Условно патогенные энтеробактерии: Дисбактериоз кишечника

Содержание

энтеробактерии, стафилококки, нефер-ментирующие бактерии) с определением чувствительности к бак-териофагам

Код услуги

77010200

Описание

Кал на условно-патогенную микрофлору. Цель исследования.изучение флоры толстой кишки , обнаружение в кале условно — патогенной микрофлоры : энтеробактерий (кишечной палочки с нормальной и измененной ферментативной активностью, клебсиелл, энтеробактер, цитробактер, протеев, морганелл, гафний, сераций), стафилококков, неферментирующей флоры, синегнойной палочки.  Определение чувствительности выделенной условно-патогенной микрофлоры к бактериофагам. Исследуемый материал.Кал. Показания к исследованю. Длительно протекающие кишечные расстройства. Затянувшийся период реконвалесценции после ОКИ. Дисфункция кишечнника у лиц , длительноо подвергающихся воздействию вредных факторов ( излучение, химиотерапия, гормональная терапия). Наличие системной воспалительной реакции или бактериемии. Частые респираторные инфекции. Аллергические заболевания.  Диагностическое значение.Кишечная микрофлора это весьма лабильная система, подверженная колебаниям. Поэтому чтобы отличить так называемые временные вариации состава микрофлоры от дисбактериоза необходимо проведение кратных исследований с интервалом в несколько дней. .Диагностически значимым является выделение условно-патогенной микрофлоры в концентрации 10 в 5  и выше. Подготовка к исследованию.  Кал собирают в стерильный контейнер с ложечкой сразу после дефекации в количестве 1-2 г. При запорах можно использовать слабительные средства только растительного происхождения (сена , свекла, слабительный чай, чернослив) Кал должен быть нормальной консистенции. Нельзя использовать клизму.Микробиологическое исследование производится не ранее, чем через 7-10 дней после прекращения приема антибиотиков, химиопрепаратов. Результат через 5 рабочих дней. Результат бактериологического исследования не является диагнозом. Диагноз ставит только лечащий врач  на основании совокупности результатов различных исследований, общего состояния пациента, клинической картины.

Подготовка

Кал для исследования отбирается из средней порции в количестве 1-2 г (2 ложечки) в специальный стерильный контейнер. При запорах можно использовать слабительные средства только растительного происхождения (сена,слабительный чай,чернослив,свекла).Кал должен быть нормальной консистенции.Нельзя использовать клизму.Доставка в течение 2 часов, кроме воскресенья.

ᐈ Диагностика и лечение дисбактериоза кишечника в Санкт-Петербурге

Дисбактериоз кишечника – очень распространенная и при этом недостаточно оцениваемая в современном обществе проблема. Дисбаланс кишечной флоры отмечается почти у 90% людей, но в большинстве случаев он протекает малосимптомно и остается не диагностированным. А это негативно сказывается на качестве пищеварения и становится предпосылкой для развития и рецидивирования нарушений и заболеваний. Поэтому выявление и лечение дисбактериоза кишечника – это путь к общему оздоровлению организма.

Дисбактериоз – это болезнь или вариант нормы?

Дисбактериозом (дисбиозом) называют стойкие нарушения кишечной микрофлоры, со значительным изменением баланса между количеством и активностью условно-патогенных и полезных для человека микроорганизмов. В результате просвет кишечника становится местом обитания большого количества бактерий и грибов, которые нарушают работу желудочно-кишечного тракта и способны негативно влиять на состояние всего организма.

Следует понимать, что речь идет не о воздействии конкретного болезнетворного микроорганизма (как при кишечных инфекциях). Дисбактериоз – это системное нарушение нормального состояния кишечника. Негативное влияние оказывает и увеличение количества условно-патогенных микроорганизмов, и недостаток полезных бактерий-помощников.

Человеческий организм в норме не является стерильным. На поверхности нашей кожи, в кишечнике и в большинстве других полых органов обитает большое количество микроорганизмов. Некоторые из них нейтральны для человека, другие при определенных условиях и снижении иммунитета способны проявлять агрессию. Такая флора называется условно-патогенной, в норме она малоактивна и не представляет опасности. Лечиться для полного избавления от нее не надо.

В просвете кишечника обитают и полезные для нашего организма бактерии: лактобактерии, бифидобактерии, энтеробактерии и др. Они выполняют много функций:

  • участвуют в окончательном переваривании пищи;
  • синтезируют некоторые витамины;
  • поддерживают необходимую кислотность в просвете кишечника;
  • влияют на моторику пищеварительного тракта;
  • регулируют обмен холестерина;
  • способствуют образованию необходимых антител;
  • контролируют количество и активность условно-патогенной флоры, подавляя рост гноеродных и гнилостных бактерий.

Уже развившийся дисбактериоз толстой кишки или тонкого кишечника иногда постепенно самостоятельно нейтрализуется, но чаще всего он принимает затяжное течение. Такое состояние не является физиологическим (естественным) для человека. Это требующая коррекции патология, хотя ее и не приравнивают к самостоятельным заболеваниям.

Почему такое развивается

У взрослых дисбактериоз всегда является вторичным, речь идет о нарушении баланса уже существующей в кишечнике микрофлоры. А вот у детей первых месяцев жизни желудочно-кишечный тракт еще только заселяется микроорганизмами, этот процесс может происходить неравномерно, с временным преобладанием условно-патогенных бактерий и грибов. Такой дисбактериоз у грудного ребенка называют первичным.

Полезная микрофлора кишечника чувствительна к разнообразным поступающим извне веществам, к ферментному балансу в пищеварительном тракте и к составу пищи. Поэтому причин для развития дисбактериоза достаточно много:

  1. Прием антибактериальных средств, кишечных антисептиков, препаратов с широким антимикробным действием. Причем значение имеют и назначенные врачом лечебные курсы, и бессистемное самолечение.
  2. Несбалансированное питание, с малым количеством клетчатки и сложных углеводов, с избытком жареного жирного красного мяса и простых углеводов.
  3. Злоупотребление слабительными средствами и клизмами. Часто повторяющиеся кишечные инфекции, синдром раздраженного кишечника, хроническая диарея другого происхождения
  4. Частый прием сорбентов.
  5. Хронические заболевания кишечника и других органов пищеварения.
  6. Эндокринные заболевания.
  7. Лучевая терапия, химиотерапия, некоторые другие методы лечения с цитостатическим эффектом.

Усугубляют ситуацию хронические стрессы, недосыпание, гиподинамия, вредные привычки и многие другие факторы. Они действуют опосредованно, ухудшая работу кишечника и иммунной системы, что в итоге негативно сказывается на составе кишечной флоры и ухудшает саморегуляцию. Грамотное лечение дисбактериоза должно учитывать все эти моменты.

Основные проявления

Дисбаланс кишечной микрофлоры в первую очередь отражается на качестве пищеварения, поэтому самое частое проявление заболевания – это кишечное расстройство. Но дисбактериоз приводит и к другим нарушениям, что, к сожалению, не всегда принимается во внимание при подборе схемы лечения.

Самые частые симптомы и признаки дисбактериоза:

  • Нарушения работы ЖКТ. Людей с дисбиозом кишечника могут беспокоить урчание и периодический дискомфорт в животе, метеоризм, отрыжка, кишечные расстройства (запоры, поносы или их чередование). Такие признаки могут иметь различную интенсивность, возникать периодически или беспокоить основную часть времени. Наиболее яркую и дискомфортную симптоматику обычно дает дисбактериоз тонкой кишки.
  • Неприятный запах изо рта, необычный привкус.
  • Признаки гиповитаминоза, а иногда и анемии. Это связано с нарушением процесса переваривания и усвоения питательных веществ, со снижением синтеза витаминов группы В полезной кишечной микрофлорой, со повторяющейся диареей (поносом).
  • Ухудшение состояния кожи и волос, склонность к дерматитам.

Анализ на дисбактериоз желательно также сдавать людям с частыми аллергическими реакциями, аутоиммунными заболеваниями, атопическим дерматитом, резистентной (устойчивой к лечению) бронхиальной астмой и псориазом. Дело в том, что дисбаланс кишечной флоры меняет реактивность иммунной системы, что может поддерживать симптомы заболеваний с аллергической и смешанной природой.

Как выявить дисбактериоз

План комплексного обследования при дисбиозе кишечника включает:

  • Микробиологический анализ кала. Это базовое исследование, позволяющее оценить состав кишечной микрофлоры. По назначению врача одновременно определяется чувствительность микроорганизмов к противомикробным препаратам и бактериофагам.

  • Копрологическое исследование для оценки качества переваривания пищи.

  • УЗИ органов брюшной полости. Относится к вспомогательным методам, используется для выявления структурных изменений органов ЖКТ.

  • Общеклиническая лабораторная диагностика (общие анализы крови и мочи, биохимический анализ крови). Позволяет определить наличие и выраженность воспалительных реакций, выявить анемию, оценить функциональное состояние печени, поджелудочной железы, почек.

  • Эндоскопическое исследование: ФГДС, ФКС. Позволяет осмотреть поверхность слизистой оболочки органов пищеварения, взять биопсию для гистологического исследования измененных тканей, провести исследование причин дисбактериоза. Использование эндоскопии значительно повышает качество диагностики заболеваний ЖКТ.

Существуют также лабораторные тесты для выявления патологических метаболитов и веществ, выделяемых патогенными бактериями. Но в повседневной клинической практике они используются редко.

Принципы лечения

Грамотно подобранная терапия дисбактериоза направлена не только на коррекцию основных симптомов и выявленных нарушений. Первостепенная задача лечения – восстановление физиологического баланса микрофлоры. Для этого необходимо подавить активность патогенных бактерий и грибов, заселить ЖКТ полезными бактериями и создать условия для их размножения.

Лечение дисбактериоза подбирается индивидуально и обычно включает:

  • Соблюдение диеты для улучшения процесса переваривания, обеспечения организма необходимыми веществами.
  • Препараты для подавления патогенной флоры, с учетом чувствительности к ним выделенных микроорганизмов. Это могут быть антибиотики, противомикробные средства, бактериофаги.
  • Эубиотики – средства, которые содержат специально выведенные штаммы жизнеспособных полезных бактерий и вещества для их питания и роста.
  • Энтеросорбенты, осаждающие на своей поверхности бактериальные токсины и часть патогенных микроорганизмов. Их применение – это симптоматическая терапия, позволяющая снизить уровень эндогенной интоксикации, уменьшить выраженность диареи и метеоризма.
  • Противодиарейные средства.

Могут использоваться также витаминные комплексы, ферментные препараты, противоаллергические средства. Если же дисбактериоз развивается на фоне хронических заболеваний ЖКТ, подбирают лечение для их перевода в фазу стойкой ремиссии.

Куда обращаться

Лечить в СПб дисбактериоз кишечника могут врачи нескольких специальностей. Но все же профильным специалистом для этой патологии является гастроэнтеролог. Такой врач может рекомендовать необходимую схему обследования, грамотно оценить состояние всего желудочно-кишечного тракта, составить оптимальную программу лечения и дальнейшего восстановления. При выборе специалиста необходимо учитывать также профиль и возможности медицинского учреждения, по возможности отдавая предпочтение современным специализированным клиникам.

ICLINIC – это многопрофильный центр в г. Санкт-Петербург, ориентированный на достоверную диагностику и результативное лечение различных заболеваний органов пищеварения. В нашей клинике для обследования пациентов используется только современное высококлассное оборудование и прогрессивные диагностические программы, широко применяются эндоскопические методики.

Прием пациентов в ICLINIC ведут высококвалифицированные врачи различных специальностей, в штате имеется и сертифицированный опытный гастроэнтеролог. Лечение подбирается индивидуально, с учетом результатов обследования и современных клинических рекомендаций. Мы используем проверенные методики и результативные терапевтические схемы, добиваясь улучшения состояния даже у пациентов с тяжелыми и осложненными формами заболеваний.

Мы рекомендуем:

Прием врача-гастроэнтеролога

ФКС

ФКС с консультацией ведущего специалиста

Тест на вероятность рака желудка

Ваш возраст более 45 лет?

Да Нет

У Ваших родственников были онкологические заболевания?

Да Нет

У Вас есть хронические заболеваний желудочно-кишечного тракта:


— хронический гастрит,
— язвенная болезнь,
— хронический колит и другие воспалительные заболевания кишечника,
— болезнь Крона,
— неспецифический язвенный колит,
— выявленные ранее полипы желудка и кишечника,
— выявленные подслизистые эпителиальные образования желудочно-кишечного тракта?

Да Нет

Вы переносили операции на желудке и кишечнике?

Да Нет

У Вас есть рубцово-спаечные изменения желудочно-кишечного тракта?

Да Нет

Вы курите (более 1 сигареты в день)?

Да Нет

Вы допускаете погрешности в диете (низкое потребление овощей и фруктов, высокое потребление мяса и животных жиров)?

Да Нет

У Вас есть хотя-бы один из перечисленных симптомов:


— лишний вес,
— затруднения при глотании,
— раздражительность,
— бледность кожи,
— боли за грудиной,
— немотивированная слабость,
— нарушение сна,
— снижение аппетита,
— неприятный запах изо рта,
— отрыжка,
— тошнота и/или рвота,
— чувство тяжести в животе,
— изменение стула (запоры и/или поносы),
— следы крови в стуле,
— боли в животе.

Да Нет

Запишитесь на прием

В чем преимущества ICLINIC?
  • Высочайший уровень специалистов: среди них доктора медицинских наук и члены мировых врачебных сообществ, а средний стаж врачей клиники – 16 лет безупречной работы.

  • Современное экспертное оборудование: диагностические аппараты медицинского центра выпущены в 2017 году ведущими мировыми производителями (Pentax и другими того же уровня).

  • Безупречная точность эндоскопической диагностики благодаря высокому разрешению изображения в 1,25 млн.пикселей.

  • Уникальные технологии ранней диагностики рака, среди которых i-scan – виртуальная хромоэндоскопия. С помощью данной технологии можно распознать даже самые мелкие, начальные опухолевые изменения.

  • Все для комфорта пациента: эффективное обезболивание, включая общий наркоз; тонкие эндоскопы менее 10мм в диаметре; быстрое и точное проведение манипуляций.

  • Безопасность: автоматизированная дезинфекция оборудования с контролем качества, мониторинг жизненно важных функций пациента в процессе исследований.

  • Узкая специализация: медцентр занимается заболеваниями пищеварительной системы, постоянно совершенствуясь именно в своей отрасли. Наши специалисты постоянно проходят повышение квалификации, участвуют в международных конференциях, тренингах и семинарах в России и Европе.

  • Удобное расположение: Петроградский район Санкт-Петербурга расположен недалеко от ценра. Сюда удобно добираться как на машине, так и на общественном транспорте. Совсем рядом с клиникой находится станция метро Чкаловская, также недалеко от медицинского центра станции СПб Спортивная, Петроградская и Горьковская.

Наш профессионализм всегда на страже вашего здоровья.

Южный федеральный университет | Пресс-центр: Микробиологи КФУ работают над преодолением устойчивости бактерий к антибиотикам


Сотрудники кафедры микробиологии КФУ проводят исследования, направленные на выявление факторов, которые позволяют бактериям выживать в организме человека даже под воздействием сильнейших антибиотиков. Результаты помогут преодолеть устойчивость патогенов к лекарственным препаратам.

Внимание ученых сосредоточено на изучении свойств бактерий рода Proteus,MorganellaProvidencia и Serratia, которые относятся к условно-патогенным микроорганизмам, но именно в этой «условности» и заключается их основная опасность – такие бактерии зачастую становятся причиной распространения внутрибольничных инфекций.

«Перечень так называемых факторов вирулентности, которые помогают микроорганизмам выживать в организме человека, противостоять защитным механизмам, а также вырабатывать устойчивость по отношению к антибактериальным препаратам, очень широк, – поясняет участник проекта, доцент кафедры микробиологии КФУ Айслу Марданова. – На сегодняшний день мы занимаемся определением роли, которую играют в этих процессах гидролитические ферменты, ускоряющие расщепление жиров, белков и углеводов. Кроме того, мы заняты изучением факторов, которые влияют на способность бактерий к инвазии – проникновению в клетки организма человека – и образованию биопленок, защищающих патогенные микроорганизмы от внешнего воздействия и в значительной мере снижающих эффективность антибиотикотерапии».

Примечательно, что ранее многие условно-патогенные энтеробактерии, в частности, такие как морганеллы и серрации, не считались опасными. Эти бактерии относились к привычным для кишечника человека микроорганизмам. Однако в настоящее время стало очевидным, что помимо таких широко распространенных заболеваний, как цистит, пиелонефрит и дисбактериоз, морганеллы могут быть причиной гораздо более серьезных проблем со здоровьем – эти микроорганизмы могут вызвать менингит, хронический сепсис и эндокардит.

Что касается  серраций, они способны поражать даже костные ткани, и, кроме того, вызывать заболевания глаз и пневмонию. Не менее опасными являются бактерии родовProteus  и Providencia, которые зачастую становятся причиной острых кишечных инфекций, заболеваний мочевыводящих путей и почек. Наибольшую опасность эти бактерии представляют для больных, в лечении которых используются катетеры.

На данный момент ученым удалось выявить взаимосвязь между способностью к инвазии разных видов энтеробактерий и их способностью к синтезу внеклеточных и внутриклеточных ферментов определенного типа – металлопротеиназ. Кроме того, результаты исследований показали, что наличие способности к синтезу этих ферментов у протей повышает степень токсического воздействия патогенных бактерий на клетки тканей человека.

Также учеными КФУ был секвенирован полный геном Serratia grimesiiанализ которого позволил выявить гены, участвующие в формировании устойчивости к различным антибиотикам, в частности к бета-лактамным  препаратам. А в клетках бактерий родаMorganella был обнаружен новый фермент, отвечающий за аналогичные процессы.

Добавим, по результатам исследований были опубликованы статьи в журналах «Genome Announcement», «Microbiology», «Известия Российской академии наук», «Биоорганическая химия»

 

Фагорезистентность условно-патогенных бактерий кишечной микробиоты у детей с нарушениями микробиоценоза | Алексанина

1. Алексанина, Н.В. Динамика параметров микробиоценоза кишечника детей на протяжении первого года жизни в зависимости от характера вскармливания / Н.В. Алексанина, Т.И. Твердохлебова // Педиатрия им. Г.Н. Сперанского. – 2016. – Т. 95, № 1. – С. 156–158.

2. Микробиоценозы и здоровье человека / под ред. В.А. Алешкина, С.С. Афанасьева, М.И. Караулова. – М.: Династия, 2015. – 548 с.

3. Завгородняя, Е.Ф. Особенности пейзажа условно-патогенных бактерий в составе кишечной микробиоты детей в зависимости от возраста и средовых факторов / Е.Ф. Завгородняя // Педиатрия им Г.Н. Сперанского. – 2017. – Т. 96, № 6. – С. 81–87.

4. Егорова, С.А. Этиологическая значимость условно-патогенных энтеробактерий при острых кишечных заболеваниях и дисбиотических состояниях кишечника / С.А. Егорова, М.А. Макарова, Л.А. Кафтырева // Инфекция и иммунитет. – 2011. – Т.1, № 2. – С. 181–184. – DOI: https://dx.doi.org/10.15789/2220-7619-2011-2-181-184.

5. Козлова, Н.С. Чувствительность к антибиотикам штаммов Klebsiella pneumoniae, выделенных в многопрофильном стационаре / Н.С. Козлова, Н.Е. Баранцевич, Е.П. Баранцевич // Инфекция и иммунитет. – 2018. – Т.8, № 1. – С. 79–84. – DOI: https://doi.org/10/15789/2220-7619-2018-1-79-84.

6. Дроздова, О.М. Применение бактериофагов в эпидемиологической практике: взгляд через столетие / О.М. Дроздова, Е.Б. Брусина // Эпидемиология и инфекционные болезни. – 2010. – № 5. – С. 20–24.

7. Ворошилова, Н.Н. Эпидемиологическая и клиническая эффективность препаратов бактериофагов при лечении и профилактике инфекционных заболеваний / Н.Н. Ворошилова [и др.] // Материалы научной конференции «Создание и перспективы применения медицинских иммунобиологических препаратов». – Пермь, 2009. – С. 91–94.

8. Оришак, Е.А. Антибиотикорезистентность и фагорезистентность условно-патогенной микрофлоры при дисбактериозе толстого кишечника / Е.А. Оришак, А.Г. Бойцов, Л.Ю. Нилова // Эпидемиология, микробиология, инфекционные и паразитарные болезни. – 2008. – № 4 (29). – С. 167–170.

9. Алексанина, Н.В. Изучение чувствительности к бактериофагам условно-патогенных бактерий, выделенных от детей раннего возраста / Н.В, Алексанина // /Инфекция и иммунитет. – 2014. – Специальный выпуск. – С. 62–63.

10. Бондаренко, В.М. Микробиологическая диагностика дисбактериоза кишечника. Методические рекомендации / В.М. Бондаренко, В.Г. Лиходед. – М.: НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН, 2007. – 86 с.

11. Асланов, Б.И. Рациональное применение бактериофагов в лечебной и противоэпидемической практике : федеральные клинические рекомендации / Б.И. Асланов [и др.]. – М., 2014. – 39 с.

12. Печкуров, Д.В. Микробиота кишечника у детей : от профилактики нарушений становления к предупреждению неинфекционных заболеваний / Д.В. Печкуров [и др.] // Педиатрическая фармакология. – 2016. – Т.13, № 4. – С. 377–383. – DOI: https//dx.doi.org/10.15690/pf.v13i4.1611.

О выделении условно-патогенной культуры Enterobacter cloacae

Специалистами ФГБУ «Краснодарская МВЛ» при проведении бактериологического исследования фекалий морских свинок выделена условно-патогенная микрофлора: культура Enterobacter cloacae.

Enterobacter cloacae – бактерия, принадлежащая к семейству Enterobacteriaceae, роду Enterobacter, относится к условно-патогенной микрофлоре. Энтеробактерии распространены повсеместно, они могут обитать как в свободном состоянии (в реках, сточных водах, на поверхности растений), так и внутри организма человека и животных. Enterobacter cloacae относятся к сапрофитам, живущим на слизистой оболочке тонкого и толстого кишечника, в дистальных отделах пищеварительного тракта.

Энтеробактерии устойчивы к большинству дезинфицирующих средств, а также ко многим антибактериальным препаратам. Enterobacter cloacae не относятся к патогенной флоре, поэтому при нормальном состоянии организма они не представляют никакого вреда. Эти бактерии приобретают патогенность при сильном ослаблении организма. Заразиться можно только от человека или животного, фекально-оральным или алиментарным путём (при употреблении в пищу инфицированного мяса, молока, яиц). Ряд видов энтеробактера вызывают инфекционные заболевания почек и мочевыводящих путей (острый пиелонефрит, обострение хронического простатита), половых органов, респираторной системы, дисбиоз кишечника. Острые кишечные инфекции, обусловленные бактериями рода Enterobacter, протекают по типу энтерита или гастроэнтерита преимущественно в легкой и среднетяжелой формах. Начало заболевания постепенное с появления симптомов интоксикации и поражения желудочно-кишечного тракта.

Диагноз подтверждается результатами бактериологического и серологического обследования. В качестве исследуемого материала в лабораторию направляют пробу фекалий массой не менее 2-3 грамм в стерильной посуде с завинчивающейся крышкой до лечения антибактериальными препаратами.

Лечение заключается в применении антибактериальных с учетом чувствительности выделенного возбудителя.

Специалисты отдела бактериологии «Краснодарской МВЛ» готовы оказать содействие в проведении бактериологических исследований, а также подобрать наиболее чувствительные препараты к каждому возбудителю для своевременного проведения лечения животных.

 

Энтеробактерии

СТАЙЛАБ предлагает тест-системы для количественного и качественного анализа энтеробактерий в продуктах питания, окружающей среде и смывах с поверхностей микробиологическими методами.

Энтеробактерии (Enterobacteriaceae) – это семейство грамотрицательных палочек, в которое входят эшерихии, гафнии, клебсиеллы, иерсинии, сальмонеллы, шигеллы, энтеробактер, кронобактер, протеи (Proteus) и многие другие роды бактерий. Энтеробактерии обитают в растениях, воде и почве и в кишечнике человека и животных. Среди них есть как симбионты, так и условно-патогенные и патогенные организмы, вызывающие пищевые токсикоинфекции и некоторые другие заболевания. Содержание энтеробактерий в пищевых продуктах и воде является санитарным показателем, указывающим на вероятность фекального загрязнения.

Многие энтеробактерии вырабатывают разнообразные токсины, в том числе, липополисахаридный эндотоксин. Он является компонентом клеточной стенки бактерий. После их гибели это вещество высвобождается и попадает в организм, вызывая повышение температуры и снижение артериального давления. Инфекции, вызванные карбапенем-резистентными энтеробактериями, трудноизлечимы.

Энтеробактер (Enterobacter) – это факультативно-анаэробные палочковидные неспорообразующие бактерии. Среди них есть виды, вызывающие пищевые токсикоинфекции, а также заболевания мочевыводящих путей и дыхательной системы. Чаще всего эти организмы поражают людей с ослабленным иммунитетом. По некоторым предположениям, бактерии этого рода могут являться одной из причин ожирения. Энтеробактер являются колиформными бактериями. Микроорганизм Enterobacter sakazakii, содержание которого необходимо определять, к примеру, в адаптированных молочных смесях при обнаружении в них энтеробактерий, с 2007 года относят к роду Cronobacter.

Протеи (Proteus) – это подвижные палочковидные бактерии, которые помимо кишечника, обитают также в сточных водах и других богатых органикой средах, в том числе, в почве. Название этих бактерий отражает их способность менять характер роста при смене среды. Основными патогенами человека среди протеев являются три вида: Proteus vulgaris, Proteus mirabilis и Proteus penneri. Эти организмы способны вызывать пищевые токсикоинфекции, раневые инфекции, а также инфекции мочевыводящих путей и пиелонефриты. Иногда разложение протеями мочевины приводит к образованию камней в мочевыводящих путях. Поражение этими бактериями обычно связано с употреблением в пищу мясных, рыбных и яичных продуктов.

Иерсинии (Yersinia) – это споронеобразующие палочковидные бактерии, которые могут быть как подвижными, так и неподвижными. Исключением является Yersinia pestis – возбудитель чумы, который неподвижен и единственный из всех этих бактерий имеет капсулу. Основными хозяевами иерсиний являются животные, особенно грызуны.

Yersinia enterocolitica вызвает у людей иерсиниозы – пищевые токсикоинфекции, сопровождающиеся тяжелой диареей и иногда поражающие весь организм, что впоследствии приводит к артритам. В некоторых случаях заболевание принимает форму псевдоаппендицита. Чаще всего иерсиниозы возникают в результате употребления овощей или мяса, однако Y. enterocolitica встречается также в других пищевых продуктах и в воде. Yersinia pseudotuberculosis может быть причиной энтероколитов, однако значительно чаще эта бактерия вызывает воспаление брызжеечных лимфоузлов, маскирующееся под аппендицит.

Технический Регламент Таможенного Союза ТР ТС 021/2011 «О безопасности пищевой продукции» ограничивает содержание в продуктах бактерий родов Escherichia, Enterobacter, Proteus, Salmonella, Yersinia. С актуальной информацией можно ознакомиться на сайте compact24.com

Выделение энтеробактерий из проб осложняется тем, что обычно они загрязнены и другими микроорганизмами. В этом случае для анализа удобно использовать селективные среды, тест-салфетки и тест-подложки.

Литература

  1. О.К. Поздеев. Медицинская микробиология. Москва, ГЭОТАР-МЕД, 2001.
  2. Guentzel MN. Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, and Proteus. In: Barron’s Medical Microbiology (Barron S et al., eds.) (4th ed., 1996). Univ of Texas Medical Branch.
  3. Na Fei and Liping Zhao An opportunistic pathogen isolated from the gut of an obese human causes obesity in germfree mice The ISME Journal (2013) 7, 880–884
  4.  João P. S. Cabral. Review. Water Microbiology. Bacterial Pathogens and Water.  Int. J. Environ. Res. Public Health 2010, 7, 3657-3703

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

262728293031 

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus — Медицинская микробиология

Общие понятия

Клинические проявления

Роды Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, и Citrobacter (вместе называемые палочки кишечной палочки) и Proteus включает явные и условно-патогенные микроорганизмы ответственны за широкий спектр инфекций. Многие виды являются членами нормальная кишечная флора. кишечная палочка ( E coli ) является наиболее часто выделяемым организмом в клинических лаборатория.

Кишечные инфекции: E. coli является основным кишечным патогеном, особенно в развивающиеся страны. Основные группы этого организма, ответственные за кишечные заболевания включают классические энтеропатогенные серотипы (EPEC), энтеротоксигенный (ETEC), энтероинвазивный (EIEC), энтерогеморрагический (EHEC) и энтерогрегативные (ЕАЕС) штаммы, которые подробно описаны в главе 25.

Нозокомиальные инфекции: бациллы Coliform и Proteus в настоящее время вызывают 29 процентов внутрибольничных (внутрибольничных) инфекций в США.В порядке снижается частота, основными очагами нозокомиальной инфекции являются мочевыводящие пути. тракт, хирургические участки, кровоток и пневмонии. Эта группа внутрибольничных патогены ответственны за 46% мочевыводящих путей и 24% операционного поля. инфекции, 17% бактериемий и 30% пневмоний. E coli — главный нозокомиальный патоген.

Инфекции, приобретенные в обществе: E. coli является основной причиной инфекций мочевыводящих путей, в том числе простатит и пиелонефрит; Протей, Klebsiella, и Enterobacter также распространены. возбудители мочевыводящих путей. Proteus mirabilis — самый частый причина возникновения камней в почках, связанных с инфекцией. Klebsiella pneumoniae вызывает тяжелую пневмонию; K rhinoscleromatis причин риносклерома; и K ozaenae ассоциируется с озеной, атрофическое заболевание слизистой оболочки носа.

Структура, классификация и антигенные типы

Колиформные бактерии и Proteus являются грамотрицательными бактериями. Все роды кроме Klebsiella жгутиковые.Некоторые штаммы производят капсулы. Вирулентность часто зависит от наличия прикрепленных пилей (которые могут характеризоваться специфическими реакциями гемагглютинации). Половые пили также могут быть настоящее время. Основными классами антигенов, используемых для определения штаммов, являются H (жгутиковый), O (соматический) и K (капсульный).

Патогенез

E coli Энтеропатогены имеют различные механизмы развития болезни продукция, включающая различные токсины и факторы колонизации (см. гл. 25). Конкретные серотипы coliforms и Proteus с определенными факторами вирулентности часто предпочтительно заразить определенные внекишечные участки. E. coli бацилл в внекишечные инфекции содержат растворимые и связанные с клетками гемолизины, сидерофоры, капсулы и прилипание пилей.

Защита хозяина

Колиформ и Proteus видов редко вызывают внекишечные болезнь, если не нарушена защита хозяина. Нарушение нормального кишечная флора при лечении антибиотиками может позволить устойчивым внутрибольничным штаммам колонизировать или зарастать. Кожа и слизистые оболочки могут быть повреждены болезнью, травмой, операция, венозная катетеризация, интубация трахеи и др.Иммунодепрессивный терапия также увеличивает риск заражения.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций, вызываемых кишечной палочкой и Proteus , включает множество резервуаров и способов передачи. Инфекционный организм может быть эндогенный или экзогенный. Передача может быть прямой или косвенной; автомобили включают больничную еду и оборудование, внутривенные растворы и руки больничный персонал. Нозокомиальные штаммы постепенно колонизируют кишечник и глотки с увеличением продолжительности пребывания в больнице, что приводит к повышенному риску инфекции.

Диагноз

Клиническая картина зависит от локализации инфекции; диагноз полагается на культивирование организма и биохимическая и / или серологическая идентификация. А разнообразие фенотипов (т. е. биотипирование, серотипирование, антибиотики, бактериоцин и фаговое типирование) и генотипическое (например, плазмидный анализ, ПДРФ, риботипирование и ПЦР) используются для эпидемиологических исследований.

Контроль

Самый эффективный способ снизить передачу внутрибольничных организмов — для всех персонал больницы должен тщательно мыть руки после оказания помощи каждому пациенту.Вакцины и гипериммунные сыворотки в настоящее время недоступны. Различные антибиотики являются основой лечения; лекарственная устойчивость (часто множественная) из-за конъюгативные плазмиды представляют собой серьезную проблему.

Введение

Грамотрицательные палочки родов Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus () являются членами нормального кишечная флора людей и животных и может быть изолирована от различных источники окружающей среды. За исключением Proteus , они иногда собирательно именуются кишечными палочками из-за общих свойства, особенно способность большинства видов сбраживать сахар лактоза.

Таблица 26-1

Таксономия отдельных колиформных бацилл и протея в клинической практике у человека Образцы.

Многие из этих микроорганизмов раньше считались безвредными комменсалами. Сегодня они известно, что они несут ответственность за серьезные проблемы со здоровьем во всем мире. Ограниченное количество виды, в том числе E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae, S marcescens, и P mirabilis , несут ответственность за большинство инфекций, вызываемых этой группой организмов.В рост заболеваемости колиформами, Proteus и другими При болезнях грамотрицательных организмов частично отражается лучшее понимание их патогенный потенциал, но, что более важно, меняющаяся экология бактериального заболевания. Широкое распространение и зачастую неизбирательное применение антибиотиков привело к лекарственно-устойчивые грамотрицательные бациллы, которые легко приобретают множественную устойчивость через передачу плазмид лекарственной устойчивости (факторы R). Также развитие новые хирургические процедуры, технологии поддержки здоровья и терапевтические режимы предоставили новые входные двери и взломали многие средства защиты хоста.

Клинические проявления

В качестве условно-патогенных микроорганизмов колиформные бактерии и протей используют ослабленный хозяин защиты, чтобы колонизировать и вызвать различные болезненные состояния (). Вместе многие синдромы болезней, вызываемые эти организмы являются одними из самых распространенных инфекций у людей, требующих медицинских вмешательство.

Рисунок 26-1

Места колонизации и возникновения внекишечных заболеваний coliforms и Proteus.

Кишечные инфекции

Роль E coli как основного кишечного патогена, особенно в развивающихся странах подробно обсуждается в гл.25. Однако разные типы E coli , ассоциированных с кишечными инфекциями и классифицируемых на пять групп в соответствии с их вирулентными свойствами, кратко описаны здесь: энтеропатогенные (EPEC) серотипы в прошлом были связаны с серьезными вспышки диареи в яслях новорожденных в США. Они остаются важным причина острой детской диареи в развивающихся странах. Заболевание встречается редко в взрослые люди. Энтероинвазивные (EIEC) типы вызывают заболевание, напоминающее шигеллез. взрослые и дети.Энтеротоксигенные (ETEC) типы являются основной причиной диарея путешественников и детская диарея в развивающихся странах. Энтерогеморрагическая E. coli (EHEC) встречается в основном как единичный серотип (O157: H7), вызывающий спорадические случаи и вспышки геморрагического колита характеризуется кровавым поносом. EHEC также может вызывать гемолитико-уремический синдром. (HUS), сочетание гемолитической анемии, тромбоцитопении и острой почечной недостаточности. отказ. Энтероагрегативные (ЕАЕС) типы демонстрируют характерную совокупную характер приверженности и вызывают стойкий гастроэнтерит и диарею в младенцы и дети в развивающихся странах.

Нозокомиальные инфекции

Этиология внутрибольничных инфекций заметно изменилась за последние десятилетия. Стрептококки были основными внутрибольничными патогенами в доантибиотическую эру. Однако после введения и использования сульфаниламидов и пенициллина Золотистый стафилококк стал преобладающим возбудителем 1950-е гг. Аэробные грамотрицательные палочки получили известность как нозокомиальные патогены с широким применением аминогликозидов и цефалоспоринов первого поколения через начало 1970-х гг.Последующее повсеместное использование широкого спектра цефалоспорины были связаны с изменением частоты и этиологии внутрибольничные инфекции в 1980-е годы с тенденцией к определенным грамположительные возбудители. Например, при внутрибольничных инфекциях кровотока от С 1980 по 1989 год отмечен рост заболеваемости коагулазонегативными инфекциями. стафилококки, S. aureus , энтерококки и Candida albicans произошло случаев заражения.

Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за 29 процентов внутрибольничные (внутрибольничные) инфекции в США с 1990 г. по 1992 г. на основе данных больниц, участвующих в Национальном госпитале. Обследование инфекций (NNIS) ().Оценки внутрибольничных инфекций в больницах США показывают, что около 5% из примерно 40 миллионов ежегодных госпитализаций или 2 миллионов пациентов хотя бы одна внутрибольничная инфекция. Таким образом, кишечные палочки и Proteus вероятно несут ответственность за внутрибольничные инфекции примерно в 600 000 пациентов ежегодно. Помимо огромной стоимости человеческой жизни, нозокомиальные инфекции продлевают срок госпитализации в среднем на 4 дней и увеличить стоимость медицинского обслуживания на 4 доллара.5 миллиардов в год в 1992 году долларов.

Таблица 26-2

Частота отдельных патогенов, вызывающих нозокомиальные инфекции а .

Наибольшее количество нозокомиальных инфекций в ННИГ приходится на хирургические и медицинские услуги. Среди хирургических пациентов самые высокие показатели нозокомиальных инфекции возникают при операциях на желудке (21%) и кишечнике (19%), трепанациях черепа (18%), процедуры аортокоронарного шунтирования (11%) и другие кардиохирургические вмешательства (10%). Высокие показатели также наблюдаются с ожоговыми (15%) и детскими садами повышенного риска. пациенты (14%).В порядке убывания частоты основные узлы нозокомиальных инфекции мочевыводящих путей, хирургических участков, кровотока и нижних дыхательные пути. Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за для 46% инфекций мочевыводящих путей и 24% инфекций области хирургического вмешательства, 17% бактериемии и 30% пневмоний с 1990 по 1992 год. Escherichia coli , преобладающий внутрибольничный возбудитель, является основная причина инфекции мочевыводящих путей и часто встречается в других органах места. Золотистый стафилококк и Псевдомонады aeruginosa в настоящее время являются наиболее распространенными возбудителями внутрибольничных инфекций. pneumonias, за которыми следуют Enterobacter и Клебсиелла . Коагулазонегативные стафилококки заменили E coli как преобладающий патоген в первичном кровотоке инфекции. Основными причинами инфекций в области хирургического вмешательства являются S aureus , коагулазонегативные стафилококки и энтерококки.

Другие кишечные палочки и Proteus инкриминированы в различные внутрибольничные инфекции. Клебсиелла, Enterobacter, и Serratia — частые причины бактериемии в некоторых медицинских центрах, а также часто участвуют в инфекции, связанные с манипуляциями с дыхательными путями, такими как трахеостомия и процедуры с использованием зараженного оборудования для ингаляционной терапии. Klebsiella и Serratia 9000 8 видов обычно вызывают инфекции после внутривенной и мочевой катетеризации и инфекции, осложняющие ожоги. Proteus видов часто вызывают внутрибольничные инфекции мочевыводящих путей, хирургических ран и нижних отделов дыхательные пути.Реже видов Proteus вызывают бактериемия, чаще всего у пациентов пожилого возраста. Серия общенациональных вспышек бактериемия (1970–1971 и 1973 гг.), вызванная загрязненными коммерческими жидкостями для внутривенные инъекции с участием Enterobacter cloacae, Enterobacter aglomerans, и C. freundii.

Роль видов Citrobacter в заболеваниях человека не так велика как у других колиформ и Proteus . Citrobacter freundii и C diversus ( C koseri ) были выделяется преимущественно в качестве суперинфекционных агентов из мочевыводящих и респираторных органов. инфекции тракта. Citrobacter может возникнуть сепсис у пациентов с множеством предрасполагающих факторов; Citrobacter видов также вызывают менингит, сепсис и легочные инфекции у новорожденных и молодых дети. Неонатальный менингит, производимый C diversus , в то время как нечасто, связано с очень высокой частотой абсцессов головного мозга, смертью, и умственная отсталость у выживших. Хотя E coli и группа Стрептококки группы B вызывают большинство случаев неонатального менингита, наиболее частую причину абсцессы головного мозга при менингите новорожденных — P mirabilis .

У пациентов с ослабленным иммунитетом часто развиваются внебольничные инфекции с колиформные бактерии. Например, стрептококки группы B и E. coli являются отвечает за большинство случаев неонатального менингита, причем последний составляет примерно в 40 процентах случаев. Инфекции, наблюдаемые у онкологических больных с солидным опухоли или злокачественные заболевания крови часто вызываются E coli, Klebsiella, Serratia, и Enterobacter, виды . Такие инфекции часто имеют летальное течение.Лица с ослабленным иммунитетом терапией (например, онкологические пациенты или реципиенты трансплантата) или врожденным при дефектах иммунной системы возможно развитие клебсиелл, Инфекции Enterobacter и Serratia . Многие дополнительные факторы, такие как диабет, травма и хроническое заболевание легких, могут предрасполагают к заражению колиформными бактериями и другими микробами.

Инфекции, приобретенные в сообществе

Колиформные организмы и Proteus видов являются основными причинами заболевания, приобретенные вне стационара; многие из этих болезней в конечном итоге требуется госпитализация. Escherichia coli вызывает примерно 85 процентов случаев уретроцистита (инфицирование уретры и мочевого пузыря), около 80 процентов случаев хронического бактериального простатита и до 90 процентов случаев острого пиелонефрита (воспаление почечной лоханки и паренхима). Примерно у половины женщин были мочевыводящие пути. инфекция к 25 годам из-за кишечной палочки из их фекалий Флора. Proteus, Klebsiella и Enterobacter виды входят в число других организмов, наиболее часто участвующих в инфекция мочеиспускательного канала. Proteus , в частности P mirabilis , считается наиболее частой причиной камни в почках, связанные с инфекцией, одно из самых серьезных осложнений неразрешенная или рецидивирующая бактериурия.

Клебсиелла впервые была признана клинически возбудителем пневмония. Klebsiella pneumoniae составляет небольшую процент случаев пневмонии; однако значительный ущерб, нанесенный приводит к высокому уровню летальности (до 90% при отсутствии лечения пациенты). Klebsiella rhinoscleromatis является возбудителем риносклерома, хроническая деструктивная гранулематозная болезнь дыхательных путей тракт, эндемичный для Восточной Европы и Центральной Америки. Клебсиелла ozaenae , редкая причина серьезной инфекции, классически ассоциируется только с озеной, атрофией слизистой оболочки носа с слизисто-гнойные выделения, которые имеют тенденцию к высыханию, образуя корочки; однако недавние исследования указывают на то, что организм может вызывать различные другие заболевания, включая инфекции мочевыводящих путей, мягких тканей, среднего уха и крови.

Отличительные свойства

Структура и антигены

Обобщенная структура и антигенный состав кишечных палочек, а также по состоянию на Proteus и другие члены семейства Enterobacteriaceae , схематически изображены на. Более подробный рисунок структура представлена ​​в главе 2. Основные антигены колиформных бактерий обозначаются как H, K и O. антигены. Колиформные бактерии и Proteus делятся на серотипы. на основе комбинаций этих антигенов; разные серотипы могут иметь различные свойства вирулентности или могут преимущественно колонизировать и производить болезнь в особенности среды обитания тела.Детерминанты H-антигена жгутиковые. белки. Escherichia coli, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus являются перитрихозными. (т.е. у них есть жгутики, которые растут из многих мест на поверхности клетки). Klebsiella видов неподвижны, нефлагеллированы и таким образом, не имеют антигенов H.

Рисунок 26-2

Структура и антигенный состав колиформных бактерий и Proteus видов.

Некоторые штаммы кишечной палочки и Proteus имеют пили (фимбрии).Пили связаны с адгезионными свойствами и, в некоторых случаях, коррелирует с вирулентностью. Как правило, различные факторы колонизации пилиальных определяется как гемагглютинины, которые можно различить по типу агглютинация эритроцитов и чувствительность гемагглютинации к ингибирование сахарной маннозой. Половые пили, имеющие рецепторы для «Мужские» специфические бактериальные вирусы и генетически определяются внехромосомными плазмидами, важны в экологии кишечной палочки и в эпидемиологии болезней, вызываемых колиформными и Proteus видов в этом половом пиле участвуют в генетическом перенос спряжением (напр.g., хромосомно-опосредованный и плазмидно-опосредованный препарат факторы резистентности или вирулентности).

Основные поверхностные антигены

Антигены K (капсульные антигены) являются компонентами полисахаридных капсул. Некоторые антигены K (например, K88 и K99 из E coli ) подобны пилусам. белки. K-антигены часто блокируют агглютинацию специфической O-антисывороткой. В В прошлом антигены K обычно разделяли на группы A, L и B на в основе различий их лабильность; однако эти критерии с учетом трудностей, которые делают различие незначительным.Некоторые Citrobacter серотипов продуцируют антиген Vi (вирулентность), a K антиген также обнаружен в Salmonella typhi . Виды Proteus, Enterobacter, и Serratia очевидно, не имеют обычных антигенов К. Однако антигены K важны для патогенез некоторых колиформ. Рассеянный слой слизи переменной толщины (антиген M) также может продуцироваться, но, в отличие от антигенов K, он неспецифичен и серологически перекрестно реагирует между различными организмами.

Наружная мембрана стенки бактериальной клетки этих видов содержит рецепторы для бактериальных вирусов и бактериоцинов (кодируемых плазмидой, антибиотиков бактерицидные белки, называемые колицинами, в E coli , которые являются активными против одного и того же или близкородственных видов). Наружная мембрана также содержит липополисахарид (ЛПС), из которых липид A является эндотоксичным, а O (соматический) антиген специфичен к серотипу. Серологическая специфичность O антигенов основан на различиях в сахарных компонентах, их связях и наличие или отсутствие замещенных ацетильных групп.Потеря антигена O мутация приводит к плавному преобразованию, которое часто включает изменение типа колонии и агглютинации солевого раствора, а также потеря вирулентности. Некоторые штаммы P vulgaris (OX-19, OX-2 и OX-K) продуцируют O антигены, общие для некоторых риккетсий. Эти штаммы Proteus используются в тест на агглютинацию (тест Вейля-Феликса) на вырабатываемые сывороточные антитела против риккетсий групп сыпного тифа и пятнистой лихорадки (см. гл. 38).

Токсины

Энтеротоксигенные штаммы Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus также были изолирован от младенцев и детей с острым гастроэнтеритом.Энтеротоксины По крайней мере, некоторые из этих организмов относятся к термолабильным и термостойким типам и имеют другие общие свойства с токсинами E coli (см. Гл. 25). Тем не менее важность колиформных бактерий и Proteus, кроме E coli , в кишечные инфекции под вопросом

Патогенез

Процесс образования болезней колиформными бактериями во многих случаях плохо изучен. Продукция болезни колиформными бактериями или Proteus видов в внекишечные участки часто включают определенные серотипы организмов и особые факторы вирулентности.Например, инфекции дыхательных путей на К pneumoniae преимущественно связаны с капсульными типами 1 и 2, тогда как Инфекции мочевыводящих путей часто включают типы 8, 9, 10 и 24. Точно так же только несколько полисахаридные K антигены (типы 1, 2, 3, 5, 12 и 13) E coli с высокой частотой обнаруживаются в мочевыводящих путях и других внекишечных инфекциях. Эти наблюдения предполагают, что разные серотипы могут иметь специфические патогенность. Альтернативное объяснение состоит в том, что такие штаммы могут быть просто наиболее распространенные типы в нормальной кишечной флоре.

Имеются убедительные доказательства специфической патогенности штаммов E coli . вызывающие внекишечные инфекции (). Примерно 80 процентов изолятов E coli вовлеченные в неонатальный менингит, несут антиген K1, факт, который можно отнести на счет, по крайней мере, отчасти из-за более высокой устойчивости к фагоцитозу K1-положительных штаммов. Определенный O антигены (O7 и O18) обнаруживаются в комбинации с K1, обычно в штаммах, которые изолированы от случаев неонатальной бактериемии и менингита и демонстрируют повышенное устойчивость к бактерицидному действию сывороточного комплемента.Интересно, что E coli Антиген K1, состоящий из нейраминовой кислоты, проявляет иммунную перекрестная реактивность с капсулой полисахарида менингококка группы B.

Таблица 26-3

Факторы вирулентности E coli , изолируемые от Внекишечные инфекции.

Штаммы Escherichia coli , выделенные от внекишечных инфекций часто обладают рядом свойств, которые обычно не обнаруживаются у случайных фекальных изолятов. К ним относятся производство растворимых и связанных с клетками гемолизинов, колицина V плазмида, производство сидерофоров аэробактина и энтерохелина и специальных пилиальные антигены для прикрепления к клеткам-мишеням.Гемолизин убивает клетки-хозяева и делает железо более доступным, высвобождая связанное с гемоглобином железо из лизированных эритроцитов. Чтобы удалить железо из железосвязывающих белков хозяина (трансферрина и лактоферрина), E coli продуцирует сидерофоры обоих гидроксаматов. (аэробактин) и фенолятный (энтерохелин) типы. Обычные пили или пили 1-го типа могут служить посредником прилипание к клеткам мочевого пузыря; P-пили являются факторами вирулентности для штаммов, вызывающих пиелонефрит; S-пили, которые распознают O-связанные сиало-олигосахариды гликофорин А связаны с менингитом и инфекциями мочевыводящих путей.Определенный афимбриальные адгезии и белки внешней мембраны также были связаны с инфекция мочеиспускательного канала.

Фермент уреаза, производимый Proteus и, в меньшей степени, Klebsiella видов, как полагают, играют важную роль в образование мочевых камней, вызванных инфекцией. Уреаза гидролизует мочевину до аммиака. и диоксид углерода. Подщелачивание мочи аммиаком может вызвать образование магния. фосфат и фосфат кальция, чтобы стать перенасыщенными и кристаллизоваться из раствор с образованием соответственно струвитовых и апатитовых камней.Бактерии в камни могут быть невосприимчивыми к антимикробной терапии. Крупные камни могут мешать функция почек. Аммиак, производимый уреазной активностью, также может повредить пителий мочевыводящих путей.

За исключением случаев бактериемии и других системных инфекций, доказательств мало. этот эндотоксин играет роль в большинстве болезней, вызывающих кишечную палочку и Proteus . Люди с колиформной бактериемией проявляют многие из типичных эффектов эндотоксина, включая лихорадку, истощение комплемента, высвобождение медиаторов воспаления, молочный ацидоз, гипотензия, гипоперфузия жизненно важных органов, необратимый шок и смерть.

Защита хостов

Трудно переоценить тот факт, что колиформы (за исключением E coli в кишечные заболевания) и видов Proteus вряд ли вызовут болезнь кроме случаев, когда локальная или общая защита хоста каким-либо образом не дает сбоя. Нормальный желудочно-кишечная флора, которая включает E coli и, часто, другие колиформные бактерии и видов Proteus в небольшом количестве, важны в предотвращении болезней посредством бактериальной конкуренции. Длительная антибактериальная терапия ставит под угрозу этот защитный механизм, уменьшая чувствительные компоненты нормального флора, позволяющая колонизировать нозокомиальные колиформные штаммы или другие бактерии, или зарастать.

Организмы могут нарушать анатомические барьеры через ожоги третьей степени, язвы. ассоциированные с солидными опухолями кожи и слизистых оболочек, внутривенно катетеры, а также хирургические или инструментальные процедуры на желчных, желудочно-кишечных, и мочеполовые пути. Легкие могут быть повреждены инструментарием, как в интубация трахеи или даже аэрозолями из загрязненных небулайзеров или увлажнители, переносящие организмы в конечные альвеолы.

Введение кортикостероидов, лучевая терапия и повышенные уровни стероидов связанные с беременностью, как правило, снижают контроль хозяина над инфекциями (например,г., автор: угнетая иммунный ответ). Цитотоксические препараты также обладают иммунодепрессивным действием. Нейтропения, вызванная раком или лекарственными препаратами, является важным предрасполагающим фактором для бактериемия. Оживленные ткани или инородные тела могут быть источником организмов и может также защитить организмы от фагоцитов и антимикробных факторов.

Взаимодействие нескольких предрасполагающих факторов часто определяет клиническое течение и исход инфекции coliform или Proteus . Например, Смертность от бактериемии прогрессивно увеличивается, когда основное заболевание (например,г., рак или диабет) считается несмертельным, в конечном итоге со смертельным исходом (смерть в течение 5 лет), или со смертельным исходом (смерть в течение 1 года). Точно так же инфекции coliform и Proteus обычно более тяжелые у очень старых и очень молодых.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций кишечной палочки и Proteus сложна и включает несколько резервуаров и способов передачи. Клебсиелла, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus виды живут в воде, почве и иногда в пище и во многих случаях являются частью кишечная флора человека и животных. Escherichia coli — это считается не свободным, и его присутствие в пробах окружающей среды было взято как указание на недавнее фекальное заражение. Фактически качество воды определяется наличие быстрой ферментации лактозы E coli, Klebsiella , и Enterobacter (количество колиформ ) и E coli (подсчет фекальных колиформных бактерий) с использованием специальных селективных сред.

Coliform и Proteus , вызывающие инфекцию, могут быть экзогенными или эндогенный.Хотя большинство внутрибольничных инфекций возникает из-за эндогенной флоры, исследования госпитализированных взрослых и младенцев показали, что кишечник прогрессивно заселяются нозокомиальными колиформными бактериями с увеличением длины госпитализация. Пациенты, получающие лечение антибиотиками, тяжелобольные и (вероятно) младенцы с большей вероятностью будут колонизированы, и другие места колонизации такие как нос и горло могут быть важны для таких пациентов. Колонизированные пациенты имеют более высокий риск внутрибольничной инфекции, чем пациенты, которые не колонизированы.

Бактерии могут передаваться косвенно через различные транспортные средства или при прямом контакте. А различные транспортные средства были причастны к распространению внутрибольничных патогенов. Для Например, Klebsiella, Enterobacter и Serratia . все виды были восстановлены в большом количестве из больничной пищи, особенно салаты, основным источником которых является больничная кухня. Вспышка мочеиспускания инфекции тракта, вызванные множественной лекарственной устойчивостью S marcescens . связанных с загрязненными контейнерами для измерения мочи и уринометрами.Серьезный вспышки или отдельные случаи бактериемии, вызванной колиформными бактериями, были связаны с внешним загрязнением внутривенных жидкостей или колпачков во время производства и при внешнем загрязнении внутривенных жидкостей и наборов для введения в больничная среда. Другие медицинские устройства и лекарства использовались в качестве транспортных средств. для распространения внутрибольничных возбудителей. Иногда передача может происходить через сотрудники больницы, которые колонизированы внутрибольничными патогенами в прямая кишка или влагалище или на руках; Однако пассивное ношение на руках медицинских персонал представляет собой основной способ передачи.

Некоторые свойства колиформных бактерий могут иметь важное значение в эпидемиологии внутрибольничные инфекции. Колиформные бактерии, кроме E coli часто встречаются в водопроводной воде или даже в дистиллированной или деионизированной воде. Они могут сохраняются или активно размножаются в воде, связанной с респираторной терапией или оборудование для гемодиализа. клебсиелла, энтеробактер и Serratia видов, например Pseudomonas видов, может проявлять повышенную устойчивость к антисептикам и дезинфицирующим средствам.Та же группа колиформные бактерии обладают избирательной способностью по сравнению с другими распространенными внутрибольничными патогенами (включая E. coli, виды Proteus, Pseudomonas aeruginosa, и стафилококков ) для быстрого размножения при комнатной температуре в коммерческие парентеральные жидкости, содержащие глюкозу.

Диагноз

Поскольку колиформные бактерии и Proteus могут вызывать многие типы инфекций, клинические симптомы редко позволяют поставить диагноз. Культивирование и лаборатория обычно требуется идентификация.Избранные характеристики, которые полезны в дифференциация кишечной палочки и видов Proteus , обнаруженных в клинические образцы человека показаны в. У организмов простые потребности в питании, и они хорошо растут на умеренно селективные среды, обычно используемые для членов Enterobacteriaceae , но не на некоторых умеренно и высоко селективная кишечная среда для посева ( Salmonella-Shigella , висмут сульфит и бриллиантовый зеленый агар). Внекишечные образцы, такие как моча, гнойный материал из ран или абсцессов, мокрота и отложения спинномозговой жидкость для изоляции следует высеять на кровяной агар и на дифференциальную среду, такую ​​как МакКонки или агар с эозин-метиленовым синим.Находка более 10 5 микроорганизмов / мл в чистой выделенной промежуточной моче часто принимают за «Значительная бактериурия». Однако при острой симптоматике самок и с другими типами образцов (т. е. с образцами, полученными путем катетеризации). или надлобковая аспирация) от любого пола, более подходящий порог, особенно при наличии гноя и отсутствии эпителиальных клеток, может быть более 10 2 колоний известного уропатогена / мл. Потому что моча — это хорошая питательная среда для многих микробов, образцы следует хранить в холодильнике (4 ° C) если доставка в лабораторию задерживается более чем на 30 минут, кроме случаев, когда моча транспортная тара с консервантом.

Таблица 26-4

Дифференциация колиформных бацилл и Proteus , обнаруженных в Клинические образцы человека.

Выделение некоторых видов колиформ или Proteus из фекалий образцы могут быть облегчены добавлением умеренно селективной среды, такой как ксилоза-лизин-дезоксихолат (XLD) или кишечный агар Hektoen. Использование тетратионата или селенитовый бульон для обогащения энтеротоксигенных штаммов из кала не рекомендуется, потому что обе среды подавляют различные роды колиформ.Сильный ( E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes ) и иногда медленное или слабое ( Serratia, Citrobacter ) брожение лактозы coliforms образуют характерные пигментированные колонии на среде для кишечного посева. А Отличительной особенностью видов Proteus является их склонность к роятся по поверхности большинства гальванических материалов, изолируя другие организмов в смешанных культурах сложно. Рой выглядит как стремительный рост. растекающаяся тонкая пленка, иногда с изменяющимся рисунком завихрений и полос.Сорбитол Агар МакКонки полезен для скрининга EHEC (обычно E. coli O157: H7), на которых сорбитол-отрицательные колонии не пигментированы и считаются подозрительно для организма. Если только врач специально не потребует, чтобы лабораторные исследования на предмет возможности использования E coli в качестве энтеропатогена, тесты на патогенные штаммы, включая тесты на токсины, серотипирование и серогруппу, не будет сделано.

При подозрении на бактериемию реплицируйте флаконы (один культивированный аэробно, другое анаэробно), содержащее от 25 до 100 мл соответствующей среды с антикоагулянт (например,g., полианэтолесульфонат натрия) инокулируют 10 мл порции крови. Обычно необходимо взять несколько образцов, прежде чем и после начала антибактериальной терапии. Важно брать образцы после лечение антибиотиками начинается так, чтобы можно было распознать терапевтическую неудачу, пока бактериемия все еще может быть исправлена ​​более агрессивной медицинской или хирургической лечение.

Все виды колиформ и Proteus грамотрицательны, факультативные анаэробные, неспорообразующие стержни, которые обычно подвижны, за исключением Клебсиелла , неподвижная.Тест на оксидазу отрицательный, а нитраты восстанавливаются до нитритов. Proteus видов и все колиформные ферменты сбраживают глюкозу, но ферментация других углеводов варьируется. Лактоза обычно быстро ферментируется Escherichia, Klebsiella и некоторыми Enterobacter видов и медленнее Citrobacter и некоторых Serratia видов. Proteus , в отличие от кишечной палочки, дезаминирует фенилаланин до фенилпировиноградной кислоты и не ферментирует лактоза.Обычно Proteus быстро дает положительный результат на уреазу. Некоторые виды Klebsiella, Enterobacter и Serratia дает положительную реакцию уреазы, но они делают это медленнее. Батарея тестов по биохимическим свойствам требуется для выявления колиформных и Proteus до видового уровня. Системы коммерческой идентификации в настоящее время широко используются в большинстве клинических лабораторий США и состоят из «Наборы» или миниатюрные биохимические тесты, считываемые вручную (е.g., API-20E и BBL Crystal) или автоматически (например, Vitek или MicroSCAN).

Колиформные бактерии характеризуются большим антигенным разнообразием, обусловленным различными комбинации специфических антигенов H, K и O. Например, примерно 50 H, 90 K и антигены 160 O были идентифицированы среди различных штаммов E coli . Напротив, Klebsiella без антигенов H имеет 10 O антигенов и примерно 80 K антигенов. Серологическая идентификация колиформ и видов Proteus , обычно в справочных лабораториях, является чрезвычайно важным эпидемиологическим инструментом.Точно так же и другие методы фенотирования включая биотипирование (биохимические профили), антибиотики (образцы устойчивости к антимикробные агенты), а также бактериоциновое и фаговое типирование широко используются в эпидемиологические исследования, особенно полирезистентных изолятов колиформ и Протей. В последнее время такие методы генотипирования, как плазмидные профили (определяемые электрофорез в агарозном геле), ПДРФ (полиморфизм связи рестрикционных фрагментов) всего ДНК, гель-электрофорез в импульсном поле, целевой анализ полиморфизма ДНК, риботип и произвольно примированный ПЦР (полимеразная цепная реакция) были использованы в эпидемиологические исследования.При внутрибольничных инфекциях, например, то же самое или небольшое количество серологических или плазмидных типов предполагает наличие единственного источника инфекции. В обнаружение нескольких серотипов или плазмидных профилей предполагает наличие нескольких источников инфекция или эндогенные инфекции.

Контроль

Профилактика инфекций кишечной палочки и Proteus , особенно инфекций то, что приобретено в больнице, сложно и, возможно, невозможно. Очистка сточных вод, очистка воды, надлежащая гигиена и другие методы борьбы с кишечными патогенами снизит заболеваемость энтеропатогенами E coli .Однако эти меры контроля редко доступны в менее развитых регионах мира. Кормление грудью — эффективное средство ограничения вспышек энтеропогенов в младенцы. Комитеты агрессивного инфекционного контроля в больницах могут многое сделать для сокращения внутрибольничные инфекции посредством выявления и контроля предрасполагающих факторов, образование и обучение персонала больниц и ограниченный микробиологический надзор. За исключением расследований потенциальных вспышек, планового культивирования персонала, пациентам и окружающей среде не гарантируется.Выборочная дезактивация пищеварительный тракт с подходящей неабсорбируемой антимикробной схемой может быть полезен во время вспышек, вызванных внутрибольничными колиформными бактериями и Proteus . Тщательное мытье рук после каждого контакта пациента с высокоэффективным средством снижение передачи внутрибольничных патогенов () в некоторых больницах выполняется нечасто или плохо персонал. В исследовании, проведенном в отделении интенсивной терапии после образовательного кампании о важности мытья рук, соблюдение было 17 процентов для врачей, 100 процентов для медсестер, 82 процентов для техников-респираторов и 88 процентов на персонал диагностических служб.

Рисунок 26-3

Основные пути передачи и предотвращение распространения внутрибольничных инфекций. возбудители.

Активная или пассивная иммунизация против колиформных бактерий и видов Proteus не допускается. практиковался. Однако вакцины или гипериммунные сыворотки от шести распространенных грамотрицательных патогены ( E coli, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Pseudomonas aeruginosa, и Proteus ), вероятно, будет иметь влияние на заболеваемость и смертность от внутрибольничных инфекций. В ходе судебного разбирательства Смертность заметно снизилась в группе пациентов с грамотрицательной бактериемией. которым давали антисыворотку против мутанта E coli с открытое липополисахаридное ядро.

Ампициллин, сульфаниламиды, цефалоспорины, тетрациклин, триметоприм-сульфаметоксазол, налидиксовая кислота, ципротлоксацин и нитрофурантоин были полезны при лечении инфекций мочевыводящих путей, вызванных колиформными бактериями и протеем разновидность. Гентамицин, амикацин, тобрамицин, тикарциллин / клавулат, имипенем, азтреонам, и различные цефалоспорины третьего поколения могут быть эффективны при системные инфекции; однако лабораторные тесты на лекарственную чувствительность существенный. Например, устойчивость E coli к ампициллину и цефалоспоринов первого поколения быстро растет до такой степени, что они не могут дольше считаться основными препаратами выбора при эмпирическом лечении мочевыводящих путей инфекции.Аналогичным образом, появление колиформных бактерий с хромосомными или плазмидными кодировками. Активность B-лактамазы расширенного спектра вызывает глобальные проблемы с устойчивостью к цефалоспорины третьего поколения. Некоторые колиформные бактерии обладают множественной устойчивостью из-за наличие плазмид R, передаваемых конъюгацией. Плазмиды конъюгативной резистентности допускают передачу генов устойчивости между видами и родами, которые обычно не обменять хромосомную ДНК (гл. 5). В в некоторых случаях для разрешения инфекции может потребоваться дренирование абсцессов или других Хирургическое вмешательство.

Меры, обычно используемые для борьбы с эпидемиями грамотрицательных бактерий, устойчивых к антибиотикам бациллы включали: (1) закрытие отделения для новых приемов до контроля над вспышка продолжается; (2) усиление практики мытья рук; (3) платье и перчатка изоляция, часто сочетающаяся с изоляцией больных в отдельные кварталы; и (4) ограничение использования антибиотика, к которому устойчивый клон-нарушитель.

Каталожные номера

  1. Beck-Sague C, Villarino E, Giuliano D.и другие. Инфекционные заболевания и смерть жителей домов престарелых: результаты наблюдения в 13 домах престарелых. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 494. [PubMed: 7

    3]
  2. Bergeron MG. Лечение пиелонефрита у взрослых. Med Clin North Amer. 1995; 79: 619. [PubMed: 7752732]
  3. Bingen, E: Применение молекулярных методов для эпидемиологические исследования внутрибольничных инфекций в педиатрической больнице. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol 15, 1994. [PubMed: 7

    2]
  4. Bodey, GP, Elting LS, Rodriguez S, Hernandez M.Бактериемия клебсиелл: 10-летний обзор рака учреждение. Рак. 1989; 64: 2368. [PubMed: 2804929]
  5. Brun-Buisson C, Legrand, P Могут ли местные и невсасывающиеся противомикробные препараты предотвращать перекрестную передача резистентных штаммов в отделениях интенсивной терапии? Инфекционный контроль Hosp Epdemiol. 1994; 15: 447. [PubMed: 76]
  6. Конли Дж. М., Хилл С., Росс Дж. И др. Практика мытья рук в отделении интенсивной терапии: последствия образовательная программа и ее связь с инфекцией ставки. Am J Infect Control.1989; 17: 330. [PubMed: 25

    ]
  7. Фоксман Б., Чжан Л., Палин К. и др. Характеристики бактериальной вирулентности Escherichia coli из впервые выявленных мочевых путей инфекция. Заразить Dis. 1995; 171: 1514. [PubMed: 7769286]
  8. Гордон М.С., Хэнкинс GDV. Инфекции мочевыводящих путей и беременность. Comp Ther. 1989; 15: 52. [PubMed: 2676334]
  9. Джонсон-младший, Штамм, WE. Инфекции мочевыводящих путей у женщин: диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 111: 906.[PubMed: 2683922]
  10. Horan TC, Калвер DH. и другие. Нозокомиальные инфекции у хирургических пациентов в США, Январь 1986 г. — июнь 1992 г. Инфекционная больница, эпидемиол. 1993; 14: 73. [PubMed: 8440883]
  11. Липский Б.А. Инфекции мочевыводящих путей у мужчин: эпидемиология, патофизиология, диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 110: 138. [PubMed: 2462391]
  12. Маршалл Дж. К., Кристу Н. В., Хорн Р., Микинс Дж. Л.. Микробиология полиорганной недостаточности: проксимальная Желудочно-кишечный тракт как скрытый резервуар патогенов.Arch Surg. 1988; 123: 309. [PubMed: 3341911]
  13. Mobley HLT, Chippendale GR. Производство гемагглютинина, уреазы и гемолизина Proteus mirabilis . J Infect Dis. 1990; 161: 525. [PubMed: 2179424]
  14. Morris JG, Lin FYC, Morrison CB. и другие. Молекулярная эпидемиология неонатального менингита, вызванного: Citrobacter diversus: исследование изолятов из больницы в Мэриленде. J Infect Dis. 1986; 154: 409. [PubMed: 3734491]
  15. Nyström B. Влияние мытья рук на смертность в отделениях интенсивной терапии: обследование доказательств.Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 435. [PubMed: 73]
  16. Сайто Х., Элтинг Л., Бодей Г.П., Берки П. Бактериемия Серратия: обзор 118 случаев. Rev Infect Dis. 1989; 11: 912. [PubMed: 2602776]
  17. Schaberg, DR, Culver, DH, Gaynes, RP Основные тенденции микробной этиологии нозокомиального инфекция. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 72S. [PubMed: 15]
  18. Stamm, WE Катетер-ассоциированные инфекции мочевыводящих путей: эпидемиология, патогенез и профилактика. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 65S.[PubMed: 14]
  19. Toltzis P, Blumer JL. Устойчивые к антибиотикам грамотрицательные бактерии в отделениях интенсивной терапии параметр. Педиатрическая клиника Северной Америки. 1995; 42: 687. [PubMed: 7761147]
  20. van Saene HKF, Nunn AJ. и другие. Точка зрения: выживаемость за счет выборочной дезактивации пищеварительный тракт (SDD). Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 443. [PubMed: 75]

Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, and Proteus — Медицинская микробиология

Общие концепции

Клинические проявления

Роды Escherichia, Klebsiella и Enterobacteria, Klebsiella, , Enter. Citrobacter (вместе называемые палочки кишечной палочки) и Proteus включает явные и условно-патогенные микроорганизмы ответственны за широкий спектр инфекций.Многие виды являются членами нормальная кишечная флора. кишечная палочка ( E coli ) является наиболее часто выделяемым организмом в клинических лаборатория.

Кишечные инфекции: E. coli является основным кишечным патогеном, особенно в развивающиеся страны. Основные группы этого организма, ответственные за кишечные заболевания включают классические энтеропатогенные серотипы (EPEC), энтеротоксигенный (ETEC), энтероинвазивный (EIEC), энтерогеморрагический (EHEC) и энтерогрегативные (ЕАЕС) штаммы, которые подробно описаны в главе 25.

Нозокомиальные инфекции: бациллы Coliform и Proteus в настоящее время вызывают 29 процентов внутрибольничных (внутрибольничных) инфекций в США. В порядке снижается частота, основными очагами нозокомиальной инфекции являются мочевыводящие пути. тракт, хирургические участки, кровоток и пневмонии. Эта группа внутрибольничных патогены ответственны за 46% мочевыводящих путей и 24% операционного поля. инфекции, 17% бактериемий и 30% пневмоний. E coli — главный нозокомиальный патоген.

Инфекции, приобретенные в обществе: E. coli является основной причиной инфекций мочевыводящих путей, в том числе простатит и пиелонефрит; Протей, Klebsiella, и Enterobacter также распространены. возбудители мочевыводящих путей. Proteus mirabilis — самый частый причина возникновения камней в почках, связанных с инфекцией. Klebsiella pneumoniae вызывает тяжелую пневмонию; K rhinoscleromatis причин риносклерома; и K ozaenae ассоциируется с озеной, атрофическое заболевание слизистой оболочки носа.

Структура, классификация и антигенные типы

Колиформные бактерии и Proteus являются грамотрицательными бактериями. Все роды кроме Klebsiella жгутиковые. Некоторые штаммы производят капсулы. Вирулентность часто зависит от наличия прикрепленных пилей (которые могут характеризоваться специфическими реакциями гемагглютинации). Половые пили также могут быть настоящее время. Основными классами антигенов, используемых для определения штаммов, являются H (жгутиковый), O (соматический) и K (капсульный).

Патогенез

E coli Энтеропатогены имеют различные механизмы развития болезни продукция, включающая различные токсины и факторы колонизации (см. гл.25). Конкретные серотипы coliforms и Proteus с определенными факторами вирулентности часто предпочтительно заразить определенные внекишечные участки. E. coli бацилл в внекишечные инфекции содержат растворимые и связанные с клетками гемолизины, сидерофоры, капсулы и прилипание пилей.

Защита хозяина

Колиформ и Proteus видов редко вызывают внекишечные болезнь, если не нарушена защита хозяина. Нарушение нормального кишечная флора при лечении антибиотиками может позволить устойчивым внутрибольничным штаммам колонизировать или зарастать.Кожа и слизистые оболочки могут быть повреждены болезнью, травмой, операция, венозная катетеризация, интубация трахеи и т. д. Иммуносупрессивные терапия также увеличивает риск заражения.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций, вызываемых кишечной палочкой и Proteus , включает множество резервуаров и способов передачи. Инфекционный организм может быть эндогенный или экзогенный. Передача может быть прямой или косвенной; автомобили включают больничную еду и оборудование, внутривенные растворы и руки больничный персонал.Нозокомиальные штаммы постепенно колонизируют кишечник и глотки с увеличением продолжительности пребывания в больнице, что приводит к повышенному риску инфекции.

Диагноз

Клиническая картина зависит от локализации инфекции; диагноз полагается на культивирование организма и биохимическая и / или серологическая идентификация. А разнообразие фенотипов (т. е. биотипирование, серотипирование, антибиотики, бактериоцин и фаговое типирование) и генотипическое (например, плазмидный анализ, ПДРФ, риботипирование и ПЦР) используются для эпидемиологических исследований.

Контроль

Самый эффективный способ снизить передачу внутрибольничных организмов — для всех персонал больницы должен тщательно мыть руки после оказания помощи каждому пациенту. Вакцины и гипериммунные сыворотки в настоящее время недоступны. Различные антибиотики являются основой лечения; лекарственная устойчивость (часто множественная) из-за конъюгативные плазмиды представляют собой серьезную проблему.

Введение

Грамотрицательные палочки родов Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus () являются членами нормального кишечная флора людей и животных и может быть изолирована от различных источники окружающей среды.За исключением Proteus , они иногда собирательно именуются кишечными палочками из-за общих свойства, особенно способность большинства видов сбраживать сахар лактоза.

Таблица 26-1

Таксономия отдельных колиформных бацилл и протея в клинической практике у человека Образцы.

Многие из этих микроорганизмов раньше считались безвредными комменсалами. Сегодня они известно, что они несут ответственность за серьезные проблемы со здоровьем во всем мире. Ограниченное количество виды, в том числе E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae, S marcescens, и P mirabilis , несут ответственность за большинство инфекций, вызываемых этой группой организмов.В рост заболеваемости колиформами, Proteus и другими При болезнях грамотрицательных организмов частично отражается лучшее понимание их патогенный потенциал, но, что более важно, меняющаяся экология бактериального заболевания. Широкое распространение и зачастую неизбирательное применение антибиотиков привело к лекарственно-устойчивые грамотрицательные бациллы, которые легко приобретают множественную устойчивость через передачу плазмид лекарственной устойчивости (факторы R). Также развитие новые хирургические процедуры, технологии поддержки здоровья и терапевтические режимы предоставили новые входные двери и взломали многие средства защиты хоста.

Клинические проявления

В качестве условно-патогенных микроорганизмов колиформные бактерии и протей используют ослабленный хозяин защиты, чтобы колонизировать и вызвать различные болезненные состояния (). Вместе многие синдромы болезней, вызываемые эти организмы являются одними из самых распространенных инфекций у людей, требующих медицинских вмешательство.

Рисунок 26-1

Места колонизации и возникновения внекишечных заболеваний coliforms и Proteus.

Кишечные инфекции

Роль E coli как основного кишечного патогена, особенно в развивающихся странах подробно обсуждается в гл.25. Однако разные типы E coli , ассоциированных с кишечными инфекциями и классифицируемых на пять групп в соответствии с их вирулентными свойствами, кратко описаны здесь: энтеропатогенные (EPEC) серотипы в прошлом были связаны с серьезными вспышки диареи в яслях новорожденных в США. Они остаются важным причина острой детской диареи в развивающихся странах. Заболевание встречается редко в взрослые люди. Энтероинвазивные (EIEC) типы вызывают заболевание, напоминающее шигеллез. взрослые и дети.Энтеротоксигенные (ETEC) типы являются основной причиной диарея путешественников и детская диарея в развивающихся странах. Энтерогеморрагическая E. coli (EHEC) встречается в основном как единичный серотип (O157: H7), вызывающий спорадические случаи и вспышки геморрагического колита характеризуется кровавым поносом. EHEC также может вызывать гемолитико-уремический синдром. (HUS), сочетание гемолитической анемии, тромбоцитопении и острой почечной недостаточности. отказ. Энтероагрегативные (ЕАЕС) типы демонстрируют характерную совокупную характер приверженности и вызывают стойкий гастроэнтерит и диарею в младенцы и дети в развивающихся странах.

Нозокомиальные инфекции

Этиология внутрибольничных инфекций заметно изменилась за последние десятилетия. Стрептококки были основными внутрибольничными патогенами в доантибиотическую эру. Однако после введения и использования сульфаниламидов и пенициллина Золотистый стафилококк стал преобладающим возбудителем 1950-е гг. Аэробные грамотрицательные палочки получили известность как нозокомиальные патогены с широким применением аминогликозидов и цефалоспоринов первого поколения через начало 1970-х гг.Последующее повсеместное использование широкого спектра цефалоспорины были связаны с изменением частоты и этиологии внутрибольничные инфекции в 1980-е годы с тенденцией к определенным грамположительные возбудители. Например, при внутрибольничных инфекциях кровотока от С 1980 по 1989 год отмечен рост заболеваемости коагулазонегативными инфекциями. стафилококки, S. aureus , энтерококки и Candida albicans произошло случаев заражения.

Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за 29 процентов внутрибольничные (внутрибольничные) инфекции в США с 1990 г. по 1992 г. на основе данных больниц, участвующих в Национальном госпитале. Обследование инфекций (NNIS) ().Оценки внутрибольничных инфекций в больницах США показывают, что около 5% из примерно 40 миллионов ежегодных госпитализаций или 2 миллионов пациентов хотя бы одна внутрибольничная инфекция. Таким образом, кишечные палочки и Proteus вероятно несут ответственность за внутрибольничные инфекции примерно в 600 000 пациентов ежегодно. Помимо огромной стоимости человеческой жизни, нозокомиальные инфекции продлевают срок госпитализации в среднем на 4 дней и увеличить стоимость медицинского обслуживания на 4 доллара.5 миллиардов в год в 1992 году долларов.

Таблица 26-2

Частота отдельных патогенов, вызывающих нозокомиальные инфекции а .

Наибольшее количество нозокомиальных инфекций в ННИГ приходится на хирургические и медицинские услуги. Среди хирургических пациентов самые высокие показатели нозокомиальных инфекции возникают при операциях на желудке (21%) и кишечнике (19%), трепанациях черепа (18%), процедуры аортокоронарного шунтирования (11%) и другие кардиохирургические вмешательства (10%). Высокие показатели также наблюдаются с ожоговыми (15%) и детскими садами повышенного риска. пациенты (14%).В порядке убывания частоты основные узлы нозокомиальных инфекции мочевыводящих путей, хирургических участков, кровотока и нижних дыхательные пути. Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за для 46% инфекций мочевыводящих путей и 24% инфекций области хирургического вмешательства, 17% бактериемии и 30% пневмоний с 1990 по 1992 год. Escherichia coli , преобладающий внутрибольничный возбудитель, является основная причина инфекции мочевыводящих путей и часто встречается в других органах места. Золотистый стафилококк и Псевдомонады aeruginosa в настоящее время являются наиболее распространенными возбудителями внутрибольничных инфекций. pneumonias, за которыми следуют Enterobacter и Клебсиелла . Коагулазонегативные стафилококки заменили E coli как преобладающий патоген в первичном кровотоке инфекции. Основными причинами инфекций в области хирургического вмешательства являются S aureus , коагулазонегативные стафилококки и энтерококки.

Другие кишечные палочки и Proteus инкриминированы в различные внутрибольничные инфекции. Клебсиелла, Enterobacter, и Serratia — частые причины бактериемии в некоторых медицинских центрах, а также часто участвуют в инфекции, связанные с манипуляциями с дыхательными путями, такими как трахеостомия и процедуры с использованием зараженного оборудования для ингаляционной терапии. Klebsiella и Serratia 9000 8 видов обычно вызывают инфекции после внутривенной и мочевой катетеризации и инфекции, осложняющие ожоги. Proteus видов часто вызывают внутрибольничные инфекции мочевыводящих путей, хирургических ран и нижних отделов дыхательные пути.Реже видов Proteus вызывают бактериемия, чаще всего у пациентов пожилого возраста. Серия общенациональных вспышек бактериемия (1970–1971 и 1973 гг.), вызванная загрязненными коммерческими жидкостями для внутривенные инъекции с участием Enterobacter cloacae, Enterobacter aglomerans, и C. freundii.

Роль видов Citrobacter в заболеваниях человека не так велика как у других колиформ и Proteus . Citrobacter freundii и C diversus ( C koseri ) были выделяется преимущественно в качестве суперинфекционных агентов из мочевыводящих и респираторных органов. инфекции тракта. Citrobacter может возникнуть сепсис у пациентов с множеством предрасполагающих факторов; Citrobacter видов также вызывают менингит, сепсис и легочные инфекции у новорожденных и молодых дети. Неонатальный менингит, производимый C diversus , в то время как нечасто, связано с очень высокой частотой абсцессов головного мозга, смертью, и умственная отсталость у выживших. Хотя E coli и группа Стрептококки группы B вызывают большинство случаев неонатального менингита, наиболее частую причину абсцессы головного мозга при менингите новорожденных — P mirabilis .

У пациентов с ослабленным иммунитетом часто развиваются внебольничные инфекции с колиформные бактерии. Например, стрептококки группы B и E. coli являются отвечает за большинство случаев неонатального менингита, причем последний составляет примерно в 40 процентах случаев. Инфекции, наблюдаемые у онкологических больных с солидным опухоли или злокачественные заболевания крови часто вызываются E coli, Klebsiella, Serratia, и Enterobacter, виды . Такие инфекции часто имеют летальное течение.Лица с ослабленным иммунитетом терапией (например, онкологические пациенты или реципиенты трансплантата) или врожденным при дефектах иммунной системы возможно развитие клебсиелл, Инфекции Enterobacter и Serratia . Многие дополнительные факторы, такие как диабет, травма и хроническое заболевание легких, могут предрасполагают к заражению колиформными бактериями и другими микробами.

Инфекции, приобретенные в сообществе

Колиформные организмы и Proteus видов являются основными причинами заболевания, приобретенные вне стационара; многие из этих болезней в конечном итоге требуется госпитализация. Escherichia coli вызывает примерно 85 процентов случаев уретроцистита (инфицирование уретры и мочевого пузыря), около 80 процентов случаев хронического бактериального простатита и до 90 процентов случаев острого пиелонефрита (воспаление почечной лоханки и паренхима). Примерно у половины женщин были мочевыводящие пути. инфекция к 25 годам из-за кишечной палочки из их фекалий Флора. Proteus, Klebsiella и Enterobacter виды входят в число других организмов, наиболее часто участвующих в инфекция мочеиспускательного канала. Proteus , в частности P mirabilis , считается наиболее частой причиной камни в почках, связанные с инфекцией, одно из самых серьезных осложнений неразрешенная или рецидивирующая бактериурия.

Клебсиелла впервые была признана клинически возбудителем пневмония. Klebsiella pneumoniae составляет небольшую процент случаев пневмонии; однако значительный ущерб, нанесенный приводит к высокому уровню летальности (до 90% при отсутствии лечения пациенты). Klebsiella rhinoscleromatis является возбудителем риносклерома, хроническая деструктивная гранулематозная болезнь дыхательных путей тракт, эндемичный для Восточной Европы и Центральной Америки. Клебсиелла ozaenae , редкая причина серьезной инфекции, классически ассоциируется только с озеной, атрофией слизистой оболочки носа с слизисто-гнойные выделения, которые имеют тенденцию к высыханию, образуя корочки; однако недавние исследования указывают на то, что организм может вызывать различные другие заболевания, включая инфекции мочевыводящих путей, мягких тканей, среднего уха и крови.

Отличительные свойства

Структура и антигены

Обобщенная структура и антигенный состав кишечных палочек, а также по состоянию на Proteus и другие члены семейства Enterobacteriaceae , схематически изображены на. Более подробный рисунок структура представлена ​​в главе 2. Основные антигены колиформных бактерий обозначаются как H, K и O. антигены. Колиформные бактерии и Proteus делятся на серотипы. на основе комбинаций этих антигенов; разные серотипы могут иметь различные свойства вирулентности или могут преимущественно колонизировать и производить болезнь в особенности среды обитания тела.Детерминанты H-антигена жгутиковые. белки. Escherichia coli, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus являются перитрихозными. (т.е. у них есть жгутики, которые растут из многих мест на поверхности клетки). Klebsiella видов неподвижны, нефлагеллированы и таким образом, не имеют антигенов H.

Рисунок 26-2

Структура и антигенный состав колиформных бактерий и Proteus видов.

Некоторые штаммы кишечной палочки и Proteus имеют пили (фимбрии).Пили связаны с адгезионными свойствами и, в некоторых случаях, коррелирует с вирулентностью. Как правило, различные факторы колонизации пилиальных определяется как гемагглютинины, которые можно различить по типу агглютинация эритроцитов и чувствительность гемагглютинации к ингибирование сахарной маннозой. Половые пили, имеющие рецепторы для «Мужские» специфические бактериальные вирусы и генетически определяются внехромосомными плазмидами, важны в экологии кишечной палочки и в эпидемиологии болезней, вызываемых колиформными и Proteus видов в этом половом пиле участвуют в генетическом перенос спряжением (напр.g., хромосомно-опосредованный и плазмидно-опосредованный препарат факторы резистентности или вирулентности).

Основные поверхностные антигены

Антигены K (капсульные антигены) являются компонентами полисахаридных капсул. Некоторые антигены K (например, K88 и K99 из E coli ) подобны пилусам. белки. K-антигены часто блокируют агглютинацию специфической O-антисывороткой. В В прошлом антигены K обычно разделяли на группы A, L и B на в основе различий их лабильность; однако эти критерии с учетом трудностей, которые делают различие незначительным.Некоторые Citrobacter серотипов продуцируют антиген Vi (вирулентность), a K антиген также обнаружен в Salmonella typhi . Виды Proteus, Enterobacter, и Serratia очевидно, не имеют обычных антигенов К. Однако антигены K важны для патогенез некоторых колиформ. Рассеянный слой слизи переменной толщины (антиген M) также может продуцироваться, но, в отличие от антигенов K, он неспецифичен и серологически перекрестно реагирует между различными организмами.

Наружная мембрана стенки бактериальной клетки этих видов содержит рецепторы для бактериальных вирусов и бактериоцинов (кодируемых плазмидой, антибиотиков бактерицидные белки, называемые колицинами, в E coli , которые являются активными против одного и того же или близкородственных видов). Наружная мембрана также содержит липополисахарид (ЛПС), из которых липид A является эндотоксичным, а O (соматический) антиген специфичен к серотипу. Серологическая специфичность O антигенов основан на различиях в сахарных компонентах, их связях и наличие или отсутствие замещенных ацетильных групп.Потеря антигена O мутация приводит к плавному преобразованию, которое часто включает изменение типа колонии и агглютинации солевого раствора, а также потеря вирулентности. Некоторые штаммы P vulgaris (OX-19, OX-2 и OX-K) продуцируют O антигены, общие для некоторых риккетсий. Эти штаммы Proteus используются в тест на агглютинацию (тест Вейля-Феликса) на вырабатываемые сывороточные антитела против риккетсий групп сыпного тифа и пятнистой лихорадки (см. гл. 38).

Токсины

Энтеротоксигенные штаммы Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus также были изолирован от младенцев и детей с острым гастроэнтеритом.Энтеротоксины По крайней мере, некоторые из этих организмов относятся к термолабильным и термостойким типам и имеют другие общие свойства с токсинами E coli (см. Гл. 25). Тем не менее важность колиформных бактерий и Proteus, кроме E coli , в кишечные инфекции под вопросом

Патогенез

Процесс образования болезней колиформными бактериями во многих случаях плохо изучен. Продукция болезни колиформными бактериями или Proteus видов в внекишечные участки часто включают определенные серотипы организмов и особые факторы вирулентности.Например, инфекции дыхательных путей на К pneumoniae преимущественно связаны с капсульными типами 1 и 2, тогда как Инфекции мочевыводящих путей часто включают типы 8, 9, 10 и 24. Точно так же только несколько полисахаридные K антигены (типы 1, 2, 3, 5, 12 и 13) E coli с высокой частотой обнаруживаются в мочевыводящих путях и других внекишечных инфекциях. Эти наблюдения предполагают, что разные серотипы могут иметь специфические патогенность. Альтернативное объяснение состоит в том, что такие штаммы могут быть просто наиболее распространенные типы в нормальной кишечной флоре.

Имеются убедительные доказательства специфической патогенности штаммов E coli . вызывающие внекишечные инфекции (). Примерно 80 процентов изолятов E coli вовлеченные в неонатальный менингит, несут антиген K1, факт, который можно отнести на счет, по крайней мере, отчасти из-за более высокой устойчивости к фагоцитозу K1-положительных штаммов. Определенный O антигены (O7 и O18) обнаруживаются в комбинации с K1, обычно в штаммах, которые изолированы от случаев неонатальной бактериемии и менингита и демонстрируют повышенное устойчивость к бактерицидному действию сывороточного комплемента.Интересно, что E coli Антиген K1, состоящий из нейраминовой кислоты, проявляет иммунную перекрестная реактивность с капсулой полисахарида менингококка группы B.

Таблица 26-3

Факторы вирулентности E coli , изолируемые от Внекишечные инфекции.

Штаммы Escherichia coli , выделенные от внекишечных инфекций часто обладают рядом свойств, которые обычно не обнаруживаются у случайных фекальных изолятов. К ним относятся производство растворимых и связанных с клетками гемолизинов, колицина V плазмида, производство сидерофоров аэробактина и энтерохелина и специальных пилиальные антигены для прикрепления к клеткам-мишеням.Гемолизин убивает клетки-хозяева и делает железо более доступным, высвобождая связанное с гемоглобином железо из лизированных эритроцитов. Чтобы удалить железо из железосвязывающих белков хозяина (трансферрина и лактоферрина), E coli продуцирует сидерофоры обоих гидроксаматов. (аэробактин) и фенолятный (энтерохелин) типы. Обычные пили или пили 1-го типа могут служить посредником прилипание к клеткам мочевого пузыря; P-пили являются факторами вирулентности для штаммов, вызывающих пиелонефрит; S-пили, которые распознают O-связанные сиало-олигосахариды гликофорин А связаны с менингитом и инфекциями мочевыводящих путей.Определенный афимбриальные адгезии и белки внешней мембраны также были связаны с инфекция мочеиспускательного канала.

Фермент уреаза, производимый Proteus и, в меньшей степени, Klebsiella видов, как полагают, играют важную роль в образование мочевых камней, вызванных инфекцией. Уреаза гидролизует мочевину до аммиака. и диоксид углерода. Подщелачивание мочи аммиаком может вызвать образование магния. фосфат и фосфат кальция, чтобы стать перенасыщенными и кристаллизоваться из раствор с образованием соответственно струвитовых и апатитовых камней.Бактерии в камни могут быть невосприимчивыми к антимикробной терапии. Крупные камни могут мешать функция почек. Аммиак, производимый уреазной активностью, также может повредить пителий мочевыводящих путей.

За исключением случаев бактериемии и других системных инфекций, доказательств мало. этот эндотоксин играет роль в большинстве болезней, вызывающих кишечную палочку и Proteus . Люди с колиформной бактериемией проявляют многие из типичных эффектов эндотоксина, включая лихорадку, истощение комплемента, высвобождение медиаторов воспаления, молочный ацидоз, гипотензия, гипоперфузия жизненно важных органов, необратимый шок и смерть.

Защита хостов

Трудно переоценить тот факт, что колиформы (за исключением E coli в кишечные заболевания) и видов Proteus вряд ли вызовут болезнь кроме случаев, когда локальная или общая защита хоста каким-либо образом не дает сбоя. Нормальный желудочно-кишечная флора, которая включает E coli и, часто, другие колиформные бактерии и видов Proteus в небольшом количестве, важны в предотвращении болезней посредством бактериальной конкуренции. Длительная антибактериальная терапия ставит под угрозу этот защитный механизм, уменьшая чувствительные компоненты нормального флора, позволяющая колонизировать нозокомиальные колиформные штаммы или другие бактерии, или зарастать.

Организмы могут нарушать анатомические барьеры через ожоги третьей степени, язвы. ассоциированные с солидными опухолями кожи и слизистых оболочек, внутривенно катетеры, а также хирургические или инструментальные процедуры на желчных, желудочно-кишечных, и мочеполовые пути. Легкие могут быть повреждены инструментарием, как в интубация трахеи или даже аэрозолями из загрязненных небулайзеров или увлажнители, переносящие организмы в конечные альвеолы.

Введение кортикостероидов, лучевая терапия и повышенные уровни стероидов связанные с беременностью, как правило, снижают контроль хозяина над инфекциями (например,г., автор: угнетая иммунный ответ). Цитотоксические препараты также обладают иммунодепрессивным действием. Нейтропения, вызванная раком или лекарственными препаратами, является важным предрасполагающим фактором для бактериемия. Оживленные ткани или инородные тела могут быть источником организмов и может также защитить организмы от фагоцитов и антимикробных факторов.

Взаимодействие нескольких предрасполагающих факторов часто определяет клиническое течение и исход инфекции coliform или Proteus . Например, Смертность от бактериемии прогрессивно увеличивается, когда основное заболевание (например,г., рак или диабет) считается несмертельным, в конечном итоге со смертельным исходом (смерть в течение 5 лет), или со смертельным исходом (смерть в течение 1 года). Точно так же инфекции coliform и Proteus обычно более тяжелые у очень старых и очень молодых.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций кишечной палочки и Proteus сложна и включает несколько резервуаров и способов передачи. Клебсиелла, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus виды живут в воде, почве и иногда в пище и во многих случаях являются частью кишечная флора человека и животных. Escherichia coli — это считается не свободным, и его присутствие в пробах окружающей среды было взято как указание на недавнее фекальное заражение. Фактически качество воды определяется наличие быстрой ферментации лактозы E coli, Klebsiella , и Enterobacter (количество колиформ ) и E coli (подсчет фекальных колиформных бактерий) с использованием специальных селективных сред.

Coliform и Proteus , вызывающие инфекцию, могут быть экзогенными или эндогенный.Хотя большинство внутрибольничных инфекций возникает из-за эндогенной флоры, исследования госпитализированных взрослых и младенцев показали, что кишечник прогрессивно заселяются нозокомиальными колиформными бактериями с увеличением длины госпитализация. Пациенты, получающие лечение антибиотиками, тяжелобольные и (вероятно) младенцы с большей вероятностью будут колонизированы, и другие места колонизации такие как нос и горло могут быть важны для таких пациентов. Колонизированные пациенты имеют более высокий риск внутрибольничной инфекции, чем пациенты, которые не колонизированы.

Бактерии могут передаваться косвенно через различные транспортные средства или при прямом контакте. А различные транспортные средства были причастны к распространению внутрибольничных патогенов. Для Например, Klebsiella, Enterobacter и Serratia . все виды были восстановлены в большом количестве из больничной пищи, особенно салаты, основным источником которых является больничная кухня. Вспышка мочеиспускания инфекции тракта, вызванные множественной лекарственной устойчивостью S marcescens . связанных с загрязненными контейнерами для измерения мочи и уринометрами.Серьезный вспышки или отдельные случаи бактериемии, вызванной колиформными бактериями, были связаны с внешним загрязнением внутривенных жидкостей или колпачков во время производства и при внешнем загрязнении внутривенных жидкостей и наборов для введения в больничная среда. Другие медицинские устройства и лекарства использовались в качестве транспортных средств. для распространения внутрибольничных возбудителей. Иногда передача может происходить через сотрудники больницы, которые колонизированы внутрибольничными патогенами в прямая кишка или влагалище или на руках; Однако пассивное ношение на руках медицинских персонал представляет собой основной способ передачи.

Некоторые свойства колиформных бактерий могут иметь важное значение в эпидемиологии внутрибольничные инфекции. Колиформные бактерии, кроме E coli часто встречаются в водопроводной воде или даже в дистиллированной или деионизированной воде. Они могут сохраняются или активно размножаются в воде, связанной с респираторной терапией или оборудование для гемодиализа. клебсиелла, энтеробактер и Serratia видов, например Pseudomonas видов, может проявлять повышенную устойчивость к антисептикам и дезинфицирующим средствам.Та же группа колиформные бактерии обладают избирательной способностью по сравнению с другими распространенными внутрибольничными патогенами (включая E. coli, виды Proteus, Pseudomonas aeruginosa, и стафилококков ) для быстрого размножения при комнатной температуре в коммерческие парентеральные жидкости, содержащие глюкозу.

Диагноз

Поскольку колиформные бактерии и Proteus могут вызывать многие типы инфекций, клинические симптомы редко позволяют поставить диагноз. Культивирование и лаборатория обычно требуется идентификация.Избранные характеристики, которые полезны в дифференциация кишечной палочки и видов Proteus , обнаруженных в клинические образцы человека показаны в. У организмов простые потребности в питании, и они хорошо растут на умеренно селективные среды, обычно используемые для членов Enterobacteriaceae , но не на некоторых умеренно и высоко селективная кишечная среда для посева ( Salmonella-Shigella , висмут сульфит и бриллиантовый зеленый агар). Внекишечные образцы, такие как моча, гнойный материал из ран или абсцессов, мокрота и отложения спинномозговой жидкость для изоляции следует высеять на кровяной агар и на дифференциальную среду, такую ​​как МакКонки или агар с эозин-метиленовым синим.Находка более 10 5 микроорганизмов / мл в чистой выделенной промежуточной моче часто принимают за «Значительная бактериурия». Однако при острой симптоматике самок и с другими типами образцов (т. е. с образцами, полученными путем катетеризации). или надлобковая аспирация) от любого пола, более подходящий порог, особенно при наличии гноя и отсутствии эпителиальных клеток, может быть более 10 2 колоний известного уропатогена / мл. Потому что моча — это хорошая питательная среда для многих микробов, образцы следует хранить в холодильнике (4 ° C) если доставка в лабораторию задерживается более чем на 30 минут, кроме случаев, когда моча транспортная тара с консервантом.

Таблица 26-4

Дифференциация колиформных бацилл и Proteus , обнаруженных в Клинические образцы человека.

Выделение некоторых видов колиформ или Proteus из фекалий образцы могут быть облегчены добавлением умеренно селективной среды, такой как ксилоза-лизин-дезоксихолат (XLD) или кишечный агар Hektoen. Использование тетратионата или селенитовый бульон для обогащения энтеротоксигенных штаммов из кала не рекомендуется, потому что обе среды подавляют различные роды колиформ.Сильный ( E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes ) и иногда медленное или слабое ( Serratia, Citrobacter ) брожение лактозы coliforms образуют характерные пигментированные колонии на среде для кишечного посева. А Отличительной особенностью видов Proteus является их склонность к роятся по поверхности большинства гальванических материалов, изолируя другие организмов в смешанных культурах сложно. Рой выглядит как стремительный рост. растекающаяся тонкая пленка, иногда с изменяющимся рисунком завихрений и полос.Сорбитол Агар МакКонки полезен для скрининга EHEC (обычно E. coli O157: H7), на которых сорбитол-отрицательные колонии не пигментированы и считаются подозрительно для организма. Если только врач специально не потребует, чтобы лабораторные исследования на предмет возможности использования E coli в качестве энтеропатогена, тесты на патогенные штаммы, включая тесты на токсины, серотипирование и серогруппу, не будет сделано.

При подозрении на бактериемию реплицируйте флаконы (один культивированный аэробно, другое анаэробно), содержащее от 25 до 100 мл соответствующей среды с антикоагулянт (например,g., полианэтолесульфонат натрия) инокулируют 10 мл порции крови. Обычно необходимо взять несколько образцов, прежде чем и после начала антибактериальной терапии. Важно брать образцы после лечение антибиотиками начинается так, чтобы можно было распознать терапевтическую неудачу, пока бактериемия все еще может быть исправлена ​​более агрессивной медицинской или хирургической лечение.

Все виды колиформ и Proteus грамотрицательны, факультативные анаэробные, неспорообразующие стержни, которые обычно подвижны, за исключением Клебсиелла , неподвижная.Тест на оксидазу отрицательный, а нитраты восстанавливаются до нитритов. Proteus видов и все колиформные ферменты сбраживают глюкозу, но ферментация других углеводов варьируется. Лактоза обычно быстро ферментируется Escherichia, Klebsiella и некоторыми Enterobacter видов и медленнее Citrobacter и некоторых Serratia видов. Proteus , в отличие от кишечной палочки, дезаминирует фенилаланин до фенилпировиноградной кислоты и не ферментирует лактоза.Обычно Proteus быстро дает положительный результат на уреазу. Некоторые виды Klebsiella, Enterobacter и Serratia дает положительную реакцию уреазы, но они делают это медленнее. Батарея тестов по биохимическим свойствам требуется для выявления колиформных и Proteus до видового уровня. Системы коммерческой идентификации в настоящее время широко используются в большинстве клинических лабораторий США и состоят из «Наборы» или миниатюрные биохимические тесты, считываемые вручную (е.g., API-20E и BBL Crystal) или автоматически (например, Vitek или MicroSCAN).

Колиформные бактерии характеризуются большим антигенным разнообразием, обусловленным различными комбинации специфических антигенов H, K и O. Например, примерно 50 H, 90 K и антигены 160 O были идентифицированы среди различных штаммов E coli . Напротив, Klebsiella без антигенов H имеет 10 O антигенов и примерно 80 K антигенов. Серологическая идентификация колиформ и видов Proteus , обычно в справочных лабораториях, является чрезвычайно важным эпидемиологическим инструментом.Точно так же и другие методы фенотирования включая биотипирование (биохимические профили), антибиотики (образцы устойчивости к антимикробные агенты), а также бактериоциновое и фаговое типирование широко используются в эпидемиологические исследования, особенно полирезистентных изолятов колиформ и Протей. В последнее время такие методы генотипирования, как плазмидные профили (определяемые электрофорез в агарозном геле), ПДРФ (полиморфизм связи рестрикционных фрагментов) всего ДНК, гель-электрофорез в импульсном поле, целевой анализ полиморфизма ДНК, риботип и произвольно примированный ПЦР (полимеразная цепная реакция) были использованы в эпидемиологические исследования.При внутрибольничных инфекциях, например, то же самое или небольшое количество серологических или плазмидных типов предполагает наличие единственного источника инфекции. В обнаружение нескольких серотипов или плазмидных профилей предполагает наличие нескольких источников инфекция или эндогенные инфекции.

Контроль

Профилактика инфекций кишечной палочки и Proteus , особенно инфекций то, что приобретено в больнице, сложно и, возможно, невозможно. Очистка сточных вод, очистка воды, надлежащая гигиена и другие методы борьбы с кишечными патогенами снизит заболеваемость энтеропатогенами E coli .Однако эти меры контроля редко доступны в менее развитых регионах мира. Кормление грудью — эффективное средство ограничения вспышек энтеропогенов в младенцы. Комитеты агрессивного инфекционного контроля в больницах могут многое сделать для сокращения внутрибольничные инфекции посредством выявления и контроля предрасполагающих факторов, образование и обучение персонала больниц и ограниченный микробиологический надзор. За исключением расследований потенциальных вспышек, планового культивирования персонала, пациентам и окружающей среде не гарантируется.Выборочная дезактивация пищеварительный тракт с подходящей неабсорбируемой антимикробной схемой может быть полезен во время вспышек, вызванных внутрибольничными колиформными бактериями и Proteus . Тщательное мытье рук после каждого контакта пациента с высокоэффективным средством снижение передачи внутрибольничных патогенов () в некоторых больницах выполняется нечасто или плохо персонал. В исследовании, проведенном в отделении интенсивной терапии после образовательного кампании о важности мытья рук, соблюдение было 17 процентов для врачей, 100 процентов для медсестер, 82 процентов для техников-респираторов и 88 процентов на персонал диагностических служб.

Рисунок 26-3

Основные пути передачи и предотвращение распространения внутрибольничных инфекций. возбудители.

Активная или пассивная иммунизация против колиформных бактерий и видов Proteus не допускается. практиковался. Однако вакцины или гипериммунные сыворотки от шести распространенных грамотрицательных патогены ( E coli, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Pseudomonas aeruginosa, и Proteus ), вероятно, будет иметь влияние на заболеваемость и смертность от внутрибольничных инфекций. В ходе судебного разбирательства Смертность заметно снизилась в группе пациентов с грамотрицательной бактериемией. которым давали антисыворотку против мутанта E coli с открытое липополисахаридное ядро.

Ампициллин, сульфаниламиды, цефалоспорины, тетрациклин, триметоприм-сульфаметоксазол, налидиксовая кислота, ципротлоксацин и нитрофурантоин были полезны при лечении инфекций мочевыводящих путей, вызванных колиформными бактериями и протеем разновидность. Гентамицин, амикацин, тобрамицин, тикарциллин / клавулат, имипенем, азтреонам, и различные цефалоспорины третьего поколения могут быть эффективны при системные инфекции; однако лабораторные тесты на лекарственную чувствительность существенный. Например, устойчивость E coli к ампициллину и цефалоспоринов первого поколения быстро растет до такой степени, что они не могут дольше считаться основными препаратами выбора при эмпирическом лечении мочевыводящих путей инфекции.Аналогичным образом, появление колиформных бактерий с хромосомными или плазмидными кодировками. Активность B-лактамазы расширенного спектра вызывает глобальные проблемы с устойчивостью к цефалоспорины третьего поколения. Некоторые колиформные бактерии обладают множественной устойчивостью из-за наличие плазмид R, передаваемых конъюгацией. Плазмиды конъюгативной резистентности допускают передачу генов устойчивости между видами и родами, которые обычно не обменять хромосомную ДНК (гл. 5). В в некоторых случаях для разрешения инфекции может потребоваться дренирование абсцессов или других Хирургическое вмешательство.

Меры, обычно используемые для борьбы с эпидемиями грамотрицательных бактерий, устойчивых к антибиотикам бациллы включали: (1) закрытие отделения для новых приемов до контроля над вспышка продолжается; (2) усиление практики мытья рук; (3) платье и перчатка изоляция, часто сочетающаяся с изоляцией больных в отдельные кварталы; и (4) ограничение использования антибиотика, к которому устойчивый клон-нарушитель.

Каталожные номера

  1. Beck-Sague C, Villarino E, Giuliano D.и другие. Инфекционные заболевания и смерть жителей домов престарелых: результаты наблюдения в 13 домах престарелых. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 494. [PubMed: 7

    3]
  2. Bergeron MG. Лечение пиелонефрита у взрослых. Med Clin North Amer. 1995; 79: 619. [PubMed: 7752732]
  3. Bingen, E: Применение молекулярных методов для эпидемиологические исследования внутрибольничных инфекций в педиатрической больнице. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol 15, 1994. [PubMed: 7

    2]
  4. Bodey, GP, Elting LS, Rodriguez S, Hernandez M.Бактериемия клебсиелл: 10-летний обзор рака учреждение. Рак. 1989; 64: 2368. [PubMed: 2804929]
  5. Brun-Buisson C, Legrand, P Могут ли местные и невсасывающиеся противомикробные препараты предотвращать перекрестную передача резистентных штаммов в отделениях интенсивной терапии? Инфекционный контроль Hosp Epdemiol. 1994; 15: 447. [PubMed: 76]
  6. Конли Дж. М., Хилл С., Росс Дж. И др. Практика мытья рук в отделении интенсивной терапии: последствия образовательная программа и ее связь с инфекцией ставки. Am J Infect Control.1989; 17: 330. [PubMed: 25

    ]
  7. Фоксман Б., Чжан Л., Палин К. и др. Характеристики бактериальной вирулентности Escherichia coli из впервые выявленных мочевых путей инфекция. Заразить Dis. 1995; 171: 1514. [PubMed: 7769286]
  8. Гордон М.С., Хэнкинс GDV. Инфекции мочевыводящих путей и беременность. Comp Ther. 1989; 15: 52. [PubMed: 2676334]
  9. Джонсон-младший, Штамм, WE. Инфекции мочевыводящих путей у женщин: диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 111: 906.[PubMed: 2683922]
  10. Horan TC, Калвер DH. и другие. Нозокомиальные инфекции у хирургических пациентов в США, Январь 1986 г. — июнь 1992 г. Инфекционная больница, эпидемиол. 1993; 14: 73. [PubMed: 8440883]
  11. Липский Б.А. Инфекции мочевыводящих путей у мужчин: эпидемиология, патофизиология, диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 110: 138. [PubMed: 2462391]
  12. Маршалл Дж. К., Кристу Н. В., Хорн Р., Микинс Дж. Л.. Микробиология полиорганной недостаточности: проксимальная Желудочно-кишечный тракт как скрытый резервуар патогенов.Arch Surg. 1988; 123: 309. [PubMed: 3341911]
  13. Mobley HLT, Chippendale GR. Производство гемагглютинина, уреазы и гемолизина Proteus mirabilis . J Infect Dis. 1990; 161: 525. [PubMed: 2179424]
  14. Morris JG, Lin FYC, Morrison CB. и другие. Молекулярная эпидемиология неонатального менингита, вызванного: Citrobacter diversus: исследование изолятов из больницы в Мэриленде. J Infect Dis. 1986; 154: 409. [PubMed: 3734491]
  15. Nyström B. Влияние мытья рук на смертность в отделениях интенсивной терапии: обследование доказательств.Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 435. [PubMed: 73]
  16. Сайто Х., Элтинг Л., Бодей Г.П., Берки П. Бактериемия Серратия: обзор 118 случаев. Rev Infect Dis. 1989; 11: 912. [PubMed: 2602776]
  17. Schaberg, DR, Culver, DH, Gaynes, RP Основные тенденции микробной этиологии нозокомиального инфекция. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 72S. [PubMed: 15]
  18. Stamm, WE Катетер-ассоциированные инфекции мочевыводящих путей: эпидемиология, патогенез и профилактика. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 65S.[PubMed: 14]
  19. Toltzis P, Blumer JL. Устойчивые к антибиотикам грамотрицательные бактерии в отделениях интенсивной терапии параметр. Педиатрическая клиника Северной Америки. 1995; 42: 687. [PubMed: 7761147]
  20. van Saene HKF, Nunn AJ. и другие. Точка зрения: выживаемость за счет выборочной дезактивации пищеварительный тракт (SDD). Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 443. [PubMed: 75]

Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, and Proteus — Медицинская микробиология

Общие концепции

Клинические проявления

Роды Escherichia, Klebsiella и Enterobacteria, Klebsiella, , Enter. Citrobacter (вместе называемые палочки кишечной палочки) и Proteus включает явные и условно-патогенные микроорганизмы ответственны за широкий спектр инфекций.Многие виды являются членами нормальная кишечная флора. кишечная палочка ( E coli ) является наиболее часто выделяемым организмом в клинических лаборатория.

Кишечные инфекции: E. coli является основным кишечным патогеном, особенно в развивающиеся страны. Основные группы этого организма, ответственные за кишечные заболевания включают классические энтеропатогенные серотипы (EPEC), энтеротоксигенный (ETEC), энтероинвазивный (EIEC), энтерогеморрагический (EHEC) и энтерогрегативные (ЕАЕС) штаммы, которые подробно описаны в главе 25.

Нозокомиальные инфекции: бациллы Coliform и Proteus в настоящее время вызывают 29 процентов внутрибольничных (внутрибольничных) инфекций в США. В порядке снижается частота, основными очагами нозокомиальной инфекции являются мочевыводящие пути. тракт, хирургические участки, кровоток и пневмонии. Эта группа внутрибольничных патогены ответственны за 46% мочевыводящих путей и 24% операционного поля. инфекции, 17% бактериемий и 30% пневмоний. E coli — главный нозокомиальный патоген.

Инфекции, приобретенные в обществе: E. coli является основной причиной инфекций мочевыводящих путей, в том числе простатит и пиелонефрит; Протей, Klebsiella, и Enterobacter также распространены. возбудители мочевыводящих путей. Proteus mirabilis — самый частый причина возникновения камней в почках, связанных с инфекцией. Klebsiella pneumoniae вызывает тяжелую пневмонию; K rhinoscleromatis причин риносклерома; и K ozaenae ассоциируется с озеной, атрофическое заболевание слизистой оболочки носа.

Структура, классификация и антигенные типы

Колиформные бактерии и Proteus являются грамотрицательными бактериями. Все роды кроме Klebsiella жгутиковые. Некоторые штаммы производят капсулы. Вирулентность часто зависит от наличия прикрепленных пилей (которые могут характеризоваться специфическими реакциями гемагглютинации). Половые пили также могут быть настоящее время. Основными классами антигенов, используемых для определения штаммов, являются H (жгутиковый), O (соматический) и K (капсульный).

Патогенез

E coli Энтеропатогены имеют различные механизмы развития болезни продукция, включающая различные токсины и факторы колонизации (см. гл.25). Конкретные серотипы coliforms и Proteus с определенными факторами вирулентности часто предпочтительно заразить определенные внекишечные участки. E. coli бацилл в внекишечные инфекции содержат растворимые и связанные с клетками гемолизины, сидерофоры, капсулы и прилипание пилей.

Защита хозяина

Колиформ и Proteus видов редко вызывают внекишечные болезнь, если не нарушена защита хозяина. Нарушение нормального кишечная флора при лечении антибиотиками может позволить устойчивым внутрибольничным штаммам колонизировать или зарастать.Кожа и слизистые оболочки могут быть повреждены болезнью, травмой, операция, венозная катетеризация, интубация трахеи и т. д. Иммуносупрессивные терапия также увеличивает риск заражения.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций, вызываемых кишечной палочкой и Proteus , включает множество резервуаров и способов передачи. Инфекционный организм может быть эндогенный или экзогенный. Передача может быть прямой или косвенной; автомобили включают больничную еду и оборудование, внутривенные растворы и руки больничный персонал.Нозокомиальные штаммы постепенно колонизируют кишечник и глотки с увеличением продолжительности пребывания в больнице, что приводит к повышенному риску инфекции.

Диагноз

Клиническая картина зависит от локализации инфекции; диагноз полагается на культивирование организма и биохимическая и / или серологическая идентификация. А разнообразие фенотипов (т. е. биотипирование, серотипирование, антибиотики, бактериоцин и фаговое типирование) и генотипическое (например, плазмидный анализ, ПДРФ, риботипирование и ПЦР) используются для эпидемиологических исследований.

Контроль

Самый эффективный способ снизить передачу внутрибольничных организмов — для всех персонал больницы должен тщательно мыть руки после оказания помощи каждому пациенту. Вакцины и гипериммунные сыворотки в настоящее время недоступны. Различные антибиотики являются основой лечения; лекарственная устойчивость (часто множественная) из-за конъюгативные плазмиды представляют собой серьезную проблему.

Введение

Грамотрицательные палочки родов Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus () являются членами нормального кишечная флора людей и животных и может быть изолирована от различных источники окружающей среды.За исключением Proteus , они иногда собирательно именуются кишечными палочками из-за общих свойства, особенно способность большинства видов сбраживать сахар лактоза.

Таблица 26-1

Таксономия отдельных колиформных бацилл и протея в клинической практике у человека Образцы.

Многие из этих микроорганизмов раньше считались безвредными комменсалами. Сегодня они известно, что они несут ответственность за серьезные проблемы со здоровьем во всем мире. Ограниченное количество виды, в том числе E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes, Enterobacter cloacae, S marcescens, и P mirabilis , несут ответственность за большинство инфекций, вызываемых этой группой организмов.В рост заболеваемости колиформами, Proteus и другими При болезнях грамотрицательных организмов частично отражается лучшее понимание их патогенный потенциал, но, что более важно, меняющаяся экология бактериального заболевания. Широкое распространение и зачастую неизбирательное применение антибиотиков привело к лекарственно-устойчивые грамотрицательные бациллы, которые легко приобретают множественную устойчивость через передачу плазмид лекарственной устойчивости (факторы R). Также развитие новые хирургические процедуры, технологии поддержки здоровья и терапевтические режимы предоставили новые входные двери и взломали многие средства защиты хоста.

Клинические проявления

В качестве условно-патогенных микроорганизмов колиформные бактерии и протей используют ослабленный хозяин защиты, чтобы колонизировать и вызвать различные болезненные состояния (). Вместе многие синдромы болезней, вызываемые эти организмы являются одними из самых распространенных инфекций у людей, требующих медицинских вмешательство.

Рисунок 26-1

Места колонизации и возникновения внекишечных заболеваний coliforms и Proteus.

Кишечные инфекции

Роль E coli как основного кишечного патогена, особенно в развивающихся странах подробно обсуждается в гл.25. Однако разные типы E coli , ассоциированных с кишечными инфекциями и классифицируемых на пять групп в соответствии с их вирулентными свойствами, кратко описаны здесь: энтеропатогенные (EPEC) серотипы в прошлом были связаны с серьезными вспышки диареи в яслях новорожденных в США. Они остаются важным причина острой детской диареи в развивающихся странах. Заболевание встречается редко в взрослые люди. Энтероинвазивные (EIEC) типы вызывают заболевание, напоминающее шигеллез. взрослые и дети.Энтеротоксигенные (ETEC) типы являются основной причиной диарея путешественников и детская диарея в развивающихся странах. Энтерогеморрагическая E. coli (EHEC) встречается в основном как единичный серотип (O157: H7), вызывающий спорадические случаи и вспышки геморрагического колита характеризуется кровавым поносом. EHEC также может вызывать гемолитико-уремический синдром. (HUS), сочетание гемолитической анемии, тромбоцитопении и острой почечной недостаточности. отказ. Энтероагрегативные (ЕАЕС) типы демонстрируют характерную совокупную характер приверженности и вызывают стойкий гастроэнтерит и диарею в младенцы и дети в развивающихся странах.

Нозокомиальные инфекции

Этиология внутрибольничных инфекций заметно изменилась за последние десятилетия. Стрептококки были основными внутрибольничными патогенами в доантибиотическую эру. Однако после введения и использования сульфаниламидов и пенициллина Золотистый стафилококк стал преобладающим возбудителем 1950-е гг. Аэробные грамотрицательные палочки получили известность как нозокомиальные патогены с широким применением аминогликозидов и цефалоспоринов первого поколения через начало 1970-х гг.Последующее повсеместное использование широкого спектра цефалоспорины были связаны с изменением частоты и этиологии внутрибольничные инфекции в 1980-е годы с тенденцией к определенным грамположительные возбудители. Например, при внутрибольничных инфекциях кровотока от С 1980 по 1989 год отмечен рост заболеваемости коагулазонегативными инфекциями. стафилококки, S. aureus , энтерококки и Candida albicans произошло случаев заражения.

Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за 29 процентов внутрибольничные (внутрибольничные) инфекции в США с 1990 г. по 1992 г. на основе данных больниц, участвующих в Национальном госпитале. Обследование инфекций (NNIS) ().Оценки внутрибольничных инфекций в больницах США показывают, что около 5% из примерно 40 миллионов ежегодных госпитализаций или 2 миллионов пациентов хотя бы одна внутрибольничная инфекция. Таким образом, кишечные палочки и Proteus вероятно несут ответственность за внутрибольничные инфекции примерно в 600 000 пациентов ежегодно. Помимо огромной стоимости человеческой жизни, нозокомиальные инфекции продлевают срок госпитализации в среднем на 4 дней и увеличить стоимость медицинского обслуживания на 4 доллара.5 миллиардов в год в 1992 году долларов.

Таблица 26-2

Частота отдельных патогенов, вызывающих нозокомиальные инфекции а .

Наибольшее количество нозокомиальных инфекций в ННИГ приходится на хирургические и медицинские услуги. Среди хирургических пациентов самые высокие показатели нозокомиальных инфекции возникают при операциях на желудке (21%) и кишечнике (19%), трепанациях черепа (18%), процедуры аортокоронарного шунтирования (11%) и другие кардиохирургические вмешательства (10%). Высокие показатели также наблюдаются с ожоговыми (15%) и детскими садами повышенного риска. пациенты (14%).В порядке убывания частоты основные узлы нозокомиальных инфекции мочевыводящих путей, хирургических участков, кровотока и нижних дыхательные пути. Колиформные бактерии и Proteus были ответственны за для 46% инфекций мочевыводящих путей и 24% инфекций области хирургического вмешательства, 17% бактериемии и 30% пневмоний с 1990 по 1992 год. Escherichia coli , преобладающий внутрибольничный возбудитель, является основная причина инфекции мочевыводящих путей и часто встречается в других органах места. Золотистый стафилококк и Псевдомонады aeruginosa в настоящее время являются наиболее распространенными возбудителями внутрибольничных инфекций. pneumonias, за которыми следуют Enterobacter и Клебсиелла . Коагулазонегативные стафилококки заменили E coli как преобладающий патоген в первичном кровотоке инфекции. Основными причинами инфекций в области хирургического вмешательства являются S aureus , коагулазонегативные стафилококки и энтерококки.

Другие кишечные палочки и Proteus инкриминированы в различные внутрибольничные инфекции. Клебсиелла, Enterobacter, и Serratia — частые причины бактериемии в некоторых медицинских центрах, а также часто участвуют в инфекции, связанные с манипуляциями с дыхательными путями, такими как трахеостомия и процедуры с использованием зараженного оборудования для ингаляционной терапии. Klebsiella и Serratia 9000 8 видов обычно вызывают инфекции после внутривенной и мочевой катетеризации и инфекции, осложняющие ожоги. Proteus видов часто вызывают внутрибольничные инфекции мочевыводящих путей, хирургических ран и нижних отделов дыхательные пути.Реже видов Proteus вызывают бактериемия, чаще всего у пациентов пожилого возраста. Серия общенациональных вспышек бактериемия (1970–1971 и 1973 гг.), вызванная загрязненными коммерческими жидкостями для внутривенные инъекции с участием Enterobacter cloacae, Enterobacter aglomerans, и C. freundii.

Роль видов Citrobacter в заболеваниях человека не так велика как у других колиформ и Proteus . Citrobacter freundii и C diversus ( C koseri ) были выделяется преимущественно в качестве суперинфекционных агентов из мочевыводящих и респираторных органов. инфекции тракта. Citrobacter может возникнуть сепсис у пациентов с множеством предрасполагающих факторов; Citrobacter видов также вызывают менингит, сепсис и легочные инфекции у новорожденных и молодых дети. Неонатальный менингит, производимый C diversus , в то время как нечасто, связано с очень высокой частотой абсцессов головного мозга, смертью, и умственная отсталость у выживших. Хотя E coli и группа Стрептококки группы B вызывают большинство случаев неонатального менингита, наиболее частую причину абсцессы головного мозга при менингите новорожденных — P mirabilis .

У пациентов с ослабленным иммунитетом часто развиваются внебольничные инфекции с колиформные бактерии. Например, стрептококки группы B и E. coli являются отвечает за большинство случаев неонатального менингита, причем последний составляет примерно в 40 процентах случаев. Инфекции, наблюдаемые у онкологических больных с солидным опухоли или злокачественные заболевания крови часто вызываются E coli, Klebsiella, Serratia, и Enterobacter, виды . Такие инфекции часто имеют летальное течение.Лица с ослабленным иммунитетом терапией (например, онкологические пациенты или реципиенты трансплантата) или врожденным при дефектах иммунной системы возможно развитие клебсиелл, Инфекции Enterobacter и Serratia . Многие дополнительные факторы, такие как диабет, травма и хроническое заболевание легких, могут предрасполагают к заражению колиформными бактериями и другими микробами.

Инфекции, приобретенные в сообществе

Колиформные организмы и Proteus видов являются основными причинами заболевания, приобретенные вне стационара; многие из этих болезней в конечном итоге требуется госпитализация. Escherichia coli вызывает примерно 85 процентов случаев уретроцистита (инфицирование уретры и мочевого пузыря), около 80 процентов случаев хронического бактериального простатита и до 90 процентов случаев острого пиелонефрита (воспаление почечной лоханки и паренхима). Примерно у половины женщин были мочевыводящие пути. инфекция к 25 годам из-за кишечной палочки из их фекалий Флора. Proteus, Klebsiella и Enterobacter виды входят в число других организмов, наиболее часто участвующих в инфекция мочеиспускательного канала. Proteus , в частности P mirabilis , считается наиболее частой причиной камни в почках, связанные с инфекцией, одно из самых серьезных осложнений неразрешенная или рецидивирующая бактериурия.

Клебсиелла впервые была признана клинически возбудителем пневмония. Klebsiella pneumoniae составляет небольшую процент случаев пневмонии; однако значительный ущерб, нанесенный приводит к высокому уровню летальности (до 90% при отсутствии лечения пациенты). Klebsiella rhinoscleromatis является возбудителем риносклерома, хроническая деструктивная гранулематозная болезнь дыхательных путей тракт, эндемичный для Восточной Европы и Центральной Америки. Клебсиелла ozaenae , редкая причина серьезной инфекции, классически ассоциируется только с озеной, атрофией слизистой оболочки носа с слизисто-гнойные выделения, которые имеют тенденцию к высыханию, образуя корочки; однако недавние исследования указывают на то, что организм может вызывать различные другие заболевания, включая инфекции мочевыводящих путей, мягких тканей, среднего уха и крови.

Отличительные свойства

Структура и антигены

Обобщенная структура и антигенный состав кишечных палочек, а также по состоянию на Proteus и другие члены семейства Enterobacteriaceae , схематически изображены на. Более подробный рисунок структура представлена ​​в главе 2. Основные антигены колиформных бактерий обозначаются как H, K и O. антигены. Колиформные бактерии и Proteus делятся на серотипы. на основе комбинаций этих антигенов; разные серотипы могут иметь различные свойства вирулентности или могут преимущественно колонизировать и производить болезнь в особенности среды обитания тела.Детерминанты H-антигена жгутиковые. белки. Escherichia coli, Enterobacter, Serratia, Citrobacter, и Proteus являются перитрихозными. (т.е. у них есть жгутики, которые растут из многих мест на поверхности клетки). Klebsiella видов неподвижны, нефлагеллированы и таким образом, не имеют антигенов H.

Рисунок 26-2

Структура и антигенный состав колиформных бактерий и Proteus видов.

Некоторые штаммы кишечной палочки и Proteus имеют пили (фимбрии).Пили связаны с адгезионными свойствами и, в некоторых случаях, коррелирует с вирулентностью. Как правило, различные факторы колонизации пилиальных определяется как гемагглютинины, которые можно различить по типу агглютинация эритроцитов и чувствительность гемагглютинации к ингибирование сахарной маннозой. Половые пили, имеющие рецепторы для «Мужские» специфические бактериальные вирусы и генетически определяются внехромосомными плазмидами, важны в экологии кишечной палочки и в эпидемиологии болезней, вызываемых колиформными и Proteus видов в этом половом пиле участвуют в генетическом перенос спряжением (напр.g., хромосомно-опосредованный и плазмидно-опосредованный препарат факторы резистентности или вирулентности).

Основные поверхностные антигены

Антигены K (капсульные антигены) являются компонентами полисахаридных капсул. Некоторые антигены K (например, K88 и K99 из E coli ) подобны пилусам. белки. K-антигены часто блокируют агглютинацию специфической O-антисывороткой. В В прошлом антигены K обычно разделяли на группы A, L и B на в основе различий их лабильность; однако эти критерии с учетом трудностей, которые делают различие незначительным.Некоторые Citrobacter серотипов продуцируют антиген Vi (вирулентность), a K антиген также обнаружен в Salmonella typhi . Виды Proteus, Enterobacter, и Serratia очевидно, не имеют обычных антигенов К. Однако антигены K важны для патогенез некоторых колиформ. Рассеянный слой слизи переменной толщины (антиген M) также может продуцироваться, но, в отличие от антигенов K, он неспецифичен и серологически перекрестно реагирует между различными организмами.

Наружная мембрана стенки бактериальной клетки этих видов содержит рецепторы для бактериальных вирусов и бактериоцинов (кодируемых плазмидой, антибиотиков бактерицидные белки, называемые колицинами, в E coli , которые являются активными против одного и того же или близкородственных видов). Наружная мембрана также содержит липополисахарид (ЛПС), из которых липид A является эндотоксичным, а O (соматический) антиген специфичен к серотипу. Серологическая специфичность O антигенов основан на различиях в сахарных компонентах, их связях и наличие или отсутствие замещенных ацетильных групп.Потеря антигена O мутация приводит к плавному преобразованию, которое часто включает изменение типа колонии и агглютинации солевого раствора, а также потеря вирулентности. Некоторые штаммы P vulgaris (OX-19, OX-2 и OX-K) продуцируют O антигены, общие для некоторых риккетсий. Эти штаммы Proteus используются в тест на агглютинацию (тест Вейля-Феликса) на вырабатываемые сывороточные антитела против риккетсий групп сыпного тифа и пятнистой лихорадки (см. гл. 38).

Токсины

Энтеротоксигенные штаммы Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus также были изолирован от младенцев и детей с острым гастроэнтеритом.Энтеротоксины По крайней мере, некоторые из этих организмов относятся к термолабильным и термостойким типам и имеют другие общие свойства с токсинами E coli (см. Гл. 25). Тем не менее важность колиформных бактерий и Proteus, кроме E coli , в кишечные инфекции под вопросом

Патогенез

Процесс образования болезней колиформными бактериями во многих случаях плохо изучен. Продукция болезни колиформными бактериями или Proteus видов в внекишечные участки часто включают определенные серотипы организмов и особые факторы вирулентности.Например, инфекции дыхательных путей на К pneumoniae преимущественно связаны с капсульными типами 1 и 2, тогда как Инфекции мочевыводящих путей часто включают типы 8, 9, 10 и 24. Точно так же только несколько полисахаридные K антигены (типы 1, 2, 3, 5, 12 и 13) E coli с высокой частотой обнаруживаются в мочевыводящих путях и других внекишечных инфекциях. Эти наблюдения предполагают, что разные серотипы могут иметь специфические патогенность. Альтернативное объяснение состоит в том, что такие штаммы могут быть просто наиболее распространенные типы в нормальной кишечной флоре.

Имеются убедительные доказательства специфической патогенности штаммов E coli . вызывающие внекишечные инфекции (). Примерно 80 процентов изолятов E coli вовлеченные в неонатальный менингит, несут антиген K1, факт, который можно отнести на счет, по крайней мере, отчасти из-за более высокой устойчивости к фагоцитозу K1-положительных штаммов. Определенный O антигены (O7 и O18) обнаруживаются в комбинации с K1, обычно в штаммах, которые изолированы от случаев неонатальной бактериемии и менингита и демонстрируют повышенное устойчивость к бактерицидному действию сывороточного комплемента.Интересно, что E coli Антиген K1, состоящий из нейраминовой кислоты, проявляет иммунную перекрестная реактивность с капсулой полисахарида менингококка группы B.

Таблица 26-3

Факторы вирулентности E coli , изолируемые от Внекишечные инфекции.

Штаммы Escherichia coli , выделенные от внекишечных инфекций часто обладают рядом свойств, которые обычно не обнаруживаются у случайных фекальных изолятов. К ним относятся производство растворимых и связанных с клетками гемолизинов, колицина V плазмида, производство сидерофоров аэробактина и энтерохелина и специальных пилиальные антигены для прикрепления к клеткам-мишеням.Гемолизин убивает клетки-хозяева и делает железо более доступным, высвобождая связанное с гемоглобином железо из лизированных эритроцитов. Чтобы удалить железо из железосвязывающих белков хозяина (трансферрина и лактоферрина), E coli продуцирует сидерофоры обоих гидроксаматов. (аэробактин) и фенолятный (энтерохелин) типы. Обычные пили или пили 1-го типа могут служить посредником прилипание к клеткам мочевого пузыря; P-пили являются факторами вирулентности для штаммов, вызывающих пиелонефрит; S-пили, которые распознают O-связанные сиало-олигосахариды гликофорин А связаны с менингитом и инфекциями мочевыводящих путей.Определенный афимбриальные адгезии и белки внешней мембраны также были связаны с инфекция мочеиспускательного канала.

Фермент уреаза, производимый Proteus и, в меньшей степени, Klebsiella видов, как полагают, играют важную роль в образование мочевых камней, вызванных инфекцией. Уреаза гидролизует мочевину до аммиака. и диоксид углерода. Подщелачивание мочи аммиаком может вызвать образование магния. фосфат и фосфат кальция, чтобы стать перенасыщенными и кристаллизоваться из раствор с образованием соответственно струвитовых и апатитовых камней.Бактерии в камни могут быть невосприимчивыми к антимикробной терапии. Крупные камни могут мешать функция почек. Аммиак, производимый уреазной активностью, также может повредить пителий мочевыводящих путей.

За исключением случаев бактериемии и других системных инфекций, доказательств мало. этот эндотоксин играет роль в большинстве болезней, вызывающих кишечную палочку и Proteus . Люди с колиформной бактериемией проявляют многие из типичных эффектов эндотоксина, включая лихорадку, истощение комплемента, высвобождение медиаторов воспаления, молочный ацидоз, гипотензия, гипоперфузия жизненно важных органов, необратимый шок и смерть.

Защита хостов

Трудно переоценить тот факт, что колиформы (за исключением E coli в кишечные заболевания) и видов Proteus вряд ли вызовут болезнь кроме случаев, когда локальная или общая защита хоста каким-либо образом не дает сбоя. Нормальный желудочно-кишечная флора, которая включает E coli и, часто, другие колиформные бактерии и видов Proteus в небольшом количестве, важны в предотвращении болезней посредством бактериальной конкуренции. Длительная антибактериальная терапия ставит под угрозу этот защитный механизм, уменьшая чувствительные компоненты нормального флора, позволяющая колонизировать нозокомиальные колиформные штаммы или другие бактерии, или зарастать.

Организмы могут нарушать анатомические барьеры через ожоги третьей степени, язвы. ассоциированные с солидными опухолями кожи и слизистых оболочек, внутривенно катетеры, а также хирургические или инструментальные процедуры на желчных, желудочно-кишечных, и мочеполовые пути. Легкие могут быть повреждены инструментарием, как в интубация трахеи или даже аэрозолями из загрязненных небулайзеров или увлажнители, переносящие организмы в конечные альвеолы.

Введение кортикостероидов, лучевая терапия и повышенные уровни стероидов связанные с беременностью, как правило, снижают контроль хозяина над инфекциями (например,г., автор: угнетая иммунный ответ). Цитотоксические препараты также обладают иммунодепрессивным действием. Нейтропения, вызванная раком или лекарственными препаратами, является важным предрасполагающим фактором для бактериемия. Оживленные ткани или инородные тела могут быть источником организмов и может также защитить организмы от фагоцитов и антимикробных факторов.

Взаимодействие нескольких предрасполагающих факторов часто определяет клиническое течение и исход инфекции coliform или Proteus . Например, Смертность от бактериемии прогрессивно увеличивается, когда основное заболевание (например,г., рак или диабет) считается несмертельным, в конечном итоге со смертельным исходом (смерть в течение 5 лет), или со смертельным исходом (смерть в течение 1 года). Точно так же инфекции coliform и Proteus обычно более тяжелые у очень старых и очень молодых.

Эпидемиология

Эпидемиология инфекций кишечной палочки и Proteus сложна и включает несколько резервуаров и способов передачи. Клебсиелла, Enterobacter, Serratia, Citrobacter и Proteus виды живут в воде, почве и иногда в пище и во многих случаях являются частью кишечная флора человека и животных. Escherichia coli — это считается не свободным, и его присутствие в пробах окружающей среды было взято как указание на недавнее фекальное заражение. Фактически качество воды определяется наличие быстрой ферментации лактозы E coli, Klebsiella , и Enterobacter (количество колиформ ) и E coli (подсчет фекальных колиформных бактерий) с использованием специальных селективных сред.

Coliform и Proteus , вызывающие инфекцию, могут быть экзогенными или эндогенный.Хотя большинство внутрибольничных инфекций возникает из-за эндогенной флоры, исследования госпитализированных взрослых и младенцев показали, что кишечник прогрессивно заселяются нозокомиальными колиформными бактериями с увеличением длины госпитализация. Пациенты, получающие лечение антибиотиками, тяжелобольные и (вероятно) младенцы с большей вероятностью будут колонизированы, и другие места колонизации такие как нос и горло могут быть важны для таких пациентов. Колонизированные пациенты имеют более высокий риск внутрибольничной инфекции, чем пациенты, которые не колонизированы.

Бактерии могут передаваться косвенно через различные транспортные средства или при прямом контакте. А различные транспортные средства были причастны к распространению внутрибольничных патогенов. Для Например, Klebsiella, Enterobacter и Serratia . все виды были восстановлены в большом количестве из больничной пищи, особенно салаты, основным источником которых является больничная кухня. Вспышка мочеиспускания инфекции тракта, вызванные множественной лекарственной устойчивостью S marcescens . связанных с загрязненными контейнерами для измерения мочи и уринометрами.Серьезный вспышки или отдельные случаи бактериемии, вызванной колиформными бактериями, были связаны с внешним загрязнением внутривенных жидкостей или колпачков во время производства и при внешнем загрязнении внутривенных жидкостей и наборов для введения в больничная среда. Другие медицинские устройства и лекарства использовались в качестве транспортных средств. для распространения внутрибольничных возбудителей. Иногда передача может происходить через сотрудники больницы, которые колонизированы внутрибольничными патогенами в прямая кишка или влагалище или на руках; Однако пассивное ношение на руках медицинских персонал представляет собой основной способ передачи.

Некоторые свойства колиформных бактерий могут иметь важное значение в эпидемиологии внутрибольничные инфекции. Колиформные бактерии, кроме E coli часто встречаются в водопроводной воде или даже в дистиллированной или деионизированной воде. Они могут сохраняются или активно размножаются в воде, связанной с респираторной терапией или оборудование для гемодиализа. клебсиелла, энтеробактер и Serratia видов, например Pseudomonas видов, может проявлять повышенную устойчивость к антисептикам и дезинфицирующим средствам.Та же группа колиформные бактерии обладают избирательной способностью по сравнению с другими распространенными внутрибольничными патогенами (включая E. coli, виды Proteus, Pseudomonas aeruginosa, и стафилококков ) для быстрого размножения при комнатной температуре в коммерческие парентеральные жидкости, содержащие глюкозу.

Диагноз

Поскольку колиформные бактерии и Proteus могут вызывать многие типы инфекций, клинические симптомы редко позволяют поставить диагноз. Культивирование и лаборатория обычно требуется идентификация.Избранные характеристики, которые полезны в дифференциация кишечной палочки и видов Proteus , обнаруженных в клинические образцы человека показаны в. У организмов простые потребности в питании, и они хорошо растут на умеренно селективные среды, обычно используемые для членов Enterobacteriaceae , но не на некоторых умеренно и высоко селективная кишечная среда для посева ( Salmonella-Shigella , висмут сульфит и бриллиантовый зеленый агар). Внекишечные образцы, такие как моча, гнойный материал из ран или абсцессов, мокрота и отложения спинномозговой жидкость для изоляции следует высеять на кровяной агар и на дифференциальную среду, такую ​​как МакКонки или агар с эозин-метиленовым синим.Находка более 10 5 микроорганизмов / мл в чистой выделенной промежуточной моче часто принимают за «Значительная бактериурия». Однако при острой симптоматике самок и с другими типами образцов (т. е. с образцами, полученными путем катетеризации). или надлобковая аспирация) от любого пола, более подходящий порог, особенно при наличии гноя и отсутствии эпителиальных клеток, может быть более 10 2 колоний известного уропатогена / мл. Потому что моча — это хорошая питательная среда для многих микробов, образцы следует хранить в холодильнике (4 ° C) если доставка в лабораторию задерживается более чем на 30 минут, кроме случаев, когда моча транспортная тара с консервантом.

Таблица 26-4

Дифференциация колиформных бацилл и Proteus , обнаруженных в Клинические образцы человека.

Выделение некоторых видов колиформ или Proteus из фекалий образцы могут быть облегчены добавлением умеренно селективной среды, такой как ксилоза-лизин-дезоксихолат (XLD) или кишечный агар Hektoen. Использование тетратионата или селенитовый бульон для обогащения энтеротоксигенных штаммов из кала не рекомендуется, потому что обе среды подавляют различные роды колиформ.Сильный ( E coli, K pneumoniae, Enterobacter aerogenes ) и иногда медленное или слабое ( Serratia, Citrobacter ) брожение лактозы coliforms образуют характерные пигментированные колонии на среде для кишечного посева. А Отличительной особенностью видов Proteus является их склонность к роятся по поверхности большинства гальванических материалов, изолируя другие организмов в смешанных культурах сложно. Рой выглядит как стремительный рост. растекающаяся тонкая пленка, иногда с изменяющимся рисунком завихрений и полос.Сорбитол Агар МакКонки полезен для скрининга EHEC (обычно E. coli O157: H7), на которых сорбитол-отрицательные колонии не пигментированы и считаются подозрительно для организма. Если только врач специально не потребует, чтобы лабораторные исследования на предмет возможности использования E coli в качестве энтеропатогена, тесты на патогенные штаммы, включая тесты на токсины, серотипирование и серогруппу, не будет сделано.

При подозрении на бактериемию реплицируйте флаконы (один культивированный аэробно, другое анаэробно), содержащее от 25 до 100 мл соответствующей среды с антикоагулянт (например,g., полианэтолесульфонат натрия) инокулируют 10 мл порции крови. Обычно необходимо взять несколько образцов, прежде чем и после начала антибактериальной терапии. Важно брать образцы после лечение антибиотиками начинается так, чтобы можно было распознать терапевтическую неудачу, пока бактериемия все еще может быть исправлена ​​более агрессивной медицинской или хирургической лечение.

Все виды колиформ и Proteus грамотрицательны, факультативные анаэробные, неспорообразующие стержни, которые обычно подвижны, за исключением Клебсиелла , неподвижная.Тест на оксидазу отрицательный, а нитраты восстанавливаются до нитритов. Proteus видов и все колиформные ферменты сбраживают глюкозу, но ферментация других углеводов варьируется. Лактоза обычно быстро ферментируется Escherichia, Klebsiella и некоторыми Enterobacter видов и медленнее Citrobacter и некоторых Serratia видов. Proteus , в отличие от кишечной палочки, дезаминирует фенилаланин до фенилпировиноградной кислоты и не ферментирует лактоза.Обычно Proteus быстро дает положительный результат на уреазу. Некоторые виды Klebsiella, Enterobacter и Serratia дает положительную реакцию уреазы, но они делают это медленнее. Батарея тестов по биохимическим свойствам требуется для выявления колиформных и Proteus до видового уровня. Системы коммерческой идентификации в настоящее время широко используются в большинстве клинических лабораторий США и состоят из «Наборы» или миниатюрные биохимические тесты, считываемые вручную (е.g., API-20E и BBL Crystal) или автоматически (например, Vitek или MicroSCAN).

Колиформные бактерии характеризуются большим антигенным разнообразием, обусловленным различными комбинации специфических антигенов H, K и O. Например, примерно 50 H, 90 K и антигены 160 O были идентифицированы среди различных штаммов E coli . Напротив, Klebsiella без антигенов H имеет 10 O антигенов и примерно 80 K антигенов. Серологическая идентификация колиформ и видов Proteus , обычно в справочных лабораториях, является чрезвычайно важным эпидемиологическим инструментом.Точно так же и другие методы фенотирования включая биотипирование (биохимические профили), антибиотики (образцы устойчивости к антимикробные агенты), а также бактериоциновое и фаговое типирование широко используются в эпидемиологические исследования, особенно полирезистентных изолятов колиформ и Протей. В последнее время такие методы генотипирования, как плазмидные профили (определяемые электрофорез в агарозном геле), ПДРФ (полиморфизм связи рестрикционных фрагментов) всего ДНК, гель-электрофорез в импульсном поле, целевой анализ полиморфизма ДНК, риботип и произвольно примированный ПЦР (полимеразная цепная реакция) были использованы в эпидемиологические исследования.При внутрибольничных инфекциях, например, то же самое или небольшое количество серологических или плазмидных типов предполагает наличие единственного источника инфекции. В обнаружение нескольких серотипов или плазмидных профилей предполагает наличие нескольких источников инфекция или эндогенные инфекции.

Контроль

Профилактика инфекций кишечной палочки и Proteus , особенно инфекций то, что приобретено в больнице, сложно и, возможно, невозможно. Очистка сточных вод, очистка воды, надлежащая гигиена и другие методы борьбы с кишечными патогенами снизит заболеваемость энтеропатогенами E coli .Однако эти меры контроля редко доступны в менее развитых регионах мира. Кормление грудью — эффективное средство ограничения вспышек энтеропогенов в младенцы. Комитеты агрессивного инфекционного контроля в больницах могут многое сделать для сокращения внутрибольничные инфекции посредством выявления и контроля предрасполагающих факторов, образование и обучение персонала больниц и ограниченный микробиологический надзор. За исключением расследований потенциальных вспышек, планового культивирования персонала, пациентам и окружающей среде не гарантируется.Выборочная дезактивация пищеварительный тракт с подходящей неабсорбируемой антимикробной схемой может быть полезен во время вспышек, вызванных внутрибольничными колиформными бактериями и Proteus . Тщательное мытье рук после каждого контакта пациента с высокоэффективным средством снижение передачи внутрибольничных патогенов () в некоторых больницах выполняется нечасто или плохо персонал. В исследовании, проведенном в отделении интенсивной терапии после образовательного кампании о важности мытья рук, соблюдение было 17 процентов для врачей, 100 процентов для медсестер, 82 процентов для техников-респираторов и 88 процентов на персонал диагностических служб.

Рисунок 26-3

Основные пути передачи и предотвращение распространения внутрибольничных инфекций. возбудители.

Активная или пассивная иммунизация против колиформных бактерий и видов Proteus не допускается. практиковался. Однако вакцины или гипериммунные сыворотки от шести распространенных грамотрицательных патогены ( E coli, Klebsiella, Enterobacter, Serratia, Pseudomonas aeruginosa, и Proteus ), вероятно, будет иметь влияние на заболеваемость и смертность от внутрибольничных инфекций. В ходе судебного разбирательства Смертность заметно снизилась в группе пациентов с грамотрицательной бактериемией. которым давали антисыворотку против мутанта E coli с открытое липополисахаридное ядро.

Ампициллин, сульфаниламиды, цефалоспорины, тетрациклин, триметоприм-сульфаметоксазол, налидиксовая кислота, ципротлоксацин и нитрофурантоин были полезны при лечении инфекций мочевыводящих путей, вызванных колиформными бактериями и протеем разновидность. Гентамицин, амикацин, тобрамицин, тикарциллин / клавулат, имипенем, азтреонам, и различные цефалоспорины третьего поколения могут быть эффективны при системные инфекции; однако лабораторные тесты на лекарственную чувствительность существенный. Например, устойчивость E coli к ампициллину и цефалоспоринов первого поколения быстро растет до такой степени, что они не могут дольше считаться основными препаратами выбора при эмпирическом лечении мочевыводящих путей инфекции.Аналогичным образом, появление колиформных бактерий с хромосомными или плазмидными кодировками. Активность B-лактамазы расширенного спектра вызывает глобальные проблемы с устойчивостью к цефалоспорины третьего поколения. Некоторые колиформные бактерии обладают множественной устойчивостью из-за наличие плазмид R, передаваемых конъюгацией. Плазмиды конъюгативной резистентности допускают передачу генов устойчивости между видами и родами, которые обычно не обменять хромосомную ДНК (гл. 5). В в некоторых случаях для разрешения инфекции может потребоваться дренирование абсцессов или других Хирургическое вмешательство.

Меры, обычно используемые для борьбы с эпидемиями грамотрицательных бактерий, устойчивых к антибиотикам бациллы включали: (1) закрытие отделения для новых приемов до контроля над вспышка продолжается; (2) усиление практики мытья рук; (3) платье и перчатка изоляция, часто сочетающаяся с изоляцией больных в отдельные кварталы; и (4) ограничение использования антибиотика, к которому устойчивый клон-нарушитель.

Каталожные номера

  1. Beck-Sague C, Villarino E, Giuliano D.и другие. Инфекционные заболевания и смерть жителей домов престарелых: результаты наблюдения в 13 домах престарелых. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 494. [PubMed: 7

    3]
  2. Bergeron MG. Лечение пиелонефрита у взрослых. Med Clin North Amer. 1995; 79: 619. [PubMed: 7752732]
  3. Bingen, E: Применение молекулярных методов для эпидемиологические исследования внутрибольничных инфекций в педиатрической больнице. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol 15, 1994. [PubMed: 7

    2]
  4. Bodey, GP, Elting LS, Rodriguez S, Hernandez M.Бактериемия клебсиелл: 10-летний обзор рака учреждение. Рак. 1989; 64: 2368. [PubMed: 2804929]
  5. Brun-Buisson C, Legrand, P Могут ли местные и невсасывающиеся противомикробные препараты предотвращать перекрестную передача резистентных штаммов в отделениях интенсивной терапии? Инфекционный контроль Hosp Epdemiol. 1994; 15: 447. [PubMed: 76]
  6. Конли Дж. М., Хилл С., Росс Дж. И др. Практика мытья рук в отделении интенсивной терапии: последствия образовательная программа и ее связь с инфекцией ставки. Am J Infect Control.1989; 17: 330. [PubMed: 25

    ]
  7. Фоксман Б., Чжан Л., Палин К. и др. Характеристики бактериальной вирулентности Escherichia coli из впервые выявленных мочевых путей инфекция. Заразить Dis. 1995; 171: 1514. [PubMed: 7769286]
  8. Гордон М.С., Хэнкинс GDV. Инфекции мочевыводящих путей и беременность. Comp Ther. 1989; 15: 52. [PubMed: 2676334]
  9. Джонсон-младший, Штамм, WE. Инфекции мочевыводящих путей у женщин: диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 111: 906.[PubMed: 2683922]
  10. Horan TC, Калвер DH. и другие. Нозокомиальные инфекции у хирургических пациентов в США, Январь 1986 г. — июнь 1992 г. Инфекционная больница, эпидемиол. 1993; 14: 73. [PubMed: 8440883]
  11. Липский Б.А. Инфекции мочевыводящих путей у мужчин: эпидемиология, патофизиология, диагностика и лечение. Ann Intern Med. 1989; 110: 138. [PubMed: 2462391]
  12. Маршалл Дж. К., Кристу Н. В., Хорн Р., Микинс Дж. Л.. Микробиология полиорганной недостаточности: проксимальная Желудочно-кишечный тракт как скрытый резервуар патогенов.Arch Surg. 1988; 123: 309. [PubMed: 3341911]
  13. Mobley HLT, Chippendale GR. Производство гемагглютинина, уреазы и гемолизина Proteus mirabilis . J Infect Dis. 1990; 161: 525. [PubMed: 2179424]
  14. Morris JG, Lin FYC, Morrison CB. и другие. Молекулярная эпидемиология неонатального менингита, вызванного: Citrobacter diversus: исследование изолятов из больницы в Мэриленде. J Infect Dis. 1986; 154: 409. [PubMed: 3734491]
  15. Nyström B. Влияние мытья рук на смертность в отделениях интенсивной терапии: обследование доказательств.Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 435. [PubMed: 73]
  16. Сайто Х., Элтинг Л., Бодей Г.П., Берки П. Бактериемия Серратия: обзор 118 случаев. Rev Infect Dis. 1989; 11: 912. [PubMed: 2602776]
  17. Schaberg, DR, Culver, DH, Gaynes, RP Основные тенденции микробной этиологии нозокомиального инфекция. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 72S. [PubMed: 15]
  18. Stamm, WE Катетер-ассоциированные инфекции мочевыводящих путей: эпидемиология, патогенез и профилактика. Amer Med. 1991; 91 (приложение 3B): 65S.[PubMed: 14]
  19. Toltzis P, Blumer JL. Устойчивые к антибиотикам грамотрицательные бактерии в отделениях интенсивной терапии параметр. Педиатрическая клиника Северной Америки. 1995; 42: 687. [PubMed: 7761147]
  20. van Saene HKF, Nunn AJ. и другие. Точка зрения: выживаемость за счет выборочной дезактивации пищеварительный тракт (SDD). Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 1994; 15: 443. [PubMed: 75]

The Virtual Edge

Грамотрицательные бациллы

ENTEROBACTERIACEAE — это большое семейство бактерий, которое состоит из более чем двух десятков родов .Группу обычно называют кишечных . Обычно они обитают в толстой кишке теплокровных животных как нормальная флора. Однако различные штаммы этих бактериальных групп могут вызывать тяжелые желудочно-кишечные заболевания. В группе они имеют следующие характеристики:

1. Прямые грамотрицательные стержни

2. Отрицательный по оксидазе

3. Обычно имеют простые пищевые потребности (не привередливы)

4. Факультативные анаэробы

  • Если подвижно — жгутики перитрихиальные (по всему периметру клетки)

К наиболее распространенным родам относятся…

1. Escherichia : нормальная кишечная флора, индикатор кала, может быть условно-патогенным микроорганизмом. Escherichia coli является наиболее значимым с медицинской точки зрения видом и ассоциируется с такими заболеваниями, как менингит и инфекции мочевыводящих путей.

2. Proteus : условно-патогенный микроорганизм, вызывающий инфекции мочевыводящих путей (почечные камни)

  • Salmonella : брюшной тиф, гастроэнтерит
  • Shigella : шигеллез.Экзотоксин, продуцирующий S. dysenteriae , вызывает бактериальную дизентерию.
  • Klebsiella : нормальная кишечная флора, может быть условно-патогенным микроорганизмом. Наиболее распространенным видом является K. pneumoniae , вызывающий пневмонию у алкоголиков и людей с нарушенной функцией легких.

Член группы Enterobacteriaceae , которые способны вызывать заболевания, обладают факторами вирулентности, такими как адгезины и экзотоксины. Например, адгезины E.coli позволяют ему прилипать к тканям мочевыводящих путей и препятствовать его выведению с мочой.

PSEUDOMONAS : — это род грамотрицательных бацилл, обычно встречающихся в окружающей среде, и некоторые виды являются успешными условно-патогенными микроорганизмами . Поскольку эти грамотрицательные бациллы хорошо выживают во многих природных условиях, в домах и больницах, они обычно встречаются в клинических лабораториях. В группе они имеют следующие характеристики:

  • Грамотрицательные стержни прямые или слегка изогнутые
  • Положительный по оксидазе
  • Неферментативный
  • Строгие аэробы
  • Многие виды производят водорастворимый пигмент и кажутся слизистыми
  • Подвижность — один или несколько полярных жгутиков

Некоторые из наиболее важных видов включают…

1. Pseudomonas aeruginosa — имеет наибольшее клиническое значение

2. Pseudomonas fluorescens

3. Pseudomonas putida

Pseudomonas aeruginosa производит несколько ферментов и токсинов, которые определяют его вирулентность. Самый важный токсин блокирует синтез белка.

Хотя Pseudomonas spp. а кишечные и многие другие бактерии являются грамотрицательными бациллами, они различаются по своей биохимической активности.В следующей паре упражнений ключевые биохимические тесты, используемые для идентификации энтеробактерий, членов и видов Pseudomonas spp. будет представлен.

Лаборатория 12: Выделение и идентификация Enterobacteriaceae и Pseudomonas, Часть 1

ОБСУЖДЕНИЕ

Лаборатории 12 и 13 имеют дело с условно-патогенными и патогенными ферментативными грамотрицательными бактериями, которые являются членами семейства ae Enterobacterobacte . , а также неферментативные грамотрицательные бациллы, такие как Pseudomonas и Acinetobacter .

A. ENTEROBACTERIACEAE : ФЕРМЕНТАТИВНЫЕ, ГРАМ-ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ, КАНТЕРИЧЕСКИЕ БАЦИЛЛЫ

Бактерии, принадлежащие к семейству Enterobacteriaceae — наиболее часто встречающиеся организмы, выделенные из клинических образцов. Enterobacteriaceae представляет собой большое разнообразное семейство бактерий, принадлежащих к порядку Enterobacteriales в классе Gammaproteobacter типа Proteobacter . Важных с медицинской точки зрения членов этого семейства обычно называют ферментативными, грамотрицательными, кишечными палочками , потому что они представляют собой грамотрицательных палочек , которые могут сбраживать сахара . Многие из них представляют собой нормальную флору кишечного тракта человека и животных, в то время как другие инфицируют кишечник . Члены этого семейства имеют следующие общие характеристики:

1. Это грамотрицательных палочек (см. Рис. 1)
2. Если они подвижны, они обладают перитрихальным расположением жгутиков (см. Рис.2)
3. Это факультативных анаэробов
4. За некоторыми исключениями они являются оксидазонегативными
5. Все виды сбраживают сахар глюкозу , но в остальном сильно различаются по своим биохимическим характеристикам
6. Большинство восстанавливают нитраты к нитритам .

Для получения дополнительной информации о стенке грамотрицательных клеток см. Следующий учебный объект в вашем руководстве по лекциям:

Было распознано по меньшей мере сорок четыре рода и более 130 видов Enterobacteriaceae .Некоторые из наиболее часто встречающихся клинически важных родов семейства Enterobacteriaceae включают:

918igobacter 3 гастроэнтерит и болезни пищевого происхождения.К ним относятся:

  • Salmonella ,
  • Shigella ,
  • определенные штаммы Escherichia coli , и
  • определенные виды Yersinia.

Все инфекции кишечного тракта передаются фекально-оральным путем .

Существует два вида: Salmonella , Salmonella enterica и Salmonella bongori. Любая инфекция, вызванная Salmonella , называется сальмонеллезом . Нетифоидный Сальмонелла составляет около 520 случаев на 100000 населения (примерно 1600000 случаев) в год в США, и не менее 500 случаев умирают. Поскольку многие животные переносят сальмонеллы в своем кишечном тракте, люди обычно заражаются от неправильно охлажденной, сырой или недоваренной птицы, яиц, мяса, молочных продуктов, овощей или фруктов , загрязненных фекалиями животных .

Энтерит — самая распространенная форма сальмонеллеза. Симптомы обычно появляются через 6-48 часов после приема внутрь бактерий и включают рвоту, тошноту, диарею без крови, лихорадку, спазмы в животе, миалгии и головную боль . Симптомы обычно длятся от 2 дней до 1 недели с последующим спонтанным выздоровлением. Все виды Salmonella могут вызывать бактериемию , но S. enterica серотипа Typhi, выделенный только от человека, часто распространяется в кровь, вызывая тяжелую форму сальмонеллеза, называемую брюшным тифом.Ежегодно в США происходит около 400 случаев брюшного тифа, но примерно 75% из них приобретаются во время международных поездок.

Серотипирование Salmonella — это метод идентификации подтипов, основанный на идентификации различных антигенов клеточной стенки, жгутиков и капсул с помощью известной антисыворотки, как будет обсуждаться в лаборатории 17. Salmonella серотипов Enteritidis и Typhimurium являются двумя наиболее распространенными серотипы в Соединенных Штатах, что составляет примерно от 35 до 40% всех инфекций, подтвержденных лабораторным посевом.Как упоминалось выше, за брюшной тиф отвечает S. enterica серотипа Typhi.

Любая инфекция Shigella называется шигеллезом . В отличие от Salmonella , которая может инфицировать множество различных животных, Shigella заражает только людей и других высших приматов. Ежегодно в США регистрируется около 14 000 лабораторных случаев шигеллеза, из которых, по оценкам, общее число случаев составляет 450 000 и 70 летальных исходов.

Шигеллез часто начинается с водянистой диареи, лихорадки и спазмов в животе , но может прогрессировать до дизентерии с скудным стулом, содержащим кровь, гной и слизь .Инкубационный период 1-3 дня. Первоначальная обильная водянистая диарея обычно появляется сначала в результате приема энтеротоксина. В течение 1-2 дней это прогрессирует до спазмов в животе с кровянистым стулом или без него. Классический шигеллез проявляется в виде спазмов внизу живота и обильного стула с кровью и гноем, поскольку шигелла Shigella проникает в слизистую оболочку толстой кишки.

Escherichia coli одна из доминирующих нормальной флоры в кишечном тракте человека и животных. Однако некоторые штаммы могут вызывать инфекции кишечника , в то время как другие способны вызывать инфекции вне кишечника . Внекишечные патогенные бактерии E. coli вызывают такие условно-патогенные инфекции, как инфекции мочевыводящих путей, раневые инфекции и сепсис, которые будут более подробно рассмотрены ниже. Кишечные или диареи E. coli вызывают инфекции кишечного тракта. Diarrheagenic E. coli , включая :

  • Enterotoxigenc E.coli (ETEC) продуцируют энтеротоксины, которые вызывают потерю ионов натрия и воды из тонкого кишечника, что приводит к водянистой диарее. Это важная причина диареи в бедных странах. Более половины диареи всех путешественников вызваны ETEC; почти 80 000 случаев в год в США
  • Энтеропатогенная E. coli (EPEC) вызывает эндемическую диарею в бедных странах, особенно у детей младше 6 месяцев. Бактерия разрушает нормальные микроворсинки на эпителиальных клетках тонкого кишечника, что приводит к нарушению адсорбции и диарее.Они не производят энтеротоксин или токсин шига и не инвазивны. В промышленно развитых странах встречается редко.
  • Энтероагрегант E. coli (EAEC) является причиной эндемической диареи у детей в бедных и промышленно развитых странах. Он также вызывает стойкую диарею у людей, инфицированных ВИЧ. Вероятно, он вызывает диарею, прилипая к эпителиальным клеткам слизистой оболочки тонкого кишечника и нарушая их функцию.
  • Энтероинвазивный E.coli (EIEC) вторгаются и убивают эпителиальные клетки толстой кишки, обычно вызывая водянистую диарею, но иногда прогрессирующую до синдрома дизентерийного типа с кровью в стуле. Это происходит в основном в бедных странах и редко в промышленно развитых странах.
  • Энтерогеморрагический E. coli (EHEC) , такой как E. coli 0157: H7, продуцируют токсин шига, который убивает эпителиальные клетки толстой кишки, вызывая геморрагический колит, кровавую диарею. В редких случаях токсин шига попадает в кровь и переносится в почки, где, как правило, у детей, повреждает сосудистые клетки и вызывает гемолитико-уремический синдром. E. coli 0157: считается, что H7 вызывает более 20000 инфекций и до 250 смертей в год в США

Несколько видов Yersinia , такие как Y. enterocolitica и Y. pseudotuberculosis также являются причинами диарейных болезней .

Многие другие роды семейства Enterobacteriaceae составляют нормальную микробиоту кишечного тракта и считаются условно-патогенными микроорганизмами . наиболее распространенных родов Enterobacteriaceae , вызывающих оппортунистические инфекции у людей: :

  • Escherichia coli,
  • Proteus,
  • Enterobacter 9175
  • Citrobacter и
  • Serratia .

Они действуют как условно-патогенных микроорганизмов , когда они вводятся в те места тела, где они обычно не встречаются , особенно если хозяин ослаблен или иммунодепрессант.Все они вызывают одинаковые типы оппортунистических инфекций , а именно:

  • инфекции мочевыводящих путей ,
  • раневые инфекции ,
  • пневмония и
  • сепсис .

Эти грамотрицательные бациллы нормальной флоры, наряду с грамположительными бактериями, такими как Enterococcus видов (см. Лабораторию 14) и Staphylococcus видов (см. Лаборатория 15), , являются одними из наиболее распространенных причин здравоохранения. -ассоциированные инфекции (ранее называлось внутрибольничных инфекций ).

Согласно веб-сайту Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), посвященному инфекциям, связанным со здравоохранением, «только в американских больницах на инфекций, связанных со здравоохранением, приходится около 1,7 миллиона инфекций и 99 000 связанных смертей ежегодно . Из этих инфекций:

  • 32 процента всех инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, — это инфекции мочевыводящих путей (ИМП)
  • 22 процента — инфекции в области хирургического вмешательства
  • 15 процентов — пневмония (инфекции легких)
  • 14 процентов — инфекции кровотока »

Большинство пациентов, которые имеют связанные со здоровьем инфекции, предрасположены к инфекции из-за инвазивных поддерживающих мер, таких как мочевые катетеры, внутрисосудистые линии и эндотрахеальная интубация.

Наиболее распространенной грамотрицательной бактерией, вызывающей внутрибольничные инфекции, является Escherichia coli . E. coli вызывает от 70 до 90% инфекций верхних и нижних мочевых путей (ИМП) . Это также частая причина инфекций брюшной полости и сепсиса . В зависимости от учреждения, E. coli отвечает за от 12% до 50% всех инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи.

Однако, согласно исследованию 2008 года, Enterobacteriaceae , кроме E.coli были ответственны за 7 из 10 наиболее распространенных грамотрицательных организмов, выделенных из инфекций мочевыводящих путей, дыхательных путей и кровотока от пациентов отделения интенсивной терапии в период с 2002 по 2008 год в США. К ним относятся Klebsiella pneumoniae (15%), Enterobacter cloacae (9%), Serratia marcescens (6%), Enterobacter aerogenes (4%), Proteus mirabilis (4%), Ktolebs (3%) и Citrobacter freundii (2%).Кроме того, Национальная сеть безопасности здравоохранения сообщила о K. pneumoniae (6%), , Enterobacter spp. (5%) и K. oxytoca (2%) среди 10 наиболее часто изолированных инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи в период с 2006 по 2007 год.

1. Инфекции мочевыводящих путей

Наиболее частая инфекция вызвано условно-патогенными инфекциями Enterobacteriaceae инфекция мочевыводящих путей (ИМП) . ИМП составляют более 8 000 000 посещений врачей в год в США.S и целых 100 000 госпитализаций. Среди негоспитализированных и недебилитированных людей ИМП чаще встречаются у женщин из-за их более короткой уретры и более тесной близости между анусом и отверстием уретры. (Более 20 процентов женщин имеют рецидивирующие ИМП.) Однако любой человек может стать восприимчивым к инфекциям мочевыводящих путей при наличии предрасполагающих факторов, вызывающих функциональные и структурные нарушения мочевыводящих путей. Эти аномалии увеличивают объем остаточной мочи и мешают нормальному удалению бактерий при мочеиспускании.К таким факторам относятся увеличение простаты, провисание матки, расширение матки во время беременности, параплегия, расщепление позвоночника, образование рубцовой ткани и катетеризация. От 35 до 40 процентов всех нозокомиальных инфекций, около

0 в год в США, связаны с ИМП и обычно связаны с катетеризацией.

E. coli и Staphylococcus saprophyticus (грамположительный стафилококк, который будет обсуждаться в лаборатории 15) вызывает около 90 процентов всех неосложненных ИМП .Большинство оставшихся неосложненных ИМП вызывается другими грамотрицательными кишечными бактериями, такими как Proteus mirabilis и Klebsiella pneumoniae или Enterococcus faecalis (грамположительный стрептококк, который будет обсуждаться в лабораторной работе 14). E. coli вызывает более 50 процентов ИМП, связанных со здравоохранением . Другие причины внутрибольничных ИМП включают другие виды Enterobacteriaceae (такие как Proteus, Enterobacter, и Klebsiella ), Pseudomonas aeruginosa (обсуждается ниже), Enterococcus видов (обсуждаются в лаборатории 14), Staphylococcus saprophyticus (обсуждается в лаборатории 15) и дрожжи Candida (обсуждается в лаборатории 9).

Традиционным лабораторным стандартом культивирования ИМП является наличие более 100 000 КОЕ (колониеобразующих единиц; см. Лабораторию 4) на миллилитр (мл) мочи в середине потока или любых КОЕ в образце мочи, полученном с помощью катетера. Совсем недавно это было изменено, и подсчет всего лишь 1000 колоний одного типа на мл или всего 100 колиформ на мл теперь считается показателем ИМП.

2. Раневые инфекции

Раневые инфекции возникают из-за фекального загрязнения наружных ран или в результате ран, вызывающих травму кишечного тракта , таких как хирургические раны, огнестрельные и ножевые ранения.В последнем случае каловые бактерии попадают из кишечного тракта в брюшную полость, вызывая перитонит и образование абсцессов на органах, обнаруженных в брюшной полости.

3. Пневмония

Хотя они иногда вызывают пневмонию , Enterobacteriaceae составляют менее 5% бактериальных пневмоний, требующих госпитализации.

4. Инфекции кровотока

Грамотрицательная септицемия является результатом попадания этих условно-патогенных грамотрицательных бактерий в кровь.Они обычно вводятся в кровь из какого-либо другого очага инфекции, например инфицированной почки, раны или легкого . Глядя на пациентов, у которых развивается септический шок:

  • Инфекции нижних дыхательных путей являются источником примерно у 25% пациентов.
  • Инфекции мочевыводящих путей являются источником около 25% пациентов.
  • Инфекции мягких тканей являются источником инфекции примерно у 15% пациентов.
  • Инфекции желудочно-кишечного тракта являются источником примерно у 15% пациентов.
  • Инфекции репродуктивного тракта являются источником около 10% пациентов.
  • Инородные тела (внутрисосудистые линии, имплантированные хирургические устройства и т. Д.) Являются источником примерно у 5% пациентов.

В США ежегодно регистрируется около 750 000 случаев сепсиса и 200 000 случаев септического шока. Септический шок приводит примерно к 100000 смертей в год в США.Приблизительно 45 процентов случаев сепсиса вызваны грамотрицательными бактериями. Klebsiella, Proteus, Enterobacter, Serratia и E.coli , все являются обычными Enterobacteriaceae , вызывающими сепсис. (Еще 45 процентов являются результатом грамположительных бактерий (см. Лаборатории 14 и 15), а 10 процентов — грибками, в основном дрожжами Candida (см. Лаборатория 9).

На внешней мембране грамотрицательных бактерий. В клеточной стенке липид А липополисахарида (ЛПС) функционирует как эндотоксин . Эндотоксин косвенно вредит организму, когда выделяется в больших количествах во время тяжелых грамотрицательных инфекций.Это, в свою очередь, вызывает чрезмерный цитокиновый ответ.

1. LPS, высвобождаемый из внешней мембраны грамотрицательной клеточной стенки, сначала связывается с LPS-связывающим белком, циркулирующим в крови, и этот комплекс, в свою очередь, связывается с молекулой рецептора (CD14), находящейся на поверхности тела. защитные клетки, называемые макрофагами (см. рис. 5), расположены в большинстве тканей и органов тела.

2. Считается, что это способствует способности толл-подобного рецептора TLR-4 реагировать на LPS, заставляя макрофаги высвобождать различные защитные регуляторные химические вещества, называемые цитокинами, включая фактор некроза опухоли-альфа (TNF-альфа), интерлейкин-1 (IL-1), интерлейкин-6 (IL-6) и интерлейкин-8 (IL-8), а также фактор активации тромбоцитов (PAF).Затем цитокины связываются с рецепторами цитокинов на клетках-мишенях и инициируют воспаление и активируют как пути комплемента, так и путь коагуляции (см. Рис. 5).

Salmonella Citrobacter Morganella
obella
Proteus Serratia Edwardsiella
Escherichia ген Enter0006
Klebsiella 33

Анимация, показывающая высвобождение ЛПС из клеточной стенки грамотрицательной бактерии и его последующее связывание с рецепторами распознавания образов на макрофаге.

3. Комплекс LPS и LPS-связывающего белка может также прикрепляться к молекулам, называемым CD14, на поверхности фагоцитирующих лейкоцитов, называемых нейтрофилами, заставляя их высвобождать протеазы и токсичные кислородные радикалы для внеклеточного уничтожения.Хемокины, такие как интерлейкин-8 (IL-8), также стимулируют внеклеточное уничтожение. Кроме того, ЛПС и цитокины стимулируют синтез вазодилататора, называемого оксидом азота.

Анимация, демонстрирующая связывание комплекса LPS / LPS-связывающих белков с рецепторами на нейтрофилах и последующее высвобождение ими убивающих агентов.

Во время незначительных местных инфекций с небольшим количеством бактерий высвобождаются низкие уровни ЛПС, что приводит к умеренной продукции цитокинов моноцитами и макрофагами и в целом способствует защите организма за счет стимуляции воспаления и умеренной лихорадки, разрушая запасы энергии до поставляют энергию для защиты, активируя путь комплемента и путь свертывания, и в целом стимулируя иммунные ответы (см.рис.5). Также в результате этих цитокинов циркулирующие фагоцитарные белые кровяные тельца, такие как нейтрофилы и моноциты, прилипают к стенкам капилляров, выдавливаются и проникают в ткань — процесс, называемый диапедезом. Затем фагоцитирующие лейкоциты, такие как нейтрофилы, убивают вторгшихся микробов с помощью своих протеаз и токсичных кислородных радикалов.

Однако во время тяжелых системных инфекций с большим количеством присутствующих бактерий высокие уровни ЛПС высвобождаются, что приводит к чрезмерному производству цитокинов моноцитами и макрофагами, что может нанести вред организму (см.рис.6). Кроме того, нейтрофилы начинают выделять свои протеазы и токсичные кислородные радикалы, которые убивают не только бактерии, но и окружающие ткани. Вредные эффекты включают высокую температуру, гипотонию, разрушение тканей, истощение, острый респираторный дистресс-синдром (ARDS), диссеминированное внутрисосудистое свертывание (DIC) и повреждение эндотелия сосудов, приводящее к шоку, полиорганной недостаточности (MOSF) и часто к смерти.

Этот чрезмерный воспалительный ответ называется синдромом системного воспалительного ответа или ССВО. Смерть является результатом того, что называется каскадом ударов . Последовательность событий следующая:

  • Повреждение капилляров, вызванное нейтрофилами, а также длительное расширение сосудов приводит к тому, что кровь и плазма покидают кровоток и попадают в окружающие ткани. Это может привести к уменьшению объема циркулирующей крови (гиповолемии).
  • Продолжительное расширение сосудов также приводит к снижению сосудистого сопротивления внутри кровеносных сосудов, в то время как высокие уровни TNF подавляют тонус гладких мышц сосудов и сократимость миокарда.Это приводит к выраженной гипотонии.
  • Активация пути свертывания крови может вызвать образование тромбов, называемых микротромбами, в кровеносных сосудах по всему телу, вызывая диссеминированное внутрисосудистое свертывание (ДВС).
  • Повышенная проницаемость капилляров в результате вазодилатации в легких, а также вызванное нейтрофилами повреждение капилляров в альвеолах, приводит к острому воспалению, отеку легких и потере газообмена в легких (острый респираторный дистресс-синдром или ОРДС ) . В результате кровь не насыщается кислородом.
  • Гипотония, гиповолемия, ОРДС и ДВС-синдром приводят к выраженной гипоперфузии.
  • Гипоперфузия в печени может привести к падению уровня глюкозы в крови из-за дисфункции печени.
  • Гипоперфузия приводит к ацидозу и неправильному pH для ферментов, участвующих в клеточном метаболизме, что приводит к гибели клеток.
  • Гипоперфузия также может привести к сердечной недостаточности.

В совокупности это может привести к :

  • ишемии органа-мишени : ограничение кровоснабжения, которое приводит к повреждению или дисфункции тканей или органов,
  • полиорганная недостаточность (MSOF) ,
  • смерть .

Дополнительная информация о SIRS и септическом шоке в электронном тексте лекции

И пили, и поверхностные белки в грамотрицательной клеточной стенке функционируют как адгезивов , позволяя бактериям прикрепляться к непосредственно к клеткам-хозяевам и другим поверхностям, чтобы колонизировать и противостоять смыванию. Некоторые грамотрицательные бактерии также продуцируют инвазий , позволяя некоторым бактериям вторгаться в клетки-хозяева . Подвижность, капсулы, образование биопленок и экзотоксины также играют роль в вирулентности некоторых Enterobacteriaceae.

Для получения дополнительной информации о факторах вирулентности, связанных с различными Enterobacteriaceae , см. Следующие учебные объекты в вашем руководстве по лекциям:

Многие из Enterobacteriaceae также обладают плазмидами R (резистентность) . Эти плазмиды представляют собой небольшие фрагменты кольцевой нехромосомной ДНК, которые могут кодировать множественную устойчивость к антибиотикам . Кроме того, плазмида может кодировать половой пилус , что позволяет бактерии передавать плазмиды R другим бактериям посредством конъюгации .От 50 до 60 процентов бактерий, вызывающих медицинские инфекции, устойчивы к антибиотикам.

Flash-анимация, иллюстрирующая перенос конъюгативных плазмид и подвижных плазмид.

Для получения дополнительной информации о бактериальной устойчивости к антибиотикам см. Следующий учебный объект в электронном тексте лекции:

Идентификация ферментирующих лактозу грамотрицательных палочек, принадлежащих к семейству бактерий Enterobacteriaceae (обычно бактерии называется колиформ ) в воде, часто используется для определения того, была ли вода фекально загрязнена и, следовательно, может содержать болезнетворные патогены, передаваемые фекально-оральным путем.Процедура для этого приведена в Приложении E.

B. ПСЕВДОМОНА И ДРУГИЕ НЕФЕРМЕНТАТИВНЫЕ ГРАМ-ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ БАЦИЛЛЫ

Неферментативные грамотрицательные палочки относятся к грамотрицательным палочкам или коккобациллам, которые не могут сбраживать сахара. . Неферментирующие грамотрицательные палочки часто являются нормальными обитателями почвы и воды. Они могут вызывать инфекции у людей, когда они колонизируют людей с ослабленным иммунитетом или получают доступ к телу через травму.Однако менее одной пятой грамотрицательных бацилл, выделенных из клинических образцов, являются неферментативные бациллы. На сегодняшний день наиболее распространенным грамотрицательным неферментативным стержнем , вызывающим инфицирование человека, является Pseudomonas aeruginosa . Pseudomonas принадлежит семейству Pseudomonadaceae в порядке Pseudomonadales в классе Gammaproteobacter типа Proteobacter .

Pseudomonas aeruginosa также является условно-патогенным микроорганизмом .Это частая причина внутрибольничных инфекций, и ее можно обнаружить в самых разных местах окружающей среды. Например, в больницах он был изолирован от канализации, раковин, кранов, воды из срезанных цветов, чистящих растворов, лекарств и даже дезинфицирующих мыльных растворов. Это особенно опасно для ослабленного пациента или пациента с ослабленным иммунитетом.

Подобно условно-патогенной инфекции Enterobacteriaceae , Pseudomonas представляет собой грамотрицательную палочку, она часто обнаруживается в небольших количествах в кале и вызывает аналогичные оппортунистические инфекции : инфекции мочевыводящих путей, раневые инфекции, пневмонию и т. Септицемия . P aeruginosa является четвертым по распространенности внутрибольничным патогеном, на который приходится 10% всех внутрибольничных инфекций. P. aeruginosa вызывает 12 процентов внутрибольничных инфекций мочевыводящих путей, 16 процентов случаев внутрибольничной пневмонии и 10 процентов случаев сепсиса. Кроме того, P. aeruginosa является серьезной причиной ожоговых инфекций с 60-процентной смертностью. Он также колонизирует и хронически поражает легкие людей с муковисцидозом.Как и другие условно-патогенные грамотрицательные палочки, Pseudomonas aeruginosa также выделяет эндотоксин и часто обладает R-плазмидами. Было обнаружено, что ряд других видов Pseudomonas также вызывают инфекции у людей.

Для получения дополнительной информации о факторах вирулентности, связанных с Pseudomonas , см. Следующие учебные объекты в вашем Руководстве по лекциям:

Другие неферментативные грамотрицательные бациллы, которые иногда являются условно-патогенными микроорганизмами у людей, включают Acinetobacter, Aeromonas, Alcaligenes, Eikenella. , Flavobacterium, и Moraxella .

Acinetobacter стал частой причиной внутрибольничных инфекций ран, пневмонии и сепсиса . Бактерия стала хорошо известна как причина инфекций среди ветеранов войн в Ираке и Афганистане и становится все более частой причиной внутрибольничных инфекций в США. Acinetobacter , как полагают, был заражен в полевых госпиталях в Ираке и Афганистане, а затем доставлены в больницы для ветеранов У.S. Поскольку большинство видов обладают множественной устойчивостью к антибиотикам, их часто трудно лечить. Acinetobacter обычно встречается в почве и воде, а также на коже здоровых людей, особенно медицинского персонала. Хотя существует множество видов Acinetobacter , которые могут вызывать заболевания человека, на Acinetobacter baumannii приходится около 80% зарегистрированных инфекций.

СЦЕНАРИИ ДЛЯ СЕГОДНЯ ЛАБОРАТОРИИ

Студентам будет назначено примеров из практики 1A или 1B , которые они должны выполнить сегодня. Все учащиеся выполнят Case Study 2 как часть результатов в следующий раз.

Пример из практики № 1A

У 66-летней женщины с историей рецидивирующих инфекций мочевыводящих путей и многократного лечения антибиотиками наблюдаются учащенное и неотложное мочеиспускание, дизурия, надлобковый дискомфорт, боль в пояснице и температура 99,2 °. Ф. Общий анализ крови показывает лейкоцитоз со сдвигом влево. Индикаторная полоска мочи показывает положительный тест на лейкоцитарную эстеразу, положительный тест на нитриты, 30 мг белка на децилитр и эритроциты в моче.

Предположим, что ваше неизвестное — это посев мочи этого человека.

Пример № 1B

Пациентка, страдающая диабетом, 72 года, поступила в больницу с незаживающей раной на ноге. Она выглядит сбитой с толку и встревоженной, у нее температура 102 ° F, частота сердечных сокращений 101 удар в минуту, частота дыхания 29 вдохов в минуту, артериальное давление 94/32 мм рт.ст., диурез всего 110 куб. последние 8 часов и общее количество лейкоцитов 2300 / мкл.Берут посев крови.

Предположим, что ваше неизвестное — это посев крови от этого человека.

ВНИМАНИЕ: ЛЕЧИТЬ КАЖДЫЙ НЕИЗВЕСТНЫЙ ПАТОГЕН !. Сообщите своему инструктору о любых утечках или несчастных случаях. Вымойте и продезинфицируйте руки перед тем, как покинуть лабораторию.

МАТЕРИАЛЫ

Диск Taxo N®, спирт, флакон-капельница с дистиллированной водой, тампон и либо чашку с агаром МакКонки , либо чашку с цетримидным агаром и тест EnteroPluri-

ПРОЦЕДУРА (выполняется группами по 3 человека)

[Имейте в виду, что другие организмы, кроме Enterobacteriaceae и Pseudomonas , могут вызывать эти инфекции, поэтому в реальной клинической ситуации другие лабораторные тесты и культуры на бактерии, кроме этих на котором будет основана эта лаборатория.]

1. Выполните окрашивание по Граму на неизвестном участке. Помните, что концентрация бактерий на предметных стеклах, приготовленных после удаления бактерий с чашки Петри, как правило, намного выше, чем на предметных стеклах, приготовленных путем извлечения бактерий из бульонной культуры, поэтому будьте осторожны, чтобы не обесцветить . Продолжайте обесцвечивать, пока пурпурный не перестанет стекать с бактериального мазка, затем смойте водой.

Запишите результаты окрашивания по Граму в разделе окрашивания по Граму Лаборатории 13.

2. Если у вас есть грамотрицательная палочка, определите, является ли она ферментативной грамотрицательной палочкой, такой как большинство Enterobacteriaceae , или неферментативной грамотрицательной палочкой , такой как Pseudomonas , выполнив оксидазный тест следующим образом:

а. Используя пинцет, опаленный спиртом, извлеките диск Taxo-N® и смочите его каплей стерильной дистиллированной воды.

г. Поместите смоченный диск на колонии неизвестной культуры.

г. С помощью стерильного тампона соскребите несколько колоний и нанесите их на диск Taxo-N®.

В немедленном тесте оксидаза-положительные реакции изменят цвет на розовый за 30 секунд (см. Рис. 10). Отрицательные по оксидазе не станут розовыми (см. Рис. 9). Эта реакция длится всего пару минут. В отложенном тесте оксидаза-положительные колонии в пределах 10 мм от диска Taxo-N® будут стать черными в течение 20 минут и останутся черными (см. Фиг. 11).Если бактерия отрицательна на оксидазу, рост вокруг диска не станет черным (см. Рис. 12).

Запишите результаты вашего теста на оксидазу в разделе теста на оксидазу Лаборатории 13.

3. Если ваш неизвестный результат — оксидаза-отрицательный , что указывает на ферментативную грамотрицательную палочку, выполните следующие посевы:

a. Нанесите штрихи для выделения на чашке с агаром MacConkey , селективной средой , используемой для выделения неприхотливых грамотрицательных палочек и особенно членов семейства Enterobacteriaceae , используя один из двух полосы, показанные на рис.4 и Рис. 5. Инкубируйте в перевернутом виде и положите стопкой в ​​держатель для чашек Петри на полке инкубатора 37 ° C, соответствующей секции вашей лаборатории.

г. Засейте вакцину EnteroPluri- Test следующим образом:

1. Снимите оба колпачка с EnteroPluri- Test и прямым концом проволоки для посева снимите эквивалент колонии с неизвестной чашки. На кончике и сбоку проволоки должен быть виден посевной материал .

2. Засейте EnteroPluri- Test , взявшись за загнутый конец прививочной проволоки , скручивая его и протягивая проволоку через все 12 отсеков, используя вращательное движение.

3. Снова вставьте провод в трубку (используйте вращательное движение) через все 12 отсеков , пока выемка на проводе не совместится с отверстием трубки. (Кончик проволоки должен быть виден в отсеке для цитрата.) Разорвите проволоку в надрезе , согнув.Пока не выбрасывайте провод.

4. Используя обломанную часть проволоки, проделайте отверстия в целлофане, который закрывает воздухозаборники, расположенные на закругленной стороне последних 8 отсеков . Ваш инструктор покажет вам их правильное местоположение. Выбросьте оборванную проволоку в емкость с дезинфицирующим средством.

5. Закройте оба колпачка и инкубируйте EnteroPluri- Test на его плоской поверхности при 36 ° –37 ° C в течение 18–24 часов.

4. Если ваш неизвестный — оксидаза-положительный , что указывает на неферментативную грамотрицательную палочку, сделайте следующую посеву:

a. Нанесите штрихи для выделения на чашке с агаром цетримид , — селективной и дифференциальной средой для Pseudomonas , используя один из двух образцов штрихов, показанных на рис. 4 и рис. 5. Инкубируйте в перевернутом виде и сложите в стопку. держатель чашек Петри на полке инкубатора 37 ° C, соответствующий разделу вашей лаборатории.

Обратите внимание, что агар МакКонки также можно использовать для выделения Pseudomonas , но сегодня мы используем цетримидный агар, потому что он позволяет нам обнаруживать продукцию водорастворимого пигмента от синего до зеленого Pseudomonas aeruginosa , а также производство флуоресцеина.

Вы также сделаете прививку EnteroPluri- Test только для практики, но имейте в виду, что EnteroPluri- Test используется для идентификации Enterobacteriaceae, не Pseudomonas .

Пример из практики № 2

После получения цыпленка на Пасху, 7-летний мальчик доставлен в отделение неотложной помощи с симптомами рвоты, тошноты, диареи без крови, спазмов в животе и температуры 100 градусов. ° F. Общий анализ крови показывает, что количество лейкоцитов находится в пределах нормы.

Эта чашка с агаром XLD и этот тест EnteroPluri- Test взяты из посева кала этого пациента.

ВНИМАНИЕ: ОТНОСИТЕСЬ К НЕИЗВЕСТНОМУ КАК ПАТОГЕНУ !. Сообщите своему инструктору о любых утечках или несчастных случаях. Вымойте и продезинфицируйте руки перед тем, как покинуть лабораторию.

МАТЕРИАЛЫ

Демонстрационная пластина с агаром XLD и тест EnteroPluri-

ПРОЦЕДУРА (выполняется группами по 3 человека)

1. Посмотрите на следующие демонстрации , показанные в ссылках непосредственно под , и определите возбудитель:

а. Чашка с агаром XLD, — селективная среда, используемая для выделения и дифференциации грамотрицательных кишечных бактерий , особенно кишечных патогенов, таких как Salmonella и Shigella.

б. Тест EnteroPluri- .

2. Запишите свои результаты в разделе «Результаты» лаборатории 13.

C. Лабораторные тесты, используемые как часть сегодняшней лаборатории

Для выделения Enterobacteriaceae и Pseudomonas образцы из зараженного участка помещают на чашки. любую из большого количества селективных и дифференциальных сред , таких как агар EMB, агар Endo, агар с дезоксихолатом, агар MacConkey, агар Hektoen Enteric и агар XLD.Мы рассмотрим три из них.

1. Агар МакКонки

Агар МакКонки представляет собой селективную среду , используемую для выделения неприхотливых грамотрицательных палочек , особенно представителей семейства Enterobacteriaceae и рода Pseudomonas и дифференциация ферментирующих лактозу от неферментирующих лактозу грамотрицательных бацилл. Агар МакКонки содержит краситель кристаллический фиолетовый, а также соли желчных кислот, которые подавляют рост большинства грамположительных бактерий , но не влияют на рост большинства грамотрицательных бактерий (см.рис.6).

Если грамотрицательные бактерии сбраживают сахарную лактозу в среде, кислотные конечные продукты понижают pH среды . Нейтральный красный цвет в агаре становится красным, когда pH падает ниже 6,8 . Когда pH падает, нейтральный красный цвет поглощается бактериями, в результате чего колонии становятся ярко-розовыми до красных .

  • Сильная ферментация лактозы с высоким уровнем продукции кислоты бактериями приводит к тому, что колоний и сплошной рост становятся от ярко-розовых до красных .Образующаяся кислота при достаточно высоких концентрациях может также вызывать осаждение солей желчных кислот в среде из раствора , вызывая появление розового осадка (помутнение) в агаре, окружающем рост (см. Фиг. 13).
  • Слабая ферментация лактозы бактериями приводит к тому, что колонии и сплошной рост выглядят от розового до красного , но без осаждения солей желчных кислот розовый ореол вокруг нароста отсутствует (см.15).
  • Если бактерии не ферментируют лактозу , колонии и сплошной рост кажутся бесцветными , а агар , окружающий бактерии, остается относительно прозрачным (см. Рис. 17).

Типичная морфология колоний наших штаммов Enterobacteriaceae и Pseudomonas aeruginosa на агаре МакКонки выглядит следующим образом:

1. Escherichia coli : колонии и сплошной рост появляются от ярко-розового до красного (в окружении розового преципитата) помутнение) в агаре, окружающем рост (см.рис.13). Сильное брожение лактозы.

2. Klebsiella pneumoniae : колонии и сплошной рост кажутся ярко-розовыми или красными, но не окружены розовым осадком (мутностью) в агаре, окружающем рост (см. Рис. 14). Слабое брожение лактозы.

3. Enterobacter aerogenes : колонии и сплошной рост кажутся ярко-розовыми или красными, но не окружены розовым осадком (мутностью) в агаре, окружающем рост (см. Рис.15). Слабое брожение лактозы.

4. Enterobacter cloacae : колонии и сплошной рост кажутся ярко-розовыми или красными, но не окружены розовым осадком (мутностью) в агаре, окружающем рост (см. Рис. 16). Слабое брожение лактозы.

5. Proteus mirabilis : бесцветные колонии; агар относительно прозрачный (см. рис. 17). Отсутствие ферментации лактозы.

6. Proteus vulgaris : бесцветные колонии; относительно прозрачный агар (см. рис.18). Отсутствие ферментации лактозы.

7. Serratia marcescens : бесцветные колонии; агар относительно прозрачный (см. рис. 19). Отсутствие ферментации лактозы.

8. Pseudomonas aeruginosa : бесцветные колонии; агар относительно прозрачный (см. рис. 20).

9. Salmonella enterica : бесцветные колонии; агар относительно прозрачный (см. рис. 21). Отсутствие ферментации лактозы.

2 . Агар XLD

Агар с ксилозолизин-дезоксихолатом (XLD) используется для выделения и дифференциации грамотрицательных кишечных бактерий, особенно кишечных патогенов, таких как Salmonella и Shigella .Агар XLD содержит дезоксихолат натрия, который подавляет рост грамположительных бактерий , но разрешает рост грамотрицательных бактерий . Он также содержит сахара, лактозу и сахарозу, аминокислоту L-лизин, тиосульфат натрия и индикатор pH феноловый красный. Результаты можно интерпретировать следующим образом:

  • Если грамотрицательная бактерия ферментирует лактозу и / или сахарозу , будут продуцироваться конечных кислотных продуктов , что приведет к тому, что колонии и феноловый красный в агаре вокруг колоний повернутся к желтый (см. рис.16).
  • Если лактоза и сахароза не ферментируются бактериями, но лизин из аминокислоты декарбоксилирован, аммиак, щелочной конечный продукт вызовет феноловый красный цвет в агаре вокруг колоний до , который станет более темно-красным (см.рис. 17).
  • Иногда бактерия ферментирует сахара с образованием конечных кислых продуктов, а расщепляет лизин с образованием конечных щелочных продуктов. В этом случае некоторые колонии и часть агара становятся желтыми, а некоторые колонии и часть агара становятся более темно-красными (см.рис.18).
  • Если сероводород продуцируется бактерией в результате восстановления тиосульфата, часть или вся колония будет иметь черный цвет (см. Рис. 19). Для хороших результатов обычно необходимы хорошо изолированные колонии.

Типичная морфология колоний на агаре XLD следующая:

1. Escherichia coli : плоские желтые колонии; некоторые штаммы могут быть подавлены.

2. Enterobacter и Klebsiella : мукоидные желтые колонии.

3. Proteus : колонии от красного до желтого цвета; могут иметь черные центры.

4. Salmonella : обычно красные колонии с черными центрами.

5. Shigella , Serratia, и Pseudomonas : красные колонии без черных центров

Имейте в виду, однако, что некоторые виды и подвиды не проявляют типичных реакций.

3. Цетримидный агар (агар Pseudomonas P)

Цетримидный агар содержит химический цетримид (цетилметиламмоний бромид) для селективного подавления большинства бактерий, кроме

  • 9 Pseudomonas.Эта среда также стимулирует Pseudomonas aeruginosa производить ряд водорастворимых хелаторов железа, включая пиовердин и пиоцианин. Зеленый водорастворимый цвет, характерный для Pseudomonas aeruginosa , создается, когда желто-зеленый или желто-коричневый флуоресцентный пиовердин сочетается с синим водорастворимым пиоцианином (см. Рис. 20). Флуоресцентный пиовердин обычно флуоресцирует, когда пластина помещается под коротковолновый ультрафиолетовый свет (см.рис.21). Через несколько минут при комнатной температуре пластина теряет флуоресценцию. Однако флуоресценцию можно восстановить, снова поместив пластину при 37 ° C на несколько минут.

    4. Оксидазный тест

    В этой лаборатории для проведения оксидазного теста используется диск Taxo N®. Тест на оксидазу основан на продукции фермента оксидазы бактериями. Цитохромоксидаза в присутствии кислорода окисляет тест-реагент пара-аминодиметиланалиноксидазы на диске Taxo-N®.

    • В немедленном тесте оксидаза-положительные реакции изменят цвет на розовый за 30 секунд (см. Рис. 5). Отрицательные по оксидазе не станут розовыми (см. Рис. 6). Эта реакция длится всего пару минут.

    • В отложенном тесте оксидаза-положительные колонии в пределах 10 мм от диска Taxo-N® станут черными в течение 20 минут и останутся черными (см. Рис. 7). Если бактерия отрицательна на оксидазу, рост вокруг диска не станет черным (см.рис.8).

    Pseudomonas aeruginosa и большинство других неферментативных грамотрицательных бацилл являются оксидазо-положительными; , за исключением рода Plesiomonas , , Enterobacteriaceae являются оксидазонегативными .

    5. Производство пигмента в Pseudomonas aeruginosa

    Зеленая водорастворимая цветовая характеристика Pseudomonas aeruginosa создается, когда желто-зеленый или желто-коричневый флуоресцентный пиовердин сочетается с синим флуоресцентным пиовердином растворимый пиоцианин (см. рис.20). Флуоресцентный пиовердин обычно флуоресцирует, когда пластина помещается под коротковолновый ультрафиолетовый свет (см. Рис. 21). Через несколько минут при комнатной температуре пластина теряет флуоресценцию. Однако флуоресценцию можно восстановить, снова поместив пластину при 37 ° C на несколько минут. Ни один из Enterobacteriaceae не производит пигмент при 37 ° C.

    6. Запах

    Большинство из Enterobacteriaceae имеют довольно неприятный запах; Pseudomonas aeruginosa придает характерный фруктовый или виноградный сок аромат из-за образования ароматического соединения под названием аминоацетофенон.

    7. Тест EnteroPluri-

    Для идентификации конкретных видов и подвидов Enterobacteriaceae можно использовать ряд методов. Видообразование важно, поскольку оно предоставляет данные о паттернах чувствительности к противомикробным агентам и изменениях, которые происходят в течение определенного периода времени. Это также важно для эпидемиологических исследований, таких как определение внутрибольничных инфекций и их распространения.

    В целях упрощения спецификации Enterobacteriaceae и уменьшения количества подготовленных сред и места для инкубации, необходимых для клинической лаборатории, на коммерческом рынке появился ряд автономных мульти-тестовых систем . Некоторые из этих мульти-тестовых систем были объединены с подготовленным компьютером руководством, чтобы обеспечить идентификацию на основе общей вероятности возникновения для каждой из биохимических реакций. Таким образом, можно экономично провести большое количество биохимических тестов за короткий период времени, а результаты можно будет точно интерпретировать с относительной легкостью и надежностью.

    EnteroPluri- Test (см. Рис. 22) представляет собой автономную пластиковую пробирку с отсеками, содержащую 12 различных агаров (позволяющих проводить в общей сложности 15 стандартных биохимических тестов) и прилагаемую посевную проволоку . После инокуляции и инкубации полученная комбинация реакций вместе с компьютерной системой кодирования и идентификации (CCIS) позволяет легко идентифицировать. Различные биохимические реакции EnteroPluri- Test и их правильная интерпретация обсуждаются ниже.Хотя он предназначен для идентификации членов семейства бактерий Enterobacteriaceae , иногда он также позволяет идентифицировать общие биотипы Pseudomonas и других неферментативных грамотрицательных бактерий. Он не идентифицирует Pseudomonas aeruginosa .

    ИДЕНТИФИКАЦИЯ ЧЛЕНОВ ENTEROBACTERIACEAE С ПОМОЩЬЮ ENTEROPLURI- TEST

    EnteroPluri- Test содержит 12 различных агаров, которые можно использовать для проведения 15 стандартных биохимических тестов (см. Рис.22). Интерпретируйте результаты вашего теста EnteroPluri- Test , следуя приведенным ниже инструкциям, и запишите их в таблице EnteroPluri- Test на странице результатов. Для получения более подробной информации о 15 биохимических тестах в EnteroPluri- Test см. Таблицу 13A.

    1. Интерпретируйте результаты ферментации глюкозы в отсеке .

    • Любой желтый = +; красный = —
    • Если результат положительный, обведите цифру 4 под глюкозой на странице результатов.

    2. Интерпретируйте результаты добычи газа также в отсеке 1 .

    • Белый воск, снятый с желтого агара = +; воск, не извлеченный из агара = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 2 под газом на странице результатов.

    3. Интерпретируйте результаты лизин декарбоксилазы в отсеке 2 .

    • Любой фиолетовый = +; желтый = —
    • Если результат положительный, обведите цифру 1 под лизином на странице результатов.

    4. Интерпретируйте результаты орнитин декарбоксилазы в отсеке 3 .

    • Любой фиолетовый = +; желтый = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 4 под орнитином на странице результатов.

    5. Интерпретируйте результаты производства H 2 S в отделении 4 .

    • Черный / коричневый = +; бежевый = — (Черный цвет может исчезнуть или снова стать отрицательным, если тест EnteroPluri- Test будет считан через 24 часа инкубации.)
    • В случае положительного результата обведите цифру 2 под H 2 S на странице результатов.

    6. Производство индола также в отделении 4 . В настоящее время не интерпретируйте индоловый тест. Добавляйте реагент Ковача только после прочтения всех остальных тестов (см. , шаг 16, ниже).

    7. Интерпретируйте результаты ферментации адонита в отсеке 5 .

    • Любой желтый = +; red = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 4 под адонитом на странице результатов.

    8. Интерпретируйте результаты ферментации лактозы в отсеке 6 .

    • Любой желтый = +; красный = —
    • Если результат положительный, обведите цифру 2 под лактозой на странице результатов.

    9. Интерпретируйте результаты ферментации арабинозы в отсеке .

    • Любой желтый = +; красный = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 1 под арабинозой на странице результатов.

    10.Интерпретируйте результаты ферментации сорбита в отсеке 8 .

    • Любой желтый = +; красный = —
    • Если результат положительный, обведите цифру 4 под сорбитом на странице результатов.

    11. Voges-Praskauer (VP) Испытание в отделении 9 . Не интерпретируйте тест VP в это время. Добавляйте реагенты альфа-нафтол и гидроксид калия (КОН) только после прочтения всех других тестов (см. , шаг 17, ниже).

    12. Интерпретируйте результаты ферментации дульцита в отсеке 10 .

    • Желтый = +; зеленый или темно-коричневый = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 1 под дульцитолом на странице результатов.

    13. Интерпретируйте результаты PA дезаминазы также в отсеке 10 .

    • Темно-коричневый = +; зеленый или желтый = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 4 под PA на странице результатов.

    14. Интерпретируйте результаты гидролиза мочевины в отделении 11 .

    • Розовый, красный или фиолетовый = +; бежевый = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 2 под мочевиной на странице результатов.

    15. Интерпретируйте результаты утилизации цитрата в отсеке 12 .

    • Любой синий = +; зеленый = —
    • Если результат положительный, обведите цифру 1 под цитратом на странице результатов.

    16. Ваш инструктор добавит 2-3 ​​капли реактива Ковача в ячейку для индольного теста .

    • Розовый / красный = +; желтый = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 1 под индолом на странице результатов.

    17. Y наш инструктор добавит 3 капли альфа-нафтоловый реагент и 2 капли гидроксида калия (КОН) в камеру для испытаний VP .

    • Красный = +; colorless = —
    • В случае положительного результата обведите цифру 2 под VP на странице результатов.

    18. Сложите все положительные числовые значения теста в каждом разделе в квадратных скобках. и введите каждую сумму в соответствующее поле кода на диаграмме EnteroPluri- Test на странице результатов.

    19. 5-значное число — это номер CODICE. Найдите этот номер в кодовой книге и определите свое неизвестное. (Если перечислено более одного микроорганизма, обычно необходимо провести подтверждающие тесты, указанные в CCIS. Кроме того, идентификация Salmonella или Shigella обычно подтверждается прямым серологическим тестированием, как описано в Лаборатория 17.)

    При возникновении проблем проконсультируйтесь со своим инструктором.

    7 91 Испытание

  • 5 9389 938 932 9000 938

    932 9000 938 9701 970

  • 97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    97

    НОМЕР КОДИСА:

    Группа 1

    Группа 2

    Группа 3

    Группа 4

    Группа 4

    6

    Глюкоза

    Газ

    Лизин

    Орнитин

    Адонитол

    Лактоза

    Арабиноза

    Сорбитол

    26
  • 79 9176
  • 26

    9176 9176

    PA

    Мочевина

    Цитрат

    Значение

    4

    4

    4

    925

    4

    2

    1

    4

    2

    95

    9559 9351 9

    17 1

    2

    1

    4

    2

    1

    Авторы и ссылки

    оппортунистических патогенов могут преодолевать географические барьеры

    Различные микробные группы микробиома свежих продуктов могут оказывать различное воздействие на здоровье человека.Это исследование было направлено на выявление некоторых микробных сообществ свежих продуктов путем анализа 105 образцов импортированных свежих фруктов и овощей из разных стран мира, включая местные образцы (Оман) для подсчета аэробных чашек и количества Enterobacteriaceae, Enterococcus и Золотистый стафилококк . Выделенные бактерии идентифицировали молекулярным (ПЦР) и биохимическим методами (VITEK 2). Enterobacteriaceae встречаются в 60% фруктов и 91% овощей. Enterococcus был выделен из 20% фруктов и 42% овощей. E. coli и S. aureus были выделены из 22% и 7% овощей соответственно. Девяносто семь бактерий, составляющих 21 вид, были идентифицированы с помощью VITEK 2 и ПЦР аналогичным образом на уровне видов. E. coli , Klebsiella pneumoniae , Enterococcus casseliflavus и Enterobacter cloacae были наиболее многочисленными видами; многие из них известны как условно-патогенные микроорганизмы, которые могут вызывать беспокойство по поводу улучшения микробиологического качества свежих продуктов.Филогенетические деревья не показали взаимосвязи между кластеризацией изолятов на основе гена 16S рРНК и странами происхождения свежих продуктов. Нельзя исключать передачу условно-патогенных микроорганизмов в свежих продуктах из других стран, что требует более эффективного управления.

    1. Введение

    Будучи источниками высокой энергии и богатыми минералами, витаминами, клетчаткой и фенолами, фрукты и овощи составляют важную группу продуктов питания, которая связана с поддержанием благополучия людей [1] и снижением заболеваемость некоторыми хроническими заболеваниями [2].Помимо питательной ценности свежих продуктов, их разнообразные микробиомы могут проходить через желудок в кишечник, где они устанавливают определенные ассоциации с хозяином, что приводит к различным последствиям для здоровья человека [3]. Недавно были обнаружены интересные взаимосвязи между микробиотой кишечника и ожирением, недоеданием, раком, личной мотивацией и принятием решений, в которых микробный баланс имеет решающее значение для поддержания здорового состояния [3, 4].

    С другой стороны, было обнаружено, что увеличение потребления фруктов и овощей в последние годы сопровождается увеличением числа инфекций и вспышек среди людей [5], поскольку они могут служить резервуаром для патогенов или условно-патогенных микроорганизмов [3] ].Фрукты и овощи могут быть заражены порчей или патогенными бактериями на любом этапе от производства до потребления [6, 7]. Хотя в их микрофлоре преобладают бактерии порчи, дрожжи и плесень, фрукты и овощи могут содержать патогенные бактерии, такие как Salmonella , Escherichia coli , Bacillus cereus , Campylobacter spp., Yersinia enterocolica Yersinia enterocolica. monocytogenes и Clostridium botulinum , а также некоторые вирусы и паразиты [6].В Королевской больнице, Оман, май 2008 г., B. cereus вызвали внутрибольничную вспышку гастроэнтерита и затронули 58 человек. B. cereus и его токсин были обнаружены в различных продуктах питания, включая овощи [8]. Более серьезная вспышка, май – июль 2011 г., была вызвана токсином шига, продуцирующим E. coli O104: h5 в Германии, где было зарегистрировано 2987 случаев гастроэнтерита, 855 случаев гемолитико-уремического синдрома и 53 случая смерти. Было обнаружено, что ростки пажитника заражены возбудителем [9].Ростки фасоли были связаны с двумя вспышками в США в 2014 г .; один был вызван L. monocytogenes в августе, а Salmonella Enteritidis — другим всего месяц спустя. L. monocytogenes также был вовлечен в другую вспышку, связанную с карамельными яблоками в октябре 2014 г. в США [10]. Оппортунистические патогены могут вызывать опасные для жизни инфекции, главным образом, у людей с ослабленным иммунитетом, но они могут оказывать положительное влияние на здоровье иммунокомпетентных людей, стимулируя иммунные функции и непрерывно воздействуя на иммунную систему [3].Непатогенные микробы, связанные с фруктами и овощами, могут иметь различные последствия для качества продуктов, влияя на скорость их порчи. Фрукты и овощи, по-видимому, также являются источниками распространения многих микробов в местах приготовления пищи [11].

    В Оман большое количество фруктов и овощей импортируется почти со всего мира, чтобы обеспечить круглогодичные поставки [12] в эту страну, которая расположена на перекрестке обмена культурных растений [13].Это исследование направлено на оценку микробной нагрузки некоторых свежих фруктов и овощей, импортируемых или выращиваемых в Омане, а также на выявление изолированных бактерий биохимическими и молекулярными методами с упором на новые условно-патогенные микроорганизмы. В исследовании также будут изучены генетические отношения между бактериями, выделенными из фруктов и овощей, происходящих из разных стран мира. Результаты этого исследования предоставят информацию о санитарном состоянии фруктов и овощей, производимых и потребляемых в этой части мира, что поможет улучшить их качество и безопасность для потребления.Насколько нам известно, это первый отчет, в котором анализируется микробное содержание свежих продуктов в этой стране, а также рассматривается связь наличия определенных условно-патогенных микроорганизмов, выделенных из различных местных и импортированных образцов, с особым воздействием на здоровье человека.

    2. Материалы и методы
    2.1. Сбор образцов

    Фрукты и овощи, которые в основном едят в сыром виде, были выбраны для этого исследования. Они содержали 7 видов свежих импортных или местных фруктов (банан, Musa spp.; финики, Phoenix dactylifera ; манго, Mangifera indica ; папайя, Carica papaya ; гранат, Punica granatum ; томат, Solanum lycopersicum ; и арбуз, Citrullus lanatus ) и 6 видов свежих импортных или местных овощей (капуста, Brassica oleracea ; перец Capsicum annuum ; морковь, Daucus carota ; огурец, Cucumis ; letus Lactuca sativa и редис Raphanus sativus ).Образцы были приобретены на местных рынках в Маскате или Низве, Оман, в период с апреля по сентябрь 2014 года. Импортируемые фрукты и овощи происходили из разных стран и отбирались в зависимости от их наличия на рынке в течение этого периода времени. Было получено по три образца для каждого типа фруктов или овощей, происходящих из одной страны. Образцы собирали в асептических условиях и охлаждали до анализа в течение 24 часов. Таблица 1 представляет происхождение всех образцов.



    98 0

    98 0

    98 0

    98 0

    98 0 Даты 9189 7

    98 31901

    0

    97 0, Иордания

    97 0, Нидерланды , Сирия
    01898 2, 3 71 0, 0 0, номер США: Соединенные Штаты Америки и ОАЭ: Объединенные Арабские Эмираты.
    Было проанализировано три образца из каждой страны.

    Номер Тип продукции Происхождение APC Enterobacteriaceae S. ) E. coli (44 ° C)

    Фрукты () Оман 3 3 0 0 0 0
    Филиппины 3 2 0 0 Оман 3 3 0 1 0 0
    Саудовская Аравия 3 2 0 1 0 0
    3 Манго Оман 3 18
    Индия, Пакистан 3, 3 1, 1 0, 0 0, 0 0, 0 0, 0
    4 Папайя 3 3 0 3 0 0
    Таиланд, Филиппины 3, 3 3, 3 0, 0 0, 0 0 01 0, 0
    5 Гранат Оман 1 0 0 0 0 0
    919 901 Индия, Саудовская Аравия, Саудовская Аравия 0 0, 0 0, 0 0, 0 0, 0
    6 Помидор Оман 3 3 0 0 0 2, 1, 3 0, 1, 3 0, 0, 0 0, 0, 2 0, 0, 0 0, 0, 0
    7 Арбуз Оман 3 1 0 1 0 0
    Египет, Иран 3, 3 0 0, 0 0, 0

    Овощи () man man 3 3 0 3 3 3
    Нидерланды 3 3 0 3 0 0
    O18981901 0 0 0 0
    Австралия, США 3, 3 3, 3 0, 0 0, 0 0, 0
    3 Capsicum Оман 3 2 0 0 0 0
    Иордания, ОАЭ 31998 3 0, 0 0, 0 0, 0
    4 Огурец Оман 3 3 0 0 10 0 3 3 0 1 0 0
    5 Салат Оман 3 3 0 1 0 1 Иордания 3, 3 3, 1 0, 0 3, 3 0, 1 0, 2
    6 Редис Оман 3 Оман 3 3 3 1
    Китай 3 3 0 3 1 1



    2.2. Микробиологический анализ фруктов и овощей
    2.2.1. Подготовка образцов, аэробный подсчет на чашке и выборочный подсчет бактерий

    Образцы анализировали в шкафу безопасности (очиститель класса II, Labconco, Канзас, США) и разрезали с помощью стерильных скальпелей. Некоторые фрукты (банан, манго, папайя, гранат и арбуз) были очищены от кожуры и проанализирована внутренняя мякоть. Двадцать пять граммов нарезанного образца взвешивали в стерильном пакете для стомахера и смешивали с 225 мл разбавителя максимального восстановления (MRD) и гомогенизировали в течение 1 мин с использованием миксера для стомахера (Bagmixer 100 MiniMix, Interscience, Bois Arpents, Франция).Серийные разведения готовили из исходного гомогената в MRD. Подсчет аэробных чашек (APC) выполняли методом распределения на чашках. Чашки со стандартным агаром для подсчета планшетов (SPCA) инкубировали при 35 ° C в течение 48 часов [7]. Подсчет Enterobacteriaceae проводили на агаре с фиолетово-красной желчной глюкозой (VRBG) методом выливания в чашки и инкубацией при 35 ° C в течение 24 часов. E. coli подсчитывали на среде триптон-желчного Х-глюкуронида (ТВХ), и планшеты инкубировали при 2 температурах: 30 и 44 ° C в течение 24 часов [14]. Staphylococcus aureus подсчитывали на агаре Бэрда-Паркера (BP) после инкубации при 35 ° C в течение 24 часов [7]. Enterococcus подсчитывали на агаре Сланец после инкубации при 35 ° C в течение 48 часов [15]. Все микробиологические среды были от Oxoid, England, и все эксперименты были повторены трижды.

    2.2.2. Идентификация бактерий

    Для каждой селективной среды (BPA, VRBG, TBX и агар Сланец) один бактериальный изолят, показывающий типичную морфологию (подробности можно найти, выполнив поиск на веб-сайте производителя (http: // www.oxoid.com/UK/blue/index.asp?c=UK&lang=EN)) был выбран из каждого образца для идентификации. Бактерии хранили при -80 ° C в криогенных флаконах с шариками (Viabank, Великобритания).

    (1) Идентификация бактерий с помощью VITEK 2 . Идентификация бактерий с помощью биохимических тестов проводилась с использованием автоматизированного идентификационного оборудования; VITEK 2-compact 15 (bioMérieux, Франция) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, бактериальные суспензии были приготовлены в стерильном физиологическом растворе (0.45%), а плотность доводили до стандарта МакФарланда 0,5–0,63 с помощью VITEK 2 DensiCheck (bioMérieux, Франция). Карты GP и GN использовались для грамположительных и грамотрицательных бактерий соответственно.

    (2) Идентификация бактерий методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) . Второй метод был выполнен с использованием полимеразной цепной реакции (ПЦР), направленной на бактериальную 16S рРНК [16]. Вкратце, ДНК экстрагировали с использованием набора StarPrep Two Kit, пригодного для пищевых продуктов (Biotecon Diagnostics GmbH, Потсдам, Германия).Качество и количество ДНК проверяли с помощью NanoDrop 2000 (Thermoscientific, США). ПЦР проводили путем переноса 1 мкл л каждого праймера (27F и 1492R; последовательности ДНК: 5′-AGAGTTTGATCMTGGCTCAG-3 ‘и 5′-TACGGYTACCTTGTTACGACTT-3’, соответственно), 22 мкл л стерильной воды milliQ и 1 мкл л образца ДНК в реакционные пробирки для ПЦР, содержащие шарики для ПЦР (puReTaq Ready-To-Go PCR beads, GE Healthcare, Великобритания). Температурный профиль (96-луночный термоциклер Veriti, Applied Biosystems, Сингапур) для реакции ПЦР был следующим: денатурация при 95 ° C в течение 2 минут, затем 35 циклов денатурации при 95 ° C в течение 30 секунд, отжиг при 54 ° C. C в течение 30 секунд и удлинение при 72 ° C в течение 1 мин.Окончательное удлинение проводилось при 72 ° C в течение 10 минут, а затем выдерживалось при 4 ° C. Аликвоты продуктов ПЦР проверяли, подвергая их электрофорезу в 1,5% агарозном геле и просматривая их с помощью GelDoc. Продукты ПЦР были отправлены на секвенирование в компанию Macrogen (Корея) с использованием тех же праймеров, что и для амплификации. Результаты секвенирования сравнивали с результатами, найденными в Национальном центре биотехнологической информации (NCBI) с помощью поиска BLAST. Затем последовательности эталонных изолятов каждого вида бактерий были получены из GenBank, и деревья соседних соединений были построены для каждой группы / рода бактерий с использованием 2-параметрической эволюционной модели Кимуры (Mega 5) [17].Затем были сгенерированы бутстрапные деревья консенсуса на основе правил большинства (1000 повторений).

    2.3. Статистические методы

    Двусторонний дисперсионный анализ (ANOVA) использовался для определения значительных различий в количестве аэробных чашек и Enterobacteriaceae между разными типами фруктов / овощей, а также между местными и импортными фруктами / овощами. Диск с данными 6.1 (Data Description, Inc., Нью-Йорк, США) использовался для выполнения статистических тестов для выявления любых значимых различий, которые считались.

    3. Результаты
    3.1. Подсчет бактерий

    Происхождение и количество положительных образцов фруктов и овощей показаны в таблице 1, а на рисунке 1 показано количество различных групп бактерий в различных фруктах и ​​овощах, использованных в этом исследовании. Количество аэробных чашек (APC) местных плодов (LF) (среднее значение = 6,1 log КОЕ г -1 ) было значительно выше, чем APC импортных фруктов (IF) (среднее значение = 5,0 log КОЕ г -1 ) (ANOVA, , α = 0,05), но APC достоверно не различалась между местными овощами (LV) (среднее значение = 6.3 log КОЕ г -1 ) и импортные овощи (IV) (среднее значение = 6,5 log КОЕ г -1 ) (ANOVA« α = 0,05). APC значительно различались между разными типами фруктов (ANOVA,, α = 0,05) и овощей (ANOVA,, α = 0,05). Enterobacteriaceae и Enterococcus были обнаружены во всех тестируемых группах, LF, IF, LV и IV, тогда как S. aureus был обнаружен только в LV (редис). E. coli был выделен из LV и IV, но не из каких-либо плодов (Рисунок 1).Пятнадцать образцов (71,4%) плодов местного производства были положительными на Enterobacteriaceae (среднее значение = 4,9 log КОЕ г -1 ), в то время как около половины (53,8%) импортированных фруктов были положительными на Enterobacteriaceae (среднее значение = 4,2 log КОЕ. г -1 ). Семнадцать образцов (94,4%) местных овощей были положительными на Enterobacteriaceae (среднее значение = 5,2 log КОЕ г -1 ), в то время как 24 образца (88,9%) импортных овощей были положительными (среднее значение = 5,3 log КОЕ г — 1 ). Количество Enterobacteriaceae в LF было значительно больше, чем количество в IF (ANOVA« α = 0.05), но он не отличался достоверно между LV и IV (ANOVA« α = 0,05). Количество Enterobacteriaceae значительно отличалось от одного типа фруктов к другому (ANOVA« α = 0,05), а также среди разных типов овощей (ANOVA« α = 0,05).


    При 30 ° C E. coli было выделено из 6 LV (3 кочана капусты и 3 редиса, среднее значение = 3,8 log КОЕ г -1 ) и из 2 образцов IV (салат и редис, среднее значение = 1). .9 log КОЕ г -1 ), а при 44 ° C E. coli была выделена из 4 образцов LV (3 капусты и 1 редис, среднее значение = 3,1 log CFU g -1 ) и из 3 образцов IV (2 салата и 1 редиса, среднее значение = 0,4 log КОЕ г -1 ). Enterococcus был обнаружен в 6 LF (28,6%, среднее = 3,8 log КОЕ г -1 ), 6 IF (15,4%, среднее = 2,6 log КОЕ г -1 ), 7 LV (38,9%, среднее = 4,2 log КОЕ г -1 ) и 13 IV (48,1%, среднее = 3,8 log КОЕ г -1 ). С.aureus был выделен только из 3 местных образцов редиса (среднее значение = 2,5 log КОЕ г -1 ).

    3.2. Идентификация бактерий

    Из 130 бактерий (пронумерованных от 1 до 130), выделенных из свежих фруктов и овощей (кроме 4 эталонных штаммов, номера 127–130), в общей сложности 97 (74,6%) изолятов (21 вид) были идентично идентифицируется с помощью VITEK 2 и ПЦР до уровня вида (Таблица 2). Наиболее часто встречающимися видами были E. coli (15 изолятов), затем Klebsiella pneumoniae и Enterococcus casseliflavus (по 13 изолятов), а затем Enterobacter cloacae (12 изолятов).Тридцать три бактерии не были идентифицированы на уровне видов с помощью VITEK 2 и ПЦР (таблица 3). Однако на уровне рода 14 изолятов не были идентифицированы одинаково с помощью двух методов. Различия в идентификации на уровне рода были только среди изолятов Enterobacteriaceae. Последовательностям гена 16S рРНК бактерий с номерами 1–130 были последовательно присвоены номера доступа KR265345-KR265474 из GenBank.

    ) 9189 7 918E (Нидерланды) , финики (Саудовская Аравия), салат (Иран), редис (Китай), помидоры (Сирия), арбуз (Иран), арбуз (Оман) 91
  • 897e 918oc898
  • 7 918oc898 9 1 (Оман) (Оман)

    8

    0


    Название бактерий Количество изолятов Рейтинг Источник

    1

    und und Нидерланды und )
    Enterobacter amnigenus 4 7 Морковь (США), салат (Оман), редис (Китай)
    Enterobacter asburiae

    08

    Enterobacter cloacae 12 4 Капуста, морковь, папайя, редис, арбуз (Оман), салат (Иран), папайя (Филиппины), папайя (Таиланд), помидор (Сирия), арбуз (Египет)
    Enterobacterormaechei 1 13 Помидор (Сирия)
    Enterobacter ludwigii 3 8 Стручковый перец, огурец (ОАЭ), помидор (Оман)
    Enterococcus casseliflavus 13
    Enterococcus faecalis 7 5 Салат (Иордания) ), салат (Иран), редис, манго, папайя (Оман)
    Enterococcus faecium 2 11 Кочанная капуста (Оман), салат (Иордания)
    13 Папайя (Оман)
    Enterococcus raffinosus 1 13 Даты (Оман)
    Escherichia coli 9000 15 1 Капуста, редис (Оман), салат (Иордания), редис (Китай)
    Klebsiella oxytoca 2 11 Редис (Китай)
    Klebsiella pneumoniae 13 2 Капуста (Оман), перец (Иордания), банан (Филиппины), финики (Оман), манго (Оман), папайя (Оман), арбуз (Иран)
    Kluyvera intermedia 1 13 Капуста (Нидерланды)
    Pantoea agglomerans 7 5 Кочанная капуста (США), морковь (США) (ОАЭ), салат (Иордания), редис (Китай), арбуз (Иран)
    Rahnella aquatilis 3 8 Морковь (Австралия), салат (Иран)
    кола 1 13 Капуста (Нидерланды)
    Serratia liquefaciens 1 13 Морковь (США)
    98 9000 Помидор (Оман)
    Staphylococcus aureus 3 8 Редис (Оман)

    000 000 000 000 000 000 000 000 ареферентные штаммы 1 ATCC 29213
    Staphylococcus aureus 1 ATCC 25923
    1 ATCC 29212
    Итого 97

    97 Enterococcus cecorum или Leuconostoc pseudomesenteroides Enterococcus raffinosus

    8

    Banana (Оман10)

    K

    20 Enterococcus faecium или E.gallinarum Enterococcus mundtii Кочанная капуста (Оман)
    21 Enterococcus cecorum или Leuconostoc pseudomesenteroides 70007 998 Enterococcus sulfureus Салат (Иордания)
    31 Enterococcus faecium илиgallinarum Enterococcus mundtii Салат (Иран)
    33 Enterococcus faecium или E. Enterococcus faecium или E. gallinarum Enterococcus mundtii Редис (Китай)
    45 Enterococcus raffinosus 58 Enterococcus raffinosus

    8 901

    98

    Klebsiella pneumoniae ssp. pneumoniae Klebsiella oxytoca Морковь (Оман)
    65 Pantoea spp . или Aeromonas sobria Pantoea agglomerans Capsicum (Оман)
    66 Pantoea spp. Pantoea agglomerans Capsicum (Oman)
    67 Pantoea spp. Erwinia aphidicola Capsicum (Иордания)
    69 Pantoea spp. Erwinia aphidicola Capsicum (Иордания)
    72 Ewingella americana или Pantoea spp. Pantoea divera Огурец (Оман)
    73 Pantoea spp. Pantoea divera Огурец (Оман)
    74 Pantoea spp. Pantoea divera Огурец (Оман)
    76 Pantoea spp. Erwinia aphidicola Огурец (ОАЭ)
    77 Pantoea spp. Erwinia rhapontici Огурец (ОАЭ)
    80 Leclercia adecarboxylata Enterobacter Cancerogenus 10 000 mane man
    man 918man

    0

    man 10 Enterobacter cloacae Салат (Иран)
    85 Pantoea spp. Pectobacterium carotovorum Редис (Оман)
    87 Pantoea spp. Enterobacter cloacae Редис (Оман)
    91 Serratia ficaria Pantoea дисперсия Banana (Оман10) 00 Pantoea cypripedii Банан (Оман)
    98 Enterobacter cloacae комплекс Enterobacter oryzae 10 9000 918 9000 Панамская Аравия 10a. Pantoea agglomerans Финики (Саудовская Аравия)
    100 Pantoea spp. Pseudocitrobacter faecalis Mango (Оман)
    103 Pantoea spp. Pantoea divera Mango (Индия)
    104 Pantoea spp. Pantoea дисперсия Mango (Пакистан)
    108 Pantoea spp. Pantoea eucrina Папайя (Таиланд)
    109 Pantoea spp. Pantoea divera Папайя (Таиланд)
    112 Pantoea spp. Escherichia hermannii Папайя (Филиппины)
    113 Pantoea spp. Enterobacter cloacae Папайя (Филиппины)
    118 Pantoea spp. Pantoea vagans Помидор (Сирия)

    Организмы с низкой дискриминацией (такой же биопаттерн был получен из тестируемых штаммов).Пунктирная линия: биоразнообразие одинаково для этих организмов: Enterobacter kobei, E. гормеечеи , E. cloacae ssp. cloacae , E. cloacae ssp. растворяется, или E. ludwigii .
    3.3. Филогенетический анализ

    Филогенетический анализ показал группировку большинства бактериальных изолятов с эталонными видами, полученными из NCBI, за исключением нескольких изолятов из Enterobacteriaceae. K. pneumoniae и R.aquatilis образовали четко выраженные кластеры, в то время как другие изоляты, принадлежащие к Enterobacteriaceae, образовали несколько групп (рис. 2). Изоляты E. coli сгруппированы в два кластера (значения начальной загрузки: 66–86%; рис. 3). Однако не было никакой связи между кластеризацией изолятов и странами или товарами, из которых они были получены. 5 изолятов (включая 2 эталонных штамма) S. aureus также сгруппированы вместе с очень высокой поддержкой бутстрапа (100%; рис. 4). Enterococcus видов, сгруппированных в различные кластеры (поддержка бутстрапа 50–100%; рис. 5). Не было также никакой связи между кластеризацией изолятов вида Enterococcus и странами или товарами, из которых они были получены (рис. 5).





    4. Обсуждение

    В большинстве исследований сообщается о наличии патогенов во фруктах и ​​овощах, но их подсчет редко документируется [5]. APC можно использовать для мониторинга гигиенического качества продукта в процессе обработки и распределения [18], но его трудно использовать для заключения о безопасности продукта [19].Тем не менее, некоторые исследователи [20] обнаружили сильную связь между APC и присутствием E. coli в тушах говядины, где 88% образцов с APC ≥4 log КОЕ / см 2 были положительными на E. coli , тогда как только 21% образцов с APC <2 log КОЕ / см 2 были положительными. В этом исследовании E. coli было выделено только из образцов овощей (из местной капусты и редиса, а также из импортного салата и редиса), все со средним APC ≥ 6,5 log КОЕ г -1 (рис. 1).Возможно, что между APC и конкретным патогеном существует определенная ассоциация, но это зависит от типа продукта и требует большого количества образцов для тестирования.

    В текущем исследовании овощи показали несколько более высокие АПК, чем фрукты (диапазон среднего количества = 4,1–7,0 и 1,1–6,7 log КОЕ г –1 , соответственно). Овощи обычно выращивают ближе к почве, чем фрукты, и поэтому они могут быть легко заражены из почвы [21]. Кроме того, некоторые фрукты, которые были физически загрязнены почвой (арбуз) или оседали пылью (папайя), показали высокие значения APC, составляющие ≥6 log КОЕ г -1 .Сообщалось, что листовые овощи дают больше АПК, чем нелистовые [7]. Наибольшее количество микробов было получено для APC листовых овощей, импортного салата (среднее значение = 7,0 log КОЕ г -1 ), а затем местной капусты (среднее значение = 6,9 log CFU г -1 ). Это на 1 логарифм меньше максимального APC (8 log КОЕ г -1 ), который был зарегистрирован для дыни, шпината и салата в Саудовской Аравии [7], но их максимальное количество энтеробактерий составляет 4 log КОЕ г -1 ( капуста и салат) было примерно на 2 журнала меньше, чем было обнаружено в текущем исследовании (папайя, капуста и редис) (рис. 1).Гранат оказался наименее загрязненным фруктом, имеющим APC 1,1 и 3,2 log КОЕ г -1 (местный и импортный, соответственно), при этом ни одна из других исследуемых групп бактерий не была обнаружена. Было показано, что гранатовый сок [2] и экстракты [22, 23] обладают антибактериальной активностью, но низкий pH около 3,5 граната [24] также мог способствовать этой ингибирующей активности.

    Клинически многие представители семейства Enterobacteriaceae относятся к числу наиболее сильных и распространенных патогенов [25]; действительно, многие из них приобрели устойчивость к большинству антибиотиков [21].После попадания в организм гены устойчивости к антибиотикам, если они присутствуют, могут быть переданы нормальной флоре кишечника человека и, следовательно, возможно, патогенным бактериям [26], особенно если эти детерминанты устойчивости могут сохраняться в кишечнике человека в течение целого года. предложено Форслундом и его коллегами [27]. Многие вспышки, связанные с потреблением свежих продуктов, вызваны бактериями, принадлежащими к Enterobacteriaceae. Вспышки, связанные с Salmonella Poona в огурцах, S. Enteritidis в проростках фасоли, E. coli O121 в сырых проростках клевера в 2014 г. и E. coli O157: H7 в готовых к употреблению салатах в 2013 г. — лишь некоторые примеры [10]. Нормальная флора многих фруктов и овощей содержит бактерии из группы Enterobacteriaceae, которые могут присутствовать в большом количестве [28]. Наши результаты показали, что количество Enterobacteriaceae было сопоставимо с APC (Рисунок 1), и только в гранате не было бактерий, принадлежащих к этому семейству (Таблица 1).С помощью VITEK 2 и ПЦР аналогичным образом идентифицировано 15 видов Enterobacteriaceae (таблица 2). Кроме того, 11 других видов в этой группе были идентифицированы с помощью ПЦР, но не с помощью VITEK 2 (Таблица 3). 3 рода Erwinia , Pectobacterium, и Pseudocitrobacter не включены в самую последнюю версию (7.01) идентификационной базы данных VITEK 2 по карте GN (изоляты с номерами 67, 69, 76, 77, 85 и 100) и 6 других изолятов могли быть неправильно идентифицированы на уровне рода с помощью VITEK 2 по сравнению с ПЦР (изоляты с номерами 80, 83, 87, 91, 112 и 113), хотя эти роды включены в базу данных VITEK 2.В этой группе 5 видов родов, идентифицируемых с помощью VITEK 2 и ПЦР, не включены в базу данных последней версии VITEK 2, включая Pantoea дисперсии (изоляты под номерами 72, 73, 74, 103, 104 и 109), Pantoea cypripedii. (изолят номер 92), Enterobacter oryzae (изолят номер 98), Pantoea eucrina (изолят номер 108) и Pantoea vagans (изолят номер 118).

    Род Klebsiella содержит условно-патогенные микроорганизмы, способные вызывать тяжелые инфекции [29]. Klebsiella pneumoniae была одним из наиболее доминирующих видов в этом исследовании и была выделена из местной капусты, фиников, манго и папайи, а также из импортированного перца (Иордания), банана (Филиппины) и арбуза (Иран). Pantoea agglomerans (ранее Enterobacter agglomerans ) и Rahnella aquatilis также являются условно-патогенными микроорганизмами [30]. Род Enterobacter — один из крупнейших родов семейства Enterobacteriaceae, насчитывающий не менее 19 видов.Он также показывает полифилетические паттерны, когда филогенетические деревья строятся на основе последовательностей 16S рРНК [31]. Многие виды в пределах рода Enterobacter были помечены как новые патогены [30]. Pseudocitrobacter — новый род в семействе Enterobacteriaceae, а Pseudocitrobacter faecalis был выделен из образца стула пациента и, как было обнаружено, содержит карбапенемазу NDM-1, которая придает устойчивость к карбапенемным антибиотикам [32]. В этом исследовании один изолятов был идентифицирован как P.faecalis (из местного манго) методом ПЦР (таблица 3). Насколько нам известно, это первое сообщение об изоляции этого вида из свежих продуктов.

    Erwinia aphidicola была впервые выделена из кишечника гороховой тли Харадой и сотрудниками [33]. В их исследовании биохимические тесты показали, что этот вид был наиболее близок к Erwinia herbicola и Pantoea agglomerans , но гибридизация ДНК-ДНК выделила его в новый вид. Позднее этот вид был признан важным патогеном растений, особенно фасоли [34].В этом исследовании 3 изолята E. aphidicola (из импортированного перца и огурца), идентифицированные с помощью ПЦР, были идентифицированы как Pantoea spp. от VITEK 2, и это может быть связано с их сходством, основанным на биохимических реакциях. Rahnella aquatilis , хотя она обычно присутствует в овощах [28], оказалась первичным патогеном и была выделена из крови, мокроты, мочи и стула [35]. В этом исследовании R. aquatilis было выделено из моркови (Австралия) и салата (Иран) (Таблица 2).Аналогично, Serratia spp. часто присутствуют в овощах [28], но такой вид, как Serratia marcescens (выделенный в данном исследовании из местных помидоров), был признан важной причиной внутрибольничных инфекций [36]. Serratia liquefaciens также вызывает инфекцию кровотока [37]. Citrobacter freundii , выделенная из томата, Нидерланды, в этом исследовании, как сообщалось, вызывает внутрибольничную бактериемию [38]. Raoultella planticola (выделено из капусты, Нидерланды) вызывает раневую инфекцию [39].

    E. coli считается лучшим санитарным индикатором, чем Enterobacteriaceae [28], где его присутствие указывает на недавнее фекальное заражение [30]. В отличие от Остерблада и его коллег [40], которые редко находили E. coli в исследованных 137 образцах овощей, E. coli был наиболее часто встречающимся видом в этом исследовании, собственно, из-за его селективного выделения на среде ТВХ. По данным Общества лидеров общественного здравоохранения [41], свежие продукты с числом E. coli ≥2 log КОЕ г -1 считаются неудовлетворительными.В этом исследовании местная капуста, редис и импортный редис содержали этот неудовлетворительный уровень (Рисунок 1). В текущем исследовании распространенность E. coli в местных и импортных овощах (33% и 15%, соответственно, или 22% во всех овощах) выше, чем было обнаружено Абадиасом с коллегами [28] в цельные овощи (7%,). Количество E. coli , выделенных при 44 ° C, было меньше, чем количество при 30 ° C (Рисунок 1), что указывает на то, что для прямого подсчета E. coli при 44 ° C на TBX было бы лучше предварительно инкубируйте планшеты при 30 ° C, чтобы реанимировать любые поврежденные клетки.

    S. aureus был обнаружен только в местной редьке со средним числом 2,5 log КОЕ г -1 . Сообщалось, что высокие уровни S. aureus > 4 log КОЕ г -1 могут указывать на продукцию энтеротоксина [14]. Однако другие исследователи [42] сообщили, что S. aureus были приписаны причиной вспышки пищевого отравления в отеле в Японии в 2005 году, где маринованный редис был одним из источников, из которых было выделено S. aureus .Количество этого патогена в редисе, сашими и замороженном крабе составляло 1,7, 1,7 и 2,0 log КОЕ г -1 соответственно, но его энтеротоксин был обнаружен в образце рвоты, что указывает на значительную изоляцию патогенов из пищевых продуктов, даже на низких уровнях, поскольку некоторые из них могут размножаться в пищевых продуктах, если они не хранятся при надлежащей температуре (1–5 ° C для свежих фруктов и овощей) [28].

    Как и предыдущие результаты [43], наши результаты показали, что больше образцов овощей (LV = 38.9%, IV = 48,1%) содержат Enterococcus , чем плоды (LF = 28,6%, IF = 15,4%). Enterococcus spp. вовлечены в пищевую интоксикацию и распространение устойчивости к антибиотикам по пищевой цепи, и они являются основной причиной внутрибольничных инфекций [15], из которых E. faecalis и E. faecium вызывают большинство из них [43]. Enterococcus был выделен из всех типов протестированных фруктов и овощей (местных и / или импортных), кроме банана, граната, моркови и стручкового перца (Таблица 1).Наибольшее количество Enterococcus было обнаружено в местной капусте, за которой следовала местная папайя (4,9 и 4,6 log КОЕ г -1 , соответственно, рис. 1). Присутствие Enterococcus указывает на фекальное загрязнение [30], которое может появиться не недавно, поскольку они могут сохраняться в окружающей среде в течение длительного времени. Однако, помимо желудочно-кишечного тракта животных и людей, этот вездесущий организм можно найти в почве и на растениях, но идентификация видов может помочь в распознавании источника Enterococcus . E. faecalis и E. faecium может быть лучшим индикатором фекального загрязнения человека, чем Enterococcus casseliflavus и Enterococcus mundtii , которые более распространены в окружающей среде [44]. В этом исследовании E. faecalis было выделено из салата, импортированного из Иордании и Ирана, а также из редиса, манго и папайи, произведенных в Омане, а E. faecium было выделено из капусты, произведенной в Омане, и из салата, импортированного из Иордании.В других исследованиях E. faecalis было выделено из салата, редиса, помидоров, яблок, огурцов, картофеля, проростков и моркови, а E. faecium было выделено из фиников, салата, помидоров и соевых продуктов [15, 43 ].

    Подобно результатам других [43], E. casseliflavus был наиболее распространенным видом Enterococcus (13 изолятов, таблица 2). Обнаружены три изолята Enterococcus ludwigii (стручковый перец, огурец (ОАЭ), томат (Оман)), 1 изолят Enterococcus hirae (папайя, Оман) и 1 изолят Enterococcus raffinosus (даты, Оман).Три вида в пределах рода Enterococcus , которые не были идентифицированы аналогичным образом с помощью VITEK 2 и ПЦР, не включены в базу данных последней версии VITEK 2, включая E. mundtii (изоляты с номерами 20, 31, 33 и 36), E .sulphureus (изоляты № 21 и 27) и E. gilvus (изолят № 45). E. hirae и E. mundtii были выделены ранее из различных фруктов и овощей [43]. Было показано, что генетический обмен детерминантами вирулентности может происходить между пищевыми продуктами и клиническими изолятами E.faecium [45]. Фактически, зараженная пища может представлять опасность и быть источником внутрибольничных инфекций [46].

    В таблице 4 обобщены некоторые бактерии, которые, как сообщалось ранее, вызывают инфекции у человека и которые были выделены в настоящем исследовании из свежих продуктов. Их источники могут быть экологическими, пищевыми или неизвестными. Очевидно, что эти бактерии могут получить доступ к критическим участкам тела и вызвать инфекции. Многие из них считаются условно-патогенными микроорганизмами, способными вызывать инфекции у лиц с ослабленным иммунитетом.Однако бывают спорадические случаи, когда они могут действовать как первичные патогены и, таким образом, вызывать инфекции у иммунокомпетентных здоровых людей. Более того, возможно, что условно-патогенные микроорганизмы могут стать важными патогенами в будущем [3]. Определение микробного качества свежих продуктов, подаваемых в больницах, будет иметь особое значение, потому что перемещение патогенных или условно-патогенных микроорганизмов либо к пациентам с ослабленным иммунитетом, либо к другим средам в больницах может дать этим бактериям и / или их генетическим детерминантам патогенности больше шансов на участие. в процессе болезни.

    ocus 9000 9000 918ocsp 9000 Италия [52] 918oc98 901 918oc98 901 97 Enter 54] США Италия Stapure

    Бактерии Образец изоляции Страна Ref.

    Citrobacter freundii Кровь, моча США, Южная Африка [38, 47]
    Enterobacter USA amnigenus Enterobacter amnigenus
    Enterobacter asburiae Кровь Южная Африка [47]
    Enterobacter cloacae Стул США США Кровь / трахея, носоглотка / прямая кишка США [50]
    Enterobacter ludwigii Кость Индия [51]
    Enterococcus faecalis 900 08 Кровь Южная Африка [47]
    Enterococcus faecium Цереброспинальная жидкость USA [53]
    Enterococcus raffinosus Гематома таза Германия [55]
    Escherichia coli Кул Стул
    Кул Стул США Стул Австрия [56]
    Klebsiella pneumoniae Моча / печень, трахея США, ЮАР [47, 57]
    Aglome1998 Aglome1998 Aglo 7 Италия [58]
    Rahnella aquatilis 900 08 Кровь Италия [58]
    Raoultella planticola Перитонеальная жидкость, мягкие ткани, рана Бразилия, Ирландия, Саудовская Аравия [39, 5

    10] Serratia liquefaciens
    Кровь США [37]
    Serratia marcescens Глаз США [61]
    Италия [62]

    Филогенетический анализ показал группирование большинства бактериальных изолятов с эталонными штаммами, полученными из NCBI, за исключением нескольких видов, главным образом из Enterobacteriaceae.Члены Enterobacteriaceae имеют близкие генетические отношения, и виды часто дают полифилетические группы в деревьях, построенных с использованием последовательностей 16S рРНК [63–65]. 5 изолятов S. aureus были сгруппированы вместе с очень высокой поддержкой начальной загрузки (100%, рис. 4). Аналогичным образом было показано, что секвенирование гена 16S рРНК может быть точно использовано для генерации филогенетических отношений рода Staphylococcus [66]. Секвенирование гена 16S рРНК позволило хорошо разделить род Enterococcus на 8 кластеров, а именно на E.faecium , E. hirae , E. mundtii , E. gilvus , E. raffinosus , E. casseliflavus , E. faecalis и E. sulfureus (рис. процентов 50–100). Подобное различение рода Enterococcus было ранее показано путем секвенирования генов 16S рРНК и rpoA [67].

    Хотя бактерии могут заражать свежие продукты на любом этапе от фермы до вилки, в текущем исследовании некоторые образцы были очищены от кожуры, а многие были получены в оригинальной упаковке, что может свидетельствовать о заражении из стран происхождения.Не было обнаружено никакой связи между кластеризацией изолятов на основе гена 16S рРНК и странами или товарами, из которых они были получены. Таким образом, нельзя исключать циркуляцию этих видов бактерий между разными странами, и это может вызвать опасения по поводу роли, которую играет карантин в ограничении распространения патогенов человека и растений через сельскохозяйственные товары. Однако необходимо провести дополнительные эпидемиологические исследования специально для каждого вида, принимая во внимание увеличение количества изолятов и дальнейшую характеристику штаммов, чтобы установить некоторые взаимосвязи между различными генотипами.

    В заключение, в этом исследовании впервые проанализирована микробная нагрузка некоторых свежих фруктов и овощей в Омане в точках розничной продажи. Наличие большого количества APC и Enterobacteriaceae, а также фекальных бактерий указывает на то, что гигиенические условия фруктов и овощей в Омане неудовлетворительны и должны быть улучшены. Понимание сложной микробной экосистемы, уникальной для каждого продукта в данной стране, было бы важно для создания полностью контролируемых систем для фруктов и овощей, которые можно было бы применять во время сбора урожая, производства, распределения и маркетинга, направленных на борьбу с порчей и патогенными микробами.Присутствие S. aureus , возможных патогенных энтерококков и E. coli , а также других условно-патогенных и новых патогенов в исследованных свежих фруктах и ​​овощах требует дальнейшего изучения детерминант вирулентности, которые могут быть важны в будущем для отслеживания их патогенности. эволюция.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

    Благодарность

    Авторы благодарят Университет Султана Кабуса за финансовую поддержку этого исследования.

    Границы | Enterobacter aerogenes и Enterobacter cloacae; универсальные бактериальные патогены, противостоящие лечению антибиотиками

    Введение

    Enterobacter — это род обычных грамотрицательных, факультативных анаэробных палочковидных неспорообразующих бактерий, принадлежащих к семейству Enterobacteriaceae . Два из его хорошо известных видов, Enterobacter aerogenes и E. cloacae , приобрели клиническое значение как условно-патогенные бактерии и стали патогенами у пациентов интенсивной терапии, особенно у тех, кто находится на ИВЛ (Mezzatesta et al. ., 2012).

    Enterobacter aerogenes изначально назывался Aerobacter aerogenes , а в 1960 году был включен в род Enterobacter . генетическое родство с родом Klebsiella . Интересно отметить, что фенотипические различия между E. aerogenes и родом Klebsiella включают не только подвижность, но также наличие активности орнитиндекарбоксилазы (ODC) и отсутствие активности уреазы у E.aerogenes (Фармер и др., 1985). Однако недавно полное секвенирование полногенома клинического изолята с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ) (включая колистин) позволило предположить возможную реклассификацию видов из рода Klebsiella под названием K. aeromobilis (Diene et al. , 2013). Особый фенотип E. aerogenes можно отнести к горизонтальному приобретению дополнительных генов от других видов Enterobacteriaceae и мобильных элементов, которые быстро интегрировались и транслировались так же легко, как и их собственное наследственное наследие (Diene et al., 2013). Например, жгутиковые гены и его система сборки были приобретены в блоке от рода Serratia . Конъюгация плазмид — это химера транспозонов и генетических элементов (конъюгация, интеграция) различного бактериального происхождения. E. aerogenes также содержит восемь оперонов рРНК и 87 тРНК, связанных со способностью транслировать импортированные гены, которые используют разные кодоны, улучшая его способность использовать свои интегрированные чужеродные гены. E. aerogenes был вовлечен в крупную европейскую вспышку в период с 1993 по 2003 год и считается образцом условно-патогенных бактерий.

    Виды комплекса E. cloacae широко встречаются в природе, но они также являются патогенами: E. cloacae и E. гормейкеи наиболее часто выделяются из клинических образцов человека. Таким образом, E. cloacae входит в число наиболее распространенных Enterobacter sp. вызывая только внутрибольничные инфекции в последнее десятилетие, и было опубликовано много публикаций об особенностях устойчивости этих микроорганизмов к антибиотикам. Несмотря на актуальность E.cloacae как внутрибольничный патоген, патогенные механизмы и факторы, способствующие развитию заболевания, связанного с комплексом E. cloacae , еще не изучены; это могло быть связано с нехваткой и разбросом доступной информации. Его способность образовывать биопленки и секретировать различные цитотоксины (энтеротоксины, гемолизины, порообразующие токсины) важны для его патогенности (Mezzatesta et al., 2012). Некоторые генотипы и виды ранее демонстрировали некоторые ассоциации с клиническими образцами, в частности с мочой и мокротой, при клональных вспышках с представителями E.cloacae были редкими (Издебски и др., 2014). Интересно, что из-за распространения наиболее частых β-лактамаз расширенного спектра (БЛРС) и карбапенемаз у этого вида E. cloacae теперь стали третьим видом Enterobacteriaceae широкого спектра, вовлеченным в нозокомиальные инфекции после Escherichia coli и . K. pneumoniae (Potron et al., 2013; Jarlier, INVS, 2014).

    Эпидемиология и инфекции

    Enterobacter aerogenes выделен в виде клинических образцов человека из дыхательных путей, мочи, крови или желудочно-кишечного тракта (Langley et al., 2001). Эпидемиология этого вида была особенной в Европе: с 1993 года он регулярно участвовал в вспышках внутрибольничных инфекций, особенно в Западной Европе (Georghiou et al., 1995; Grattard et al., 1995; Allerberger et al., 1996; Arpin. et al., 1996; Davin-Regli et al., 1996; De Gheldre et al., 1997; Jalaluddin et al., 1998). До 2003 г. E. aerogenes считался важным развивающимся патогеном МЛУ, особенно в отделениях интенсивной терапии (Bosi et al., 1999; Chevalier et al., 2008; Фигура 1). Ситуация в Европе 1990-х годов указала на распространение эпидемического клона, и с тех пор он широко выявлялся в европейских больницах и медицинских учреждениях. Это событие соответствовало международному распространению ESBL TEM-24 ( bla TEM-24 ), содержащегося в эпидемической плазмиде (Bosi et al., 1999). Распространенность Enterobacter sp. инфекция в клинических палатах также увеличилась из-за введения цефалоспоринов расширенного спектра действия и карбапенемов в терапию антибиотиками (Arpin et al., 1996; Анастай и др., 2013). Следствием этой антибиотикотерапии является появление «пан-лекарственных изолятов E. aerogenes », устойчивых к антибиотикам последней линии, таким как карбапенемы, а также к колистину, для которых не было доступных терапевтических вариантов (Chevalier et al., 1999; Thiolas et al., 2005; Diene et al., 2013). Интересно, что роль механизма оттока в устойчивости E. aerogenes изучалась в течение 8 лет. Это исследование показало заметное увеличение распространенности механизма оттока, чувствительного к ингибитору помпы, в клинических изолятах, собранных в этот период (Chevalier et al., 2008). После появления ESBL у E. aerogenes и характеристики мутаций порина в клинических изолятах эта роль механизма оттока подчеркивает новый шаг в адаптационной эволюции у E. aerogenes (Charrel et al., 1996; Malléa et al. al., 1998; Gayet et al., 2003).

    С 2010 года E. aerogenes во Франции занимает пятое место по количеству Enterobacteriaceae и седьмое место по грамотрицательному уровню Bacillus , ответственному за печально известные нозокомиальные инфекции (Carbonne et al., 2013; Фигура 2). Несмотря на присущую ему устойчивость к ампициллину и постоянную экспрессию БЛРС, которая связана с другими механизмами устойчивости, способствующими фенотипу МЛУ, его распространенность значительно снизилась (коэффициент снижения 20) во Франции (Anastay et al., 2013; Jarlier and INVS, 2014) . Его позиция сместилась в контексте внутрибольничных инфекций из-за резкого роста пандемического клона O25: h5-ST131 E. coli вместе с K. pneumoniae и E.cloacae , ESBL и / или штаммы, продуцирующие карбапенемазу. Хотя E. aerogenes чаще вызывает септический шок у пациентов, что приводит к более высокому уровню смертности (Song et al., 2010; Lavigne et al., 2012), E. cloacae в настоящее время является наиболее часто наблюдаемым клиническим изолятом. среди Enterobacter sp. Это может быть связано с распространением настоящих эпидемических плазмид, несущих наиболее распространенные гены устойчивости и экспрессирующих новые β-лактамазы или мази карбапен и (рис. 2).

    РИСУНОК 2. Распределение основных видов Enterobacteriaceae -ESBL ( n на 10 000 пациенто-дней): эволюция в 2002–2013 гг. По данным французской национальной координации эпиднадзора за МЛУ (Carbonne et al., 2013; Jarlier and INVS, 2014) . ЛОР АЭР, Enterobacter aerogenes ; ЛОР CLO, E. cloacae ; ESC COL, E. coli ; KLE PNE, Klebsiella pneumoniae ; ТОТ ENB, Всего Enterobacteriaceae ; БЛРС, β-лактамазы расширенного спектра действия.

    Enterobacter cloacae повсеместно встречается в наземных и водных средах (вода, сточные воды, почва и продукты питания). Этот вид встречается в виде комменсальной микрофлоры в кишечном тракте людей и животных, а также является патогеном у растений и насекомых. Это разнообразие местообитаний отражается генетическим разнообразием E. cloacae (Mezzatesta et al., 2012). Недавно данные эпидемиологических методов MLST и PFGE выявили мировую циркуляцию нескольких эпидемических клональных комплексов (Izdebski et al., 2014).

    Это также хорошо известный внутрибольничный патоген, вызывающий бактериемию, эндокардит, септический артрит, остеомиелит, инфекции кожи / мягких тканей, а также инфекции нижних дыхательных путей, мочевыводящих путей и внутрибрюшных инфекций (Fata et al., 1996). E. cloacae имеет тенденцию заражать различные медицинские, внутривенные и другие больничные устройства (Dugleux et al., 1991). Нозокомиальные вспышки также были связаны с колонизацией определенного хирургического оборудования и растворов для оперативной чистки (Wang et al., 2000). За прошедшее десятилетие E. cloacae неоднократно регистрировались как внутрибольничный патоген в неонатальных отделениях, и было зарегистрировано несколько вспышек инфекции (Fernandez-Baca et al., 2001; Pestourie et al., 2014). Сегодня вариабельность среди штаммов встречается реже, и вспышки из-за клональных E. cloacae гиперпродуцирующих β-лактамазу AmpC и изолятов носителей ESBL описаны в образцах новорожденных, образцах мочи / кала взрослых или в образцах окружающей среды (Pestourie et al., 2014).

    Enterobacter cloacae обладает внутренней устойчивостью к ампициллину, амоксициллину, цефалоспоринам первого поколения и цефокситину из-за продукции конститутивной β-лактамазы AmpC. Он демонстрирует высокую частоту ферментативной устойчивости к цефалоспоринам широкого спектра действия. Устойчивость Enterobacter sp. к цефалоспоринам третьего поколения чаще всего вызывается гиперпродукцией β-лактамаз AmpC, и, таким образом, лечение цефалоспоринами третьего поколения может приводить к отбору мутантов, продуцирующих AmpC со сверхпродуцированием.Избыточное производство AmpC происходит из-за дерепрессии хромосомного гена или за счет приобретения переносимого гена ampC из плазмид или других мобильных элементов. Опосредованная плазмидой AmpC устойчивость отличается от продукции хромосомных ферментов, поскольку они не индуцируются. Однако они представляют проблему из-за все большей распространенности среди клинических изолятов. Фермент придает устойчивость к цефалоспоринам третьего поколения, уреидо- и карбоксипенициллинам и не ингибируется обычными ингибиторами β-лактамаз.Цефалоспорины четвертого поколения сохраняют разумную активность против дерепрессированных штаммов, но если штаммы также являются продуцентами БЛРС, они становятся устойчивыми к этому классу антибиотиков. Преобладание продуцентов ESBL и CTX-M составляло примерно 5% от изолятов в недавних исследованиях, а ESBL чаще всего опосредованы плазмидами. Эти характеристики, связанные с частым эндогенным кишечным носительством E. cloacae , могут приводить к аномально высоким уровням в кишечнике госпитализированных пациентов, особенно тех, кто получал цефалоспорины (Potron et al., 2013).

    Ферментативный барьер и устойчивость к антибиотикам

    Продукция β-лактамаз является важным механизмом, ответственным за устойчивость к β-лактамам у большинства этих видов. Штаммы E. aerogenes обладают широкой способностью развивать механизмы устойчивости к антибиотикам (Miro et al., 1995). Они естественным образом экспрессируют хромосомную цефалоспориназу β-лактамазного типа на низком уровне (группа 1 Bush), что индуцирует устойчивость к цефалоспоринам первого поколения (Freney et al., 1988).Приобретенные хромосомами механизмы устойчивости к β-лактамам вызывают перепроизводство хромосомной цефалоспориназы AmpC: это является результатом индукции во время лечения цефалоспорином третьего поколения или мутацией в репрессоре AmpR и вызывает устойчивость почти ко всем β-лактамам (Preston et al. ., 2000). Более того, было описано, что штаммов E. aerogenes , несущих ген цефалоспориназы AmpC, интегрировали ген хромосомного происхождения ( bla CMY-10) в большую плазмиду (130 т.п.н.), способствуя систематической передаче гена даже в отсутствие давления антибиотиков (Lee et al., 2003).

    В 1993 г. появились первые случаи внутрибольничных инфекций, вызванных штаммами, резистентными к обычным β-лактамным антибиотикам из-за БЛРС (Pitout et al., 1998). ESBL TEM-24, связанный с E. aerogenes клональное распространение во Франции, постоянно сообщалось (Neuwirth et al., 1996; Bosi et al., 1999; Bertrand et al., 2003). Часто идентифицируются другие БЛРС типа ТЕМ или СТХ-М (например, СТХ-М-2), но ТЕМ-24 остается ассоциированным с предпочтительной конъюгативной плазмидой этого вида (Arpin et al., 2002; Dumarche et al., 2002; Biendo et al., 2008; Канамори и др., 2012). Из-за хорошо описанной модификации экспрессии поринов и недавнего распространения плазмид, несущих карбапенемазы, появился ряд устойчивых к имипенемам клинических штаммов (Miro et al., 1995; Bornet et al., 2000; Biendo et al., 2008). ; Lavigne et al., 2012). Карбапенемазы типов NDM и VIM в настоящее время, как и ожидалось, описаны в E. aerogenes в Индии, а для группы сериновых протеаз — как KPC или β-лактамазы класса D, обладающие свойствами карбапенемаз, как типы OXA-48, описаны в Европе / Азии. (Khajuria et al., 2014; Torres et al., 2014).

    Подобно E. aerogenes , E. cloacae также обладает естественной устойчивостью к ампициллину, амоксициллин – клавулановой кислоте, цефалотину и цефокситину из-за низкой продукции естественной индуцибельной цефалоспориназы группы 1 Буша (класс C). Они способны сверхпродуцировать β-лактамазы AmpC путем блокирования репрессии хромосомного гена или приобретения переносимого гена ampC на плазмидах, придающих устойчивость к цефалоспоринам третьего поколения (Nauciel et al., 1985; Захер и Чимолай, 1997). Сам по себе цефепим может сохранять свою активность (Sanders and Sanders, 1997). Клиническая устойчивость к AmpC составляет 50% изолятов и часто сосуществует с экспрессией ESBL. В 1989 г. появились первые случаи внутрибольничного изолята, несущие плазмидные БЛРС, вызывающие также устойчивость к цефалоспоринам третьего поколения, за исключением цефамицинов (De Champs et al., 1989). Вместе эти ферменты ответственны за общую устойчивость ко всем β-лактамам, кроме карбапенемов (Pitout et al., 1997). За последнее десятилетие E. cloacae стали третьими по распространенности Enterobacteriaceae , устойчивыми к цефалоспоринам третьего поколения с кишечными E. coli и K. pneumoniae (Jarlier and INVS, 2014). Имипенем остается наиболее эффективной молекулой для лечения инфекций E. cloacae . С тех пор различные типы БЛРС TEM, SHV и CTX -M были охарактеризованы в E. cloacae , включая резистентные ингибиторы ТЕА или IRT (для резистентного к ингибитору ТЕМ ; Arpin et al., 2002; Сабо и др., 2005; Галас и др., 2008). Однако среди продуцентов ESBL в настоящее время идентифицированы некоторые субклоны, связанные с продукцией CTX-M-3 и 15, тогда как другие типы TEM или SHV (например, SHV-12) также связаны с изолятами, вызванными эпидемическими эпизодами. Диффузия E. cloacae , продуцирующих CTX-M-15 ESBL, является следствием широкого распространения идентичных или родственных плазмид, несущих ген CTX-M-15, впервые идентифицированный в эпидемическом клоне E. coli и CTX- M β-лактамазы в настоящее время являются наиболее распространенными БЛРС во всем мире (Hammami et al., 2012).

    В последние годы были идентифицированы клинические изоляты, устойчивые к продуцированию карбапенемаз (Nordmann et al., 1993; Galani et al., 2005). В 2010 году CDC впервые сообщил о носительстве NDM-1 у E. cloacae от пациентов, получавших медицинскую помощь в Индии. В частности, в Азии были описаны штаммы, содержащие металло-β-лактамазы в качестве ферментов типа IMP, NDM, GIM, VIM и KPC типа серинкарбапенемазы (Huang et al., 2012; Dai et al., 2013; Hamprecht et al. , 2013; Jaskulski et al., 2013). Серинкарбапенемаза типа OXA-48 является наиболее распространенной, поскольку ее ген расположен на плазмиде, связанной с геном bla-CTX-M-15 , кодирующим БЛРС, что объясняет ее распространение и связанную с этим устойчивость (Potron et al., 2013; Torres et al., 2014). Наблюдалось повышение уровня устойчивости к имипенему у E. cloacae с 0,4 до 8% (Lee et al., 2005; Poirel et al., 2007; Robert et al., 2014). Эпидемическое исследование, касающееся инфекций кровотока E. cloacae , показало, что в соответствующих штаммах продуцируется 25% металло-β-лактамазы (Khajuria et al., 2014). Таким образом, снижение восприимчивости к карбапенемам у изолятов E. cloacae , приобретенных в больнице, могло возникнуть в результате поэтапного накопления детерминант МЛУ в различных клонах. Сегодня E. cloacae являются вторыми Enterobacteriaceae , несущими карбапенемазу, и сообщалось о штаммах, коэкспрессирующих две карбапенемазы (Izdebski et al., 2014).

    Что касается аминогликозидов, основной механизм устойчивости Enterobacteriaceae обусловлен ферментами, модифицирующими аминогликозиды, которые часто кодируются плазмидами, но также могут быть связаны с мобильными элементами.Эти ферменты делятся на три группы: ацетилтрансферазы (ацетилирование аминогруппы / AAC), фосфотрансферазы (фосфорилирование гидроксильной группы / APH) и аденилилтрансферазы (аденилилирование гидроксильной группы / AAD или ANT). Обмен плазмид и распространение транспозонов способствует быстрому приобретению фенотипов устойчивости (Mezzatesta et al., 2012).

    Устойчивый штамм варьирует от 0 до 51% устойчивости к гентамицину и от 0 до 34% к амикацину (Sanders and Sanders, 1997).В 2013 году важное эпидемиологическое исследование подтвердило, что гены, модифицирующие аминогликозиды, участвующие в формировании клинической устойчивости к аминогликозидам, были aac ( 3 ) -IIa , aac ( 6 ′) -Ib , и ant ( 2 ′ ′) -Ia , гены, придающие устойчивость к тобрамицину, гентамицину и амикацину (Miró et al., 2013). Штаммы часто содержат более одного фермента (Miró et al., 2013). Устойчивость к этому ферментативному типу связана в 77% клинических изолятов в Китае с другими плазмидными генами ( armA , rmtB ; Huang et al., 2012). Среди них аминогликозид AAC (6 ‘) — Ib является наиболее частой причиной устойчивости к амикацину среди членов семейства Enterobacteriaceae . В предыдущем исследовании было замечено, что более 40% изолятов E. cloacae имели ген aac (6 ‘) — Ib, хотя многие изоляты с этим геном были чувствительны к амикацину и гентамицину, которые были самый активный из всех протестированных препаратов (Kim et al., 2009).

    Ферментативная устойчивость к фторхинолонам была недавно описана и приписана аллелю двухточечной мутации aac ( 6 ′) — Ib [названный aac ( 6 ′) — Ib cr ], ферментативный детерминант устойчивости к аминогликозидам, который ацетилирует ципрофлоксацин и норфлоксацин (Huang et al., 2012). Систематический молекулярный обзор, сообщающий о распространенности и характеристиках aac ( 6 ′) -Ib-cr в Корее, показал высокую распространенность этого механизма (23%) у E. cloacae (Huang et al., 2012). Распространение этого нового механизма ферментативной резистентности происходит, поскольку aac (6 ‘) -Ib-cr тесно связан с bla OXA-1 , IS CR1 и интегроном класса 1. Это подтверждает предыдущий вывод, согласно которому aac ( 6 ′) -Ib-cr был расположен выше по течению от bla OXA-30 (синонимно называется bla OXA-1 ) в сложном интегроне класса 1. , In37, содержащий IS CR1 (Quiroga et al., 2007). Была продемонстрирована генетическая связь между aac ( 6 ′) -Ib-cr и bla CTX-M-15 (Huang et al., 2012).

    Мембранный барьер и устойчивость к антибиотикам

    Порин и проницаемость мембраны

    Карбапенемы — самые мощные средства для лечения серьезных внутрибольничных инфекций, вызываемых MDR Enterobacteriaceae . Из-за использования имипенема быстро было сообщено о снижении проникновения β-лактамов из-за изменения экспрессии поринов в E.aerogenes . Charrel et al. (1996) показали, что штаммы MDR E. aerogenes проявляют характерный фенотип, связанный с измененной экспрессией поринов, а затем последовательные исследования подтвердили описание более частых штаммов MDR у пациентов, получавших β-лактамы (Bornet et al., 2000; Fernandez-Cuenca et al., 2006). Этот механизм устойчивости является обратимым после прекращения лечения (Bornet et al., 2000) и прогрессирует во время лечения. Среди промежуточных штаммов, которые чувствительны к имипенему, но устойчивы к эртапенему, наблюдается потеря порина Omp35, но экспрессия порина Omp36 сохраняется.При продолжении лечения имипенемом отмечается исчезновение двух поринов и устойчивость ко всем карбапенемам (Lavigne et al., 2013). Недавно в клиническом штамме был обнаружен новый механизм устойчивости, при котором антибиотик не может эффективно транслоцироваться через мутировавший порин (см. Мутация и устойчивость к антибиотикам). Кроме того, имипенем и карбапенемаза типа KPC были описаны как ответственные за устойчивость к карбапенемам, связанную со снижением проницаемости мембраны (Jaskulski et al., 2013). Проводимость и селективность этих поринов, Omp35 и Omp36, соответствуют свойствам, полученным с OmpC и OmpF из E. coli (Bornet et al., 2004; James et al., 2009). Более того, несколько исследований дополнительно описали снижение продукции этих поринов в устойчивых изолятах (Bornet et al., 2000; Yigit et al., 2002; Gayet et al., 2003; Doumith et al., 2009; Tran et al. , 2009). Два основных порина внешней мембраны были идентифицированы в E. cloacae и изучены с помощью анализов набухания липосом (Lee et al., 1992). Эти порины участвуют в восприимчивости к карбапенемам (Raimondi et al., 1991; Lee et al., 1992) и проявляют важную перекрестную антигенность с поринами E. aerogenes в определенных ключевых частях, например, области глазка, мембранных вставках, субъединице связи (Malléa et al., 1995). Кроме того, сообщалось об их соответствующем участии в захвате β-лактама и фторхинолона (Chevalier et al., 2000; James et al., 2009).

    Интересно, что экспрессия порина в Enterobacteriaceae быстро и заметно изменяется различными стрессовыми соединениями, присутствующими во внешней среде (Dupont et al., 2007). В течение первых часов инкубации в присутствии салицилата, новобиоцина, норфлоксацина наблюдается значительное увеличение OmpX, и эта сверхэкспрессия отрицательно контролирует синтез поринов (Dupont et al., 2007).

    Отток и проницаемость мембраны

    Кроме того, у Enterobacter sp. Активен механизм оттока, который участвует в вытеснении молекул из бактерий, таких как фторхинолоны, тетрациклин и хлорамфеникол. (Маллеа и др., 1998). Этот механизм очень эффективен, поскольку откачивающий насос AcrAB – TolC может выбрасывать около 80–90% норфлоксацина в течение первых 10–15 минут (Malléa et al., 1998). Интересно, что этот процесс зависит от энергии и требует мембранной энергии (движущей силы протона), как подробно описано (недавний обзор см. Nikaido and Pagès, 2012). Примерно 40% клинических штаммов МЛУ имеют активный отток (Chevalier et al., 2008). Были описаны гены оттока EefABC и AcrAB-TolC у E. aerogenes и изучено их участие в экспорте антибиотиков (Pradel and Pagès, 2002; Masi et al., 2005, 2006; Мартинс и др., 2010). Несколько исследований E. cloacae также сообщили о наличии оттокных насосов, принадлежащих к семействам RND и MATE (Pérez et al., 2007; He et al., 2011). Кроме того, гены AcrAB – TolC и OqxAB были охарактеризованы у изолятов клинической устойчивости E. cloacae (Pérez et al., 2007, 2012; Veleba et al., 2013). В E. aerogenes и E. cloacae сходство последовательностей и биологическая активность особенно высоки в AcrAB-TolC (Pradel and Pagès, 2002; Pérez et al., 2007). Более того, различные химические вещества, такие как салицилат, хлорамфеникол и имипенем, также способны запускать генетический каскад, контролирующий экспрессию насоса Enterobacter AcrAB – TolC (Davin-Regli et al., 2008). Регуляция, по-видимому, связана с внутренней концентрацией химических веществ, которая играет ключевую роль во время включения каскада, обеспечивающего экспрессию оттока (Valade et al., 2013).

    MarA действует как ключевой регулятор экспрессии генов порина и tolC в Enterobacteriaceae (Levy, 2002; Piddock, 2006; Alekshun and Levy, 2007; Davin-Regli et al., 2008). SoxS — еще один ключевой регулятор транскрипции, который положительно контролируется окислительным стрессом и может запускать экспрессию MarA (Masi and Pagès, 2013). Некоторые Enterobacteriaceae sp., Такие как Enterobacter, Klebsiella, Salmonella , имеют дополнительный глобальный регулятор RamA. Он играет стратегическую роль в контроле как поринов, так и экспрессии оттока, либо напрямую, либо через каскад MarA. Этот скоординированный контроль притока и оттока напрямую и эффективно регулирует внутриклеточное накопление антибактериальных агентов.Важно отметить, что это внутреннее накопление антибактериальных молекул ниже порога, соответствующего МПК, может способствовать возникновению и приобретению дополнительных механизмов устойчивости, таких как мутация-мишень, выработка детоксифицирующих ферментов (например, β-лактамаз, ацетилтрансферазы и т. Д.), А также способствовать развитию расширение фенотипа МЛУ (Nikaido and Pagès, 2012; Masi and Pagès, 2013).

    Относительно активной структуры откачивающих насосов, задействованных в E. aerogenes и E.cloacae ; мы можем предположить, что общая структурная организация сохраняется благодаря высокой консервативной гомологии между Enterobacter и E. coli . Эта структурная организация может быть сходной с недавним описанием комплекса AcrAB-TolC в E. coli (Du et al., 2014).

    Мутации и устойчивость к антибиотикам

    Что касается β-лактамных антибиотиков, то устойчивость из-за мутации-мишени случайно возникает у Enterobacter sp.Однако выявленные сегодня разнообразные β-лактамазы являются результатом серии мутаций, которые последовательно появились в исходных β-лактамазах TEM-1/2, SHV-1, OXA-1.

    Более того, штаммы, в которых цефалоспориназа AmpC была дерепрессирована, были затронуты мутациями, влияющими на сайт узнавания AmpR-промотора. Наиболее известны и изучены мутации, затрагивающие мишень фторхинолонов, а в последнее время — мутации, ответственные за устойчивость к полимиксину. Фактически, хинолоны широко назначались противомикробными средствами из-за их доказанной безопасности, высокой пероральной биодоступности, множества утвержденных показаний и бактерицидной активности.Следовательно, в микробной популяции различные аминокислотные изменения возникли из-за мутаций в областях, определяющих устойчивость к хинолонам (QRDR) клеточных генов-мишеней gyrA и parC , и придали высокий уровень устойчивости. Это один из наиболее распространенных механизмов устойчивости, выявленных среди клинических изолятов Enterobacter , несмотря на недавнюю характеристику генов плазмид-опосредованной устойчивости к хинолонам (PMQR) ( qnrA , qnrS , aac ( 6 ′) -Ib-cr , qepA и oqxAB ; Park et al., 2009; Канамори и др., 2012). В E. cloacae наблюдаются передаваемые плазмидой резистентности к QnrA и QnrS, вызывающие защиту от связывания ДНК фторхинолонов, но такие механизмы обеспечивают низкий уровень устойчивости, когда присутствуют отдельно (Corkill et al., 2005; Poirel et al., 2005 ; Huang et al., 2012; Kanamori et al., 2012). Однако такие механизмы PMRQ получили эффективное распространение и обнаруживаются более чем в 60% штаммов, поскольку было обнаружено, что они переносятся вместе с различными ESBL или β-лактамазами AmpC-типа на одной плазмиде (Park et al., 2009; Хуанг и др., 2012). Наконец, связанные с активным оттоком, мутации-мишени являются наиболее эффективными механизмами устойчивости, приводящими к высоким значениям MIC, в то время как механизмы PMRQ оказывают только аддитивный эффект на уровень устойчивости к фторхинолонам.

    Наконец, общая лекарственная устойчивость не является исключительным фенотипом для E. aerogenes , поскольку были выделены штаммы, устойчивые ко всем антибиотикам, включая замену колистина pmrA , и было описано, что они связаны с устойчивостью к колистину (Thiolas et al., 2005; Diene et al., 2013).

    Что касается пути проникновения, важно отметить, что в течение последнего десятилетия мы наблюдали появление хорошо локализованной мутации внутри сужения поры Omp36 (OmpC-подобный порин из E. aerogenes ), которые создают сильную устойчивость против β-лактамы (Де и др., 2001; Тиолас и др., 2004). Эта специфическая мутация, изменяющая характеристики пор, нарушает диффузию всех β-лактамов, включая цефалоспорины и карбапенемы, представляет собой первый тип адаптивной мутации бактериального порина в устойчивых клинических изолятах Enterobacteriacea e (Chevalier et al., 1999; Thiolas et al., 2004). Интересно, что интенсивность модификации MIC, присваиваемой конкретными остатками, зависит от структуры и заряда молекул антибиотика. В недавнем исследовании сообщается о молекулярном моделировании и динамике β-лактамов внутри канала дикого типа и мутантного канала во время перемещения молекулы извне в периплазматическое пространство (Vidal et al., 2005; James et al., 2009; Hajjar et al. ., 2010а, б). Эти данные иллюстрируют адаптивное давление, которое управляло выбором и сохранением этих конкретных остатков, которые фильтруют диффузию заряженных растворенных веществ.Участвующие в этом аминокислоты представляют собой первую защиту от проникновения вредных соединений и поддерживают пионерские исследования, в которых сообщается о различиях в чувствительности к β-лактамам в зависимости от порина (Pagès et al., 2008).

    Недавно в рамках консорциума IMI-Translocation (www.translocation.eu) были секвенированы геномы различных клинических изолятов, и предварительный анализ выявил несколько мутаций в устойчивых штаммах, которые расположены в регуляторах и мембранных белках (данные не показаны).

    Регуляция мембранных механизмов резистентности

    Различные исследования устойчивости к антибиотикам E. aerogenes и E. cloacae пролили свет на группу регуляторов семейства AraC, включая MarA, RamA, SoxS и RobA, которые связаны с фенотипом низкой чувствительности к нескольким антибиотики и биоциды, вызывая сверхэкспрессию оттока (обзор см. в Davin-Regli et al., 2008; Davin-Regli and Pagès, 2012; Pérez et al., 2012). Интересно, что роль marA и ramA была также описана в подавлении поринов и последующей устойчивости к β-лактамам у E. aerogenes , который завершает фенотип MDR клинически устойчивых штаммов (Chollet et al., 2002, 2004). Недавняя работа показала, что экспрессия другого AraC-регулятора, rarA , вносит вклад в фенотип множественной лекарственной устойчивости, генерируя через активацию оттока (Veleba et al., 2013). Этот регулятор также играет роль в развитии устойчивости к тигециклину (Veleba et al., 2013). Таким образом, регуляция MDR в Enterobacter является довольно сложной и избыточной (Davin-Regli et al., 2008; Lawler et al., 2013) и способствует быстрой адаптации клинического изолята через баланс порина и оттока. (Bornet et al., 2000, 2004). Более того, было продемонстрировано, что некоторые регуляторы двухкомпонентной системы (TCS), такие как OmpR-EnvZ, также играют ключевую роль в контроле экспрессии порина в дополнение к OmpX и малым РНКи или белкам, таким как H-NS, которые регулируют OmpF / Баланс OmpC в E.coli или синтез элементов эффлюксного насоса в E. aerogenes , соответственно (Stoorvogel et al., 1991; Masi et al., 2005; Dupont et al., 2007).

    Интересно, что касается генетического контроля экспрессии помпы; активаторы MarA, RamA и RarA, а также репрессоры MarR, RamR и AcrR могут быть тесно связаны на глобальном и локальном уровнях, чтобы совместно организовать устойчивость в клинических изолятах Enterobacter (Davin-Regli et al., 2008). В этот момент также важно упомянуть, что регулятор RamA описан в Enterobacter , Salmonella , и Klebsiella , но не описан в Escherichia , в отличие от регулятора Mar (Lawler et al., 2013).

    Иллюстрация сложной регуляции различных механизмов резистентности в Enterobacter представлена ​​на рисунке 3.

    РИСУНОК 3. Схематическое изображение механизма сопротивления и его регулирования . Представлены различные уровни регуляции: (i) уровни транскрипции и трансляции, контролируемые различными сенсорами [двухкомпонентные системы (TCS), такие как EnvZ / OmpR для поринов], глобальные регуляторы (RamA, MarA, SoxS указаны здесь) и локальные регуляторов (AcrR для оттокных насосов и OmpX для поринов), накопление триггерных метаболитов внутри бактериальной клетки также может запускать экспрессию с помощью местных или других регуляторов, MicF и MicC представляют собой небольшие интерферирующие РНК, контролирующие стабильность мРНК порина.(ii) Трансляционная и окончательная сборка мембраны в функциональной конформации (через шапероны и мембранные факторы. Порины представляют Omp35, Omp36; насосы Efflux представляют семейство AcrAB-TolC. IN — бактериальная цитоплазма; OUT — внешняя среда.

    )

    Заключение

    В течение последнего десятилетия мы наблюдали рост и снижение нескольких инфекционных эпизодов, вызванных устойчивыми штаммами Escherichia , Enterobacter , Klebsiella во французских и европейских больницах.Что касается Enterobacter , мы можем отметить последовательные волны E. cloacae , за которыми следовали E. aerogenes и теперь снова E. cloacae , зарегистрированные в больничных палатах (Potron et al., 2013). Этот вид бактерий является членом группы ESKAPE, недавно описанной как основной виновник проблемы заражения человека здоровьем (Boucher et al., 2009; Rice, 2010). Следовательно, важно изучить различные способы, используемые E. aerogenes и E.cloacae для обнаружения и реагирования на изменение условий окружающей среды и присутствие лекарств в среде.

    Интересно, что два вида Enterobacter , aerogenes и cloacae , представляют собой хорошо сохранившиеся механизмы регуляции, действующие для модулирования экспрессии поринов, интегрированных во внешнюю мембрану: например, OmpX, небольшой белок внешней мембраны, играет роль в контроле о продукции OmpF-подобного порина (Omp35) и избыточной продукции OmpX сообщается в клинических изолятах, демонстрирующих недостаточность порина (Stoorvogel et al., 1991; Dupont et al., 2007). Этот контроль белка внешней мембраны (OmpX) на синтез порина внешней мембраны, в дополнение к основному регулятору каскада резистентности, который полностью активен, присутствует в различных клинических изолятах. Это предполагает общий путь эволюции и выбор общего каскада регуляции, участвующего в адаптации мембраны к стрессам окружающей среды (Gayet et al., 2003). Что касается переносчиков лекарств, ясно, что система AcrAB – TolC, OqxAB, EmrE, MdfA и MacA присутствуют в двух видах (полное описание см. В банке данных).Кроме того, что касается регуляторов Mar, Ram и Sox, все они сохранены и активны в запуске устойчивости к антибиотикам. Интересно, что избыточный глобальный регуляторный контроль, Mar и Ram, сообщается у E. aerogenes и E. cloacae (Veleba et al., 2013). Тесная видовая близость усиливается наличием сходных регуляторов и адаптивного ответа и поддерживает описание этих видов при заражении человека и их ответную реакцию на терапию антибиотиками.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы очень признательны С. Даму за его внимательное чтение рукописи. Эта работа была поддержана Экс-Марсельским университетом. Исследование, приведшее к обсуждаемым здесь результатам, было проведено в рамках консорциума по транслокациям (http: // www.translocation.eu) и получил поддержку от совместного предприятия Innovative Medicines в рамках Соглашения о гранте No. 115525, ресурсы, которые состоят из финансовых взносов седьмой рамочной программы Европейского союза (FP / 2007–2013) и взносов натурой компаний EFPIA.

    Список литературы

    Allerberger, F., Koeuth, T., Lass-Florl, C., Dierich, M. P., Putensen, C., Schmutzhard, E., et al. (1996). Эпидемиология инфекций, вызванных мультирезистентными Enterobacter aerogenes в университетской больнице. евро. J. Clin. Microbiol. Заразить. Дис. 15, 517–521. DOI: 10.1007 / BF016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Анастей, М., Лагье, Э., Блан, В., и Шардон, Х. (2013). Epidémiologie des bêtalactamases à specter étendu (BLSE) chez les entérobactéries dans un hôpital du Sud de la France, 1997-2007. Pathol. Биол. 61, 38–43. DOI: 10.1016 / j.patbio.2012.03.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Арпин, К., Коз, С., Разбойники, А. М., Гачи, Дж. П., Бибир, К., и Квентин, К. (1996). Эпидемиологическое исследование вспышки, вызванной множественной лекарственной устойчивостью Enterobacter aerogenes , в отделении интенсивной терапии. J. Clin. Microbiol. 34, 2163–2169.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Арпин, К., Лабиа, Р., Дюбуа, В., Нури, П., Суке, М., и Квентин, К. (2002). ТЕМ-80, новая резистентная к ингибиторам β-лактамаза в клиническом изоляте Enterobacter cloacae . Антимикробный. Агенты Chemother. 46, 1183–1189. DOI: 10.1128 / AAC.46.5.1183-1189.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бертран X., Hocquet, D., Boisson, K., Siebor, E., Plésiat, P., and Talon, D. (2003). Молекулярная эпидемиология Enterobacteriaceae, продуцирующая β-лактамазу расширенного спектра, в больнице при французском университете. Внутр. J. Antimicrob. Агенты 22, 128–133. DOI: 10.1016 / S0924-8579 (03) 00098-0

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бьендо, М., Canarelli, B., Thomas, D., Rousseau, F., Hamdad, F., Adjide, C., et al. (2008). Последовательное появление в университетской больнице изолятов Enterobacter aerogenes , продуцирующих β-лактамазу и карбапенемазу с расширенным спектром действия. J. Clin. Microbiol. 46, 1037–1044. DOI: 10.1128 / JCM.00197-07

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bornet, C., Davin-Regli, A., Bosi, C., Pagès, J. M., and Bollet, C. (2000). Устойчивость Enterobacter aerogenes к имипенему опосредована проницаемостью внешней мембраны. J. Clin. Microbiol. 38, 1048–1052.

    Google Scholar

    Bornet, C., Saint, N., Fetnaci, L., Dupont, M., Davin-Régli, A., Bollet, C., et al. (2004). Omp35, новый порин Enterobacter aerogenes , участвующий в избирательной чувствительности к цефалоспоринам. Антимикробный. Агенты Chemother. 48, 2153–2158. DOI: 10.1128 / AAC.48.6.2153-2158.2004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bosi, C., Davin-Regli, A., Bornet, C., Malléa, M., Pagès, J.M., and Bollet, C. (1999). Большинство штаммов Enterobacter aerogenes во Франции принадлежат к преобладающему клону. J. Clin. Microbiol. 37, 2165–2169.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Баучер, Х. В., Талбот, Г. Х., Брэдли, Дж. С., Эдвардс, Дж. Э., Гилберт, Д., Райс, Л. Б. и др. (2009). Плохие ошибки, никаких лекарств: нет ESKAPE! новости от Общества инфекционных болезней Америки. Clin. Заразить. Дис. 48, 1–12. DOI: 10.1086/5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Carbonne, A., Arnaud, I., Maugat, S., Marty, N., Dumartin, C., Bertrand, X., et al. (2013). Национальный надзор за бактериями с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ) во Франции через сеть RAISIN: 9-летний опыт. J. Antimicrob. Chemother . 68, 954–959. DOI: 10.1093 / jac / dks464

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шаррель, Р. Н., Пажес, Ж. М., Де Микко, П.и Маллеа М. (1996). Распространенность изменения порина внешней мембраны у устойчивых к β-лактамным антибиотикам Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 40, 2854–2858.

    Google Scholar

    Chevalier, J., Malléa, M., and Pagès, J.M. (2000). Сравнительные аспекты диффузии норфлоксацина, цефепима и спермина через канал F порина Enterobacter cloacae . Biochem. J. 348 (Pt 1), 223–227. DOI: 10.1042 / 0264-6021: 3480223

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шевалье, Ж., Малфингер, К., Гарнотель, Э., Николя, П., Давин-Регли, А., и Пажес, Дж. М. (2008). Идентификация и эволюция насоса оттока лекарств в клинических штаммах Enterobacter aerogenes , выделенных в 1995 и 2003 гг. PLoS ONE 3: e3203. DOI: 10.1371 / journal.pone.0003203

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Chevalier, J., Pagès, J. M., and Malléa, M. (1999). Модификация in vivo активности порина, придающая устойчивость к антибиотикам Enterobacter aerogenes . Biochem. Биофиз. Res. Коммуна . 266, 248–251. DOI: 10.1006 / bbrc.1999.1795

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шоле, Р., Болле, К., Шевалье, Дж., Маллеа, М., Пажес, Дж. М., и Давин-Регли, А. (2002). mar operon, участвующий в формировании множественной лекарственной устойчивости Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 46, 1093–1097. DOI: 10.1128 / AAC.46.4.1093-1097.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шолле, Р., Chevalier, J., Bollet, C., Pagès, J.M., and Davin-Regli, A. (2004). RamA является альтернативным активатором каскада множественной лекарственной устойчивости в Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 48, 2518–2523. DOI: 10.1128 / AAC.48.7.2518-2523.2004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коркилл, Дж. Э., Ансон, Дж. Дж. И Харт, К. А. (2005). Высокая распространенность опосредованной плазмидой детерминанты устойчивости к хинолонам qnrA у Enterobacteriaceae с множественной лекарственной устойчивостью из культур крови в Ливерпуле, Великобритания. J. Antimicrob. Chemother. 56, 1115–1117. DOI: 10.1093 / jac / dki388

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дай В., Сун С., Ян П., Хуанг С., Чжан Х. и Чжан Л. (2013). Характеристика карбапенемаз, β-лактамаз расширенного спектра и молекулярная эпидемиология невосприимчивых к карбапенемам Enterobacter cloacae в китайской больнице в Чунцине. Заражение. Genet. Evol. 14, 1–7. DOI: 10.1016 / j.meegid.2012.10.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Давин-Регли, А., Болла, Дж. М., Джеймс, К. Э., Лавин, Дж. П., Шевалье, Дж., Гарнотель, Э. и др. (2008). Мембранная проницаемость и регуляция «притока и оттока» лекарств у патогенов энтеробактерий. Curr. Drug Targets 9, 750–759. DOI: 10.2174 / 138

    8785747824

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Давин-Регли, А., Монне, Д., Соукс, П., Бози, К., Шаррел, Р. Н., Бартелеми, А., и другие. (1996). Молекулярная эпидемиология приобретения Enterobacter aerogenes : однолетнее проспективное исследование в двух отделениях интенсивной терапии. J. Clin. Microbiol. 34, 1474–1480.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Давин-Регли А. и Пажес Дж. М. (2012). Перекрестная резистентность между биоцидами и противомикробными препаратами: возникающий вопрос. Rev. Sci. Tech. 31, 89–104.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Де, Э., Базле, А., Jaquinod, M., Saint, N., Malléa, M., Molle, G., et al. (2001). Новый механизм устойчивости к антибиотикам у Enterobacteriaceae, вызванный структурной модификацией основного порина. Мол. Microbiol. 41, 189–198. DOI: 10.1046 / j.1365-2958.2001.02501.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    De Champs, C., Sauvant, M. P., Chanal, C., Sirot, D., Gazuy, N., Malhuret, R., et al. (1989). Проспективное исследование колонизации и инфекции, вызванной членами семейства Enterobacteriaceae, продуцирующими бета-лактамазы расширенного спектра, в отделении интенсивной терапии. J. Antimicrob. Chemother. 27, 2887–2890.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    De Gheldre, Y., Maes, N., Rost, F., De Ryck, R., Clevenbergh, P., Vincent, J. L., et al. (1997). Молекулярная эпидемиология вспышки инфекций с множественной лекарственной устойчивостью Enterobacter aerogenes и появление устойчивости к имипенему in vivo. J. Clin. Microbiol. 35, 152–160.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Диен, С.М., Мерхей, В., Генри, М., Эль Филали, А., Ру, В., Роберт, К. и др. (2013). Корневище генома Enterobacter aerogenes с множественной лекарственной устойчивостью показывает, как создаются новые «клопы-убийцы» из-за симпатрического образа жизни. Мол. Биол. Evol. 30, 369–383. DOI: 10.1093 / molbev / mss236

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Думит М., Эллингтон М. Дж., Ливермор Д. М. и Вудфорд Н. (2009). Молекулярные механизмы нарушения экспрессии порина у устойчивых к эртапенему Klebsiella и Enterobacter spp.клинические изоляты из Великобритании. J. Antimicrob. Chemother. 63, 659–667. DOI: 10.1093 / jac / dkp029

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Du, D., Wang, Z., James, N.R., Voss, J.E., Klimont, E., Ohene-Agyei, T., et al. (2014). Конструкция откачивающего насоса для нескольких лекарственных препаратов AcrAB-TolC. Природа 509, 512–515. DOI: 10.1038 / природа13205

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Dugleux, G., Le Coutour, X., Hecquard, C., и Oblin, I. (1991). Септицемия, вызванная зараженными пакетами для парентерального питания: холодильник как необычная причина. J. Parent. Ent. Nutr. 15, 474–475. DOI: 10.1177 / 01486071004474

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дюмарш, П., Де Шам, К., Сирот, Д., Чаналь, К., Бонне, Р., и Сирот, Дж. (2002). Производные ТЕА Enterobacter aerogenes штаммов: распространение преобладающего клона. Антимикробный.Агенты Chemother. 46, 1128–1131. DOI: 10.1128 / AAC.46.4.1128-1131.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дюпон М., Джеймс К. Э., Шевалье Дж. И Пажес Дж. М. (2007). Ранняя реакция на стресс окружающей среды включает регуляцию OmpX и OmpF, двух порообразующих белков внешней мембраны энтеробактерий. Антимикробный. Агенты Chemother. 51, 3190–3198. DOI: 10.1128 / AAC.01481-06

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фермер, Дж.J. III, Дэвис, Б. Р., Хикман-Бреннер, Ф. У., МакВортер, А., Хантли-Картер, Г. П., Эсбери, М. А. и др. (1985). Биохимическая идентификация новых видов и биогрупп Enterobacteriaceae, выделенных из клинических образцов. J. Clin. Microbiol. 21, 46–76.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Фата Ф., Читтивелу С., Тесслер С. и Куппер Ю. (1996). Газовая гангрена руки, вызванная Enterobacter cloacae у пациента с нейтропенией. Юг.Med. J . 89, 1095–1096. DOI: 10.1097 / 00007611-1900-00014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фернандес-Бака, В., Баллестерос, Ф., Эрвас, Дж. А., Вильялон, П., и Альберти, С. (2001). Молекулярно-эпидемиологическое типирование изолятов Enterobacter cloacae из отделения интенсивной терапии новорожденных: трехлетнее проспективное исследование. J. Hosp. Заразить. 49, 173–182. DOI: 10.1053 / jhin.2001.1053

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фернандес-Куэнка, Ф., Родригес-Мартинес, Дж. М., Мартинес-Мартинес, Дж. М. и Паскуаль, Дж. М. (2006). Селекция in vivo Enterobacter aerogenes с пониженной чувствительностью к цефепиму и карбапенемам, связанной со сниженной экспрессией белка внешней мембраны 40 кДа и гиперпродукцией β-лактамазы AmpC. Внутр. J. Antimicrob. Агенты 27, 549–552. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2006.01.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Френей, Дж., Хассон, М.О., Гавини, Ф., Мадье, С., Мартра, А., Изард, Д. и др. (1988). Восприимчивость к антибиотикам и антисептикам новых видов семейства Enterobacteriaceae. Антимикробный. Агенты Chemother. 32, 873–876. DOI: 10.1128 / AAC.32.6.873

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Галани И., Сули М., Крисули З., Орланду К. и Джамареллоу Х. (2005). Характеристика нового интегрона, содержащего, bla (VIM-1) и aac (6 ’) — IIc, в клиническом изоляте Enterobacter cloacae из Греции. J. Antimicrob. Chemother. 55, 634–638. DOI: 10.1093 / jac / dki073

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Галас, М., Декусер, Ж.-В., Бретон, Н., Годар, Т., Аллоуч, Т., Пина, П. и др. (2008). Общенациональное исследование распространенности, характеристик и молекулярной эпидемиологии Enterobacteriaceae, продуцирующих β-лактамазы расширенного спектра, во Франции. Антимикробный. Агенты Chemother. 52, 786–789. DOI: 10.1128 / AAC.00906-07

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гайе, С., Chollet, R., Molle, G., Pagès, J.M., and Chevalier, J. (2003). Модификация профиля белка внешней мембраны и доказательства, свидетельствующие о наличии активного лекарственного средства в клинических штаммах Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 47, 1555–1559. DOI: 10.1128 / AAC.47.5.1555-1559.2003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джорджиу П. Р., Хэмилл Р. Дж., Райт К. Э., Версалович Дж., Койт Т. Т. и Лупски Дж. Р. (1995). Молекулярная эпидемиология инфекций, вызванных Enterobacter aerogenes : идентификация штаммов, связанных со вспышками в больницах, с помощью молекулярных методов. Clin. Заразить. Дис. 20, 84–94. DOI: 10.1093 / Clinids / 20.1.84

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Граттард, Ф., Поцетто, Б., Табард, Л., Пети, М., Рос, А., и Годен, О. Г. (1995). Характеристика внутрибольничных штаммов Enterobacter aerogenes с помощью произвольно примированного ПЦР-анализа и риботипирования. Заражение. Control Hosp. Эпидемиол. 16, 224–230. DOI: 10.2307 / 30140982

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаджар, Э., Бессонов А., Молитор А., Кумар А., Махендран К. Р., Винтерхальтер М. и др. (2010a). К скринингу антибиотиков с повышенной проницаемостью через бактериальные порины. Биохимия 49, 6928–6935. DOI: 10.1021 / bi100845x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаджар, Э., Махендран, К. Р., Кумар, А., Бессонов, А., Петреску, М., Вейнгарт, Х. и др. (2010b). Переходные шкалы времени и длины: от макроскопического потока к молекулярному механизму диффузии антибиотиков через порины. Biophys. J. 98, 569–575. DOI: 10.1016 / j.bpj.2009.10.045

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаммами С., Бутиба-Бен Бубакер И., Саидани М., Лакхал Э., Бен Хассен А., Камун А. и др. (2012). Характеристика и молекулярная эпидемиология бета-лактамазы расширенного спектра, продуцирующей Enterobacter cloacae , выделенную из тунисской больницы. Microb. Устойчивость к наркотикам. 18, 59–65. DOI: 10.1089 / mdr.2011.0074

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хампрехт, А., Poirel, L., Gottig, S., Seifert, H., Kaase, M., and Nordmann, P. (2013). Обнаружение карбапенемазы GIM-1 в Enterobacter cloacae в Германии. J. Antimicrob. Chemother. 68, 558–561. DOI: 10.1093 / jac / dks447

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    He, G.X., Thorpe, C., Walsh, D., Crow, R., Chen, H., Kumar, S., et al. (2011). EmmdR, новый член семейства переносчиков множества лекарственных средств MATE, экструдирует хинолоны из Enterobacter cloacae . Arch. Microbiol. 193, 759–765. DOI: 10.1007 / s00203-011-0738-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хуанг, С., Дай, В., Сан, С., Чжан, X., и Чжан, Л. (2012). Распространенность детерминант устойчивости к хинолонам и аминогликозидам, опосредованной плазмидами, среди нечувствительных к карбапенемам Enterobacter cloacae . PLoS ONE 7: e47636. DOI: 10.1371 / journal.pone.0047636

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Издебски, Р., Baraniak, A., Herda, M., Fiett, J., Bonten, M.J., Carmeli, Y., et al. (2014). MLST обнаруживает международные клоны потенциально высокого риска Enterobacter cloacae . J. Antimicrob. Chemother. 70, 48–56. DOI: 10.1093 / jac / dku359

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джалалуддин, С., Девастер, Дж. М., Шин, Р., Джерард, М., и Батцлер, Дж. П. (1998). Молекулярно-эпидемиологическое исследование внутрибольничных изолятов Enterobacter aerogenes в бельгийской больнице. J. Clin. Microbiol. 36, 1846–1852.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Джеймс К. Э., Махендран К. Р., Молитор А., Болла Дж. М., Бессонов А. Н., Винтерхальтер М. и др. (2009). Как бета-лактамные антибиотики проникают в бактерии: диалог с поринами. PLoS ONE 4: e5453. DOI: 10.1371 / journal.pone.0005453

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Jarlier, V., и INVS. (2014). Надзор за бактериями с множественной лекарственной устойчивостью во французских медицинских учреждениях BMR-Raisin Network Données 2012 .Сен-Морис: Institut de Veille Sanitaire. Доступно на: http://www.invs.sante.fr

    Google Scholar

    Яскульски, М. Р., Медейрос, Б. К., Борхес, Дж. В., Залевский, Р., Фонсека, М. Е., Маринович, Д. Р. и др. (2013). Оценка механизмов устойчивости к β-лактамазе, карбапенемазе KPC и порину в клинических образцах Klebsiella pneumoniae и Enterobacter spp. Внутр. J. Antimicrob. Агенты 42, 76–79. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2013.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канамори, Х., Хисакасу, Ю., Йоичи, Х., Х. Аяко, Х., Кадзуаки, А., Кунисима, Х., и др. (2012). Молекулярные характеристики β-лактамаз расширенного спектра и детерминант qnr у видов Enterobacter из Японии. PLoS ONE 7: e37967. DOI: 10.1371 / journal.pone.0037967

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаджурия, А., Прахарадж, А. К., Кумар, М., Гровер, Н. (2014). Устойчивость к карбапенемам среди видов Enterobacter в больнице третичного уровня в центральной Индии. Chemother. Res. Практик. 2014: 972646. DOI: 10.1155 / 2014/972646

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, С. Ю., Пак, Ю. Дж., Ю, Дж. К., Ким, Ю. С., и Хан, К. (2009). Распространенность и характеристики aac (6 ’) — Ib-cr в AmpC-продуцирующих Enterobacter cloacae , Citrobacter freundii и Serratia marcescens : многоцентровое исследование из Кореи. Диагн. Microbiol. Заразить. Дис. 63, 314–318. DOI: 10.1016 / j.diagmicrobio.2008.11.016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнгли, Дж. М., Ханаковски, М., и Леблан, Дж. К. (2001). Уникальная эпидемиология внутрибольничной инфекции мочевыводящих путей у детей. г. J. Infect. Контроль 29, 94–98. DOI: 10.1067 / mic.2001.111537

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лавинь, Дж. П., Сотто, А., Николя-Шануан, М.H., Bouziges, N., Bourg, G., Davin-Regli, A., et al. (2012). Проницаемость мембраны, основная функция, участвующая в устойчивости к антибиотикам и вирулентности в клинических изолятах Enterobacter aerogenes . Clin. Microbiol. Заразить. 18, 539–545. DOI: 10.1111 / j.1469-0691.2011.03607.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лавинь, Дж. П., Сотто, А., Николя-Шануан, М. Х., Бузиж, Н., Паж, Дж. М., и Давин-Регли, А. (2013). Адаптивный ответ Enterobacter aerogenes на имипенем: регуляция баланса порина в клинических изолятах. Внутр. J. Antimicrob. Агенты 41, 130–136. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2012.10.010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лоулер, А. Дж., Риччи, В., Басби, С. Дж., И Пиддок, Л. Дж. (2013). Генетическая инактивация acrAB или ингибирование оттока индуцирует экспрессию ramA. J. Antimicrob. Chemother. 68, 1551–1557. DOI: 10.1093 / jac / dkt069

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Э. Х., Коллатц, Э., Триас, Дж., И Гутманн, Л. (1992). Диффузия β-лактамных антибиотиков в протеолипосомы, восстановленные с помощью внешних мембран изогенных имипенем-чувствительных и устойчивых штаммов Enterobacter cloacae . J. Gen. Microbiol. 138, 2347–2351. DOI: 10.1099 / 00221287-138-11-2347

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Х. К., Пак, Й. Дж., Ким, Дж. Й., Чанг, Э., Чо, С. Г., Ча, Х. С. и др. (2005). Распространенность пониженной чувствительности к карбапенемам среди Serratia marcescens , Enterobacter cloacae и Citrobacter freundii и исследование карбапенемаз. Диагн. Microbiol. Заразить. Дис. 52, 331–336. DOI: 10.1016 / j.diagmicrobio.2005.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, С. Х., Чон, С. Х. и Пак, Ю. М. (2003). Характеристика blaCMY-10, нового, кодируемого плазмидой гена β-лактамазы AmpC-типа в клиническом изоляте Enterobacter aerogenes . J. Appl. Microbiol. 95, 744–752. DOI: 10.1046 / j.1365-2672.2003.02040.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Леви, С.Б. (2002). Активный отток, общий механизм устойчивости к биоцидам и антибиотикам. Symp. Сер. Soc. Прил. Microbiol. 92, 65С – 71С. DOI: 10.1046 / j.1365-2672.92.5s1.4.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маллеа М., Шевалье Дж., Борне К. Э., Эйро А., Давин-Регли А., Болле С. и др. (1998). Изменение порина и активный отток: две стратегии лекарственной устойчивости in vivo, используемые Enterobacter aerogenes . Микробиология 144, 3003–3009.DOI: 10.1099 / 00221287-144-11-3003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маллеа М., Симоне В., Ли Э. Х., Жервье Р., Коллатц Э., Гутманн Л. и др. (1995). Биологическое и иммунологическое сравнение поринов Enterobacter cloacae и Escherichia coli . FEMS Microbiol. Lett. 129, 273–279. DOI: 10.1016 / 0378-1097 (95) 00171-Z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартинс, А., Шпенглер, Г., Мартинс, М., Родригес, Л., Вивейрос, М., Давин-Регли, А. и др. (2010). Физиологическая характеристика насосной системы оттока чувствительных к антибиотикам и множественной лекарственной устойчивости Enterobacter aerogenes . Внутр. J. Antimicrob. Агенты 36, 313–318. DOI: 10.1016 / j.ijantimicag.2010.06.036

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маси М. и Пажес Дж. М. (2013). Структура, функция и регуляция белков внешней мембраны, участвующих в транспорте лекарств у Enterobactericeae: случай OmpF / C — TolC. Open Microbiol. J. 7, 22–33. DOI: 10.2174 / 1874285801307010022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маси М., Пажес Дж. М. и Прадель Э. (2006). Производство скрытого отводящего насоса EefABC в мутантах Enterobacter aerogenes , устойчивых к хлорамфениколу. J. Antimicrob. Chemother. 57, 1223–1226. DOI: 10.1093 / jac / dkl139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маси, М., Пажес, Ж.М., Виллар К. и Прадель Э. (2005). Оперон эффлюксного насоса множественного лекарственного средства eefABC репрессируется H-NS в Enterobacter aerogenes . J. Bacteriol. 187, 3894–3897. DOI: 10.1128 / JB.187.11.3894-3897.2005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Меццатеста, М. Л., Гона, Ф., и Стефани, С. (2012). Enterobacter cloacae комплекс: клиническое воздействие и возникающая устойчивость к антибиотикам. Future Microbiol. 7, 887–902.DOI: 10.2217 / fmb.12.61

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миро, Э., Алонсо, К., Наварро, Ф., Мирелис, Б., и Пратс, Г. (1995). Resistencia al imipenem en Enterobacter aerogenes . Энферм. Infecc. Microbiol. Clin. 13, 278–282.

    Google Scholar

    Миро, Э., Грюнбаум, Ф., Гомес, Л., Ривера, А., Мирелис, Б., Колл, П., и др. (2013). Характеристика ферментов, модифицирующих аминогликозиды, в клинических штаммах Enterobacteriaceae и характеристика плазмид, участвующих в их диффузии. Microb. Устойчивость к наркотикам. 19, 94–99. DOI: 10.1089 / mdr.2012.0125

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Nauciel, C., Philippon, A., Ronco, E., Pilliot, J., Guenounou, M., Paul, G., et al. (1985). Септики на Enterobacter cloacae и E. aerogenes : появление резистентных вариантов. Presse Med. 14, 673–676.

    Google Scholar

    Нойвирт, К., Зибор, Э., Лопес, Дж., Печино, А., Казмерчак, А.(1996). Вспышка TEM-24-продуцента Enterobacter aerogenes в отделении интенсивной терапии и распространение β-лактамазы расширенного спектра действия среди других членов семейства Enterobacteriacae. J. Clin. Microbiol. 34, 76–79.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Никайдо, Х., Пажес, Дж. М. (2012). Оттокные насосы с широкой специфичностью и их роль в множественной лекарственной устойчивости грамотрицательных бактерий. FEMS Microbiol. Ред. 36, 340–363. DOI: 10.1111 / j.1574-6976.2011.00290.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нордманн П., Мариотт С., Наас Т., Лабиа Р. и Николас М. Х. (1993). Биохимические свойства карбапенем-гидролизующей бета-лактамазы из Enterobacter cloacae и клонирование гена в Escherichia coli . Антимикробный. Агенты Chemother. 37, 939–946. DOI: 10.1128 / AAC.37.5.939

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пажес, Ж.М., Джеймс К. Э. и Винтерхальтер М. (2008). Порин и проникающий антибиотик: селективный диффузионный барьер грамотрицательных бактерий. Нац. Rev. Microbiol. 6, 893–903. DOI: 10.1038 / nrmicro1994

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парк, Й.-Дж., Ю, Дж.-К., Ким, С.-И., Ли, К., и Аракава, Ю. (2009). Накопление опосредованных плазмидой генов устойчивости к фторхинолонам, qepA и qnrS1, в Enterobacter aerogenes , совместно продуцирующих RmtB и β-лактамазу LAP-1 класса А. Ann. Clin. Лаборатория. Sci. 39, 55–59.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Перес А., Канле Д., Латаса К., Поза М., Бесейро А., Томас Мдел М. и др. (2007). Клонирование, нуклеотидное секвенирование и анализ откачивающего насоса AcrAB-TolC Enterobacter cloacae и определение его участия в устойчивости к антибиотикам в клиническом изоляте. Антимикробный. Агенты Chemother. 51, 3247–3253. DOI: 10.1128 / AAC.00072-07

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перес, А., Поза, М., Аранда, Дж., Латаса, К., Медрано, Ф. Дж., Томас, М., и др. (2012). Влияние активаторов транскрипции SoxS, RobA и RamA на экспрессию мультилекарственного эффлюксного насоса AcrAB-TolC в Enterobacter cloacae . Антимикробный. Агенты Chemother. 56, 6256–6266. DOI: 10.1128 / AAC.01085-12

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пестури, Н., Гарнье, Ф., Барро, О., Беду, А., Плой, М. К., и Мунье, М. (2014). Вспышка AmpC-β-лактамазы-гипер-продуцирующего Enterobacter cloacae в отделении интенсивной терапии новорожденных во французской клинической больнице. г. J. Infect. Контроль 42, 456–458. DOI: 10.1016 / j.ajic.2013.11.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пиддок, Л. Дж. (2006). Клинически значимые насосы оттока бактерий с множественной лекарственной устойчивостью, кодируемые хромосомами. Clin. Microbiol. Ред. 19, 382–402. DOI: 10.1128 / CMR.19.2.382-402.2006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pitout, J. D., Sanders, C. C., and Sanders, W. E. Jr. (1997).Устойчивость к противомикробным препаратам с акцентом на устойчивость к бета-лактамам у грамотрицательных бацилл. г. J. Med. 103, 51–59. DOI: 10.1016 / S0002-9343 (97) 00044-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Pitout, J. D. D., Thomson, K. S., Hanson, N. D., Ehrhardt, A. F., Coudron, P., and Sanders, C. C. (1998). Опосредованная плазмидами устойчивость к цефалоспоринам расширенного спектра среди штаммов Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 42, 596–600.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Poirel, L., Van De Loo, M., Mammeri, H., and Nordmann, P. (2005). Ассоциация плазмид-опосредованной устойчивости к хинолонам с бета-лактамазой расширенного спектра VEB-1. Антимикробный. Агенты Chemother. 49, 3091–3094. DOI: 10.1128 / AAC.49.7.3091-3094.2005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Potron, A., Poirel, L., Rondinaud, E., and Nordmann, P. (2013). Межконтинентальное распространение Enterobacteriaceae, продуцирующих β-лактамазу OXA-48, за 11-летний период, с 2001 по 2011 гг. евро. Surveill. 18: 20549. DOI: 10.2807 / 1560-7917.ES2013.18.31.20549

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Прадель, Э., и Пажес, Дж. М. (2002). Отводящий насос AcrAB-TolC способствует развитию множественной лекарственной устойчивости внутрибольничного патогена Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 46, 2640–2643. DOI: 10.1128 / AAC.46.8.2640-2643.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Престон, К.Э., Радомский, К. С. А., и Венеция, Р. А. (2000). Нуклеотидная последовательность хромосомного гена ampC Enterobacter aerogenes . Антимикробный. Агенты Chemother. 44, 3158–3162. DOI: 10.1128 / AAC.44.11.3158-3162.2000

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кирога, М. П., Андрес, П., Петрони, А., Солер Бистуэ, А. Дж., Герриеро, Л., Варгас, Л. Дж. И др. (2007). Сложные интегроны класса 1 с различными вариабельными областями, включая aac (6 ’) — Ib-cr, и новый аллель, qnrB10, связанный с ISCR1, в клинических изолятах энтеробактерий из Аргентины. Антимикробный. Агенты Chemother . 51, 4466–4470. DOI: 10.1128 / AAC.00726-07

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раймонди А., Траверсо А. и Никайдо Х. (1991). Устойчивые к имипенему и меропенему мутанты Enterobacter cloacae и Proteus rettgeri не имеют поринов. Антимикробный. Агенты Chemother. 35, 1174–1180. DOI: 10.1128 / AAC.35.6.1174

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роберт, Дж., Пантель, А., Меренс, А., Лавин, Дж. П., Николя-Шануан, М. Х., и группа исследования устойчивости ONERBA к карбапенемам. (2014). Показатели заболеваемости клиническими изолятами Enterobacteriaceae, продуцирующими карбапенемазу, во Франции: проспективное общенациональное исследование в 2011–2012 гг. J. Antimicrob. Chemother. 69, 2706–2712. DOI: 10.1093 / jac / dku208

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сандерс, В. Э., и Сандерс, К. С. (1997). Enterobacter spp .: патогенные микроорганизмы готовы процветать на рубеже веков. Clin. Microbiol. Ред. 10, 220–241.

    Google Scholar

    Song, E.-H., Park, K.-H., Jang, E.-Y., Lee, E.-J., Chong, Y.-P., Cho, O.-H., et al. (2010). Сравнение клинических и микробиологических характеристик пациентов с бактериемией Enterobacter cloacae и Enterobacter aerogenes : проспективное наблюдение. Диагностика. Microbiol. Заразить. Дис. 66, 436–440. DOI: 10.1016 / j.diagmicrobio.2009.11.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Stoorvogel, J., ван Бассель, М. Дж., Томмассен, Дж., и ван де Клундерт, Дж. А. (1991). Молекулярная характеристика белка внешней мембраны Enterobacter cloacae (OmpX). J. Bacteriol. 173, 156–160.

    Google Scholar

    Сабо Д., Мелан М. А., Худжер А. М., Бономо, Р. А. Худжер, К. М., Бетел, К. Р. и др. (2005). Молекулярный анализ одновременной продукции двух бета-лактамаз расширенного спектра SHV-типа в клиническом изоляте Enterobacter cloacae с использованием генотипирования по однонуклеотидному полиморфизму. Антимикробный. Агенты Chemother. 49, 4716–4720. DOI: 10.1128 / AAC.49.11.4716-4720.2005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тиолас А., Болле К., Ла Скола Б., Рауль Д. и Пажес Дж. М. (2005). Последовательное появление у пациента штаммов Enterobacter aerogenes , устойчивых к имипенему и колистину. Антимикробный. Агенты Chemother. 49, 1354–1358. DOI: 10.1128 / AAC.49.4.1354-1358.2005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тиолас, А., Bornet, C., Davin-Regli, A., Pagès, J.M., and Bollet, C. (2004). Устойчивость к имипенему, цефепиму и цефпирому, связанная с мутацией в осмопорине Omp36 Enterobacter aerogenes . Biochem. Биофиз. Res. Commun. 317, 851–856. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2004.03.130

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Торрес, Э., Лопес-Сереро, Л., Дель Торо, М. Д., и Паскуаль, А. (2014). Первое обнаружение и характеристика изолята Enterobacter aerogenes , продуцирующего OXA-48. Энферм. Infecc. Microbiol. Clin. 32, 469–470. DOI: 10.1016 / j.eimc.2013.10.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тран, К. Т., Дюпон, М., Лавин, Дж. П., Шевалье, Дж., Пажес, Дж. М., Сотто, А. и др. (2009). Возникновение механизма оттока и варианта цефалоспориназы в популяции из изолятов Enterobacter aerogenes и Klebsiella pneumoniae , продуцирующих бета-лактамазы расширенного спектра действия. Антимикробный.Агенты Chemother. 53, 1652–1656. DOI: 10.1128 / AAC.00822-08

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Valade, E., Davin-Regli, A., Bolla, J.-M., and Pagès, J.-M. (2013). «Бактериальная мембрана, ключ к контролю притока и оттока лекарств», в Антибиотики: цели, механизмы и устойчивость , редакторы CO Gualerzi, L. Brandi, A. Fabbretti и CL Pon (Weinheim: Wiley-VCH Verlag GmbH & Co КГаА), 217–240. DOI: 10.1002 / 9783527659685.ch9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Велеба, м., Де Маджумдар, С., Хорнси, М., Вудфорд, Н., и Шнайдерс, Т. (2013). Генетическая характеристика устойчивости к тигециклину клинических изолятов Enterobacter cloacae и Enterobacter aerogenes . J. Antimicrob. Chemother. 68, 1011–1018. DOI: 10.1093 / jac / dks530

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, С. А., Токарс, Дж. И., Бьянчин, П. Дж., Карсон, Л. А., Ардуино, М. Дж., Смит, А. Л. и др. (2000). Enterobacter cloacae Инфекции кровотока, вызванные зараженным альбумином человека. Clin. Заразить. Дис. 30, 35–40. DOI: 10.1086 / 313585

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йигит, Х., Андерсон, Дж. Дж., Биддл, Дж. У., Стюард, К. Д., Рашид, Дж. К., Валера, Л. Л. и др. (2002). Устойчивость к карбапенемам клинического изолята Enterobacter aerogenes связана со сниженной экспрессией аналогов порина OmpF и OmpC. Антимикробный. Агенты Chemother. 46, 3817–3822.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Copyright © 2021 Муниципальное образование «Новоторъяльский муниципальный район» Республика Марий Эл