактика с помощью вакцинации становится все более распространенной. Вирус в основном распространяется фекально-оральным путем (рис. 1).

Эти вирусы широко распространены среди детей, особенно в детских садах. По оценкам CDC, 95% детей в Соединенных Штатах заразились хотя бы одной ротавирусной инфекцией к тому времени, когда им исполнится пять лет.Благодаря памяти иммунной системы организма взрослые, которые вступают в контакт с ротавирусом, не заразятся инфекцией или, если они это сделают, будут протекать бессимптомно. Однако пожилые люди уязвимы для ротавирусной инфекции из-за ослабления иммунной системы с возрастом, поэтому инфекции могут распространяться через дома престарелых и аналогичные учреждения. В этих случаях инфекция может передаваться от члена семьи, у которого может быть субклиническое или клиническое заболевание. Вирус также может передаваться с загрязненных поверхностей, на которых он может выжить в течение некоторого времени.

Зараженные люди страдают лихорадкой, рвотой и диареей. Вирус может выжить в желудке после еды, но обычно обнаруживается в тонком кишечнике, особенно в эпителиальных клетках ворсинок . Инфекция может вызвать пищевую непереносимость, особенно в отношении лактозы. Заболевание обычно появляется после инкубационного периода продолжительностью около двух дней и длится около одной недели (от трех до восьми дней). Без поддерживающего лечения болезнь может вызвать серьезную потерю жидкости, обезвоживание и даже смерть.Даже при более легкой форме заболевания повторные инфекции могут потенциально привести к недоеданию, особенно в развивающихся странах, где ротавирусная инфекция является обычным явлением из-за плохой санитарии и отсутствия доступа к чистой питьевой воде. Пациенты (особенно дети), истощенные после эпизода диареи, более восприимчивы к будущим диарейным заболеваниям, что увеличивает их риск смерти от ротавирусной инфекции.

Наиболее распространенным клиническим инструментом диагностики является иммуноферментный анализ, который обнаруживает вирус в образцах фекалий.Также используются тесты латексной агглютинации. Кроме того, вирус можно обнаружить с помощью электронной микроскопии и ОТ-ПЦР.

Поддерживающая терапия пероральной регидратацией. Также доступна профилактическая вакцинация. В Соединенных Штатах ротавирусные вакцины являются частью стандартного календаря вакцинации, и их введение следует рекомендациям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). ВОЗ рекомендует, чтобы все дети во всем мире получали ротавирусную вакцину, первую дозу в возрасте от шести до 15 недель, а вторую — до 32 недель.

Гастроэнтерит, вызванный норовирусами

Норовирусы , обычно идентифицируемые как вирусы Norwalk , являются калицивирусами . Несколько штаммов могут вызывать гастроэнтерит . Ежегодно регистрируются миллионы случаев заболевания, преимущественно среди младенцев, маленьких детей и пожилых людей. Эти вирусы легко передаются и очень заразны. Они известны тем, что вызывают широкое распространение инфекций у групп людей в ограниченном пространстве, например на круизных лайнерах.Вирусы могут передаваться при прямом контакте, прикосновении к загрязненным поверхностям и через зараженную пищу. Поскольку вирус не уничтожается дезинфицирующими средствами, используемыми в стандартных концентрациях для уничтожения бактерий, риск передачи остается высоким даже после очистки.

Признаки и симптомы норовирусной инфекции аналогичны таковым для ротавируса , с водянистой диареей, легкими спазмами и лихорадкой. Кроме того, эти вирусы иногда вызывают рвоту метательными снарядами.Болезнь обычно относительно легкая, развивается через 12–48 часов после заражения и проходит в течение нескольких дней без лечения. Однако может произойти обезвоживание.

Норовирус может быть обнаружен с помощью ПЦР или иммуноферментного анализа (EIA). RT-qPCR является предпочтительным подходом, поскольку EIA недостаточно чувствителен. Если для экспресс-тестирования используется ИФА, диагноз следует подтверждать с помощью ПЦР. Лекарств нет, но болезнь обычно проходит самостоятельно. Может использоваться регидрационная терапия и замещение электролитов.Соблюдение правил гигиены, мытье рук и тщательное приготовление пищи снижают риск заражения.

Гастроэнтерит, вызванный астровирусами

Астровирусы — это вирусы с одноцепочечной РНК (семейство Astroviridae ), которые могут вызывать тяжелый гастроэнтерит, особенно у младенцев и детей. Признаки и симптомы включают диарею, тошноту, рвоту, лихорадку, боль в животе, головную боль и недомогание. Вирусы передаются фекально-оральным путем (через зараженную пищу или воду).Для диагностики анализируются образцы стула. Тестирование может включать иммуноферментные анализы и иммунную электронную микроскопию. Лечение включает поддерживающую регидратацию и при необходимости замену электролитов.

Подумай об этом

  • Почему ротавирусы, норовирусы и астровирусы чаще встречаются у детей?

Вирусные инфекции желудочно-кишечного тракта

Ряд вирусов могут вызывать гастроэнтерит , характеризующийся воспалением желудочно-кишечного тракта и другими признаками и симптомами различной степени тяжести.Как и в случае бактериальных инфекций желудочно-кишечного тракта, некоторые случаи могут быть относительно легкими и самоограничивающимися, в то время как другие могут стать серьезными и потребовать интенсивного лечения. Противомикробные препараты обычно не используются для лечения вирусного гастроэнтерита; Как правило, эти заболевания можно эффективно лечить с помощью регидратационной терапии, чтобы восполнить потерю жидкости в приступах диареи и рвоты. Поскольку большинство вирусных причин гастроэнтерита довольно заразны, лучшие профилактические меры включают в себя избегание и / или изоляцию инфицированных людей и ограничение передачи посредством надлежащей гигиены и санитарии.

Таблица 1. Вирусные причины гастроэнтерита
Болезнь Возбудитель Признаки и симптомы Трансмиссия Диагностические тесты Вакцина
Астровирусный гастроэнтерит Астровирусы Лихорадка, головная боль, боль в животе, недомогание, диарея, рвота Фекально-оральный путь, зараженная пища или вода Иммуноферментный анализ, иммуноэлектронная микроскопия Нет
Норовирусный гастроэнтерит Норовирусы Лихорадка, диарея, рвота метательными снарядами, обезвоживание; обычно самоограничение в течение двух дней Очень заразно при прямом контакте или контакте с зараженными пищевыми продуктами или фомитами Быстрый иммуноферментный анализ, подтвержденный RT-qPCR Нет
Ротавирусный гастроэнтерит Ротавирусы Лихорадка, диарея, рвота, сильное обезвоживание; повторяющиеся инфекции могут привести к недоеданию и смерти Фекально-оральный путь; наиболее восприимчивые дети и пожилые люди Иммуноферментный анализ образца кала, анализ латексной агглютинации, ОТ-ПЦР Профилактическая вакцина, рекомендованная для младенцев

Гепатит

Гепатит — это общий термин, обозначающий воспаление печени, которое может иметь множество причин.В некоторых случаях причина — вирусная инфекция. Существует пять основных клинически значимых вирусов гепатита: вирусов гепатита A ( HAV ), B ( HBV ), C ( HCV ), D, ( HDV ) и E ( HEV ) ( Рисунок 3). Обратите внимание, что другие вирусы, такие как вирус Эпштейна-Барра (EBV), желтой лихорадки и цитомегаловирус (CMV), также могут вызывать гепатит и обсуждаются в Вирусных инфекциях кровеносной и лимфатической систем.

Рисунок 3. Пять основных типов вирусов, вызывающих гепатит. HAV представляет собой оцРНК (+) без оболочки и принадлежит к семейству пикорнавирусов (Балтиморская группа IV). HBV представляет собой оболочечный вирус дцДНК, реплицируется с использованием обратной транскриптазы и является членом семейства гепаднавирусов (Балтиморская группа VII). HCV представляет собой оболочечный оцРНК (+) вирус и является членом семейства флавивирусов (Балтиморская группа IV). HDV представляет собой обернутую оцРНК (-), имеющую форму круга (Балтиморская группа V). Этот вирус может размножаться только в присутствии HBV.HEV — это безоболочечный оцРНК (+) вирус и член семейства hepeviridae (Балтиморская группа IV).

Хотя пять вирусов гепатита различаются, они могут вызывать некоторые сходные признаки и симптомы, поскольку все они имеют сродство к гепатоцитам (клеткам печени). HAV и HEV могут передаваться через рот, в то время как HBV, HCV и HDV передаются парентерально. Люди могут стать долгосрочными или хроническими носителями вирусов гепатита.

Вирус проникает в кровь ( виремия, ), распространяется на селезенку, почки и печень.Во время репликации вируса вирус поражает гепатоциты. Воспаление вызвано репликацией гепатоцитов и высвобождением большего количества вируса гепатита. Признаки и симптомы включают недомогание, анорексию, потерю аппетита, темную мочу, боль в правом верхнем квадранте живота, рвоту, тошноту, диарею, боль в суставах и серый стул. Кроме того, когда печень поражена или повреждена, она не может эффективно расщеплять гемоглобин, и билирубин может накапливаться в организме, придавая коже и слизистым оболочкам желтоватый цвет — состояние, называемое желтухой (рис. 4).В тяжелых случаях может наступить смерть от некроза печени .

Рис. 4. (a) Гепатит — это воспаление печени, вызванное множеством основных причин. Это может вызвать желтуху. (б) Желтуха характеризуется пожелтением кожи, слизистых оболочек и склер глаз. (кредит b слева: модификация работы Джеймса Хейлмана, доктора медицины; кредит b справа: модификация работы Sab3el3eish / Wikimedia Commons)

Несмотря на много общего, каждый из вирусов гепатита имеет свои уникальные характеристики. HAV обычно передается фекально-оральным путем, при тесном личном контакте или при контакте с загрязненной водой или пищей. Гепатит А может развиться после инкубационного периода от 15 до 50 дней (в среднем 30). Обычно она протекает в легкой форме или даже бессимптомно и обычно проходит самостоятельно в течение недель или месяцев. Более тяжелая форма, молниеносный гепатит , встречается редко, но имеет высокий уровень летальности — 70–80%. Вакцинация доступна и рекомендуется особенно детям (в возрасте от одного до двух лет), тем, кто путешествует в страны с повышенным риском, людям с заболеваниями печени и некоторыми другими состояниями, а также потребителям наркотиков.

Хотя HBV связан с похожими признаками и симптомами, передача и исходы различаются. Этот вирус имеет средний инкубационный период 120 дней и обычно связан с контактом с инфекционной кровью или биологическими жидкостями, такими как сперма или слюна. Воздействие может происходить через прокол кожи, через плаценту или через слизистую оболочку, но оно не распространяется через случайный контакт, такой как объятия, держание за руку, чихание или кашель, или даже через кормление грудью или поцелуи.Риск заражения наибольший для тех, кто употребляет наркотики внутривенно или вступает в половой контакт с инфицированным человеком. Медицинские работники также подвергаются риску уколов иглой и других травм при лечении инфицированных пациентов. Инфекция может перейти в хроническую форму и прогрессировать до цирроза или печеночной недостаточности. Это также связано с раком печени. Хронические инфекции связаны с самыми высокими показателями смертности и чаще встречаются у младенцев. Приблизительно 90% инфицированных младенцев становятся хроническими носителями, по сравнению с 6–10% инфицированных взрослых.Вакцинация доступна и рекомендуется детям как часть стандартного графика вакцинации (одна доза при рождении, а вторая — к 18-месячному возрасту), а также взрослым из группы повышенного риска (например, тем, кто страдает определенными заболеваниями, потребителям внутривенных наркотиков и тем, кто заниматься сексом с несколькими партнерами). Медицинские учреждения обязаны предлагать вакцину против HBV всем работникам, которые на работе имеют контакт с кровью и / или другими инфекционными материалами.

ВГС часто не диагностируется и поэтому может быть более распространенным, чем зарегистрировано.Инкубационный период в среднем составляет 45 дней, и он передается при контакте с инфицированной кровью. Хотя некоторые случаи протекают бессимптомно и / или разрешаются спонтанно, 75–85% инфицированных становятся хроническими носителями. Почти все случаи являются результатом парентеральной передачи, часто связанной с внутривенным употреблением наркотиков или переливаниями крови. Риск наиболее высок для людей, которые в прошлом или в настоящее время употребляли наркотики внутривенно или имели половые контакты с инфицированными людьми. Он также распространяется через зараженные продукты крови и может даже передаваться через зараженные предметы личного пользования, такие как зубные щетки и бритвы.Недавно были разработаны новые лекарства, которые демонстрируют высокую эффективность в лечении ВГС и адаптированы к конкретному генотипу, вызывающему инфекцию.

HDV редко встречается в Соединенных Штатах и ​​встречается только у людей, которые уже инфицированы HBV, который необходим для репликации. Следовательно, вакцинация против HBV также защищает от инфекции HDV. HDV передается при контакте с инфицированной кровью.

HEV Инфекции также редки в Соединенных Штатах, но многие люди имеют положительный титр антител к HEV.Вирус чаще всего распространяется фекально-оральным путем через заражение пищи и / или воды или при контакте от человека к человеку, в зависимости от генотипа вируса, который варьируется в зависимости от местоположения. Существует четыре генотипа, которые несколько различаются по способу передачи, распространению и другим факторам (например, два являются зоонозными, два — нет, и только один вызывает хроническую инфекцию). Генотипы три и четыре передаются только через пищу, в то время как генотипы один и два также передаются через воду и фекально-оральный путь.Первый генотип — это единственный тип, передающийся от человека к человеку, и он является наиболее частой причиной вспышек HEV. Употребление недоваренного мяса, особенно оленины или свинины, и моллюсков может привести к заражению. Третий и четвертый генотипы относятся к зоонозам, поэтому они могут передаваться от инфицированных животных, которых употребляют в пищу. Особому риску подвержены беременные женщины. Это заболевание обычно проходит самостоятельно в течение двух недель и не вызывает хронической инфекции.

Общие лабораторные исследования на гепатит начинаются с анализа крови для проверки функции печени (таблица 2).Когда печень не функционирует нормально, кровь будет содержать повышенные уровни щелочной фосфатазы , аланинаминотрансферазы (АЛТ), аспартатаминотрансферазы (AST), прямого билирубина , общего билирубина, сывороточного альбумина, общего белка сыворотки. и рассчитанное соотношение глобулин, альбумин / глобулин (A / G). Некоторые из них включены в полную метаболическую панель (CMP), которая может сначала указать на возможную проблему с печенью и указать на необходимость более всестороннего тестирования.Панель серологического тестирования вируса гепатита может использоваться для обнаружения антител к вирусам гепатита A, B, C и иногда D. Кроме того, доступны другие иммунологические и геномные тесты.

Специфические методы лечения, кроме поддерживающей терапии, отдыха и жидкостей, часто недоступны при вирусной инфекции гепатита, за исключением гепатита С, который часто проходит самостоятельно. Иммуноглобулины можно использовать с профилактической целью после возможного заражения. Также используются лекарства, в том числе интерферон альфа 2b и противовирусные препараты (например.g., ламивудин , энтекавир , адефовир и телбивудин ) при хронических инфекциях. Гепатит С можно лечить интерфероном (в виде монотерапии или в сочетании с другими методами лечения), ингибиторами протеазы и другими противовирусными препаратами (например, ингибитором полимеразы софосбувиром ). Обычно используются комбинированные методы лечения. Противовирусные и иммунодепрессивные препараты могут использоваться при хронических случаях HEV. В тяжелых случаях может потребоваться пересадка печени.Кроме того, доступны вакцины для предотвращения инфицирования HAV и HBV. Вакцина против HAV также защищает от HEV. Вакцина против HBV также защищает от HDV. Вакцины против ВГС нет.

Узнайте больше о вирусных инфекциях гептатита.

Подумай об этом

  • Почему все пять разных вирусов гепатита вызывают схожие признаки и симптомы?

Профилактика передачи HBV в медицинских учреждениях

Гепатит B когда-то был основной опасностью для медицинских работников на рабочем месте.Многие медицинские работники за эти годы заразились, у некоторых развивается цирроз и рак печени. В 1982 году CDC рекомендовал вакцинировать медицинских работников от HBV, и с тех пор уровень инфицирования снизился. Несмотря на то, что вакцинация в настоящее время является обычным явлением, она не всегда эффективна, и вакцинируются не все люди. Таким образом, риск заражения по-прежнему невелик, особенно для медицинских работников, работающих с людьми с хроническими инфекциями, такими как наркоманы, и для людей с повышенным риском укола иглой, например, флеботомистов.В группе риска и стоматологи.

Медицинские работники должны принимать соответствующие меры предосторожности для предотвращения инфицирования HBV и других заболеваний. Кровь представляет собой наибольший риск, но другие жидкости организма также могут передавать инфекцию. Поврежденная кожа, как при экземе или псориазе, также может стать причиной передачи. Избегание контакта с биологическими жидкостями, особенно с кровью, с помощью перчаток и средств защиты лица, а также использования одноразовых шприцев и игл снижает риск заражения. Рекомендуется промывать открытые участки кожи водой с мылом.Также можно использовать антисептики, но они могут не помочь. Постконтактное лечение, включая лечение иммуноглобулином гепатита B (HBIG) и вакцинацию, может использоваться в случае контакта с вирусом от инфицированного пациента. Для управления этими ситуациями доступны подробные протоколы. Находясь на поверхности, вирус может оставаться заразным до семи дней, даже если не видно крови или других жидкостей, поэтому важно подумать о лучших вариантах дезинфекции и стерилизации оборудования, которое потенциально может передавать вирус.CDC рекомендует использовать 10% раствор отбеливателя для дезинфекции поверхностей. Наконец, тестирование продуктов крови важно для снижения риска передачи инфекции во время переливаний и аналогичных процедур.

Вирусный гепатит

Гепатит включает воспаление печени, которое обычно проявляется такими признаками и симптомами, как желтуха, тошнота, рвота, боль в суставах, серый стул и потеря аппетита. Однако тяжесть и продолжительность заболевания могут сильно различаться в зависимости от возбудителя.Некоторые инфекции могут протекать полностью бессимптомно, тогда как другие могут быть опасными для жизни. В таблице 2 сравниваются пять различных вирусов, способных вызывать гепатит. Для сравнения в этой таблице представлены только уникальные аспекты каждой формы вирусного гепатита, а не общие черты.

Таблица 2. Вирусные формы гепатита
Болезнь Возбудитель Признаки и симптомы Трансмиссия Противомикробные препараты Вакцина
Гепатит А Вирус гепатита А (HAV) Обычно бессимптомное или легкое и самоограничивающееся в течение от одной-двух недель до нескольких месяцев, иногда дольше, но не хроническое; в редких случаях приводит к тяжелому или фульминантному гепатиту со смертельным исходом Загрязненные продукты питания, вода, предметы и от человека к человеку Нет Вакцина, рекомендованная для годовалого возраста и взрослых из группы высокого риска
Гепатит B Вирус гепатита B (HBV) Подобен гепатиту А, но может прогрессировать до цирроза и печеночной недостаточности; ассоциированный с раком печени Контакт с инфицированными жидкостями организма (кровь, сперма, слюна), e.ж., при внутривенном введении наркотиков, передача половым путем, медицинские работники, лечащие инфицированных пациентов Интерферон, энтекавир, тенофовир, ламивудин, адефовир Вакцина, рекомендованная для младенцев и взрослых из группы высокого риска
Гепатит C Вирус гепатита C (HCV) Часто бессимптомный, с 75–85% хроническими носителями; может прогрессировать до цирроза и печеночной недостаточности; ассоциированный с раком печени Контакт с инфицированными жидкостями организма, например, при внутривенном употреблении наркотиков, переливании крови, передаче половым путем Зависит от генотипа и наличия цирроза печени; интерфероны, новое лечение, такое как симепревир плюс софосбувир, омбитасвир / паритапревир / ритонавир и дасабувир Нет в наличии
Гепатит D Вирус гепатита D (HDV) Аналогичен гепатиту В; обычно проходит самостоятельно в течение одной-двух недель, но в редких случаях может стать хроническим или молниеносным Контакт с инфицированной кровью; инфекции могут возникать только у пациентов, уже инфицированных гепатитом B Нет Вакцина против гепатита B защищает от HDV
Гепатит E Вирус гепатита E (HEV) Обычно бессимптомное или легкое и самоограничивающееся; обычно не вызывает хронических заболеваний Фекально-оральный путь, часто в зараженной воде или недоваренном мясе; наиболее распространены в развивающихся странах Поддерживающее лечение; обычно самоограничивающийся, но некоторые штаммы могут стать хроническими; противовирусное и иммунодепрессивное возможно при хронических случаях Вакцина доступна только в Китае

Ключевые концепции и резюме

  • Общие вирусные причины гастроэнтерита включают ротавирусы, норовирусы и астровирусы.
  • Гепатит может быть вызван несколькими неродственными вирусами: вирусами гепатита A, B, C, D и E.
  • Вирусы гепатита различаются по способам передачи, лечению и способности к хронической инфекции.

Множественный выбор

Какая форма вируса гепатита может заразить только человека, который уже инфицирован другим вирусом гепатита?

  1. HDV
  2. HAV
  3. HBV
  4. HEV
Показать ответ

Ответ а.HDV может заразить только человека, который уже инфицирован другим вирусом гепатита.

Какая причина вирусного гастроэнтерита обычно вызывает рвоту метательными снарядами?

  1. вирус гепатита
  2. Астровирусы
  3. Ротавирус
  4. Норовирусы
Показать ответ

Ответ d. Норовирусы обычно вызывают рвоту метательными снарядами.

Заполните бланк

Желтуха возникает в результате накопления _________.

Покажи ответ

Желтуха возникает в результате накопления билирубина .

Подумай об этом

  1. Какие формы вирусного гепатита передаются фекально-оральным путем?
  2. На основании того, что вы знаете о ВГВ, какими способами можно снизить его передачу в медицинских учреждениях?

Рассасывающаяся антибактериальная оболочка в хирургическом лечении синдрома Твиддлера у пациента с желудочным электростимулятором: клинический случай — Haslam

Введение

Гастропарез — хроническое нарушение моторики желудка, характеризующееся задержкой опорожнения желудка и множеством неприятных симптомов, включая хроническую тошноту, рвоту, боли в животе, недоедание и обезвоживание.Начальная терапия гастропареза является консервативной с изменением диеты и фармакологической терапией, особенно противорвотными и прокинетическими средствами. Хирургические вмешательства, такие как процедуры дренирования привратника или электрическая стимуляция желудка, обычно предназначены для пациентов с рефрактерным гастропарезом (1-6).

Синдром Твиддлера, чрезмерная подвижность устройства и, как следствие, неправильное положение и сбой в работе кардиостимулятора были впервые описаны в Bayliss et al. в 1968 г. (7). Считается, что чрезмерная подвижность устройства при синдроме Твиддлера является результатом манипуляции с генератором импульсов со стороны пациента, вызывающего вращение устройства со скручиванием, смещением и даже переломом электродов. Синдром встречается относительно редко, его частота оценивается в 0,07–7% (8,9). Хорошо известный сценарий в кардиологической литературе, он не был специально охарактеризован у пациентов с желудочными электростимуляторами (GES). Мы описываем случай успешного хирургического лечения рецидивирующего синдрома Твиддлера у пациента с ГЭС с использованием пропитанной антибиотиком сетчатой ​​оболочки для дополнительной фиксации и стабилизации устройства.Мы представляем следующую статью в соответствии с контрольным списком отчетов CARE (доступным по адресу http://dx.doi.org/10.21037/dmr-20-70).


Кейс-презентация

53-летней женщине с ожирением и рефрактерным диабетическим гастропарезом была проведена повторная имплантация GES через 14 месяцев после эксплантации предыдущего устройства в связи с необходимостью проведения МРТ. Первоначально она чувствовала себя хорошо, пока симптомы тошноты, рвоты и боли в животе не вернулись через 4 месяца после операции.Опрос прибора выявил аномальные значения импеданса. Рентген брюшной полости подтвердил, что устройство неправильно расположено со скрученными и порванными проводами (, рис. 1, ), что соответствует синдрому Твиддлера.

Рис. 1 Устройство для документирования изображений брюшной полости и положение электродов. (A) Сразу после операции (январь 2019 г.). (B) 4 месяца после операции (май 2019 г.). Обратите внимание на переворачивание устройства, перекручивание и поломку проводов.

Ревизионная операция выявила перекрученные и сломанные отведения, которые были заменены ( Рисунок 2A, ). Устройство было закреплено дополнительным трансфасциальным швом по середине корпуса устройства, что обеспечило удовлетворительную иммобилизацию устройства (, рис. 2B, ). При первом послеоперационном посещении устройство функционировало надлежащим образом со значительным улучшением симптомов.

Рисунок 2 Интраоперационные данные во время первой ревизионной операции (июнь 2019 г.).(A) Скрученные и сломанные отведения. (B) Фиксация устройства дополнительным фасциальным швом по середине корпуса устройства.

Через четыре месяца после ревизионной операции пациент снова сообщил о рецидиве симптомов гастропареза, шока и подвижности устройства. Рентгенограмма брюшной полости подтвердила смещение устройства и перекручивание проводов, что соответствует рецидивирующему синдрому Твиддлера (, рис. 3, ).При физическом осмотре устройством можно было легко манипулировать и переворачивать в карман.

Рисунок 3 Визуализация брюшной полости, документирующая положение устройства и электродов. (A) Визуализация после первой ревизионной операции (июнь 2019 г.). (B) Визуализация брюшной полости через 7 месяцев после первой ревизионной операции (обратите внимание на переворачивание устройства с перекручиванием электродов).

Пациенту проведена повторная хирургическая ревизия.Сетчатая оболочка, пропитанная антибиотиком TYRX (Medtronic, Миннеаполис, Нью-Мексико, США), была выбрана для дополнительного закрепления устройства (, рис. 4A, ). Открытое хирургическое исследование выявило переплетенные, но неповрежденные отведения с нормальными значениями импеданса ( Рисунок 4B ). Было обнаружено, что устройство свободно вращается в большом патологическом кармане без каких-либо спаек. Провода были раскручены и зафиксированы в целости и сохранности. После электрохирургической абляции подкладки кармана на устройство наложили конверт и закрепили двумя стандартными трансфасциальными швами Prolene.Два дополнительных трансфасциальных перпендикулярных горизонтальных матрасных шва Prolene, включающих оболочку TYRX, использовались для надежной фиксации устройства на подлежащей фасции (, рис. 4C, ). Пациентка хорошо перенесла процедуру, симптомы исчезли. Через три месяца после операции не было обнаружено признаков подвижности устройства при стабильном положении устройства на снимках ( Рисунок 5, ). Пациент остается бессимптомным на момент публикации с периодом наблюдения 9 месяцев.Все процедуры, выполненные в этом отчете, соответствовали этическим стандартам институционального и / или национального исследовательского комитета (ов) и Хельсинкской декларации (в редакции 2013 г.). Письменное информированное согласие на публикацию было получено от пациента.

Рисунок 4 Интраоперационные данные во время второй ревизионной операции с имплантацией антибактериальной оболочки TYRX.(A) Антибактериальный конверт TYRX. (B) Интраоперационный вид проводов во время второй ревизионной операции. (C) Закрепление устройства с помощью шва Prolene, включая конверт TYRX.

Рис. 5 Стабильная визуализация после второй ревизионной операции (март 2020 г.) — стойкое скручивание незамещенной внутрибрюшной части с нормальным течением подкожной части отведений.Устройство остается в стабильном положении и функционирует надлежащим образом.


Обсуждение

устройств GES были одобрены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (HUD) в 2000 году в качестве средства лечения рефрактерного идиопатического или диабетического гастропареза (6,10). Устройство GES состоит из пары электродов, которые вводятся в собственную мышечную мышцу желудка по большей кривизне желудка и подключаются к генератору импульсов, имплантированному в подкожный карман брюшной стенки.

Хотя это конкретно не охарактеризовано, в литературе есть данные, позволяющие предположить, что синдром Твиддлера присутствует у пациентов с устройствами GES. Ранние исследования устройств GES показали, что общие побочные эффекты включают миграцию и переворачивание устройства, которые иногда возникают из-за того, что пациенты манипулируют устройством (1,11,12). Поверхностное расположение кармана, особенно у пациентов с ожирением, было связано с увеличением частоты неправильного расположения устройств и увеличением частоты хирургических ревизий устройств GES (1,10,11).В отчете о хирургических исходах 233 пациентов после имплантации GES 21 (9%) потребовалась хирургическая ревизия подкожного кармана. Логистическая регрессия показала увеличение риска пересмотра на 9% на каждую единицу увеличения ИМТ. Пациенты с ожирением имели в 4,5 раза повышенный риск ревизии почек (11). Отсутствие стабильности брюшной стенки может быть фактором, способствующим развитию абдоминального синдрома Твиддлера (13). Дополнительные побочные эффекты, такие как ощущение поражения электрическим током, могут дополнительно указывать на неустановленный синдром Твиддлера, вызывающий повреждение пластикового свинцового покрытия, и могут потребовать хирургического вмешательства или эксплантации устройства (1,10).

Хирургическая ревизия — основа лечения синдрома Твиддлера. Некоторым пациентам может потребоваться несколько ревизий устройства, поскольку они часто продолжают вертеть устройства после операции (8). Большинство пациентов отрицают манипуляции с устройством, хотя также сообщалось о случаях преднамеренных манипуляций, связанных с неадекватным обучением пациентов (8). Некоторые авторы считают, что неадекватная фиксация устройства, ведущая к относительно свободному вращению внутри рыхлого и емкого подкожного кармана, является основной причиной синдрома Твиддлера.Попытки пациента вернуть повернутое устройство в нормальное положение — вторичный вклад в проблему (14).

Использование синтетического мешочка для профилактики синдрома Твиддлера у пациента с автоматическим имплантируемым кардиовертер-дефибриллятором (AICD) было впервые описано в 1995 г. (14). В ретроспективном анализе 21 пациента с синдромом Твиддлера использование невсасывающихся полипропиленовых конвертов полностью исключило повторяющиеся события по сравнению с 50% -ной частотой повторного скручивания до использования конвертов (15).Также были описаны минимизация размера кармана и фиксация устройства для генерации импульсов швом, чтобы ограничить возникновение синдрома Твиддлера (6). Совсем недавно было предложено использование рассасывающихся сетчатых оболочек с антибиотиками в случаях синдрома Твиддлера у пациентов с имплантируемыми сердечно-сосудистыми устройствами (16). TYRX ™ представляет собой рассасывающуюся антибактериальную сетчатую оболочку с миноциклином и рифампицином, одобренную FDA для использования у пациентов с повышенным риском заражения сердечно-сосудистыми имплантируемыми электронными устройствами (CIED).В нашем случае использование конверта TYRX ™ обеспечило дополнительные точки крепления, что привело к успешному хирургическому лечению рецидивирующего синдрома Твиддлера у пациента с GES. Насколько нам известно, использование конверта TYRX не было описано у пациентов с синдромом GES Twiddler.

Настоящая публикация представляет собой первый отчет о клиническом случае, основанный на единственном опыте успешного хирургического лечения рецидивирующего синдрома Твиддлера и, как таковой, представляет ограниченные доказательства для лечения описанной проблемы.Тем не менее, успех в решении этой редкой и трудной проблемы расширяет арсенал хирургического лечения этого сложного состояния.


Выводы

Мы описываем не одобренное FDA использование абсорбируемой антибактериальной оболочки TYRX ™ для лечения рецидивирующего синдрома Твиддлера у пациента с устройством GES. Конверт TYRX ™ обеспечивает дополнительные точки фиксации для фиксации проленовой нити на устройстве GES, обеспечивая превосходную стабильность устройства и успешное хирургическое лечение рецидивирующего синдрома Твиддлера.


Благодарности

Финансирование: Это исследование частично финансировалось за счет гранта поддержки онкологических центров NIH / NCI P30 CA006927.


Контрольный список отчетности: Авторы заполнили контрольный список отчетности CARE. Доступно по адресу http://dx.doi.org/10.21037/dmr-20-70

Конфликты интересов: Все авторы заполнили унифицированную форму ICMJE для раскрытия информации (доступна по адресу http: // dx.doi.org/10.21037/dmr-20-70). Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Этическое заявление: Авторы несут ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены. Все процедуры, выполненные в этом отчете, соответствовали этическим стандартам институционального и / или национального исследовательского комитета (ов) и Хельсинкской декларации (в редакции 2013 г.).Письменное информированное согласие на публикацию было получено от пациента.

Заявление об открытом доступе: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с международной лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 4.0 (CC BY-NC-ND 4.0), которая разрешает некоммерческое копирование и распространение статьи. со строгим условием, что никакие изменения или правки не вносятся, а оригинальная работа должным образом цитируется (включая ссылки как на официальную публикацию через соответствующий DOI, так и на лицензию).См. Https://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/.


Список литературы

  1. Золл Б., Джехангир А., Малик З. и др. Электростимуляция желудка при рефрактерном гастропарезе. J Clin Outcomes Manag 2019; 26: 27-38. [PubMed]
  2. Инь Дж., Абелл Т.Д., МакКаллум Р.В. и др. Нейромодуляция желудка с помощью системы Enterra при тошноте и рвоте у пациентов с гастропарезом. Нейромодуляция 2012; 15: 224-31; Обсуждение 231.[Crossref] [PubMed]
  3. Золл Б., Джехангир А., Эдвардс М.А. и др. Хирургическое лечение рефрактерного гастропареза: стимулятор, операция на пилорическом отделе или и то, и другое? Журнал Gastrointest Surg 2020; 24: 2204-11. [Crossref] [PubMed]
  4. Zoll B, Zhao H, Edwards MA, et al. Исходы хирургического вмешательства при рефрактерном гастропарезе: систематический обзор. J Surg Res 2018; 231: 263-9. [Crossref] [PubMed]
  5. Abell TL, Yamada G, McCallum RW и др.Эффективность электростимуляции желудка при гастропарезе: результаты большой проспективно собранной базы данных национальных регистров гастропареза. Нейрогастроэнтерол Мотил 2019; 31: e13714. [Crossref] [PubMed]
  6. McCallum RW, Sarosiek I., Parkman HP, et al. Электростимуляция желудка с помощью терапии Энтеррой улучшает симптомы идиопатического пареза желудка. Нейрогастроэнтерол Мотил 2013; 25: 815-e636. [Crossref] [PubMed]
  7. Bayliss CE, Beanlands DS, Baird RJ.Синдром кардиостимулятора-Твиддлера: новое осложнение имплантируемых трансвенозных кардиостимуляторов. Can Med Assoc J 1968; 99: 371-3. [PubMed]
  8. Салахуддин М., Кадер Ф.А., Насрин С. и др. Синдром кардиостимулятора-Твиддлера: нечастая причина отказа кардиостимулятора. Примечания BMC Res 2016; 9:32. [Crossref] [PubMed]
  9. Тахирович Э., Хахибекири-Карабдик И. Синдром Твиддлера: отчет о болезни и обзор литературы. Heart Views 2018; 19: 27-31. [Crossref] [PubMed]
  10. Abell TL, Van Cutsem E, Abrahamsson H, et al.Электростимуляция желудка при трудноизлечимом симптоматическом парезе желудка. Пищеварение 2002; 66: 204-12. [Crossref] [PubMed]
  11. Keller DS, Parkman HP, Boucek DO, et al. Хирургические результаты после установки желудочного электростимулятора при рефрактерном гастропарезе. J Gastrointest Surg 2013; 17: 620-6. [Crossref] [PubMed]
  12. Харрисон Н.С., Уильямс П.А., Уокер М.Р. и др. Оценка и лечение недостаточности стимулятора желудка у пациентов с гастропарезом.Surg Innov 2014; 21: 244-9. [Crossref] [PubMed]
  13. Хигучи С., Шода М., Сатоми Н. и др. Уникальный абдоминальный синдром твиддлера. Журнал Аритм 2019; 35: 142-4. [Crossref] [PubMed]
  14. Фурман С. Дефибрилляторный синдром Твиддлера. Энн Торак Сург 1995; 59: 544-6. [Crossref] [PubMed]
  15. Осоро М., Лорсон В., Хирш Дж. Б. на др. Использование противомикробного пакета / конверта при лечении синдрома Твиддлера. Стимуляция Clin Electrophysiol 2018; 41: 136-42.[Crossref] [PubMed]
  16. Хирш Д.С., Блум HL. Клиническое использование антибактериальных сетчатых конвертов при имплантации сердечно-сосудистых электронных устройств. Med Devices (Окл) 2015; 8: 71-8. [PubMed]

doi: 10.21037 / dmr-20-70
Цитируйте эту статью как: Haslam M, Parkman HP, Petrov RV. Рассасывающаяся антибактериальная оболочка в хирургическом лечении синдрома Твиддлера у пациента с желудочным электростимулятором: клинический случай. Dig Med Res 2020; 3:76.

Границы | Адгезия и инвазия эпителиальных клеток слизистой оболочки желудка с помощью Helicobacter pylori

Введение

Helicobacter pylori — это грамотрицательные жгутиковые микроаэрофильные бактерии, которые селективно колонизируют слизистую оболочку желудка. H. pylori — один из наиболее распространенных инфекционных агентов во всем мире, и, по оценкам, около 50% населения мира инфицировано (Marshall and Warren, 1983, 1984). Хотя подробный маршрут передачи H.pylori остается неопределенным, орально-оральный или фекально-оральный путь в детстве считается наиболее вероятным методом передачи от человека к человеку (Goh et al., 2011). После установления, H. pylori не имеет значимых бактериальных конкурентов (Peek and Blaser, 2002). Распространенность инфекции H. pylori широко варьируется в зависимости от географического региона, возраста, расы и социально-экономического статуса (СЭС), а в развивающихся странах уровень инфицирования выше, чем в развитых странах (Brown, 2000).Действительно, распространенность демонстрирует колебания от страны к стране: значения от 15,4% в Австралии до значений до 90% в развивающихся странах, таких как Иран (Moujaber et al., 2008; Hosseini et al., 2012; Siao и Сомсук, 2014). H. pylori уникален тем, что бактерия может сохраняться в течение десятилетий в суровых условиях желудка, где она повреждает слизистую оболочку желудка и изменяет характер выделения гормонов желудка, тем самым влияя на физиологию желудка (Wang et al., 2014). Медленное развитие рака, известное как каскад Корреа (Correa, 1992), включает в себя ряд промежуточных стадий (предраковые поражения) до возникновения злокачественного новообразования как такового .Эти предраковые поражения возникают в следующем порядке: гастрит, атрофия, кишечная метаплазия (IM) и, в конечном итоге, дисплазия. H. pylori представляет собой наиболее значительный фактор риска злокачественных опухолей желудка (Wang et al., 2014). Рак желудка (РЖ) — коварное заболевание, симптомы которого часто проявляются на поздней стадии, когда немногие оставшиеся терапевтические варианты имеют низкую эффективность (Boreiri et al., 2013). Примерно у 10% инфицированных людей развиваются тяжелые поражения желудка, например, при язвенной болезни; Прогресс до GC на 1–3% с низкой 5-летней выживаемостью (Cirak et al., 2007), и у 0–1% развивается лимфома, связанная со слизистой оболочкой лимфоидной ткани (MALT) (Noto and Peek, 2012; Parreira et al., 2013; Wang et al., 2014). По сравнению с неинфицированными людьми, люди, инфицированные H. pylori , по оценкам, имеют в 2-8 раз повышенный риск развития GC (Huang et al., 1998; Eslick et al., 1999; Helicobacter and Cancer Collaborative Group, 2001). ; Kamangar et al., 2006; Wang et al., 2007), а Международное агентство по изучению рака (IARC) классифицировало H.pylori как канцероген класса I (Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для человека, 1994). Однако неспособность иммунной системы избавиться от инфекции H. pylori описана недостаточно. Более того, механизмы, контролирующие индукцию и поддержание хронического воспаления, вызванного H. pylori , изучены лишь частично.

В прошлом H. pylori считалась неинвазивной бактерией, которая обычно прикреплялась только к эпителиальным клеткам слизистой оболочки желудка или выживала в его просвете.Напротив, недавние исследования показали, что H. pylori является инвазивным и теперь рассматривается как особый внутриклеточный патоген (Petersen and Krogfelt, 2003; Dubois and Borén, 2007). H. pylori микроколоний образуются на поверхности клеточной мембраны, и эта область затем становится микросредой для размножения бактерий (Tan et al., 2009). H. pylori может проникать в клетки и реплицироваться, чтобы воспроизводить и завершать полный биологический цикл путем деления клеток (Chu et al., 2010). Тем не менее, механизм инвазии остается неясным, и на сегодняшний день исследования в основном сосредоточены на рецепторно-опосредованном эндоцитозе и тирозинкиназозависимом процессе (Evans et al., 1992; Birkness et al., 1996; Su et al., 1999; Kwok et al., 2002). Фагосома образуется после того, как H. pylori проникает в эпителиальные клетки желудка; Затем бактерия покидает клетки, чтобы колонизировать снова, пока условия являются подходящими, и повторно заражает клетки. Эти данные свидетельствуют о том, что инвазия может играть важную роль в индукции заболевания, ускользании от иммунитета и хронической инфекции (Kwok et al., 2002; Дюбуа и Борен, 2007; Jang et al., 2013). В этом процессе «клеточной интернализации» бактерия специфически связывается с рецептором клетки-хозяина и проникает в цитоплазму через фагоцитарные вакуоли, образованные в результате инвагинации клеточной мембраны. Таким образом, чтобы получить представление о патогенном механизме H. pylori , в этой статье будут рассмотрены соответствующие исследования и описаны доказательства адгезии и инвазии эпителиальных клеток слизистой оболочки желудка этой бактерией.

Адгезия клетки-хозяина

H.пилори

В слое желудочной слизи бактерии могут быть обнаружены относительно близко к просвету желудка или глубоко внутри желудочных желез, и эти микробы могут свободно плавать (Hazell et al., 1986; Schreiber et al., 2004; Celli et al. , 2009) или прикрепляются к эпителиальным клеткам желудка (Hessey et al., 1990). Для успешного приживления трансплантата, что является наиболее важным этапом инфекции H. pylori , бактериальные клетки должны выжить в различных неблагоприятных условиях, таких как воздействие пепсина и чрезвычайно низкий pH.Приживление происходит в первую очередь, когда молекулы адгезии или другие молекулы на поверхности H. pylori связываются с муцинами, позволяя бактериальным клеткам колонизировать эпителий слизистой оболочки желудка. Это событие запускает экспрессию нескольких бактериальных генов, в том числе тех, которые кодируют факторы вирулентности и защищают патоген от механизмов очистки, таких как поток жидкости, перистальтическое движение или отслаивание слизистого слоя (Kim et al., 2004). Этот процесс включает как минимум два этапа: (1) H.pylori быстро перемещается через слой слизи на поверхность слизистой оболочки желудка, которая имеет относительно нейтральный pH, под эгидой буферного механизма pH; и (2) H. pylori прочно прикрепляется к эпителиальным клеткам слизистой оболочки желудка через белок внешней мембраны (OMP).

Муцины

Муцины, которые представляют собой высокомолекулярные, сильно гликозилированные гликопротеины, секретируемые эпителиальными клетками, играют ключевую роль в процессе адгезии. Муцины расположены на поверхности полости желудка и являются основными компонентами эпителиального слизистого слоя слизистой оболочки желудка.В этом месте муцины образуют барьер в системе защиты слизистой оболочки, который защищает эпителиальные клетки желудка от химических, ферментативных, микробных и механических повреждений. Муцин-1 (MUC-1), Муцин-5AC (MUC-5AC) и Муцин-6 (MUC-6) экспрессируются в слизистой оболочке желудка здоровых взрослых людей, а гены, кодирующие эти муцины, расположены на разных хромосомах. Основные структуры, образованные муцинами, представляют собой белковые каркасы на основе корового пептида, типичная структура которого представляет собой переменное количество тандемных повторов (VNTR), богатых серином, треонином и пролином, которые являются потенциальными сайтами гликозилирования.Одно исследование на сегодняшний день продемонстрировало, что MUC-5AC и MUC-6 разделены в геле слизистой желудка, в результате чего получается многослойный линейный массив (Ho et al., 2004). Первый в основном находится на поверхности и дне слизистого геля, а второй присутствует среди различных слоев. Это естественное расслоение муцинов увеличивает вязкость геля эпителиальной слизи слизистой оболочки желудка и обеспечивает независимую систему для полной защиты эпителиальных клеток слизистой оболочки желудка. Следовательно, H. pylori должен пройти через муцины, чтобы успешно прикрепиться к клеткам-хозяевам.

Мочевины и подвижность

Как уреаза, так и опосредованная жгутиками, управляемая хемосенсорами подвижность важны и имеют отношение к процессу колонизации (Eaton et al., 1991, 1996; Nakamura et al., 1998; Rolig et al., 2012). H. pylori секретирует большое количество уреазы, а связанный с поверхностью фермент катализирует гидролиз мочевины с образованием аммиака и бикарбоната, которые затем выделяются в цитозоль и периплазму, образуя нейтральную среду вокруг бактериальных клеток (Weeks et al. ., 2000). Этот процесс снижает вязкость и модуль упругости слоя слизи, который превращается из геля в вязкий раствор с увеличением pH, тем самым облегчая прохождение бактерий через слизь. Аммиак защищает метаболическую активность H. pylori , которая остается на уровне 50–60% от его нормального уровня активности в очень кислой среде с pH 2,5 (Celli et al., 2009; Follmer, 2010). Микроскопические исследования подвижности H. pylori в слизистой оболочке желудка при кислых и нейтральных значениях pH в отсутствие мочевины показали, что бактерии свободно плавают при высоком pH, но сильно ограничены при низком pH (Celli et al., 2009). С точки зрения гидродинамики, форма клетки H. pylori также может влиять на скорость ее плавания. Предыдущие исследования показали, что H. pylori обладает многочисленными длинными жгутиками, которые позволяют клетке плавать через липкий вязкоупругий слизистый гель подобно тому, как винт проходит через пробку (Berg and Turner, 1979; Karim et al. , 1998). Скорость плавания также уменьшается с увеличением вязкости раствора полимера (Worku et al., 1999). Результаты Martínez et al.(2016) согласуются с приведенными выше наблюдениями. Исходя из этого, эти авторы проводят углубленный количественный анализ естественной изменчивости спиральных клеток и морфологии жгутика у H. pylori , показывая, что форма клеток и количество жгутиков независимо друг от друга влияют на скорость плавания в вязкой среде с количеством жгутиков. способствуя в большей степени. Кроме того, что касается других комменсальных микробов, которые колонизируют хозяина в течение длительных периодов времени, H. pylori должен улавливать и интегрировать многие сигналы, исходящие от желудочного эпителия, которые привлекают микробы к поверхности клетки для колонизации и сохранения.Эта способность двигаться в ответ на химические сигналы, то есть хемотаксис, определяется белками основных сигнальных комплексов CheW, CheA и CheY (Beier et al., 1997; Foynes et al., 2000; Pittman et al., 2001) . H. pylori также имеет три мембраносвязанных хеморецептора, TlpA, TlpB и TlpC, и один цитоплазматический хеморецептор, TlpD (Lertsethtakarn et al., 2011). Rolig et al. (2012) обнаружили, что разные области желудка содержат уникальные хемотаксические сигналы. Например, в корпусе H.pylori использует хемотаксис для начальной локализации, но не для последующего роста. Напротив, в антральном отделе и переходной зоне тело-антральное пространство хемотаксис не способствует начальной колонизации, но способствует последующей пролиферации. Основным хеморецептором, который позволяет H. pylori процветать в антральном отделе, является TlpD, а другие хеморецепторы играют второстепенные роли. Таким образом, хемотаксис может быть необходим для определения местоположения антрального отдела или для поддержания колонизации в этом месте. Действительно, хемотаксис H.pylori в направлении мочевины, присутствующей на поверхности эпителиальных клеток, также может иметь решающее значение для выживания в желудке (Nakamura et al., 1998). Недавно было продемонстрировано, что H. pylori плывет к поврежденному эпителию, что позволяет предположить, что бактериальные клетки привлекаются к молекулам, производным от хозяина (Aihara et al., 2014). Основным бактериальным хеморецептором, ответственным за это хемоаттрактор, является TlpB, и мочевина была идентифицирована как метаболит хозяина, который привлекает H. pylori (Huang et al., 2015). Кроме того, Хуанг и др. (2015) выявили функцию уреазы H. pylori , способствующую чувствительному обнаружению мочевины при концентрациях от 50 наномоль. Таким образом, H. pylori разработал чувствительную систему хемодетекции и разрушения мочевины, включающую высокоаффинное взаимодействие хеморецептор-лиганд, которое функционирует при наномолярных концентрациях, создаваемых локально уреазой, что позволяет бактериям динамически и локально изменять среду хозяина для определения местоположения эпителий.В целом, мы полагаем, что способность H. pylori проходить сквозь слизистый гель может быть достигнута двумя способами: жгутики и хемотаксис вносят определенный вклад, но также важны изменения реологических свойств окружающей среды.

Адгезины

Адгезины, которые прикрепляются к поверхности бактерии, играют жизненно важную роль, потому что они могут распознавать структуры гликанов, экспрессируемых в слизистой оболочке желудка, а H. pylori должен плавать через гель слизи (Ilver et al., 1998; Махдави и др., 2002). Используя адгезины, H. pylori может идентифицировать пептидогликаны на поверхности эпителиальных клеток желудка, молекулы, которые в основном находятся на муцинах в геле слизистой желудка. Кроме того, любая клетка H. pylori , которая не прикрепляется к эпителиальной клетке, должна быть быстро удалена с поверхности эпителиальной клетки и геля слизи. В настоящее время принято считать, что OMP являются основными адгезинами H. pylori . Среди этих адгезинов антигенсвязывающая адгезия группы крови (BabA) может идентифицировать дифукозилированный антиген ABO / Lewis b (LeB), присутствующий на эритроцитах и ​​эпителиальных клетках слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.В нормальной ткани желудка LeB-связывающие штаммы всегда связываются с MUC-5AC- и LeB-позитивными эпителиальными клетками (Van de Bovenkamp et al., 2003). Более того, взаимодействие BabA-Leb важно не только для прикрепления H. pylori к поверхности желудка, но и для закрепления системы бактериальной секреции на поверхности клетки-хозяина для эффективной инъекции бактериальных факторов в цитозоль клетки-хозяина, что является причина клинических исходов. Другими словами, как только BabA связывается с LeB, запускается передача сигналов клетки-хозяина, зависимая от системы секреции типа IV (TFSS), для индукции транскрипции генов, которые усиливают воспаление, развитие кишечной метаплазии и связанную с ней предраковую трансформацию (Ishijima et al., 2011). Другой адгезин представляет собой адгезию, связывающую сиаловую кислоту (SabA), которая может связываться с антигенами Lewis X (sLex) и Lewis a (sLea). Антигены Льюиса часто встречаются в инфицированной и воспаленной слизистой оболочке желудка (Lindén et al., 2008). Экспрессия SabA может быстро реагировать на изменение условий в желудке или в различных областях желудка, что позволяет H. pylori адаптироваться к различным микросредам или иммунным ответам хозяина, обеспечивая длительную колонизацию и инфекцию (Goodwin et al., 2008) .Соответственно, приверженность, опосредованная SabA, положительно коррелирует с концентрацией sLex in vitro (Lindén et al., 2004). Во время стойкой инфекции и хронического воспаления H. pylori вызывает изменение в паттернах гликозилирования в слизистой оболочке желудка, включая активацию ассоциированных с воспалением антигенов sLex, а H. pylori , вероятно, прикрепится к слизистой оболочке желудка с SabA. Кроме того, SabA, взаимодействуя с антигеном sLex, может усиливать H.pylori у пациентов со слабой экспрессией Leb или без нее (Yamaoka, 2008). Производство SabA действительно, как сообщается, связано с тяжелой кишечной метаплазией, атрофией желудка и развитием рака желудка (Yamaoka et al., 2006). Однако де Клерк и соавт. (2016) также обнаружили, что определенные штаммы Lactobacillus могут подавлять экспрессию SabA на уровне транскрипции, высвобождая эффекторную молекулу в среду, дополнительно влияя на связывающую способность H. pylori и тем самым снижая ее адгезию.В частности, Lactobacillus , хорошо известный представитель нормальной микробиоты в желудочно-кишечном тракте человека, всегда изучалась в отношении H. pylori , но в основном как возможная добавка для лечения антибиотиками (Patel et al., 2014 ), а вмешательство в колонизацию H. pylori может вносить вклад в молекулярный механизм этой ассоциации (de Klerk et al., 2016). AlpA и AlpB как OMP также играют роль в прикреплении к клеткам и тканям хозяина (Odenbreit et al., 1999, 2002а). Локус alpAB, который повсеместно присутствует в штаммах H. pylori , экспрессируется во время инфекций (Rokbi et al., 2001; Odenbreit et al., 2009), а мутанты alpAB нарушают сцепление с срезами ткани желудка человека (Odenbreit и др., 1999). Одно исследование продемонстрировало, что ламинин является рецептором хозяина как для AlpA, так и для AlpB, а H. pylori , дефицитный по этим факторам, вызывает более тяжелое воспаление, чем изогенный штамм дикого типа у песчанок (Senkovich et al., 2011). Причина может заключаться в том, что локус alpAB влияет на передачу сигналов в клетках-хозяевах и продукцию цитокинов (Odenbreit et al., 2002a, b; Loke et al., 2007; Lu et al., 2007). H. pylori Белок CagL представляет собой специализированный адгезин, нацеленный на поверхность пилуса, где он связывается и активирует рецептор интегрина альфа5бета1 на эпителиальных клетках желудка через мотив аргинин-глицин-аспартат. Это взаимодействие может опосредовать рецептор-зависимую доставку CagA в эпителиальные клетки желудка и может способствовать определенным внутриклеточным сигнальным событиям.(Kwok et al., 2007; Barden et al., 2013). Текущие данные свидетельствуют о том, что MUC-1 фактически подавляет колонизацию H. pylori in vitro и in vivo (McGuckin et al., 2007; Lindén et al., 2009). Lindén et al. (2009) показали, что MUC1 может ингибировать связывание H. pylori с эпителиальными клетками, процесс, который происходит как через BabA, так и через SabA. Когда патоген не может связываться с MUC1, муцин стерически подавляет адгезию к другим потенциальным лигандам клеточной поверхности.Однако, когда патоген действительно связывается с MUC1, внеклеточный домен муцина высвобождается с поверхности эпителия и действует как высвобождаемая приманка для предотвращения длительного прилипания. H. pylori также может модулировать паттерны гликозилирования клетки-хозяина для усиления адгезии. Высокопатогенный штамм был способен изменять экспрессию β3GlcNAcT5 (β3GnT5), трансферазы GlcNAc, необходимой для биосинтеза антигенов Льюиса, для увеличения экспрессии sLex и адгезии H. pylori в клеточных линиях карциномы желудка человека (Marcos et al., 2008). Более того, хотя уреаза и алкилгидропероксидредуктаза (AhpC), расположенные на поверхности H. pylori , не являются OMP, эти ферменты по-прежнему обладают хорошим сродством к муцинам желудка, поскольку они являются компонентами мембраны (Nilsson et al., 2000) . Loke et al. (2007) подтвердили, что и полисахариды, и муцин могут связываться с AhpC и UreA, поэтому полисахариды могут действовать как потенциальный антиадгезивный агент против H. pylori колонизации муцина желудка, конкурируя за участки связывания муцина.Этот результат косвенно указывает на возможную роль этих двух белков H. pylori в колонизации. Другие адгезины, такие как HopZ и OipA, также участвуют в процессе адгезии, хотя конкретные лиганды требуют дальнейшего уточнения.

Прилипает к стыкам

В слизистой оболочке желудка базальная мембрана отделена от просвета желудка только одним клеточным слоем, и H. pylori может свободно плавать в слое слизи в тесном контакте с эпителиальными клетками, предпочтительно на апикальной стороне межклеточного пространства. контакты (Hazell et al., 1986; Некки и др., 2007; Tan et al., 2009). Любое повреждение слоя эпителиальных клеток обнажит белки внеклеточного матрикса, а нарушение плотных контактов H. pylori также позволит бактериальным клеткам получить доступ к базальной мембране (Necchi et al., 2007). H. pylori , нацеливание на адгезивные соединения может быть полезным для колонизации и сохранения на эпителиальной поверхности хозяина, а также может вызывать аномальную активацию рецепторов и стимуляцию сигнальных путей, участвующих в воспалении, пролиферации, миграции и инвазии, что будет иметь пагубные последствия. последствия и привести к развитию болезни (Costa et al., 2013).

Клеточная инвазия

H. pylori

Наблюдение

In vivo и In Vitro

Адгезия является важным этапом интернализации H. pylori , и инвазия была подтверждена в различных образцах (Таблица 1). Некоторые исследования in vivo демонстрируют, что H. pylori может поражать поражения слизистой оболочки желудка на разных стадиях. Например, инвазия наблюдалась у пациентов с гастритом, язвами, предраковыми поражениями и раком желудка, и бактерии были способны проникать в эпителиальные клетки желудка и двенадцатиперстной кишки, париетальные клетки и иммунные клетки и даже собственную пластинку оболочки (Noach et al., 1994; эль-Шура, 1995 год; Пападогианнакис и др., 2000; Семино-Мора и др., 2003; Дюбуа и Борен, 2007; Некки и др., 2007; Озбек и др., 2010). Животные, такие как мыши, также восприимчивы к инвазии H. pylori (Oh et al., 2005), а in vitro исследования показали, что H. pylori могут проникать в клетки. Хотя H. pylori является распространенной патогенной бактерией пищеварительной системы человека, инвазия не ограничивается клеточными линиями, которые тесно связаны с эпителиальными клетками желудка, такими как AGS, MKN45 и SGC-7901.Действительно, инвазия была подтверждена, среди прочего, в клеточных линиях Huh7, HEp-2 и HeLa (Björkholm et al., 2000; Amieva et al., 2002; Kwok et al., 2002; Terebiznik et al., 2006; Zhang et al., 2007; Ito K. et al., 2008).

Таблица 1. Обзор соответствующих исследований по инвазии H. pylori (с 2001 по 2016 г.) .

Инвазивная способность также варьируется в зависимости от типа клетки-хозяина и штамма H. pylori со скоростью примерно 0.01–0,1% инокулированных бактерий (Rautelin et al., 1995; Burridge, Chrzanowska-Wodnicka, 1996; Amieva et al., 2002; Dubois, Borén, 2007; Ito K. et al., 2008; Chu et al., 2010). Zhang et al. (2007) указали, что штамм 88-3887 может проникать в клетки лучше, чем штаммы SS1 и X47, и каждый штамм имел самую высокую инвазивную способность в клетках SCG-7901. Поскольку H. pylori обычно не обладает способностью свободно проникать в клетки, большинство бактериальных клеток интернализуется в цитоплазму посредством эндоцитоза (Ozbek et al., 2010). Исследование Стэнфордского университета (Amieva et al., 2002) показало, что из-за врожденного иммунного ответа клетки могут образовывать фагоцитарные везикулы, которые окружают H. pylori после проникновения в клетку, даже если везикулы были незрелыми. Инкапсулированные клетки H. pylori не проглатывались и не переваривались; вместо этого везикула действовала как защитный барьер, позволяя микробам уклоняться от иммунного ответа.

Эти исследователи также использовали дифференциальное иммунное флуоресцентное окрашивание и живую видеомикроскопию для дальнейшего исследования физиологической активности интернализованного H.pylori и обнаружили, что интернализация происходит в течение 45 минут после прикрепления бактерий к поверхности клетки. Затем бактериальные клетки попадали в вакуоли и оставались жизнеспособными в течение не менее 48 часов. Однако репликация интернализованных клеток H. pylori в исследовании не наблюдалась, возможно, из-за короткого времени мониторинга и из-за того, что внутриклеточная среда не подходила для бактериальной репликации (Amieva et al., 2002). Тем не менее, последнее исследование показало, что H. pylori может пролиферировать в клетках: две линии клеток (AGS и MKN45) были оценены в экспериментах по защите от гентамицина, и было обнаружено, что H.pylori может пролиферировать после попадания в клетки, при этом максимальное количество бактериальных клеток наблюдается через 6–12 часов (van der Wouden et al., 1999; Rokkas et al., 2009; Chu et al., 2010). Zhang et al. (2015) также наблюдали этот феномен в своем исследовании, когда H. pylori прикреплялись к клеточной мембране и объединялись с клеточными микроворсинками через 2,5 часа заражения. После инвазии двухслойные мембранные везикулы окружали клетки H. pylori (4 ч). Через 6 часов после заражения инвазия достигла пика, и в цитоплазме было обнаружено множество бактерий.Бактериальная адгезия, инвазия, деление и лизис наблюдались через 12 часов, а большая часть внутриклеточных бактериальных клеток лизировалась через 24 часа. Другое исследование подтвердило, что аутофагосомы образуются для разложения проглоченного H. pylori через механизм уничтожения лизосом через 24 ч после инвазии (Chu et al., 2010). H. pylori обладает сложными механизмами. Например, бактерия ищет убежища внутри клеток-хозяев, когда внешняя среда меняется и становится непригодной для выживания; как только внешние условия становятся пригодными для выживания, неградио H.pylori высвобождается из клеток-хозяев во внешнюю среду в подходящее время. Эксперименты in vitro показали, что после удаления гентамицина жизнеспособные H. pylori повторно заселяют внеклеточную среду параллельно с уменьшением количества внутривакуолярных бактерий (Amieva et al., 2002). Независимо от того, как H. pylori выходит из внутриклеточного пространства, остается неясным. Возможно, что жизнеспособные бактерии высвобождаются по мере гибели инфицированных клеток.Вакуоли, содержащие живые H. pylori , напоминают мультивезикулярные тельца, которые в некоторых типах клеток способны к экзоцитозу и, таким образом, высвобождать свое содержимое во внеклеточную среду (Amieva et al., 2002). Короче говоря, количество бактерий в клетке поддерживается посредством динамического процесса, включающего инвазию, пролиферацию, апоптоз и высвобождение (рис. 1).

Рисунок 1. Обычно H. pylori прикрепляется к эпителиальным клеткам слизистой оболочки желудка через белок внешней мембраны и вводит CagA в клетки-хозяева через секреторную систему типа IV, что приводит к изменениям в передаче сигналов цитокинов и контролю клеточного цикла .Когда внешняя среда меняется и становится неблагоприятной, H. pylori проникает в эпителиальные клетки и размножается в двухслойных мембранных пузырьках в поисках убежища. После интернализации формируются аутофагосомы, разрушающие некоторые из проглоченных бактерий. Как только внешняя среда становится благоприятной, неградиентный H. pylori высвобождается из клеток-хозяев во внешнюю среду для повторного заселения.

В некоторой степени эти данные дают четкое объяснение повторной инфекции H.pylori : бактериальные клетки могут избежать иммунного ответа эпителиальных клеток после инвазии, и количество и патогенность бактерий не уменьшаются во время этого процесса. Такой процесс может быть стратегией для H. pylori , чтобы избежать иммунного надзора и остаться в живых in vivo (Amieva et al., 2002; Dubois and Borén, 2007), и он способствует осложнению искоренения. Чтобы определить, играет ли интернализация H. pylori роль в неэффективности лечения, в одном исследовании (Wang et al., 2016), проведенный в нашей лаборатории, применил анализ инвазии для оценки уровней инвазии H. pylori клеток GES-1. Результаты показали, что уровни интернализации неудачных штаммов были выше, чем у успешных штаммов. Однако нет единого мнения относительно того, связан ли уровень интернализации с устойчивостью к антибиотикам, при этом некоторые исследования считают, что устойчивые штаммы связаны со значительно более высокой активностью интернализации, чем восприимчивые штаммы (Lai et al., 2006), но Wang et al. (2016) не сообщают об этом. Независимо от корреляции, если терапия не дает результатов, больше внимания следует уделять активности интернализации H. pylo ri.

Механизмы вторжения

Увеличивается объем исследований механизма инвазии инвазивных бактерий, и инвазия может происходить путем прямого взаимодействия с поверхностными рецепторами клетки-хозяина или путем прямой транслокации бактериальных белков в цитозоль клетки-хозяина, что способствует перестройке архитектуры плазматической мембраны и вызывает поглощение патогенов. .Первый — это механизм «застежки-молнии», и Yersinia и Listeria вторгаются в клетки таким образом. Последний является «спусковым механизмом», который используют такие бактерии, как Escherichia coli и Shigella, Salmonella (Pizarro-Cerdá and Cossart, 2006). Механизм инвазии H. pylori до настоящего времени остается неясным. Kwok et al. (2002) обнаружили, что инвазия H. pylori в клетки AGS включает тесный контакт с микроворсинками на клеточной мембране и активацию сигналов фосфорилирования тирозина.Su et al. (1999) сообщили, что H. pylori проникает в культивируемые клетки AGS через рецептор интегрина бета 1 тирозинкиназозависимым образом. Другие исследователи сообщают, что H. pylori проникает в клетки через рецептор-опосредованный эндоцитоз, который требует перестройки цитоскелета (Evans et al., 1992; Birkness et al., 1996). Учитывая тесную взаимосвязь между интегрином бета-1, цитоскелетом и патогенностью интернализованного H. pylori , Ito K. et al. (2008) использовали антитело к интегрину бета-1 для блокирования связывания H.pylori к соответствующему рецептору на клеточной мембране и использовал цитохалазин D для блокирования внутриклеточной полимеризации актина. Эти эксперименты проводились для дальнейшего наблюдения за изменениями инвазивной способности H. pylori , и результаты показали, что количество интернализованных бактерий существенно уменьшилось после применения этих факторов. Более того, действие цитохалазина D было более эффективным, чем действие антитела к интегрину бета 1, хотя ни одно из них не могло полностью блокировать инвазию, что позволяет предположить, что другие неидентифицированные и неподтвержденные пути опосредуют активность H.pylori . Кроме того, неясна роль факторов вирулентности бактерий в этом процессе. Как упоминалось выше, H. pylori после инвазии окружена двухслойными мембранными везикулами. Амиева и др. (2002) обнаружили, что вакуоли имеют ту же морфологию, что и мультивезикулярные тельца поздних эндосом, индуцированные вакуолизирующим цитотоксином А (VacA). Роль VacA в индукции вакуолизации известна, также сообщалось о влиянии VacA на инвазивность H. pylori . Некоторые предыдущие исследования (Amieva et al., 2002; Теребизник и др., 2006; Чжан и др., 2007; Chu et al., 2010) показали, что VacA не влияет на способность H. pylori к клеточной инвазии. Хотя бактериальные клетки были обнаружены в вакуолях, образованных в результате VacA-зависимого процесса, исследователи предположили, что VacA влияет только на выживание и размножение интернализованных H. pylori . Однако исследование in vitro выявило повышенную интернализацию в штамме, продуцирующем вакуолизирующий цитотоксин, по сравнению с изогенным мутантом с нокаутом VacA (Björkholm et al., 2000). Петерсен и др. (2001) также обнаружили, что вакуолизирующий цитотоксин H. pylori может улучшить его внутриклеточное выживание в клетках AGS. Что еще более примечательно, VacA может нарушать аутофагию во время хронической инфекции, тем самым приводя к неспособности очистить бактерии, чтобы способствовать внутриклеточному выживанию (Raju et al., 2012). Это отличается от нашего предыдущего понимания того, что аутофагия может быть индуцирована как врожденный защитный механизм для защиты от инфекции H. pylori (Orvedahl and Levine, 2009).Это явление в основном связано с длительностью выдержки. Во время начальной инфекции бактериальная нагрузка и уровни VacA могут быть низкими, а аутофагия клетки-хозяина играет важную роль в очищении от бактерий; Во время хронической инфекции длительное воздействие VacA приводит к образованию незрелых аутофагосом (Raju et al., 2012). Ито К. и соавт. (2008) также использовали два типа H. pylori , различающиеся по вирулентности, для сравнения инвазивной способности и обнаружили лучшую вирулентность и инвазивность у штамма, несущего изогены cag патогенности (PAI), Vac A, OipA и BabA.Основываясь на этих доказательствах, факторы вирулентности также играют роль в клеточной инвазии, хотя роль каждого фактора в интернализации остается неясной и требует уточнения в экспериментах с изогенными мутантами. Напротив, исследование в Китае показало противоположный результат: инвазивная способность была связана со средней областью VacA, а не с цитотоксин-ассоциированным геном A (Cag A), Cag A-EPIYA или Cag E (Zhang et al., 2015). . Следовательно, роль факторов вирулентности бактерий требует дополнительных исследований. Кроме того, поскольку ферменты Nudix обычно участвуют в бактериальной инвазии эукариотических клеток (Maki and Sekiguchi, 1992), некоторые авторы предполагают, что H.pylori invasin может играть роль в проникновении бактерии в эпителиальные клетки, потому что гидролаза Nudix NudA может разрушать токсические вещества, индуцированные во время инвазии (Lundin et al., 2003). Первоначально Lundin et al. (2003) не обнаружили количественных различий в частоте инвазии для мутанта H. pylori NudA J99 по сравнению с WT при использовании анализа защиты от гентамицина. Лю и др. (2012) подтвердили предыдущий отчет, используя FISH и ультраструктурный подход для внесения изменений в «классический» анализ защиты от гентамицина и продемонстрировав значительно больше внутриклеточных и меньшее количество мембраносвязанных H.pylori в клетках AGS, инфицированных WT, чем в клетках, инфицированных мутантом, несущим аллель ΔnudA. Эти наблюдения показали, что NudA играет биологически значимую роль в проникновении H. pylori в клетки-хозяева, и подчеркнули, что чувствительности «классического» анализа может быть недостаточно, чтобы продемонстрировать различия в способности к инвазии. Такое отсутствие чувствительности может быть связано с тем, что полное уничтожение внеклеточных бактерий достигается редко (Amieva et al., 2002).

Еще одна проблема — инвазивность H.pylori . Как упоминалось выше, связывание бактерии с клеточной мембраной необходимо до интернализации, и неясно, существует ли какая-либо связь между паттерном прилипания и инвазивностью. Васкес-Хименес и др. (2016) обнаружили, что штаммов H. pylori , проявляющих локальную адгезию, будут более реактивными по отношению к эпителиальным клеткам желудка по сравнению со штаммами, демонстрирующими диффузную адгезию; это привело бы к большему ущербу и большему количеству провоспалительных сигналов, но не имеет значительной связи с инвазивностью.Однако другой отчет показал конкретное соотношение инвазивных и прикрепленных H. pylori (Demirel et al., 2013). Zhang et al. (2015) не обнаружили существенных различий между различными штаммами в отношении соотношения инвазии и адгезии, открытие, которое показывает, что количество прикрепившихся бактерий, а не бактериальный штамм, определяет окончательное количество инвазивных бактерий. Адгезия является единственным основным фактором, определяющим инвазию клеток H. pylori , и многие исследователи провели различные эксперименты с инвазией для дальнейшего изучения этого процесса.В исследовании in vitro Kwok et al. (2002) обнаружили, что уровень проникновения H. pylori в эпителиальные клетки находится в том же диапазоне, что и у других известных инвазивных патогенов, таких как Salmonella enterica, Escherichia coli, Yersinia enterocolitica и Neisseria gonorrhoeae . Они также наблюдали большее поглощение H. pylori клетками AGS, чем клетками HeLa или HEp-2, что указывает на то, что поглощение в основном зависит от типа клетки-хозяина.

Связь с патогенезом

Патогенность бактерий, колонизирующих слизистую оболочку человека, зависит от их способности проникать в эпителиальные клетки и выживать в них.Однако вопрос о том, влияет ли интернализация H. pylori на патогенность, остается спорным. Исследование in vivo показало положительную корреляцию между инвазивной способностью H. pylori и тяжестью заболевания, а средняя частота инвазии штаммов H. pylori , обнаруженных при раке желудка и язвах, была выше, чем частота обнаруженных штаммов. при гастрите (Zhang et al., 2015). Более того, многие исследования подтвердили, что интернализованный H. pylori является патогенным и способен экспрессировать белки вирулентности Cag A и Vac A (Semino-Mora et al., 2003; Дюбуа и Борен, 2007; Некки и др., 2007; Ито Т. и др., 2008; Чу и др., 2010). Интернализованный H. pylori может также активировать ядерный фактор, усиливающий каппа-легкую цепь активированных В-клеток (NF-κB) сигнального пути, и индуцировать секрецию интерлейкина-8 (ИЛ-8), что позволяет предположить, что инвазия этой бактерии может быть важной стратегией в развитии заболеваний, ассоциированных с H. pylori (Zhang et al., 2015). Кроме того, исследования in vivo и in vitro показывают связь между интернализованными H.pylori и повреждение клеток, а также дезинтеграция клеток (el-Shoura, 1995; Wilkinson et al., 1998). Ито Т. и соавт. (2008) даже обнаружили, что вызванное H. pylori повреждение эпителия желудка позволяет бактериальным клеткам проникать в собственную пластинку и перемещаться в лимфатические узлы желудка, что может хронически стимулировать иммунную систему. Кроме того, бактериальные клетки, живые или нет, захваченные макрофагами, могут способствовать индукции и развитию хронического гастрита, индуцированного H. pylori .

Выводы

H. pylori — основные патогенные бактерии, вызывающие хронический активный гастрит, пептические язвы, лимфому лимфоидной ткани, ассоциированную со слизистой оболочкой желудка, и рак желудка. Эта бактерия ищет убежища внутри клеток, когда внешняя среда не подходит, а также может завершить полный биологический цикл, включая пролиферацию и апоптоз, в эпителиальных клетках желудка. Кроме того, как только внешние условия станут подходящими, неагрегат H.pylori покидают клетку-хозяина и могут высвободиться, чтобы инфицировать другие клетки и вызвать повторную инфекцию. Вышеупомянутые результаты предполагают, что инвазия играет важную роль в индукции заболевания, иммунном бегстве и хронической инфекции. Более того, эти результаты открывают новое направление для исследования патогенного механизма желудочных заболеваний, ассоциированных с H. pylori . Последние согласованные рекомендации по лечению инфекции H. pylori включают в себя четырехкратную терапию без висмута и традиционную четырехкратную терапию висмутом в качестве стратегий первой линии (Fallone et al., 2016). На сегодняшний день исследования причин неэффективности эрадикации сосредоточены на устойчивости к антибиотикам. Однако интернализация H. pylori обеспечивает новый фокус исследования. Антибиотики в рекомендуемых схемах включают как антибиотики, проникающие через клеточную мембрану, такие как кларитромицин или метронидазол, так и антибиотики, не проникающие через клеточную мембрану, такие как амоксициллин. Увеличение концентрации и времени лечения антибиотиками, проникающими через клеточную мембрану, которые эффективно проникают в эпителиальные клетки и убивают внутриклеточные H.pylori может помочь в достижении полного искоренения.

Авторские взносы

YH, QW, DC, WX и NL внесли равный вклад в этот обзор.

Раскрытие информации

Язык был улучшен компанией AJE.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Работа поддержана Национальным фондом естественных наук Китая (No.81060038 и 81270479) и гранты от Talent 555 Project провинции Цзянси.

Список литературы

Айхара, Э., Клоссон, К., Маттис, А. Л., Шумахер, М. А., Энгевик, А. К., Заврос, Ю. и др. (2014). Подвижность и хемотаксис опосредуют преимущественную колонизацию участков повреждения желудка Helicobacter pylori . PLoS Pathog. 10: e1004275. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004275

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Амиева, М.Р., Салама, Н. Р., Томпкинс, Л. С., и Фалькоу, С. (2002). Helicobacter pylori проникает и выживает в мультивезикулярных вакуолях эпителиальных клеток. Cell. Microbiol. 4, 677–690. DOI: 10.1046 / j.1462-5822.2002.00222.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Barden, S., Lange, S., Tegtmeyer, N., Conradi, J., Sewald, N., Backert, S., et al. (2013). Спиральный мотив RGD, способствующий адгезии клеток: кристаллические структуры белка пиля CagL системы секреции Helicobacter pylori типа IV. Строение 21, 1931–1941. DOI: 10.1016 / j.str.2013.08.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Байер Д., Спон Г., Раппуоли Р. и Скарлато В. (1997). Идентификация и характеристика оперона Helicobacter pylori , который участвует в подвижности и адаптации к стрессу. J. Bacteriol. 179, 4676–4683.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Биркнесс, К. А., Голд, Б. Д., Уайт, Э.Х., Бартлетт, Дж. Х. и Куинн, Ф. Д. (1996). In vitro модели для изучения прикрепления и инвазии Helicobacter pylori . Ann. N.Y. Acad. Sci. 797, 293–295. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1996.tb52983.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бьоркхольм Б., Жуховицкий В., Лёфман К., Хюльтен К., Энрот Х., Блок М. и др. (2000). Проникновение Helicobacter pylori в эпителиальные клетки желудка человека: потенциальный фактор вирулентности, устойчивости и неудач лечения. Helicobacter 5, 148–154. DOI: 10.1046 / j.1523-5378.2000.00023.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борейри М., Самади Ф., Этемади А., Бабаи М., Ахмади Э., Шарифи А. Х. и др. (2013). Смертность от рака желудка в зоне высокой заболеваемости: долгосрочное наблюдение за Helicobacter pylori предраковых поражений в общей популяции. Arch. Иран. Med. 16, 343–347.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Челли, Дж.П., Тернер, Б. С., Афдал, Н. Х., Китс, С., Гиран, И., Келли, К. П. и др. (2009). Helicobacter pylori перемещается через слизь за счет снижения вязкоупругости муцина. Proc. Natl. Акад. Sci. США 106, 14321–14326. DOI: 10.1073 / pnas.08106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чу, Ю. Т., Ван, Ю. Х., Ву, Дж. Дж., И Лей, Х. Ю. (2010). Инвазия и размножение Helicobacter pylori в эпителиальных клетках желудка и последствия для устойчивости к антибиотикам. Заражение. Иммун. 78, 4157–4165. DOI: 10.1128 / IAI.00524-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корреа, П. (1992). Канцерогенез желудка у человека: многоэтапный и многофакторный процесс — первая награда Американского онкологического общества по эпидемиологии и профилактике рака. Cancer Res. 52, 6735–6740.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Коста А. М., Лейте М., Серука Р. и Фигейредо К. (2013). Адгезивные соединения как мишени для микроорганизмов: фокус на Helicobacter pylori . FEBS Lett. 587, 259–265. DOI: 10.1016 / j.febslet.2012.12.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

de Klerk, N., Maudsdotter, L., Gebreegziabher, H., Saroj, S.D., Eriksson, B., Eriksson, O.S, et al. (2016). Лактобациллы снижают прикрепление Helicobacter pylori к эпителиальным клеткам желудка хозяина путем ингибирования экспрессии генов адгезии. Заражение. Иммун. 84, 1526–1535. DOI: 10.1128 / IAI.00163-16

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Демирель, Б.Б., Аккас, Б. Е., Вурал, Г. У. (2013). Клинические факторы, связанные с инфекцией Helicobacter pylori — есть ли связь с историей рака желудка у членов семьи первой степени родства? Азиатский. Pac. J. Cancer Prev. 14, 1797–1802. DOI: 10.7314 / APJCP.2013.14.3.1797

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дюбуа А. и Борен Т. (2007). Helicobacter pylori является инвазивным и может быть факультативным внутриклеточным организмом. Cell. Microbiol. 9, 1108–1116. DOI: 10.1111 / j.1462-5822.2007.00921.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Итон, К. А., Брукс, К. Л., Морган, Д. Р. и Краковка, С. (1991). Существенная роль уреазы в патогенезе гастрита, индуцированного Helicobacter pylori у гнотобиотических поросят. Заражение. Иммун. 59, 2470–2475.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Итон, К. А., Суэрбаум, С., Йозенханс, К., и Краковка, С. (1996). Колонизация гнотобиотических поросят с помощью Helicobacter pylori с дефицитом двух генов флагеллина. Заражение. Иммун. 64, 2445–2448.

PubMed Аннотация | Google Scholar

эль-Шура, С. М. (1995). Helicobacter pylori : I. Ультраструктурные последовательности адгезии, прикрепления и проникновения в слизистую оболочку желудка. Ultrastruct. Патол. 19, 323–333. DOI: 10.3109 / 01950

37

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эслик, Г.Д., Лим, Л. Л., Байлс, Дж. Э., Ся, Х. Х. и Талли, Н. Дж. (1999). Ассоциация инфекции Helicobacter pylori с карциномой желудка: метаанализ. Am. J. Gastroenterol. 94, 2373–2379. DOI: 10.1111 / j.1572-0241.1999.01360.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эванс, Д. Г., Эванс, Д. Дж., И Грэм, Д. Ю. (1992). Адгезия и интернализация Helicobacter pylori клетками HEp-2. Гастроэнтерология 102, 1557–1567.DOI: 10.1016 / 0016-5085 (92) -F

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Фаллон, К. А., Чиба, Н., ван Зантен, С. В., Фишбах, Л., Гисберт, Дж. П., Хант, Р. Х. и др. (2016). Торонтский консенсус относительно лечения инфекции Helicobacter pylori у взрослых. Гастроэнтерология 151, 51–69.e14. DOI: 10.1053 / j.gastro.2016.04.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фойнс, С., Доррелл, Н., Уорд, С.J., Stabler, R.A., McColm, A.A., Rycroft, A.N., et al. (2000). Helicobacter pylori содержит два регулятора реакции CheY и датчик гистидинкиназы CheA, которые необходимы для хемотаксиса и колонизации слизистой оболочки желудка. Заражение. Иммун. 68, 2016–2023. DOI: 10.1128 / IAI.68.4.2016-2023.2000

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Го, К. Л., Чан, В. К., Шиота, С., Ямаока, Ю. (2011). Эпидемиология инфекции Helicobacter pylori и последствия для общественного здравоохранения. Helicobacter 16 (Приложение 1), 1–9. DOI: 10.1111 / j.1523-5378.2011.00874.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудвин, А.С., Вайнбергер, Д.М., Форд, К.Б., Нельсон, Дж. К., Снайдер, Дж. Д., Холл, Дж. Д. и др. (2008). Экспрессия адгезина SabA Helicobacter pylori и контролируется посредством изменения фазы и системы передачи сигнала ArsRS. Микробиология 154, 2231–2240. DOI: 10.1099 / mic.0.2007 / 016055-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hazell, S.Л., Ли А., Брэди Л. и Хеннесси В. (1986). Campylobacter pyloridis и гастрит: связь с межклеточными пространствами и адаптация к слизистой среде как важные факторы колонизации эпителия желудка. J. Infect. Дис. 153, 658–663. DOI: 10.1093 / infdis / 153.4.658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Совместная группа по борьбе с раком Helicobacter (2001 г.). Рак желудка и Helicobacter pylori : комбинированный анализ 12 исследований случай-контроль, проведенных в рамках проспективных когорт. Gut. 49, 347–353. DOI: 10.1136 / gut.49.3.347

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Hessey, S.J., Spencer, J., Wyatt, J.I., Sobala, G., Rathbone, B.J., Axon, A.T., et al. (1990). Бактериальная адгезия и активность заболевания при хроническом гастрите, ассоциированном с Helicobacter. Кишечник 31, 134–138. DOI: 10.1136 / gut.31.2.134

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хо, С. Б., Такамура, К., Анвей, Р., Шекель, Л. Л., Торибара, Н. У., и Ота, Х. (2004). Прилегающий слой слизистой желудка состоит из чередующихся слоев муциновых белков MUC5AC и MUC6. Dig. Дис. Sci. 49, 1598–1606. DOI: 10.1023 / B: DDAS.0000043371.12671.98

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоссейни, Э., Пурсина, Ф., де Виле, Т. В., Сафаеи, Х. Г., и Адиби, П. (2012). Helicobacter pylori в Иране: систематический обзор ассоциации генотипов и гастродуоденальных заболеваний. J. Res. Med. Sci. 17, 280–292.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Хуанг, Дж. К., Шридхар, С., Чен, Ю., и Хант, Р. Х. (1998). Метаанализ взаимосвязи между серопозитивностью Helicobacter pylori и раком желудка. Гастроэнтерология 114, 1169–1179.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Хуанг, Дж. Й., Суини, Э. Г., Сигал, М., Чжан, Х. К., Ремингтон, С. Дж., Кантрелл, М. А., и др. (2015). Химиодетекция и разрушение мочевины хозяина позволяет Helicobacter pylori определять местонахождение эпителия. Клеточный микроб-хозяин 18, 147–156. DOI: 10.1016 / j.chom.2015.07.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рабочая группа МАИР по оценке канцерогенных рисков для человека (1994). Шистосомы, печеночные двуустки и Helicobacter pylori . Monogr. Eval. Канцерогенный. Риски Hum. 61, 1–241.

PubMed Аннотация

Ильвер Д., Арнквист А., Огрен Дж., Фрик И. М., Керсулите Д., Инчечик Е. Т. и др. (1998). Helicobacter pylori адгезин, связывающий фукозилированные антигены гисто-группы крови, выявленные с помощью повторной маркировки. Наука 279, 373–377. DOI: 10.1126 / science.279.5349.373

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Исидзима, Н., Судзуки, М., Ашида, Х., Итикава, Ю., Канега, Ю., Сайто, И. и др. (2011). BabA-опосредованная приверженность является усилителем активности системы секреции типа IV Helicobacter pylori . J. Biol. Chem. 286, 25256–25264.DOI: 10.1074 / jbc.M111.233601

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ито К., Ямаока Ю., Ота Х., Эль-Зимайти Х. и Грэм Д. Ю. (2008). Адгезия, интернализация и персистентность Helicobacter pylori в гепатоцитах. Dig. Дис. Sci. 53, 2541–2549. DOI: 10.1007 / s10620-007-0164-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ито, Т., Кобаяси, Д., Учида, К., Такемура, Т., Нагаока, С., Кобаяши И. и др. (2008). Helicobacter pylori проникает в слизистую оболочку желудка и перемещается в лимфатические узлы желудка. Lab. Вкладывать деньги. 88, 664–681. DOI: 10.1038 / labinvest.2008.33

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг, С. Х., Чо, С., Ли, Э. С., Ким, Дж. М., и Ким, Х. (2013). Фенилтиофенилпропенон RK-I-123 снижает уровни активных форм кислорода и подавляет активацию NF-κB и AP-1 и экспрессию IL-8 в клетках AGS желудочного эпителия, инфицированных Helicobacter pylori , инфицированных Helicobacter pylori. Inflamm. Res. 62, 689–696. DOI: 10.1007 / s00011-013-0621-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камангар Ф., Доуси С. М., Блазер М. Дж., Перес-Перес Г. И., Пиетинен П., Ньюшаффер К. Дж. И др. (2006). Противодействие рискам кардии желудка и некардиальных аденокарцином желудка, связанных с серопозитивностью Helicobacter pylori . J. Natl. Cancer Inst. 98, 1445–1452. DOI: 10.1093 / jnci / djj393

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карим, К.Н., Логан, Р. П., Пуэлс, Дж., Карнхольц, А., и Ворку, М. Л. (1998). Измерение подвижности Helicobacter pylori, Campylobacter jejuni и Escherichia coli путем компьютерного отслеживания в реальном времени с использованием Hobson BacTracker. J. Clin. Патол. 51, 623–628. DOI: 10.1136 / jcp.51.8.623

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, Н., Маркус, Э. А., Вен, Ю., Уикс, Д. Л., Скотт, Д. Р., Юнг, Х. С. и др. (2004). Гены Helicobacter pylori регулируются путем прикрепления к клеткам AGS. Заражение. Иммун. 72, 2358–2368. DOI: 10.1128 / IAI.72.4.2358-2368.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квок, Т., Бакерт, С., Шварц, Х., Бергер, Дж., И Мейер, Т. Ф. (2002). Специфическое проникновение Helicobacter pylori в культивируемые эпителиальные клетки желудка посредством механизма, подобного застежке-молнии. Заражение. Иммун. 70, 2108–2120. DOI: 10.1128 / IAI.70.4.2108-2120.2002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квок, Т., Zabler, D., Urman, S., Rohde, M., Hartig, R., Wessler, S., et al. (2007). Helicobacter использует интегрин для секреции типа IV и активации киназ. Природа. 449, 862–866. DOI: 10.1038 / nature06187

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лай, К. Х., Куо, К. Х., Чен, П. Ю., Пун, С. К., Чанг, С. С. и Ван, В. К. (2006). Связь устойчивости к антибиотикам и более высокой активности интернализации у устойчивых изолятов Helicobacter pylori . J. Antimicrob. Chemother. 57, 466–471. DOI: 10.1093 / jac / dki479

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lertsethtakarn, P., Ottemann, K. M., and Hendrixson, D. R. (2011). Подвижность и хемотаксис у Campylobacter и Helicobacter. Annu. Rev. Microbiol. 65, 389–410. DOI: 10.1146 / annurev-micro-0-102908

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линден, С., Борен, Т., Дюбуа, А., и Карлштедт, И.(2004). Муцины желудка макаки-резус: олигомерная структура, гликоформы и связывание Helicobacter pylori . Biochem. J. 379, 765–775. DOI: 10.1042 / BJ20031557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линден, С. К., Шенг, Ю. Х., Эвери, А. Л., Майлз, К. М., Скуг, Э. К., Флорин, Т. Х. и др. (2009). MUC1 ограничивает инфекцию Helicobacter pylori как стерическими препятствиями, так и действуя как высвобождаемая приманка. PLOS Pathog. 5: e1000617. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1000617

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линден, С., Махдави, Дж., Семино-Мора, К., Олсен, К., Карлштедт, И., Борен, Т. и др. (2008). Роль секреторного статуса ABO в врожденном иммунитете слизистых оболочек и инфекции H. pylori. PLOS Pathog. 4: e2. DOI: 10.1371 / journal.ppat.0040002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Локе, М. Ф., Луи, С. Ю., Нг, Б. Л., Гонг, М., и Хо, Б. (2007). Антиадгезивное свойство экстракта полисахарида микроводорослей в отношении связывания Helicobacter pylori с муцином желудка. ФЭМС Иммунол. Med. Microbiol. 50, 231–238. DOI: 10.1111 / j.1574-695X.2007.00248.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лозневски, А., Харистой, X., Раско, Д.А., Хатьер, Р., Пленат, Ф., Тейлор, Д.Э., и др. (2003). Влияние экспрессии антигена Льюиса с помощью Helicobacter pylori на бактериальную интернализацию эпителиальными клетками желудка. Infect Immun. 71, 2902–2906. DOI: 10.1128 / IAI.71.5.2902-2906.2003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лу, Х., Ву, Дж. Й., Бесвик, Э. Дж., Оно, Т., Оденбрайт, С., Хаас, Р. и др. (2007). Функциональные и внутриклеточные различия в передаче сигналов, связанные с адгезином Helicobacter pylori AlpAB из западных и восточноазиатских штаммов. J. Biol. Chem. 282, 6242–6254. DOI: 10.1074 / jbc.M611178200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лундин, А., Нильссон, К., Герхард, М., Андерссон, Д. И., Краббе, М., и Энгстранд, Л. (2003). Белок NudA в возбудителе желудочного сока Helicobacter pylori является повсеместной и конститутивно экспрессируемой динуклеозидполифосфатгидролазой. J. Biol. Chem. 278, 12574–12578. DOI: 10.1074 / jbc.M212542200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Махдави Дж., Сонден Б., Хуртиг М., Олфат Ф. О., Форсберг Л., Рош Н. и др. (2002). Helicobacter pylori SabA-адгезин при хронической инфекции и хроническом воспалении. Наука 297, 573–578. DOI: 10.1126 / science.1069076

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркос Н. Т., Магальяйнш А., Феррейра Б., Оливейра М. Дж., Карвалью А. С., Мендес Н. и др. (2008). Helicobacter pylori индуцирует бета3GnT5 в линиях клеток желудка человека, модулируя экспрессию лиганда SabA sialyl-Lewis x. J. Clin. Вкладывать деньги. 118, 2325–2336. DOI: 10.1172 / JCI34324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маршалл, Б.Дж. И Уоррен Дж. Р. (1983). Неопознанные изогнутые бациллы на эпителии желудка при активном хроническом гастрите. Ланцет 1: 1273.

PubMed Аннотация

Маршалл Б. Дж. И Уоррен Дж. Р. (1984). Неопознанные изогнутые бациллы в желудке больных гастритом и язвенной болезнью. Ланцет 1, 1311–1315. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (84) -6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартинес, Л. Э., Хардкасл, Х.М., Ван, Дж., Пинкус, З., Цанг, Дж., Гувер, Т. Р. и др. (2016). Штаммы Helicobacter pylori различаются по форме клеток и количеству жгутиков для поддержания устойчивой подвижности в вязкой среде. Мол. Microbiol. 99, 88–110. DOI: 10.1111 / mmi.13218

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

McGuckin, M.A., Every, A.L., Skene, C.D., Linden, S.K., Chionh, Y.T., Swierczak, A., et al. (2007). Муцин Muc1 ограничивает колонизацию Helicobacter pylori слизистой оболочки желудка мышей и ассоциированный гастрит. Гастроэнтерология 133, 1210–1218. DOI: 10.1053 / j.gastro.2007.07.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Муджабер Т., Макинтайр К. Р., Бэкхаус Дж., Гиддинг Х., Куинн Х. и Гилберт Г. Л. (2008). Сероэпидемиология инфекции Helicobacter pylori в Австралии. Внутр. J. Infect. Дис. 12, 500–504. DOI: 10.1016 / j.ijid.2008.01.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Накамура, Х., Йошияма, Х., Такеучи, Х., Мизоте, Т., Окита, К., и Накадзава, Т. (1998). Уреаза играет важную роль в хемотаксической подвижности Helicobacter pylori в вязкой среде. Заражение. Иммун. 66, 4832–4837.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Некки В., Кандуссо М. Э., Тава Ф., Луинетти О., Вентура У., Фиокка Р. и др. (2007). Внутриклеточная, межклеточная и стромальная инвазия слизистой оболочки желудка, пренеопластические поражения и рак Helicobacter pylori . Гастроэнтерология 132, 1009–1023. DOI: 10.1053 / j.gastro.2007.01.049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нильссон И., Утт М., Нильссон Х. О., Юнг А. и Вадстрём Т. (2000). Двумерный электрофоретический и иммуноблот-анализ белков клеточной поверхности спиралевидной и кокковидной форм Helicobacter pylori . Электрофор. 21, 2670–2677. DOI: 10.1002 / 1522-2683 (20000701) 21:13 <2670 :: AID-ELPS2670> 3.0.CO; 2-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ноах, Л. А., Рольф, Т. М., и Титгат, Г. Н. (1994). Электронно-микроскопическое исследование ассоциации между Helicobacter pylori и слизистой оболочкой желудка и двенадцатиперстной кишки. J. Clin. Патол. 47, 699–704. DOI: 10.1136 / jcp.47.8.699

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оденбрайт, С., Фаллер, Г., и Хаас, Р. (2002a). Роль белков alpAB и липополисахарида в адгезии Helicobacter pylori к ткани желудка человека. Внутр. J. Med. Microbiol. 292, 247–256. DOI: 10.1078 / 1438-4221-00204

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оденбрайт, С., Каверманн, Х., Пюльс, Дж. И Хаас, Р. (2002b). Фосфорилирование тирозина CagA и индукция интерлейкина-8 с помощью Helicobacter pylori не зависят от белков внешней мембраны alpAB, HopZ и группы bab. Внутр. J. Med. Microbiol. 292, 257–266. DOI: 10.1078 / 1438-4221-00205

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оденбрайт, С., Swoboda, K., Barwig, I., Ruhl, S., Borén, T., Koletzko, S., et al. (2009). Профиль экспрессии белка внешней мембраны в клинических изолятах Helicobacter pylori . Заражение. Иммун. 77, 3782–3790. DOI: 10.1128 / IAI.00364-09

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оденбрайт, С., Тилль, М., Хофрейтер, Д., Фаллер, Г., и Хаас, Р. (1999). Генетическая и функциональная характеристика локуса гена alpAB, необходимого для адгезии Helicobacter pylori к ткани желудка человека. Мол. Microbiol. 31, 1537–1548. DOI: 10.1046 / j.1365-2958.1999.01300.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О, Дж. Д., Карам, С. М., и Гордон, Дж. И. (2005). Внутриклеточный Helicobacter pylori в предшественниках эпителия желудка. Proc. Natl. Акад. Sci. США 102, 5186–5191. DOI: 10.1073 / pnas.0407657102

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Озбек А., Озбек Э., Дурсун Х., Калкан, Ю., Демирчи, Т. (2010). Может ли Helicobacter pylori проникать в слизистую оболочку желудка человека? Исследование in vivo с использованием электронной микроскопии, иммуногистохимических методов и полимеразной цепной реакции в реальном времени. J. Clin. Гастроэнтерол. 44, 416–422. DOI: 10.1097 / MCG.0b013e3181c21c69

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пападогианнакис, Н., Виллен, Р., Карлен, Б., Шёстедт, С., Вадстрём, Т., и Гад, А. (2000). Способы прикрепления Helicobacter pylori к поверхностному эпителию желудка при гастродуоденальной болезни: возможная последовательность событий, ведущих к интернализации. APMIS 108, 439–447. DOI: 10.1034 / j.1600-0463.2000.d01-80.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паррейра П., Магальяйнш А., Рейс К. А., Борен Т., Лекбанд Д. и Мартинс М. К. (2013). Биоинженерные поверхности способствуют специфическому связыванию патогена желудка с помощью белка и гликана Helicobacter pylori . Acta Biomater. 9, 8885–8893. DOI: 10.1016 / j.actbio.2013.06.042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Патель, А., Шах, Н., и Праджапати, Дж. Б. (2014). Клиническое применение пробиотиков в лечении инфекции Helicobacter pylori — краткий обзор. J. Microbiol. Иммунол. Заразить. 47, 429–437. DOI: 10.1016 / j.jmii.2013.03.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсен, А. М., Крогфельт, К. А. (2003). Helicobacter pylori : вторгающийся микроорганизм? Обзор. ФЭМС Иммунол. Med. Microbiol. 36, 117–126.DOI: 10.1016 / S0928-8244 (03) 00020-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсен, А. М., Соренсен, К., Блом, Дж., И Крогфельт, К. А. (2001). Снижение внутриклеточной выживаемости мутантов Helicobacter pylori vacA по сравнению с их дикими типами указывает на роль VacA в патогенезе. ФЭМС Иммунол. Med. Microbiol. 30, 103–108. DOI: 10.1111 / j.1574-695X.2001.tb01556.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Питтман, М.С., Гудвин М. и Келли Д. Дж. (2001). Хемотаксис в желудочном патогене человека Helicobacter pylori : разные роли CheW и трех паралогов CheV и доказательства фосфорилирования CheV2. Микробиология 147, 2493–2504. DOI: 10.1099 / 00221287-147-9-2493

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раджу Д., Хасси С., Анг М., Теребизник М. Р., Сибони М., Галиндо-Мата Э. и др. (2012). Вакуолизация цитотоксина и вариантов Atg16L1, которые нарушают аутофагию, способствуют инфицированию человека Helicobacter pylori . Гастроэнтерология 142, 1160–1171. DOI: 10.1053 / j.gastro.2012.01.043

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раутелин, Х., Кильстрём, Э., Юрстранд, М., и Даниэльссон, Д. (1995). Адгезия и инвазия клеток HeLa Helicobacter pylori . Zentralbl. Бактериол. 282, 50–53. DOI: 10.1016 / S0934-8840 (11) 80796-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рокби, Б., Сегуин, Д., Гай, Б., Мазарин, В., Видор, Э., Мион, Ф. и др. (2001). Оценка экспрессии гена Helicobacter pylori в слизистой оболочке желудка мыши и человека с помощью ПЦР с обратной транскриптазой в реальном времени. Заражение. Иммун. 69, 4759–4766. DOI: 10.1128 / IAI.69.8.4759-4766.2001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роккас Т., Секопулос П., Роботис И., Маргантинис Г. и Пистиолас Д. (2009). Совокупные показателей эрадикации H. pylori в клинической практике за счет применения схем первого и второго ряда, предложенных Маастрихтским консенсусом III, и эмпирических схем третьего ряда. Am. J. Gastroenterol. 104, 21–25. DOI: 10.1038 / ajg.2008.87

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ролиг, А.С., Шанкс, Дж., Картер, Дж. Э. и Оттеманн, К. М. (2012). Helicobacter pylori требует хемотаксиса, управляемого TlpD, для пролиферации в антральном отделе. Заражение. Иммун. 80, 3713–3720. DOI: 10.1128 / IAI.00407-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шрайбер, С., Конрад, М., Groll, C., Scheid, P., Hanauer, G., Werling, H.O., et al. (2004). Пространственная ориентация Helicobacter pylori в слизи желудка. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101, 5024–5029. DOI: 10.1073 / pnas.0308386101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Семино-Мора, К., Дои, С. К., Марти, А., Симко, В., Карлштедт, И., и Дюбуа, А. (2003). Внутриклеточная и интерстициальная экспрессия генов вирулентности Helicobacter pylori при предраковой кишечной метаплазии желудка и аденокарциноме. J. Infect. Дис. 187, 1165–1177. DOI: 10.1086 / 368133

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сенькович, О.А., Инь, Дж., Экшян, В., Конант, К., Трайлор, Дж., Адегбойега, П. и др. (2011). Helicobacter pylori AlpA и AlpB связывают ламинин хозяина и влияют на воспаление желудка у песчанок. Заражение. Иммун. 79, 3106–3116. DOI: 10.1128 / IAI.01275-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сиао, Д., и Сомсук, М. (2014). Helicobacter pylori : научно-обоснованный обзор с акцентом на иммигрантское население. J. Gen. Intern. Med. 29, 520–528. DOI: 10.1007 / s11606-013-2630-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Су, Б., Йоханссон, С., Феллман, М., Патарройо, М., Гранстрем, М., и Нормарк, С. (1999). Прилипание, опосредованное сигнальной трансдукцией, и проникновение Helicobacter pylori в культивируемые клетки. Гастроэнтерология 117, 595–604.DOI: 10.1016 / S0016-5085 (99) 70452-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тан, С., Томпкинс, Л. С., Амиева, М. Р. (2009). Helicobacter pylori узурпирует клеточную полярность, чтобы превратить клеточную поверхность в репликативную нишу. PLOS Pathog. 5: e1000407. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1000407

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теребизник, М. Р., Васкес, К. Л., Торбицки, К., Бэнкс, Д., Ван, Т., Hong, W., et al. (2006). Helicobacter pylori Токсин VacA способствует внутриклеточному выживанию бактерий в эпителиальных клетках желудка. Заражение. Иммун. 74, 6599–6614. DOI: 10.1128 / IAI.01085-06

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван де Бовенкамп, Дж. Х., Махдави, Дж., Кортеланд-Ван Мале, А. М., Бюллер, Х. А., Эйнерханд, А. В., Борен, Т. и др. (2003). Гликопротеин MUC5AC является первичным рецептором для Helicobacter pylori в желудке человека. Helicobacter 8, 521–532. DOI: 10.1046 / j.1523-5378.2003.00173.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

van der Wouden, E.J., Thijs, J.C., van Zwet, A.A., Sluiter, W.J., и Kleibeuker, J.H. (1999). Влияние резистентности к нитроимидазолу in vitro на эффективность схем лечения Helicobacter pylori , содержащих нитроимидазол: метаанализ. Am. J. Gastroenterol. 94, 1751–1759. DOI: 10.1111 / j.1572-0241.1999.01202.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Васкес-Хименес, Ф. Э., Торрес, Дж., Флорес-Луна, Л., Сересо, С. Г., и Каморлинга-Понсе, М. (2016). Паттерны прилипания клинических изолятов Helicobacter pylori к эпителиальным клеткам и их связь с заболеванием и факторами вирулентности. Helicobacter 21, 60–68. DOI: 10.1111 / hel.12230

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, К., Юань Ю. и Хант Р. Х. (2007). Связь между инфекцией Helicobacter pylori и ранним раком желудка: метаанализ. Am J Gastroenterol. 102, 1789–1798. DOI: 10.1111 / j.1572-0241.2007.01335.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Ф., Мэн В., Ван Б. и Цяо Л. (2014). Helicobacter pylori -индуцированное воспаление желудка и рак желудка. Cancer Lett. 345, 196–202. DOI: 10.1016 / j.canlet.2013.08.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Ю. Х., Львов, З. Ф., Чжун, Ю., Лю, Д. С., Чен, С. П., и Се, Ю. (2016). Интернализация Helicobacter pylori играет роль в неэффективности эрадикации H. pylori . Helicobacter. [Epub перед печатью]. DOI: 10.1111 / hel.12324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

недель, Д. Л., Эскандари, С., Скотт, Д.Р. и Сакс Г. (2000). H + -зависимый канал мочевины: связь между уреазой Helicobacter pylori и колонизацией желудка. Наука 287, 482–485. DOI: 10.1126 / science.287.5452.482

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкинсон, С. М., Уль, Дж. Р., Клайн, Б. К. и Кокерилл, Ф. Р. (1998). Оценка частоты инвазии культивируемых клеток HEp-2 клиническими изолятами Helicobacter pylori с использованием анализа акридинового апельсина. J. Clin. Патол. 51, 127–133. DOI: 10.1136 / jcp.51.2.127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Worku, M. L., Sidebotham, R. L., Baron, J. H., Misiewicz, J. J., Logan, R. P., Keshavarz, T., et al. (1999). Подвижность Helicobacter pylori в вязкой среде. Eur. J. Gastroenterol. Гепатол. 11, 1143–1150. DOI: 10.1097 / 00042737-1990-00012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ямаока, Ю.(2008). Все больше доказательств роли Helicobacter pylori SabA в патогенезе гастродуоденальной болезни. J. Infect. Dev. Ctries. 2, 174–181. DOI: 10.3855 / jidc.259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ямаока, Ю., Оджо, О., Фудзимото, С., Оденбрайт, С., Хаас, Р., Гутьеррес, О., и др. (2006). Helicobacter pylori белки внешней мембраны и гастродуоденальная болезнь. Кишечник 55, 775–781. DOI: 10.1136 / гут.2005.083014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан, М. Дж., Мэн, Ф. Л., Цзи, X. Y., Хэ, Л. Х. и Чжан, Дж. З. (2007). Прилипание и инвазия адаптированного к мыши H pylori в различные эпителиальные клеточные линии. World J. Gastroenterol. 13, 845–850. DOI: 10.3748 / wjg.v13.i6.845

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhang, X., Zhang, J., Lin, Y., Xu, K., Li, N., Chen, H., et al.(2015). Анализ взаимосвязи между инвазивной способностью Helicobacter pylori и гастродуоденальными заболеваниями. J. Med. Microbiol. 64, 498–506. DOI: 10.1099 / jmm.0.000049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Воздействие на бактерии и вирусы, влияющие на здоровье человека

Гранаты на протяжении сотен лет известны своей многочисленной пользой для здоровья, включая антимикробную активность. Недавний всплеск бактерий с множественной лекарственной устойчивостью и возможность широкомасштабных глобальных вирусных пандемий требуют дополнительных профилактических и терапевтических возможностей по сравнению с обычными лекарствами.Исследования показывают, что гранаты и их экстракты могут служить естественной альтернативой из-за их активности против широкого спектра бактериальных и вирусных патогенов. Почти каждая часть растения граната была проверена на антимикробную активность, включая фруктовый сок, кожуру, кожуру, цветы и кору. Многие исследования успешно использовали кожуру граната. В гранате есть различные фитохимические соединения, которые продемонстрировали антимикробную активность, но большинство исследований показали, что эллаговая кислота и более крупные гидролизуемые танины, такие как пуникалагин, обладают самой высокой активностью.В некоторых случаях комбинация компонентов граната дает наибольшую пользу. Положительные клинические результаты применения граната и подавления бактерий в ротовой полости интригуют и заслуживают дальнейшего изучения. Большая часть доказательств антибактериальной и противовирусной активности гранатов в отношении патогенов пищевого происхождения и других возбудителей инфекционных заболеваний поступает из тестов in vitro на основе клеток, что требует дальнейшего подтверждения эффективности in vivo посредством клинических испытаний на людях.

1. Введение: Гранаты и их влияние на бактерии человека

Гранаты ( Punica granatum L.) имеют долгую историю использования антибактериальных средств, начиная с библейских времен. Египтяне использовали гранаты для лечения ряда различных инфекций [1]. Он использовался как традиционное лекарство в течение тысяч лет в рамках аюрведической системы медицины, при этом экстракты кожуры плодов и коры дерева были эффективны против диареи и дизентерии [2].За прошедшие годы в различных регионах мира было проведено множество небольших исследований бактерицидного действия гранатов на ряд высокопатогенных и устойчивых к лекарствам штаммов. Эти исследования обычно определяют бактерицидную активность различных экстрактов растения граната против ряда различных бактерий, используя методы дисковой диффузии или минимальную ингибирующую концентрацию (МИК). Метанольные экстракты фруктов, особенно кожуры, проявляют широчайшую антибактериальную активность [3–8] (Таблица 1), которая может варьироваться в зависимости от испытанного сорта граната [9].Метанольные экстракты граната богаты гидролизуемыми танинами (пуникалинами и пуникалагинами), эллаговой кислотой, компонентом эллагитаннинов, и галловой кислотой, компонентом галлотаннинов [10] (рис. 1). Данные масс-спектрометрии показывают, что гранат содержит олигомерный эллагитаннин со степенью полимеризации до 5 ядер глюкозы [11]. Эти молекулы могут быть самыми мощными антибактериальными соединениями граната. Однако другие соединения также обладают активностью и могут действовать синергетически в виде смесей, вызывающих эффекты, включая антоцианы (пеларгонидин-3-галактоза и цианидин-3-глюкоза) и флавонолы (кверцетин и мирицетин) [8].

2 917 917 917 2 917 917 917 42 102 9172

Vibrio cholerae 102 917 944 ]

4 Listeria monocytogenes 4 44

42

42 90oc545 — Стапуреус

42 90oc545 — Стапуре [27–29]

Орал Staphylococcus aureus 10 9002 10 Strepans 2 –

Бактерии Экстракт граната Торможение роста (-) или стимулирование роста (+) Цитирование
    902
Кишечник
Escherichia coli O157: H7 Кожура, кора [2, 12]
Salmonella Typhi Кожица [14, 15]
Salmonella Typhimurium Пилинг [21]
Salmonella enterica serovars Пилинг [19]
Vibrio cholerae
Yersinia enterocolitica Пилинг [7]
Shigella spp. Пилинг [16, 18]
Shigella sonnei Пилинг [21]
Сушеный сок Listeria monocytogenes [7, 19, 20]
Staphylococcus aureus Кожура, сок и POMx [19, 21, 22, 25]
Clostridium s. POMx
Пробиотик
Bifidobacterium spp. POMx + [24]
Lactobacillus spp. POMx + [24]
Bifidobacterium breve POMx + [25]
Bifidobacterium Bifidobacterium
Рана
Pseudomonas aeruginosa Кожура, экстракт цветов [27–29]
[27–29]
Escherichia coli Кожура [27–29]
Klebsiella pneumoniae Кожура 2– 10 [27102 917] Salmonella Anatum Пилинг [27–29]
Salmonella Typhimurium Пилинг [27–29]
Streptococcus pneumoniae Пилинг [27–29]
Пилинг [30]
Staphylococcus epidermidis Пилинг [30]
[mut45]
30, 31]
Streptococcus salivarius Пилинг [30]
Streptococcus sanguis Пилинг Кожура [31]
Porphyromonas gingivalis Пилинг [32, 33]
Aggregatibacter actinomycetemcomitans Пил — интермедиат [33]
Proteus spp. Кожура [34]
Устойчивость к лекарствам
Метициллин-резистентная Staphylococcus aureus
Acinetobacter baumannii Пилинг [42]
Helicobacter pylori Пилинг [43]

02

[43] .Доказательства использования граната в борьбе с бактериями, поражающими человеческий организм
2.1. Воздействие на кишечные бактерии

Кишечные бактерии могут быть либо пробиотическими и оказывать благотворное влияние на микрофлору кишечника, либо быть патогенными и вызывать опасные для жизни инфекции и заболевания. Гранат положительно влияет как на пробиотические, так и на патогенные бактерии. Он также перспективен для сохранения пищевых продуктов, поскольку защищает от патогенных бактерий, которые могут вызвать пищевое отравление.

2.1.1. Подавление кишечных патогенных бактерий

Многие бактерии пищевого происхождения вызывают серьезные желудочно-кишечные инфекции, такие как энтерогеморрагические Escherichia coli ( E. coli ) O157: H7, которые могут привести к геморрагической диарее. Эти инфекции могут быть опасными для жизни маленьких детей и пожилых людей. Существует стимул к поиску альтернативных мер контроля, таких как экстракты растений и трав, особенно в менее развитых странах, где традиционные антибиотики могут быть недоступны.В Таиланде было проведено исследование, в ходе которого экстракты граната проверялись на их антибактериальную активность против различных штаммов E. coli , включая 3 штамма E. coli O157: H7 [12]. Зоны ингибирования роста при использовании метода диффузии на агаровых дисках составляли от 7 до 17 мм. Водный экстракт граната был высокоэффективен против E. coli O157: H7 со значениями МИК и минимальной бактерицидной концентрации (МБК) 0,19 и 0,39 мг / мл соответственно.В другом тайском исследовании этанольный экстракт граната имел МПК от 0,49 до 1,95 мг / мл и МБК от 1,95 до 3,91 мг / мл против E. coli O157: H7 [13]. Этот экстракт проявлял как бактериостатическую, так и бактерицидную активность, что указывает на то, что он может быть эффективным дополнительным средством лечения инфекции E. coli O157: H7.

Гранат проявляет бактерицидную активность в отношении других патогенных бактерий, передающихся через воду и пищу, включая Salmonella Typhi ( S .Typhi) [14, 15], Vibrio cholerae [16, 17], Yersinia enterocolitica [7], Shigella spp. [16, 18] и Listeria monocytogenes ( L. monocytogenes ) [7, 19, 20]. Брюшной тиф (возбудитель, S . Typhi) представляет собой опасную для жизни кишечную инфекцию, которая может передаваться при употреблении пищи или питьевой воды, загрязненной фекалиями инфицированного человека. Это чаще встречается в менее индустриальных странах. Экстракты околоплодника плодов граната были протестированы методом диффузии в лунки агара и оказались высокоактивными по сравнению с эталонной кривой «концентрация-ответ» для ампициллина [14].В другом исследовании, в котором проводился скрининг растений, важных для аюрведической системы медицины, сильную антибактериальную активность продемонстрировали метанольные экстракты граната [15]. V. cholerae , вызывающая инфекцию холеры, чаще всего передается через питьевую воду, инфицированную фекалиями. В одном исследовании, посвященном бактерицидной активности растений, используемых перуанцами для борьбы с холерой, экстракт кожуры граната и чайные настои оказались эффективными [17]. Shigella spp. являются важной причиной диареи и дизентерии у населения Мексики.В одном исследовании этанольные экстракты граната показали большую антибактериальную активность, чем антибиотик хлорамфеникол, но более низкую активность, чем триметоприм [18]. Shigella sonnei показала самую высокую чувствительность к экстрактам.

Экстракт граната оценивался в нескольких исследованиях на способность обеззараживать поверхности мяса и поддерживать качество пищевых продуктов. Экстракт кожуры граната с концентрацией 250 мк г / мл был наиболее эффективным при ингибировании устойчивых к антибиотикам штаммов Salmonella Typhimurium ( S .Typhimurium) и Staphylococcus aureus ( S. aureus ) на поверхности мяса и улучшенные сенсорные оценки качества [21]. В другом исследовании погружение сырых куриных грудок в 0,02% раствор гранатового сока уменьшало окисление белков, подавляло рост микробов и повышало сенсорную восприимчивость в течение 12 дней хранения в холодильнике при 4 ° C [22]. Порошок сушеного гранатового сока нагревали до 100 градусов Цельсия в течение 0, 30, 60 или 120 минут и добавляли в количестве 2% (вес / вес) к фаршу из круглой говядины, чтобы определить, повлияет ли нагревание на антистериальную активность порошка [20] .Затем мясо готовили и инокулировали индивидуальными штаммами L. monocytogenes . Образцы мяса, хранящегося при 5 ° C, были взяты на 1, 8, 14 и 21 дни и помещены на среду для оценки роста бактерий. Все термообработанные порошковые обработки гранатового сока значительно подавляли рост всех пяти штаммов L. monocytogenes в охлажденной фаршированной говяжьей говядине на 1,80–4,61 log КОЕ / г на 21 день, что позволяет предположить, что нагревание не влияет на антилистическую активность граната.В другом исследовании 80% -ный метанольный экстракт кожуры граната привел к снижению содержания L. monocytogenes в рыбе на> 1 log (10) при хранении при 4 ° C [7]. В одном исследовании изучали эффективность кожуры граната в подавлении роста L. monocytogenes , S. aureus и Salmonella enterica в сыре при комнатной температуре (~ 23 ° C) [19]. Обработка гранатом повысила устойчивость сыра к окислению липидов, увеличив срок хранения. Кислый соус из граната оказывал противомикробное действие при смешивании с салатом, зеленым луком и петрушкой, инокулированными S.aureus и E. coli O157: H7 или содержащие естественную бактериальную флору [23].

2.1.2. Благоприятное воздействие на кишечные пробиотические бактерии

Сохранение и / или увеличение количества пробиотических бактерий в кишечнике важно для поддержания здоровья желудочно-кишечного тракта. Гидролизуемый побочный продукт граната, богатый танином (POMx), инкубированный с фекальными бактериями, приводил к образованию уролитинов дибензопиранонового типа, которые усиливали рост Bifidobacterium spp.и Lactobacillus spp. [24]. В другом исследовании POMx значительно усиливал рост Bifidobacterium breve и Bifidobacterium infantis , подавляя рост патогенных клостридий и Staphylooccus aureus [25]. Эффекты отдельных эллагитаннинов граната были очевидны, но менее выражены, чем эффекты смеси танинов в составе POMx.

Экстракт граната оказал благотворное влияние на популяции бактерий в рубце у лактирующих коров [26].Экстракт кожуры давали на уровне 1, 2 или 4% при добровольном потреблении. Добавка оказала значительный положительный дозозависимый эффект на все бактериальное сообщество рубца, что было определено автоматическим анализом межгенного спейсера рибосом. У коров, которых кормили 4% экстрактом, наблюдалось значительное повышение перевариваемости сухого вещества, сырого протеина и нейтральной моющей клетчатки, а также надоев молока.

2.2. Улучшение заживления ран

Препараты из кожи граната обещают увеличить скорость заживления ран.Цедру граната (5% метанольный экстракт), приготовленную в виде мази, наносили на раны морской свинки ежедневно в течение 12 дней [27]. Процедура значительно улучшила заживление ран за счет увеличения синтеза коллагена, ДНК и белка, а также скорости сокращения и прочности на разрыв. Экстракт проявлял значительную антибактериальную активность против раневых бактерий, включая штаммы Pseudomonas aeruginosa , S. aureus , E. coli , Klebsiella pneumoniae ( К.pneumoniae ), Salmonella Anatum, S . Typhimurium и Streptococcus pneumoniae . От применения кожной мази не было отмечено никаких токсических эффектов. Другое исследование с использованием метанольного экстракта кожуры граната, приготовленного в виде 10% (вес. / Вес.) Водорастворимого геля, показало аналогичные улучшения в заживлении ран на модели крыс Wistar по сравнению с коммерческим антибактериальным продуктом для местного применения [44]. В группе, получавшей 5,0% гель, наблюдалось увеличение сокращения кожи на 59,5%, увеличение содержания коллагена в 2 раза и положительные микроскопические изменения в коже.Раны участников полностью зажили через 10 дней по сравнению с 16-18 днями для группы, получавшей пустой контрольный гель. Предполагалось, что эта активность обусловлена ​​высоким содержанием фенола (44%) в экстракте кожуры.

Экстракты цветков граната также могут улучшить заживление ран. Экстракт цветков диэтилового эфира наносили на раны крыс с аллоксановым диабетом в дозе 200 мг / кг / сут [28]. Крысы с диабетом, получавшие экстракт, показали значительное уменьшение площади раны по сравнению с контролем.Другое исследование, в котором цветочные экстракты граната применялись к ранам, привело к уменьшению размера раны по сравнению с контрольной группой и значительному увеличению скорости сокращения раны и обмена коллагена [29].

2.3. Уменьшение количества оральных бактерий

Исследования показывают роль экстрактов граната в уменьшении и предотвращении патогенных стоматологических бактерий и снижении риска образования зубного налета, гингивита и заболеваний пародонта. Многие из этих исследований являются клиническими испытаниями на людях.

2.3.1.
In vitro Антибактериальная активность в отношении оральных бактерий

Эффекты трех различных концентраций экстракта кожуры граната в метаноле при 4 мг / мл, 8 мг / мл и 12 мг / мл на рост стоматологических бактерий сравнивали с использованием дисковой диффузии. метод [30]. Все концентрации экстракта граната обладали антибактериальной активностью против S. aureus и S. epidermidis . Концентрации экстракта 8 мг / мл и 12 мг / мл были эффективны против L.acidophilus , S. mutans и S. salivarius . Экстракт не ингибировал Actinomyces viscosus . В другом аналогичном исследовании in vitro этанол и водные экстракты граната обладали ингибирующим действием против S. mutans и Porphyromonas gingivalis ( P. gingivalis ) [32]. В бразильском исследовании in vitro изучали антимикробный эффект перорального геля на основе граната (сделанный из экстракта сухой кожуры в сочетании с карбополом, водой и триэтаноламином) против Streptococcus sanguis , Streptococcus mitis и S.mutans [31]. МИК, необходимые для подавления прилипания бактерий к стеклу, оценивали с использованием увеличивающихся и удвоенных концентраций разбавленного раствора гранатового геля в диапазоне концентраций от 1: 1 до 1: 1024. МИК адгезии гранатового геля против бактерий составляли 1 : 16 для S. mutans и S. sanguis и 1: 128 для S. mitis . Эти результаты предполагают, что гранатовый гель может быть полезен для контроля прилипания различных бактерий в полости рта.В других исследованиях in vitro экстракт граната также подавлял штаммы пародонтальных бактерий, Aggregatibacter actinomycetemcomitans , P. gingivalis , Prevotella intermedia [33], Klebsiella , 45 и E. coli виды [34].

2.3.2. Клинические исследования по профилактике зубного налета

В нескольких клинических испытаниях изучалась эффективность полосканий с экстрактом граната в отношении уменьшения зубного налета [33, 34].В одном испытании количество накопления зубного налета измерялось в дни 0 и 5 у тридцати пародонтально здоровых добровольцев, которые воздерживались от всех механических мер гигиены полости рта в течение 4 дней и вместо этого использовали экстракт граната, хлоргексидин или полоскание плацебо два раза в день [33] . На 5-й день у добровольцев, использовавших экстракт граната, образование зубного налета было значительно меньше (), чем у добровольцев, использовавших полоскание плацебо. Экстракт граната предотвратил образование налета, как полоскание с хлоргексидином. Эти результаты о влиянии граната на уменьшение зубного налета подтверждаются другим испытанием на людях, в котором полоскание экстрактом граната сравнивалось с хлоргексидином и полосканием плацебо [34].После 24 часов без чистки зубов образцы налета были взяты у шестидесяти здоровых молодых пациентов в возрасте от 9 до 25 лет, которые носили ортодонтические аппараты. Образцы зубного налета помещали на среду на 48 часов, и количество колониеобразующих единиц на миллилитр (КОЕ / мл) показало, что полоскание экстрактом граната было эффективным против микроорганизмов зубного налета, снижая КОЕ / мл на 84%, аналогично хлоргексидину. (Ингибирование 79%) и значительно отличается от контрольного полоскания (ингибирование 11%).Авторы предположили, что эллагитаннин и пуникалагин могут быть ответственны за антибактериальную активность ополаскивателя с экстрактом граната.

2.3.3. Клинические исследования гингивита

Гингивит — это воспаление десен в ответ на прилипание биопленок бактериального налета к поверхности зубов. Если не лечить гингивит, он может прогрессировать до пародонтоза и последующей потери зубов. Существует стимул использовать альтернативные препараты на растительной основе в качестве дополнения к механической терапии при профилактике и лечении гингивита из-за рисков для здоровья, связанных с долгосрочным использованием химических и фармацевтических препаратов и отсутствием доступной стоматологической помощи в меньшей степени. -развитые страны.Результаты рандомизированного клинического исследования 40 пациентов с хроническим гингивитом показали, что значительные улучшения были получены в группе, которая использовала гель экстракта граната вместе с механической обработкой раны в течение 7 дней по сравнению с пациентами, использующими только контрольный гель или механическую обработку раны в течение 7 дней. тестовый период [45]. В другом плацебо-контролируемом клиническом исследовании с участием 32 молодых людей изучались показатели слюны, относящиеся к здоровью полости рта и гингивиту после полоскания рта экстрактом граната три раза в день в течение 4 недель или полоскания плацебо [46].По сравнению с контрольной группой, участники, использующие ополаскивание гранатом, снизили общий белок, связанный с присутствием бактерий, образующих бляшки, снизили активность, связанную с повреждением клеток, снизили уровни фермента альфа-глюкозидазы, разлагающего сахарозу, и повысили активность фермента. церулоплазмин, защищающий от окислительного стресса в полости рта. Основываясь на этих результатах, авторы предполагают возможность использования экстрактов граната в продуктах для ухода за полостью рта, таких как зубная паста и жидкости для полоскания рта.

2.3.4. Клиническое исследование пародонтита

Клиническое исследование было проведено для тестирования экстракта кожуры граната, пропитанного биоразлагаемыми чипсами, для субгингивального применения в качестве дополнения к масштабированию и планированию корней для поддержания пародонтоза [47]. Гранатовые чипсы или плацебо-чипсы были имплантированы 20 пациентам с глубиной кармана десен 5–8 мм. Уровень прикрепления бактерий, кровотечения, индексов десен и зубного налета измеряли вначале и снова через 3 и 6 месяцев.Через 3 месяца лечение гранатом привело к уменьшению налета и значительному уменьшению глубины кармана и прикрепления бактерий по сравнению с плацебо. Маркер воспаления (IL-1beta) также был ниже через 3 и 6 месяцев по сравнению с исходным уровнем.

2.4. Ингибирование устойчивых к антибиотикам бактерий

Метициллин-устойчивых Staphylococcus aureus (MRSA) — это любой штамм S. aureus , который стал устойчивым к бета-лактамным антибиотикам, включая пенициллины и цефалоспорины.Эти штаммы MRSA не обязательно более вирулентны, чем чувствительные к антибиотикам штаммы S. aureus , но они более опасны, поскольку не реагируют на антибиотики первого ряда. MRSA может вызывать опасные для жизни инфекции у людей с ослабленной иммунной системой, особенно в менее развитых странах, где антибиотики недоступны, а также в больницах и домах престарелых. Из ряда экспериментов in vitro получены данные о том, что экстракты граната от умеренного до сильного ингибируют культивируемые штаммы MRSA [35–41].В одном исследовании этанольные экстракты граната были эффективны при ингибировании 35 больничных изолятов MRSA при МИК 0,2–0,4 мг / мл [36]. В другом исследовании было обнаружено, что экстракт полифенолов граната с высоким содержанием танинов в концентрации 1 и 5 мг / мл вызывает снижение на 1,1–2,3 log 10 КОЕ / мл двух штаммов MRSA через 2 часа при 37 ° C и до неопределяемого уровни у большинства штаммов в течение 24 часов [39]. Сканирующая электронная микроскопия бактерий показала, что экстракт граната вызывал изменения в стенках бактериальных клеток после 2 часов лечения.

Множественная лекарственная устойчивость Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ) считается одной из самых сложных для лечения бактериальных инфекций. A. baumannii выживает в течение длительного времени в широком диапазоне условий окружающей среды и вызывает серьезные вспышки инфекции в больницах. Это очень сложно контролировать из-за устойчивости к антибиотикам, поэтому необходимость в альтернативных подходах изучается. Экстракт граната был протестирован как агент, модифицирующий резистентность антибиотика новобиоцина против A.baumannii с использованием анализа ингибирования роста [42]. Экстракт граната с концентрацией 250, мк и мкг / мл значительно усиливал антибактериальную активность новобиоцина при концентрации 1 мкл мкг / мл (× МИК) против A. baumannii .

Helicobacter pylori ( H. pylori ) является возбудителем язвы желудка, которая, если ее не лечить, может привести к раку желудка. Однако бактерии становятся устойчивыми к антибиотикам, используемым для лечения язв, что затрудняет лечение этого состояния.Дисковую диффузию использовали для тестирования in vitro чувствительности H. pylori , выделенных от пациентов с гастродуоденальными осложнениями, к метанольному экстракту граната [43]. Экстракт граната проявлял сильную активность против H. pylori со средним диаметром зоны ингибирования 39 мм при 100 мкм г. Экстракты кожуры граната из девяти иранских сортов были дополнительно проанализированы против изолятов H. pylori . Результаты показали, что большинство сортов продемонстрировали значительный уровень in vitro, антител к H.pylori со средним диаметром зоны ингибирования от 16 до 40 мм при 50 мкм г.

2.4.1. Повышение чувствительности к антибиотикам

Гранат увеличивал активность антибиотиков против MRSA в одном исследовании [48]. Синергетическая активность метанольного экстракта граната и антибиотиков хлорамфеникола, гентамицина, ампициллина, тетрациклина и оксациллина варьировала от 38% до 73% по сравнению с клиническими изолятами MRSA. Бактерицидная активность экстракта граната (0.1 × MIC) с ампициллином (0,5 × MIC) оценивали и определили как синергетический. Эта комбинация увеличивала время задержки роста бактерий на три часа по сравнению с одним ампициллином и приводила к снижению MRSA на 99,9%. Механизм действия экстракта граната заключался в том, чтобы либо ингибировать насос оттока MRSA NorA, либо усилить приток антибиотика.

Антибиотическая активность ципрофлоксацина была усилена метанольным экстрактом кожуры граната против устойчивых штаммов , продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра действия.coli , K. pneumoniae и металло-бета-лактамазы P. aeruginosa [49]. Синергизм с ципрофлоксацином наблюдался у 19 из 49 штаммов (FIC 0,125–0,5 для ципрофлоксацина), возможно, из-за активности танинов граната как ингибитора оттока бактерий.

2,5. Влияние на бактериальный механизм кворума

Чувствительность кворума — это межклеточный сигнальный механизм, используемый бактериями для общения в колонии о критических вопросах выживания, таких как доступность питательных веществ, защита от других микроорганизмов, вирулентность и образование биопленок.Бактерии продуцируют и обнаруживают сигнальные молекулы, важные для патогенных бактерий во время инфицирования хозяина, чтобы координировать их вирулентность, чтобы избежать иммунного ответа хозяина и установить успешное заражение. Вмешательство в сигналы кворума — это стратегия борьбы с болезнями. Гранат подавлял сигналы кворума у ​​двух бактериальных штаммов, препятствуя производству пурпурного пигмента и подвижности бактериального роения у Chromobacterium violaceum и P.aeruginosa соответственно [50, 51]. Ингибирование этих конкретных процессов может быть связано с прямым или косвенным вмешательством в восприятие кворума полифенолами граната или интерактивным эффектом различных соединений, присутствующих в экстракте.

3. Введение: гранаты и их влияние на вирусы человека

Были проведены ограниченные исследования противовирусной активности, связанной с гранатом и его экстрактами. Сообщалось о противовирусных эффектах плода против клинически значимого вируса гриппа, вируса герпеса, поксвирусов и вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-1) [52–54].Гидролизуемые танины и антоцианы являются основными соединениями, связанными с благотворным влиянием потребления граната на другие эффекты для здоровья, «включая антибактериальные» [55], и могут отвечать за противовирусную активность. В одном исследовании из четырех флавоноидных соединений, связанных с гранатами (эллаговая кислота, кофейная кислота, лютеолин и пуникалагин), было показано, что только пуникалагин оказывает ингибирующее действие на вирус гриппа [56]. Натуральные противомикробные препараты из растительных экстрактов становятся все более популярными для использования в качестве альтернативных противовирусных средств [57–60].Расширение исследований и потребность в таких альтернативах основаны на многих преимуществах натуральных растительных антимикробных препаратов. К ним относятся отсутствие зарегистрированных / наблюдаемых токсических эффектов в рекомендуемых дозах, а также дополнительные преимущества, такие как антиоксидантные, противораковые, противовоспалительные и противомикробные свойства [3, 10, 39, 52, 53, 56, 61–64]. Возможно, что гранатовый сок и экстракты могут быть потенциально полезными для подавления вирусов, передаваемых через инфицированные пищевые продукты, жидкости организма и т. Д.

4. Доказательства наличия граната в борьбе с вирусами, поражающими человеческий организм
4.1. Подавление безоболочечных клинически значимых вирусных патогенов пищевого происхождения

Недавние исследования показывают, что только в Соединенных Штатах вирусы вызывают около 59% всех болезней пищевого происхождения (5,5 миллиона), 27% госпитализаций и 12% смертей [65]. Вспышки вирусов пищевого происхождения привлекают к себе огромное внимание из-за их увеличения заболеваемости и масштабов заболеваний.

Эпидемиологически значимые вирусы пищевого происхождения включают норовирусы человека, вирус гепатита А, ротавирусы, вирус Аити, вирус гепатита Е, астровирусы, аденовирусы, парвовирусы и другие энтеровирусы человека и небольшие вирусы с круглой структурой [66].Среди вирусов пищевого происхождения норовирусы человека являются основной причиной вспышек вирусных гастроэнтеритов во всем мире [65, 67, 68]. Человеческие норовирусы (HNoV) принадлежат к семейству Caliciviridae , они не имеют оболочки и имеют округлую форму с диаметром от 27 до 40 нм. В настоящее время существует пять геногрупп, основанных на анализе последовательности нуклеиновых кислот, из которых в основном геногруппа I и часто геногруппы II и IV связаны со вспышками норовирусов человека. Более ранние исследования показали, что HNoV, по оценкам, несут единоличную ответственность за 2.Только в США 3 миллиона инфекций, 50 000 госпитализаций и 300 смертей в год [69].

Поскольку вирусы HNoV не могут быть выращены в культуре клеток, культивируемые суррогаты, такие как калицивирус кошек (FCV-F9) [70], бактериофаг MS2 [71] и норовирус мыши (MNV-1) [72], используются в анализах инфекционности для изучения противовирусные или инактивационные эффекты, хотя недавно культивируемый вирус Тулейн также исследуется [73]. HNoV могут передаваться от человека к человеку через пищу, аэрозоли, воду и контакт с фомитами [74].Сообщается, что они имеют низкую инфекционную дозу от 10 до 100 вирусных частиц с такими симптомами, как тошнота, рвота, диарея, боль в животе и субфебрильная температура. У здоровых людей инфекция проходит самостоятельно и продолжается до 72 часов. Однако недавно появившиеся штаммы (такие как геногруппа II.4) стали очень вирулентными и опасными для жизни, особенно для пожилых людей и людей с ослабленным иммунитетом [68]. В настоящее время нет известных вакцин для предотвращения норовирусной инфекции или начала болезни.Кроме того, помимо регидратационной терапии не существует эффективных вариантов лечения.

Эффективность природных лечебных средств, таких как гранатовый сок и экстракты, в качестве альтернативы лечению или профилактике норовирусных инфекций пищевого происхождения требует более активного изучения. Недавно было показано, что гранатовый сок и полифенолы обладают значительным противовирусным действием против суррогатов вирусов пищевого происхождения, FCV-F9, MNV-1 и бактериофага MS2 [75]. Эти исследователи показали, что сок может снизить низкие титры (~ 5 log 10 БОЕ / мл) FCV-F9, MNV-1 и MS2 на 2.56, 1,32 и 0,32 log 10 БОЕ / мл, соответственно, через 1 час при комнатной температуре и высоких титрах (~ 7 log 10 БОЕ / мл) на 1,20, 0,06 и 0,63 log 10 БОЕ / мл . Наиболее сильный эффект был на FCV-F9 после обработки 8, 16 или 32 мг / мл полифенола граната (экстрагированного из свежих плодов граната — ПОМ, полученного от POM Wonderful). Через 1 час при комнатной температуре низкие и высокие титры FCV-F9 полностью не определялись. После 1-часовой инкубации с 4, 8 или 16 мг / мл полифенола граната низкие начальные титры MNV-1 снизились на 1.30, 2,11 и 3,61 log 10 БОЕ / мл и высокие начальные титры на 1,56, 1,48 и 1,54 log 10 БОЕ / мл соответственно. Эффект снижения титра граната против MNV-1 примечателен тем, что некоторые исследователи считают этот суррогат более подходящим, чем FCV-F9. Бактериофаг MS2 при низких начальных титрах снижался на 0,41, 0,45 и 0,93 log 10 БОЕ / мл, а при высоких начальных титрах на 0,32, 0,41 и 0,72 log 10 БОЕ / мл после инкубации с 4, 8 или 16 мг / мл полифенола граната соответственно.Общая эффективность граната в отношении снижения рейтинга титров вирусов составила FCV-F9> MNV-1> MS2 для тестируемых вирусов с низким титром (5 log 10 БОЕ / мл), а для вирусов с высоким титром (7 log 10 БОЕ / мл), рейтинг эффективности был FCV-F9> MS2> MNV-1 [75]. Гранатовый сок содержит общее количество фенолов 3,6 мг / мл [55]; поэтому полифенолы граната были протестированы при аналогичной концентрации (4 мг / мл) и продемонстрировали более сильное противовирусное действие, чем гранатовый сок, против всех вирусов как при высоком, так и при низком титре [75].Это различие может быть связано с вариабельностью состава и биодоступности полифенолов в соке по сравнению с полифенолами, извлеченными в чистом виде. Кроме того, противовирусные эффекты не зависят от pH, поскольку при изменении pH сока с 3,4 до 7,0 различий в биоактивности не наблюдалось. Учитывая, что MNV-1 довольно устойчив к большинству условий лечения, включая pH и тепло [73], но ингибируется гранатовым соком и его полифенолами, возможно, что дополнительные исследования покажут роль граната как естественной альтернативы для лечения и / или лечения. или предотвращение инфекций человека, вызванного норовирусом.

Сравнение эффектов клюквенного сока, виноградного сока и апельсинового сока на инфекционность суррогатов вирусов пищевого происхождения показало, что снижение титра для FCV-F9, MNV-1 и MS2 следовало в следующем порядке: клюквенный сок> гранатовый сок> виноград. сок> апельсиновый сок в целом, за исключением того, что виноградный сок имел большее влияние на FCV-F9 с высоким титром, чем клюквенный сок [75].

При дальнейшем изучении зависящих от времени эффектов гранатового сока и полифенолов в дозах 2 и 4 мг / мл против суррогатов вирусов пищевого происхождения были получены различные скорости снижения титра FCV-F9, MNV-1 и MS2 в течение 1 часа при комнатной температуре. получено [59].Не было значительных различий в снижении титра при сравнении коммерческого гранатового сока разных марок; однако на уровни снижения титра повлияло разное время хранения. Было обнаружено, что для всех трех вирусов ≥50% от общего снижения достигается в течение 20 минут. Интересно, что при немедленном смешивании с гранатовым соком или 2 или 4 мг / мл полифенолов граната, FCV-F9 снижался на 1,35, 1,97 и 2,39 log 10 БОЕ / мл, соответственно, с дальнейшим уменьшением на 1.74, 2,02 и 2,68 log 10 БОЕ / мл в течение следующих 20 минут. По сравнению с FCV-F9 титры бактериофагов MS2 и MNV-1 не были значительно снижены при использовании этого экспериментального режима. Эти результаты указывают на in vitro эффект граната против суррогатов норовируса человека; тем не менее, необходимы дальнейшие исследования in vivo , чтобы определить, жизнеспособны ли клинически значимые терапевтические или профилактические применения.

Коновальчук и Спейрс [76] обнаружили, что <1% из 3 log БОЕ полиовируса / 0.05 мл выжило после хранения при 4 ° C в течение 24 часов в гранатовом соке, хотя механизм действия был неизвестен. Полиовирус передается фекально-оральным путем так же, как и другие энтеровирусы, поскольку он является вирусом без оболочки. В качестве профилактических мер доступны вакцины против полиовируса.

4.2. Механизм действия против суррогатов норовируса человека

Чтобы понять механизм действия, монослои клеток-хозяев для соответствующих вирусов обрабатывали гранатовым соком и полифенолами до или после заражения, что снизило инфекционность FCV-F9 и MNV-1. был получен [75].Более значительный эффект снижения титра наблюдался, когда лечение проводилось до заражения (соответствует стадии прикрепления / адсорбции), чем после заражения (соответствует стадии репликации), что позволяет предположить, что гранатовый сок и его полифенолы могут играть роль в предотвращении связывания вируса с вирусом. рецепторы клетки-хозяина путем блокирования рецепторов клеточной поверхности или лигандов вирусной поверхности. Было высказано предположение, что дальнейшие исследования с использованием просвечивающей электронной микроскопии могут определить, вызывают ли эти полифенолы структурные повреждения вируса или вирусного капсида.

Недавно было показано, что смесь клюквенно-гранатового сока снижает специфическую связывающую способность частиц NoV P человека с антигенами группы гистокрови человека слюны (HBGA) с использованием иммуноферментного анализа (ELISA), в котором сообщается о характере связывания. соответствуют вероятности заражения [77]. HBGA представляют собой сложные углеводы, присутствующие на поверхности красных кровяных телец, эпителии слизистой оболочки дыхательных, мочеполовых и пищеварительных трактов, а также в виде свободных олигосахаридов в слюне, содержимом кишечника, молоке и крови.Эти исследователи сообщили, что клюквенный сок в концентрациях 10 и 100% и клюквенно-гранатовый в концентрациях от 1% до 100%, как было обнаружено, снижают связывание штаммов NoV человека, в частности, с определенными типами HBGA человека, что согласуется с исследованием Su и другие. [75], которые использовали тесты на инфекционность бляшек. Ли и др. [77] также постулировали, что взаимодействие полифенольных соединений растений с вирусным капсидным белком может вызывать необратимое повреждение или обратимое блокирование определенных участков / участков капсидного белка.

4.3. Ингибирование других клинически значимых вирусов

Экстракты граната также показали противовирусное действие против вируса гриппа, ВИЧ-1 и поксвирусов [52, 53, 76]. Вирус гриппа продолжает оставаться основной причиной заболеваемости и смертности каждый год: в США ежегодно регистрируется 31 000 случаев смерти, несмотря на доступ к вакцинам [52]. Однако частые случаи рекомбинации и вирусная эволюция требуют изменения состава вакцины, что требует ежегодного введения новых вакцин.Исследователи показали, что полифенолы граната были вирулицидными против вируса гриппа A, подавляли репликацию вируса в клетках-хозяевах и ингибировали агглютинацию куриных эритроцитов, вызванную вирусом, с использованием полимеразной цепной реакции в реальном времени, анализа бляшек и медианы. Инфекционная доза культуры ткани 50% анализ гемагглютинации [52]. Они также показали, что среди четырех полифенолов (эллаговая кислота, кофейная кислота, лютеолин и пуникалагин) пуникалагин оказался наиболее эффективным противогриппозным компонентом, блокируя репликацию РНК вируса гриппа и подавляя агглютинацию эритроцитов цыплят вирусом. .

Сундарараджан и др. [78] также показали, что кислотность гранатового сока и концентрированных растворов жидкого экстракта граната (POMx1) способствовала быстрой противогриппозной активности, тогда как порошок полифенола граната (PP) (POMxp) — нет. Было показано, что 5-минутная обработка при комнатной температуре 800 мк г / мл PP привела к снижению титра вирусов гриппа PR8 (h2N1), X31 (h4N2) и реассортантного вируса H5N1, полученного из изолят человека. Сообщалось, что потеря гемагглютинирующей активности сопровождает потерю инфекционности гриппа с уменьшением связывания антител с вирусными поверхностными молекулами после обработки PP.О вирусном структурном повреждении также сообщалось с помощью электронно-микроскопического анализа вирусных частиц, обработанных полипропиленом. Однако они обнаружили, что противовирусная активность была меньше против птичьих изолятов одного коронавируса и реассортантных вирусов гриппа H5N1. Котвал [54] предположил, что гранатовый сок может нейтрализовать инфекционность различных вирусов в оболочке и ряд подтипов данного вируса в оболочке, указывая на потенциал для развития в качестве варианта лечения, который может быть широко эффективным против пандемических вирусов, таких как ВИЧ, потенциально пандемических вирусов, таких как грипп и некоторые канцерогенные вирусы.Было показано, что грипп A / HK / x31 (h4N2), грипп A / Vietnam / 1203/04 (H5N1) и реассортант x31, содержащий сегмент гена NS изолята H5N1, были инактивированы при обработке в течение 5 минут при 37 ° C. с гранатовым соком [54].

В 2003 г. сообщалось, что пандемия СПИДа унесла жизни 30 миллионов человек, что привело к ~ 14 000 новых глобальных инфекций ВИЧ-1 ежедневно [53]. В отсутствие вакцин антиретровирусные химиотерапевтические препараты использовались для уменьшения симптомов ВИЧ-1 в основном в развитых странах.Neurath et al. [53] показали, что ингибиторы проникновения ВИЧ-1 из гранатового сока адсорбируются на кукурузном крахмале, блокируют связывание ВИЧ-1 с рецепторами клеток-хозяев CD4 и CXCR4 / CCR5 и ингибируют заражение первичными вирусами кладов от A до G и группы O. Эти исследователи продемонстрировали потенциал производства микробицидов против ВИЧ-1 из естественно безопасных пищевых источников.

4.4. Механизмы действия других полифенолов

Было предложено несколько других механизмов противовирусной активности для непомегранатовых полифенолов, которые могут дать ценную информацию для исследователей, изучающих противовирусные механизмы, связанные с потреблением граната.Хаслам [79] предположил, что полифенолы растений оказывают прямое действие на вирусные частицы, ингибируя адсорбцию вируса на рецепторах клетки-хозяина. Одно исследование показало, что проантоцианидин А-1 ингибировал прикрепление и проникновение вируса и влиял на поздние стадии инфекции вирусом простого герпеса 2 типа [80]. Лю и др. [81] определили, что ингибирующее действие полифенолов чая осуществляется через несколько механизмов действия, включая ингибирование активности обратной транскриптазы и протеазы ВИЧ-1, блокирование взаимодействия gp120-CD4 путем связывания с клеточными молекулами CD4 и разрушение вирусных частиц.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить дополнительные противовирусные механизмы действия, связанные с гранатом и его составляющими.

5. Выводы

Существует ряд исследований граната и его антимикробной активности против бактерий и вирусов, с механизмами действия, включая pH-независимое подавление роста бактерий и вирусов, влияние на передачу сигналов бактериальных клеток, снижение вирусной инфекционности и связывания. к рецепторам клеток-хозяев и структурным повреждениям вирусов.Однако многие результаты исследования основаны на in vitro, и клеточных анализах. Следовательно, применимость результатов к здоровью человека в основном сосредоточена на заболеваниях и инфекциях, которые возникают местно, например, в полости рта или на поверхности кожи. Трудно экстраполировать эффекты in vivo на инфекцию из результатов in vitro с использованием неметаболизированного гранатового сока или соединений на микробы. Кроме того, трудно сравнивать результаты исследований, которые не стандартизируют лечебные экстракты по активным компонентам.В производстве граната должны быть приняты стандартные процедуры, в которых используются те же методы количественной оценки. Опубликован метод определения уровней эллагитаннина с использованием нового стандарта граната, который может быть полезен в решении этой проблемы [82, 83]. Текущие исследования подтверждают потенциальную пользу экстрактов граната для консервирования и обеззараживания пищевых продуктов. Это приложение может быть особенно полезно в менее развитых странах, где санитария пищевых продуктов может быть легко нарушена.Результаты исследований антибактериальных свойств экстрактов граната в отношении зубных бактерий и инфекций обнадеживают, поскольку они основаны на клинических условиях. Для подтверждения преимуществ необходимо провести дополнительные крупномасштабные испытания.

Благодарность

Авторы иногда получают минимальные средства на исследования от POM Wonderful, LLC; однако у них нет финансового интереса или прибыли от продажи или поддержки продуктов POM.

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в cookie-файлах может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

встреч норовируса в кишечнике: многогранные взаимодействия и исходы болезней

  • 1.

    Атмар Р. Л. и Эстес М. К. Эпидемиологическое и клиническое значение норовирусной инфекции. Гастроэнтерол. Clin. N. Am. 35 , 275–90 (2006).

    Google Scholar

  • 2.

    Ahmed, S. M. et al. Глобальная распространенность норовируса в случаях гастроэнтерита: систематический обзор и метаанализ. Lancet Infect. Дис. 14 , 725–30 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 3.

    Hall, A.J. et al. Норовирусное заболевание в США. Emerg. Заразить. Дис. 19 , 1198–205 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Lanata, C.F. и др., Справочная группа по эпидемиологии здоровья детей Всемирного здравоохранения, и Unicef.Глобальные причины смертности от диарейных болезней у детей младше 5 лет: систематический обзор. PLoS ONE 8 , e72788 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    Teunis, P. F. et al. Вирус Norwalk: насколько он заразен? J. Med. Virol. 80 , 1468–76 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 6.

    Атмар, Р. Л. и др. Распространение норволкского вируса после экспериментального заражения человека. Emerg. Заразить. Дис. 14 , 1553–7 (2008).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 7.

    Siebenga, J. J. et al. Норовирусное заболевание — глобальная проблема: появление и распространение вариантов норовируса GII.4, 2001–2007 гг. J. Infect. Дис. 200 , 802–12 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 8.

    Verhoef, L. et al. Профили генотипов норовируса, связанные с передачей через пищевые продукты, 1999–2012 гг. Emerg. Заразить. Дис. 21 , 592–9 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Виксво, М. Э. и Холл, А. Дж., Центры контроля заболеваний и профилактики. Вспышки острого гастроэнтерита, передаваемого от человека к человеку, — США, 2009–2010 гг. MMWR Surveill.Сумм. 61 , 1–12 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 10.

    Lysen, M. et al. Генетическое разнообразие штаммов пищевого и водного норовируса, вызывающих вспышки в Швеции. J. Clin. Microbiol 47 , 2411–8 (2009).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Marks, P.J. et al. Доказательства воздушно-капельной передачи Норуолк-подобного вируса (NLV) в ресторане отеля. Epidemiol. Заразить. 124 , 481–7 (2000).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 12.

    Bagci, S. et al. Клиническая характеристика вирусной кишечной инфекции у недоношенных и доношенных новорожденных. Eur. J. Clin. Microbiol. Заразить. Дис. 29 , 1079–84 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 13.

    Schwartz, S. et al. Норовирусный гастроэнтерит вызывает тяжелые и летальные осложнения после химиотерапии и трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Кровь 117 , 5850–6 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 14.

    Siebenga, J. J. et al. Высокая распространенность длительного выделения норовируса и болезней среди госпитализированных пациентов: модель молекулярной эволюции in vivo. J. Infect. Дис. 198 , 994–1001 (2008).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15.

    Триведи, Т. К. и др. Госпитализации и смертность, связанная со вспышками норовируса в домах престарелых, 2009–2010 гг. JAMA 308 , 1668–75 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 16.

    Nice, T. J. et al. Дефицит рецепторов интерферона I типа в дендритных клетках способствует сохранению системного норовируса у мышей, несмотря на усиленный адаптивный иммунитет. PLoS Pathog. 12 , e1005684 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17.

    Тэкет, К. О., Штейн, М. Б., Лосонский, Г. А., Вассерман, С. С. и Эстес, М. К. Гуморальные, слизистые и клеточные иммунные ответы на пероральные вирусоподобные частицы Norwalk у добровольцев. Clin. Иммунол. 108 , 241–7 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 18.

    Thackray, L. B. et al. Критическая роль фактора регуляции интерферона 3 (IRF-3) и IRF-7 в опосредованном интерфероном контроле репликации мышиного норовируса I типа. J. Virol. 86 , 13515–23 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Wobus, C.E. et al. Репликация норовируса в культуре клеток обнаруживает тропизм для дендритных клеток и макрофагов. PLoS Biol. 2 , e432 (2004).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 20.

    Zhu, S. et al. Идентификация иммунных и вирусных коррелятов защитного иммунитета норовируса путем сравнительного исследования внутрикластерных штаммов норовирусов. PLoS Pathog. 9 , e1003592 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Атмар, Р. Л. и др.Серологические корреляты защиты от норовируса GII.4. Clin. Вакцин. Иммунол. 22 , 923–9 (2015).

    CAS Google Scholar

  • 22.

    Hwang, S. et al. Недеструктивная роль белкового комплекса аутофагии Atg5-Atg12 / Atg16L1 в противовирусной активности гамма-интерферона. Клеточный микроб-хозяин 11 , 397-409 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 23.

    Карст, С. М., Вобус, К. Э., Лэй, М., Дэвидсон, Дж. И Вирджин, Х. В. IV. STAT1-зависимый врожденный иммунитет к норволк-подобному вирусу. Наука 299 , 1575–8 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    Винье Дж. Достижения в лабораторных методах обнаружения и типирования норовируса. J. Clin. Microbiol. 53 , 373–81 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 25.

    Zheng, D. P. et al. Классификация норовирусов и предлагаемая номенклатура штаммов. Вирусология 346 , 312–23 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 26.

    Kroneman, A. et al. Предложение по единой номенклатуре и генотипированию норовирусов. Arch. Virol. 158 , 2059–68 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 27.

    Карст, С. М., Вобус, К. Э., Гудфеллоу, И. Г., Грин, К. Ю. и Вирджин, Х. У. Достижения в биологии норовирусов. Клеточный микроб-хозяин 15 , 668–80 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28.

    McFadden, N. et al. Регулирование врожденного иммунного ответа и апоптоза норовирусом происходит через продукт альтернативной открытой рамки считывания 4. PLoS Pathog 7 , e1002413 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 29.

    Прасад, Б.В., Ротнагель, Р., Цзян, Х. и Эстес, М.К. Трехмерная структура капсидов норволкского вируса, экспрессируемых бакуловирусом. J. Virol. 68 , 5117–25 (1994).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 30.

    Вонгпунсавад, С., Венкатарам Прасад, Б.В. и Эстес, М. К. Минорный капсидный белок вируса Норуолк VP2 ассоциирует в пределах домена оболочки VP1. J. Virol. 87 , 4818–25 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Prasad, B.V. et al. Рентгеновская кристаллографическая структура капсида вируса Норуолк. Science 286 , 287–90 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32.

    Бертолотти-Чиарлет, А., Уайт, Л. Дж., Чен, Р., Прасад, Б. В. и Эстес, М. К. Структурные требования для сборки норволкских вирусоподобных частиц. J. Virol. 76 , 4044–55 (2002).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33.

    Tan, M. et al. Мутации в домене P2 капсида норовируса влияют на связывание с антигенами группы гистокрови человека: свидетельство наличия связывающего кармана. J. Virol. 77 , 12562–71 (2003).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    Bu, W. et al. Структурная основа специфичности связывания рецептора вируса Norwalk. J. Virol. 82 , 5340–7 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 35.

    Nelson, C.A. et al. Структурная основа взаимодействия мышиного норовируса с желчными кислотами и рецептором CD300lf. Proc. Natl. Акад. Sci. США 115 , E9201–10 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 36.

    Килич Т., Коромыслова А., Малак В. и Хансман Г. С. Атомная структура выступающего домена норовируса мыши и растворимого рецепторного комплекса CD300lf. J. Virol. 92 , e00413-18 (2018). https://doi.org/10.1128/JVI.00413-18.

  • 37.

    Дональдсон, Э. Ф., Линдесмит, Л.К., Лобуэ, А. Д. и Барик, Р. С. Изменение формы вируса: уклонение норовируса от иммунной системы человека. Нат. Rev. Microbiol 8 , 231–41 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Стэнли П. и Каммингс Р. Д. 2009. в Основы гликобиологии (редакторы Варки А. и др.) (Лабораторная пресса Колд-Спринг-Харбор, Колд-Спринг-Харбор, 2009).

  • 39.

    Вобус, К. Э.Двойной тропизм норовирусов. J. Virol. 92 , e01010-17 (2018). https://doi.org/10.1128/JVI.01010-17.

  • 40.

    Орчард, Р. К. и др. Открытие белкового клеточного рецептора норовируса. Наука 353 , 933–6 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Haga, K. et al. Функциональные рецепторные молекулы CD300lf и CD300ld в семействе CD300 позволяют мышиным норовирусам инфицировать клетки. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113 , E6248–55 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Боррего, Ф. Молекулы CD300: новое семейство регуляторов иммунной системы. Кровь 121 , 1951–60 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 43.

    Conley, M. J. et al. Калицивирус VP2 образует портально-подобную сборку после взаимодействия с рецептором. Природа 565 , 377–81 (2019).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44.

    Daughenbaugh, K.F., Wobus, C.E. & Hardy, M.E. VPg мышиного норовируса связывает факторы инициации трансляции в инфицированных клетках. Virol. J. 3 , 33 (2006).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Сосновцев, С.V. et al. Карта расщепления и протеолитический процессинг неструктурного полипротеина мышиного норовируса в инфицированных клетках. J. Virol. 80 , 7816–31 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 46.

    Lee, S. et al. Секретируемый вирусный неструктурный белок определяет патогенез кишечного норовируса. Клеточный микроб-хозяин 25 , 845–57 (2019).

    Google Scholar

  • 47.

    Karandikar, U.C. et al. Обнаружение норовируса человека в биоптатах кишечника пациентов с ослабленным иммунитетом после трансплантации. J. Gen. Virol. 97 , 2291–300 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48.

    Ettayebi, K. et al. Репликация норовирусов человека в энтероидах человека, полученных из стволовых клеток. Наука 353 , 1387–93 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Jones, M. K. et al. Культура норовируса человека в В-клетках. Нат. Protoc. 10 , 1939–47 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 50.

    Jones, M. K. et al. Кишечные бактерии способствуют инфицированию В-клеток норовирусом человека и мыши. Наука 346 , 755–9 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51.

    Thackray, L. B. et al. Мышиные норовирусы, входящие в одну геногруппу, демонстрируют биологическое разнообразие, несмотря на ограниченное расхождение последовательностей. J. Virol. 81 , 10460–73 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Grau, K. R. et al. Основными мишенями острой норовирусной инфекции являются иммунные клетки в лимфоидной ткани кишечника. Нат. Microbiol 2 , 1586–91 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53.

    Elftman, M. D. et al. Множественные эффекты истощения дендритных клеток на мышиную норовирусную инфекцию. J. Gen. Virol. 94 , 1761–8 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 54.

    Gonzalez-Hernandez, M. B. et al. Для эффективной репликации норовируса и реовируса в кишечнике мышей требуются микроскладчатые (М) клетки. J. Virol. 88 , 6934–43 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 55.

    Карст, С. М. и Вобус, К. Э. Рабочая модель того, как норовирусы заражают кишечник. PLoS Pathog. 11 , e1004626 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56.

    Lee, S. et al. Тропизм клеток норовируса определяется комбинаторным действием вирусного неструктурного белка и цитокина хозяина. Клеточный микроб-хозяин 22 , 449–59 e4 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57.

    Wilen, C. B. et al. Тропизм к клеткам пучка определяет иммунное стимулирование патогенеза норовируса. Наука 360 , 204–8 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 58.

    Катлер, А.J. et al. Регистрация системной иммунной сигнатуры норовирусной инфекции: тематическое исследование n -из-1 в рамках клинического исследования. Wellcome Open Res. 2 , 28 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Ko, G., Jiang, Z. D., Okhuysen, P. C. & DuPont, H. L. Фекальные цитокины и маркеры воспаления кишечника у международных путешественников с диареей, вызванной норовирусами. Дж.Med. Virol. 78 , 825–8 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 60.

    Newman, K. L. et al. Норовирус у лиц с симптомами и бессимптомно: цитокины и вирусное выделение. Clin. Exp. Иммунол. 184 , 347–57 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 61.

    Goubau, D., Deddouche, S.& Reis e Sousa, C. Цитозольное зондирование вирусов. Иммунитет 38 , 855–69 (2013).

    CAS Google Scholar

  • 62.

    Макфадден, М. Дж., Гохейл, Н. С. и Хорнер, С. М. Защитите этот дом: цитозольное зондирование вирусов. Curr. Opin. Virol. 22 , 36–43 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 63.

    Каваи, Т.& Акира, С. Толл-подобные рецепторы и их взаимодействие с другими врожденными рецепторами при инфекции и иммунитете. Иммунитет 34 , 637–50 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64.

    Такеучи О. и Акира С. Распознавание вирусов по врожденному иммунитету. Immunol. Ред. 220 , 214–24 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Yoneyama, M. et al. РНК-геликаза RIG-I выполняет важную функцию в индуцированных двухцепочечной РНК врожденных противовирусных реакциях. Нат. Иммунол. 5 , 730–7 (2004).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 66.

    Fujita, T., Onoguchi, K., Onomoto, K., Hirai, R. & Yoneyama, M. Запуск противовирусного ответа с помощью RIG-I-связанных РНК-геликаз. Biochimie 89 , 754–60 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 67.

    McCartney, S.A. et al. Распознавание MDA-5 мышиного норовируса. PLoS Pathog. 4 , e1000108 (2008).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 68.

    MacDuff, D. A. et al. HOIL1 необходим для индукции интерферонов типа I и III с помощью MDA5 и регулирует стойкую норовирусную инфекцию мышей. J. Virol. 92 , e01368-18 (2018). https://doi.org/10.1128/JVI.01368-18.

  • 69.

    Мэлони, Н.С. и др. Существенная клеточно-автономная роль регуляторного фактора 1 интерферона (IFN) в опосредованном IFN-гамма ингибировании репликации норовируса в макрофагах. J. Virol. 86 , 12655–64 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 70.

    Чанготра, Х.и другие. Интерфероны типа I и типа II ингибируют трансляцию белков мышиного норовируса. J. Virol. 83 , 5683–92 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 71.

    Biering, S. B. et al. Комплексы репликации вируса нацелены на индуцируемые интерфероном GTPазы, управляемые LC3. Клеточный микроб-хозяин 22 , 74–85 e7 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 72.

    Nice, T. J. et al. Интерферон-лямбда излечивает хроническую норовирусную инфекцию мышей при отсутствии адаптивного иммунитета. Наука 347 , 269–73 (2015).

    CAS Google Scholar

  • 73.

    Baldridge, M. T. et al. Экспрессия Ifnlr1 на эпителиальных клетках кишечника имеет решающее значение для противовирусного действия интерферона лямбда против норовируса и реовируса. J. Virol. 91 , e02079-16 (2017).https://doi.org/10.1128/JVI.02079-16.

  • 74.

    Rocha-Pereira, J. et al. Интерферон-лямбда (IFN-лямбда) эффективно блокирует передачу норовируса на мышиной модели. Антивирь. Res. 149 , 7–15 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 75.

    Ingle, H. et al. Вирусное дополнение иммунодефицита обеспечивает защиту от кишечных патогенов через интерферон-лямбда. Нат.Микробиол . 4 , 1120–8 (2019).

  • 76.

    Baldridge, M. T. et al. Комменсальные микробы и интерферон-лямбда определяют стойкость кишечной норовирусной инфекции мышей. Наука 347 , 266–9 (2015).

    CAS Google Scholar

  • 77.

    Ли С. и Болдридж М. Т. Интерферон-лямбда: мощный регулятор кишечных вирусных инфекций. Фронт. Иммунол. 8 ,749 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Паррино, Т. А., Шрайбер, Д. С., Триер, Дж. С., Капикян, А. З. и Блэклоу, Н. Р. Клинический иммунитет при остром гастроэнтерите, вызванном возбудителем Норуолк. N. Engl. J. Med. 297 , 86–9 (1977).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 79.

    Wyatt, R.G. et al. Сравнение трех возбудителей острого инфекционного небактериального гастроэнтерита путем перекрестного заражения на добровольцах. J. Infect. Дис. 129 , 709–14 (1974).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80.

    Симмонс, К., Гамбхир, М., Леон, Дж. И Лопман, Б. Продолжительность иммунитета к норовирусному гастроэнтериту. Emerg. Заразить. Дис. 19 , 1260–7 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81.

    Ayukekbong, J. A. et al.Схема циркуляции штаммов норовируса GII при естественном инфицировании. J. Clin. Microbiol. 52 , 4253–9 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 82.

    Мальм М., Хиоти Х., Книп М., Весикари Т. и Блазевич В. Развитие Т-клеточного иммунитета к норовирусу и ротавирусу у детей в возрасте до пяти лет. Sci. Отчетность 9 , 3199 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 83.

    Болл, Дж. М., Харди, М. Е., Атмар, Р. Л., Коннер, М. Е. и Эстес, М. К. Пероральная иммунизация рекомбинантными вирусоподобными частицами Норуолк индуцирует системный иммунный ответ и иммунный ответ слизистых оболочек у мышей. J. Virol. 72 , 1345–53 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 84.

    Герреро Р. А. и др. Рекомбинантные вирусоподобные частицы Norwalk, вводимые мышам интраназально, вызывают системные и слизистые (фекальные и вагинальные) иммунные ответы. J. Virol. 75 , 9713–22 (2001).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 85.

    Green, KY, Lew, JF, Jiang, X., Kapikian, AZ & Estes, MK Сравнение реактивности экспрессируемого бакуловирусом рекомбинантного антигена капсидного вируса Norwalk с реактивностью антигена нативного вируса Norwalk в серологических анализах и некоторые эпидемиологические наблюдения. J. Clin. Microbiol. 31 , 2185–91 (1993).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 86.

    Jiang, X., Wang, M., Graham, D. Y. & Estes, M.K. Экспрессия, самосборка и антигенность капсидного белка вируса Norwalk. J. Virol. 66 , 6527–32 (1992).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Деббинк, К., Линдесмит, Л. К. и Барик, Р.С. Состояние норовирусных вакцин. Clin. Заразить. Дис. 58 , 1746–52 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 88.

    Атмар, Р. Л. и др. Норовирусная вакцина против экспериментальной болезни, вызванной вирусом Норуолк. N. Engl. J. Med. 365 , 2178–87 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 89.

    Alvarado, G. et al. Человеческие моноклональные антитела, нейтрализующие пандемические норовирусы GII.4. Гастроэнтерология 155 , 1898–907 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 90.

    Lindesmith, L.C. et al. Анализ репертуара антител сыворотки выявляет механизмы нейтрализующих реакций широкого и пандемического штаммов после вакцинации норовирусом человека. Иммунитет 50 , 1530–41 e8 (2019).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 91.

    Teunis, P. F. et al. Выделение норовируса при симптоматических и бессимптомных инфекциях. Epidemiol. Заразить. 143 , 1710–7 (2015).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 92.

    Saif, M. A. et al. Хроническая норовирусная инфекция у детей-реципиентов трансплантатов гемопоэтических стволовых клеток: причина длительной кишечной недостаточности, требующей интенсивной нутритивной поддержки. Pediatr. Транспл. 15 , 505–9 (2011).

    CAS Google Scholar

  • 93.

    Альхури Н. и Данцигер-Исаков Л. Норовирус и тяжелый хронический гастроэнтерит при трансплантации педиатрических стволовых клеток: график сгущается. Pediatr. Пересадка. 15 , 671–2 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 94.

    Грин, К.Ю.Норовирусная инфекция у хозяев с ослабленным иммунитетом. Clin. Microbiol. Заразить. 20 , 717–23 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 95.

    Beersma, M. F. et al. Норовирус в голландской больнице третичного уровня (2002–2007 гг.): Частая внутрибольничная передача и преобладание штаммов GIIb у маленьких детей. J. Hosp. Заразить. 71 , 199–205 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 96.

    Ньюман, К. Л. и Леон, Дж. С. Иммунология норовируса: мышей и механизмов. Eur. J. Immunol. 45 , 2742–57 (2015).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97.

    Chachu, K. A. et al. Антитела имеют решающее значение для избавления от норовирусной инфекции мышей. J. Virol. 82 , 6610–7 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 98.

    Чачу, К. А., Лобуэ, А. Д., Стронг, Д. У., Барик, Р. С. и Вирджин, Х. В. Иммунные механизмы, ответственные за вакцинацию против инфекции слизистых оболочек и лимфатических норовирусов и их очищение. PLoS Pathog. 4 , e1000236 (2008).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 99.

    Томов В. Т. и др. Стойкая кишечная инфекция норовируса мышей связана с функционально неоптимальными вирус-специфическими Т-клеточными ответами CD8. J. Virol. 87 , 7015–31 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 100.

    Томов В. Т. и др. Дифференциация и защитная способность вирус-специфических CD8 (+) Т-клеток предполагает персистентность мышиного норовируса в иммунной привилегированной кишечной нише. Иммунитет 47 , 723–38 e5 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 101.

    Rockx, B. et al. Естественная история инфекции калицивируса человека: проспективное когортное исследование. Clin. Заразить. Дис. 35 , 246–53 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 102.

    Murata, T. et al. Длительное выделение норовируса у младенцев младше 6 месяцев с гастроэнтеритом. Pediatr. Заразить. Дис. J. 26 , 46–9 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 103.

    Харрис, Дж. П., Эдмундс, У. Дж., Пебоди, Р., Браун, Д. У. и Лопман, Б. А. Смертность от норовируса среди пожилых людей, Англия и Уэльс. Emerg. Заразить. Дис. 14 , 1546–52 (2008).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 104.

    Сайто М. и др., Перу, рабочая группа по норовирусу. Множественные норовирусные инфекции в когорте новорожденных в перуанском пригороде. Clin. Заразить. Дис. 58 , 483–91 (2014).

  • 105.

    Cadwell, K. et al. Взаимодействие вируса с геном восприимчивости определяет фенотипы гена болезни Крона Atg16L1 в кишечнике. Cell 141 , 1135–45 (2010).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 106.

    Гласс Р. И., Парашар У. Д. и Эстес М. К. Норовирусный гастроэнтерит. N. Engl. J. Med. 361 , 1776–85 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 107.

    Маршалл, Дж. К., Табейн, М., Боргаонкар, М. Р. и Джеймс, К. Постинфекционный синдром раздраженного кишечника после пищевой вспышки острого гастроэнтерита, приписываемого вирусному патогену. Clin. Гастроэнтерол. Гепатол. 5 , 457–60 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 108.

    Занини, Б. и др., Исследовательское исследование Сан Феличе дель Бенако. Заболеваемость постинфекционным синдромом раздраженного кишечника и функциональными кишечными расстройствами после вспышки водного вирусного гастроэнтерита. Am. J. Gastroenterol. 107 , 891–9 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 109.

    Ouellette, A. J. Paneth синтез и функция альфа-дефенсина клеток. Curr. Вершина. Microbiol. Иммунол. 306 , 1–25 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 110.

    Портер, Э. М., Бевинс, К. Л., Гош, Д. и Ганц, Т. Многогранная ячейка Панета. Cell Mol. Life Sci. 59 , 156–70 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111.

    Вайшнава, С., Берендт, К. Л., Исмаил, А. С., Экманн, Л. и Хупер, Л. В. Клетки Панета непосредственно воспринимают комменсалы кишечника и поддерживают гомеостаз на границе кишечного хозяина и микроба. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105 , 20858–63 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 112.

    Холли, М. К. и Смит, Дж. Г. Клетки Панета во время вирусной инфекции и патогенеза. Вирусы 10 , E225 (2018). https://doi.org/10.3390/v10050225.

    PubMed Central Google Scholar

  • 113.

    Cadwell, K. et al. Ключевая роль аутофагии и гена аутофагии Atg16l1 в кишечных клетках Панета мыши и человека. Природа 456 , 259–63 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 114.

    Ферлонг, К. и Хванг, С. Аутофагия и норовирусы. Вирусы 11 , E244 (2019). https://doi.org/10.3390/v11030244.

    CAS PubMed Central Google Scholar

  • 115.

    Matsuzawa-Ishimoto, Y. et al. Белок аутофагии ATG16L1 предотвращает некроптоз кишечного эпителия. J. Exp. Med. 214 , 3687–705 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 116.

    Койблер, Л. М., Бюттнер, М., Хагер, К. и Блайх, А. Модель Multihit: уроки колита у мышей с дефицитом интерлейкина-10. Inflamm. Кишечник. 21 , 1967–75 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 117.

    Kuhn, R., Lohler, J., Rennick, D., Rajewsky, K. & Muller, W. У мышей с дефицитом интерлейкина-10 развивается хронический энтероколит. Cell 75 , 263–74 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 118.

    Basic, M. et al. Норовирус вызвал вызванное микробиотой воспаление слизистой оболочки у мышей с дефицитом интерлейкина 10. Inflamm. Кишечник. 20 , 431–43 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 119.

    Bolsega, S. et al. Состав кишечной микробиоты определяет исход вызванного вирусом колита у мышей. Фронт. Иммунол. 10 , 1708 (2019).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 120.

    Белкайд, Ю. и Хэнд, Т. В. Роль микробиоты в иммунитете и воспалении. Cell 157 , 121–41 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 121.

    Камада, Н., Сео, С. У., Чен, Г. Ю.И Нуньес, Г. Роль микробиоты кишечника в иммунитете и воспалительных заболеваниях. Нат. Rev. Immunol. 13 , 321–35 (2013).

    CAS Google Scholar

  • 122.

    Petersson, J. et al. Важность и регулирование слизистого барьера толстой кишки на мышиной модели колита. Am. J. Physiol. Гастроинтест. Liver Physiol. 300 , G327–33 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 123.

    Bergstrom, K. S. et al. Muc2 защищает от смертельного инфекционного колита, отделяя патогенные и комменсальные бактерии от слизистой оболочки толстой кишки. PLoS Pathog. 6 , e1000902 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 124.

    Johansson, M. E. et al. Внутренний из двух слоев слизи, зависимой от муцина Muc2 в толстой кишке, лишен бактерий. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105 , 15064–9 (2008).

    CAS Google Scholar

  • 125.

    Уокер, Ф. К. и Болдридж, М. Т. Взаимодействие между норовирусами, хозяином и микробиотой. Curr. Opin. Virol. 37 , 1–9 (2019).

    PubMed Google Scholar

  • 126.

    Li, D., Breiman, A., le Pendu, J. & Uyttendaele, M. Связывание с антиген-экспрессирующими бактериями гистокровной группы защищает человеческий норовирус от острого теплового стресса. Фронт. Microbiol. 6 , 659 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 127.

    Miura, T. et al. Антигеноподобные вещества гисто-группы крови кишечных бактерий человека как специфические адсорбенты норовирусов человека. J. Virol. 87 , 9441–51 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 128.

    Taube, S. et al. Связанные с ганглиозидом концевые фрагменты сиаловой кислоты на мышиных макрофагах действуют как рецепторы прикрепления для мышиных норовирусов. J. Virol. 83 , 4092–101 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 129.

    Альмагро-Морено, С. и Бойд, Э. Ф. Бактериальный катаболизм неулозоновой (сиаловой) кислоты и пригодность в кишечнике. Кишечные микробы 1 , 45–50 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 130.

    Фагарасан, С., Кавамото, С., Канагава, О. и Судзуки, К. Адаптивная иммунная регуляция в кишечнике: Т-клеточно-зависимый и Т-клеточно-независимый синтез IgA. Annu. Rev. Immunol. 28 , 243–73 (2010).

    CAS Google Scholar

  • 131.

    Turula, H. et al. Природные секреторные иммуноглобулины способствуют развитию кишечных вирусных инфекций. J. Virol. 92 , e00826-18 (2018). https://doi.org/10.1128/JVI.00826-18.

  • 132.

    Ридлон, Дж. М., Канг, Д. Дж. И Хайлемон, П. Б. Биотрансформации солей желчных кислот кишечными бактериями человека. J. Lipid Res. 47 , 241–59 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 133.

    Sayin, S. I. et al. Микробиота кишечника регулирует метаболизм желчных кислот за счет снижения уровня тауро-бета-мюрихолевой кислоты, природного антагониста FXR. Cell Metab. 17 , 225–35 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 134.

    Килич Т., Коромыслова А. и Хансман Г. С. Структурные основы связывания капсида норовируса человека с желчными кислотами. J. Virol. 93 , e01581-18 (2019). https://doi.org/10.1128/JVI.01581-18.

  • 135.

    Chang, K. O. et al. Желчные кислоты необходимы для репликации калицивируса кишечного тракта свиней в связи с подавлением трансдуктора сигнала и активатора транскрипции 1. Proc. Natl. Акад. Sci. США 101 , 8733–8 (2004).

    CAS Google Scholar

  • 136.

    Sherman, M. B. et al. Соли желчных кислот изменяют конформацию капсида норовируса мыши; возможные последствия для прикрепления клеток и уклонения от иммунитета. Дж. Вирол . JVI.00970-19 (2019). https://doi.org/10.1128/JVI.00970-19.

  • 137.

    Cipriani, S. et al. Рецептор желчных кислот GPBAR-1 (TGR5) модулирует целостность кишечного барьера и иммунный ответ на экспериментальный колит. PLoS ONE 6 , e25637 (2011).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 138.

    Gadaleta, R.M. et al. Активация рецептора фарнезоида X подавляет воспаление и сохраняет кишечный барьер при воспалительном заболевании кишечника. Кишечник 60 , 463–72 (2011).

    CAS Google Scholar

  • 139.

    Нельсон А.M. et al. Нарушение микробиоты кишечника человека в результате норовирусной инфекции. PLoS ONE 7 , e48224 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 140.

    Compare, D., Rocco, A., Sanduzzi Zamparelli, M. & Nardone, G. Развитие ожирения, вызванное кишечными бактериями. Dig. Дис. 34 , 221–9 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 141.

    De Minicis, S. et al. Дисбиоз способствует фиброгенезу при хроническом повреждении печени у мышей. Гепатология 59 , 1738–49 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 142.

    Hickman, D. et al. Влияние недоедания на норовирусную инфекцию. mBio 5 , e01032–13 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 143.

    Nelson, A. M. et al. Норовирусная инфекция мышей не вызывает серьезных нарушений кишечной микробиоты мышей. Микробиом 1 , 7 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 144.

    Kernbauer, E., Ding, Y. & Cadwell, K. Кишечный вирус может заменить полезную функцию комменсальных бактерий. Природа 516 , 94–8 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 145.

    Round, J. L. & Mazmanian, S. K. Микробиота кишечника формирует иммунные реакции кишечника во время здоровья и болезни. Нат. Rev. Immunol. 9 , 313–23 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 146.

    Nadjsombati, M. S. et al. Обнаружение сукцината клетками кишечного пучка запускает цепь врожденного иммунитета 2 типа. Иммунитет 49 , 33–41 e7 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 147.

    Schneider, C. et al. Цепь ILC2, запускаемая метаболитами, управляет ремоделированием тонкой кишки. Ячейка 174 , 271–84 e14 (2018).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 148.

    Lei, W. et al. Активация экспрессируемого клетками кишечного пучка Sucnr1 запускает иммунитет 2 типа в тонком кишечнике мыши. Proc. Natl. Акад. Sci. США 115 , 5552–57 (2018).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 149.

    Osborne, L.C. et al. Коинфекция. Коинфекция вирус-гельминт показывает независимый от микробиоты механизм иммуномодуляции. Наука 345 , 578–82 (2014).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 150.

    Katayama, K. et al. Филогенетический анализ полного генома 18 норвалкоподобных вирусов. Вирусология 299 , 225–39 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 151.

    Victoria, M. et al. Байесовский объединенный вывод показывает высокие темпы эволюции и роста популяций норовирусов. Заражение. Genet. Evol. 9 , 927–32 (2009).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 152.

    Vega, E. et al. Генотипические и эпидемиологические тенденции вспышек норовирусов в США, 2009-2013 гг. J. Clin. Microbiol 52 , 147–55 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 153.

    Булл Р. А., Иден Дж. С., Роулинсон У. Д. и Уайт П. А. Быстрая эволюция пандемических норовирусов линии GII.4. PLoS Pathog. 6 , e1000831 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 154.

    Parra, G. I. et al. Статические и эволюционирующие генотипы норовирусов: значение для эпидемиологии и иммунитета. PLoS Pathog. 13 , e1006136 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 155.

    Debbink, K. et al. Появление нового пандемического штамма норовируса GII.4 Sydney коррелирует с побегом из коллективного иммунитета. J. Infect. Дис. 208 , 1877–87 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 156.

    Siebenga, J. J. et al. Филодинамическая реконструкция выявляет эпидемические экспансии норовируса GII.4 и их молекулярные детерминанты. PLoS Pathog. 6 , e1000884 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 157.

    Кортес-Пенфилд, Н. В., Рамани, С., Эстес, М. К. и Атмар, Р. Л. Перспективы и проблемы при разработке вакцины против норовируса. Clin. Ther. 39 , 1537–49 (2017).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 158.

    Malm, M. et al. Соображения относительно генотипа для композиции бивалентной норовирусной вакцины на основе вирусоподобных частиц. Clin. Вакцин. Иммунол. 22 , 656–63 (2015).

    CAS Google Scholar

  • 159.

    Malm, M., Uusi-Kerttula, H., Vesikari, T. & Blazevic, V. Высокие сывороточные уровни специфичных для генотипа норовируса блокирующих антител коррелируют с защитой детей от инфекции. J. Infect. Дис. 210 , 1755–62 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 160.

    Bailey, D., Thackray, L. B. & Goodfellow, I. G. Одной аминокислотной замены в капсидном белке норовируса мышей достаточно для ослабления in vivo. J. Virol. 82 , 7725–8 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 161.

    Найс, Т. Дж., Стронг, Д. У., МакКьюн, Б. Т., Поль, С. С. и Вирджин, Х. У. Одной аминокислотной замены в мышином норовирусе NS1 / 2 достаточно для тропизма и устойчивости толстой кишки. J. Virol. 87 , 327–34 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 162.

    Борин Б.Н. и др. Белок NS1 / 2 мышиного норовируса аспартат глутаматной мутации, достаточный для персистенции, переориентирует боковую цепь триптофана, экспонированного на поверхности, в пределах нового структурированного домена. Белки 82 , 1200–9 (2014).

    CAS PubMed Google Scholar

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Copyright © 2021 Муниципальное образование «Новоторъяльский муниципальный район» Республика Марий Эл